Статья 'Факторы этнической самоидентификации современной молодежи Республики Марий Эл' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Факторы этнической самоидентификации современной молодежи Республики Марий Эл

Шабыков Виталий Иванович

кандидат философских наук

старший научный сотрудник, Марийский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории им. В.М. Васильева

424036, Россия, Республика Марий Эл, г. Йошкар-Ола, ул. Красноармейская, 44, каб. 212

Schabykov Vitaliy Ivanovich

PhD in Philosophy

Senior Scientific Associate, Mari El Scientific Research Institute of Language, Literature, and History named after V. M. Vasilyev

424036, Russia, respublika Respublika Marii El, g. Ioshkar-Ola, ul. Krasnoarmeiskaya, 44, kab. 212

sebs9-kud@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Кудрявцева Раисия Алексеевна

доктор филологических наук

профессор, кафедра финно-угорской и сравнительной филологии, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Марийский государственный университет"

424002, Россия, республика Республика Марий Эл, г. Йошкар-Ола, ул. Кремлевская, 44, каб. 302

Kudryavtseva Raisiya Alekseevna

Doctor of Philology

Professor, the department of Finno-Ugric and Comparative Philology, Mari State University

424002, Russia, respublika Respublika Marii El, g. Ioshkar-Ola, ul. Kremlevskaya, 44, kab. 302

kudsebs@rambler.ru

DOI:

10.25136/2409-7144.2020.8.33740

Дата направления статьи в редакцию:

24-08-2020


Дата публикации:

01-09-2020


Аннотация: Предмет представленного исследования – этническая идентичность в общественном сознании населения Республики Марий Эл. В ней на основе новейших социологических данных (2018) рассматриваются факторы и уровень этнической самоидентификации современной молодежи региона. Ключевые этноидентификационные факторы рассмотрены в статье зависимости от гражданско-идентификационных претензий, национальной принадлежности, места жительства и уровня образования молодых респондентов. Для создания диахронического контекста исследования этноидентификационного сознания молодежи в ХХI веке использованы данные социологических опросов 2001 и 2011 годов. Также проанализирована оценка молодежью собственного этноидентификационного уровня и критериев для определения национальности человека.    Научная новизна исследования заключена, во-первых, в самом эмпирическом материале, впервые вводимом в научный оборот в контексте выбранной темы, во-вторых, в его проблематике (специфика проявления этноидентификационных факторов в разных группах молодежи, диахронический контекст исследования, оценка молодежью собственного этноидентификационного уровня, представление о критериях для определения национальности человека), впервые рассматриваемой в региональной этносоциологической науке. В статье доказывается, что система ключевых этноидентификационных факторов, зафиксированная в ходе исследования 2018 года, была актуальной на протяжении всего ХХI века; что на первых позициях значимости остаются язык и народные традиции, но изменились количественные показатели; что значительное место, наряду с языком и народными традициями, современная молодежь уделяет таким факторам этноидентичности, как культура, место проживания, происхождение, которые ранее не актуализировались в социологических анкетах; что становятся менее привлекательными с точки зрения этноидентичности личностные характеристики (черты характера и психология, черты внешнего облика). Показано, что самый высокий самоэтноидентификационный уровень отмечен среди молодежи, наиболее привязанной к «малой родине» и месту исторического проживания этноса, а также отличающейся более широким жизненным и культурным кругозором.


Ключевые слова: этносоциология, Республика Марий Э, общественное сознание, современная молодежь, идентичность, этническая идентичность, факторы этнической самоидентификации, национальное самосознание, язык, народные традиции

Abstract: The subject of this research is the ethnic identity in public consciousness of the population of the Republic of Mari El. Based on the latest sociological data (acquired in 2018) the author reviews the factors and level of ethnic self-identification of modern youth of the region. The key ethno-identification factors are depending on civil-identification problems, ethnic affiliation, place of residence, and level of education of young respondents are examined. For creating a diachronic context for studying the ethno-identification mentality of young people in the XXI century, the author employs the data from sociological surveys carried out in 2001 and 2011. The article also analyzes the youth’s assessment of their own level ethnic identification and criteria for determination of nationality of a person. The scientific novelty consists in the empirical material introduced into scientific discourse for the first time  in the context of the selected topic, as well as the in its problematic (the specificity of manifestation ethno-identification factors in different youth groups, diachronic context of research, youth’s assessment of own ethno-identification level, representation on the criteria for determination of nationality of a person), which is also examined for the first time within the regional ethno-sociological science. The article proves that the system of key factors of ethnic identification, recorded in the course of 2018 study, was relevant throughout the entire XXI century: the language and folk traditions remain of major importance, but the quantitative indicators have changed; a significant role is also assigned to such factors as culture, place of residence, origin, which were not considered primary in the sociological surveys;  personal characteristics (character traits and psychology, appearance traits) become less meaningful from the perspective of ethnic identity. The highest self-identification level is observed among youth with showing most affection towards their “small motherland” and place of origin of the ethnos, as well as those with a broader life and cultural outlook.



Keywords:

factors of ethnic self-identifications, ethnic identity, identity, modern youth, public consciousness, Republic of Mari El, ethnic sociology, national self-consciousness, language, folk tradition

ВВЕДЕНИЕ

Проблемам этнической идентичности российских народов посвящены многочисленные работы московской школы этносоциологов и антропологов. В фундаментальных монографиях, статьях и докладах Л.М. Дробижевой [4; 5; 6; 7; 8; 9], научных исследованиях М.Н. Губогло [3], В.С. Малахова [10], О.И. Генисаретского [1] и др. обобщен огромный массив исследовательских данных и создана теоретико-методологическая база для региональных этносоциологических исследований.

Проблемы этноидентификации в Республике Марий Эл поднимаются, главным образом, в исследованиях по социологическим аспектам межнациональных отношений: монографии «По пути духовного прогресса» [21] и «Многонациональность – наше богатство» [20] В.С. Соловьева, коллективная монография «Диалектика общего и особенного развития марийского народа в условиях многонационального общества» [11], а также монографии [22; 23], научно-статистические бюллетени и научные сборники, изданные МарНИИЯЛИ им. В.М. Васильева по результатам социологических исследований и конференций разных лет [12; 13; 14; 15; 16; 17; 18; 24].

В вышеуказанных работах, безусловно, содержатся попытки определения системы этнодифференцирующих факторов в общественном сознании населения Российской Федерации и Республики Марий Эл, в том числе и молодежи. Наше исследование опирается на них и продолжает их как в научно-теоретическом, так и эмпирико-аналитическом плане. Оно направлено на уточнение, выявление и описание структуры этнической идентичности современной молодежи на новейшем социологическом материале, осмысленном в контексте предыдущего опыта социологических опросов ХХI века в Республике Марий Эл .

Цель данной статьи – на основе новейших социологических данных, а именно результатов социологического опроса «Гражданская и этническая идентичность молодежи в контексте межнациональных отношений в поликультурном пространстве» (2018) [2], рассмотреть факторы и уровень этнической самоидентификации современной молодежи Республики Марий Эл. Ключевые этноидентификационные факторы рассмотрены в зависимости от гражданско-идентификационных претензий, национальной принадлежности, места жительства и уровня образования молодых респондентов.

Для создания диахронического контекста исследования этноидентификационного сознания молодежи в ХХI веке нами использованы данные социологических исследований в Республике Марий Эл 2001 [14] и 2011 годов [24]. Также проанализированы нами оценка молодежью собственного этноидентификационного уровня и ее представление о критериях для определения национальности человека (обобщенно-отвлеченные позиции по поводу этноидентичности). В вышеуказанных аспектах и временном промежутке исследование системы этноидентификационных факторов общественного сознания современной молодежи республики проводится впервые.

Для сбора социологической информации был использован метод формально-стандартизированного интервью. В ходе исследования в 2018 году были опрошены 752 жителя Республики Марий Эл в возрасте 15–29 лет – это обучающаяся, работающая и неработающая молодежь (в 2001 году было опрошено 895 жителей республики, в 2011 году – 1300 человек, в обоих случаях примерно около 30 % составляли молодые респонденты).

Квотная выборка, как и в 2001 и 2011 годах, была рассчитана из генеральной совокупности населения республики (в соответствии с данными последней переписи населения 2010 г.) по национальной принадлежности, возрасту, полу, образованию и месту жительства. В 2018 году опрос проводился в двух из четырех городов республики (Волжске, Йошкар-Оле – столице Республики Марий Эл, сосредоточившей в себе почти всю инфраструктуру профессионального образования и соответственно насыщенной молодежной средой), а также в шести сельских районах республики (Волжском, Мари-Турекском, Медведевском, Моркинском, Сернурском и Советском) и пяти поселках городского типа (Мари-Турек, Медведево, Морки, Сернур, Советский). Опросом были охвачены примерно 50 % территориальных образований республики, что также позволило достичь репрезентативность и объективность исследования.

1. СИСТЕМА ЭТНОИДЕНТИФИКАЦИОННЫХ ФАКТОРОВ В ДИАХРОНИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ

В самом начале нового тысячелетия, в 2001 году, молодежью Республики Марий Эл в числе ключевых этнических ценностей и основных мотивов сближения с людьми своей национальности назывались язык, народные обычаи, историческое прошлое, черты характера и психология, религия (Табл. 1). Они остаются доминирующими в структуре этнического сознания молодежи и в начале второго десятилетия (в 2011 году), и в сознании современной молодежи (по данным 2018 года).

Система этноидентификационных факторов, зафиксированная нами в ходе исследования 2018 года по вопросу «Что сближает Вас с людьми вашей национальности?» (в анкете можно было выбрать несколько пунктов), и шкала их значимости для современной молодежи Республики Марий Эл выглядят следующим образом (представляем их по мере убывания значимости) (Табл. 1):

– язык (отметили 66,1 % опрошенных),

– культура (46,1 %),

– место проживания (44 %),

– народные обычаи (37,6 %),

– происхождение (37 %),

– историческое прошлое (31,4 %),

– религия (21,9 %),

– черты характера, психология (17,6 %),

– черты внешнего облика (14,8 %).

Таблица 1

Ключевые мотивы сближения молодежи Республики Марий Эл

с людьми своей национальности (в % от числа опрошенных)

Мотивы

2001

2011

2018

Происхождение

37,0

Язык

74,1

67,6

66,1

Место проживания

44,0

Народные обычаи

41,2

30,4

37,6

Историческое прошлое

25,1

26,9

31,4

Культура

46,1

Религия

17,0

16,3

21,9

Черты внешнего облика

16,2

10,1

14,8

Черты характера, психология

34,1

20,6

17,6

Одинаковое отношение к другим народам

14,8

8,8

Общая участь, одинаковое социально-общественное положение

12,9

11,8

Другое

0,9

0,0

1,7

Ничто не сближает

2,2

3,3

4,3

Затрудняюсь сказать

2,9

11,1

3,9

Таким образом, этноидентификационные факторы, признанные молодежью важными в начале «нулевых», сохранили свою безусловную актуальность и в конце второго десятилетия ХХI века. Но по количественным показателям, за исключением языка и народных обычаев (они были и остаются на первых позициях), представлены в ином порядке значимости. Если в 2001 году за языком и народными традициями по значимости шли черты характера и психология, историческое прошлое и религия, то в 2011 и 2018 годах – историческое прошлое, черты характера и психология. При этом черты характера и психология заметно теряют свое значение в роли этноидентификационного фактора: с 2001 по 2018 годы примерно в 2 раза уменьшилось число респондентов, указавших их в качестве мотивов сближения с людьми их национальности.

Изменились количественные показатели не только по позиции «черты характера и психология», но и по другим вышеуказанным ключевым факторам этноидентификации: язык – с 74,1 % до 66,1 %, народные обычаи – с 41,2 % до 37,6 %. Предположительно причину этого можно связать с тем, что в 2018 году молодежи был предложен расширенный, по сравнению с 2001 и 2011 годами, перечень вариантов ответов, а именно, были включены такие мотивы сближения с людьми своей национальности, как происхождение, культура и место проживания, как оказалось, являющихся для современной молодежи весьма важными.

Есть и объективные причины таких изменений, которые можно связать с модернизационными процессами в современном обществе, среди которых исследователи называют, к примеру, «переход к новому типу производства, профессиональную занятость, соотношение городского и сельского населения, повышение уровня образования, характер проведения свободного времени <…>, также изменения в ценностно-мотивационной сфере» [19, c. 80]. Соответственно язык начинает терять этномоделирующую и этнодифференцирующую функцию – быть средством самосохранения этноса; результатом такого процесса, как правило, становится то, что этническая идентичность «определяется вне языковой культуры» [19, c. 81]. В условиях падения интереса к языку срабатывают другие механизмы самосохранения культуры, и этнос превращается в «группу людей, разделяющих общее название и элементы культуры, обладающих концептом об общем происхождении и общей исторической памятью, ассоциирующих себя с определенной территорией и испытывающих по отношению друг к другу чувство солидарности» [19, c. 81].

Элементы этой тенденции проявляются и в общественном сознании современной молодежи. Такие мотивы сближения с людьми своей национальности, как культура и место проживания, в 2018 году заняли второе место после языка, уступая ему примерно 20 %, и заметно опередили по своей значимости народные обычаи, традиционно признаваемые населением Республики Марий Эл – как молодым, так и взрослым – этнической ценностью первостепенной значимости (41,2 % в 2001 году и 37,6 % в 2018 году) (Табл. 1).

По количественной характеристике приближен к ним и такой этноидентифицирующий фактор, как происхождение (род, родители, семья, социальная прослойка и т.д.); респонденты посчитали его гораздо более значимым, чем даже религия (ср.: соответственно 37 % и 21,9 %), а также более значимым, чем историческое прошлое (несмотря на то, что актуальность исторического прошлого как мотива сближения с людьми своей национальности, по сравнению с 2001 годом, возросла примерно на 6 %), черты характера и психология (Табл. 1).

В рассматриваемый нами период возросла этнозначимость не только исторического прошлого (от 25,1 % в 2001 году до 31,4 % в 2018 году), но и религии (с 17 % в 2001 году до примерно 22 % в 2018 году).

Всегда считалось, что религиозная вера, особенно если она неразрывно связана с исторической судьбой народа, является одним из важных способов сохранения (реконструкции) традиционной культуры этноса и важнейшим фактором этнической самоидентификации. Но в молодежном сознании усиление значимости этого фактора может быть связано не только с этим обстоятельством, но и с тем, что многие проблемы социума, обозначившиеся еще на рубеже ХХ–ХХI веков и которые в определенной мере провоцируют обращение к религии, до сих пор остаются (полностью или частично) не решенными. В гуманистических общечеловеческих ценностях, идеях духовности и внутренней чистоты, проповедуемых религией, люди продолжают искать некое спасение от циничной политики и нравственного упадка, поразившего общество.

В первые два десятилетия ХХI века менее всего привлекательными в роли этнодифференцирующих признаков неизменно остаются черты внешнего облика человека.

Далее кратко остановимся на том, как менялись взгляды молодежи разных этнических групп на мотивы сближения с людьми своей национальности в первом десятилетии ХХI века, и перейдем к характеристике этих показателей в разрезе различных цензовых образований современной молодежи.

2. МОТИВЫ СБЛИЖЕНИЯ С ЛЮДЬМИ СВОЕЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ В ЭТНОЦЕНЗОВЫХ ГРУППАХ МОЛОДЕЖИ

Заметим, что в 2001–2011 годах у русской молодежи вообще не отмечена амплитуда изменений в объеме более 10 % (их общественное сознание по ранжированию этнических ценностей, как оказалось, отличается большей стабильностью, чем у молодежи других национальностей).

У марийцев на 14,9 % уменьшилась ценностная значимость народных обычаев; у татар – на 11,1 %; особенно сильно у татарской молодежи упал показатель по религии – на 19,6 % (Табл. 2).

У татар, оказавшихся наиболее подверженными динамике этнического сознания, к 2011 году на 10,8 % увеличилось количество респондентов, признающих аксиологическую значимость исторического прошлого.

По сравнению с русской и марийской молодежью, у которой чуть ослабились позиции по таким этническим ценностям, как «черты характера, психология», «одинаковое отношение к другим народам» и «общая участь, одинаковое социально-общественное положение», у татарской, наоборот, усилилась значимость этих ценностей (Табл. 2).

Таблица 2

Мотивы сближения с людьми своей национальности

в зависимости от национальной принадлежности респондентов (в % от числа опрошенных)

Мотивы

Национальность респондентов

Русские

Марийцы

Татары

2001

2011

2001

2011

2001

2011

Язык

72,0

65,7

79,3

75,0

80,0

76,1

Народные обычаи

36,6

34,3

55,0

40,1

67,7

56,5

Историческое прошлое

25,3

32,3

27,9

25,2

7,7

18,5

Религия

25,6

22,7

17,5

14,8

63,1

43,5

Черты внешнего облика

11,6

9,3

7,2

6,3

4,6

4,3

Черты характера, психология

25,9

20,3

15,4

14,0

12,3

14,1

Одинаковое отношение

к другим народам

14,0

9,1

9,9

9,2

9,2

14,1

Общая участь, одинаковое социально-общественное положение

16,1

16,0

12,3

9,8

4,6

8,7

Другое

0,9

0,0

0,2

0,4

1,5

0,0

Ничто не сближает

1,8

2,8

2,3

2,7

0,0

1,1

Затрудняюсь сказать

3,3

9,1

3,0

5,4

1,5

2,2

В 2018 году главный этноидентифицирующий признак – язык – в наибольшей степени был выражен у марийской молодежи (73,4 %), в меньшей (примерно на 10 %) – у русской и татарской (Табл. 3).

Народные обычаи и религия в этноидентификационном контексте наиболее ценны для современной татарской молодежи (отметили около половины респондентов в каждой из двух этих позиций), чуть в меньшей степени народные традиции ценны для марийской молодежи (46 %), в наименьшей – для русской (30,2 %) (Табл. 3). По сравнению с татарской молодежью, для русских и мари мотив «религия» интересен в гораздо меньшей степени – соответственно 17,5 % и 22,3 %. Таким образом, в татарской среде в наибольшей мере присутствует тенденция сохранения этничности через межпоколенную трансляцию древних культурных (материальных и духовных) традиций народа.

Молодые мари в наибольшей мере, кроме языка, выбрали также такие мотивы: общее происхождение (почти 40 %), место проживания (почти 49 %), культура (более половины опрошенных). Культуре большое значение придают представители и всех остальных этнических групп (русские – примерно 44 %, татары – 42,4 %, остальные – почти 40 %).

Русские респонденты, по сравнению с мари и татарами, в этнической самоидентификации в большей степени придают значение историческому прошлому (36,1 %), чертам характера и психологии (почти пятая часть опрошенных) и чертам внешнего облика (около 15 %).

Черты внешнего облика, а также черты характера и психология в этноидентификационном плане сегодня имеют наибольшую значимость для других, кроме русских, мари и татар, национальностей (около 30 %).

Таблица 3

Мотивы сближения с людьми своей национальности

в зависимости от национальной принадлежности (2018) (в % от числа ответивших)

Мотивы

Национальность респондентов

Русские

Марийцы

Татары

Другие

1) происхождение

38,5

39,4

27,1

32,8

2) язык

63,9

73,4

64,4

56,9

3) место проживания

45,0

48,9

22,0

43,1

4) народные обычаи

30,2

46,0

49,2

37,9

5) историческое прошлое

36,1

28,1

27,1

29,3

6) культура

44,1

51,1

42,4

39,7

7) религия

17,5

22,3

49,3

20,7

8) черты внешнего облика

14,8

12,4

13,6

27,6

9) черты характера, психология

19,8

12,4

13,6

29,3

10) другое

1,8

1,5

0,0

5,2

11) ничто не сближает

5,6

1,1

3,4

8,6

12) затрудняюсь ответить

2,7

4,0

6,8

6,9

3. МОТИВЫ СБЛИЖЕНИЯ С ЛЮДЬМИ СВОЕЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ В РАЗРЕЗЕ ГРАЖДАНСКО-ИДЕНТИФИКАЦИОННЫХ ГРУПП МОЛОДЕЖИ

Восприятие мотивов сближения с людьми своей национальности различными гражданско-идентификационными группами молодежи можно обобщить следующим образом:

– на первом месте во всех молодежных группах по гражданской самоидентификации, национальной принадлежности, полу, возрасту, уровню образования, месту проживания и роду занятий – язык; в наибольшей степени он проявляет себя в роли этноидентифицирующего признака у молодежи с яркой выраженной гражданской региональной идентичностью (называющих себя гражданами Республики Марий Эл – 73, %), в наименьшей – у ассоциирующих себя с гражданами мира (Табл. 4);

– на этнозначимость народных обычаев указали более половины опрошенных среди называющих себя гражданами РМЭ; культуры – половина опрошенных среди идентифицирующих себя с россиянами и более половины (51,8 %) – среди считающих себя гражданами Республики Марий Эл;

– трансформация этнической идентичности по принципу замещения языкового принципа такими факторами, как происхождение, место проживания и элементы культуры, общность характера и психологических особенностей (ответ «черты характера, психология»), наиболее заметна среди респондентов, идентифицирующих себя россиянами; в то время как граждане Республики Марий Эл более привержены в этнической самоидентификации к традиционным ценностям – языку и народным обычаям;

– религия как мотив сближения с людьми своей национальности представлена примерно одинаково во всех гражданско-идентификационных группах (более 20 %), чуть в меньшей мере – в группе «граждан мира».

Таблица 4

Мотивы сближения с людьми своей национальности

в зависимости от гражданской самоидентификации (в % от числа ответивших)

Мотивы

Гражданин РМЭ

Гражданин РМЭ и россиянин

Россиянин

Гражданин мира

1) происхождение

32,1

36,1

40,6

37,3

2) язык

73,2

69,7

67,4

59,8

3) место проживания

35,7

47,3

49,3

39,6

4) народные обычаи

55,4

40,9

39,1

27,2

5) историческое прошлое

16,1

33,3

34,1

32,0

6) культура

51,8

48,7

50,0

39,1

7) религия

23,2

21,8

23,9

18,3

8) черты внешнего облика

7,1

13,4

20,3

17,2

9) черты характера, психология

14,3

14,8

24,6

18,3

10) другое

0,0

1,4

2,2

2,4

11) ничто не сближает

0,0

2,5

4,3

8,9

12) затрудняюсь ответить

3,6

3,1

2,2

4,1

3. ЭТНОИДЕНТИФИКАЦИЯ МОЛОДЕЖИ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ВОЗРАСТА, МЕСТА ЖИТЕЛЬСТВА И УРОВНЯ ОБРАЗОВАНИЯ

Почти по всем ключевым признакам этноидентичности выявлены более выраженные показатели: у респондентов в возрасте 20–24 лет (для них более важны, чем для остальных двух групп молодежи, происхождение, язык, место проживания, народные обычаи, культура, черты характера и психология) (Табл. 5); у девушек, по сравнению с юношами (язык – соответственно 72,1 % и 60,1 %; культура – 53,5 % и 39,1 %; народные обычаи – 45,2 % и 30,1 %; историческое прошлое – 34,1 % и 29 %).

Черты характера и психология для респондентов 20–24 лет примерно в три раза важнее, чем для молодежи старшей возрастной группы.

Таблица 5

Мотивы сближения с людьми своей национальности

в зависимости от возраста (в % от числа ответивших)

Мотивы

Возраст (лет)

15–19

20–24

25–29

1) происхождение

35,3

44,0

32,3

2) язык

64,2

70,0

65,3

3) место проживания

41,4

48,3

44,3

4) народные обычаи

34,5

41,5

40,1

5) историческое прошлое

26,6

34,3

39,3

6) культура

41,9

52,2

49,1

7) религия

20,4

18,4

29,9

8) черты внешнего облика

14,3

18,4

11,4

9) черты характера, психология

18,0

24,2

8,4

10) другое

1,3

3,4

0,6

11) ничто не сближает

6,1

3,4

1,2

12) затрудняюсь ответить

6,1

1,4

1,8

Сельчане, по сравнению с горожанами, традиционно значительно больше придерживаются этнических культурно-бытовых традиций, привержены тем или иным компонентам культуры. Отсюда на первом месте у сельских жителей среди мотивов сближения с людьми своей национальности находится язык, на втором месте – культура, на третьем – место проживания, далее (по убыванию степени значимости): народные обычаи, происхождение, одинаково – историческое прошлое и религия, далее – черты характера и психология, черты внешнего облика (Табл. 6).

У городской молодежи первые три мотива совпадают, дальнейшая «цепочка» несколько иная: происхождение, историческое прошлое, народные обычаи, черты характера и психология; но одинаково – религия и черты внешнего облика.

Для сельской молодежи, по сравнению с горожанами, важнее в плане этноидентификации с наибольшей разницей – традиционные факторы, в частности, язык (ср.: соответственно 83,3 % и 56,8 %), народные обычаи (44,8 % и 33,2 %), религия (27,1 % и 18,2 %); с меньшей разницей – происхождение, место проживания и культура.

Для горожан более важны, чем для селян, менее конкретные (абстрактные) понятия, например, историческое прошлое (ср.: соответственно 35,2 % и 27,1 %), и факторы, связанные с личностными характеристиками представителей этносов: черты характера и психология (показатель почти в два раза выше), черты внешнего облика (примерно в 2,3 раза выше) (Табл. 6).

Таблица 6

Мотивы сближения с людьми своей национальности

в зависимости от места жительства (в % от числа ответивших)

Мотивы

Город

Поселок

Село

1) происхождение

35,7

37,7

38,4

2) язык

56,8

65,4

83,3

3) место проживания

41,3

44,0

48,3

4) народные обычаи

33,2

38,4

44,8

5) историческое прошлое

35,2

28,9

27,1

6) культура

47,5

40,3

50,2

7) религия

18,2

23,3

27,1

8) черты внешнего облика

18,2

15,7

7,4

9) черты характера, психология

21,7

17,6

10,8

10) другое

2,9

0,6

0,5

11) ничто не сближает

5,6

5,0

1,0

12) затрудняюсь ответить

4,3

5,7

1,5

Более осознаваемы как факторы этноидентификации в группах по уровню образования с наибольшей разницей:

– происхождение, язык, черты характера и психология – респонденты с образованием 11 классов;

– народные обычаи, историческое прошлое, культура, религия – респонденты с высшим и незаконченным высшим образованием (Табл. 7).

Таблица 7

Мотивы сближения с людьми своей национальности

в зависимости от уровня образования (в % от числа ответивших)

Мотивы

8 и 9 классов

11 классов

Среднее

профессиональное

Высшее и н/з высшее

1) происхождение

35,1

41,9

33,1

34,2

2) язык

61,8

72,5

63,1

68,5

3) место проживания

40,7

46,8

45,2

45,2

4) народные обычаи

33,0

42,8

34,4

46,6

5) историческое прошлое

28,4

34,7

28,0

45,2

6) культура

38,9

51,9

45,2

63,0

7) религия

20,7

20,7

24,8

26,0

8) черты внешнего облика

14,7

18,0

9,6

16,4

9) черты характера, психология

17,5

25,7

7,6

15,1

10) другое

1,8

3,2

0,6

0,0

11) ничто не сближает

6,7

2,7

3,8

0,0

12) затрудняюсь ответить

6,0

2,7

3,2

1,4

4. ЭТНИЧЕСКИЙ САМОИДЕНТИФИКАЦИОННЫЙ УРОВЕНЬ СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ

Все этноидентификационные факторы в ранжированном виде (наивысшие показатели и группы молодежи, их продемонстрировавшие) выглядят следующим образом:

– 83,3 % – язык – сельская молодежь;

– 63 % – культура – молодежь с высшим и незаконченным высшим образованием;

– 55,4 % – народные традиции – респонденты, идентифицирующие себя с гражданами РМЭ;

– 49,3 % – место проживания – респонденты, идентифицирующие себя с россиянами;

– 49,3 % – религия – молодежь татарской национальности;

– 44 % – происхождение – молодежь в возрасте 20–24 лет;

– 39,3 % – историческое прошлое – молодежь в возрасте 25–29 лет;

– 29,3 % – черты характера и психология – молодежь других, кроме русских, мари и татар, национальностей;

– 27,6 % – черты внешности – молодежь других, кроме русских, мари и татар, национальностей.

И в завершение разговора о факторах этнической идентификации в молодежном сознании проанализируем, насколько она ощущает свою принадлежность к своей национальности.

Молодежи было предложено по 5-бальной шкале оценить свой этнический самоидентификационный уровень, в связи с чем были получены следующие результаты:

– в целом, респонденты оценили его достаточно высоко: 44,3 % опрошенных оценили его максимальным баллом, примерно пятая часть – на четыре балла;

– суммированные позиции «4» и «5» в наибольшей степени выражены у сельской молодежи (78,8 %), респондентов в возрасте 25–29 лет (77,3 %), со средним профессиональным образованием (73,2 %), у марийской молодежи (72,3 %), респондентов, идентифицирующих себя в равной мере гражданами Республики Марий Эл и России (68,6 %).

В связи с тем, что современная молодежь большое значение придает таким этноидентификационным факторам, как культура, история (историческое прошлое) и традиции своего народа, для нас представляет интерес, как она ощущает свою соотнесенность с ними и как определяет по отношению к ним свой самоидентификационный уровень.

Максимальным баллом оценили его 32,4 % опрошенных, четырьмя баллами – 26,6 % (в сумме это примерно всего лишь на 4 % меньше, чем по этим же позициям оценка общего этнического самоидентификационного уровня – ощущения своей принадлежности к своей национальности). Это еще раз подтверждает наш тезис об исключительной важности в глазах современной молодежи в качестве мотивов сближения с людьми своей национальности культуры, истории и традиций родного народа.

Самый высокий идентификационный уровень по отношению к культуре, истории, традициям своего народа (в сумме баллы «5» и «4» составляют более 72 %) отмечен у сельской молодежи (Табл. 8) и респондентов с высшим и незаконченным высшим образованием (Табл. 9).

Таблица 8

Самоидентификационный уровень респондентов по отношению к культуре, истории, традициям своего народа

в зависимости от места жительства (в % от числа опрошенных)

5-бальная шкала

Город

Поселок

Село

1

13,4

8,8

4,4

2

12,1

11,9

6,4

3

21,2

20,8

14,8

4

23,9

34,5

33,5

5

29,0

32,1

39,9

не ответили

0,4

1,9

1,0

Таблица 9

Самоидентификационный уровень респондентов по отношению к культуре, истории, традициям своего народа

в зависимости от уровня образования (в % от числа опрошенных)

5-бальная шкала

8 и 9 классов

11 классов

Среднее

профессиональное

Высшее и н/з

1

14,7

10,4

4,5

4,1

2

14,0

10,4

7,6

5,5

3

18,9

18,5

24,8

13,7

4

22,8

27,5

28,7

28,8

5

28,4

33,2

33,8

43,8

не ответили

1,2

0,0

0,6

4,1

Одинаково высоко, примерно на уровне 66–69 %, оценен идентификационный уровень по отношению к культуре, истории и народным традициям респондентами, связывающими себя с гражданами Республики Марий Эл, марийской молодежью, респондентами старшей возрастной группы молодежи, а также работающей молодежью. Чем старше молодежь, тем выше у нее самоидентификационный уровень по отношению к культуре, истории, традициям своего народа. Урбанизированная молодежь на них обращает меньше внимания.

Итак, нами проанализирована этническая самоидентификация молодежи по предложенным в анкете этнодифференцирующим признакам – мотивам сближения с людьми их национальности, а также выявлен уровень рефлексии молодежи по поводу собственной национальности.

Далее рассмотрим представление молодежи о критериях для определения национальности человека, то есть то, как она формулирует обобщенно-отвлеченные позиции по поводу этноидентичности.

5. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ МОЛОДЕЖИ О КРИТЕРИЯХ ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА

Около 30 % респондентов таким критерием считают решение самого человека, примерно пятая часть – родной язык родителей, 15,8 % – национальность отца, 13,6 % – что-то другое (без расшифровки), 8,8 % – язык общения между родителями и детьми, 5,9 % – место проживания, 5,7 % – национальность матери.

Как видим, язык (в вариантах: родной язык родителей, язык общения между родителями и детьми) в контексте формулирования молодыми респондентами общих критериев национальности уже имеет гораздо меньше значения, чем при определении мотивов, сближающих с людьми их национальности (напомним показатель – 66,1 %); такая же ситуация с местом проживания (5,9 % – как критерий для определения национальности и 44 % – как мотив сближения с людьми своей национальности).

Наивысшие показатели по критериям для определения национальности человека по группам молодежи:

– 41,4 % – решение самого человека – респонденты других, кроме русских, мари и татар, национальностей (этот ответ занимает лидирующее положение – более 30 % – и во многих других группах молодежи; его придерживаются 34,4 % неработающей молодежи, 33,7 % «граждан мира», 33,3 % считающих себя россиянами, 32,9 % респондентов в возрасте 15–19 лет, 32,6 % молодежи с образованием 8–9 классов, 32,2 % юношей, 31,4 % русских, 30,8 % жителей поселков, 30,6 % обучающейся молодежи);

– 33,9 % – родной язык родителей – называющие себя гражданами Республики Марий Эл;

– 25,4 % – национальность отца – татарская молодежь (Табл. 10);

– 21,9 % – язык общения между родителями и детьми – неработающая молодежь.

– 20,4 % – что-то другое (без расшифровки) – называющие себя россиянами;

– 10,7 % – национальность матери – называющие себя гражданами Республики Марий Эл;

– 8,7 % – место проживания – называющие себя россиянами.

Таблица 10

Критерии для определения национальности человека

в зависимости от национальной принадлежности (в % от числа опрошенных)

Критерии

Национальность респондентов

Русские

Марийцы

Татары

Другие

1) национальность отца

15,4

15,0

25,4

13,8

2) национальность матери

4,7

6,9

8,5

3,4

3) решение самого человека

31,4

24,8

23,7

41,4

4) место проживания

5,9

6,6

0,0

6,9

5) родной язык родителей

12,7

30,7

27,1

12,1

6) язык общения между родителями и детьми

12,7

5,1

5,1

6,9

7) что-то другое

16,6

10,6

10,2

15,5

8) не ответили

0,6

0,3

0,0

0,0

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, система ключевых этноидентификационных факторов, зафиксированная нами в ходе исследования 2018 года, была актуальной на протяжении обоих десятилетий ХХI века. Неизменно на первых позициях значимости остаются язык (в доминирующей роли во всех молодежных группах по гражданской идентификации, национальной принадлежности, полу, возрасту, месту проживания) и народные традиции. Но изменились количественные показатели, в том числе в разных группах молодежи. Значительное место, наряду с языком и народными традициями, современная молодежь уделяет таким факторам этноидентичности, как культура, место проживания, происхождение, которые ранее не актуализировались в социологических анкетах. Становятся менее привлекательными с точки зрения этноидентичности личностные характеристики (черты характера и психология, черты внешнего облика).

Самый высокий самоэтноидентификационный уровень и идентификационный уровень по отношению к культуре, истории и традициям своего народа – ключевым факторам этноидентичности – отмечен среди той части молодежи, которая более привязана к «малой родине» и месту исторического проживания этноса (сельская, марийская молодежь, те, кто считает себя гражданином Республики Марий Эл / в равной мере гражданином Республики Марий Эл и России), а также среди молодежи, отличающейся более широким жизненным и культурным кругозором (старшая возрастная группа молодежи, со средним профессиональным / высшим или незаконченным высшим образованием, работающая молодежь).

Для современной молодежи язык (родной язык родителей, язык общения между родителями и детьми) в контексте формулирования ею общих критериев национальности менее значим, чем при определении мотивов, сближающих с людьми их национальности.

Библиография
1.
Генисаретский О.И. Этничность в зазоре между этнополитикой и этнокультурой // URL: http://www.intelros.ru/intelros/reiting/reyting_09/material_sofiy/5235-yetnichnost-v-zazore-mezhdu-yetnopolitikoj-i-yetnokulturoj.html (дата обращения: 11.07.2020).
2.
Гражданская и этническая идентичность молодежи в контексте межнациональных отношений в поликультурном пространстве (материалы социологического исследования в Республике Марий Эл 2018 года): науч.-статист. бюллетень / МарНИИЯЛИ; авт.-сост. В.И. Шабыков. Йошкар-Ола, 2018. 185 с.
3.
Губогло М.Н. Идентификация идентичности: этносоциологические очерки / Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. М.: Наука, 2003. 764 с.
4.
Дробижева Л.М. Гражданская и этнонациональная идентичность как ресурс консолидации общества // Роль и место национально-культурной автономии в гармонизации межэтнических отношений в регионах России: сб. материалов межд. конф. Казань: Отечество, 2017. С. 38–43.
5.
Дробижева Л.М. Национально-гражданская и этническая идентичность: проблемы позитивной совместимости // Россия реформирующаяся: ежегодник / Ин-т социологии РАН; отв. ред. М.К. Горшков. Вып. 7. М., 2008. С. 214–228. URL: https://www.civisbook.ru/files/File/Nacionalno-grajd.pdf (дата обращения: 10.06.2020);
6.
Дробижева Л.М. Этничность в современном обществе: новые подходы, старые мифы, социальные практики // Вестник Института социологии. 2010. № 1. С. 429–442.
7.
Дробижева Л.М. Этничность в социально-политическом пространстве Российской Федерации. Опыт 20 лет. М.: Новый хронограф, 2013. 336 с.
8.
Дробижева Л.М., Рыжова С.В. Гражданская и этническая идентичность россиян: совместимость или противостояние // Российское общество и вызовы времени. Книга вторая / отв. ред. М.К. Горшков, В.В. Петухов. М.: Изд-во Весь мир, 2015. С. 176–197.
9.
Дробижева Л.М., Рыжова С.В. Российская, республиканская, этническая идентичность в Татарстане // Позитивные межнациональные отношения и предупреждение нетерпимости: опыт Татарстана в общероссийском контексте: монография / Ин-т социологии РАН; под ред. Л.М. Дробижевой, С.В. Рыжовой. М.-СПб.: Нестор-История, 2016. С. 33–41.
10.
Малахов В.С. Настоящее и будущее «национальной политики» в России // URL: http://www.intelros.ru/pdf/prognosis/144-159_malahov.pdf (дата обращения: 09.06.2020).
11.
Маслихин А.В., Гаврилов Н.Н., Маслихин В.Д. Диалектика общего и особенного развития марийского народа в условиях многонационального общества: монография / Мар. гос. ун-т. Йошкар-Ола, 2002. 200 с.
12.
Межконфессиональные и межнациональные отношения в Республике Марий Эл (материалы социологического исследования 2018 года): науч.-статист. бюллетень / МарНИИЯЛИ им. В.М. Васильева; авт.-сост. В.И. Шабыков, О.В. Орлова. Йошкар-Ола, 2018. 192 с.
13.
Межконфессиональные и межнациональные отношения в Республике Марий Эл (материалы социологического исследования 2015 года): науч.-статист. бюллетень / МарНИИЯЛИ им. В.М. Васильева; В.И. Шабыков, О.В. Орлова, Г.С. Зеленеева и др. Йошкар-Ола, 2016. 181 с.
14.
Межнациональные отношения в Республике Марий Эл (материалы социологического исследования 2001 года): науч.-статист. бюллетень / МарНИИЯЛИ им. В.М. Васильева; сост. В.И. Шабыков. Йошкар-Ола, 2002. 153 с.
15.
Молодежь Республики Марий Эл (по материалам социологических исследований): сб. ст. Вып. 3. Йошкар-Ола, 2008. 176 с.
16.
Молодёжь Республики Марий Эл (реализация государственной молодёжной политики в Республике Марий Эл). Вып. 4. Йошкар-Ола, 2009. 160 с.
17.
Молодежь Республики Марий Эл (семья и школа): сб. ст. Вып. 5. Йошкар-Ола, 2011. 233 с.
18.
Молодежь Республики Марий Эл: сб. материалов Респуб. науч.-практ. конф. «Реализация государственной молодежной политики в Республике Марий Эл: проблемы и перспективы». Вып. 6. Йошкар-Ола, 2012. 262 с.
19.
Очирова Н.Г. Трансформация этнической идентичности в первом десятилетии ХХI в. (на материалах Республики Калмыкия) // Научная мысль Кавказа. 2017. № 4. С. 78–85.
20.
Соловьев В.С. Многонациональность – наше богатство. Йошкар-Ола: Мар. кн. изд-во, 1991. 124 с.
21.
Соловьев В.С. По пути духовного прогресса. Йошкар-Ола: Мар. кн. изд-во, 1987. 161 с.
22.
Шабыков В.И. Межэтнические отношения в Республике Марий Эл в конце ХХ – начале ХХI века: монография. Йошкар-Ола, 2014. 314 с.
23.
Шабыков В.И. Ценностная парадигма общественного сознания в Республике Марий Эл (на материале социологических исследований): монография / МарНИИЯЛИ. Йошкар-Ола, 2016. 176 с.
24.
Шабыков В.И., Орлова О.В., Зеленеева Г.С., Чемышев М.В. Научно-статистический бюллетень «Межнациональные и межконфессиональные отношения в Республике Марий Эл (материалы социологического исследования 2011 года) // Социологические исследования межнациональных и межконфессиональных отношений: материалы межрег. науч.-практ. конф. (7 июня 2012 г.) / МарНИИЯЛИ им. В.М. Васильева; науч. ред. О.В. Орлова и В.И. Шабыков. Йошкар-Ола 2013. С. 163–431.
References (transliterated)
1.
Genisaretskii O.I. Etnichnost' v zazore mezhdu etnopolitikoi i etnokul'turoi // URL: http://www.intelros.ru/intelros/reiting/reyting_09/material_sofiy/5235-yetnichnost-v-zazore-mezhdu-yetnopolitikoj-i-yetnokulturoj.html (data obrashcheniya: 11.07.2020).
2.
Grazhdanskaya i etnicheskaya identichnost' molodezhi v kontekste mezhnatsional'nykh otnoshenii v polikul'turnom prostranstve (materialy sotsiologicheskogo issledovaniya v Respublike Marii El 2018 goda): nauch.-statist. byulleten' / MarNIIYaLI; avt.-sost. V.I. Shabykov. Ioshkar-Ola, 2018. 185 s.
3.
Guboglo M.N. Identifikatsiya identichnosti: etnosotsiologicheskie ocherki / In-t etnologii i antropologii im. N.N. Miklukho-Maklaya. M.: Nauka, 2003. 764 s.
4.
Drobizheva L.M. Grazhdanskaya i etnonatsional'naya identichnost' kak resurs konsolidatsii obshchestva // Rol' i mesto natsional'no-kul'turnoi avtonomii v garmonizatsii mezhetnicheskikh otnoshenii v regionakh Rossii: sb. materialov mezhd. konf. Kazan': Otechestvo, 2017. S. 38–43.
5.
Drobizheva L.M. Natsional'no-grazhdanskaya i etnicheskaya identichnost': problemy pozitivnoi sovmestimosti // Rossiya reformiruyushchayasya: ezhegodnik / In-t sotsiologii RAN; otv. red. M.K. Gorshkov. Vyp. 7. M., 2008. S. 214–228. URL: https://www.civisbook.ru/files/File/Nacionalno-grajd.pdf (data obrashcheniya: 10.06.2020);
6.
Drobizheva L.M. Etnichnost' v sovremennom obshchestve: novye podkhody, starye mify, sotsial'nye praktiki // Vestnik Instituta sotsiologii. 2010. № 1. S. 429–442.
7.
Drobizheva L.M. Etnichnost' v sotsial'no-politicheskom prostranstve Rossiiskoi Federatsii. Opyt 20 let. M.: Novyi khronograf, 2013. 336 s.
8.
Drobizheva L.M., Ryzhova S.V. Grazhdanskaya i etnicheskaya identichnost' rossiyan: sovmestimost' ili protivostoyanie // Rossiiskoe obshchestvo i vyzovy vremeni. Kniga vtoraya / otv. red. M.K. Gorshkov, V.V. Petukhov. M.: Izd-vo Ves' mir, 2015. S. 176–197.
9.
Drobizheva L.M., Ryzhova S.V. Rossiiskaya, respublikanskaya, etnicheskaya identichnost' v Tatarstane // Pozitivnye mezhnatsional'nye otnosheniya i preduprezhdenie neterpimosti: opyt Tatarstana v obshcherossiiskom kontekste: monografiya / In-t sotsiologii RAN; pod red. L.M. Drobizhevoi, S.V. Ryzhovoi. M.-SPb.: Nestor-Istoriya, 2016. S. 33–41.
10.
Malakhov V.S. Nastoyashchee i budushchee «natsional'noi politiki» v Rossii // URL: http://www.intelros.ru/pdf/prognosis/144-159_malahov.pdf (data obrashcheniya: 09.06.2020).
11.
Maslikhin A.V., Gavrilov N.N., Maslikhin V.D. Dialektika obshchego i osobennogo razvitiya mariiskogo naroda v usloviyakh mnogonatsional'nogo obshchestva: monografiya / Mar. gos. un-t. Ioshkar-Ola, 2002. 200 s.
12.
Mezhkonfessional'nye i mezhnatsional'nye otnosheniya v Respublike Marii El (materialy sotsiologicheskogo issledovaniya 2018 goda): nauch.-statist. byulleten' / MarNIIYaLI im. V.M. Vasil'eva; avt.-sost. V.I. Shabykov, O.V. Orlova. Ioshkar-Ola, 2018. 192 s.
13.
Mezhkonfessional'nye i mezhnatsional'nye otnosheniya v Respublike Marii El (materialy sotsiologicheskogo issledovaniya 2015 goda): nauch.-statist. byulleten' / MarNIIYaLI im. V.M. Vasil'eva; V.I. Shabykov, O.V. Orlova, G.S. Zeleneeva i dr. Ioshkar-Ola, 2016. 181 s.
14.
Mezhnatsional'nye otnosheniya v Respublike Marii El (materialy sotsiologicheskogo issledovaniya 2001 goda): nauch.-statist. byulleten' / MarNIIYaLI im. V.M. Vasil'eva; sost. V.I. Shabykov. Ioshkar-Ola, 2002. 153 s.
15.
Molodezh' Respubliki Marii El (po materialam sotsiologicheskikh issledovanii): sb. st. Vyp. 3. Ioshkar-Ola, 2008. 176 s.
16.
Molodezh' Respubliki Marii El (realizatsiya gosudarstvennoi molodezhnoi politiki v Respublike Marii El). Vyp. 4. Ioshkar-Ola, 2009. 160 s.
17.
Molodezh' Respubliki Marii El (sem'ya i shkola): sb. st. Vyp. 5. Ioshkar-Ola, 2011. 233 s.
18.
Molodezh' Respubliki Marii El: sb. materialov Respub. nauch.-prakt. konf. «Realizatsiya gosudarstvennoi molodezhnoi politiki v Respublike Marii El: problemy i perspektivy». Vyp. 6. Ioshkar-Ola, 2012. 262 s.
19.
Ochirova N.G. Transformatsiya etnicheskoi identichnosti v pervom desyatiletii KhKhI v. (na materialakh Respubliki Kalmykiya) // Nauchnaya mysl' Kavkaza. 2017. № 4. S. 78–85.
20.
Solov'ev V.S. Mnogonatsional'nost' – nashe bogatstvo. Ioshkar-Ola: Mar. kn. izd-vo, 1991. 124 s.
21.
Solov'ev V.S. Po puti dukhovnogo progressa. Ioshkar-Ola: Mar. kn. izd-vo, 1987. 161 s.
22.
Shabykov V.I. Mezhetnicheskie otnosheniya v Respublike Marii El v kontse KhKh – nachale KhKhI veka: monografiya. Ioshkar-Ola, 2014. 314 s.
23.
Shabykov V.I. Tsennostnaya paradigma obshchestvennogo soznaniya v Respublike Marii El (na materiale sotsiologicheskikh issledovanii): monografiya / MarNIIYaLI. Ioshkar-Ola, 2016. 176 s.
24.
Shabykov V.I., Orlova O.V., Zeleneeva G.S., Chemyshev M.V. Nauchno-statisticheskii byulleten' «Mezhnatsional'nye i mezhkonfessional'nye otnosheniya v Respublike Marii El (materialy sotsiologicheskogo issledovaniya 2011 goda) // Sotsiologicheskie issledovaniya mezhnatsional'nykh i mezhkonfessional'nykh otnoshenii: materialy mezhreg. nauch.-prakt. konf. (7 iyunya 2012 g.) / MarNIIYaLI im. V.M. Vasil'eva; nauch. red. O.V. Orlova i V.I. Shabykov. Ioshkar-Ola 2013. S. 163–431.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная работа интересна прежде всего тем, что на основе полученных социологических данных, а именно результатов социологического опроса «Гражданская и этническая идентичность молодежи в контексте межнациональных отношений в поликультурном пространстве», рассматриваются факторы и уровень этнической самоидентификации современной молодежи Республики Марий Эл. В целом постановка проблемы этнической самоидентификации молодежи не нова, в научном дискурсе сложились системные направления междисциплинарных и конечно же социологических исследований и этнической самоидентификации как таково, и также в отношении молодежи или какой-либо иной социальной группы. Но очевидно, что региональный аспект здесь представляется наиболее любопытным, поэтому автор правильно уловил потребность в такого рода исследованиях на материалах регионов России.
На мой взгляд, основное ядро исследований состоит в том, что в современных российских условиях у многих малых народов быстрыми темпами идут процессы унификации культуры, утраты национальных черт образа жизни, хозяйственной деятельности и даже языка, то есть - деэтнизации. Посредством деэтнизации осуществляется мировая культурная глобализация. В исторической перспективе деэтнизация сопровождает этногенез любого социума, поскольку этот процесс диалетический. С переходом мирового сообщества к рыночной модернизации деэтнизация социумов ускоряется. Вместе с тем современная цивилизация, осознавая самоценность культурно-исторического разнообразия для человечества, стремится к его сохранению. Поэтому проблема детерминации этничности актуализируется тем больше, чем больше угроз для нее несет современный мир. Исследование проблем формирования этнической идентичности у малых народов имеет важный научный и практический интерес. В этом смысле статья и своевременна, и актуальна и к тому же содержит анализ результатов прикладного исследования, что позволяет верифицировать полученные выводы.
Очень важно, что автором выделены ключевые этноидентификационные факторы, которые рассмотрены в зависимости от гражданско-идентификационных претензий, национальной принадлежности, места жительства и уровня образования молодых респондентов. Также проанализированы результаты оценивания молодежью собственного этноидентификационного уровня и ее представления о критериях для определения национальности человека (обобщенно-отвлеченные позиции по поводу этноидентичности).
Каким же образом выделение этноидентификационных факторов позволило автору реализовать цель исследования и представить его основные результаты в настоящей статье? Судя по работе, можно выделить три основных момента в связи с этим: 1) обоснование применимости этноидентификационных факторов, признанных молодежью важными в начале «нулевых», к современной ситуации (в этой связи автор проследил «эволюцию» данных факторов и отразил этот аспект в своем материале); 2) прослеживание объективных причин в изменениях этнической самоидентификации современной молодежи Республики Марий Эл в связи с модернизационными процессами в современном обществе (имеются в виду, например, такие процессы, как переход к новому типу производства, профессиональная занятость, соотношение городского и сельского населения, повышение уровня образования и др.); 3) анализ мотивов сближения с людьми своей национальности в этноцензовых группах молодежи. Эти моменты я считаю наиболее значимыми в статье, полагаю, что результаты исследования в этом также укрепили и мнение автора.
Между тем значимым результатом следует признать и сравнительный анализ мотивов сближения с людьми своей национальности в зависимости от национальной принадлежности респондентов; приведены данные сравнения русской и марийской молодежи, у которой чуть ослабились позиции по таким этническим ценностям, как «черты характера, психология», «одинаковое отношение к другим народам» и «общая участь, одинаковое социально-общественное положение», у татарской, наоборот, усилилась значимость этих ценностей. Полагаю, что такое сравнение нуждается в методологической выверенности с точки зрения интерпретации причин такого рода расхождений, в противном случае анализ в цифрах лишь отражает текущее состояние исследуемых процессов, но никак не их природу и причинность.
Как известно, социологисчитают, что формирование этничности идёт по четырём основным направлениям. В национальной группе помимо моноэтнической идентификации (когда ребёнок отождествляет себя с культурой родителей, или одного из них в случае национально-смешанного брака), может осуществляться моноэтническая идентификация с чуждой этнической группой; биэтническая идентификация, когда люди осознают своё сходство с двумя группами и обладают компетентностью в двух культурах; маргинализация этнической идентичности, когда представители группы балансируют между двумя культурами, не овладевая в должной мере нормами и ценностями ни одной из них. В условиях унификации материальной культуры, снижения идентификационной роли национального языка и некоторых других этнических признаков возникает вопрос, какие из указанных процессов характеризуют становление этнической идентичности в самосознании калмыцкой студенческой молодёжи. Автор обратил внимание на эти направления и более того – обосновал необходимость применения этноидентификационных факторов, что и было продемонстрировано в условиях прикладного социологического исследования.
Кстати, о прикладном исследовании. Мне показалось странным, что автор не посчитал необходимым описать инструментарий эмпирического исследования, включая такие его особенности как выборка, этапность, погрешности, когортность и т.д. К сожалению, без этих данных статья явно проигрывает, поскольку мы должны верифицировать результаты. Кроме того, я бы посоветовал автору сократить число таблиц, заменив их интерпретацией результатов. Этого явно материалу недостает, а «игра цифрами» удивительным образом может отдалить нас от понимания авторской концепции.
Таким образом, статья нуждается в доработке.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью «Факторы этнической самоидентификации современной молодежи Республики Марий Эл»
Предмет исследования – процессы этноидентификации молодежи в Республике Марий Эл. Целью рецензируемой публикации стал анализ факторов и уровень этнической самоидентификации современной молодежи Республики Марий Эл на основе авторских и привлеченных социологических данных. Цель исследования сформулирована четко и отражает суть проведенного исследования.
Методология региональных этносоциологических исследований исследования, представленных в статье, опирается на научные исследования в области этноидентификации Л.М. Дробижевой, М.Н. Губогло, В.С. Малахова, О.И. Генисаретского, а также на социологические работы в области межнациональных отношений. Опираясь на данные исследования осуществлена разработка система этноидентификационных факторов общественного сознания современной молодежи республики. Но здесь хотелось бы обратить внимание на необходимость презентации данной системы в более наглядном виде. Для демонстрации своих выводов авторы опираются на данные социологических исследований в Республике Марий Эл 2001 и 2011 годов, а также данные собственного репрезентативного исследования 2018 года.
Актуальность рецензируемой работы связана с тем, что проблематика этноидентификации стала одной из главных тем в общественной мысли конца XX столетия, прочно войдя в язык современных исследователей в сфере этносоциологии. Особую актуальность работе придает обращение к молодежи, которая вступаю в процесс социокультурного воспроизводства, задает основные тенденции развития российского этноконфессионального пространства.
Научная новизна работы связана с выявлением в молодежной среде системы ключевых этноидентификационных факторов, в которой ключевые позиции занимают язык и народные традиции. Кроме того в статье показана актуализация таких факторов этноидентичности как культура, место проживания, происхождение. В данной работе также проанализированы критерии отнесения к национальности и этноидентификационный уровень молодежи. Интерес с точки зрения этносоциологии представлет фиксация того факта, что самый высокий самоэтноидентификационный уровень и идентификационный уровень по отношению к культуре, истории и традициям своего народа отмечается «среди той части молодежи, которая более привязана к «малой родине» и месту исторического проживания этноса, а также среди молодежи, отличающейся более широким жизненным и культурным кругозором». Научные положения, выводы и рекомендации, сформулированные в статье, подкреплены убедительными фактическими данными, наглядно представленными в приведенных таблицах.
В целом содержательная часть рецензируемой публикации соответствует всем требованиям научного текста, отражает своё название. Данная публикация характеризуется общей последовательностью, структурированностью, грамотностью изложения.
Библиография работы широкая. Автор дает ссылки на 24 источника, которые отражают как результаты теоретических, так и эмпирических исследований. Апелляция к оппонентам присутствует в полной мере.
Выводы четко сформулированы, конкретны и обоснованы. Они свидетельствуют о полной реализации исследовательской цели. Работа является расширяющей поле региональных этносоциологических исследований. Она будет представлять интерес для представителей этносоциологии и социологии молодежи. Статья «Факторы этнической самоидентификации современной молодежи Республики Марий Эл» имеет научно-практическую значимость. Работа может быть опубликована.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"