Статья 'Депривационный подход к оценке и анализу бедности работающего населения в регионе.' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Депривационный подход к оценке и анализу бедности работающего населения в регионе

Каримов Айбулат Галимьянович

кандидат социологических наук

Ведущий научный сотрудник, Институт социально-экономических исследований – обособленное структурное подразделение Федерального государственного бюджетного научного учреждения Уфимского федерального исследовательского центра Российской академии наук

450097, Россия, Уфа область, г. Уфа, ул. Проспект Октября, 71

Karimov Aibulat Galim'yanovich

PhD in Sociology

Leading Scientific Associate, Institute of Socioeconomic Research – Branch of Ufa Federal Research Center of the Russian Academy of Sciences

450097, Russia, Ufa oblast', g. Ufa, ul. Prospekt Oktyabrya, 71

karaigal@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2020.6.33239

Дата направления статьи в редакцию:

16-06-2020


Дата публикации:

06-07-2020


Аннотация: В работе представлены некоторые результаты исследования проблемы бедности работающего населения с позиции депривационного подхода. Произведен анализ используемых подходов к оценке и измерению бедности, обоснована перспективность депривационного подхода и его потенциальная возможность использования для более комплексного и углубленного изучения бедных домохозяйств в современных российских условиях. Показаны преимущества депривационного подхода, заключающиеся в его привязке к средним стандартам уровня жизни в стране и возможности оценить недостатки в удовлетворении широкого спектра имеющихся потребностей потребностей домохозяйства и индивида. Приведены отдельные результаты социологического опроса, проведенного Институтом социально-экономических исследований УФИЦ РАН. Представлен список лишений, согласно которому была выделена группа бедных по депривациям.    Выявлены существенные различия в оценках представителей «работающих бедных» выделенных по признаку лишений, от других групп респондентов. Проведенный анализ позволил выявить оторванность группы бедных по депривациям от всего населения, их существенную исключенность из повседневной жизни общества. Выяснилось, что бедные, выделенные по депривационному признаку не только ограничены в плане материальной обеспеченности и источниках преодоления финансовых трудностей, проблема их бедности усугубляется также психологическими особенностями таких людей – постоянные лишения формируют «психологию бедняка» для которой характерны неуверенность в себе, безынициативность, отсутствие стремлений изменить к лучшему.


Ключевые слова: Бедность, Работающие бедные, Депривационный подход, Лишения, Регион, Прожиточный минимум, Уровень жизни, Качество жизни, Социальное неравенство, Материальные затруднения

Abstract: This article presents some results of studying the problem of poverty among working population from the perspective of deprivation approach. The author analyzes the used approaches towards assessment of poverty, substantiates the viability of deprivation approach and its potential utilization for more comprehensive research of households within the poverty level in the current Russian conditions. The article displays the advantaged of deprivation approach that consists in its linkage to the average living standards in the country, and possibility of assessment of flaws in meeting a wide variety of needs of the households and an individual. A list of deprivations according to which was distinguished the group of population within poverty level is described. The author determines essential differences in assessments of the representatives of “working poor population” distinguished on the grounds of deprivations from other groups of respondents. The conducted analysis allowed revealing the alienation of the group of poor people based on deprivations from the entire population, their essential exclusion from the everyday life of the society. The author underlines that poor people distinguished on the grounds of deprivations are limited not only financially and in sources for overcoming financial difficulties, but the problem of their poverty also worsens by psychological peculiarities of such people – constant deprivations form the “psychology of a poor man”, characterized by insecurities, complacence, and no desire to strive for improvement.  



Keywords:

Social inequality, quality of life, standard of living, living wage, region, deprivations, Deprivational approach, The working poor, poverty, Material difficulties

Выбор методологического подхода к оценке и анализу бедности работающего населения является очень важным и сложным этапом исследования, в значительной мере определяющим процесс его реализации и результативность, поскольку, в конечном счете, именно от него зависит точность и объективность полученных результатов, а также выбор стратегии, механизмов и инструментов, направленных на ее преодоление.

Наиболее разработанными и широко используемыми подходами к исследованию бедности являются следующие: абсолютный, относительный и субъективный. В России при определении уровня бедности используют концепцию абсолютной бедности, которая выражается как сопоставление величины прожиточного минимума и уровня текущих денежных доходов, рассчитанного в среднем за месяц. В большинстве экономически развитых стран при определении бедности используют относительный подход, в соответствии с которым бедность определяется уровнем потребления нуждающихся с учетом принятых в данном обществе средних стандартов потребления. В свою очередь, в рамках относительного подхода используются две методики выделения бедности: «депривационная методика» – основанная на выделении бедных исходя из списка испытываемых респондентами лишений в «натуральной форме» и методика, реализуемая на основе соотношения среднедушевых доходов респондентов с медианным (реже средним) их показателями, что позволяет определить границу, ниже которой поддержание приемлемого образа жизни становится невозможным. Еще реже применяется субъективный подход к выделению бедности, в основе которого лежат самооценки населения.

Согласно большинству существующих определений, «бедность» заключается в неспособности поддерживать общепринятый уровень жизни. Классическое понимание рыночной экономики предполагает, что все создаваемые блага поступают к потребителям посредством приобретения на рынке. Таким образом, блага получают стоимостную оценку, а доходы выступают мерой стоимости воспроизводства уровня жизни. Однако оценка уровня жизни индивида или группы по доходам не всегда дает адекватный результат, поскольку блага могут миновать рынок и предоставляться в натуральной форме без какой либо оплаты, либо с частичной оплатой. Подобная практика имела место в СССР как система распределительных отношений, компенсирующих отсутствие или неразвитость рыночных механизмов. В систему распределения были включены квартиры, машины, мебель и бытовая техника, другие товары длительного пользования и даже продукты питания.

Демонтаж плановой экономики в ходе рыночных реформ не затронул или даже скорее стимулировал ряд нерыночных механизмов распределения благ. Среди подобных механизмов можно выделить: нерыночные обмены между домохозяйствами, предоставление работникам доступа к социальной инфраструктуре предприятия, реализация социальных программ различного уровня в форме распределения готовых материальных благ. Возникает ситуация, когда относительно низкий уровень оплаты труда низкодоходных групп в той или иной степени компенсируется материальными благами в натуральной форме. В этой связи, среднедушевой доход, как индикатор уровня бедности, менее показателен, чем обеспеченность набором благ, формирующим общепринятый уровень жизни. С другой стороны, как отмечают некоторые исследователи, в России актуальность использования альтернативных подходов к анализу бедности вызвана еще и проблемами статистического учета доходов. Известный исследователь проблем бедности Н. Тихонова сравнивая эвристические возможности существующих подходов к оценке бедности, считает, что по своим характеристикам ядро бедности, характеризующееся не просто максимально яркими особенностями жизни бедных, но и быстро идущими в нем процессами люмпенизации, ближе к портрету группы бедных, выделенных в соответствии с депривационным подходом. Как этот факт, так и специфика выделенных с помощью этих подходов групп позволяют автору считать, что относительный подход к бедности в его депривационной версии обладает в условиях России большими эвристическими возможностями, чем абсолютный подход, хуже улавливающий специфику бедности как социологического феномена[1].

Необходимо отметить, что в развитых странах в современное время наиболее распространенными являются методы позволяющие комплексно оценить и измерить бедность, учитывающие как оценку доходов, так и материальных деприваций (лишений), проявляющихся в отсутствии возможностей удовлетворения необходимых потребностей. При чем, если в одних странах методика измерения бедности через депривации используется как самостоятельный измеритель бедности в дополнение к монетарным показателям, то в других является частью методики многокритериального измерения бедности (например, при расчете индекса многомерной бедности) [2].

На уровне государственных органов в Российской Федерации существует понимание необходимости совершенствования методики оценки бедности населения. Так, управлением статистики уровня жизни и обследований домашних хозяйств Росстата совместно с Национальным исследовательским университетом Высшая школа экономики (НИУ ВШЭ) была выполнена научно-исследовательская работа по теме «Разработка алгоритмов расчета индексов многомерной бедности, материальной депривации и социальной исключенности на основе индикаторов, полученных по итогам выборочных наблюдений по социально-демографическим проблемам», в ходе реализации которой был проведен обзор международного опыта исследований многомерной бедности, материальной депривации и социальной исключенности (MPI UNDP, MPI-SILC, европейский индекс деприваций, индекс исключенности UNDP и показателей AROPE, в т.ч. выполнен анализ возможности расчета аналогичных индексов и показателей для Российской Федерации на основе данных Комплексного наблюдения условий жизни населения (КОУЖ) и Выборочного наблюдения доходов населения и участия в социальных программах (ВНДН) (использованы данные 2014, 2015, 2016 и 2017 гг.)[3]. Проведенное исследование позволило сделать вывод о том, что депривационный подход основан на анализе реального потребления, привязан к средним стандартам уровня жизни в данной стране, и дает возможность оценить недостатки в удовлетворении как витальных потребностей домохозяйства или индивида, так и потребностей более высокого уровня. При этом исследователи отмечают, что измерение деприваций не заменяет исследование монетарной бедности, а является дополнительной оценкой малообеспеченности, поскольку построение нескольких линий бедности позволяет выделить наиболее уязвимые группы населения, на которые должно быть направлено внимание социальной защиты[4].

Рассмотренные обстоятельства, на наш взгляд, демонстрируют перспективность депривационного подхода и его потенциальную возможность использования для более комплексного и углубленного изучения бедных домохозяйств в современных российских условиях.

В основу эмпирического материала исследования, представленного в настоящей работе положены некоторые результаты социологического опроса, проведенного в 2014-2016 гг. Институтом социально-экономических исследований УФИЦ РАН. В рамках данного социологического исследования из общего объема выборки были выделены две группы: в соответствии с абсолютным подходом (с доходами ниже прожиточного минимума на члена домохозяйства); в соответствии с депривационным подходом, на основе составленного списка лишений[1] (в данный перечень вошли: отсутствие положительных изменений материального положения домохозяйства за последний год; нехватка денег на покупку еды, одежды, оплату жилищно-коммунальных услуг; наличие кредитов и задолженностей; отсутствие жилья в собственности; обеспеченность жильем, кв.м. на членов домохозяйства не соответствующая принятым нормативам; наличие жилищно-бытовых проблем с которыми сталкивается домохозяйство; отсутствие автотранспортных средств в собственности у членов домохозяйства; отсутствие у домохозяйства предметов длительного пользования ниже среднего значения по Республике Башкортостан; отсутствие общепринятых платных форм досуга вне дома (посещение кинотеатров, театров, музеев, концертов, кафе баров, ресторанов); отсутствие отдыха в пределах региона проживания, на российский санаториях, курортах, заграницей. Также в депривационный перечень вошли лишения, связанные с профессионально-трудовой деятельностью: неоплачиваемая сверхурочная работа по инициативе работодателя; высокая интенсивность труда (респондент сильно устает на работе); неприязнь к выбранной профессии (виду деятельности), которой занимается респондент; неприязнь к организации в которой респондент работает. Респонденты, испытывающие 5 или более лишений, были отнесены в категорию бедных «по лишениям», поскольку, учитывая характер индикаторов, такой показатель свидетельствовал о многомерной депривации

Анализ результатов исследования подтвердил наши предположения о том, что применение относительного подхода в его депривационной версии представляется оправданным как с научной, так и практической точки зрения. К примеру, анализ финансового положения домохозяйств наглядно продемонстрировал существенные различия в оценках представителей «работающих бедных» выделенных по признаку лишений, почти половина из них (44%) испытывает сложности даже при покупке одежды (табл. 1).

Таблица 1. Оценка финансового положения домохозяйствами

Все респонденты

Бедные по депривациям

Бедные по критериям ПМ

доходов не хватает даже на еду

2,4

2,4

3,4

на еду хватает но покупать одежду затруднительно

21,4

44,0

29,0

денег хватает на еду и одежду, но не на товары длительного по

45,3

43,2

50,3

не хватает на покупку автомобиля и квартиры

22,2

8,0

14,5

хватает на все

8,7

2,4

2,8

Итого

100,0

100,0

100,0

Представленные оценки респондентов (табл.2) относительно изменения их материального положения также показали различия в ответах исследуемых групп. В группе респондентов выделенных по «депривационному» критерию значительно ниже доля тех, кто отмечает улучшение своего материального положения и соответственно больше респондентов фиксирующих его ухудшение.

Таблица 2. Распределение ответов на вопрос «Как изменилось материальное положение за год?»

Все респонденты

Бедные по депривациям

Бедные по критериям ПМ

значительно улучшилось

4,5

1,6

2,0

немного улучшилось

30,3

18,4

37,4

не изменилось

47,6

57,6

44,2

немного ухудшилось

14,1

21,6

15,0

затрудняюсь ответить

3,5

0,8

1,4

Итого

100,0

100,0

100,0

Достаточно наглядную картину представляет структура расходов домохозяйств, представленных в табл.3, согласно которой респонденты из группы работающих бедных выделенных по депривационному критерию практически не имеет возможности откладывать средства. При этом оказалось, что бедные по депривациям вынуждены больше тратить на покупку продуктов питания, одежды, оплаты ЖКУ, что свидетельствует о том, представители данной группы обладают более низким качеством жизни, чем другие.

Таблица 3. Оценка текущих расходов домохозяйства.

Текущие расходы

Статьи расходов

Все респонденты

Бедные по депривациям

Бедные по критериям ПМ

расходы на досуг и отдых

2,3

0%

1,2%

сбережения

3,7

0,6%

3,3%

медобслуживание и покупка медикаментов

6,0

4,8%

7,6%

погашение кредита

13,2

14,0%

14,5%

расходы на обучение детей

6,7

6,5%

9,0%

помощь близким

1,2

0,8%

1,2%

расходы на питание

25,6

28,7%

23,3%

покупка одежды

14,5

16,3%

13,1%

оплата ЖКУ

20,6

22,5%

20,7%

оплата аренды жилья

1,0

2,8%

1,0%

расходы на транспорт

4,3

2,5%

4,8%

другое

0,9

0,6%

0,5%

Итого

100

100,0%

100,0%

Ситуация «усугубляется» еще и тем, что бедные по депривациям ограничены и в способах преодоления материальных затруднений: они могут меньше рассчитывать на помощь со стороны родственников и материальную помощь с места работы, при возникновении материальных трудностей им чаще приходиться обращаться в центры микрокредитования (которые, как известно, выдают небольшие кредиты под очень высокие проценты). Отсутствие источников помощи в трудных ситуациях предопределяет то, что им чаще приходится экономить и ограничивать свои расходы (табл. 4).

Таблица 4. Способы преодоления материальных затруднений

Статьи дополнительных источников преодоления материальных затруднений

Все респонденты

Бедные по депривациям

Бедные по критериям ПМ

помощь родственников

14,1

8,3%

12,5%

беспроцентный заем у близких

20,7

19,1%

19,9%

мат. помощь с места работы

3,1

2,2%

3,9%

микрокредитование

4,4

6,1%

4,6%

кредит в банке

21,0

20,9%

23,8%

получение товаров в долг

8,4

11,3%

12,5%

экономия

28,4

32,2%

22,8%

Итого

100

100,0%

100,0%

Наличие автотранспортного средства в современное время служит одним из основных показателей достойного качества жизни. Преобладающее большинство бедных выделенных по депривационному критерию (65,6%) вообще не имели транспортных средств.

В нашем исследовании был использован психологический блок вопросов, (апробированных в исследовании "Социально-психологические факторы преодоления бедности как стиля жизни", проведенным лабораторией психологии масс и сообществ Института социальной и политической психологии НАПН Украины)[5]. В настоящей работе были использованы только те вопросы, на которые пришлись наибольшие факторные нагрузки. Анализ психологических факторов, определяющих формирование личностных особенностей при сравнении выделенных групп бедного работающего населения позволил выявить существование четкой корреляции: бедные по депривациям не только испытывают больше лишений разного рода, они также «депривированы» и в психологическом плане – характерными чертами для них являются неуверенность в себе, слабая организованность, отсутствие лидерских качеств.

В заключение необходимо отметить, что проведенный анализ позволил выявить оторванность группы бедных по депривациям от всего населения, их существенную исключенность из повседневной жизни общества. Бедные, выделенные по депривационному признаку не только ограничены в плане материальной обеспеченности и источниках преодоления финансовых трудностей, проблема их бедности усугубляется также психологическими особенностями таких людей – постоянные лишения формируют «психологию бедняка» для которой характерны неуверенность в себе, безынициативность, отсутствие стремлений изменить к лучшему.

Данное исследование выполнено в рамках государственного задания УФИЦ РАН № 075-01211-20-01 на 2020 г.

[1] Перечень деприваций был определен с учетом опыта предыдущих работ, посвященных исследованию бедности на основе применения депривационного подхода (Н.М. Давыдова, Попова, Тихонова Н.Е.)

Библиография
1.
Слободенюк Е.Д., Тихонова Н.Е. Эвристические возможности абсолютного и относительного подходов к изучению бедности в российских условиях // Социология: методология, методы, математическое моделирование. – 2011. – №4. – С. 24-28.
2.
Townsend, P. Poverty in the United Kingdom, Allen Lane, Harmondsworth, 1979
3.
Фролова Е.Б. «О совершенствовании методологических положений по расчетам индексов немонетарной бедности по итогам выборочных наблюдений по социально – демографическим проблемам». Электр. ресурс: https://www.gks.ru/free_doc/new_site/rosstat/NMS/doc-frol.pdf
4.
Корчагина И. И., Прокофьева Л. М., Тер-Акопов С.А. Материальные депривации в оценках бедности // Народонаселение. № 2. 2019. С. 51
5.
Электр. ресурс: https://zn.ua/socium/psihologicheskoe-tyagotenie-k-bednosti-ischite-oporu-ne-tam-.html
References (transliterated)
1.
Slobodenyuk E.D., Tikhonova N.E. Evristicheskie vozmozhnosti absolyutnogo i otnositel'nogo podkhodov k izucheniyu bednosti v rossiiskikh usloviyakh // Sotsiologiya: metodologiya, metody, matematicheskoe modelirovanie. – 2011. – №4. – S. 24-28.
2.
Townsend, P. Poverty in the United Kingdom, Allen Lane, Harmondsworth, 1979
3.
Frolova E.B. «O sovershenstvovanii metodologicheskikh polozhenii po raschetam indeksov nemonetarnoi bednosti po itogam vyborochnykh nablyudenii po sotsial'no – demograficheskim problemam». Elektr. resurs: https://www.gks.ru/free_doc/new_site/rosstat/NMS/doc-frol.pdf
4.
Korchagina I. I., Prokof'eva L. M., Ter-Akopov S.A. Material'nye deprivatsii v otsenkakh bednosti // Narodonaselenie. № 2. 2019. S. 51
5.
Elektr. resurs: https://zn.ua/socium/psihologicheskoe-tyagotenie-k-bednosti-ischite-oporu-ne-tam-.html

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная автором статья посвящена рассмотрению депривационного подхода в оценке и анализе бедности работающего населения в регионе. В названии не указан конкретный регион (или регионы), не увидим мы этого и в содержании статьи, из чего можно сделать вывод, что автор придерживается в обозначенной теме характеристики общероссийского контекста, хотя это в данном случае вряд ли оправданно, поскольку этот контекст в любом случае складывается из особенностей развития конкретных регионов, и зачастую авторы исследований экстраполируют полученные по региону данные в целом на общероссийский контекст. Так было бы более правильно. Кроме того, не совсем понятно, в чем различие «оценки» и «анализа» в названии материала – очевидно, здесь присутствует смысловая избыточность, которая часто затрудняет понимание текста, ведь оценка и предполагает анализ, и наоборот.
Хочу отметить, что заявленный автором депривационный подход очень часто применяется в оценках бедности, но в данном случае автор сосредоточен на вполне определенной социальной группе – работающем населении, поэтому с этой позиции могут быть получены довольно интересные результаты анализа, однако если автор обратится к эвристичным эмпирическим данным, способным дать полную картину рассматриваемой проблемы.
Поскольку теоретико-методологические подходы к изучению и измерению бедности исходят из трех основных концепций: абсолютной, основанной на формальном соответствии доходов установленному минимуму средств существования; субъективной, базирующейся на оценках собственного положения самими людьми; относительной, предполагающей, что при различии стандартов потребления в разных сообществах установление единого минимального «порога бедности», важное значение приобретает именно депривационный подход, расширяющий границы понимания и «всеобщего благосостояния», и бедности. Но в любом случае анализ, как правило, касается вопроса распределения благ, который и следует рассматривать как возможный критерий бедности – богатства. На этот аспект автор в своей работе также обращает внимание, полагая, что «демонтаж плановой экономики в ходе рыночных реформ не затронул или даже скорее стимулировал ряд нерыночных механизмов распределения благ».
В социологии разработан кластер исследований, посвященных бедности. По крайней мере, официальные представления о бедности в России базируются на ее абсолютном понимании, при этом индикатором служит сопоставление среднедушевого дохода с прожиточным минимумом, т.е. со стоимостью минимальной корзины, формируемой с учетом установленных нормативов потребления. Автор между тем обращает внимание читателей на опыт других стран, в которых «наиболее распространенными являются методы позволяющие комплексно оценить и измерить бедность, учитывающие как оценку доходов, так и материальных деприваций (лишений), проявляющихся в отсутствии возможностей удовлетворения необходимых потребностей». Компаративистский подход всегда имел значение в случае сравнений различных единиц, показателей, процессов, тем более, когда речь заходит о сопоставлении опыта различных государств. Но все-таки применить его в общероссийском плане не всегда представляется возможным по известным причинам. Поэтому автор закономерно, упомянув стратегии западного толка, обращается к российской реальности.
Имея отношение к исследованиям социального благополучия населения по различным регионам России, я бы хотел отметить, что нередко слабым местом любых количественных оценок бедности (и на это часто обращают внимание социологи в отличие от экономистов) остается игнорирование широкого спектра других доступных ресурсов, влияющих на поддержание материального благосостояния людей. Поэтому российские социологи в ряде случаев прибегают к использованию субъективных подходов в оценке масштабов бедности и выделении бедных групп населения. Однако опора на субъективные оценки удовлетворенности личным материальным благосостоянием также не решает проблему надежности данных, поскольку прямой зависимости между субъективными самооценками и фактическим уровнем доходов людей не наблюдается; зависимость имеет скорее характер тенденции. Но автор, вероятно, осознавая эту сложность, как раз и посчитал возможным применить к рассматриваемому вопросу именно депривационный подход. Я считаю, что вполне обоснованный выбор, который обеспечит и полноту картины, и, с другой стороны, позволит избежать некоторых часто встречающихся ошибок при проведении эмпирических исследований бедности или благополучия.
Что же положено автором статьи в оценку обозначенной проблемы? Как видно из статьи, это результаты проведенного Росстатом и НИУ ВШЭ совместного научного исследования по теме «Разработка алгоритмов расчета индексов многомерной бедности, материальной депривации и социальной исключенности на основе индикаторов, полученных по итогам выборочных наблюдений по социально-демографическим проблемам». И само название работы, и описание его содержания («в ходе реализации которой был проведен обзор международного опыта исследований многомерной бедности, материальной депривации и социальной исключенности выполнен анализ возможности расчета аналогичных индексов и показателей для Российской Федерации на основе данных Комплексного наблюдения условий жизни населения (КОУЖ) и Выборочного наблюдения доходов населения и участия в социальных программах (ВНДН) (использованы данные 2014, 2015, 2016 и 2017 гг.») позволяет верифицировать данные, а следовательно, их интерпретация, которую предпринимает автор в своей работе, вполне заслуживает внимания.
Отмечу, что проведенное исследование позволило сделать автору вывод о том, что депривационный подход основан на анализе реального потребления, привязан к средним стандартам уровня жизни в данной стране, и дает возможность оценить недостатки в удовлетворении как витальных потребностей домохозяйства или индивида, так и потребностей более высокого уровня. Я хотел бы отметить, что данный вывод позволяет автору рассчитывать на получение эвристичных данных по крайней мере в силу следующих двух обстоятельств: 1) измерение деприваций не заменяет исследование монетарной бедности, а является дополнительной оценкой малообеспеченности; 2) построение нескольких линий бедности позволяет выделить наиболее уязвимые группы населения, на которые должно быть направлено внимание социальной защиты.
Анализ результатов исследования подтвердил предположения автора о том, что применение относительного подхода в его депривационной версии представляется оправданным как с научной, так и практической точки зрения. К примеру, анализ финансового положения домохозяйств наглядно продемонстрировал существенные различия в оценках представителей «работающих бедных» выделенных по признаку лишений, почти половина из них испытывает сложности даже при покупке одежды.
Полагаю, что предпринятый автором анализ заслуживает поддержки, но увы в данном материале не удалось избежать погрешностей:
во-первых, нужно уточнить название работы (об этом шла речь в начале рецензии); во-вторых, для столь масштабной темы бросается в глаза главная недоработка автора в части использования источников: критично мало для данной темы всего лишь 5 источников, причем источник под номером 5 вообще без описания; полагаю, что отсутствие анализа научного дискурса лишило статью возможности обоснования современных подходов к анализу бедности в контексте иных трендов, например, благополучия, что существенно обеднило содержание статьи; в статье встречаются досадные ошибки со знаками препинания.
Статья имеет очевидные преимущества и заслуживает публикации после небольшой доработки.


Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"