Статья 'Состояние общественных движений градозащитной проблематики (на примере г. Барнаула)' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Состояние общественных движений градозащитной проблематики (на примере г. Барнаула)

Качусов Дмитрий Анатольевич

старший преподаватель, кафедра политологии, Алтайский государственный университет

656049, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Ленина, 61

Kachusov Dmitrii Anatolevich

Senior Educator, the department of Political Science, Altai State University

656049, Russia, Altaiskii krai, g. Barnaul, ul. Lenina, 61

dmitrij.kachusov@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-7144.2020.6.33190

Дата направления статьи в редакцию:

10-06-2020


Дата публикации:

17-06-2020


Аннотация: Предметом исследования статьи является градозащитное движение в г. Барнауле. На фоне усиления авторитарных тенденций в политической жизни страны происходит переориентация вектора гражданской активности с решения политических проблем федерального масштаба на местные социальные проблемы. Именно локальные общественные движения становятся важным элементом социума отдельных городов, позволяющим гражданским активистам взаимодействовать с обществом и муниципальной властью. Развитие интернета и социальных сетей еще более способствовало расширению аудитории сообществ градозащитной проблематики, росту возможностей для их влияния на общественное сознание и органы власти. Оценка численности, публикационной активности и кадрового состава городских монопроблемных сообществ в социальных сетях является основным методом изучения городских общественных движений в работе.   Исследование выявило наличие в г. Барнауле целого ряда объединений данной направленности, ориентированных как на общие вопросы (сохранение исторического центра города, защита парковых зон и т. д.), так и на решение конкретных проблем. Также можно отметить большую долю молодежи (в возрасте до 30 лет) среди членов градозащитных сообществ, и значительное пересечение разных групп по персональному составу участников. Несмотря на то, что в настоящее время социальная база данных движений ограничена, они проявляют себя в жизни города, активно используя интернет как среду публичной самопрезентации и канал коммуникации с населением, властью и СМИ.


Ключевые слова: местное самоуправление, гражданские инициативы, городские сообщества, социальные сети, сетевые сообщества, самоорганизация граждан, градозащитное движение, городская комфортная среда, гражданская активность, общественные движения

Abstract: The subject of this article is the city protection movement in Barnaul. On the background of strengthening of authoritarian trends in political life of the country, takes place reorientation of the vector of civil activity from solution of the political problems of federal scale towards the local social issues. Namely the local public movements become an important element in the society of separate cities that allow the interaction between civil activists, society, and municipal authorities. The advancement of Internet and social networks greatly contributed to broadening of the audience of city protection communities, growth of opportunities for their influence upon public consciousness and government authorities. Assessment of the size, publication activity and staff composition of the city mono-problem communities in social networks in the key method for studying the city public movements. The research determined the presents of a number of organizations in Barnaul oriented toward the general questions (preservation of historical center of the city, protection of park zones, etc.), as well as solution of particular problems. The author also underlines a large portion of youth (below 30 years of age) among the members of city protection communities. Despite the fact that currently the social database is restricted, members of the communities actively participate in city life, using the Internet as an environment for public self-presentation and channel for communication with population, government, and mass media.



Keywords:

city protection movement, citizens ' self-organization, network communities, social networks, urban communities, civic initiatives, local self-government, urban comfort environment, civil activity, social movement

Введение.

Последние два десятилетия в российской политике отмечается рост авторитарных тенденций, выхолащивание институтов реальной представительной демократии, увеличение закрытости и непрозрачности процесса принятия и реализации политических решений. Политическая сфера исключается из области активности граждан, что вынуждает их искать возможность приложения своих усилий в неполитическом пространстве, в том числе в сфере социальной кооперации и взаимопомощи [1, с. 51]. Эту тенденцию можно связать с рассмотренным исследователем О. В. Поповой феноменом «рассерженных горожан» – активизации протестных настроений в ряде крупных городов в период электорального цикла 2011-2010 гг. в период с декабря 2011 г. по март 2012 г. Несмотря на явный политический характер причин протеста, он не носил конкретной идеологической направленности, но «являлся прежде всего проявлением гражданской активности и ответственности, а не оппозиционности и критиканства как такового» [2, с. 76]. После затухания протестных политических движений, многие их участники разочаровались в возможности влиять на политику и переключились на другие, более «земные» сферы общественной жизни.

Локальные общественные движения в России.

Низовой уровень российского социума не так «плотно» контролируется властями, и в его рамках Н. С. Юханов [3, с. 106–107] и Н. Н. Ягодка отмечают существование довольно устойчивой тенденции на «формирование нового общественного запроса: в России расширяется слой … активных граждан, защищающих свои права в сферах, которые касаются улучшения качества жизни. Характерной чертой формирующегося запроса является его «гражданственность», он возникает «снизу», исходит из конкретных проблем граждан» [4, с. 132]. Небольшой, но довольно устойчивый общий экономический и социальный подъем 2000-х гг. привел к повышению требований горожан к благоустройству, экологии, комфортной среде мест проживания, что еще более стимулировало самоорганизацию граждан в решении собственных проблем

Гражданская активность аккумулируется на уровне местного самоуправления в виде локальных, в частности городских, самоорганизующихся сообществ. Как отмечала отечественный социолог И. А. Халий, в условиях российских регионов уже указанная ситуация «отстранения» населения от реальной политической жизни дополняется довольно малой внешней мобильностью жителей даже крупных городов, что поневоле разворачивает вектор активности в сторону непосредственного окружения. Современный индивид «не способен радикально влиять на происходящее в мире, но на локальном уровне, т.е. непосредственно в месте своего проживания, в ситуации трансформации, реформирования социальных институтов для защиты собственной жизни он вынужден делать попытки оказывать влияние на происходящее» [5, с. 21].

Весьма интересна позиция местных властей по отношению к данному феномену. С одной стороны, на муниципальном уровне сохраняются серьезные разночтения между поднимаемыми населением вопросами и повесткой органов власти, что приводит к взаимному недоверию и трудностям в налаживании продуктивного взаимодействия. С другой стороны, ресурсная ограниченность на местах приводит к тому, что «власть отнюдь не против делегировать решение многих жизненно важных, прежде всего социальных проблем, институтам гражданского общества, что позволило бы “разгрузить” многие государственные органы, решить проблему кадрового голода на уровне МСУ» [6, с. 27].

Местные органы власти в целом благосклонно относятся к гражданским инициативам «снизу», так как подобная деятельность, как правило, «не претендует на участие в конкуренции за политическую власть» и не несет угрозу текущему социально-политическому порядку [4, с. 131]. Это приводит к ситуации параллельного сосуществования объединений гражданских активистов и органов управления, которые могут заниматься одними и теми же вопросами, подходя к ним с разных позиций, но не вступая в конфронтацию, если не нарушается сложившийся «баланс сил». И даже если деятельность возникающих объединений приобретает оппозиционную направленность, она, как правило, остается подчеркнуто аполитичной. Более того, нередко сообщества активистов сами апеллируют к институтам государства и местного самоуправления, указывая на проблемы и призывая их решать в соответствии с законодательством и/или справедливостью.

Локальные движения возникают как ответная реакция активного населения на «неустроенность» местных реалий и формируются под влиянием «идентичности места, суть которой заключается в формуле «я – гражданин своей малой родины». … Многие люди осознают себя, свою жизнь и жизни последующих поколений неразрывно связанными с местом проживания – непосредственной средой обитания» [5, 103-104]. Практика Алтайского края показывает, что задачи, решаемые большинством локальных движений, концентрируются в трех основных проблемных областях: градозащитная деятельность и создание благоприятной среды проживания, улучшение экологической обстановки, воспитание патриотизма и сохранение исторического наследия.

Сообщества градозащитной тематики охватывают широкий круг вопросов, проблем и интересов жителей городов, а их развитие способствует коллективному поиску решений и стимулированию горизонтальных гражданских взаимоотношений. Данные сообщества не являются массовыми, но нацелены на решение широкого спектра задач: создание комфортного для жизни человека городского пространства, разработку проектов культурного пространства для горожан, поддержку гражданских инициатив по благоустройству, защиту зеленых насаждений и исторических памятников города, сбор и распространение информации по актуальным городским проблемам. Столь широкая проблематика обуславливает тесную связь граградозащитного движения с экологическим и историческим, так как многие вопросы в большей или меньшей мере лежат в сфере их деятельности.

Общественные градозащитные движения г. Барнаула.

Движения городской проблематики в Алтайском крае относительно «молоды». Не смотря на то, что и ранее находились неравнодушные активисты и энтузиасты, свою массовую институционализацию градозащитная деятельность получила в середине 2010-х гг. В 2013-2014 гг. были образованы такие объединения, как «Шпиль – Барнаульское городское сообщество», «Градика – городские инициативы и проблемы», «Цивилизованный город» и т.д., которые с помощью социальных сетей получили широкую общественную поддержку. Данные сообщества в основном сконцентрированы в Барнауле. События 2018 – начала 2020 гг., а именно вопрос реконструкции сереброплавильного завода, борьба против коммерческой застройки исторической части города, против уничтожения парковых зон и зеленых насаждений, еще более активизировали данный процесс. Хотя основной формой деятельности движений остаются одиночные пикеты, петиции, обращения и иные формы привлечения внимания общества и власти к проблемам городской жизни, в Барнауле прошло и несколько массовых по меркам города протестных акций [7].

На май 2020 г. в числе движений, посвященных вопросам обустройства города, можно выделить такие объединения, как «Шпиль – Барнаульское городское сообщество» (1132 подписчиков в ВКонтакте, в Facebook – 2196) [8, 9], «Градика – городские инициативы и проблемы» (1282 подписчиков в ВКонтакте, собственный сайт») [10, 11], «Urban History: Неизвестный Барнаул» (3283 подписчиков в ВКонтакте) [12], «Цивилизованный город» (1176 подписчиков в ВКонтакте) [13], «Изнанка Барнаула. Гражданский патруль Барнаул» (530 подписчиков в ВКонтакте) [14], Телеграм-канал «Барнаульский нытик» (954 подписчика) [15].

Аудитории сообществ примерно одинаковой численности частично совпадают по кадровому составу и имеют в среднем по 20-25% общих членов. В частности, «Градика» и «Шпиль» имеют 270 общих подписчиков, «Цивилизованный город» и «Шпиль» - 249 подписчиков и «Градика и «Цивилизованный город» – 295. Более крупное сообщество – «Urban History: Неизвестный Барнаул», ставящее задачей не только создание «дружественной» среды проживания в городе, но и поиск, сохранение и популяризацию объектов историко-культурного наследия краевой столицы, также включает в себя участников трех вышеперечисленных групп: «Шпиль» - 306 человек, «Градика» - 270, «Цивилизованный город» - 221. Это может свидетельствовать о довольно высокой «плотности» социальной базы этих движений, когда многие участники подписаны более чем на одно сообщество, а те люди, которые составляю наиболее активное «ядро», состоят сразу в нескольких. С другой стороны, это указывает и на ограниченность круга участников градозащитных движений в Барнауле.

Публикационная активность у сообществ также очень разнится. За последний год (с 1 июня 2019 г. по 31 мая 2020 г) в сообществе «Шпиль» было опубликовано 54 поста по тематике группы, в «Urban History» – 16, в группе «Градика» – 9 и в группе «Цивилизованный город» – всего 3. В их число входят авторские посты, созданные активистами из «ядра» данных групп, перекрестные репосты из других сообществ градозащитной тематики, а также перепечатки материалов городской проблематики из электронных изданий информационных агентств края.

Особняком стоит относительно небольшой паблик «Изнанка Барнаула», выполняющий своего рода роль «гражданского патруля», выявляющего местные проблемы, что прямо и отмечено в описании сообщества. За указанный период в нем было опубликовано 335 поста, которые посвящены, прежде всего, вопросам благоустройства и жизнеобеспечения на уровне определенного дома, квартала или объекта инфраструктуры.

Данные сообщества не имеют фиксированного членства, демонстрируют разную степень активности, могут насчитывать от сотни до нескольких тысяч сторонников и представляют собой сетевые образования, объединяющие граждан, имеющих общие интересы, в виртуальном пространстве. Общая численность таких участников относительного населения города невелика, они могут быть не знакомы вне онлайн-сообществ, однако их членство в одной сети позволяет активнее распространять информацию, мобилизовать сторонников и влиять на общественное мнение. Как отмечает Е. В. Морозова, «благодаря программным сервисам у членов сетевых сообществ появилась возможность использовать инструменты оперативного поиска нужных контактов и быстрого установления связей между людьми для совместных гражданских акций и общественной деятельности, тем самым реализуется функция самоорганизации сообществ» [16] .

Большую роль в этом играет возрастная структура сообществ градозащитной направленности – в основном их состав составляет молодежь до 30 лет. Например, в сообществах «Шпиль», «Urban History» и «Цивилизованный город» почти половина участников имеют возраст до 30 лет (49%, 44% и 43% соответственно), в сообществе «Градика» – таковых треть. Эти данные соотносится с портретом «типичного» активиста, сформированным исследователями Института социологии РАН: «россиянин в возрасте до 30 лет, имеющий высшее образование и проживающий в крупном областном или краевом центре, относящий себя к средним слоям общества и достаточно часто … использующий социальные сети» [17, с. 12].

Исследователь А. Б. Скуратов, рассматривая подобные интернет-сообщества, отмечал рост их численности и активизацию участия в общественной жизни. «Пользователи сети по всему миру все чаще становятся членами сообществ (форумов, интернет-конференций, чатов), локализованных в пределах конкретных территориальных образований… Локальные интернет-сообщества в этой связи имеют потенциал для формирования самобытности, устремленной в будущее» [18, с. 8]. В итоге «социология фиксирует появление крупных интернет-сообществ, которые вплетаются в социальную ткань функционирования крупных городов» [18, с. 8].

Кроме уже рассмотренных объединений, к градозащитной сфере могут быть отнесены еще сообщества, посвященные конкретной проблеме или событию, например, проведению субботника, сохранению определенного культурного объекта, благоустройству зеленой зоны и т.д. В качестве примера можно привести такие, как «Субботники Парк БМК – народный парк!» (сообщество ВКонтакте с 106 подписчиками, 45 публикаций за год) [19] или «Спичка» (имеет собственный сайт) и сообщество в контакте «Субботники на Спичке» (610 подписчиков, 179 постов) [20, 21] или созданная уже в 2020 г. «Купеческий Квартал» – 106 человек и 19 постов) [22].

Их проблемное поле и состав участников частично совпадают с уже рассмотренными градозащитными организациями, какими как «Шпиль», «Градика» или «Urban History». Сообщества второго типа обладают меньшей численностью, в основном включая постоянный состав активистов, непосредственно участвующих в практической деятельности. Меньший масштаб распространения подобных объединений подтверждает еще один тренд общественной жизни: граждане демонстрируют большую готовность к ведению дискуссии по актуальным проблемам городской жизни, чем к и регулярному практическому участию в их решении.

Заключение.

Подводя итог, необходимо признать, что сам факт наличия общественных движений градозащитной проблематики как участников социального процесса позволяет говорить о частичной реализации идеи совместного управления (governance) на муниципальном уровне. Ее дальнейшее развитие возможно при условии, что будет развиваться институциональная среда, которая сможет «предоставлять возможность аккумулировать мнения многочисленных политических и общественных акторов, способствовать обмену мнений, поиску консенсуса при принятии политических, экономических, социальных и иных решений, имеющих поддержку широких общественных кругов» [23, с. 17].

Анализ городских монопроблемных сообществ г. Барнаула показал, что они являются частью всероссийского тренда по формированию самоорганизующихся сообществ на местном уровне. Ориентация данных движений на постматериальные ценности, которые пока не нашли широкой поддержки у населения, обуславливает ограниченность социальной базы, в основном представленной «неравнодушной» молодежью и вынуждает к тесному взаимодействию между собой. В настоящий момент большая часть горожан не готовы к коллективным и постоянным действиям по самостоятельному планированию развития и решению проблем своих населенных пунктов. Однако интернет стал серьезным инструментом для развития данных объединений, предоставив среду для их существования в публичном пространстве и каналы коммуникации.

Библиография
1.
Никовская, Л. И. Гражданское участие: особенности дискурса и тенденции реального развития / Л. И. Никовская, И. А. Скалабан // Полис. Политические исследования. – 2017. – № 6. – С. 43-60.
2.
Попова, О. В. «Рассерженные горожане»: группа одного интереса? / О. В. Попова // Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. – 2012. – №2. – С. 58-79.
3.
Юханов, Н. С. Российское гражданское общество: общее, особенное, единичное. Гражданское общество: теория и современная практика в мировом и российском измерениях (материалы круглого стола 15.09.2009) / Н. С. Юханов // Вестник РУДН. Серия «Политология». – 2009. – № 4. – C. 106-109.
4.
Ягодка, Н. Н. Гражданские инициативы как инструмент диалога между властью и гражданским обществом в России / Н. Н. Ягодка // Вестник РУДН. Серия «Политология». – 2015. – № 4. – С. 128-140.
5.
Халий, И. А. Современные общественные движения: инновационный потенциал российских преобразований в традиционалистской среде. – М.: Институт социологии РАН, 2007. – 300 с.
6.
Петухов, В. В. Выборы в Государственную Думу России на фоне институционального кризиса / В. В. Петухов // Власть. – 2016. – № 7. – С. 22-27.
7.
В Барнауле прошел митинг за сохранение зеленых зон // ИА "Амител" [электронный ресурс] URL: https://www.amic.ru/news/449679/ (дата обращения 30.05.2020.);
8.
Шпиль – Барнаульское городское сообщество // Социальная сеть ВКонтакте [электронный ресурс] URL: https://vk.com/shpil_org (дата обращения 01.06.2020.);
9.
Шпиль – Барнаульское городское сообщество // Социальная сеть Facebook [электронный ресурс] URL: https://ru-ru.facebook.com/groups/shpil/ (дата обращения 01.06.2020.)
10.
Градика – городские инициативы и проблемы // Социальная сеть ВКонтакте [электронный ресурс] URL: https://vk.com/gradika (дата обращения 02.06.2020.);
11.
Градика – сервис городских инициатив // [электронный ресурс] URL: https://gradika.ru (дата обращения 02.06.2020.)
12.
Urban History Неизвестный Барнаул // Социальная сеть ВКонтакте [электронный ресурс] URL: https://vk.com/urbanhistory (дата обращения 02.06.2020.)
13.
Цивилизованный город // Социальная сеть ВКонтакте [электронный ресурс] URL: https://vk.com/civilgorod (дата обращения 02.06.2020.)
14.
Изнанка Барнаула. Гражданский патруль Барнаул // Социальная сеть ВКонтакте [электронный ресурс] URL: https://vk.com/public64314430 (дата обращения 02.06.2020.)
15.
Барнаульский нытик // Telegram [электронный ресурс] URL: https://tlg.fyi/barnaulwhiner (дата обращения 15.05.2020.)
16.
Морозова, Е. В. Сетевые сообщества в условиях чрезвычайных ситуаций: типы поведения акторов / Е. В. Морозова, И. В. Мирошниченко // Южно-российский журнал социальных наук. – 2010. – №4. – С. 16-24.
17.
Петухов, В. В. Гражданский активизм в России: мотивация, ценности и формы участия / В. В. Петухов, Р. Э. Бараш, Н. Н. Седова, Р. В. Петухов // Власть. – 2014. – № 9. – С. 11-19.
18.
Скуратов, А. Б. Сетевая структура и ризоморфность локальных интернет-сообществ крупных российских городов / А. Б. Скуратов // Вестник Челябинского государственного университета. – 2008. –33 (134). – С. 8-13.
19.
Субботники Парк БМК – народный парк! // Социальная сеть ВКонтакте [электронный ресурс] URL: https://vk.com/parkbmk (дата обращения 04.06.2020.)
20.
Субботники на Спичке // Социальная сеть ВКонтакте [электронный ресурс] URL: https://vk.com/fabrika_spichka (дата обращения 05.06.2020.);
21.
«Спичка» [электронный ресурс] URL: http://spichka.org/glavnaya/ (дата обращения 05.06.2020.)
22.
Купеческий Квартал // Социальная сеть ВКонтакте [электронный ресурс] URL: https://vk.com/kupets.kvartal (дата обращения 05. 06.2020.);
23.
Якимец, В. Н. Механизмы и принципы межсекторного социального партнерства как основа развития общественно-государственного управления / В. Н. Якимец, Л. И. Никовская // Власть. – 2018. – № 4. – С. 15-25.
References (transliterated)
1.
Nikovskaya, L. I. Grazhdanskoe uchastie: osobennosti diskursa i tendentsii real'nogo razvitiya / L. I. Nikovskaya, I. A. Skalaban // Polis. Politicheskie issledovaniya. – 2017. – № 6. – S. 43-60.
2.
Popova, O. V. «Rasserzhennye gorozhane»: gruppa odnogo interesa? / O. V. Popova // Politicheskaya ekspertiza: POLITEKS. – 2012. – №2. – S. 58-79.
3.
Yukhanov, N. S. Rossiiskoe grazhdanskoe obshchestvo: obshchee, osobennoe, edinichnoe. Grazhdanskoe obshchestvo: teoriya i sovremennaya praktika v mirovom i rossiiskom izmereniyakh (materialy kruglogo stola 15.09.2009) / N. S. Yukhanov // Vestnik RUDN. Seriya «Politologiya». – 2009. – № 4. – C. 106-109.
4.
Yagodka, N. N. Grazhdanskie initsiativy kak instrument dialoga mezhdu vlast'yu i grazhdanskim obshchestvom v Rossii / N. N. Yagodka // Vestnik RUDN. Seriya «Politologiya». – 2015. – № 4. – S. 128-140.
5.
Khalii, I. A. Sovremennye obshchestvennye dvizheniya: innovatsionnyi potentsial rossiiskikh preobrazovanii v traditsionalistskoi srede. – M.: Institut sotsiologii RAN, 2007. – 300 s.
6.
Petukhov, V. V. Vybory v Gosudarstvennuyu Dumu Rossii na fone institutsional'nogo krizisa / V. V. Petukhov // Vlast'. – 2016. – № 7. – S. 22-27.
7.
V Barnaule proshel miting za sokhranenie zelenykh zon // IA "Amitel" [elektronnyi resurs] URL: https://www.amic.ru/news/449679/ (data obrashcheniya 30.05.2020.);
8.
Shpil' – Barnaul'skoe gorodskoe soobshchestvo // Sotsial'naya set' VKontakte [elektronnyi resurs] URL: https://vk.com/shpil_org (data obrashcheniya 01.06.2020.);
9.
Shpil' – Barnaul'skoe gorodskoe soobshchestvo // Sotsial'naya set' Facebook [elektronnyi resurs] URL: https://ru-ru.facebook.com/groups/shpil/ (data obrashcheniya 01.06.2020.)
10.
Gradika – gorodskie initsiativy i problemy // Sotsial'naya set' VKontakte [elektronnyi resurs] URL: https://vk.com/gradika (data obrashcheniya 02.06.2020.);
11.
Gradika – servis gorodskikh initsiativ // [elektronnyi resurs] URL: https://gradika.ru (data obrashcheniya 02.06.2020.)
12.
Urban History Neizvestnyi Barnaul // Sotsial'naya set' VKontakte [elektronnyi resurs] URL: https://vk.com/urbanhistory (data obrashcheniya 02.06.2020.)
13.
Tsivilizovannyi gorod // Sotsial'naya set' VKontakte [elektronnyi resurs] URL: https://vk.com/civilgorod (data obrashcheniya 02.06.2020.)
14.
Iznanka Barnaula. Grazhdanskii patrul' Barnaul // Sotsial'naya set' VKontakte [elektronnyi resurs] URL: https://vk.com/public64314430 (data obrashcheniya 02.06.2020.)
15.
Barnaul'skii nytik // Telegram [elektronnyi resurs] URL: https://tlg.fyi/barnaulwhiner (data obrashcheniya 15.05.2020.)
16.
Morozova, E. V. Setevye soobshchestva v usloviyakh chrezvychainykh situatsii: tipy povedeniya aktorov / E. V. Morozova, I. V. Miroshnichenko // Yuzhno-rossiiskii zhurnal sotsial'nykh nauk. – 2010. – №4. – S. 16-24.
17.
Petukhov, V. V. Grazhdanskii aktivizm v Rossii: motivatsiya, tsennosti i formy uchastiya / V. V. Petukhov, R. E. Barash, N. N. Sedova, R. V. Petukhov // Vlast'. – 2014. – № 9. – S. 11-19.
18.
Skuratov, A. B. Setevaya struktura i rizomorfnost' lokal'nykh internet-soobshchestv krupnykh rossiiskikh gorodov / A. B. Skuratov // Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta. – 2008. –33 (134). – S. 8-13.
19.
Subbotniki Park BMK – narodnyi park! // Sotsial'naya set' VKontakte [elektronnyi resurs] URL: https://vk.com/parkbmk (data obrashcheniya 04.06.2020.)
20.
Subbotniki na Spichke // Sotsial'naya set' VKontakte [elektronnyi resurs] URL: https://vk.com/fabrika_spichka (data obrashcheniya 05.06.2020.);
21.
«Spichka» [elektronnyi resurs] URL: http://spichka.org/glavnaya/ (data obrashcheniya 05.06.2020.)
22.
Kupecheskii Kvartal // Sotsial'naya set' VKontakte [elektronnyi resurs] URL: https://vk.com/kupets.kvartal (data obrashcheniya 05. 06.2020.);
23.
Yakimets, V. N. Mekhanizmy i printsipy mezhsektornogo sotsial'nogo partnerstva kak osnova razvitiya obshchestvenno-gosudarstvennogo upravleniya / V. N. Yakimets, L. I. Nikovskaya // Vlast'. – 2018. – № 4. – S. 15-25.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Автор представил статью, в которой дает оценку состоянию общественных движений градозащитной проблематики; акцент сделан на примере г. Барнаула.
Актуальность данной темы не вызывает сомнений; при этом следует иметь в виду, что важной предпосылкой для формирования гражданских инициатив и сообщества в случае градозащитников зачастую является фактор территориальности, локальности. Именно поэтому на примере выбранного города Барнаула можно получить результаты исследования, которые с высокой долей вероятности можно экстраполировать на все крупные или столичные города России. Автор, кроме того, отталкивается в своих рассуждениях от известного положения в науке, согласно которому идентичность горожан со своим городским пространством способствует возникновению «права на город». Градозащитная деятельность сама по себе имеет локальный характер: редко деятельность таких организаций выходит за пределы города или региона. Но в градозащитных организациях непосредственно задействованы местные жители, которые готовы участвовать в митингах и пикетах, подписывать петиции и выступать в защиту зданий, находящихся в непосредственной близости от из дома. Схожий характер мобилизации мы наблюдаем, когда возникают нежелательные для жителей изменения в привычной среде обитания, не касающиеся исторической застройки – точечное строительство, изменения в дворовых территориях, такие как ликвидация детской площадки, закрытие вырубка деревьев в соседнем парке, экологические проблемы. Автор статьи как раз заостряет внимание и на этих проблемах, решение которых имеет важное, а иногда и судьбоносное значение для развития городской среды.
Представленная работа имеет четкую структуру. Так, в первой части исследования, посвященной оценке локальных общественных движений в России, автор сделал акцент на анализе роли гражданской активности в градозащитной деятельности, при этом вполне обоснованно заметил, что такого рода гражданская активность аккумулируется прежде всего на уровне местного самоуправления в виде локальных, в частности городских, самоорганизующихся сообществ.
Автор приводит характеристику определяющих элементов в вопросе в вовлеченности людей в вопрос градозащиты. Так, например, одним из таких элементов является не только принадлежность к конкретному городу, но и культурная идентичность и ценностные ориентировки, особенно когда люди, объединенные идеей защиты наследия, являются представителями разных социальных групп. Мне кажется, автору в этом вопросе следовало бы немного поразмышлять по поводу того, что идентичность в значительной степени определяется не столько привязкой к конкретному участку земли, сколько культурным бэкграундом активистов. Также стоит отметить, что идентичность является важной связующей в формировании группы активистов. Люди, относящие себя к одной группе, в большей степени готовы доверять друг другу. Их ценностные установки относительно сноса зданий обязательно должны совпадать, иначе движение не сможет выступать единым фронтом. Активисты чувствуют свою причастность к культуре в целом, осознают важность сохранения данных объектов.
В то же время автор показывает, что локальные движения возникают как ответная реакция активного населения на «неустроенность» местных реалий и формируются под влиянием «идентичности места, суть которой заключается в формуле «я – гражданин своей малой родины». И здесь привлекается опыт г. Барнаула, который показывает, что задачи, решаемые большинством локальных движений, концентрируются в трех основных проблемных областях: градозащитная деятельность и создание благоприятной среды проживания, улучшение экологической обстановки, воспитание патриотизма и сохранение исторического наследия. Как раз в соответствии с последним обстоятельством имеет значение анализ культурной идентичности, проявляемой по отношению к городу, городской среде.
Социальный аспект проблемы связан с тем, как я полагаю, что в случае градозащитников мы можем наблюдать довольно закрытые сообщества, вступление в которые предполагает разделение норм и ценностей внутри группы. Часто мы можем наблюдать проблему слишком сильной внутренней солидаризации и неготовности идти на компромисс по вопросу судьбы конкретных зданий. Слишком сильная внутригрупповая солидаризированность понижает способность взаимодействовать с внешними акторами. Горожане, участвующие в градозащите, часто позиционируют себя как хозяев города и наиболее компетентной частью городской среды. Зачастую градозащитники стремятся защищать здания вне зависимости от того, признаны ли они памятниками архитектуры властями или нет. Застройщики здесь часто выступают в роли посягателя на культуру и на историю места, для которых не имеет значение историческая ценность места. В противовес им, солидаризированное в ценностном плане сообщество градозащитников выглядит «спасителем» места. А автор статьи делает заслуживающий внимания вывод о том, в частности, что сообщества градозащитной тематики охватывают широкий круг вопросов, проблем и интересов жителей городов, а их развитие способствует коллективному поиску решений и стимулированию горизонтальных гражданских взаимоотношений. При этом в статье сделан акцент на выявлении основных характеристик данных сообществ; указывается, что они «не являются массовыми, но нацелены на решение широкого спектра задач: создание комфортного для жизни человека городского пространства, разработку проектов культурного пространства для горожан, поддержку гражданских инициатив по благоустройству, защиту зеленых насаждений и исторических памятников города, сбор и распространение информации по актуальным городским проблемам».
Как мне представляется по итогам прочтения статьи, преимуществами данной работы можно назвать следующие обстоятельства: 1) автор дает оценку особенностям деятельности локальных общественных движений в России, занимающихся градозащитной проблематикой; это позволяет рассмотреть широкий контекст социальных, политических, социокультурных и иных вопросов, оказывающих влияние на градозащитную деятельность; 2) рассматривает специфика общественных градозащитных движений г. Барнаула. Таким образом, эти два момента отражают и логику научного поиска, и, безусловно, помогают автору получить новые результаты.
Между тем автор также ставит в центр своего исследования и вопрос о роли общественных движений градозащитной проблематики в происходящих активных социальных процессах, влияющих на трансформацию городской среды; в то же время этот момент позволяет говорить о частичной реализации идеи совместного управления (governance) на муниципальном уровне. Ее дальнейшее развитие возможно при условии, что будет развиваться институциональная среда, которая сможет «предоставлять возможность аккумулировать мнения многочисленных политических и общественных акторов, способствовать обмену мнений, поиску консенсуса при принятии политических, экономических, социальных и иных решений, имеющих поддержку широких общественных кругов».
Таким образом, представляется, что автор в своем материале затронул важные для современного социогуманитарного знания вопросы, избрал для анализа актуальную тему, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе помогает некоторым образом изменить сложившиеся подходы или направления анализа проблемы, затрагиваемой в представленной статье.
В статье присутствует авторский подход и новизна основных выводов, а сама постановка проблемы не является тривиальной, при этом ссылки на источники позволили автору решить поставленные задачи.
Вместе с тем имеется ряд замечаний.
Во-первых, в первом предложении пропущен предлог, и само по себе это в дальнейшем при прочтении статьи мешает сосредоточиться на содержании, все время глаз останавливается на неудачных оборотах или других ошибках.
Во-вторых, следует единообразно оформить ссылки на источники.
В-третьих, что-то не так пошло с источниками 3 и 4 в библиографии.
После внесенных корректив можно, однозначно, поставить вопрос о рекомендации статьи к опубликованию.


Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"