Статья 'Динамика структуры семьи как ведущий фактор снижения уровня рождаемости (на примере республик Тыва и Хакасия)' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Динамика структуры семьи как ведущий фактор снижения уровня рождаемости (на примере республик Тыва и Хакасия)

Трошкина Ирина Николаевна

кандидат философских наук

заведующий сектором экономики и социологии, Государственное бюджетное научно-исследовательское учреждение Республики Хакасия "Хакасский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории"

655001, Россия, республика 655001, г. Абакан, ул. Щетинкина, 23, оф. 3

Troshkina Irina Nikolaevna

PhD in Philosophy

Head of the sector of Economics and Sociology, Khakassian Scientific Research Institute of Language, Literature and History

655001, Russia, respublika 655001, g. Abakan, ul. Shchetinkina, 23, of. 3

i.troschkina2012@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Карашпай Сайлык Мергеновна

научный сотрудник группы прикладной социологии и п, Тувинского института гуманитарных и прикладных социально-экономических исследований при Правительстве Республики Тыва

667000, Россия, г. Кызыл, ул. Кочетова, 4, оф. 5

Karashpai Sailyk Mergenovna

Scientific Associate, the department of Applied Sociology, Tuva Institute of Humanities and Applied Socio-Economic Research under the Government of Tuva Republic

667000, Russia, g. Kyzyl, ul. Kochetova, 4, of. 5

Asm23_09@mail.ru
Сат Алия Викторовна

научный сотрудник, Тувинский институт гуманитарных и прикладных социально-экономических исследований при Правительстве Республики Тыва

667000, Россия, г. Кызыл, ул. Кочетова, 5, каб. 5

Sat Aliya Viktorovna

Scientific Associate, Tuva Institute of Humanities and Applied Socio-Economic Research under the Government of Tuva Republic

667000, Russia, g. Kyzyl, ul. Kochetova, 5, kab. 5

aliya_sat@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-7144.2020.6.32986

Дата направления статьи в редакцию:

25-05-2020


Дата публикации:

14-06-2020


Аннотация: Цель исследования – изучить структуру семьи в связи со снижением уровня рождаемости в Туве и Хакасии в начале XXI века. Задачи исследования: раскрыть факторы, влияющие на снижение уровня рождаемости, выяснить состояние иных компонентов динамики семьи (число, размер, детность). Объектом исследования является трансформация структуры института семьи, предметом выступает динамика современной структуры семьи в Туве и Хакасии. В статье рассматривается ведущий фактор динамики рождаемости. Основным вкладом авторов в исследование темы является освещение проблемы снижения темпов рождаемости в результате изменения структуры семьи в регионах Южной Сибири. Методологическую основу исследования составляют принципы и категории диалектики, методы анализа и синтеза, системно-структурного анализа социальных систем. Эмпирическая база исследования - статистические данные Росстата 2002, 2010 гг., Крайстата 2014, 2017, 2018 гг.                                  Методологическую основу исследования составляют принципы и категории диалектики, методы анализа и синтеза, социологического опроса (анкетирование). Эмпирическая база исследования сформирована на основе статистических данных Росстата, Крайстата, результатов анкетирования 2018 г. (социологические опросы населения Тувы и Хакасии на тему "Современное состояние семьи", выборочная совокупность респондентов 1400 чел.). Новизна исследования заключается в изучении регионального компонента снижения уровня рождаемости под воздействием комплекса факторов, в т. ч. изменения структуры семьи. Область применения результатов исследований – деятельность министерств и ведомств, программы спецкурсов вузов по направлению фамилистика. Основные выводы: 1. Уровень рождаемости обусловлен воздействием различного рода факторов: образованием женщин, степенью урбанизации, материальным положения семей, структурой домохозяйств. Динамика структуры домохозяйств является ведущим фактором. 2. Состояние основных компонентов динамики семьи характеризуется ростом числа домохозяйств, снижением их размера, усложнением и упрощением структуры семей, преобладанием однодетных и ростом доли двухдетных семей.


Ключевые слова: размер семьи, структура семьи, факторы, семья Хакасии, семья Тувы, усложнение семьи, состояние частных домохозяйств, уровень рождаемости, Современная семья, число семей

Abstract: The goal of this research is to examine family structure due to the decline in birth rate in Tuva Republic and Republic of Khakassia in the early Xxi century. The authors attempt to reveal the factors affecting the decline in birth rate, and determine other components of the dynamics of family structure (number of families, family size, parenthood status). The object of this research is the transformation of the structure of family institution, while the subject is the dynamics of current family structure in the two republics. The article reviews the leading factor of the dynamics of birth rate. The authors’ special contribution consists in covering the problem of decline in birth rate as a result of transformation of family structure in the regions of Southern Siberia. The scientific novelty lies in studying the regional component of decline in birth rate under the influence of a set of factors, including the transformation of family structure. The area of application of the research results is the activity of ministries and departments, as well as special courses in the university on the discipline Familistic. The following conclusions were made: 1) birth rate is affected by various factors, such as education of women, urbanization level, financial situation in family, household structure; 2) state of the key components in the dynamics of family is characterized by the increase in a number of households, reduction in their size, complication or simplification of family structure, prevalence of one-child and growth of the portion of two-children families.



Keywords:

number of families, family size, family structure, factors, Khakassia family, Tuva family, state of private households, birth rate, family complication, Modern family

Введение

В последнее двадцатилетие особое внимание исследователей приковано к проблеме снижения уровня рождаемости, что связано с малодетностью семьи [2], в целом, процессами, происходящими в семье. Сокращение темпов рождаемости обусловлено воздействием различного рода факторов, ведущим из которых является структурная динамики семьи.

Сокращение темпов рождаемости наблюдается на территории всех республик Восточной Сибири и Дальнего Востока, и порой, сочетается с процессом увеличения численности населения (в республиках Алтай, Тыва, Саха (Якутия). Снижение темпов рождаемости характерно для регионов Южной Сибири, в частности, Тувы и Хакасии. Стоит отметить, что республика Тыва является регионом с положительной динамикой естественного движения населения, где размер семьи достаточно высок. За период 2002–2018 гг. общий коэффициент рождаемости в Туве сократился на 4,5 единицы, а средний размер семьи – на 5,5 %. Республика Хакасия относится к регионам с естественной убылью населения, там сокращение коэффициента рождаемости за данный промежуток времени отмечалось в пределах 17 единиц, размер семьи снизился на 3,7 % [31, 32].

В этих условиях особый научный интерес представляют вопросы, связанные с изучением факторов, оказывающих влияние на процесс снижения рождаемости; а также состояний иных компонентов динамики семьи (число, размер, детность).

Степень изученности. Современное состояние семьи Тувы и Хакасии многократно привлекали внимание исследователей в постсоветский период: Гончарова Г. С., Савельев Л. Я., Даш Л. А., Доржу З. Ю., Кривоногов В. П., Макина А. И., Монгуш А. М. О., Субботин С. В., Султанбаева К. И., Трошкина И. Н. и др. [3-30]. Оно являлось объектом пристального внимания исследователей при написании диссертаций по семье Тувы (Товуу Н. О. «Социально-педагогическая работа с семьей в межэтнической семье», Товуу Н.О. «Психология семьи тува этноса в условиях социально-экономических изменений», Хурен-оол С. Х. «Формирование и реализация государственной семейной политики в Республике Тува в 1990-е гг. XX – нач. XXI вв.»); а также семьи Хакасии (Морозова Н. А. «Реализация политики государства в области охраны материнства и детства в Хакасии (1981-2007 гг.)», Трошкина И. Н. «Динамика института семьи: социально-философский аспект (на примере Республики Хакасия, Косова С. А. «Роль семьи в реабилитации детей с хронической патологией (комплексное клинико-социальное исследование по материалам Республики Хакасия)», Зырянова Ю. В. «Криминологическая характеристика насилия в отношении несовершеннолетних членов семьи и его предупреждение (по материалам Южно-Сибирского региона)»).

В целом, семья национальных регионов Енисейской Сибири рассматривается с позиций преимущественно исторической, педагогической, этносоциальных наук. Исследователи концентрируют внимание на следующих социальных проблемах: неполные семьи, изменение ролей в семье, динамика духовных основ семьи и др.; вопросы функционирования семьи. Отмечаются положительные моменты состояния семьи в регионах. Так, высокие показатели по семейному состоянию и воспроизводству тувинского этноса рассматривается как результат поздней исторической включенности в общероссийский исторический процесс, лучшей демографической структуры населения, природно-географической закрытости территории, редко очагового типа расселения, низкой межмуниципальной мобильности; увеличение доли сельских семей Хакасии вследствие миграции на территории крупных сельских муниципальных образований и пригородных зон. Особенностью современных социальных исследований семьи в Туве является актуализация проблем отцовства, в Хакасии – материнства. Остаются открытыми вопросы комплексного влияния социальных и экономических факторов на современное состояние семьи регионов Южной Сибири, соотношение родственных, супружеских, детско-родительских систем семьи, особенностей динамики семьи в регионах, в последнем случае, особый интерес представляют факторы, обуславливающие процессы снижения уровня рождаемости, а также динамика основных компонентов семьи.

Снижение уровня рождаемости и основные факторы, оказывающие влияние на данный процесс

Сокращение уровня рождаемости, приводит к процессам старения семьи (увеличению доли семей старших возрастных групп), экономической нестабильности домохозяйств, ослаблению функциональной основы института семьи, снижению интегративной функции этносов, и, соответственно, к нестабильности социума. Данный процесс являлся общей тенденцией в рассматриваемых регионах в период 2002–2018 гг. Он был существенен для Хакасии, там сокращение произошло на 17,0 единиц и менее ощутим для Тувы – снижение на 4,9. Снижение уровня рождаемости происходило на фоне роста численности населения Тувы в результате его естественного прироста и сокращения населения Хакасии (Табл. 1).

Таблица 1. Общий коэффициент рождаемости в Туве и Хакасии

(2000–2018 гг.) [31-40]

Основные параметры

Тува

Хакасия

2002

2010

2018

2002

2010

2018

численность населения, тыс. чел.

305,5

307,9

324,4

546,0

532,4

536,1

общий коэффициент рождаемости, ед.

26,8

26,8

21,9

29,4

15,0

12,4

естественный прирост / убыль населения, тыс. чел.

1,1

4,6

3,6

-3,1

0,6

- 0,4

Уровень рождаемости зависит от основных переменных: место проживания, образование женщин, материальных условий семьи, структурных изменений семьи. Как правило, рождаемость выше в сельской местности, в семьях с более низким уровнем материального достатка и образования матери [1], наиболее репродуктивной возрастной группой среди женщин является возраст от 20 до 29 лет [48], в полных, простых семьях, находящихся в состоянии брака.

Урбанизационные и антиурбанизационные процессы . Семьи Тувы и Хакасии являются преимущественно городскими. В среднем на их долю в регионах приходится 60 % семей. В период 2002–2010 гг. динамика долей городских семей была различной: отмечался их рост в Туве и сокращение в Хакасии. Увеличение таковых семей произошло в Туве на 1,0 %, в Хакасии их доля сократилась на 2,5 % (Табл. 2). В связи с тем, что рост городских семей в Туве продолжается, неся с собой урбанистический тип культуры, мы имеем возможность наблюдать снижение уровня рождаемости и размера семьи. В Хакасии отмечается тенденция роста сельских семей, в связи с внутренней миграцией населения, что приводит к смешению городских и сельских ценностных предпочтений относительно ее среднего размера.

Таблица 2. Соотношение долей городских и сельских семей Тувы и Хакасии (2002–2010 гг.) [31-34]

Основные параметры

Тува

Хакасия

2002

2010

2002

2010

число частных домохозяйств, тыс. ед.

82,8

87,8

198,5

202,6

доля частных городских домохозяйств, %

56,7

57,7

71,8

69,3

доля частных сельских домохозяйств, %

43,2

42,2

28,1

30,6

Рост рождаемости у женщин со средним специальным образованием. Наибольшее число рождений в регионах приходится на категорию женщин, получивших общее образование – в среднем за рассматриваемые периоды она составляет 57,2 %, на долю со средним профессиональным приходится 15,5 %, с высшим и неполным высшим – не более 30 %. Динамика долей женщин с различным уровнем образования свидетельствует о противоположных процессах: в Туве отмечается рост среднего числа рождений у женщин с высшим и неполным высшим образованием (на 0,9 %), в Хакасии ситуация обратная – рост с общим и средним образование (на 5,3 %). Несмотря на разнородность динамики основных компонентов, наличествует общая тенденция увеличения рождений у женщин со средним специальным образованием (Табл. 3)

Таблица 3. Среднее число рождений у женщин с различным уровнем образования в Туве и Хакасии (2000–2010 гг.), % [35, 36]

Уровни образования

Тува

Хакасия

2002

2010

2002

2010

высшее и послевузовское

12,9

13,3

13,4

13,3

неполное высшее

13,4

13,9

14,0

13,9

среднее профессиональное

15,3

15,9

15,4

15,7

общее полное

18,1

18,6

17,9

17,5

общее основное

19,8

19,1

19,1

19,5

общее начальное

20,5

19,0

20,0

20,1

Стоит отметить, что женщины Тувы и Хакасии, родившие детей в наиболее репродуктивном возрасте 20-29 лет, имеют среднее образование. При этом, дифференциация между ними отмечается по образовательным ступеням, так, среди женщин Тувы максимальные показатели приходятся на категорию со средним (полным) образованием, в Хакасии – средним основным (неполным). Увеличение среднего числа рожденных детей данной возрастной группы женщин в Туве, за межпереписной период 2002–2010 гг., составило 13,6 %, в Хакасии – 1,6 % (Табл. 4).

Таблица 4. Соотношение числа рожденных детей, у женщин с различным уровнем среднего образования в возрастной группе 20–29 лет, в Туве и Хакасии (2002–2010 гг.), чел. [35, 36]

Основные параметры

Тува

Хакасия

2002

2010

2002

2010

среднее число рождений у женщин со средним полным образованием

1964

2274

2206

1864

среднее число рождений у женщин со средним основным (неполным) образованием

2088

2210

2206

2243

Рост числа детей в данной возрастно-образовательной категории женщин, объясняется пониженными ценностными установками в отношении образования и занятости, что приводит к большему числу рождений. Расхождение по среднему числу рожденных детей в регионах, связано с различной долей женщин, получивших среднее образование определенной ступени (неполное или полное среднее), уровнем эмансипации женщин (равноправия в общественной, трудовой, семейной жизни). В целом, отмечается позитивная тенденция воспроизводства наиболее репродуктивной возрастной группы женщин со средним образованием.

Снижение уровня благосостояния домохозяйств. Уровень рождаемости зависит от благосостояния семей, чем выше уровень материального достатка, тем ниже рождаемость. Благосостояние домохозяйств связано с их доходами и расходами. Доходную часть домохозяйств Тувы и Хакасии составляют преимущественно денежные поступления от трудовой деятельности (в среднем 72,2 % от основных источников средств существования) [47], расходную – покупка непродовольственных товаров (в среднем 39,1 % от потребительских расходов). Доходы зависят от занятости членов семей в экономике. За период 2002–2010 гг. доля занятых в экономике членов домохозяйств увеличилась, прирост в Туве составил 5,9 %, в Хакасии – 4,9 %, при этом, численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума сократилась в Туве и Хакасии, на 12,2 и 36,6 %, соответственно (Табл. 5).

Таблица 5. Соотношение домохозяйств, занятых в экономике и населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума в Туве и Хакасии (2002–2010 гг.), % [31, 32]

Основные параметры

Тува

Хакасия

2002

2010

2002

2010

семьи с занятыми в экономике членами домохозяйств, от % незанятых

70,3

76,2

76,8

81,7

из них домохозяйств, в которых есть иждивенцы, %

41,4

43,2

44,3

47,7

численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума, тыс. чел., в % от всего населения

48,1

29,7

28,3

18,4

В последующие годы (2014–2017 гг.) отмечается рост среднедушевых доходов, увеличивается среднемесячная заработная плата, как и величина прожиточного минимума. В тоже время, снижается доля населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума (на 5,4 % в Туве и 0,8 % в Хакасии), увеличиваются расходы за счет заемных средств, что приводят к сокращению расходов домохозяйств по обязательным платежам и взносам (в Хакасии отмечается сокращение расходов по всем основным категориям) [41-46]. Структура расходов домохозяйств регионов имеет как общие, так и индивидуальные тренды. К общим, стоит отнести, увеличение расходов семей на питание и снижение – на организацию отдыха и культурные мероприятия; к индивидуальным: в Туве – экономия на здравоохранении, образовании, транспортных услугах, табачно-алкогольной продукции; в Хакасии – на ЖКХ, топливе, одежде, предметах домашнего обихода, связи. Что касается жилищных условий, то увеличение площади жилых помещений на одного жителя увеличивается в обоих регионах, при этом, как в Туве, так и в Хакасии снижается доля семей, получивших жилые помещения – на 0,9 и 4,9 %, соответственно [41-46]. В целом, уровень материального достатка домохозяйств снижается, что особенно заметно по динамике расходов (ощутимые изменения отмечаются в Хакасии). Основными факторами, воздействующими на снижение благополучия семей, являются их закредитованность, инфляция, безработица, рост цен на услуги (ЖКХ, воды и других коммунальных услуг, связи).

Процессы усложнения структуры домохозяйств и рост домохозяйств одиночек . Они приводят к снижению уровня рождаемости в результате увеличения доли малопродуктивных типов семьи (сложных) и снижения – высокопродуктивных (простых).

Более высокие темпы усложнения домохозяйств характерны для Тувы, нежели чем Хакасии, процентный прирост сложных семей в Туве за 2002–2010 гг. составил 1,5, в Хакасии – 0,5. Увеличение обусловлено ростом домохозяйств из категории прочие (члены домохозяйств не связаны родственными связями) – в Туве на 15,1 %, в Хакасии – на 8,2 %, а также увеличением доли нескольких совместно проживающих семей, объединенных родственными связями – в Туве на 2,5 %, Хакасии – на 1 %.

Что касается простых семей, то, в целом, отмечается их сокращение. При этом возникает непростая ситуация, связанная со снижением числа семей с детьми и без детей и увеличением домохозяйств одиночек. Сокращение простых семей происходит более ускоренно в Туве, там показатель в 3 раза превышает таковые в Хакасии. Данный процесс обусловлен снижением числа нуклеарных семей [31, 32] (в Туве они сократились на 2,5 %, Хакасии – 3,4 %), а также увеличением доли домохозяйств, состоящих из одиноких людей (в Туве их доля увеличилась на 2,7 %, в Хакасии –3,6 %) (Табл. 6).

Таблица 6. Общая структура домохозяйств Тувы и Хакасии

(2002–2010 гг.), % [31, 32]

Основные параметры

Тува

Хакасия

2002

2010

2002

2010

в зависимости от размера:

домохозяйства, состоящие из одного человека

12,5

15,2

19,7

23,3

численность частных домохозяйств, состоящих из двух и более человек

87,5

84,8

80,3

76,6

в зависимости от состава:

простые домохозяйства

84,0

82,5

89,7

89,2

в т.ч. нуклеарные семьи

71,2

68,7

64,5

61,1

в т.ч. неполные семьи (мать/отец с детьми), процент неполных семей от простых

13,8

12,6

13,3

12,6

в т.ч. домохозяйства одиночек

15,0

18,7

22,2

26,3

сложные домохозяйства

16,0

17,5

10,3

10,8

в т.ч. из нескольких семей

15,1

17,6

16,9

17,9

в т.ч. неполных семей с присутствием родителей и родственников

52,3

34,6

39,8

30,7

в т. ч. домохозяйств не связанных родственными связями

32,6

47,7

43,2

51,4

Таким образом, в структуре домохозяйств Южной Сибири в начале XXI века проходят активные процессы антинуклеаризации или усложнения домохозяйств, что связано с экономическим положением семей; отмечается снижение доли простых семей, в результате воздействия демографического фактора. Ресурсом усложнения семей являются домохозяйства, преимущественно не связанные отношениями прямого родства, сложные семьи, состоящие из двух-трех поколений на фоне снижающейся доли сложных неполных семей с включением родственников. Что касается процесса увеличение числа домохозяйств одиночек, то они пополняются как за счет сложных, так и простых семей. В последнем случае, доля преобладающих нуклеарных семей значительно снижается.

Стоит акцентировать внимание на том, что темпы усложнения домохозяйств в Туве в 3 раза выше, нежели, чем в Хакасии, это связано с увеличением несемейных домохозяйств из категории прочих. Их рост обусловлен экономическим и социальным факторами (трудовая и образовательная деятельность населения). Темпы увеличения доли домохозяйств одиночек выше в Хакасии в 1,1 раза, чем в республике Тыва, это вызвано демографическим (ростом доли женщин, а также их продолжительности жизни) и ценностным факторами.

В целом, изменение уровня рождаемости в регионах обусловлено воздействием ряда доминирующих факторов. Данные факторы оказывают неоднозначное воздействие на данный процесс. С одной стороны, они обуславливают рост численности рождений в наиболее репродуктивных женских группах со средним уровнем образования в условиях некритического снижения материальных условий жизни семьи, антиурбанизационных процессов в Хакасии, с другой, способствуют сокращению темпов рождаемости в результате активных урбанизационных процессов в Туве в условиях увеличения доли малопродуктивных семей (расширенных) и снижения высокопродуктивных (нуклеарных). Ведущим фактором, оказывающим влияние на процесс снижения уровня рождаемости, является динамика структуры семьи. Она однозначно определяет основные тенденции роста домохозяйств с минимальным уровнем рождаемости.

Снижение темпов рождаемости сопровождается динамикой основных переменных семьи: сокращение размера, изменение структуры семей по уровню детности.

Динамика числа, размера и структуры детности домохозяйств

Рост числа домохозяйств . По итогам переписей 2002, 2010 гг. число частных домохозяйств Тувы и Хакасии увеличилось на 9,1 тыс. ед. или 3,1 %. Рост был преимущественно связан с увеличением доли домохозяйств, не связанных родственными узами, двух-трех совместно проживающих семей и домохозяйств, состоящих из одиноких людей.

В Туве число частных домохозяйств увеличилось на 5,7 %, в Хакасии – 2,0 %, оно происходит преимущественно за счет ресурсов городской местности Тувы и сельской – Хакасии. Отмечается некоторая зависимость между показателями роста и сокращения числа домохозяйств по городским и сельским территориям регионов, выражающаяся в пропорциональности друг другу. Это обстоятельство связано с внутренней миграционной активностью семей. При снижении доли семьи в сельской местности Тувы на 1,0 %, происходит ее рост на тот же процент в городской; в Хакасии подобная ситуация – при увеличении доли в сельской местности на 2,5 % отмечается ее сокращение в городской на 2,5 % (Табл. 7).

Таблица 7. Число частных домохозяйств Тувы и Хакасии

(2002–2010 гг.) [31, 32]

Основные параметры

Тува

Хакасия

2002

2010

2002

2010

общее количество домохозяйств, ед.

82,8

87,8

198,5

202,6

доля городских семей, %

56,7

57,7

71,8

69,3

доля сельских семей, %

43,2

42,2

28,1

30,6

В целом, при общем росте числа домохозяйств в регионах, в Туве отмечается более ускоренный процесс их увеличения, как по городской, так и по сельской местности; нежели чем в Хакасии, где положительная динамика наблюдается только в сельских поселениях. Основными переменными, оказывающими влияние на данные процессы, являются динамика структурных элементов семьи, урбанизационные / антиурбанизационные процессы.

Рост количества семей свидетельствует о продолжающемся процессе их упрощения до минимальной структурной единицы (домохозяйств одиночек), в связи с индивидуализацией сознания членов семей.

Сокращение числа детей с детьми, доминирование однодетных семей, увеличение доли домохозяйств с двумя детьми . Что касается структуры семей по числу детей до 18 лет за рассматриваемый период с 2002 по 2010 гг., то она характеризуется в целом как сокращением числа семей с детьми, так и всех категорий семей с детьми, стабильным преобладанием домохозяйств с одним ребенком. Так, в Туве доля семей с одним ребенком за рассматриваемый межпереписной период увеличилась на 2,2 %, в Хакасии – снизилась на 3,4 %; в общем, их доля от всех семей с детьми в Туве составляет 41,2 %, в Хакасии – 61,4 %. В тоже время, в обоих регионах наблюдается рост количества домохозяйств с двумя детьми, в Туве их прирост отмечается на 2,3 %, в Хакасии – на 3,3%. Примечательно, что доля семей с тремя и более детьми в республике Тува сократилась в отличие от Хакасии (в Туве она снизилась на 4,5 %, в Хакасии – увеличилась на 0,1 %) (Табл. 8). Доминирование однодетных семей в общей структуре детных домохозяйств объясняется воздействием ведущих факторов: демографического, ценностного.

Таблица 8. Структура семей по уровню детности (домохозяйства имеющие детей до 18 лет) Тувы и Хакасии (2002–2010 гг.)[31, 32]

Основные параметры

Тува

Хакасия

2002

2010

2002

2010

супружеские пары с детьми, имеющие детей моложе 18 лет, тыс. ед.

54,4

34,7

87,7

50,8

семьи с одним ребенком, %

40,2

42,4

63,1

59,7

семьи с двумя детьми,%

33,8

36,1

29,4

32,7

семьи с тремя и более детьми, %

25,9

21,4

7,5

7,6

Изменение структуры семьи (тенденции усложнения, двухдетности) приводит к процессу снижения ее размера.

Снижение размера семьи. Сокращение размера семьи характерно для обоих регионов. В Туве средний размер семьи за межпереписной период 2002–2010 гг. сократился на 5,5 %, в Хакасии – на 3,7 %. Размер семьи снижается в целом по городской местности Тувы и Хакасии, что связано с воздействием экономического и социального факторов (низкая физическая потребность в детях, большие затраты на их обеспечение, высокая степень мотивации к продолжительному обучению, выстраиванию карьеры и повышенному стремлению к идеалам красоты, снижение уровня доходов семей в период финансово-экономического кризиса в стране (2008-2010 гг.)); а также демографического фактора (лучшее соотношение долей мужского и женского населения, более стабильные отношения (меньше разводов)). При этом, наличествуют и индивидуальные тенденции данной динамики в сельской местности: для Тувы характерно существенное снижение среднего размера семьи (на 4,8 %), которое превышает показатели в городской местности; для Хакасии – сохранение устойчивого размера семьи в пределах 2,8 единиц (Табл. 9). Это обстоятельство обусловлено влиянием урбанизационных и антиурбанизационных процессов.

Таблица 9. Средний размер домохозяйства Тувы и Хакасии

(2002–2010 гг.), ед.[31, 32]

Основные параметры

Тува

Хакасия

2002

2010

2002

2010

средний размер частного домохозяйства

3,6

3,4

2,7

2,6

средний размер городского частного домохозяйства

3,2

3,1

2,6

2,5

средний размер сельского частного домохозяйства

4,1

3,9

2,8

2,8

Снижение размера семьи происходит во всех сложных типах домохозяйств регионов, что касается простых семей, то динамика несколько разнится. Сокращения сложных домохозяйств в Туве более выраженно, оно превышает показатели в Хакасии на 8,9 %. Сокращение является результатом снижения размера преимущественно прочих домохозяйств, в меньшей степени – сложных домохозяйств, состоящих из неполных семей с включением родителей, родственников. При этом размер простой семьи в Туве увеличился на 5,8 %, в Хакасии в данном случае наблюдается стагнация показателей. Это объясняется продолжающимися нуклеарными процессами в Туве и доминирующими антинуклеарными в Хакасии.

Таким образом, состояние основных компонентов динамики семьи (число, размер, детность) характеризуется общей тенденцией увеличения числа семей, в Туве таковой рост происходит за счет ресурсов городской местности, в Хакасии – сельской. Изменение местности проживания домохозяйств приводит к динамике их размера. В основных типах семей наблюдаются снижение размера, в сельских семьях Хакасии, где отмечается увеличение семей, ощущаются стагнационные процессы. При этом доля семей с детьми в общей структуре домохозяйств снижается, увеличивается процент двух-трехдетных семей в Хакасии, сокращается доля трехдетных и увеличивается однодетных в Туве.

Вывод

В целом, уровень рождаемости в регионах Южной Сибири в начале XXI века обусловлен воздействием различного рода факторов (образование женщин, благосостояние семьи, местности проживания, структуры семьи), доминирующим из них является структурная динамика домохозяйств. Анализ состояния среднего числа рождений женщин в зависимости от уровня образования свидетельствует о происходящих противоречивых процессах, в то же время наличествует общая тенденция – увеличение числа рождений у женщин со средним специальным образованием. Таковые процессы характерны и при рассмотрении местности проживания, где семьи Тувы охвачены урбанизационными, Хакасии – антиурбанизационными трендами. Отмечается общая тенденция снижения благосостояния семьи при росте их доходов и расходов. В целом, данные факторы оказывают различное, порой противоречивое воздействие на уровень рождаемости.

В тоже время наличествует фактор, влияние которого оказывает одновекторное воздействие на снижение рождаемости – это изменение долей структурных элементов домохозяйств. Увеличение числа сложных семей, объединенных не родственными связями и одиноких домохозяйств, в условиях сокращения нуклеарных, приводит к снижению темпов рождаемости, в связи с изначально низким уровнем ориентаций домохозяйств на воспроизводство населения. Стоит отметить, что темпы усложнения домохозяйств в Туве в 3 раза выше, чем в Хакасии, рост доли одиноких домохозяйств в Хакасии превышает таковые в Туве в 1,1 раза.

Данные факторы обуславливают состояние иных показателей семьи (размер, структура детности семьи, число). Так, для регионов характерны процессы снижения уровня детности в основных типах семей, что приводит к доминированию однодетных семей, увеличению семей с двумя детьми. Данный процесс отражается на снижении размера семьи. Общее снижение размера семьи в регионах отмечается в городской местности, преимущественно в среде сложных домохозяйств (существенно сокращаются по категории прочих домохозяйств), в среде простых семей данный процесс охватывает все его основные типы. Снижение числа детей в семьях, сокращение размера семьи сопровождается общей тенденцией увеличения числа семей в сельской местности за счет домохозяйств одиноких людей и прочих.

Позитивными трендами процессов, происходящих со структурой семьи, является их усложнение за счет совместно проживающих двух-трех домохозяйств, упрощения – снижение доли неполных семей. Проблемными тенденциями являются сокращение размера семьи, рост одиноких домохозяйств.

Библиография
1.
Архангельский В. Н., Зинькина Ю. В., Шульгин С. Г. Рождаемость у женщин с разным уровнем образования: текущее состояние и прогнозные сценарии // Народонаселение. 2019. Т. 22. № 1. С. 21–39.
2.
Голод С. И. Семья и брак: историко-социологический анализ. СПб.: Петрополис, 1998. 269 с.
3.
Гончарова Г. С. Влияние родителей на формирование брачно-семейных ценностей детей (на примере народов Республики Тыва) // Природные условия, история и культура Западной Монголии и сопредельных регионов: Материалы VIII международной конференции. 2007. С. 21–27.
4.
Гончарова Г. С. Отношение к семье, браку и детям у различных народов Сибири в современных условиях (на примере Республик Тыва и Хакасия) // Материалы Третьего Международного конгресса «Мир Семьи»: Тезисы и доклады участников Конгресса / составитель и общая редакция Г.А. Зайцева. 2005. С. 40–45.
5.
Гончарова Г. С. Характеристика возрастных и семейных поколений тувинцев // Народы Сибири на современном этапе: Национальные и региональные особенности развития: Сборник научных статей / ответственный редактор кандидат философских наук В.С. Шмаков. Новосибирск. 1989. С. 123–131.
6.
Гончарова Г. С., Савельев Л. Я. Семейно-брачные отношения у народов Сибири: проблемы, тенденции, перспективы. Новосибирск: Издательско-полиграфический дом «Нонпарель», 2004. 288 с.
7.
Гончарова Г. С., Савельев Л. Я. Структурные характеристики семей / отв. ред. Ю.В. Попков. Новосибирск: Изд-во Институт философии и права СО РАН, 2002. 86 с.
8.
Даш Л. А. Обряд приучения матери к ребенку в традиционной тувинской семье // Проблемы социально-экономического развития Сибири. № 1 (31). 2018. С. 82–86.
9.
Даш Л. А. Роль и место женщины в семейно-бытовых праздниках тувинского народа // Научные труды Тувинского государственного университета: материалы ежегодной научно-практической конференции преподавателей, сотрудников и аспирантов ТувГУ, посвященной Году экологии в Российской Федерации и Году молодежных инициатив в Туве. Кызыл, 2017. С. 157–158.
10.
Доржу З. Ю. Межэтническое взаимодействие русских и тувинцев в советской и постсоветской Туве (на примере национально-смешанных семей) // Новые исследования Тувы. 2019. № 1. С. 144–156.
11.
Доржу З. Ю., Корчевская Е. А. Традиции тувинцев в отношении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей // Вестник Томского государственного педагогического университета. № 9 (162). 2015. С. 270–278.
12.
Доржу З. Ю. Тувинская семья: тенденции ее жизнедеятельности // Омский научный вестник. № 1 (95). 2011. С. 35–38.
13.
Кривоногов В. П. Национально-смешанные браки хакасов // Северные архивы и экспедиции. 2017. Т. 1. С. 51–65.
14.
Кривоногов В. П. Современные этнические процессы у тувинцев юга Красноярского края // Новые исследования Тувы. 2017. № 1. С. 3.
15.
Макина А. И. Молодая семья как объект помощи в традиционном хакасском обществе (почитание тёсей) // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история. 2014. № 33. С. 151–155.
16.
Макина А. И. Семейно-родственные отношения и аальная община у хакасов в XIX – начале XX века как формы коллективного взаимодействия и взаимопомощи // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: История, филология. 2010. Т. 9. № 5. С. 204–209.
17.
Макина А. И. Традиции социальной защиты женщин у хакасов // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия: Гуманитарные науки. 2016. № 8. С. 26–28.
18.
Монгуш А. М. О. Мужчина в гендерных взаимодействиях в традиционном тувинском обществе // Genesis: исторические исследования. 2019. № 6. С. 19–26.
19.
Монгуш А. М. О. О некоторых аспектах мужского воспитания в традиционном тувинском обществе // Актуальные проблемы исследования этноэкологических и этнокультурных традиций народов Саяно-Алтая Материалы V-ой международной научно-практической конференции молодых ученых, аспирантов и студентов. 2018. С. 92–94.
20.
Монгуш А. М. О. О некоторых аспектах положения мужчины в традиционном тувинском обществе // IV Центральноазиатские исторические чтения. Пространство культур: через призму единства и многообразия. Кызыл: изд-во Тувинский государственный университет, 2018. С. 88–91.
21.
Субботин С. В. Социальное положение женщины в традиционном обществе тувинцев: повседневность и исследовательские нарративы // Вестник Московского университета. Серия 8: История. 2016. № 2. С. 109–120.
22.
Субботин С. В. Тувинская семья и ее функции. Традиции и инновации // Вестник Калмыцкого института гуманитарных исследований РАН. 2016. № 6 (28). С. 159–171.
23.
Султанбаева К. И., Занаев С. З. Исследований традиций воспитания в хакасской городской семье // Образовательное пространство в информационную эпоху: Материалы Международной научно-практической конференции / под редакцией С. В. Ивановой. 2019. С. 426–438.
24.
Султанбаева К. И. Ценностные приоритеты воспитания хакасской семьи // Этнопедагогика в системе образования: опыт, проблемы и перспективы (XIV Волковские чтения) сборник материалов Международной научно-практической конференции / ответственный редактор Э. В. Екеева. 2018. С. 39–45.
25.
Султанбаева К. И. Этнокультурные традиции современной хакасской семьи // Педагогика любви: Материалы Межрегиональной научно-практической конференции «Х Волковские этнопедагогические чтения». ФБОУ ВО «Горно-Алтайский государственный университет», 2016. С. 33–36.
26.
Трошкина И. Н. Динамика ценностных ориентаций и типов хакасской семьи (на примере хакасского этноса) // Вестник Томского государственного университета. Философия. Социология. Политология. 2016. № 3 (35). С. 99–107.
27.
Трошкина И. Н., Тугужекова В. Н. (новые направления современных научных исследований семьи (на примере Республики Хакасия) // Социодинамика. 2019. № 12. С. 51–65.
28.
Трошкина И. Н. Семейная идентичность хакасского этноса // Сибирский философский журнал. 2016. Т. 14. № 3. С. 211–221.
29.
Трошкина И. Н. Хакасская семья в изменяющейся России // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: Философия. 2009. Т. 7. № 3. С. 83–88.
30.
Трошкина И. Н. Этнокультурные особенности современной хакасской семьи // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: История, филология. Т. 18. 2019. № 7. С. 187–199.
31.
Число и состав домохозяйств. М., ИИЦ «Статистика России», 2005. 456 с. (Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г.: в 14 т. / Федер. служба гос. статистики; Т. 6).
32.
Число и состав домохозяйств. М., ИИЦ «Статистика России», 2013. 543 с. (Итоги Всероссийской переписи населения 2010 г.: в 11 т. / Федер. служба гос. статистики; Т. 6).
33.
Численность и размещение населения. М., ИИЦ «Статистика России», 2005. (Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г.: в 14 т. / Федер. служба гос. статистики; Т. 1). [Электронный ресурс]. URL: http://www.perepis2002.ru/index.html?id=13 (дата обращения: 25.05.2020).
34.
Численность и размещение населения. М., ИИЦ «Статистика России», 2013. 543 с. (Итоги Всероссийской переписи населения 2010 г.: в 11 т. / Федер. служба гос. статистики; Т. 1). [Электронный ресурс]. URL: https://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/perepis_itogi1612.htm (дата обращения: 25.05.2020).
35.
Рождаемость М., ИИЦ «Статистика России», 2005. (Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г.: в 14 т. / Федер. служба гос. статистики; Т. 10). [Электронный ресурс]. URL: http://www.perepis2002.ru/index.html?id=13 (дата обращения: 25.05.2020).
36.
Рождаемость. М., ИИЦ «Статистика России», 2013. (Итоги Всероссийской переписи населения 2010 г.: в 11 т. / Федер. служба гос. статистики; Т. 10). [Электронный ресурс]. URL: https://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/perepis_itogi1612.htm (дата обращения: 25.05.2020).
37.
Тыва в цифрах в 2011 г. Статистический ежегодник Республики Тыва 2008. [Электронный ресурс]. URL: https://krasstat.gks.ru/folder/45814 (дата обращения: 26.05.2020).
38.
Статистический ежегодник Республики Тыва 2012. [Электронный ресурс]. URL: https://krasstat.gks.ru/folder/45814 (дата обращения: 26.05.2020).
39.
Хакасский республиканский статистический сборник 2008. [Электронный ресурс]. URL: https://krasstat.gks.ru/folder/4580840) (дата обращения: 26.05.2020).
40.
Хакасский республиканский статистический сборник 2012. [Электронный ресурс]. URL: https://krasstat.gks.ru/folder/45808 (дата обращения: 26.05.2020).
41.
Республика Тува в цифрах 2018: статистический сборник. Кызыл, 2019. [Электронный ресурс]. URL: https://krasstat.gks.ru/folder/45814 (дата обращения: 26.05.2020).
42.
Республика Хакасия в цифрах 2018: статистический сборник. Абакан, 2019. [Электронный ресурс]. URL: https://krasstat.gks.ru/folder/45808 (дата обращения: 26.05.2020).
43.
Республика Хакасия в цифрах: Статистический сборник. Абакан, 2016. [Электронный ресурс]. URL: https://krasstat.gks.ru/folder/45808 (дата обращения: 28.05.2020).
44.
Республика Хакасия в цифрах. 2018: Стат. сборник. Абакан, 2019. [Электронный ресурс]. URL: https://krasstat.gks.ru/folder/45808 (дата обращения: 28.05.2020).
45.
Реcпублика Тыва в цифрах: Краткий стат. сборник. Кызыл, 2016. [Электронный ресурс]. URL: https://krasstat.gks.ru/folder/45814 (дата обращения: 28.05.2020).
46.
Реcпублика Тыва в цифрах 2018: Краткий стат. сборник. Кызыл, 2019. [Электронный ресурс]. URL: https://krasstat.gks.ru/folder/45814 (дата обращения: 28.05.2020).
47.
Семья и дети (по итогам выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств Красноярского края, Республики Хакасия и Республики Тыва за 2017 г.): Статистический сборник. Красноярск, 2018. С. 9, 13.
48.
Федулова А. Б. Репродуктивное поведение молодой семьи Архангельской области // Вестник Северного (Арктического) федерального университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки. 2015. Т. 5. С. 72.
References (transliterated)
1.
Arkhangel'skii V. N., Zin'kina Yu. V., Shul'gin S. G. Rozhdaemost' u zhenshchin s raznym urovnem obrazovaniya: tekushchee sostoyanie i prognoznye stsenarii // Narodonaselenie. 2019. T. 22. № 1. S. 21–39.
2.
Golod S. I. Sem'ya i brak: istoriko-sotsiologicheskii analiz. SPb.: Petropolis, 1998. 269 s.
3.
Goncharova G. S. Vliyanie roditelei na formirovanie brachno-semeinykh tsennostei detei (na primere narodov Respubliki Tyva) // Prirodnye usloviya, istoriya i kul'tura Zapadnoi Mongolii i sopredel'nykh regionov: Materialy VIII mezhdunarodnoi konferentsii. 2007. S. 21–27.
4.
Goncharova G. S. Otnoshenie k sem'e, braku i detyam u razlichnykh narodov Sibiri v sovremennykh usloviyakh (na primere Respublik Tyva i Khakasiya) // Materialy Tret'ego Mezhdunarodnogo kongressa «Mir Sem'i»: Tezisy i doklady uchastnikov Kongressa / sostavitel' i obshchaya redaktsiya G.A. Zaitseva. 2005. S. 40–45.
5.
Goncharova G. S. Kharakteristika vozrastnykh i semeinykh pokolenii tuvintsev // Narody Sibiri na sovremennom etape: Natsional'nye i regional'nye osobennosti razvitiya: Sbornik nauchnykh statei / otvetstvennyi redaktor kandidat filosofskikh nauk V.S. Shmakov. Novosibirsk. 1989. S. 123–131.
6.
Goncharova G. S., Savel'ev L. Ya. Semeino-brachnye otnosheniya u narodov Sibiri: problemy, tendentsii, perspektivy. Novosibirsk: Izdatel'sko-poligraficheskii dom «Nonparel'», 2004. 288 s.
7.
Goncharova G. S., Savel'ev L. Ya. Strukturnye kharakteristiki semei / otv. red. Yu.V. Popkov. Novosibirsk: Izd-vo Institut filosofii i prava SO RAN, 2002. 86 s.
8.
Dash L. A. Obryad priucheniya materi k rebenku v traditsionnoi tuvinskoi sem'e // Problemy sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya Sibiri. № 1 (31). 2018. S. 82–86.
9.
Dash L. A. Rol' i mesto zhenshchiny v semeino-bytovykh prazdnikakh tuvinskogo naroda // Nauchnye trudy Tuvinskogo gosudarstvennogo universiteta: materialy ezhegodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii prepodavatelei, sotrudnikov i aspirantov TuvGU, posvyashchennoi Godu ekologii v Rossiiskoi Federatsii i Godu molodezhnykh initsiativ v Tuve. Kyzyl, 2017. S. 157–158.
10.
Dorzhu Z. Yu. Mezhetnicheskoe vzaimodeistvie russkikh i tuvintsev v sovetskoi i postsovetskoi Tuve (na primere natsional'no-smeshannykh semei) // Novye issledovaniya Tuvy. 2019. № 1. S. 144–156.
11.
Dorzhu Z. Yu., Korchevskaya E. A. Traditsii tuvintsev v otnoshenii detei-sirot i detei, ostavshikhsya bez popecheniya roditelei // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta. № 9 (162). 2015. S. 270–278.
12.
Dorzhu Z. Yu. Tuvinskaya sem'ya: tendentsii ee zhiznedeyatel'nosti // Omskii nauchnyi vestnik. № 1 (95). 2011. S. 35–38.
13.
Krivonogov V. P. Natsional'no-smeshannye braki khakasov // Severnye arkhivy i ekspeditsii. 2017. T. 1. S. 51–65.
14.
Krivonogov V. P. Sovremennye etnicheskie protsessy u tuvintsev yuga Krasnoyarskogo kraya // Novye issledovaniya Tuvy. 2017. № 1. S. 3.
15.
Makina A. I. Molodaya sem'ya kak ob''ekt pomoshchi v traditsionnom khakasskom obshchestve (pochitanie tesei) // Aktual'nye voprosy obshchestvennykh nauk: sotsiologiya, politologiya, filosofiya, istoriya. 2014. № 33. S. 151–155.
16.
Makina A. I. Semeino-rodstvennye otnosheniya i aal'naya obshchina u khakasov v XIX – nachale XX veka kak formy kollektivnogo vzaimodeistviya i vzaimopomoshchi // Vestnik Novosibirskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Istoriya, filologiya. 2010. T. 9. № 5. S. 204–209.
17.
Makina A. I. Traditsii sotsial'noi zashchity zhenshchin u khakasov // Sovremennaya nauka: aktual'nye problemy teorii i praktiki. Seriya: Gumanitarnye nauki. 2016. № 8. S. 26–28.
18.
Mongush A. M. O. Muzhchina v gendernykh vzaimodeistviyakh v traditsionnom tuvinskom obshchestve // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2019. № 6. S. 19–26.
19.
Mongush A. M. O. O nekotorykh aspektakh muzhskogo vospitaniya v traditsionnom tuvinskom obshchestve // Aktual'nye problemy issledovaniya etnoekologicheskikh i etnokul'turnykh traditsii narodov Sayano-Altaya Materialy V-oi mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii molodykh uchenykh, aspirantov i studentov. 2018. S. 92–94.
20.
Mongush A. M. O. O nekotorykh aspektakh polozheniya muzhchiny v traditsionnom tuvinskom obshchestve // IV Tsentral'noaziatskie istoricheskie chteniya. Prostranstvo kul'tur: cherez prizmu edinstva i mnogoobraziya. Kyzyl: izd-vo Tuvinskii gosudarstvennyi universitet, 2018. S. 88–91.
21.
Subbotin S. V. Sotsial'noe polozhenie zhenshchiny v traditsionnom obshchestve tuvintsev: povsednevnost' i issledovatel'skie narrativy // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 8: Istoriya. 2016. № 2. S. 109–120.
22.
Subbotin S. V. Tuvinskaya sem'ya i ee funktsii. Traditsii i innovatsii // Vestnik Kalmytskogo instituta gumanitarnykh issledovanii RAN. 2016. № 6 (28). S. 159–171.
23.
Sultanbaeva K. I., Zanaev S. Z. Issledovanii traditsii vospitaniya v khakasskoi gorodskoi sem'e // Obrazovatel'noe prostranstvo v informatsionnuyu epokhu: Materialy Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii / pod redaktsiei S. V. Ivanovoi. 2019. S. 426–438.
24.
Sultanbaeva K. I. Tsennostnye prioritety vospitaniya khakasskoi sem'i // Etnopedagogika v sisteme obrazovaniya: opyt, problemy i perspektivy (XIV Volkovskie chteniya) sbornik materialov Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii / otvetstvennyi redaktor E. V. Ekeeva. 2018. S. 39–45.
25.
Sultanbaeva K. I. Etnokul'turnye traditsii sovremennoi khakasskoi sem'i // Pedagogika lyubvi: Materialy Mezhregional'noi nauchno-prakticheskoi konferentsii «Kh Volkovskie etnopedagogicheskie chteniya». FBOU VO «Gorno-Altaiskii gosudarstvennyi universitet», 2016. S. 33–36.
26.
Troshkina I. N. Dinamika tsennostnykh orientatsii i tipov khakasskoi sem'i (na primere khakasskogo etnosa) // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Filosofiya. Sotsiologiya. Politologiya. 2016. № 3 (35). S. 99–107.
27.
Troshkina I. N., Tuguzhekova V. N. (novye napravleniya sovremennykh nauchnykh issledovanii sem'i (na primere Respubliki Khakasiya) // Sotsiodinamika. 2019. № 12. S. 51–65.
28.
Troshkina I. N. Semeinaya identichnost' khakasskogo etnosa // Sibirskii filosofskii zhurnal. 2016. T. 14. № 3. S. 211–221.
29.
Troshkina I. N. Khakasskaya sem'ya v izmenyayushcheisya Rossii // Vestnik Novosibirskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Filosofiya. 2009. T. 7. № 3. S. 83–88.
30.
Troshkina I. N. Etnokul'turnye osobennosti sovremennoi khakasskoi sem'i // Vestnik Novosibirskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Istoriya, filologiya. T. 18. 2019. № 7. S. 187–199.
31.
Chislo i sostav domokhozyaistv. M., IITs «Statistika Rossii», 2005. 456 s. (Itogi Vserossiiskoi perepisi naseleniya 2002 g.: v 14 t. / Feder. sluzhba gos. statistiki; T. 6).
32.
Chislo i sostav domokhozyaistv. M., IITs «Statistika Rossii», 2013. 543 s. (Itogi Vserossiiskoi perepisi naseleniya 2010 g.: v 11 t. / Feder. sluzhba gos. statistiki; T. 6).
33.
Chislennost' i razmeshchenie naseleniya. M., IITs «Statistika Rossii», 2005. (Itogi Vserossiiskoi perepisi naseleniya 2002 g.: v 14 t. / Feder. sluzhba gos. statistiki; T. 1). [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.perepis2002.ru/index.html?id=13 (data obrashcheniya: 25.05.2020).
34.
Chislennost' i razmeshchenie naseleniya. M., IITs «Statistika Rossii», 2013. 543 s. (Itogi Vserossiiskoi perepisi naseleniya 2010 g.: v 11 t. / Feder. sluzhba gos. statistiki; T. 1). [Elektronnyi resurs]. URL: https://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/perepis_itogi1612.htm (data obrashcheniya: 25.05.2020).
35.
Rozhdaemost' M., IITs «Statistika Rossii», 2005. (Itogi Vserossiiskoi perepisi naseleniya 2002 g.: v 14 t. / Feder. sluzhba gos. statistiki; T. 10). [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.perepis2002.ru/index.html?id=13 (data obrashcheniya: 25.05.2020).
36.
Rozhdaemost'. M., IITs «Statistika Rossii», 2013. (Itogi Vserossiiskoi perepisi naseleniya 2010 g.: v 11 t. / Feder. sluzhba gos. statistiki; T. 10). [Elektronnyi resurs]. URL: https://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/perepis_itogi1612.htm (data obrashcheniya: 25.05.2020).
37.
Tyva v tsifrakh v 2011 g. Statisticheskii ezhegodnik Respubliki Tyva 2008. [Elektronnyi resurs]. URL: https://krasstat.gks.ru/folder/45814 (data obrashcheniya: 26.05.2020).
38.
Statisticheskii ezhegodnik Respubliki Tyva 2012. [Elektronnyi resurs]. URL: https://krasstat.gks.ru/folder/45814 (data obrashcheniya: 26.05.2020).
39.
Khakasskii respublikanskii statisticheskii sbornik 2008. [Elektronnyi resurs]. URL: https://krasstat.gks.ru/folder/4580840) (data obrashcheniya: 26.05.2020).
40.
Khakasskii respublikanskii statisticheskii sbornik 2012. [Elektronnyi resurs]. URL: https://krasstat.gks.ru/folder/45808 (data obrashcheniya: 26.05.2020).
41.
Respublika Tuva v tsifrakh 2018: statisticheskii sbornik. Kyzyl, 2019. [Elektronnyi resurs]. URL: https://krasstat.gks.ru/folder/45814 (data obrashcheniya: 26.05.2020).
42.
Respublika Khakasiya v tsifrakh 2018: statisticheskii sbornik. Abakan, 2019. [Elektronnyi resurs]. URL: https://krasstat.gks.ru/folder/45808 (data obrashcheniya: 26.05.2020).
43.
Respublika Khakasiya v tsifrakh: Statisticheskii sbornik. Abakan, 2016. [Elektronnyi resurs]. URL: https://krasstat.gks.ru/folder/45808 (data obrashcheniya: 28.05.2020).
44.
Respublika Khakasiya v tsifrakh. 2018: Stat. sbornik. Abakan, 2019. [Elektronnyi resurs]. URL: https://krasstat.gks.ru/folder/45808 (data obrashcheniya: 28.05.2020).
45.
Recpublika Tyva v tsifrakh: Kratkii stat. sbornik. Kyzyl, 2016. [Elektronnyi resurs]. URL: https://krasstat.gks.ru/folder/45814 (data obrashcheniya: 28.05.2020).
46.
Recpublika Tyva v tsifrakh 2018: Kratkii stat. sbornik. Kyzyl, 2019. [Elektronnyi resurs]. URL: https://krasstat.gks.ru/folder/45814 (data obrashcheniya: 28.05.2020).
47.
Sem'ya i deti (po itogam vyborochnogo obsledovaniya byudzhetov domashnikh khozyaistv Krasnoyarskogo kraya, Respubliki Khakasiya i Respubliki Tyva za 2017 g.): Statisticheskii sbornik. Krasnoyarsk, 2018. S. 9, 13.
48.
Fedulova A. B. Reproduktivnoe povedenie molodoi sem'i Arkhangel'skoi oblasti // Vestnik Severnogo (Arkticheskogo) federal'nogo universiteta. Seriya: Gumanitarnye i sotsial'nye nauki. 2015. T. 5. S. 72.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Автор представил статью, надо сказать, с не очень корректным названием: разве есть такое понятие «семья национального региона», имеется в виду, что все, кто проживает в национальном регионе объединены в одну семью? – вряд ли. Но название отражает в целом проблемность материала, а кроме того, и исследовательскую культуру автора. В данном случае и с первым, и со вторым есть определенные сложности.
Если все же исходить из того, что автор хотел показать состояние семьи как таковой в национальных регионах Тувы и Хакасии, уровень развития семьи, ее структуру и т.д., то очевидно, что в этом случае не избежать необходимости оперировать эмпирическими данными исследований.
Так, например, одной из ключевых проблем современной семьи видится сокращение ее размера в условиях активных антинуклеарных процессов, что происходит по утверждению автора статьи на территории всех национальных регионов Восточной Сибири и Дальнего Востока. Важно при этом иметь в виду, что данные изменения происходят параллельно с процессом увеличения численности населения (в республиках Алтай, Тува, Саха (Якутия). Автор приводит ряд факторов, оказывающих влияние на данные процессы, таких, к примеру, как снижение уровня смертности, увеличение продолжительности жизни и др. Данное наблюдение, действительно, может стать основанием для рассмотрения в научной статье обнаруженной проблемы. Кроме того, в статье явно прослеживается сделанный акцент и на причинах исторических изменений современной семьи, к которым следует отнести индустриальную урбанизацию, которая разрушает экономический и социальный строй патриархально-феодального образа жизни. Как необходимое условие индивидуальной мобильности в многопоколенном, биографическом и географическом смыслах вместо большой семьи возникает малая супружеская нуклеарная семья. Концентрация населения в городах делает невозможным сохранение большой семьи не только по профессионально-экономическим требованиям, но и вследствие остроты жилищной проблемы в городах. Нуклеаризация семьи сопровождается малодетностью семей, снижением рождаемости с постоянной занятостью женщины вне семьи и колоссальным ростом требований к воспитанию и образованию подрастающего поколения. Но автору важно было обратить внимание именно на антинуклеарные процессы, которые и объясняют состояние семьи в ареале национальных регионов.
Преимуществами представленной работы я бы назвал следующие обстоятельства: 1) автор апеллирует к показателям семейного состояния в их связи с воспроизводством тувинского этноса, т.е., применяя социокульутрный подход, анализирует это соотношение как результат поздней исторической включенности тувинского этноса в общероссийский исторический процесс; 2) рассматривает ряд важных факторов, которые не во всех случаях развития семьи могут иметь решающее значение, но в случае с национальной окрашенностью семей в Туве и Хакасии, серьезным образом влияют на состояние семьи: природно-географическая закрытость территории, редко очаговый тип расселения, низкая межмуниципальная мобильность; увеличение доли сельских семей Хакасии вследствие миграции на территории крупных сельских муниципальных образований и пригородных зон и т.д. Таким образом, эти два момента отражают и логику научного поиска, и безусловно помогают автору получить новые результаты.
Между тем автор также ставит в центр своего исследования и вопрос о преобладающем типе «семейного процесса» в двух республиках, а именно: в Туве отмечается актуализация проблем отцовства, в Хакасии – материнства. Но при этом, как справедливо отмечает автор, «остаются открытыми вопросы комплексного влияния социальных и экономических факторов на современное состояние семьи регионов Южной Сибири, соотношение родственных, супружеских, детско-родительских систем семьи, особенностей региональной динамики семьи национальных регионов Енисейской Сибири».
Не обходит стороной автор статьи и вопрос о состоянии семьи в условиях роста урбанизации населения. Очевидно, что концентрация населения в городах делает невозможным сохранение большой семьи не только по профессионально-экономическим требованиям, но и вследствие остроты жилищной проблемы в городах. Достаточно вспомнить, что большую часть рабочей силы Петербурга XIX века составляли люди, живущие отдельно от семьи, работавшие и служившие в столице в порядке отхожего промысла, сезонного или многолетнего найма. Именно они заполняли ночлежки, общежития и доходные дома.
В городе невозможно территориальное сосредоточение широкого родственного круга, здесь возникает раздельное проживание взрослых родственников разных поколений — иначе говоря, наиболее активно идет процесс нуклеаризации семьи. Он проявляется во все более раннем отделении молодежи от родительской семьи в связи со службой в армии, самостоятельным выбором профиля и уровня образования и места работы, профессий, а с другой стороны, и это основной процесс, в неолокальности при вступлении в брак или следующем вскоре после брака разделении брачных пар разных поколений. Нуклеаризация семей уменьшает структурное разнообразие типов жилища в городе, средние размеры квартиры, но увеличивает число домохозяйств и тем самым обостряет жилищный вопрос. В городе закрепляется устойчивое разделение мест работы, учебы и местожительства, мест восстановления здоровья и мест долговременного отдыха. Это меняет требования к жилому фонду города, к социальной инфраструктуре в целом и обостряет и без того острые проблемы. Автор статьи между тем, опираясь на результаты прикладного исследования, отмечает, что и семьи Тувы и Хакасии являются преимущественно городскими. «В среднем на их долю в регионах приходится 60 % семей. В период 2002–2010 гг. динамика долей городских семей была различной: отмечался их рост в Туве и сокращение в Хакасии. Увеличение таковых семей произошло в Туве на 1,0 %, в Хакасии их доля сократилась на 2,5 %». Делается вывод, который, с одной стороны, отражает состояние развития семьи в общероссийском масштабе, но с другой стороны, подчеркивает, что рост городских семей в Туве продолжается, неся с собой урбанистический тип культуры. И это наталкивает автора стати на обобщение: «мы имеем возможность наблюдать снижение уровня рождаемости и размера семьи. В Хакасии отмечается тенденция роста сельских семей, в связи с внутренней миграцией населения, что приводит к смешению городских и сельских ценностных предпочтений относительно ее среднего размера». Я считаю, что автор очень удачно и в соответствии с избранным методологическим ракурсом осмысления проблемы замечает очень важные для определения состояния семей тенденции, которые в конечном итоге приведут его к выводам, имеющим научную ценность. В частности, автору удалось сделать заслуживающее внимания обобщение, в соответствии с которым был выявлен «ведущий фактор, влияющий на изменение состояния семьи», обусловленный противоречивым взаимодействием ряда переменных: ростом численности рождений в наиболее репродуктивных женских группах со средним уровнем образования, снижением материальных условий жизни семьи в условиях урбанизационных процессов в Туве и антиурбанизационных в Хакасии. Как замечает автор, при этом «динамика данных переменных свидетельствует о сокращении темпов рождаемости, в тоже время, позволяет предположить, что в перспективе возможен незначительный рост уровня размера семьи при их некритическом материальном положении».
Итак, основа авторской концепции проявляется в том, что автору удалось определить и идентифицировать активные процессы антинуклеаризации или усложнения домохозяйств в рассматриваемых в статье регионах Тувы Хакасиии, что связано с экономическим положением семей. Также выявлены и факторы упрощения семьи в результате воздействия демографического фактора. Описаны ресурсы усложнения семей являются домохозяйства, не связанные отношениями прямого родства, на фоне снижения доли сложных семей из двух и трех поколений, что касается процесса упрощения семей, то они пополняются за счет домохозяйств одиночек в условиях сокращения доли нуклеарных семей.
Таким образом, представляется, что автор в своем материале затронул важные для современного социогуманитарного знания вопросы, избрал для анализа актуальную тему, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе помогает некоторым образом изменить сложившиеся подходы или направления анализа проблемы, затрагиваемой в представленной статье.
В статье присутствует авторский подход и новизна основных выводов, а сама постановка проблемы не является тривиальной, при этом ссылки на источники позволили автору решить поставленные задачи. Вместе с тем список источников оформлен некорректно.
Также я бы посоветовал автору вернуться к названию статьи и переформулировать его, подчеркнув проблемный характер рассматриваемого вопроса. Однозначно, после внесенных корректив можно будет поставить вопрос о рекомендации статьи к опубликованию.



Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"