Статья 'Судьбы священников в России: ВВЕДЕНСКИЕ' - журнал 'Исторический журнал: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Исторический журнал: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Судьбы священников в России: ВВЕДЕНСКИЕ

Бабич Ирина Леонидовна

доктор исторических наук

главный научный сотрудник, Институт этнологии и антропологии РАН

119334, Россия, г. Москва, Ленинский проспект, 32а

Babich Irina Leonidovna

Doctor of History

Chief Scientific Associate, Institute of Ethnology and Anthropology of the Russian Academy of Sciences

119334, Russia, g. Moscow, ul. Leninskii Prospekt, 32a

babi7chi@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0609.2020.2.32466

Дата направления статьи в редакцию:

24-03-2020


Дата публикации:

22-04-2020


Аннотация.

Предмет исследования - судьба одного из священников России – о. Дмитрия Введенского, который начал свое служение еще до революции, прошел советские лагеря, был трижды осужден, сумел выжить в трудных условиях лагерной жизни и продолжить служение после смерти Сталина. Объект исследования - священническая династия Введенских.Жизнь рассматривается нами в контексте той священнической среды, в которой он оказался. На уровне микроистории мы хотим описать судьбу одного из представителей российского православного духовенства на цивилизационном сломе. Исследование подготовлено на основе двух типов источников: во-первых, архивных материалов государственных архивов (Государственного архива Российской Федерации и Центрального государственного исторического архива г. Москвы) и частных (семейного архива Введенских, который был передан в Церковно-исторический музей Мужского Ставропигального Данилова монастыря РПЦ), во-вторых, интервью с потомками семьи Введенских: внучкой о. Дмитрия – Любовью, внуком брата о. Дмитрия – Ростиславом, племянницей жены о. Дмитрия – И.К. Милославиной, внучкой второго священника, служившего в одном храме «Живоносный Источник» с о. Дмитрием, – Е.П. Фивейской. Новизной статьи является введение в научный оборот новых архивных мтериалов о жизни российских священников, в том числе и новых архивов, в частности, архив Введенского, хранящегося в Даниловом монастыре.Изучение священнических судеб на примере семьи Введенских позволило сформулировать основные тенденции жизни священства на границе российско-имперского и советского периода истории России.

Ключевые слова: православие, Россия, Царицыно, архив, религия, Введенские, семья, советская власть, революция, духовенство

Публикуется в соответствии с планом научно-исследовательских работ Института этнологии и антропологии РАН

Abstract.

The research subject of this study is the fate of a priest in Russia: Fr. Dmitry Vvedensky, who began his ministry before the Revolution, lived through Soviet camps, was convicted three times, managed to survive the difficult conditions of camp life and continued to serve after the death of Stalin.The research object of this study is the Vvedensky dynasty of priests.The author considers D. Vvedensky's life in the context of the priestly environment in which he found himself. At the microhistory level, the author describes the fate of one of the representatives of the Russian Orthodox clergy during a civilizational breakdown. The study was prepared on the basis of two kinds of sources: firstly, archival materials from the state archives (the State Archive of the Russian Federation and the Central State Historical Archive of Moscow) and private collections (the Vvedensky family archive, which was donated to the Church and History Museum of the Men's Stavropegalny Danilov Monastery of the Russian Orthodox Church ); secondly, interviews with the descendants of the Vvedensky family: the granddaughter of Fr. Dmitry - Lyubov', the grandson of Fr. Dmitry's brother - Rostislav, the niece of Fr. Dmitry's wife - I. K. Miloslavina, the granddaughter of the second priest serving in the same "Life-Giving Spring" Church with Fr. Dmitry, - E. P. Thebes.The scientific novelty of this research is its introduction into scientific circulation of new archival materials concerning the life of Russian priests, including from new archives, in particular, the Vvedensky archive stored in the Danilov Monastery.The study of priestly fates on the example of the Vvedensky family has made it possible for the author to identify the main trends in the life of the priesthood at the turn of the Russian-imperial and Soviet periods in the history of Russia.

Keywords:

Soviet power, family, Vvedenskie, religion, archive, Tsaritsyno, Russia, Orthodoxy, revolution, clergy

Введение

Предлагаемая статья посвящена судьбе одного из священников России – о. Дмитрию Введенскому, который начал свое служение еще до революции, прошел советские лагеря, был трижды осужден, сумел выжить в трудных условиях лагерной жизни и продолжить служение после смерти Сталина. Его жизнь рассматривается нами в контексте той священнической среды, в которой он оказался. На уровне микроистории мы хотим описать судьбу одного из представителей российского православного духовенства на цивилизационном сломе. Это позволит сформулировать основные тенденции жизни священства на границе российско-имперского и советского периода истории России.

Статья подготовлена на основе двух типов источников: во-первых, архивных материалов государственных архивов (Государственного архива Российской Федерации и Центрального государственного исторического архива г. Москвы) и частных (семейного архива Введенских, который был передан в Церковно-исторический музей Мужского Ставропигального Данилова монастыря РПЦ), во-вторых, интервью с потомками семьи Введенских: внучкой о. Дмитрия – Любовью, внуком брата о. Дмитрия – Ростиславом, племянницей жены о. Дмитрия – И.К. Милославиной, внучкой второго священника, служившего в одном храме «Живоносный Источник» с о. Дмитрием, – Е.П. Фивейской.

История семьи

В дореволюционной России были приняты священнические династии. Семья Введенских – не исключение. Известно, что в середине ХIХ в. священником был Иван Введенский [1]. У него было два сына: Алексей и Василий. Оба стали священниками: Алексей (1865 – 1913 гг. жизни) – в храме Успения Пресвятой Богородицы сел. Симбухово Верейского уезда Московской губернии (ныне – Наро-Фоминский район, Московская область), Василий – в храме Преображения Господня сел. Ликино Московской губернии (ныне – Переделкино, Московская область) [1].

Алексей женился на дочери священника Ивана Воскресенского – Марии [2. Ф.229. Оп.4. Д.547 а]. У Марии два брата стали священниками, третий брат – агрономом [1]. У супругов Алексея и Марии родилось трое сыновей, двое из которых тоже стали священниками: Михаил (1890–1971) и Дмитрий (1893–1968), а третий, младший сын Иван (1895–1958), хотя и прошел тот же путь, что и его старшие братья, выбрал светскую профессию.

Хотя их отец – священник о. Алексей, по воспоминаниям родственников, не имел духовного образования, но своих детей он постарался выучить: все они окончили духовную семинарию и Московскую Духовную Академию [3]. Семья жила в сел. Симбухово в большим доме, с огородом. Дети с детства приучались к сельского труду.

Как указывалось выше, о. Алексей служил в храме в сел. Симбухово и преподавал Закон Божий в церковно-приходской школе. Как вспоминали его родственники, он очень «глубоко переживал, видя приближение «смутного времени», когда в Москве, в общественных местах, нередко оскорбляли духовных лиц» [3]. В 1913 г. о. Алексей в возрасте 48 лет внезапно умер от грудной жабы (ныне – инфаркта) и был похоронен внутри ограды около своего храма с большими почестями. По воспоминаниям о. Михаила Введенского, которыми он делился со своим сыном – Ростиславом, в этом большую роль сыграл некто Гуськов. Это был местный разбогатевший крестьянин. Он купил господский дом в сел. Симбухово и сад в 300 яблонь. Гуськов был глубоко верующим и часто посещал церковь, пытаясь участвовать в делах своей православной общины. Гуськов на свои средства обновил роспись храма. Во время освещение храма присутствовали Обер-прокурор Святейшего Синода В.К. Саблер и митрополит Московский [3]. Когда умер о. Алексей, Гуськов выделил средства на его похороны: гроб для него был сделан из долбленого дуба. Церковь в сел. Симбухово была разрушена во время Великой Отечественной войны. Некоторое время на этом месте работал пионерлагерь. Кладбище, на котором был похоронен о. Алексей, не сохранилось.

Священник о. Михаил и его брат Иван

Михаил Введенский окончил Вифанскую духовную семинарию [4], затем – Московскую духовную Академию (1910–1915 г.) и был оставлен при Академии для приготовления к профессорской должности в звании профессорского стипендиата. В 1916 г. он получил диплом кандидата богословия. В эти годы в академии преподавал Павел Флоренский: читал курс по истории философии. Михаил Введенский стал его учеником [1]. Резолюцией Преосвященного Дмитрия Епископа Можайского от 10 августа 1916 г. Михаил был определен штатным псаломщиком во Введенскую церковь в сел. Озеры Коломенского уезда Московского уезда (ныне – Озеры, Московская область) [2. Ф.229. Оп.4. Д.550. Л.3-4]. О. Михаил женился на дочери известного в те годы в России священника Александра Николаевича Стефановского – Людмиле [2. Ф.229. Оп.4. Д.4181. Л.2,11]. В семье родился сын Ростислав.

До революции Стефановский был возведен в сан протоиерея и награжден митрой. Октябрьская революция вызвала раскол в русском православии и появлению обновленческого движения, выступавшего против Патриарха Тихона. О. Александр Стефановский был активным сторонником Тихона и его ближайшего преемника митрополита Петра (Полянского). В результате Стефановский подвергся репрессиям и умер 13 сентября 1927 г. Он был похоронен на немецком (Введенском) кладбище [5. Д.Р-25103].

Вскоре о. Михаил из сел. Озеры был переведен в сел. Нахабино, где он стал служить псаломщиком в местном храме, а уже оттуда в 1917 г. – в Москву, в церковь Святителя Николая в Новой Слободе (на ул. Каляевской), в которой он прослужил до 1930 г.

В 1930 г. о. Михаил был арестован и обвинен в «антисоветской агитации». Он был осужден по ст.58-10 УК РСФСР Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ СССР на три года и сослан на Север: в г. Пинега Архангельской области [5. Д.Н-6656]. В 1934 г. он освободился и поселился в г. Егорьевске, где стал служить в местном храме. Однако вскоре он был вновь арестован и выслан в Каргополь (1935 г.). Освободившись через год, о. Михаил стал работать счетоводом в гг. Малоярославце и Медыни Калужской обл. (1938–1941 гг.). В 1941 г. он переехал в Рязань, где стал служить священником (1941–1946 гг.), затем в г. Касимов Рязанской области (1946–1955 г.). После смерти Сталина ему удалось перевестись в Москву, где он устроился служить в церкви на Рогожском кладбище (1955 г.). Умер о. Михаил 12 марта 1971 г. и похоронен там же, где и его тесть - на немецком (Введенском) кладбище. Усилиями его сына – Ростислава он был реабилитирован Генеральной Прокуратуры РФ [6, с.8].

Младший брат – Иван пошел по пути брата: он окончил Звенигородское духовное училище, затем – Вифанскую духовную семинарию, в 1915 г. он поступил в Академию, однако с первого курса его забрали в армию (исполнение воинской повинности). Точнее, вначале он получил отсрочку, а потом в 1916 г. его забрали в действующую армию. Вернувшись из армии, он не продолжил свое духовное образование. Грянула революция, Иван устроился завод, дослужился до должности директора завода. Сын о. Михаила – Ростислав помнит, что в 1930-е гг. дядя Ваня приезжал к ним на дачу (в районе Загорска – это был дом дедушки о. Александра Стефановского) на машине с шофером. Иван умер в 1958 г. в возрасте 62 лет. Когда он умер, по воспоминаниям Ростислава, в его вещах было найдено облачение священника и крест [1].

Жизнь о. Дмитрия Введенского до репрессий

В 1907 г. Дмитрий окончил Звенигородское духовное училище, в 1913 г. – Вифанскую духовную семинарию [4]. В том же году он был рукоположен в священники и начал служить в церкви Успения дер. Симбухово, где служил его отец. В этом храме о. Дмитрий оставался до 1914 г. [7]. Любопытен факт. Еще до начала своего служения в должности священника, о. Дмитрий окончил Археологический Институт. Археологический институт был учрежден в Москве в 1907 г. и располагался в здании Медведниковой гимназии. В Институт принимались лица, имевшие высшее образование.

После года службы в сельском храме, о. Дмитрий поступил в Московскую Духовную Академию, которую успешно окончил в 1918 г., получив диплом кандидата богословия [2. Ф.229. Оп.4. Д.545. Л.1-7]. По окончании академии он начал служить священником в одном из храмов – Св. Николая в сел. Сабурово, в котором ранее служил большой друг храма «Живоносный Источник» в Царицыно – Сергей Хавский, а сама церковь относилась к благочинию, который возглавлял другой друг храма Живоносный Источник – Василий Богоявленский [7. КП 1986/ 1-17]. Оба храма входили в благочиние Ленинского района Московского уезда.

По окончании Вифанской духовной семинарии (в 1913 г.) о. Дмитрий женился на дочери дьякона храма Преображения сел. Спасское Петра Ивановича Милославина – Антонине (1894–?) [8]. Венчание состоялось в Успенском Соборе г. Дмитрова, где жила будущая супруга. По воспоминаниям родственников, жили супруги хорошо, однако мать о. Дмитрия – Мария Ивановна, была женщиной строгой и даже жесткой. Антонина работала в регистратуре зубной поликлиники г. Дмитрова. В семье родилось два сына: Сергей и Леонид (умер в 1936 г. от дизентерии).

В храме сел. Сабурово о. Дмитрий прослужил до 1924 г. Служба о. Дмитрия в этом храме была очень плодотворной. Он получал награды: награждение скуфьею (1919 г.), камилавкою (1920 г.), наперстным крестом (1923 г.) [7. КП 1986/ 1-17]. В 1923 г. о. Дмитрий стал благочинным церквей Ленинского района Московской области, сменив на этом посту о. Василия Богоявленского. На этой должности он оставался до 1930 г. [7. КП 1823]. В 1924 г. о. Дмитрий переведен вторым священником в храм «Живоносный Источник» [9, с.32]. По воспоминаниям И. Милославиной, о. Дмитрий пользовался большим авторитетом, произносил хорошие проповеди [8]. В 1926 г. он награждается саном протоиерея. В 1928 г. о. Дмитрий получает золотой крест с украшениями. В храме «Живоносный источник» о. Дмитрий служил до ноября 1930 г. – времени своего первого ареста советскими властями [10]. Больше о. Дмитрий в царицынский храм не вернулся. Между тем его дальнейшая судьба заслуживает самого глубокого внимания и уважения, о чем речь пойдет в дальнейшем.

Годы репрессий в жизни о. Дмитрия

В годы репрессий о. Дмитрий трижды подвергался арестам. В советских лагерях он провел не один год. Окончательно он был освобожден только после смерти Сталина – в 1954 г. Остановимся на этом трудном периоде его жизни. Как указывалось выше, первый раз священник Дмитрий Введенский был арестован в ноябре 1930 г. и был осужден по ст.58 п.10 ч.1. УК РСФСР на три года. О. Дмитрий был сослан в г. Котлас Архангельской области, а затем направлен в г. Сыктывкар Коми АССР, где находился до сентября 1933 г. Там он работал переплетчиком типографии.

После этого он поселился под г. Егорьевском, где жил в то время его родной брат Михаил, в сел. Ново–Егорьевске, совершал службы в местном храме. В 1936 г. переехал в Егорьевск и стал служить в Александро-Невском храме. Его назначили на должность благочинного церквей Егорьевского района. Родственники помнят, что о. Дмитрий вместе со своей женой приезжал в гости в семью о. Михаила [1]. Но жена и сын Сергей проживали отдельно, в г. Дмитрове, вместе с родственниками его жены.

Вскоре Дмитрий Введенский был вновь арестован и осужден по ст.58 п.10-11 УКРСФСР как член «церковно-монархической группы», которая пропагандировала некую «Декларацию Патриаршего Управления православной церкви по вопросу Конституции», подготовленную священником Разумовичем [11. П.78582. Т.3]. Другими участниками этой группы были священники С.М. Кривенок, И.С. Дзергалов, И.И. Игошкин (архимандрит), А.М. Никонов, учитель Н.А. Халецкий и др. [11. П.78582. Т.1].

О. Дмитрий показал следующее: «Я относился к общественной жизни хорошо, гарантировал снятие большого колокола в с.Ново–Егории, заявив, что все пройдет благополучно и спокойно, в отношении займов шел в первых рядах, в отношении лесозаготовок выполнял обязательства своевременно…. несмотря на то, что я по состоянию здоровья должен быть освобожден, все налоги платил аккуратно, не водил никакие споры с…, с/ совет ставил меня в пример, … я давал сведения о каждом изменении духовенства по всякому их требованию, также и в общий отдел РИКа… я никогда нигде не говорил проповедей…». О. Дмитрий себя виновным в предъявленном ему обвинении не признал. На вопрос следователя: «Разделяете ли взгляды Разумовича изложенные им в Декларации?». Введенский ответил, что отказывается отвечать на этот вопрос [11. П.78582. Т.1, 2].

В 1937 г. ему было предъявлено следующее обвинение: Введенский «являлся участником к/р церковно-монархической группировки, поддерживал связь с монахом Кривенок и попом Разумовичем, с последним Введенский принимал участие в обсуждении контрреволюционного воззвания, дал клеветнические сведения для воззвания, проводил среди церковников антисоветскую агитацию, т.е. в преступлении, предусмотренном ст.58 пп. 10 и 11 УК». Он был осужден на пять лет с пребыванием в исправительно-трудовом лагере в г. Чибью – в 35 км. от г. Усть-Ухты Коми АССР. В лагере о. Дмитрий работал в проектно-техническом бюро управления лагерями в качестве оформителя документов и переплетчика. [11. П.78582. Т. 2].

После начала Великой Отечественной войны и окончания срока его пребывания в лагере, в 1942 г. ему было предложено остаться на работе при лагере в качестве вольнонаемного. Ему была предоставлена квартира в пос. Ухта, он получил годичный паспорт и прописку в этой квартире. Д. Введенский написал прошение в Московскую Патриархию с просьбой о назначении его на службу священником. В ноябре 1943 г. он получил ответ о назначении его на должность священника в Ярославскую область [11. П.78582. Т.3]. Он поехал туда служить в церкви Св. Николая в Ярославле. Там Дмитрий Введенский познакомился с митрополитом Иоанном. В это время митрополит Иоанн (Соколов) получил назначение в г. Киев на должность Патриаршего Экзарха Украины, который предложил Дмитрию поехать с ним и работать в должности Управляющего делами. Совет по делам русской православной церкви при Совете Министров СССР дал на это разрешение. В марте 1944 г. он уехал вместе с о. Иоанном в Киев [11. П.78582. Т.3]. Однако по неизвестным причинам через год Дмитрия Введенского перевели в Москву. Он получил место священника в храме Всех Святых на Соколе, где он прослужил три года – с 5 октября 1945 по ноябрь 1948 гг. [7. КП 1986/ 1-17]. Жил о. Дмитрий неподалеку от храма по адресу Красноармейский проезд (ныне – Красноармейская улица) д.13 кв.1. Это был частный дом, в котором у него было две комнаты с печкой. Его жена и сын жили в другом месте по адресу Михалковская улица, д.39. кв.2. Во время его второй ссылки, в 1942 г., умерла мама Дмитрия – Мария Ивановна. Сын Сергей к этому времени уже вырос и работал конструктором Всероссийского научно-исследовательского института сельскохозяйственной метеорологии.

15 мая 1944 г. произошла кончина Патриарха Сергия. В 1945 г. в Москве состоялся Поместный собор Русской православной церкви, на котором был избран новый Патриарх Алексий I. Дмитрий Введенский как представитель московского клира принимал участие в этом соборе. Дмитрий Введенский решил, что все трудности его жизни позади и он 3 июня 1946 г. написал заявление в Президиум Верховного Совета СССР с просьбой снять с него две судимости – 1931 и 1937 гг. [11. П.78582. Т.4]. Однако получил отказ. Дело рассматривалось Особым совещанием при МГБ СССР. 17 ноября 1948 г. о. Дмитрий был вновь арестован и обвинен в «организованной антисоветской работе». Свою вину о. Дмитрий не признал. На следствии он говорил: «после освобождения из-под стражи, в период войны я проводил патриотическую работу по сбору средств на военные нужды, писал патриотические статьи и послания в церковных журналах» [11. П.78582. Т.3].

При аресте у него был произведен обыск, во время которого были обнаружены: крест священнический большой металлической с цепочкой, молебный крест, крест священнический большой с четырьмя белыми камнями и четырьмя большими камнями фиолетового цвета с цепочкой, часы карманные. Были конфискованы тетради с рукописями Д.А. Введенского (2 шт.), папки с разной перепиской (2 шт.), письма разные (53 письма), деньги 17 000 руб. [11. П.78582. Т.3].

В обвинительном заключении было указано: «в антисоветской деятельности изобличается приобщенными к делу документами (особый пакет)». В деле этого пакета нет. Дмитрий Введенский был сослан на поселение в Красноярский край «без указания срока» [11. П.78582. Т.3]. Жил он в сел. А.- Ерша Дзержинского района, где он смог устроиться служить протоиереем в церковь Св. Троицы [7. КП № 1282 / 6].

Находясь на поселении, о. Дмитрий отправил прошение в МГБ СССР о пересмотре его дела, поскольку виновным себя он не признал. Однако органы «не находя оснований к пересмотру решения по делу, жалобу оставили без удовлетворения». В 1950 г. о. Дмитрий подал второе прошение в Особое Совещание МГБ СССР, ему вновь было отказано. 16 февраля 1952 г. ему объявили, что согласно решению Президиума Верховного Совета СССП от 26.11.1948 г. о. Дмитрий Введенский должен был остаться в Красноярском крае навечно.

18 марта 1952 г. он подал новое прошение в МГБ СССР и одновременно в ЦК ВКП (б) [11. П.78582. Т.3]. Дело не было пересмотрено. Наступила смерть Сталина. 8 апреля 1953 г. Дмитрий написал новое заявление. 2 ноября того же года его дело было пересмотрено. 3 марта 1954 г. заместитель Начальника Управления МВД Московской области Гаврилин постановил снять судимость Д.А. Введенского на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 г. «Об амнистии» и освободить его от дальнейшего пребывания в ссылке. В 1954 г. Д.А. Введенский вернулся в Москву и стал проживать вместе со своей семьей по адресу своей жены Михалковская ул., д.33. кв.2. В 1956 г. Президиум Московского городского суда снял с Введенского судимость 1949 г. как «необоснованную» [11. П.78582. Т.3].

Служение о. Дмитрия после годов репрессии

После возвращения в Москву, о. Дмитрий стал служить священником в церкви Преображения (на Преображенской площади). Этот храм в те годы возглавлял известный священник, митрополит Крутицкий Николай. В 1954 г. за свою службу Дмитрий Введенский получил от епархии награду [7. КП № 1282 / 6]. Впоследствии при Хрущеве церковь была взорвана для прокладки метро. В 1955 г. он был переведен в храм Всех Святых на Соколе, где работал прежде [7. КП 1986/ 1-17]. В этом храме о. Дмитрий служил до 1961 г. Во время служения в этом храме о. Дмитрий был награжден правом открытия царских врат до Отче наш. Им был организован мужской хор, который стал известен во всей Москве (рук. Н.С. Данилов) [7. КП 1823].

Положение храма Всех Святых было в те годы особенным. Туда в период служения Дмитрия Введенского приезжали зарубежные христианские делегации, в частности, митрополит Илья Бейрутский, Канадская церковная делегация, Французская делегация, Югославское духовенство, Каталикос Патриарх Вся Грузии Мелхиседек, Румынская делегация. Их всех принимал о. Дмитрий. Первое посещение зарубежными религиозными делегациями Москвы произошло в 1948 г. в связи с празднованием 500-летием автокефалии. В Москве состоялось совещание Глав и представителей Поместных Православных Церквей, в котором принимали участие патриарх Московский Алексий, Грузинский Каллистрат, Сербский Гавриил, Румынский Юстиниан, экзарх Болгарии митрополит Стефан, представитель Антиохийского Патриарха митрополит Александр, Албанский епископ Паисий, архиепископ Белостокский Тимофей. В семейном архиве Введенских находится много фотографий, свидетельствующие об этих событиях. В 1992 г. этот храм получил статус патриаршего подворья [7].

О. Дмитрий Введенский умер 9 августа 1968 г. и был похоронен в Москве на Пятницком кладбище (рядом с Савеловским вокзалом). На похоронах о. Дмитрия присутствовал его родной брат о. Михаил. Таинство отпевания проводил священник местного храма [1]. Его сын Сергей прожил большую и насыщенную жизнь и умер в 1992 г., оставив дочь Любовь, с которой у нас было несколько интервью [12]. О. Дмитрий успел совершить таинство крещения своей внуки Любови в храме Всех Святых на Соколе.

Заключение

Итак, мы видим, что священник Дмитрий Введенский родом из глубоко верующей и духовной образованной семьи. Стойкий и твердый в вере в Бога о. Дмитрий пережил все годы репрессии, которые длились почти 25 лет, достойно. Он сумел сохранить желание служить Богу и свои последние годы провел в храме в служении Богу. Его семья избежала того священнического кризиса, который обуял ряд семей – выходцев из духовных династий в начале ХХ в. Несмотря на то, что подобные случаи имели место быть (в том числе и в храме «Живоносный Источник») [13], тем не менее в сельской России накануне революции сохранялся православный костяк. Кризис среди священничества охватил скорее город, чем село. Годы репрессий, в которые духовенству, в том числе и о. Дмитрию и о. Михаилу Введенским, приходилось испытывать страдания, свидетельствуют об этом.

Библиография
1.
Интервью с Ростиславом Михайловичем и Еленой Павловной Введенскими, Москва, 14 февраля 2009 г.
2.
Центральный исторический архив г. Москвы.
3.
Письменные воспоминания Р.М. Введенского, 2009 г. // Архив автора.
4.
Дубинский А.Ю. Вифанская Духовная семинария. Алфавитный список выпускников. 1901-1913 гг. М., 1999. 180 с.
5.
Православный Свято-Тихоновский гуманитарный Университет. База данных. ЦА ФСБ РФ.
6.
Голубцов С., протодиак. Введенское (Немецкое) кладбище. Православно-церковный некрополь: Краткий справочник-путеводитель по захоронениям духовных и церковных лиц. М., 2005. 37 с.
7.
Церковно-исторический музей Мужского Ставропигального Данилова монастыря Русской Православной церкви. Архив протоиерея Дмитрия Введенского. КП 1823; КП 1986/ 1-17; КП 1282 / 6.
8.
Интервью с И.К. Милославиной, Москва, 15 февраля 2009 г.
9.
Некролог // Журнал Московской Патриархии 1969. № 1
10.
Интервью с В.С. Фивейским, 25 февраля 2008 г.
11.
Государственный архив Российской Федерации.
12.
Интервью с Л.С. Введенской, 15 ноября 2008 года.
13.
Бабич И.Л. Священнические династии и духовный кризис в предреволюционной России // Genesis: исторические исследования. 2017. № 7. С. 122-132.
References (transliterated)
1.
Interv'yu s Rostislavom Mikhailovichem i Elenoi Pavlovnoi Vvedenskimi, Moskva, 14 fevralya 2009 g.
2.
Tsentral'nyi istoricheskii arkhiv g. Moskvy.
3.
Pis'mennye vospominaniya R.M. Vvedenskogo, 2009 g. // Arkhiv avtora.
4.
Dubinskii A.Yu. Vifanskaya Dukhovnaya seminariya. Alfavitnyi spisok vypusknikov. 1901-1913 gg. M., 1999. 180 s.
5.
Pravoslavnyi Svyato-Tikhonovskii gumanitarnyi Universitet. Baza dannykh. TsA FSB RF.
6.
Golubtsov S., protodiak. Vvedenskoe (Nemetskoe) kladbishche. Pravoslavno-tserkovnyi nekropol': Kratkii spravochnik-putevoditel' po zakhoroneniyam dukhovnykh i tserkovnykh lits. M., 2005. 37 s.
7.
Tserkovno-istoricheskii muzei Muzhskogo Stavropigal'nogo Danilova monastyrya Russkoi Pravoslavnoi tserkvi. Arkhiv protoiereya Dmitriya Vvedenskogo. KP 1823; KP 1986/ 1-17; KP 1282 / 6.
8.
Interv'yu s I.K. Miloslavinoi, Moskva, 15 fevralya 2009 g.
9.
Nekrolog // Zhurnal Moskovskoi Patriarkhii 1969. № 1
10.
Interv'yu s V.S. Fiveiskim, 25 fevralya 2008 g.
11.
Gosudarstvennyi arkhiv Rossiiskoi Federatsii.
12.
Interv'yu s L.S. Vvedenskoi, 15 noyabrya 2008 goda.
13.
Babich I.L. Svyashchennicheskie dinastii i dukhovnyi krizis v predrevolyutsionnoi Rossii // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2017. № 7. S. 122-132.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью на тему «Судьбы священников в России: ВВЕДЕНСКИЕ». Предмет исследования. Предложенная на рецензирование статья посвящена изучению жизни о. Дмитрия Введенского, обсуждению его жизни и судьбы с учетом исторических, социально-культурных и иных обстоятельств того времени. Автором исследуются архивные материалы государственных архивов, а также интервью с потомками семьи Введенских. Как пишет автор, «Предлагаемая статья посвящена судьбе одного из священников России – о. Дмитрию Введенскому, который начал свое служение еще до революции, прошел советские лагеря, был трижды осужден, сумел выжить в трудных условиях лагерной жизни и продолжить служение после смерти Сталина. Его жизнь рассматривается нами в контексте той священнической среды, в которой он оказался. На уровне микроистории мы хотим описать судьбу одного из представителей российского православного духовенства на цивилизационном сломе. Это позволит сформулировать основные тенденции жизни священства на границе российско-имперского и советского периода истории России». Методология исследования. Цель исследования прямо в статье не заявлена. При этом она может быть ясно понята из названия и содержания работы. Цель может быть обозначена в качестве изучения жизни о. Дмитрия Введенского, обсуждению его жизни и судьбы с учетом исторических, социально-культурных и иных обстоятельств того времени. В соответствии с подобной целью автором использована совокупность научно-обоснованных общенаучных методов познания действительности. Основными методами познания в рамках статьи стали эмпирические методы познания, связанные с изучением конкретных задокументированных источников: «Статья подготовлена на основе двух типов источников: во-первых, архивных материалов государственных архивов (Государственного архива Российской Федерации и Центрального государственного исторического архива г. Москвы) и частных (семейного архива Введенских, который был передан в Церковно-исторический музей Мужского Ставропигального Данилова монастыря РПЦ), во-вторых, интервью с потомками семьи Введенских: внучкой о. Дмитрия – Любовью, внуком брата о. Дмитрия – Ростиславом, племянницей жены о. Дмитрия – И.К. Милославиной, внучкой второго священника, служившего в одном храме «Живоносный Источник» с о. Дмитрием, – Е.П. Фивейской». Тем самым, используя эмпирические методы познания, автор применяет различные общенаучные методы (анализ и синтез, дедукция и индукция, аналогия и др.), которые позволили выявить смысл задокументированных источников, толковать их в системное единстве, выявить те или иные противоречия в этих источниках и, тем самым, достичь цели работы: изучить жизнь о. Дмитрия. В целом же выбранная автором методология в полной мере адекватна цели исследования, позволяет изучить все аспекты темы в ее совокупности. Актуальность. Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Автор прав в том, что важен такой подход, при котором «На уровне микроистории мы хотим описать судьбу одного из представителей российского православного духовенства на цивилизационном сломе. Это позволит сформулировать основные тенденции жизни священства на границе российско-имперского и советского периода истории России». Тем самым, изучение жизни отдельных исторических личностей, равно как и жизни отдельных простых людей, способно создать более целостную картину того или иного исторического периода. Научная новизна. Научная новизна предложенной статьи не вызывает сомнений. Во-первых, она выражается в оригинальном авторском выводе: «мы видим, что священник Дмитрий Введенский родом из глубоко верующей и духовной образованной семьи. Стойкий и твердый в вере в Бога о. Дмитрий пережил все годы репрессии, которые длились почти 25 лет, достойно. Он сумел сохранить желание служить Богу и свои последние годы провел в храме в служении Богу. Его семья избежала того священнического кризиса, который обуял ряд семей – выходцев из духовных династий в начале ХХ в. Несмотря на то, что подобные случаи имели место быть (в том числе и в храме «Живоносный Источник») [13], тем не менее в сельской России накануне революции сохранялся православный костяк. Кризис среди священничества охватил скорее город, чем село. Годы репрессий, в которые духовенству, в том числе и о. Дмитрию и о. Михаилу Введенским, приходилось испытывать страдания, свидетельствуют об этом». Указанный вывод обладает признаками новизны, представляют собой авторский взгляд на жизнь конкретного исторического персонажа, простого человека в конкретных исторических, социально-экономических и политических условиях. Во-вторых, автором проведена серьезная работа по систематизации архивных материалов государственных архивов, а также материалов интервью с потомками семьи Введенских. Сама по себе такая работа обладает признаками новизны и уникальности и может быть полезна специалистам, занимающимися исследованием различных вопросов истории ХХ века. Таким образом, материалы статьи могут иметь определенных интерес для научного сообщества с точки зрения развития вклада в развитие науки. Стиль, структура, содержание. Тематика статьи соответствует специализации журнала «Исторический журнал: научные исследования», так как она посвящена историческим вопросам, а именно: изучению жизни о. Дмитрия Введенского, обсуждению его жизни и судьбы с учетом исторических, социально-культурных и иных обстоятельств того времени. Содержание статьи соответствует ее названию, так как автор изучил архивные материалы государственных архивов, а также интервью с потомками семьи Введенских, сделал конкретные выводы из указанных материалов. Статья имеет четкую логически обоснованную структуру. В начале статьи обозначается ее предмет, методология, делается акцент на ее методологии. Далее исследуется «история семьи». Следующая часть работы: «Священник о. Михаил и его брат Иван». После этого автор последовательно рассматривает Жизнь о. Дмитрия Введенского до репрессий», «Годы репрессий в жизни о. Дмитрия», «Служение о. Дмитрия после годов репрессии». В заключении делаются авторские выводы. Качество представления исследования и его результатов следует признать в полной мере положительным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология и основные результаты исследования. Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований не обнаружено. Библиография. Следует высоко оценить качество использованной литературы. Исходя из тематики работы, ее цели, задач и методологии основной объем использованной литературы составили первоисточники: архивные материалы государственных архивов, а также материалы интервью. В частности, использованы материалы Центрального исторического архива г. Москвы, Государственного Архива Российской Федерации и др. Таким образом, библиография соответствуют теме исследования, обладает признаком достаточности, способствует раскрытию различных аспектов темы. Апелляция к оппонентам. Автор провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Все цитаты ученых сопровождаются авторскими комментариями. При этом как таковой апелляции к оппонентам в тексте работы не обнаружено. В контексте цели и задач исследования автор провел анализ и подробное исследования материалов архивов и интервью. Тем самым, предложенная на рецензирование статья не предполагает наличие в ней тех или иных аргументов и участия в научных дискуссиях. Выводы, интерес читательской аудитории. Статья может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней оригинального вывода, обладающего признаками новизны, представляющего собой авторский взгляд на вопрос о жизни о. Дмитрия, а также систематизации и обобщения материалов государственных архивов. На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи «Рекомендую опубликовать»
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"