Статья 'Социальные механизмы включения индивида в коммуникативное пространство города ' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Социальные механизмы включения индивида в коммуникативное пространство города

Абагеро Даниэль Джемалович

аспирант, кафедра современной социологии, социологичесий факультет, Московский Государственный Университет им. М.В. Ломоносова

119 234, Россия, г. Г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1, оф. стр. 33

Abagero Daniel Dzhemalovich

Postgraduate student, the department of Modern Sociology, M. V. Lomonosov Moscow State University

119 234, Russia, g. G. Moskva, ul. Leninskie Gory, 1, of. str. 33

abagero-dany@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-7144.2020.2.32264

Дата направления статьи в редакцию:

24-02-2020


Дата публикации:

02-03-2020


Аннотация: Объектом настоящего исследования является коммуникативное пространство города. Предметом данного исследования являются социальные механизмы и технологии включения индивида в коммуникативное городское пространство. Анализ и систематизация существующих технологий включения в коммуникативное городское пространство осуществляется применительно к конкретной городской единице - Москве. Актуальность выбранной темы объясняется современными тенденциями демократизации градостроительства, растущим стремление властей крупных городов развивать комфортное публичное городское пространство и привлекать жителей городов к решению актуальных городских проблем. Настоящее исследование реализовано посредством следующих методов: 1) анализ документов и сравнительный метод при историко-социологическом анализе теорий социологии города; 2) моделирование и структурно-функциональный метод при определении категории «вовлеченность в коммуникативное пространство города» и ее компонентов; 3) метод кейсов при анализе современных технологий инклюзии в городское пространство Москвы. Научная новизна настоящего исследования обеспечивается формулировкой дефиниции «вовлеченность в коммуникативное пространство города», ее компонентов, а также систематизации существующих технологий включения жителей в городское социальное пространство на примере Москвы. Автор определяет современные информационно-коммуникационные технологии главной детерминантой вовлеченности в городское пространство.


Ключевые слова: город, социология города, урбанистика, городское пространство, коммуникативное пространство города, городская вовлеченность, городское планирование, коммуникативное пространство Москвы, краудсорсинг, информационные технологии

Abstract: The object of this research is the communication space of the city. The subject of this research is the social mechanisms and technologies for inclusion of individuals into communication urban space. Analysis and systematization of the existing technologies of inclusion into communicative urban space is realized applicable to a particular city – Moscow. The relevance of the selected topic is substantiated by the current trends of democratization of city planning, growing strive of the authorities of large cities to develop comfort public urban space and attract people to solution of pressing problems. The following methods were applies in the course of study: 1) document analysis and comparative methods in the context of historical-sociological analysis of sociological theories of the city; 2) modeling and structural-functional method in determining the category of “inclusion into communication space of the city” and its components; 3) case method in analyzing the current technologies of inclusion into the urban space of Moscow. The scientific novelty consists in formulation of definition of “inclusion into communication space of the city”, its components, as well as systematization of the existing technologies of inclusion of residents into social space on the example of Moscow. The author considers the modern information and communication technologies as the key determinant of inclusion into urban space.



Keywords:

communicative space of the Moscow, urban planning, urban involvment, communicative space of the city, urban space, urban studies, urban sociology, city, crowdsourcing, information technology

Введение

Социологическое осмысление вовлеченности индивида в коммуникативное пространство города осуществлялось в рамках теоретических и прикладных исследований теоретиков социологии города, урбанистов и архитекторов. Одним из наиболее актуальных направлений в городских исследованиях второй половины XX - начала XXI веков стало изучение роли, места и потребностей индивида в городском пространстве. Многие урбанисты обращались к социальным последствиям урбанизации, среди которых особенно отмечался рост формальной прагматической коммуникации на фоне упадка неформальных отношений в городе и социальная эксклюзия. Однако, в социологической урбанистике не наблюдается отчетливой концептуализации категории «вовлеченность в городское пространство». Целью настоящего исследования является определить концепт «вовлеченность в коммуникативное пространство города», выделить параметры и актуальные детерминанты вовлеченности в пространство современных городов, а также определить и систематизировать социальные механизмы включения индивида в коммуникативное пространство города (на примере Москвы).

Эволюция социологического изучения вовлечённости в коммуникативное пространство города

В социологических городских исследованиях и концепциях теоретики обращаются к проблемам вовлеченности в города, хоть и редко упоминают сам термин «вовлеченность». Для того, чтобы определить термин «вовлеченность в коммуникативное пространство города» обратимся к краткой истории социологического осмысления городских социальных отношений.

Становление социологии города в рамках концепций классиков социологии сформировало ряд актуальных проблем жизни человека в городе. Экономический детерминизм К. Маркса и Ф. Энгельса проблематизировал эксклюзию/инклюзию индивида в городское пространство на основании принадлежности к классу. Теоретики формальной социологии Г. Зиммель [1] и Ф. Тённис [2], обращаясь к последствиям урбанизации, обращают внимание на духовную отдаленность, отсутствие общности и безразличие людей друг к другу в больших городах. В рамках британской школы «проектировщиков городского пространства» Э. Говард реализовал концепцию «город-сад», цель которой состояла в построении комфортных для людей городских поселений. П. Геддес [3] сформулировал фундаментальный принцип городского планирования как работы с сообществом, согласно которому градостроители должны учитывать то, что городское пространство это пространство социальное, а не только физическое, и необходимо исходить из потребностей жителей города.

Важным этапом в изучении роли индивида в городском пространстве стала деятельность теоретиков Чикагской школы социологии. Город, по мнению Р. Парка, – это продукт человеческой деятельности, который интеллектуально возвысил человека над животными и первобытными людьми [4, с. 7]. Теоретики Чикагской школы рассматривали вовлеченность в коммуникативное пространство города, хоть и не обращаясь напрямую к этому термину, через место в социально-классовых отношениях (концепция концентрических зон Э. Бёрджесса) и особенности городского образа жизни (теория урбанизма как образа жизни [5] Л. Вирта).

По мере популяризации социологии города во второй половине XX века, всё большую актуальность приобретает рефлексия потребностей индивида в городском пространстве и изучение вовлеченности в коммуникативное пространство городов. Американская урбанистка Дж. Джекобс [6] и датский архитектор Я. Гейл [7] в своих теориях определили переориентацию городского планирования на стремление создать комфортные пешеходные безопасные пространства главным условием повышения вовлеченности в городское пространство. Р. Ольденбург [8] важнейшим драйвером вовлеченности в городское пространство считал третьи места – общественные заведения, парки, торговые центры, кафе, рестораны и другие публичные места. Третьи места являются главной площадкой для неформальной коммуникации, общения и развития социального капитала.

А. Лефевр [9], Д. Харви [10] и Д. Митчелл [11] развивали концепцию «права на город», согласно которой вовлеченность в городское пространство зависит от степени участия жителей города в принятии решений относительно важных сфер городской жизни и их трансформации. Американский эксперт в области городского планирования Г. Санофф разработал концепцию соучаствующего проектирования [12], суть которой заключается в том, что городской дизайн, ревитализация и развитие городского пространства должны опираться на мнение и потребности городского сообщества.

Становление информационного общества и дигитализация городского пространства приводит к возникновению концепций, объясняющих городские отношения в контексте современных информационных технологий. Понятийный аппарат городской социологии дополняется такими терминами как «информационный город» [13] (М. Кастельс), «медийный город» [14] (С. Маккуайр) и «глобальная деревня» [15] (М. Маклюэн). В данных концепциях движущей силой вовлеченности в городское пространство являются информационно-коммуникационные технологии, глобализационные процессы и электронные медиа.

Концептуализация категории «вовлеченность в коммуникативное пространство города»

Социологический опыт изучения вовлеченности в городское пространство, представленный в обозначенных ранее концепциях, позволяет сформулировать собирательное определение вовлеченности в коммуникативное пространство города. На наш взгляд, данный термин целесообразно трактовать в двух смыслах:

· Вовлеченность как право – набор гражданских прав на участие людей в жизни города, доступ к системе принятия решений относительно развития и преобразования городской среды. Степень вовлеченности в городское пространство определяется городской политикой властей и достигает пика своего развития в рамках партисипаторной демократии. Такой подход к вовлеченности в коммуникативное пространство города был концептуализирован в теории «права на город» А.Лефевра и концепции «соучаствующего проектирования» Г. Саноффа.

· Вовлеченность как участие – использование различных сегментов городского пространства, сопровождающееся формальной и неформальной коммуникацией; заинтересованность жителей города в участии в жизни города, которая зависит от городской идентичности и чувства принадлежности к различным местам и сообществам в городе. Вовлеченность в коммуникативное пространство предполагает взаимодействие индивидов друг с другом и с самим пространством. Данный подход формировался в трудах Дж. Джекобс, Я. Гейла, Р. Ольденбурга.

Вовлеченность в коммуникативное городское пространство как комплексный феномен, на наш взгляд, включает в себя 6 компонентов (см. Таблица 1).

Таблица 1. Концептуальная структура вовлеченности в коммуникативное пространство города

Компонент

Описание

Перцептивный

Набор представлений индивида, связанный с восприятием образа города и то, как он воспроизводится в его сознании.

Аффективный

Городская идентичность, формирующая эмоциональную связь индивида с городским пространством и символическое значение отдельных мест.

Физический

Непосредственное участие индивида в жизни города, пребывание в публичных пространствах, интенсивность которого зависит от комфортности и функциональности публичных городских пространств.

Социально-коммуникативный

Взаимодействие индивидов и формирование устойчивых социальных отношений в городском пространстве; принадлежность к различным городским сообществам.

Информационный

Осведомлённость о жизни города, основанная на интересе индивида и транслируемой средствами массовой коммуникации информации; доступ к информации и к механизмам принятия решений.

Виртуальный аспект

Участие в жизни города, получение услуг, взаимодействие с другими субъектами посредством средств информационно-коммуникационных технологий.

Социальные технологии включения индивида в коммуникативное пространство города

После определения категории «вовлеченность в коммуникативное пространство города» и выделения структурных компонентов данного термина, целесообразным далее представляется рассмотреть социальные механизмы включения индивида в городское пространство и специфику их реализации . Для обеспечения связи с практическим применением данных механизмов, рассмотрим конкретные механизмы на примере Москвы.

1. Внедрение информационно-коммуникационных технологий в сферу услуг. За последние 10 лет сфера государственных и коммерческих услуг претерпела существенные изменения. Главным фактором данных трансформаций становится развитие сети Интернет и использование профессиональной техники в сфере оказания услуг. На наш взгляд, в данной сфере можно выделить 4 технологии, которые существенно повлияли на вовлеченность в коммуникативное пространство города:

· Система электронной очереди, введенная в банках, медицинских и иных государственных учреждениях, существенно усовершенствовала механику организации потока клиентов, что повысило удобство как для потребителей услуг, так и для самих организаций.

· Технология «одно окно» и создание многофункциональных центров (далее - МФЦ) в Москве. Технология «одно окно» имеет целью снизить время вынужденного общения граждан и бизнеса и характеризуется тем, что оказание любых услуг концентрируется в одном месте, начиная от подачи заявления, до выдачи результатов решения исполнительного или иного органа. Благодаря МФЦ в одном месте жители Москвы могут зарегистрировать юридическое лицо, получить социальную карту, перевыпустить национальный или заграничный паспорт и т.п.

· Онлайн-кассы самообслуживания в заведениях общественного питания нивелировали очереди и большие скопления людей, что способствует комфорту пребывания в таких местах.

· Сеть Интернет позволяет заказать и оплатить почти любой товар онлайн, а благодаря автоматизированным пунктам выдачи товаров в формате постаматов, покупатель не имеет необходимости взаимодействовать с продавцом ни на одном этапе заказа товара. Государственные онлайн-порталы, например Госуслуги, позволяют подавать заявки на услуги или оплачивать штрафы за административные правонарушения в интернете.

Обозначенные технологии становятся важным механизмом инклюзии в коммуникативное пространство города, поскольку обеспечивают комфортный и оперативный процесс получения услуг и приобретения товаров.

2. Развитие сети транспортной коммуникации. Одним из ключевых факторов, определяющих вовлеченность в коммуникативное пространство Москвы, являются удобства, связанные с скоростью и комфортом перемещения по городу. Транспортная система Москвы в последние 5 лет стремительно развивается и, наш взгляд, можно выделить следующие факторы, оказавшие влияние на вовлеченность в коммуникативное пространство Москвы:

· Открытие Московского центрального кольца (далее – МЦК) в 2016 году предложило жителям Москвы новые удобные маршруты перемещения по городу, а главный слоган, который значился на баннерах вблизи станций, звучал следующими образом «Город стал ближе».

· Открытие сети наземного транспорта «Магистраль» в 2016 году позволило связать районы Москвы с центром, отдельные районы между собой, а также ввести специальные «социальные» маршруты, благодаря которым жителям удобно добираться до центров оказания государственных услуг – МФЦ, поликлиник и т.п.

· Запуск Московских центральных диаметров (далее – МЦД) обеспечил транспортную связь между Подмосковьем и Москвой, а также предложил новые маршруты перемещения по городу москвичам. Открытие МЦД стало особенно актуальным для жителей Подмосковья, работающих в Москве.

· Активное развитие сектора полу-публичного транспорта. За последнее десятилетие, по данным официального портала Мэра и Правительства Москвы [16], наблюдается существенная популяризация использования сервисов пассажирской перевозки в такси. Если в 2011 году такси ежедневно пользовались 45 тысяч человек в сутки, то в 2019 году в среднем этот вид транспорта используют 890 тысяч москвичей в сутки [16]. Помимо такси, в Москве активно развивается сервис поминутной аренды автомобилей – каршеринг. Каршеринг появился в Москве в 2015 году и стал удобным способом вовлечения в городское пространство. По данным аналитического агентства Автостат, количество поездок на каршеринге возросло с 4 тыс. в 2015 году до 38 млн. в 2019 году [17].

3. Возникновение новых мобильных форм организации трудового процесса. Развитие информационно-коммуникационных технологий и расширение опыта использования сети Интернет приводит к формированию новых форм занятости. Возможность осуществлять свои трудовые функции безотносительно географической привязанности способствует вовлеченности в коммуникативное пространство города. Среди таки форм организации труда, на наш взгляд, стоит обратить внимание на:

· Коворкинг (с англ. co-working - совместно работающие) – модель работы, в которой участники, оставаясь независимыми и свободными, используют общее пространство для своей деятельности. Термин «коворкинг» был введен в научный оборот в 2005 году Б. Ньюбергом для обозначения новой на рынке группы работников – фрилансеров, которые имели статус свободных наемных рабочих, осуществляющих свои трудовые обязанности удаленно [18, с. 83]. Как схема организации рабочих мест коворкинг представляет собой совместный офис, где параллельно работают фрилансеры и проектные команды. Коворкинг является механизмом включения в коммуникативное пространство, поскольку представляет собой социальное пространство, где работники расширяют круг профессиональных знакомств, взаимодействуют и обмениваются опытом. По данным консалтинговой компании CBRE, в Москве, на момент августа 2019 года, работает 118 площадок для коворкинга, а в первой половине 2020 года ожидается рост рынка коворкинга в 2,5 раза. Москва занимает 7-е место в Европе по числу площадок для коворкинга, что свидетельствует о перспективах развития коворкинга как механизма инклюзии в коммуникативное городское пространство

· Онлайн-профессии ­­– вид занятности, для осуществления которой нужна мобильная или компьютерная техника с доступом в сеть Интернет. Как правило, такой вид занятости характерен для экспертов в определенных областях и воплощается в появлении таких профессий как «онлайн-тренер», «онлайн-психолог», «онлайн-репетитор», «онлайн-юридический консультант» и т.д. Популяризация такого формата организации рабочего процесса связана с ростом динамичности образа жизни больших городов, когда люди больше ценят время, а получение услуг в онлайн форме заметно экономит временные ресурсы.

Новые мобильные формы занятости становятся механизмом вовлечения в коммуникативное городское пространство, поскольку такая организация труда не требует нахождения в конкретном месте и люди располагают большим временем для нахождения в публичных городских пространствах

4. Краудсорсинговые проекты. В наиболее общем виде краудсорсинг представляет собой социальную технологию привлечения широких слоев населения для решения конкретных задач [19, с. 21]. В Москве наиболее масштабные по охвату аудитории и значимости краудсорсинговые проекты были организованы Правительством Москвы. Цель данных проектов состоит в создании комфортного городского пространства и повышение инициативности жителей Москвы в решении актуальных городских проблем.

Начиная с 2014 года и на момент января 2020 года Правительство Москвы реализовало 20 проектов [20]. Каждый проект включал в себя сбор предложений от жителей города по усовершенствованию города и решению актуальных городских проблем. На основе экспертного отбора наиболее оптимальных идей и голосования жителей принимались конкретные решения, которые в дальнейшем были реализованы в сфере оказания государственных услуг, поликлиник, парков, транспорта, культурных объектов и информационного развития Москвы.

Краудсорсинг-проекты в Москве стали ключевым инструментом включения индивида в коммуникативное пространство города, поскольку данные проекты инициировали участие жителей в решении городских проблем и повышение информационной грамотности относительно жизни города. Популяризация краудсорсинг-проектов в Москве на протяжении последних 5 лет свидетельствует о том, что городская политика Москвы движется в направлении соучаствующего проектирования.

Заключение

Настоящее исследование позволяет сделать следующие выводы.

1. По результатам краткого историко-социологического анализа концепций социологической урбанистики, можно заключить, что в современной социологии «вовлеченность в коммуникативное пространство города» не обладает достаточной концептуальной разработанностью. Интерес к вовлеченности в городское пространство наблюдался у теоретиков начиная со второй половины XX века, однако, в своих концепциях авторы не обращались непосредственно к термину «вовлеченность в коммуникативное пространство города», что свидетельствует о том, что данная проблема не была первостепенной в их изысканиях.

2. Вовлеченность в коммуникативное пространство города может трактоваться в двух значениях: вовлеченность как право и вовлеченность как участие.

3. Концептуальная структура вовлеченности в коммуникативное пространство города включает в себя аффективный, перцептивный, социально-коммуникативный, информационный, физический и виртуальный компоненты.

4. Наиболее значимыми социальными механизмами и технологиями инклюзии в коммуникативное городское пространство Москвы, на наш взгляд, являются внедрение информационных технологий в сферу услуг, развитие транспортных коммуникаций, возникновение коворкинга и онлайн профессий, а также краудсорсинговые проекты.

5. Современные информационно-коммуникационные технологии являются ключевым драйвером описанных механизмов и важнейшим фактором вовлеченности в городское пространство.

Социологическое изучение вовлеченности в коммуникативное пространство города имеет перспективу дальнейшего активного развития, поскольку современное городское планирование в настоящее время уделяет большое внимание комфорту индивида и учету мнения жителей города при принятии решений.

Библиография
1.
Зиммель Г. Большие города и духовная жизнь / пер. с нем. К. Левинсон. М., 2018. 112 с.
2.
Тённис Ф. Общность и общество / пер. с нем. Д.В. Скляднев. СПб., 2002. 448 с.
3.
Geddes S. P. Cities in evolution: an introduction to the town planning movement and to the study of civics. 2011. 429 p.
4.
Парк Р. Город как социальная лаборатория / пер. с англ. С.П. Баньковская // Там же. 2002. Т. 2, № 3. С. 3–12.
5.
Вирт Л. Урбанизм как образ жизни. М., 2005. С. 89–113.
6.
Джекобс Д. Смерть и жизнь больших американских городов / пер. с англ. Л. Мотылева. М., 2011. 460 с
7.
Гейл Я. Города для людей. М., 2012. 276 с.
8.
Ольденбург Р. Третье место: кафе, кофейни, книжные магазины, бары, салоны красоты и другие места «тусовок» как фундамент сообщества / пер. с англ. А. Широканова. 2-е изд. М., 2018. 454 с
9.
Lefebvre H. The Right to the City // Lefebvre H. Writings on Cities / sel., trans. and introd. by E. Kofman, E. Lebas. Cambridge, Mass., 1996. P. 63–181.
10.
Харви Д. Право на город / пер. с англ. и коммент. М.А. Котляров. Екатеринбург, 2019. 36 с.
11.
Mitchell D. The Right to the City: Social Justice and the Fight for Public Space. N. Y. ; L., 2003. 270 p.
12.
Г. Санофф. Соучаствующее проектирование. Практики общественного участия в формировании среды больших и малых городов/Генри Санофф; пер. с англ.; [ред. Н. Снигирева, Д. Смирнов]. — Вологда, Проектная группа 8, 2015. — 170 с
13.
Castells M. The Informational City: Information Technology, Economic Restructuring, and the Urban-Regional Process. Oxford, 1989. 408 p.
14.
Маккуайр С. Медийный город. Медиа, архитектура и городское пространство / пер. с англ. М. Коробочкин. М., 2014. 392 с
15.
Маклюэн М. Галактика Гутенберга. Сотворение человека печатной культуры. М., 2018. 443 с.
16.
Официальный портал Мэра и Правительства Москвы. [Электронный ресурс]. URL: https://www.mos.ru/news/item/52755073/ (дата обращения 05.02.2020).
17.
Аналитическое агенство Автостат. [Электронный ресурс]. URL: https://www.autostat.ru/news/42616/ (дата обращения 05.02.2020).
18.
Соколова О. Н., Рудакова О. Ю., Марьина С. К. Коворкинг в системе инновационной инфраструктуры // Экономика Профессия Бизнес. 2017. №1. С. 83.
19.
Казакова Н. Д., Денисова Ж. А. Технология краудсорсинга в государственном региональном управлении (на примере краудсорсинг-проектов правительства города Москвы) // Власть. 2016. №4. С. 21.
20.
Краудсорсинг-проекты Правительства Москвы. [Электронный ресурс]. URL: https://crowd.mos.ru (дата обращения 05.02.2020).
References (transliterated)
1.
Zimmel' G. Bol'shie goroda i dukhovnaya zhizn' / per. s nem. K. Levinson. M., 2018. 112 s.
2.
Tennis F. Obshchnost' i obshchestvo / per. s nem. D.V. Sklyadnev. SPb., 2002. 448 s.
3.
Geddes S. P. Cities in evolution: an introduction to the town planning movement and to the study of civics. 2011. 429 p.
4.
Park R. Gorod kak sotsial'naya laboratoriya / per. s angl. S.P. Ban'kovskaya // Tam zhe. 2002. T. 2, № 3. S. 3–12.
5.
Virt L. Urbanizm kak obraz zhizni. M., 2005. S. 89–113.
6.
Dzhekobs D. Smert' i zhizn' bol'shikh amerikanskikh gorodov / per. s angl. L. Motyleva. M., 2011. 460 s
7.
Geil Ya. Goroda dlya lyudei. M., 2012. 276 s.
8.
Ol'denburg R. Tret'e mesto: kafe, kofeini, knizhnye magaziny, bary, salony krasoty i drugie mesta «tusovok» kak fundament soobshchestva / per. s angl. A. Shirokanova. 2-e izd. M., 2018. 454 s
9.
Lefebvre H. The Right to the City // Lefebvre H. Writings on Cities / sel., trans. and introd. by E. Kofman, E. Lebas. Cambridge, Mass., 1996. P. 63–181.
10.
Kharvi D. Pravo na gorod / per. s angl. i komment. M.A. Kotlyarov. Ekaterinburg, 2019. 36 s.
11.
Mitchell D. The Right to the City: Social Justice and the Fight for Public Space. N. Y. ; L., 2003. 270 p.
12.
G. Sanoff. Souchastvuyushchee proektirovanie. Praktiki obshchestvennogo uchastiya v formirovanii sredy bol'shikh i malykh gorodov/Genri Sanoff; per. s angl.; [red. N. Snigireva, D. Smirnov]. — Vologda, Proektnaya gruppa 8, 2015. — 170 s
13.
Castells M. The Informational City: Information Technology, Economic Restructuring, and the Urban-Regional Process. Oxford, 1989. 408 p.
14.
Makkuair S. Mediinyi gorod. Media, arkhitektura i gorodskoe prostranstvo / per. s angl. M. Korobochkin. M., 2014. 392 s
15.
Maklyuen M. Galaktika Gutenberga. Sotvorenie cheloveka pechatnoi kul'tury. M., 2018. 443 s.
16.
Ofitsial'nyi portal Mera i Pravitel'stva Moskvy. [Elektronnyi resurs]. URL: https://www.mos.ru/news/item/52755073/ (data obrashcheniya 05.02.2020).
17.
Analiticheskoe agenstvo Avtostat. [Elektronnyi resurs]. URL: https://www.autostat.ru/news/42616/ (data obrashcheniya 05.02.2020).
18.
Sokolova O. N., Rudakova O. Yu., Mar'ina S. K. Kovorking v sisteme innovatsionnoi infrastruktury // Ekonomika Professiya Biznes. 2017. №1. S. 83.
19.
Kazakova N. D., Denisova Zh. A. Tekhnologiya kraudsorsinga v gosudarstvennom regional'nom upravlenii (na primere kraudsorsing-proektov pravitel'stva goroda Moskvy) // Vlast'. 2016. №4. S. 21.
20.
Kraudsorsing-proekty Pravitel'stva Moskvy. [Elektronnyi resurs]. URL: https://crowd.mos.ru (data obrashcheniya 05.02.2020).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная автором в журнал «Социодинамика» статья ставит цель провести социологическое осмысление вовлеченности индивида в коммуникативное пространство города с учетом результатов наработок в рамках теоретических и прикладных исследований теоретиков социологии города, урбанистов и архитекторов. Автор учел, что одним из наиболее актуальных направлений в городских исследованиях второй половины XX - начала XXI веков стало изучение роли, места и потребностей индивида в городском пространстве.
Проблематика социологии города мне близка, поэтому соглашусь с автором в том, что в социологических исследованиях города и соответствующих концепциях теоретики обращаются к проблемам вовлеченности в города, хоть и редко упоминают сам термин «вовлеченность». Для того, чтобы определить термин «вовлеченность в коммуникативное пространство города» автор обоснованно обращается к краткой истории социологического осмысления городских социальных отношений. Собственно этому посвящается отдельная часть работы. Разумеется, в том вопросе не обойти вниманием вклад теоретиков Чикагской школы, которые рассматривали вовлеченность в коммуникативное пространство города, хоть и не обращаясь напрямую к этому термину, через место в социально-классовых отношениях (концепция концентрических зон Э. Бёрджесса) и особенности городского образа жизни (теория урбанизма как образа жизни Л. Вирта).
Проведенный исторический анализ привел автора к вполне логичному выводу о том, что социологический опыт изучения вовлеченности в городское пространство, представленный в обозначенных концепциях, позволяет сформулировать собирательное определение вовлеченности в коммуникативное пространство города. На мой взгляд, данный термин целесообразно трактовать в узком и широком смыслах, и автор статьи склоняется к этой же позиции и предлагает в связи с этим учитывать два смысла: вовлеченность как право и вовлеченность как участие.
Не вызывает возражений мнение автора статьи о том, например, что вовлеченность как участие – использование различных сегментов городского пространства, сопровождающееся формальной и неформальной коммуникацией; заинтересованность жителей города в участии в жизни города, которая зависит от городской идентичности и чувства принадлежности к различным местам и сообществам в городе. Вовлеченность в коммуникативное пространство предполагает взаимодействие индивидов друг с другом и с самим пространством. Отметим, что данный подход формировался в трудах Дж. Джекобс, Я. Гейла, Р. Ольденбурга.
Во второй части работы после определения категории «вовлеченность в коммуникативное пространство города» и выделения структурных компонентов данного термина автор статьи переходит к рассмотрению социальных механизмов включения индивида в городское пространство и специфики их реализации на примере Москвы.
Акцентированно автор заостряет внимание на одном из ключевых факторов, определяющих вовлеченность в коммуникативное пространство Москвы, удобствах, связанных со скоростью и комфортом перемещения по городу. Как указывает автор, транспортная система Москвы в последние 5 лет стремительно развивается и, наш взгляд, можно выделить следующие факторы, оказавшие влияние на вовлеченность в коммуникативное пространство Москвы.
Полагаю, следует также согласиться с мнением о том, что развитие информационно-коммуникационных технологий и расширение опыта использования сети Интернет приводит к формированию новых форм занятости. Возможность осуществлять свои трудовые функции безотносительно географической привязанности способствует вовлеченности в коммуникативное пространство города.
Далее приводятся некоторые формы организации труда, например, онлайн-профессии ¬¬– вид занятности, для осуществления которой нужна мобильная или компьютерная техника с доступом в сеть Интернет. Как правило, такой вид занятости характерен для экспертов в определенных областях и воплощается в появлении таких профессий как «онлайн-тренер», «онлайн-психолог», «онлайн-репетитор», «онлайн-юридический консультант» и т.д. Популяризация такого формата организации рабочего процесса связана с ростом динамичности образа жизни больших городов, когда люди больше ценят время, а получение услуг в онлайн форме заметно экономит временные ресурсы.
Уделено внимание и реализации краудсорсинг-проектов в Москве: они стали ключевым инструментом включения индивида в коммуникативное пространство города, поскольку данные проекты инициировали участие жителей в решении городских проблем и повышение информационной грамотности относительно жизни города. Популяризация краудсорсинг-проектов в Москве на протяжении последних 5 лет свидетельствует о том, что городская политика Москвы движется в направлении соучаствующего проектирования.
Автор полагает необходимым обратить внимание на то, что социологическое изучение вовлеченности в коммуникативное пространство города имеет перспективу дальнейшего активного развития, поскольку современное городское планирование в настоящее время уделяет большое внимание комфорту индивида и учету мнения жителей города при принятии решений.
Ценность работы состоит и в том, что автору удалось установить важное обстоятельство: современные информационно-коммуникационные технологии являются ключевым драйвером описанных механизмов и важнейшим фактором вовлеченности в городское пространство. Исходя из отмеченных важных преимуществ представленной работы, отмечу, что статья содержит все элементы или атрибуты, присущие научной работе: раскрыта актуальная тема, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе помогает некоторым образом изменить сложившиеся подходы или направления анализа проблемы, четко определена методология работы, имеются ссылки на авторитетные в данной области знания источники, присутствуют выводы, по которым можно заключить о следовании логике проделанной автором работы.
Выделим некоторые новые результаты, полученные автором.
1. На основе анализа концепций социологической урбанистики автор пришел к выводу, что в современной социологии «вовлеченность в коммуникативное пространство города» не обладает достаточной концептуальной разработанностью. Интерес к вовлеченности в городское пространство наблюдался у теоретиков начиная со второй половины XX века, однако, в своих концепциях авторы не обращались непосредственно к термину «вовлеченность в коммуникативное пространство города», что свидетельствует о том, что данная проблема не была первостепенной в их изысканиях.
2. Было установлено, что вовлеченность в коммуникативное пространство города может трактоваться в двух значениях: вовлеченность как право и вовлеченность как участие.
3. Выявлены наиболее значимые социальные механизмы и технологии инклюзии в коммуникативное городское пространство Москвы, к которым отнесены внедрение информационных технологий в сферу услуг, развитие транспортных коммуникаций, возникновение коворкинга и онлайн профессий, а также краудсорсинговые проекты.
Итак, следует обратить внимание на то, что автору статьи удалось выбрать довольно любопытную тему для рассмотрения, обосновать ее актуальность и значимость для научного исследования, был предложен также и новый ракурс в оценке результатов социологического осмысления вовлеченности индивида в коммуникативное пространство города с учетом результатов наработок в рамках теоретических и прикладных исследований теоретиков социологии города, урбанистов и архитекторов. Добиться такого положения позволил в том числе и выбор соответствующей методологической базы.
Выводы, сформулированные в статье, согласуются с логикой научного поиска, отвечают цели и задачам исследования, не вызывают сомнений и не имеют очевидных противоречий.
Список источников в достаточной степени отвечает проблематике исследования, что позволило автору провести научный анализ и обобщение имеющегося научного задела по обозначенной проблеме, что в свою очередь позволило обозначить свой независимый и подкрепленный исследовательскими позициями авторский взгляд на обозначенную проблему.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"