Статья 'Отношение студентов к предвыборной коммуникации (на примере выборов Президента РФ 2018)' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Отношение студентов к предвыборной коммуникации (на примере выборов Президента РФ 2018)

Будко Диана Анатольевна

кандидат политических наук

ассистент, кафедра политических институтов и прикладных политических исследований, Санкт-Петербургский государственный университет

199034, Россия, Санкт-Петербург, г. Санкт-Петербург, наб. Университетская, 7/9

Budko Diana Anatol'evna

PhD in Politics

Docent, the department of Political Institutions and Applied Political Studies, Saint Petersburg State University

199034, Russia, Sankt-Peterburg, g. Saint Petersburg, nab. Universitetskaya, 7/9

dianabudko@mail.ru
Лукьянова Галина Владимировна

кандидат политических наук

доцент, кафедра политических институтов и прикладных политических исследований, Санкт-Петербургский государственный университет

199034, Россия, Санкт-Петербург, г. Санкт-Петербург, наб. Университетская, 7/9

Luk'yanova Galina Vladimirovna

PhD in Politics

Docent, the department of Political Institutions and Applied Political Studies, Saint Petersburg State University

199034, Russia, Saint Petersburg, g. Saint Petersburg, nab. Universitetskaya, 7/9

g.lukiyanova@spbu.ru

DOI:

10.25136/2409-7144.2020.2.32090

Дата направления статьи в редакцию:

29-01-2020


Дата публикации:

05-02-2020


Аннотация: Предметом исследования выступает отношение студенческой молодежи к определенным инструментам предвыборной коммуникации. К наиболее часто используемым приемам влияния на электоральное поведение граждан относят материалы СМИ, политическую рекламу, дебаты, заявления лидеров общественного мнения. Однако для каждой возрастной группы значимость тех или иных факторов при принятии электоральных решений будет разниться. В данном контексте особый интерес представляет студенческая молодежь, которая более восприимчива к современным способам коммуникации посредством мобильных приложений и других интернет-технологий. Результаты, представленные в статье, базируются на данных фокус-групп обучающихся СПбГУ, полученных в ходе исследования «Факторы формирования абсентеизма студенческой молодежи в российском мегаполисе (на примере Санкт-Петербурга)», проведенного в 2018 году и выполненное при технической поддержке Ресурсного центра социологических и интернет-исследований Санкт-Петербургского государственного университета. Полученные текстовые материалы обработаны на основе дискурс-анализа. В ходе исследования были выявлены следующие особенности политической коммуникации, преобладающие в повседневных практиках студенческой молодежи: недоверие к таким классическим способом предвыборной коммуникации как дебаты; в большей степени доверие не к традиционным, а к он-лайн СМИ; амбивалентное отношение к медийным лидерам общественного мнения; значимость института семьи в процессе формирования политических взглядов и принятия решений. Влияние социальных сетей создает запрос на обновленный формат коммуникации среди студентов. Информация должна быть легкодоступна, появляться первой же ссылкой в поисковом запросе и быть презентована в виде стандартного поста с яркой визуальной компонентой.


Ключевые слова: молодежь, политическая коммуникация, электоральный процесс, выборы президента, политическая агитация, дебаты, лидеры общественного мнения, социализация, онлайн СМИ, социальные сети

Abstract: The subject of this research is the attitude of student youth towards particular instruments of campaign communication. Among most commonly used techniques of influencing the citizens’ electoral behavior are the political advertising, mass media materials, debates, announcements of the leaders of public opinion. However, the factors important for making electoral decisions differ one age group to another. In this context, of special interest is the student youth that is more perceptive to modern methods of communication via mobile apps and other Internet technologies. The presented results are based on the data of focus groups studying in Saint Petersburg State University, acquired in the course of research “The factors of formation of absenteeism of student youth in the Russian megalopolis (on the example Saint Petersburg)” conducted in 2018 with technical support of the Resource Center of Sociological and Internet surveys of Saint Petersburg State University. The authors determine the following specificities of political communication prevalent in daily practices of student youth: distrust in such classical methods of campaign communication as debates; more trust in the online mass media rather than traditional; ambivalent stance of media leaders of public opinion; significance of the institution of family in formation of political views and decision-making. The impact of social networks creates a request for a renewed format of communication among students. The information must be easy accessible, appear as the first ling in search request, and presented in a form of standard post with a vivid visual component.



Keywords:

socialization, opinion leaders, debate, political campaigning, presidential election, electoral process, political communication, youth, online media, social networks

Введение

В рамках политической коммуникативистики особый интерес представляет анализ стратегий и инструментов, которые используют кандидаты для взаимодействия со своими потенциальными избирателями: встречи, митинги, онлайн-конференции, посты и прямые эфиры в социальных сетях, дебаты, интервью, рекламная атрибутика и издания. Однако принятие электорального решения является более сложным феноменом для исследования, чем оценка реакций граждан на пиар-ходы кандидатов.

С точки же зрения политической социологии, в первую очередь, изучаются факторы, оказывающие влияние на электоральное поведение, но связанные с ценностными установками и ориентациями индивида.

В контексте поведенческого подхода можно выделить несколько классических теорий, которые впоследствии легли в основу изучения современных электоральных процессов. Обозначим две наиболее революционные.

Первыми исследователями поведения избирателей можно считать П. Лазарсфельда, Б. Берельсона и Х. Годэ, разработавшими в 1940-х гг. «социологическую модель», в которой на первый план выходят микрогруппы и лидеры общественного мнения, оказывающие влияние на мнение индивида [10].

В 1960-е гг. она была скорректирована американскими исследователями А. Кэмпбеллом, Ф. Конверсом, У. Миллером и Д. Стоуксом в работе «Американский избиратель», в которой утверждалось, что электоральный выбор обусловлен опытом человека, возникающим в процессе его политической социализации. В рамках данной «социально-психологической модели» особого внимания заслуживает концепт «воронки причинности»: на результат голосования оказывают поэтапное влияние установки, ценности, партийная и идеологические принадлежности, находящиеся в широкой части воронки. В узкой же части воронки сконцентрированы факторы, воздействующие на индивида непосредственно перед голосованием, например, предвыборная реклама и публикации в СМИ [9].

Несмотря на то, что данные исследования были проведены в середине двадцатого века, представляется возможным говорить о том, что они по-прежнему актуальны. Действительно, рост технологий и развитие Интернета обуславливают специфику электорального выбора избирателя. В то же время с учетом быстроменяющихся информационных потоков и трендов можно предположить, что подобные коммуникативные факторы скорее оказывают краткосрочное влияние на принятие индивидуального политического решения в отличие от факторов, находящихся в более широкой части воронки.

Методология исследования

Предметом исследования выступает отношение студенческой молодежи к определенным инструментам предвыборной коммуникации. Именно молодые люди чаще всего выступают группой «наиболее заинтересованной в изменениях, накапливающей в себе потенциал для будущих преобразований» [1, 185], что выражается и в том, что «в ближайшем будущем сформированные и усвоенные социальные, культурные и политические установки, а также ценностные ориентации представителей именно этой социальной группы составят основу политического управления страной [1, с. 185]».

Изучение специфики политического поведения молодежи возможно рассматривать как в направлении гендерной специфики [3], тактик поведения [5], социального капитала [4, 8], так и непосредственно политической активности [2, 6]. Одна из задач исследования заключалась в выявлении отношения студенческой молодежи к предвыборной коммуникации в период президентских выборов 2018 года.

В 2018 году при технической поддержке Ресурсного центра социологических и интернет-исследований Санкт-Петербургского государственного университета было проведено исследование «Факторы формирования абсентеизма студенческой молодежи в российском мегаполисе (на примере Санкт-Петербурга)» (проект № 106-9131-879, руководитель проекта ‒ Попова О.В., исследовательская группа ‒ преподаватели кафедры политических институтов и прикладных политических исследования факультета политологии СПбГУ).

Была проведена серия фокус-групп, участниками которых были студенты Санкт-Петербургского государственного университета, представляющие различные специальности: политология, психология, юриспруденция, международные отношения, социология, прикладная математика, физика, химия и т.д. Для обработки фокус-групп использовались в основном кодировочные категории и группировка данных, предваряющиеся расшифровкой записей. Основным методом анализа полученных текстовых материалов выступал дискурс-анализ, позволяющий рассматривать дискурс респондентов как особый вид письменной и речевой коммуникации, в которой для исследователя представляются равнозначно ценными как вербальные, так и невербальные составляющие.

Результаты исследования

В результате дискурс-анализа интервью были выявлены следующие особенности отношения студенческой молодежи к политической коммуникации в период выборов Президента России в 2018 году:

- недоверие к таким классическим способам предвыборной коммуникации как дебаты;

- в большей степени доверие не традиционным, а онлайн-СМИ;

- амбивалентное отношение к медийным лидерам общественного мнения;

- значимость института семьи в процессе формирования политических взглядов и принятия решений.

Рассмотрим каждый из этих пунктов в отдельности.

Отношение к дебатам

Дебаты, пожалуй, можно отнести к одной из старейших форм предвыборной агитации, считающейся к тому же эффективным способом самопрезентации и донесения позиции кандидатов по тому или иному вопросу. К этому мероприятию во многих странах испытывают особый интерес, превращая дебаты таким образом в настоящее шоу с многомиллионной аудиторией. Однако, с точки зрения опрошенных респондентов, данный вид предвыборной коммуникации в российском контексте представляется им некой “фикцией”. Несмотря на то, что среди студентов превалирует мнение о том, что при выборе того, за кого из кандидатов в Президенты следует отдать свой голос, необходимо тщательно изучить программу и сведения о политиках, сами дебаты они в основном исключают как доминирующий источник достоверной информации.

Приведем для наглядности несколько высказываний:

«В моих глазах эти дебаты, которые проходили на канале «Россия», и по тем коротким отрывкам, которые я видел, мало чем отличаются от некоторых политических передач на “Первом канале” и вечерних передач с неизменным Владимиром Соловьёвым. Просто люди чего только не обсуждают, кричат друг на друга. Всё как-то пошло, чувствуется какое-то отвращение к этому. Даже в каких-то развлекательных целях не смотрю (общественные науки, 2 курс, муж.)».

«Ощущение, что всё это делается “для галочки”... (общественные науки, 2 курс, муж.)».

«Вообще в идеале конференции и дебаты, это идеальная тема для избирательных кампаний... А данные дебаты, которые были на этой президентской кампании... Я, честно говоря, смотрел только 5 минут только для того, чтобы заценить новый стайл с бородкой у Явлинского, и всё... (общественные науки, 2 курс, муж.)».

«Нет, ну дебаты, это, по-моему, так, поразвлекаться (естественные науки, 3 курс, муж.)».

«А на дебатах, там есть возможность задавания каверзных вопросов одних кандидатов другим. И иногда бывает интересна реакция даже этих кандидатов, когда они могут совладать с собой, сохранить спокойствие, адекватно отвечать на вопросы. Или же как было на одних дебатах у Соловьева, там начался какой-то хаос, все начали друг на друга кричать и было вообще непонятно... (естественные науки, 2 курс, жен.)».

В данной ситуации мы, возможно, сталкиваемся с неким вариантом поколенческого разрыва, приобретающим свою специфику в период всеобщей цифровизации: формат дебатов постепенно становится невостребованным у молодежи. В этом аспекте существует некая двойственность. С одной стороны, респонденты требуют строгой формы соблюдения дебатов, сводя их к формальной словесной полемике, не допуская эмоциональных всплесков и физических действий (в частности, неодобрительно вспоминают случай, когда кандидат В.В. Жириновский облил водой кандидата К.А. Собчак: «Мне очень не нравилось, что это в какое-то шоу превратили. Вот эти вот швыряния водой и т.д. Это все очень как-то некрасиво смотрелось. Ну то есть, должно быть какое-то адекватное поведение от кандидатов. (естественные науки, 3 курс,муж.)»). С другой стороны, стремление сразу получить сведения о политическом процессе в сети Интернет, причем оформленные с большой долей визуализации. Весьма специфично звучит пожелание студентов молниеносного получения новостей о выборах в первых же строках результатов поискового запроса. Можно предположить, что с учетом того, что многие представители молодого поколения обладают так называемым клиповым мышлением, формат длительных мероприятий, таких как дебаты, является крайне затруднительным для их восприятия. То же самое можно отметить относительно больших объемов текстовой информации. Например, зная о возможности получить подробные сведения о кандидатах и их программах на их официальных сайтах, к этому источнику в действительности обращаются единицы:

«Да, я тоже искала целенаправленно программы. Иногда, это было трудно, что меня удивило. То есть обычно предполагается, что это какая-нибудь первая ссылка, но далеко не факт, могут выскакивать какие-то левые вещи. Но другая информация о выборах она действительно приходила сама собой, потому что широкий круг общения, определённые новости, где угодно высвечиваются по политической тематике, а в момент выборной кампании - это тема выборов (общественные науки, 2 курс, жен.)».

Доверие онлайн-СМИ

Проблема дебатов одновременно связана с темой преобладания доверия к онлайн-СМИ. Вполне прогнозируемо, что интернет-ресурсы, такие как электронные СМИ и социальные сети, становятся доминирующими в формировании мнения об окружающем мире и в решении о том, идти ли на выборы Президента и за кого отдать свой голос. Однако в процессе рассуждений респондентов прослеживается мысль о том, что информация должна быть заключена в определенную форму: желательно в виде некоего дайджеста, который удобно просматривать в формате ленты новостей в социальной сети с большим количеством забавных картинок. В качестве примера приводятся такие ресурсы, как «Лентач» и «Meduza». Популярны среди студентов позиционируемый как независимый и интеллектуальный «Telegram» и развлекательный «YouTube», степень политизированности которого крайне мала. Заметим, что даже известный политический блогер Алексей Навальный, о котором респонденты периодически вспоминают, не входит в топ-100 блогеров и вряд ли может быть отнесен к виртуальной элите [7, с. 69].

«Мне тоже кажется, что на подростков, на студентов очень сильно влияет интернет, очень влияет “YouTube”, всякие вот эти блогеры, которые вообще не могут молчать о политике, все время что-то да выскажут по этому поводу, всякие группы в “Вконтакте” и “Telegram” тот же самый. Мне кажется, один только “Telegram” со всеми этими каналами влияет на мнение студентов, и в особенности на школьников очень сильно и круги друзей” (общественные науки, 2 курс, жен.)».

«Нужно очень удачно и очень по-умному захватить медиапространство, то есть я говорю не только об оффлайн, а то, что уже устаревшее вот эти все холдинговые каналы, федеральные. Они уже не особо сильно влияют на молодежь. Сейчас интернет-пространство, то есть Навальный это ярко показал, это “YouTube” (общественные науки, 2 курс, муж.)».

«Есть: “Meduza”, “Лентач”. Ну, потому что они ссылаются, у них типа репутационная. Ну, в общем, если “первый”, “второй”, “третий” каналы делают ошибки, они просто забывают про них; а если “Meduza”, “Лентач” сделают ошибку, они обязательно об этом скажут и объявят об этом. Поэтому у них репутационная составляющая гораздо выше. Я склонен им доверять” (естественные науки, 3 курс, муж.)».

«Да, я “Лентач”, смотрю, ради мемов, конечно, звучит забавно да, но я РБК и Медуза, наверное, в основном такие истории, которые я прям читаю, у меня вызывают какое-то непонятное чувство доверия (общественные науки, маг, муж.)».

Весьма специфична в этом ключе реакция опрошенных студентов на потенциальную пропаганду в период избирательной кампании. Открытая популяризация проправительственной политики вызывает негативные эмоции, но одновременно с этим активные оппозиционные заявления, в том числе не подкрепленные никакими фактами, не подвергаются и малейшему критическому анализу. Впрочем, подобные представления о мире весьма характерны для молодого поколения, которое всегда отличается нигилистическими взглядами. Здесь же можно обнаружить взаимосвязь с недоверием респондентов к телевидению, которое транслирует “однотипную” информацию об определенных кандидатах. Более того телевизор как техническое устройство не всегда есть в общежитии и, по мнению респондентов, требует гораздо больше действий, чем работа с мобильным приложением:

«Ну и, просто, проще листать посты “ВКонтакте”, чем сесть, посмотреть телевизор (естественные науки, 2 курс, жен.)».

«По поводу того, доверять ли интернету или телевидению, объясню, почему я скорее доверяю скорее чему-то в Интернете. Исходя из каких-то там крупных событий, исходя даже из событий последнего года, на телевидении идет такая большая пауза, прежде чем начнут говорить. А в интернет-изданиях очень быстро обновляется информация, она не всегда сразу идет супер-достоверная, но есть пометки, что есть вот такая вот информация. Потом... все это дополняется. А на федеральных каналах очень часто идет сначала какая-то одна информация, затем какая-то другая, и очень сильно разнится это все. Понятно, что когда это все идет еще стихийно, то сам ты не можешь ничего проверить, но, в конце концов, когда мы уже постфактум смотрим… как бы очень сильно замалчивают, факты искажают (естественные науки, 2 курс, жен.)».

Отношение к лидерам общественного мнения

Общее недоверие к традиционным каналам коммуникации, на наш взгляд, взаимосвязано с установками респондентов относительно медийных лидеров общественного мнения, под которыми студенты в первую очередь подразумевают таких знаменитостей как Ольга Бузова и современные российские рэп-исполнители. Селебрити были активно вовлечены в кампанию по повышению уровня явки на президентских выборах, а также некоторые из них призывали голосовать за некоторых из кандидатов. Будучи осведомленными о избирательных практиках в других странах, студенты подтверждают значимость участия медийных лидеров общественного мнения в процессе агитации. При этом необходимо отметить крайне снобистский подход к подобного рода приемам в российском контексте: с точки зрения студентов, такие электоральные технологии могут повлиять лишь на малообразованных граждан, не интересующихся “серьезными” проблемами, проживающих в регионах, в то время как для них самих подобное неприемлемо. Здесь можно наблюдать ориентированность на самобытность и восприятие себя как уже сформировавшейся личности, чей интеллектуальный уровень чрезвычайно высок:

«Да, но тут нужно учитывать, что Москва и Санкт-Петербург - это самые политические города вообще в нашей стране, и то есть ну, если в Петербурге тебя это оттолкнуло, то там в Рыбинске: “О, нифига, Бузова идёт, ништяк, пойду я с ней проголосую!” Как бы я здесь, а она в Москве (общественные науки, маг, муж.)».

«Нет, ну вот когда как раз перед выборами звезды или там, я не знаю, певцы там: “Гуф” я помню был, “Серебро”. Ну... то есть, просто откровенно, как бы, однотипные посты были, одинаковые все. Много их. И призывали на выборы. Это все выглядело, как будто их купили (естественные науки, 3 курс, муж.)».

«Если какие-то известные личности, наоборот, призывают там “не голосовать”, и это выглядит так, как будто они просто хотят распиариться, то мне это вообще противно (естественные науки, 3 курс, жен.)».

«Ну да, кстати, по поводу таких вот личностей, особенно люди искусства: певцы, музыканты какие-то, не знаю, художники, мне кажется, да, вот такие высказывания... ну не очень как бы. Эти личности должны быть, в общем-то, аполитичными (естественные науки, 3 курс, жен.)».

«А мне кажется, что наоборот, что медийные личности должны четко высказываться по своим политическим мнениям, чтобы, ну потому что они граждане, вот это вот “кредит доверия”, то есть они являются лидерами мнений и как бы у них есть ответственность перед людьми, которые, ну, грубо говоря, следят за ними (естественные науки, 3 курс, муж.)».

«Я не думаю, что мнение каких-либо медийных личностей, даже тех, которые мне нравятся, смогли бы повлиять на мою политическую позицию каким-либо образом (естественные науки, 2 курс, муж.)».

«Часто эти же медийные личности могут быть… под властью, может быть, или под давлением каких-либо кандидатов, возможно им кто-нибудь пообещал хорошее ток-шоу или место, хорошие какие-то связи, знакомства. И ради этого они открыто показали свою расположенность к этому кандидату. Так что я не думаю, что стоит доверять мнению медийных личностей абсолютно полностью… (естественные науки, 2 курс, жен.)».

"Ближний круг”

Однако, несмотря на декларируемую независимость в политических взглядах, опрошенных респондентов объединяет значимость мнения близкого окружения, особенно семьи, не только при обсуждении кандидатур на пост Президента Российской Федерации, но и в целом при решении принимать участие в голосовании или нет. Это наблюдение возвращает нас к концепту «воронки причинности»: значимость формируемых в семье политических установок и влияния общения внутри микрогрупп на выбор ценностей и жизненных стратегий. Таким образом, коммуникативные факторы электорального поведения, в первую очередь, затрагивают именно сферу межличностных отношений. Активное обсуждение внутри микрогруппы может как настроить на голосование за одного и того же кандидата, так и породить волну споров, активизируя участников на поиск дополнительной информации. Не стоит упускать и тот момент, что зачастую в разговорах обсуждается не только взгляды политиков, но и их личные качества и сплетни, касающиеся их. В ряде случаев можно наблюдать смену ролей в микрогруппах: теперь дети, особенно обучающиеся на специальностях, связанных с общественными науками, становятся лидерами в формировании мнения относительно политического процесса и выборов у своих родителей.

«Обсуждается в семье, ну в ближайшем кругу семьи, то есть с родителями у меня нет каких-то противоречий… (общественные науки, 2 курс, жен.)».

«Ну, логично, что с кем общаюсь – с тем и обсуждаю, то есть это друзья, знакомые, с факультета, еще с каких-то компаний, просто кто-то закидывает тему и начинается обсуждение, все. Вообще, я не особо люблю обсуждать это и разговаривать об этом (общественные науки, 2 курс, жен.)».

«Ну, вообще мама у меня хотела бы сходить на выборы и постоянно спрашивает у меня: “Вот сейчас проходят такие выборы, за кого идти голосовать?”, а я ей все каждый раз отвечаю: “Не ходи, ни за кого, это все цирк” (смеется) (общественные науки, 2 курс, муж)».

«У меня в семье сложилась четкая традиция ходить и голосовать, потому что и я их поддерживаю ходить, голосовать, соответственно... мои родители ходят голосовать, и я их в этом убеждаю, я уже пытаюсь это им как-то аргументировано говорить (общественные науки, 2 курс, муж.)».

«...из медийных личностей меня никто особо не привлекает, потому что, как правило, это либо что-то популистское, либо слишком провластное, либо очень сильно оппозиционное. То есть, какого-то сбалансированного мнения я не нашла. Да и в общем-то не сказать, что особо искала, потому что мне его хватает на факультете <...> так или иначе задеваются эти темы на парах, и это влияет на мое мнение о выборах (общественные науки, 2 курс, жен.)».

«Я так же не могу назвать каких-то известных людей, которые повлияли на мое мнение. Как я уже сказал, на мое мнение влияют только личные авторитеты” (общественные науки, 2 курс, муж.)».

Основные выводы

В результате проведенных фокус-групп можно сделать ряд выводов. Во-первых, в период президентской избирательной кампании коммуникация, опирающаяся на такие традиционные технологии, как дебаты, политическая реклама, транслируемая по телевидению, плакаты, листовки малоэффективна в отношении молодежи. Данная целевая группа представляет собой сложную для предвыборной агитации аудиторию, поскольку существенно отличается по своим запросам от остальных избирателей. Представляется целесообразным при выстраивании коммуникации с молодежью учитывать данную специфику и обращать внимание в первую очередь на популярные среди данной возрастной когорты социальные сети, такие как «YouTube» и «ВКонтакте». Во-вторых, необходимо подчеркнуть настороженное отношение к лидерам общественного мнения, которое выражается в том, что респонденты склонны со скепсисом относиться к различного рода политическим заявлениям популярных артистов и искать в них проявления пропаганды. При этом отношение к разворачиваемой избирательной кампании во многом формируется под влиянием семьи и близкого окружения учащихся: молодежь склонна обсуждать политические темы внутри своей микрогруппы. В-третьих, складывающиеся тенденции в плане политической коммуникации являются прямым отражением тенденций присущих социальным сетям. Информация должна быть легкодоступна и появляться первой же ссылкой в поисковом запросе, при этом быть ненавязчивой. Для эффективного взаимодействия с молодежью кандидату требуется одновременно и отвечать строгим консервативным требованиям, предъявляемым к политическим лидерам на протяжении долгих лет, и доносить свою точку зрения в облегченном формате стандартного поста (максимум на 2000 знаков) с яркой визуальной компонентой.

Библиография
1.
Будко Д.А., Лукьянова Г.В. Образ идеальной России в сознании студенческой молодежи // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Политология. 2019. Т. 21. № 2. С. 184—194. DOI: 10.22363/2313-1438-2019-21-2-184-194
2.
Зернов Д.В., Луконина Е.С. Содержание и тенденции политической активности студенчества (на примере выборов 2011-2012 гг.) // Социологические исследования. 2013. № 11. С. 30-38.
3.
Иудин А. А., Привалов И. В. Гендерные и возрастные особенности политического поведения молодежи // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия Социология. Политология. 2019. Т. 19. №. 1. С. 40-46.
4.
Лагутин О.В., Шентякова А.В. Эмпирическое измерение социального капитала молодежи современного мегаполиса // Политическое пространство и социальное время: Синергия смыслов и ценностей Сборник научных трудов XXXIV Международного Харакского форума. Под редакцией Т.А. Сенюшкиной. 2018. С. 95-100.
5.
Попова О. В. Политическое поведение российской молодежи: Репертуар тактик и реальные действия // Вестник Санкт-Петербургского университета. Политология. Международные отношения. 2016. №. 1. С. 15-27.
6.
Попова О. В. Электоральный потенциал российской молодежи в новом избирательном цикле // Коммуникология. 2016. Т. 4. №. 4. С. 85-101.
7.
Структура и дискурс виртуальной элиты 2.0 в России. Монографическое исследование / Под ред. Д.С. Мартьянова. СПб.: ЭлекСис, 2017. 124 с.
8.
Шентякова А.В. Консолидация элит и лидерство как факторы эффективности политики идентичности (по оценкам экспертов) // Социодинамика. — 2019.-№ 12.-С.9-17. DOI: 10.25136/2409-7144.2019.12.31311
9.
Campbell A. et al.The american voter. Chicago, IL :University of Chicago Press, 1980.
10.
Lazarsfeld P. F., Berelson B., Gaudet H. The People's Choice: How the Voter Makes Up His Mind in a Presidential Campaign. Columbia U., 1948.
References (transliterated)
1.
Budko D.A., Luk'yanova G.V. Obraz ideal'noi Rossii v soznanii studencheskoi molodezhi // Vestnik Rossiiskogo universiteta druzhby narodov. Seriya: Politologiya. 2019. T. 21. № 2. S. 184—194. DOI: 10.22363/2313-1438-2019-21-2-184-194
2.
Zernov D.V., Lukonina E.S. Soderzhanie i tendentsii politicheskoi aktivnosti studenchestva (na primere vyborov 2011-2012 gg.) // Sotsiologicheskie issledovaniya. 2013. № 11. S. 30-38.
3.
Iudin A. A., Privalov I. V. Gendernye i vozrastnye osobennosti politicheskogo povedeniya molodezhi // Izvestiya Saratovskogo universiteta. Novaya seriya. Seriya Sotsiologiya. Politologiya. 2019. T. 19. №. 1. S. 40-46.
4.
Lagutin O.V., Shentyakova A.V. Empiricheskoe izmerenie sotsial'nogo kapitala molodezhi sovremennogo megapolisa // Politicheskoe prostranstvo i sotsial'noe vremya: Sinergiya smyslov i tsennostei Sbornik nauchnykh trudov XXXIV Mezhdunarodnogo Kharakskogo foruma. Pod redaktsiei T.A. Senyushkinoi. 2018. S. 95-100.
5.
Popova O. V. Politicheskoe povedenie rossiiskoi molodezhi: Repertuar taktik i real'nye deistviya // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Politologiya. Mezhdunarodnye otnosheniya. 2016. №. 1. S. 15-27.
6.
Popova O. V. Elektoral'nyi potentsial rossiiskoi molodezhi v novom izbiratel'nom tsikle // Kommunikologiya. 2016. T. 4. №. 4. S. 85-101.
7.
Struktura i diskurs virtual'noi elity 2.0 v Rossii. Monograficheskoe issledovanie / Pod red. D.S. Mart'yanova. SPb.: ElekSis, 2017. 124 s.
8.
Shentyakova A.V. Konsolidatsiya elit i liderstvo kak faktory effektivnosti politiki identichnosti (po otsenkam ekspertov) // Sotsiodinamika. — 2019.-№ 12.-S.9-17. DOI: 10.25136/2409-7144.2019.12.31311
9.
Campbell A. et al.The american voter. Chicago, IL :University of Chicago Press, 1980.
10.
Lazarsfeld P. F., Berelson B., Gaudet H. The People's Choice: How the Voter Makes Up His Mind in a Presidential Campaign. Columbia U., 1948.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная на рецензирование статья посвящена исследованию отношения российской студенческой молодежи к определенным инструментам предвыборной коммуникации. Автор эксплицирует причины формирования политического абсентеизма у студентов различных направлений подготовки Санкт-Петербургского государственного университета. Методами исследования служат метод фокус-групп, который позволил автору осуществить сбор необходимой информации, и метод дискурс-анализа, с помощью которого были обработаны полученные в ходе исследования текстовые материалы.
В результате дискурс-анализа полученных данных автором были выявлены следующие особенности политической коммуникации, характерные для повседневных практик студенческой молодежи. Во-первых, студенты демонстрируют недоверие такой традиционной форме предвыборной агитации, как политические дебаты между кандидатами на пост президента, причиной чего может служить «клиповость» мышления современной молодежи, ее неспособность к восприятию длительных процессов и к обработке обширной текстовой информации. Во-вторых, студенческая молодежь демонстрирует доверие в большей степени интернет-изданиям (в частности, автор упоминает такие интернет-ресурсы, как «Лентач», «Meduza», «Telegram» и «YouTube»), нежели традиционным средствам массовой информации. При этом большую роль играет форма подачи информации, которая для удобства восприятия массовой аудиторией должна представлять собой некий дайджест с обилием «забавных картинок». В-третьих, респонденты продемонстрировали амбивалентное отношение к медийным лидерам общественного мнения, под которыми подразумеваются медийные персоны (к примеру, О. Бузова) и российские рэп-исполнители. Высказывая недоверие подобным «лидерам мнений», студенты мегаполиса демонстрируют высокую самооценку, позиционируют себя в качестве уже сформировавшихся личностей с высоким уровнем интеллектуального развития. В-четвертых, автор выявляет значимость института семьи в процессе формирования политических взглядов и принятия решений. При этом не только родители могут оказывать влияние на детей, формируя их электоральные предпочтения, но и, напротив, молодые люди (особенно студенты, изучающие в качестве профильных общественные науки) в своем «ближнем», семейном кругу могут выступать лидерами мнений относительно политических процессов. В качестве выводов автор статьи формулирует рекомендации, которые могут быть использованы при создании агитационных материалов, предназначенных для студенческой целевой аудитории.
В целом статья представляет собой оригинальное авторское исследование, посвященное решению актуальной социально-политической проблемы. Вместе с тем, к тексту статьи можно предъявить следующие замечания. В названии статьи отмечается, что отношение студентов к предвыборной коммуникации исследуется на примере выборов Президента РФ 2018, в то время как в самом тексте крайне мало указаний на специфику политической агитации именно в период президентской избирательной кампании (речь идет о разделах «Доверие онлайн СМИ», «Отношение к лидерам общественного мнения» и «Ближний круг» основной части статьи).
Автор, ссылаясь на исследования, проведенные американскими учеными в 40-е и 60-е гг. ХХ века, утверждает, что «они по-прежнему актуальны». По мнению автора статьи, «те же факторы, которые оказывали влияние на индивидов тогда, с небольшими изменениями влияют и на наших современников». На взгляд рецензента, данный тезис нуждается в прояснении и обосновании, в особенности, с учетом того, что в исследовательском поле автора присутствуют процессы интернет-коммуникации, что было не характерно для социокультурной ситуации середины ХХ века.
Кроме того, обращают на себя некоторые вербальные погрешности материала, представленного на рецензирование. К примеру, следует исправить фразу о телевидении, «которое то транслирует “однотипную” информацию об определенных кандидатах, то достаточно сложным техническим устройством, который не всегда есть в комнате в общежитии…». Синтаксической неполнотой характеризуется предложение» «Изучение специфики политического поведения молодежи возможно рассматривать как в направлении гендерной специфики…» (необходимо дополнить вставкой: так и). Необходимо исправить грамматические ошибки в тексте статьи: «письменный (нужно: письменной) и речевой коммуникации», «к таким классическим способом» (нужно: способам), «сталкиваемся с неким вариантом, … приобретающий» (нужно: приобретающим), «Тоже самое» (нужно: то же самое), «онлайн СМИ» (нужно: онлайн-СМИ), «интернет ресурсы» (нужно: интернет-ресурсы), «медиа пространство» (нужно: медиапространство), «интернет пространство» (нужно: интернет-пространство), «склонны со скепсисом относится» (нужно: относиться). Нарушено согласование слов в предложениях, например: «коммуникация в предвыборный период … малоэффективны», «При этом отношения … во многом формируется».
Библиография к статье насчитывает 10 источников, в том числе 2 на английском языке. В целом статья написана с соблюдением научного стиля речи, может заинтересовать широкую читательскую аудиторию и при устранении соответствующих замечаний может быть рекомендована к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"