Статья 'Технологии дополненной реальности в сфере государственного управления' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Технологии дополненной реальности в сфере государственного управления

Косоруков Артем Андреевич

кандидат политических наук

старший преподаватель, факультет государственного управления, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

119992, Россия, г. Москва, Ломоносовский проспект, 27, корп. 4, ауд. А814

Kosorukov Artem Andreevich

PhD in Politics

Senior Educator, the faculty of Public Administration, the department of Political Analysis, M. V. Lomonosov Moscow State University

119992, Russia, g. Moscow, Lomonosovskii prospekt, 27k4, aud. A814

kosorukovmsu@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2020.1.31949

Дата направления статьи в редакцию:

12-01-2020


Дата публикации:

31-01-2020


Аннотация: Предметом исследования в статье выступают технологии дополненной реальности, позволяющие повысить эффективность государственного управления. В этой связи автор рассматривает сущность дополненной реальности и ее отличия от виртуальной реальности, особенности функционирования и способы создания дополненной реальности (маркерный, безмаркерный, проекционный и одометрический). Одним из важнейших аспектов предмета исследования выступают инновационные управленческие механизмы на базе дополненной реальности, включая цифровой офис по предоставлению госуслуг, цифровые профили граждан и государственных служащих, цифровые документы, автоматизированное рабочее место государственного служащего. Методология исследования включает в себя административный и аналитический методы, раскрывающие особенности внедрения дополненной реальности в сфере государственного управления. Новизна исследования заключается в интеграции управленческих и технических возможностей дополненной реальности в рамках цифрового государственного управления, начиная с взаимодействия граждан и голосовых помощников, работы с цифровыми документами, визуализации больших объемов данных, подготовки государственных служащих и заканчивая обеспечением общественной и кибербезопасности, проектированием и управлением инфраструктурными проектами.


Ключевые слова: государственное управление, дополненная реальность, электронное правительство, виртуальная реальность, государственные услуги, цифровое управление, визуализация, общественная безопасность, инфраструктура, цифровой профиль

Abstract: The subject of this research is the technologies of augmented reality that allow increasing the efficiency of public administration. The author examines the concept of augmented reality and its differences from virtual reality, as well as peculiarities of functionality and ways of creating augmented reality (marker-based, markerless, projection, and odometric). One of the essential aspect of the subject of research is the innovation management mechanisms on the basis of augmented reality, including digital office on rendering public services, digital profiles and government officials, digital documents, automated workplace for a government official. Research methodology includes administrative and analytical methods revealing the specificities of implementation of augmented reality in the sphere of public administration. The novelty of this research consists in integration of the management and technical capabilities of augmented reality within the framework of digital public administration – ranging from interaction of citizens with voice assistants, work with digital documents, visualization of large volumes of data, training of government officials to ensuring public and cyber security, designing and managing infrastructure projects.



Keywords:

public security, visualization, digital administration, public services, virtual reality, electronic government, augmented reality, public administration, infrastructure, digital profile

Совершенствование государственного управления на базе информационно-коммуникационных технологий началось во многих странах мира еще в 90-е гг. XX в. и было связано с инициативами в сфере электронного правительства. В результате практика взаимодействия с государством достигла значительного прогресса, связанного, прежде всего, с возможностью более оперативного и удобного получения информации о работе органов государственной власти и управления, получения доступа ко все большему количеству государственных услуг в электронном виде. При этом одной из ключевых проблем стала проблема электронного неравенства, связанного с недостаточным проникновением сети Интернет в различные регионы, отсутствие у значительной части населения базовых навыков работы с электронными порталами госуслуг, что не могло не сказаться на отсутствии значительной общественной поддержки в отношении проводимых инициатив в области электронного правительства.

Развитие технологий электронного правительства в Российской Федерации стало первоначальным и скорее даже предварительным этапом внедрения информационно-коммуникационных технологий в работу правительства и характеризовалось поверхностным и частичным переводом механизмов и технологий государственного управления в электронный вид. Массовое распространение мобильных устройств и беспроводной Интернет-связи в 2000-2010-х гг. не дало особого толчка в улучшении работы электронного правительства, которое было переосмыслено и продолжает развиваться уже в рамках федерального проекта «Цифровое государственное управление», контекст которого во многом связан с четвертой промышленной революцией и массовым внедрением киберфизических систем в производственную и непроизводственную сферы. Несмотря на то, что федеральный проект предусматривает значительное усиление технико-технологического инструментария в практике государственного управления, например, проектирование типового автоматизированного рабочего места государственного служащего, переход к проактивной модели предоставления государственных услуг, электронному внутри- и межведомственному документообороту, гармонизации данных, облачным технологиям, интернету вещей и др., интерфейс взаимодействия государственного служащего с компьютером на рабочем месте сохраняет традиционную компоновку – дисплей монитора, клавиатуру, мышь и др. Ограничения данной модели интерфейса не позволяют перейти к подлинно цифровому пространству государственного управления, где граница между государством и разнообразными объектами управления проходит не в мире физических объектов, а на границе физического мира и мира данных, включающего в себя виртуальные образы физических объектов, а также цифровые профили государственных служащих и граждан.

Существующие ограничения в традиционной модели интерфейса, воспроизводимые в рамках федерального проекта «Цифровое государственное управление» [1], становятся еще более очевидными в процессе поэтапного запуска 25 суперсервисов по приоритетным жизненным ситуациям человека [2]: интерфейс взаимодействия с супервервисами, как и типовой инструментарий автоматизированного рабочего места государственного служащего, остаются практически неизменными и представляют собой подключенные к сети передачи данных стационарный компьютер с монитором или мобильное устройство со средствами ввода-вывода. При этом в федеральном проекте получение государственных услуг и работа государственных служащих не предусматривает адаптацию и использование в практической плоскости современных технологий дополненной реальности, к настоящему времени нашедших свое практическое применение в корпоративном секторе и имеющих множество преимуществ: простоту использования и визуальную привлекательность по сравнению с традиционным форматом электронного/цифрового правительства, интерфейс которого представлен в виде стандартных веб-страниц и предполагает ограниченный инструментарий взаимодействия пользователя посредством клавиатуры и мыши с функциональными элементами веб-интерфейса – кнопками, значками, меню, вкладками и др..

В этой связи большой интерес представляет более предметное изучение технологий дополненной реальности (англ. Augmented Reality или AR), на основе которых выстраивается особый тип виртуальной реальности (англ. Virtual Reality или VR), позволяющий накладывать виртуальные образы на среду реального мира, предоставляя пользователям практически неограниченное взаимодействие с оцифрованной информацией, зависящее только лишь от заложенных в программное обеспечение и технику возможностей. С помощью AR-технологий происходит наложение цифрового 3D-контента на видимую реальность с использованием систем внутреннего и спутникового позиционирования. В целях отображения элементов дополненной реальности на физических объектах программы дополненной реальности, используя мобильную камеру и датчики позиционирования, выводят изображение на экран смартфона, планшета или смарт-очков для достижения наибольшего эффекта присутствия пользователя в мире данных.

Дополненная реальность на первый взгляд может показаться не такой универсальной как виртуальная реальность, однако может принести более ощутимую пользу в сфере государственного управления, связанного с обращением не только данных, но и преобразованием материальной действительности. Потенциал ее практического применения связан с тем, что она может экстраполировать элементы виртуального мира данных на реальный мир материальных объектов, дополняя данные объекты цифровыми «надстройками» или «маркерами», которые мы способны видеть, слышать или даже чувствовать при помощи мобильных устройств. Главным мотивом внедрения технологий дополненной реальности в сферу государственного управления выступает необходимость визуализации все более сложной и разнообразной вторичной информации – мира больших объемов данных, формирующегося на базе сбора и статистического анализа первичных данных, в целях принятия более эффективных управленческих решений. Достижение этой цели предполагает решение ряда частных задач, таких как сбор первичной информации, ее классификация и хранение, распределение между структурными подразделениями органа госуправления и его сотрудниками, подготовку к обработке, обработку (преобразование), представление в визуализированном виде, обеспечение прямых и обратных связей как с исполнителями государственных решений, так и с потребителями государственных слуг.

Общая схема создания дополненной реальности во всех случаях такова: камера компьютерного устройства снимает изображение реального объекта, программное обеспечение проводит сканирование и идентификацию полученного изображения, создает его виртуальную модель и на ее основе с использованием различных датчиков и баз данных – строит визуальное дополнение реального объекта, объединяя реальное изображение объекта с его визуальным дополнением на экране устройства визуализации (смарт-очков, смартфонов и т.д.), ставя в зависимость изменение достраиваемого визуального изображения – цифровой «надстройки» от изменений характеристик физического объекта в режиме реального времени.

В отличие от виртуальной реальности, которая требует полного погружения в виртуальный мир, дополненная реальность использует физическую среду вокруг нас и лишь накладывает поверх него определенную часть виртуальной информации, например графику, звуки и реакцию на прикосновения. Поскольку виртуальный и реальный миры гармонично сосуществуют в цифровом пространстве, пользователи получают возможность воспринимать и взаимодействовать с более информативной версией реальности, в рамках которой виртуальная информация используется как полезный дополнительный инструмент, обеспечивающий поддержку пользователя в его повседневной деятельности.

В настоящее время прогресс в области технологий дополненной реальности нашел свое отражение в коммерческих продуктах - очках и шлемах дополненной реальности, как бинокулярных (Hololens, DAQRISmartGlasses, Meta 2), так и монокулярных (GoogleGlass, Vuzix M3000), оснащенных функциями распознавания голоса и движений пользователя. Более того, практически любой современный смартфон или планшет может стать устройством дополненной реальности, достаточно лишь установить соответствующее приложение, позволяющее распознавать объекты при помощи как QR-маркеров, сгенерированных точек, логотипов, так и с помощью компьютерного зрения и распознавания лиц.

Несмотря на разнообразие представленной коммерческой продукции на рынке устройств дополненной реальности, технологически создание AR на сегодняшний день описывается следующими основными способами:

- дополненная реальность, основанная на маркерах. Иногда ее также называют распознаванием изображений. Этот тип технологии использует камеру мобильного устройства и специальный пассивный визуальный маркер, например QR-код (Quick Response Code - код быстрого отклика), который показывает запрограммированный результат только тогда, когда камера мобильного устройства его считывает. Таким образом, удается выделить виртуальные объекты из реального мира и получить доступ к зашифрованной в QR-коде информации;

- безмаркерная дополненная реальность (координатно- или GPS-ориентированная AR). Чтобы получить данные о местонахождении объекта, она может использовать систему глобального позиционирования (Global Positioning System), цифровой компас, датчик скорости или акселерометр, которыми оснащено компьютерное устройство. Благодаря массовому распространению смартфонов и планшетов эта технология является самой распространенной в сфере AR на данный момент и позволяет с помощью трехмерного картирования создавать виртуальные указатели маршрутов и направлений движения;

- дополненная реальность с использованием проекции: она работает путем проектирования световых проекций на физические поверхности или в формате плазменных 3D-проекций. Специальные приложения помогают осуществлять взаимодействие между пользователем и проекцией, определяя жесты и моменты прикосновения пользователя к той или иной точке световой картинки или плазменной формы;

- дополненная реальность, основанная на визуальной инерциальной одометрии (англ. Visual Inertial Odometry) – это технология, которая помогает отслеживать позицию и ориентироваться в пространстве с помощью сенсоров и камеры. Благодаря этому можно создать точную 3D-модель пространства вокруг устройства, обновлять ее в реальном времени, определять в ней координаты и положение предметов, вставлять дополнительные объекты в интерьер и взаимодействовать с ними, передавать эти данные всем приложениям и накладывать поверх нее дополнительные слои. VIO обещает стать самой перспективной технологией дополненной реальности ближайших лет.

Одним из факторов, обусловивших переход многих государств к изучению возможностей виртуальной и дополненной реальности, стал стремительный рост мирового рынка VR- и AR-технологий в 2019 году на 68,8% относительно предыдущего года, объем которого к началу 2020 года достиг уже 20,4 млрд. долларов во многом благодаря таким компаниям как CemtrexLabs, Apzumi, Cortex, NEXT/NOW, Extality и др. Ожидается, что в ближайшие пять лет объем данного рынка будет увеличиваться на 69,6% ежегодно в основном благодаря корпоративному сектору, доля которого повысится с 64,5% в 2019 году до более чем 80% в 2022 году. Для государства возможность присутствовать на рынке данных технологий – это не только вопрос конкурентоспособности государственного сектора и сферы госуправления, но также и вопрос обеспечения национальной безопасности. В этой связи наиболее развитые государства начинают вкладывать все более серьезные ресурсы в развитие данной технологической ветки виртуальной реальности. С географической точки зрения лидером по затратам в сфере дополненной реальности в 2019 году стали США - страна вложила в это направление около 6,6 млрд. долларов (на уровне правительства даже создана рабочая группа по внедрению VR- и AR-технологий в органах государственной власти). Второе и третье места заняли Китай и Япония с результатами в 6 и 1,76 млрд. долларов соответственно. Вслед расположилась Западная Европа (1,74 млрд. долларов). При этом самые высокие темпы роста расходов на технологии дополненной и виртуальной реальности ожидаются в Канаде (+83,7%), США (+ 77,1%) и Китае (+ 76,2%). Среди отраслей по инвестициям и внедрению AR/VR-технологий лидируют потребительские услуги (1,6 млрд. долларов), розничная торговля (1,56 млрд. долларов) и дискретное производство (1,54 млрд. долларов). Кроме того, в ближайшие пять лет ожидается стремительный рост инвестиций и внедрения AR/VR-технологий в сфере государственного управления (прогнозируемый рост составляет 123,7% в год), на ресурсных рынках (+ 120,9%) и в оптовой торговле (120 9%) [3].

Зарубежная практика государственного управления уже сейчас демонстрирует пилотные проекты по адаптации технологий дополненной реальности к целям и задачам управления современным государством:

- взаимодействие граждан с государством при помощи умных личных помощников, таких как Amazon Alexa, Google Assistant, Microsoft Cortana или Facebook Messenger, поддерживающих процесс оказания государственных услуг и работу с опубликованными государственными данными, используя инструментарий устройств и сервисов дополненной реальности и искусственного интеллекта (например, программа правительства США «Emerging Citizen Technology») [4]. Граждане получают доступ к просмотру и заполнению цифровых документов с помощью любого мобильного устройства с поддержкой AR. Государственные служащие, в свою очередь, обрабатывают и реагируют на заполненные цифровые документы в AR-среде, приобретая интерактивный опыт работы с гражданами;

- анализ и AR-визуализации больших объемов данных в реальном масштабе и времени: AR-визуализация позволяет проецировать и взаимодействовать с данными в виртуальном пространстве, при этом пользователь получает возможность «заходить» в наборы данных, просматривать и редактировать их в динамичной и реалистичной среде, где чувственные ощущения в течение сеанса использования очков/шлема виртуальной реальности дополняются симулированными ощущениями (например, технологические решения в сфере визуализации данных компании Virtualitics [5]);

- профессиональная подготовка и обучение государственных служащих с использованием AR-технологий, направленное на оптимизацию финансовых затрат и стандартизацию образовательных AR-продуктов. Так, в США в структуре исполнительных органов государственной власти и управления от местного до федерального уровня работают более 2,1 миллионов человек. Обучение этого огромного числа сотрудников их многочисленным рабочим обязанностям является одной из самых дорогостоящих и трудоемких задач государственного сектора. AR-приложения, обучающие программы и тренажеры обеспечивают AR-доступ к информационным материалам и виртуальным моделям объектов материальной инфраструктуры, например, зданий и сооружений, промышленного оборудования и др. Интерактивное обучение с поддержкой AR позволяет слушателям виртуально моделировать сценарии развития различных ситуаций и решения проблем, с которыми они могут сталкиваться на рабочем месте [6];

- обеспечение кибербезопасности: дополненная реальность может быть реализована как расширенное рабочее пространство сотрудника в сфере кибербезопасности. Технологический стартап ProjectWise уже разработал платформу под названием Immersive Grid [7], в рамках которой связанные госданные представлены как здания внутри виртуального города. Размер, высота и форма зданий зависят от кибер-атрибутов данных. Данная платформа выглядит и ощущается как интерактивная 3D-карта, в которой сотрудник подразделения в сфере кибербезопасности исследует город на предмет потенциальных угроз и имеет возможность быстро и надежно их дезактивировать;

- обеспечение общественной безопасности: технологии дополненной реальности в настоящее время применяются для защиты аэропортов различных стран мира, например, КНР или Сингапура [8][9], помогая сотрудникам службы безопасности в их работе. Рассмотрим типичный пример обеспечения безопасности с использованием AR. Так, когда пассажир выходит из такси в международном аэропорте, хотя он может этого и не осознавать, он уже находится в центре процесса проверки безопасности, который начался, когда он подъехал к границе аэропорта, и будет продолжаться, пока он не сядет в свой самолет. Камеры, расположенные по всему аэропорту, записывают его поведенческие, жестовые и кинематические характеристики и передают эту информацию в систему управления большими данными. Аналитические алгоритмы в сфере идентификации пассажиров и распознавания угроз позволяют проводить анализ пассажиропотока в целях выявления потенциальных и актуальных угроз, исходящих от конкретного лица. К тому времени, когда пассажир достигает зоны регистрации на рейс, его идентификационные данные и показатели потенциальных угроз высвечиваются на экране очков дополненной реальности сотрудника службы безопасности аэропорта, который может принять решение о необходимости дополнительной проверки данного пассажира;

- визуализация строительных объектов: дополненная реальность может дать пользователям детализированное представление о конечном виде строительных объектов за счет создания трехмерных моделей предполагаемых зданий, парков, общественных пространств и др., возможности совершения по ним виртуальных прогулок. Более того, трехмерные модели объектов позволят более эффективно сочетать архитектурный и природный ландшафты, встраивать необходимую транспортную инфраструктуру, выдерживать архитектурный стиль городской среды и др. [10] С применением AR госслужащие смогут представлять свои проекты общественности в режиме реального времени и обмениваться ими со всеми заинтересованными лицами. С помощью любого устройства с поддержкой AR граждане смогут увидеть, как будет выглядеть проект и предложить свои корректировки [11][12];

- обслуживание и управление инфраструктурой: имея доступ к компьютерным AR-устройствам, подключенным к данным, собираемым датчиками инфраструктуры, государственные служащие могут получить доступ к информации об объектах инфраструктуры с 3D-визуализацией их реального состояния. Таким образом, госслужащие смогут получать техническую информацию о дорогах, уличных фонарях, водяных колодцах, вышках сотовой связи и др. в режиме реального времени, связываться с профильными государственными ведомствами и подрядчиками для диагностики проблем и их решения;

- планирование транспортной инфраструктуры: с использованием AR-технологий государственные ведомства и их подрядчики смогут объединить свои усилия в целях создания трехмерных моделей транспортной инфраструктуры, отслеживания в режиме реального времени их воздействия на транспортные потоки, проектирования мест транзитных остановок и пересадок, ограничений скорости или предупреждений о заторах. Возможность подключения заказчика и исполнителя к дополненным моделям транспортной инфраструктуры в предполагаемом месте строительства поможет вскрыть многие детали, которые в противном случае могли бы остаться незамеченными.

Технологии дополненной реальности обладают значительным потенциалом повышения эффективности государственного управления благодаря созданию таких инновационных управленческих механизмов как: цифровой AR-офис по предоставлению госуслуг, цифровые AR-профили граждан и государственных служащих, позволяющие им взаимодействовать между собой, цифровые AR-документы, обеспечивающие юридически значимый документооборот между гражданами, организациями и органами государственной власти в виртуальном пространстве без необходимости физического присутствия гражданина в государственном учреждении или организации и др. Перспективным представляется также создание AR-рабочего места государственного служащего, в рамках которого госслужащие и граждане могут одновременно находиться в виртуальном офисе и иметь возможность взаимодействовать между собой в режиме реального времени. Программное обеспечение, позволяющее создавать AR-рабочие места для офисных служащих, в настоящее время уже создают компании Facebook, Microsoft, стартапы - Meta и Magic Leap, а также компании, не имеющие отношения к Кремниевой долине, такие как Boeing и Bosch [13]. Кроме того, они пытаются спроектировать будущие AR-решения, когда виртуальные цифровые офисы станут повседневностью, слова «документы» и «файлы» - архаизмами, а деловые встречи – подобными многопользовательским онлайн-взаимодействиям. При этом в сфере государственного управления процесс буде проходить поэтапно и полное изменение условий труда госслужащего произойдет с течением длительного времени. Но уже на первых порах сама возможность наслаивания виртуальной проекции на реальный мир позволит сделать работу госслужащего быстрее и эффективнее, обучить его безопасным способам работы с информацией за счет индивидуализированного и интерактивного обучения, моделирования опасных ситуаций и решения кейсов, снизить эксплуатационные расходы и затраты на подготовку госслужащих, сократить расходы на командировочные расходы сотрудников, работающих на нескольких объектах за счет AR-участия в совместных онлайн-сессиях.

Подводя итог, следует сказать, что на сегодняшний день мировой рынок технологий дополненной реальности активно развивается, переходя из пространства корпоративных решений в государственный сектор. Российский рынок корпоративных AR-решений (от экспорта информационных технологий до образовательного процесса в высшей школе [14][15]) также проходит стадию активного становления, последние 4-5 лет демонстрируя ежегодный рост на 30-60%, что в абсолютном выражении превышает на начало 2020 года 2,5 млрд рублей (с перспективой роста к 2022 году от 9,2 до 18,7 млрд рублей [16]). Во многом рост обеспечен таким коммерческими компаниями как Redmadrobot, JetStyle, Addreality, BM Group, Гефест Проекция и др. Российское государство в лице Министерства цифрового развития РФ, осознавая необходимость поддержки развития AR-технологий мирового уровня, приняло в октябре 2019 года Дорожную карту развития технологий виртуальной и дополненной реальности [17], затрагивающую, прежде всего, сферу образования и корпоративного обучения, промышленности, строительства и здравоохранения. При этом федеральное правительство в сотрудничестве с рядом российских компаний уже начинает предметно обсуждать возможности различных AR-решений, рассматривая их как эффективный инструмент модернизации государственных информационных систем и автоматизированных рабочих мест государственных/корпоративных служащих. Несмотря на принятые усилия, следует отметить, что дальнейшая адаптация и внедрение AR-технологий в сфере государственного управления сталкивается с рядом неизбежных проблем: высокой стоимостью и сложностью внедрения [18]; несовершенством программного обеспечения и существующих компьютерных устройств; недостаточной информированностью лиц принимающих решения; сопротивлением госслужащих различных должностных категорий и госаппарата в целом; высокой уязвимостью в сфере кибербезопасности; несовершенным юридическим инструментарием по защите объектов интеллектуальной собственности [19], включая механизмы «мягкого» регулирования [20].

Библиография
1.
Паспорт федерального проекта «Цифровое государственное управление» (Утвержден президиумом Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам (протокол от 24 декабря 2018 н. № 16)) // https://files.data-economy.ru/Docs/FP_Cifrovoe_gosudarstvennoe_upravlenie.pdf (дата обращения: 06.01.2020).
2.
Перечень из 25 приоритетных жизненных ситуаций для цифровой трансформации госуслуг (разработки суперсервисов) // http://government.ru/news/35622/ (дата обращения: 06.01.2020).
3.
Worldwide Spending on Augmented and Virtual Reality Expected to Surpass $20 Billion in 2019, According to IDC // https://www.idc.com/getdoc.jsp?containerId=prUS44511118 (дата обращения: 06.01.2020).
4.
Opening Public Services to Artificial Intelligence Assistants // https://www.gsa.gov/blog/2017/06/06/Opening-Public-Services-to-Artificial-Intelligence-Assistants (дата обращения: 06.01.2020).
5.
Официальный сайт компании Virtualitics. Virtualitics Immersive Platform // https://www.virtualitics.com/ (дата обращения: 06.01.2020).
6.
Augmented and Virtual Reality (AR/VR) Applications in Government // https://www.publicspendforum.net/blogs/psfeditorial/2019/04/08/augmented-virtual-reality-applications-government/ (дата обращения: 06.01.2020).
7.
Frank A. Cybersecurity Pros Will Soon Patrol Computer Networks Like Agents in ‘The Matrix’ // https://singularityhub.com/2017/05/08/cybersecurity-pros-will-soon-patrol-computer-networks-like-agents-in-the-matrix/ (дата обращения: 06.01.2020).
8.
CEA facial recognition at Daxing Airport makes travelling easier // http://en.people.cn/n3/2019/0920/c90000-9616501.html (дата обращения: 06.01.2020).
9.
Benefits of Augmented Reality in Airports // https://thevoyageteam.com/2019/11/26/benefits-of-augmented-reality-in-airports/ (дата обращения: 06.01.2020).
10.
Suchita J., Sujata J. Role of Augmented Reality Applications for Smart City Planning // International Journal of Innovative Technology and Exploring Engineering, 2019.-№ 8. – P. 2278-3075.
11.
Ahmed S. A Review on Using Opportunities of Augmented Reality and Virtual Reality in Construction Project Management // Organization, Technology and Management in Construction, 2018.-№ 10.-P. 1839-1852.
12.
Wang P., Wu P., Wang J., Hung-Lin Chi H.-L., Wang X. A Critical Review of the Use of Virtual Reality in Construction Engineering Education and Training// International Journal of Environmental Research and Public Health, 2018.-№ 15. – P. 1-18.
13.
Pierce D. Step Into Your New Virtual Office // https://www.wired.com/story/augmented-reality-in-the-workplace/ (дата обращения: 06.01.2020).
14.
Соснило А.И., Устюжанина М.Д. Технологии виртуальной и дополненной реальности как факторы государственной экономической политики и роста конкурентоспособности бизнеса // Вестник ПНИПУ. Социально-экономические науки, 2019.-№ 2. – С. 204-217.
15.
Набокова Л.С., Загидуллина Ф.Р. Перспективы внедрения технологий дополненной и виртуальной реальности в сферу образовательного процесса высшей школы // Профессиональное образование в современном мире, 2019.-№ 2.-С. 2710–2719.
16.
Уханов Р. Объем российского рынка промышленных решений VR/AR // https://vc.ru/future/72730-obem-rossiyskogo-rynka-promyshlennyh-resheniy-vr-ar (дата обращения: 06.01.2020).
17.
Дорожная карта развития «сквозной» цифровой технологии «Технологии виртуальной и дополненной реальности» // https://digital.gov.ru/ru/documents/6654/ (дата обращения: 06.01.2020).
18.
Иванова А.В. Технологии виртуальной и дополненной реальности: возможности и препятствия применения // Стратегические решения и риск-менеджмент, 2018. – № 3. – С. 88-106.
19.
Славин О.А., Гринь Е.С. Обзор технологий виртуальной и дополненной реальности // Труды Института системного анализа РАН, 2019.-№ 3. – С. 42-54.
20.
Шебанова Н.А. Технологии погружения: вопросы своевременности правового регулирования // Журнал Суда по интеллектуальным правам, 09 декабря 2019 // http://ipcmagazine.ru/legal-issues/immersion-technologies-timeliness-of-legal-regulation (дата обращения: 06.01.2020)
References (transliterated)
1.
Pasport federal'nogo proekta «Tsifrovoe gosudarstvennoe upravlenie» (Utverzhden prezidiumom Soveta pri Prezidente RF po strategicheskomu razvitiyu i natsional'nym proektam (protokol ot 24 dekabrya 2018 n. № 16)) // https://files.data-economy.ru/Docs/FP_Cifrovoe_gosudarstvennoe_upravlenie.pdf (data obrashcheniya: 06.01.2020).
2.
Perechen' iz 25 prioritetnykh zhiznennykh situatsii dlya tsifrovoi transformatsii gosuslug (razrabotki superservisov) // http://government.ru/news/35622/ (data obrashcheniya: 06.01.2020).
3.
Worldwide Spending on Augmented and Virtual Reality Expected to Surpass $20 Billion in 2019, According to IDC // https://www.idc.com/getdoc.jsp?containerId=prUS44511118 (data obrashcheniya: 06.01.2020).
4.
Opening Public Services to Artificial Intelligence Assistants // https://www.gsa.gov/blog/2017/06/06/Opening-Public-Services-to-Artificial-Intelligence-Assistants (data obrashcheniya: 06.01.2020).
5.
Ofitsial'nyi sait kompanii Virtualitics. Virtualitics Immersive Platform // https://www.virtualitics.com/ (data obrashcheniya: 06.01.2020).
6.
Augmented and Virtual Reality (AR/VR) Applications in Government // https://www.publicspendforum.net/blogs/psfeditorial/2019/04/08/augmented-virtual-reality-applications-government/ (data obrashcheniya: 06.01.2020).
7.
Frank A. Cybersecurity Pros Will Soon Patrol Computer Networks Like Agents in ‘The Matrix’ // https://singularityhub.com/2017/05/08/cybersecurity-pros-will-soon-patrol-computer-networks-like-agents-in-the-matrix/ (data obrashcheniya: 06.01.2020).
8.
CEA facial recognition at Daxing Airport makes travelling easier // http://en.people.cn/n3/2019/0920/c90000-9616501.html (data obrashcheniya: 06.01.2020).
9.
Benefits of Augmented Reality in Airports // https://thevoyageteam.com/2019/11/26/benefits-of-augmented-reality-in-airports/ (data obrashcheniya: 06.01.2020).
10.
Suchita J., Sujata J. Role of Augmented Reality Applications for Smart City Planning // International Journal of Innovative Technology and Exploring Engineering, 2019.-№ 8. – P. 2278-3075.
11.
Ahmed S. A Review on Using Opportunities of Augmented Reality and Virtual Reality in Construction Project Management // Organization, Technology and Management in Construction, 2018.-№ 10.-P. 1839-1852.
12.
Wang P., Wu P., Wang J., Hung-Lin Chi H.-L., Wang X. A Critical Review of the Use of Virtual Reality in Construction Engineering Education and Training// International Journal of Environmental Research and Public Health, 2018.-№ 15. – P. 1-18.
13.
Pierce D. Step Into Your New Virtual Office // https://www.wired.com/story/augmented-reality-in-the-workplace/ (data obrashcheniya: 06.01.2020).
14.
Sosnilo A.I., Ustyuzhanina M.D. Tekhnologii virtual'noi i dopolnennoi real'nosti kak faktory gosudarstvennoi ekonomicheskoi politiki i rosta konkurentosposobnosti biznesa // Vestnik PNIPU. Sotsial'no-ekonomicheskie nauki, 2019.-№ 2. – S. 204-217.
15.
Nabokova L.S., Zagidullina F.R. Perspektivy vnedreniya tekhnologii dopolnennoi i virtual'noi real'nosti v sferu obrazovatel'nogo protsessa vysshei shkoly // Professional'noe obrazovanie v sovremennom mire, 2019.-№ 2.-S. 2710–2719.
16.
Ukhanov R. Ob''em rossiiskogo rynka promyshlennykh reshenii VR/AR // https://vc.ru/future/72730-obem-rossiyskogo-rynka-promyshlennyh-resheniy-vr-ar (data obrashcheniya: 06.01.2020).
17.
Dorozhnaya karta razvitiya «skvoznoi» tsifrovoi tekhnologii «Tekhnologii virtual'noi i dopolnennoi real'nosti» // https://digital.gov.ru/ru/documents/6654/ (data obrashcheniya: 06.01.2020).
18.
Ivanova A.V. Tekhnologii virtual'noi i dopolnennoi real'nosti: vozmozhnosti i prepyatstviya primeneniya // Strategicheskie resheniya i risk-menedzhment, 2018. – № 3. – S. 88-106.
19.
Slavin O.A., Grin' E.S. Obzor tekhnologii virtual'noi i dopolnennoi real'nosti // Trudy Instituta sistemnogo analiza RAN, 2019.-№ 3. – S. 42-54.
20.
Shebanova N.A. Tekhnologii pogruzheniya: voprosy svoevremennosti pravovogo regulirovaniya // Zhurnal Suda po intellektual'nym pravam, 09 dekabrya 2019 // http://ipcmagazine.ru/legal-issues/immersion-technologies-timeliness-of-legal-regulation (data obrashcheniya: 06.01.2020)

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Уже первые государства древности – в Египте, Месопотамии, Индии, Китае – столкнулись с проблемами совершенствования аппарата управления, без которого не только не возможно полноценное развитие, но и само существование государства. Напомним, что важнейшим признаком государства выступает именно аппарат управления. Укажем на полную версию знаменитой ленинской фразы: «Мы не утописты. Мы знаем, что любой рабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством… Но мы отличаемся от этих граждан тем, что требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники. Мы требуем, чтобы обучение делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами и чтобы начато оно было немедленно, т.е. к обучению этому немедленно начали всех трудящихся, всю бедноту». Разумеется, современные возможности – в первую очередь, информационно-коммуникационные – не могут сравниться не только с теми, которые были сотни лет назад, но и не так давно, несколько десятилетий назад. Так, например, еще в 2008 г. Правительством Российской Федерации была утверждена концепция электронного правительства, в рамках которой были разработаны Единый портал государственных и муниципальных услуг; Единая система межведомственного электронного взаимодействия, Национальная платформа распределенной обработки данных и т.д. В этой связи представляет интерес изучение новых возможностей ИКТ.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой являются технологии дополненной реальности. Автор ставит своими задачами выявить значимость дополненной реальности, обозначив ее отличия от виртуальной реальности, показать основные способы ее создания, проанализировать зарубежную практику пилотных проектов по адаптации технологий дополненной реальности к целям и задачам управления современным государством, определить потенциал повышения эффективности государственного управления с помощью технологий дополненной реальности.
Работа основана на принципах достоверности, анализа и синтеза, объективности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов, а также сравнительный метод.
Научная новизна исследования заключается в самой постановке темы: автор на основе различных источников и исследований стремится охарактеризовать возможности совершенствования государственного управления технологиями дополненной реальности.
Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его разносторонность: всего список литературы включает в себя 20 различных источников и исследований, что уже говорит о масштабной работе, проделанной автором. Несомненным достоинством рецензируемой статьи является привлечение зарубежных, в том числе англоязычных материалов. Из привлекаемых автором источников отметим различные документы, в том числе Паспорт федерального проекта «Цифровое государственное управление», а также материалы интернет-порталов. Из используемых исследований укажем на А.И. Соснило и М.Д. Устюжаниной, Л.С. Набоковой и Ф.Р. Загидуллиной, а также других специалистов, в которых рассматриваются различные аспекты внедрения технологий дополненной реальности.Библиография статьи обладает важностью не только с научной, но и с просветительской точки зрения: после прочтения ее текста читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, на наш взгляд, библиография статьи отвечает требованиям, предъявляемым к подобного рода работам.
Стиль написания работы является научным, в то же время доступным для понимания не только специалистам, но и всем, кто интересуется как вопросами совершенствования государственного управления, в целом, так и возможностями использования технологий дополненной реальности, в частности. Апелляция к оппонентам представлена в выявлении проблемы на уровне полученной информации, собранной автором в ходе работы над исследованием.
Структура работы отличается определенной логичностью и последовательностью, в ней можно выделить ряд разделов, в том числе введение, основную часть и заключение. В начале работы автор определяет актуальность темы, показывает, что «главным мотивом внедрения технологий дополненной реальности в сферу государственного управления выступает необходимость визуализации все более сложной и разнообразной вторичной информации – мира больших объемов данных, формирующегося на базе сбора и статистического анализа первичных данных, в целях принятия более эффективных управленческих решений». В работе показано, что технологии дополненной реальности могут способствовать повышению эффективности государственного управления «благодаря созданию таких инновационных управленческих механизмов как: цифровой AR-офис по предоставлению госуслуг, цифровые AR-профили граждан и государственных служащих, позволяющие им взаимодействовать между собой, цифровые AR-документы, обеспечивающие юридически значимый документооборот между гражданами, организациями и органами государственной власти в виртуальном пространстве без необходимости физического присутствия гражданина в государственном учреждении или организации и др.» В то же время автор обращает внимание и на такие сложности, как высокая стоимость, несовершенство программного обеспечения и существующих компьютерных устройств, сопротивлением госслужащих различных должностных категорий и госаппарата в целом; высокой уязвимостью в сфере кибербезопасности и т.д.
Главным выводом статьи является то, что «на сегодняшний день мировой рынок технологий дополненной реальности активно развивается, переходя из пространства корпоративных решений в государственный сектор», при этом, как отмечает автор рецензируемой статьи, «федеральное правительство в сотрудничестве с рядом российских компаний уже начинает предметно обсуждать возможности различных AR-решений».
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, написана доступным языком, вызовет определенный интерес у читателей, а ее материалы и выводы могут быть использованы как в учебных курсах, так и в рамках разработки стратегий совершенствования государственного управления.
В целом, на наш взгляд, статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Социодинамика».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"