Статья 'Влияние социально-экономической среды на репродуктивные планы поколений в северном регионе' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Влияние социально-экономической среды на репродуктивные планы поколений в северном регионе

Сукнева Светлана Александровна

доктор экономических наук

доцент, главный научный сотрудник-заведующая лабораторией НИИ Региональной экономики Севера Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова

677000, Россия, Республика Саха (Якутия), г. Якутск, ул. Строителей, 8, оф. 208

Sukneva Svetlana Aleksandrovna

Doctor of Economics

Docent, Chief Scientific Associate, Head of Laboratory, National Research University of Regional Economy of Ammosov North-Eastern Federal University

677000, Russia, Respublika Sakha (Yakutiya), g. Yakutsk, ul. Stroitelei, 8, of. 208

sukneva@mail.ru
Барашкова Анастасия Спиридоновна

кандидат экономических наук

ведущий научный сотрудник НИИ Региональной экономики Севера Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова

677000, Россия, Республика Саха (Якутия), г. Якутск, ул. Строителей, 8, оф. 208

Barashkova Anastasiya Spiridonovna

PhD in Economics

Leading Scientific Associate, National Research University of Regional Economy of Ammosov North-Eastern Federal University

677000, Russia, Respublika Sakha (Yakutiya), g. Yakutsk, ul. Stroitelei, 8, of. 208

asbarashkova52@mail.ru
Неустроева Аиза Борисовна

ORCID: 0000-0001-8419-7135

кандидат социологических наук

ведущий научный сотрудник Академии наук Республики Саха (Якутия)

677000, Россия, Республика Саха (Якутия), г. Якутск, ул. Ленина, 33

Neustroeva Aiza Borisovna

PhD in Sociology

Leading Scientific Associate, Academy of Sciences of the Republic of Sakha (Yakutia)

677000, Russia, Respublika Sakha (Yakutiya), g. Yakutsk, ul. Lenina, 33

aizok@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Тарасова-Сивцева Оксана Михайловна

старший научный сотрудник НИИ Региональной экономики Севера Северо-Восточный федеральный университет им. М.К. Аммосова

677000, Россия, Республика Саха (Якутия), г. Якутск, ул. Строителей, 8, оф. 208

Tarasova-Sivtseva Oksana Mikhailovna

Senior Scientific Associate, National Research University of Regional Economy of Ammosov North-Eastern Federal University

677000, Russia, Respublika Sakha (Yakutiya), g. Yakutsk, ul. Stroitelei, 8, of. 208

toksana19@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-7144.2019.12.31575

Дата направления статьи в редакцию:

26-11-2019


Дата публикации:

03-12-2019


Аннотация: В статье рассмотрены отдельные элементы социально-экономической среды, оказывающие влияние на репродуктивные планы женщин разных поколений. Целью статьи является определение факторов, способствующих или препятствующих выполнению репродуктивных установок женщин и измерение степени этого влияния. Вступление в активный детородный возраст малочисленного поколения 1990-х гг. рождения влечет за собой видимые изменения репродуктивных планов населения северного региона, ранее отличавшегося высоким уровнем рождаемости. Определен потенциал рождений в зависимости от реального числа детей, выявивший прямую связь между моделью родительской семьи и установками на детность в семьях респондентов. Информационной базой послужили материалы социо-демографического обследования в форме анкетирования, проведенного в 13-ти административных районах Якутии в 2017-2018 гг. (n = 833). Установлено, что при принятии решения о рождении ребенка значимым препятствием выступают материальные трудности. Выявлено, что жилищные условия, неуверенность в завтрашнем дне и состояние здоровья сильнее сказываются на репродуктивных планах городских женщин, нежели сельских. По результатам исследования можно заключить, что место проживания респондента выступает самостоятельным элементом социально-экономической среды, оказывающим существенное влияние на репродуктивные установки поколений, что подчеркивает важность учета данного фактора при разработке мер поддержки рождаемости на государственном уровне.


Ключевые слова: репродуктивные планы, поколения женщин, желаемое число детей, ожидаемое число детей, социально-экономическая среда, социо-демографическое обследование, северный регион, семья, респонденты, демографические процессы

Статья подготовлена при финансовой поддержке РФФИ (Проект № 17-02-00446-ОГН).

Abstract: This article explores separate elements of the socioeconomic environment exerting influence upon the reproductive plans of women of various generations. The goal of this article is to determine the factors contributing to or impeding the realization of the reproductive plans of women and the variability of this influence. The generation of indigenous minorities born in the 1990’s, and now reaching the childbearing age demonstrate visible changes in the reproductive plans of the population of the northern region, which was formerly known for its high birth rate. A direct correlation is determined between the model of the parental family and plans for childbirth in the families of respondents. The information base consists of materials from the socio-demographic polling conducted through questionnaires from thirteen administrative districts of Yakutia during 2017-2018 (n = 833). It is established that the decision-making for having a child is greatly influenced by financial situation, and that living conditions along with uncertainty of tomorrow and state of health impact the reproductive plans of urban women more than rural women. The results of this research allow concluding that the place of residents of the respondents is a socioeconomic element of its own, exerting substantial influence upon the reproductive plans of the generations, which underlines the importance of consideration of this factor in development of measures of birth support on the state level.



Keywords:

socio-demographic survey, socio-economic environment, expected number of children, desired number of children, generations of women, reproductive plans, northern region, family, respondents, demographic processes

Введение

Возросший интерес государства к вопросам демографического развития вызван углублением негативных демографических тенденций в России на протяжении последних десятилетий. Необходимость возобновления естественного прироста населения, обозначенная как первостепенная задача государства [1-3], требует новых подходов к исследованию факторов рождаемости как по стране в целом, так и в отдельных субъектах Российской Федерации.

Республика Саха (Якутия), благодаря сложившимся репродуктивным установкам и относительно молодому возрастному составу населяющих его народов, традиционно отличается достаточно высоким уровнем рождаемости [4]. Однако тенденции последних лет показывают, что влияние благоприятной возрастной структуры на рождаемость постепенно себя исчерпало, в наиболее активный детородный возраст вступает малочисленное поколение 1990-х гг. Изменения затронули и репродуктивные планы поколений, хотя и не в таких масштабах, как подчеркивается в исследованиях отечественных ученых [5-8]. Принятие семьями решений о рождении второго и последующих детей, зачастую, в большей степени (чем по первенцам) связано с оценкой ими условий своей жизнедеятельности [9-11]. Зарубежные исследователи среди детерминант рождаемости, действующих на микроуровне, также выделяют экономический фактор [12-15]. Как предикторы рождаемости рассматриваются намерения в отношении очередного рождения [16-18], откладывания формирования брачных союзов и родительства [16], брачно-партнерский статус [19], передача особенностей поведения между поколениями [20], а также семейные ценности и предпочтения [21].

В данной статье репродуктивные установки женщин в возрасте от 17 до 50 лет рассматриваются через призму влияния меняющихся условий социально-экономической среды в Республике Саха (Якутия). Акцент сделан на определение факторов, способствующих или препятствующих выполнению репродуктивных планов женщин и измерение степени этого влияния, что и составляет элемент научной новизны в данной тематике.

Методология исследования

В 2017-2018 гг. в рамках выполнения проекта было проведено комплексное социолого-демографическое исследование изменений репродуктивного поведения женщин в районах Якутии. В качестве основного метода сбора информации применен социологический опрос по специально разработанной формализованной анкете, которая включала 29 вопросов. В анкетировании использовалась многоступенчатая стратифицированная случайная выборка. При построении выборочной совокупности опроса учитывался возраст, место жительства, социальный статус, семейное и брачное положение, наличие детей. В итоге всего было опрошено 833 женщины из 12-ти районов и столицы Республики Саха (Якутия).

Сводный социально-демографический портрет участниц: средний возраст составил 32,4 года, преобладали женщины, состоящие в зарегистрированном браке (51,5%), имеющие высшее образование (59,3%). Почти ¾ участниц имели детей (ребенка), из которых 30,5% были многодетными.

В исследовании выявлялась разница между желаемым и ожидаемым, желаемым и фактическим числом детей в зависимости от социально-демографических характеристик женщин (возраст, семейное положение и наличие детей, уровень образования и тип занятости места, модели родительской семьи) и различий в условиях жизни семей (место жительства, уровень доходов и материальное положение семьи, жилищные условия). Чем меньше разрыв между желаемым и ожидаемым числом детей, тем меньшее значение придаётся условиям жизни как «помехам» к рождению, тем сильнее потребность в детях [22]. Для измерения степени влияния факторов рождаемости на принятие решения о рождении ребенка был задан вопрос: «Что и в какой степени мешает Вам иметь желаемое число детей?». Всего было выделено 14 факторов, по которым респондентам было предложено оценить степень влияния/не влияния на желаемое число детей. При этом градация шкалы оценки проведена в диапазоне от «не мешает» до «сильно мешает».

Результаты исследования

Репродуктивные установки

Доминирующим репродуктивным предпочтением большинства опрошенных женщин, проживающих в Республике Саха (Якутия), явилась модель семьи с 3 детьми (42% всей выборки). В опросе среднее «желаемое» число детей составило 3,3 – это то предельное значение рождаемости, достижение которого может реализоваться лишь при самых идеальных условиях. Более 33,6% женщин ответили, что при наличии всех необходимых условий хотели бы иметь 4 и более детей. Сторонниц двухдетной модели семьи было 19,2%, однодетной – 3,4%, бездетной – только 1,8% опрошенных женщин.

При существующих социально-экономических условиях проживания в регионе, с учетом конкретных обстоятельств жизни, в основном преобладает двухдетная модель семьи. Среднее «ожидаемое» число детей в целом для опрашиваемой совокупности составило 2,6 ребенка, что несколько выше уровня простого воспроизводства населения, 31,9% женщин реально планировали родить двух детей. Такой уровень малодетности в долгосрочной перспективе будет препятствовать стабилизации демографической ситуации в регионе. В то же время 33,8% опрошенных женщин, с учетом реальных жизненных условий планируют родить трех детей, а у 17,3% имеются планы на модель семьи с четырьмя и более детьми. Мы видим, что в регионе довольно высокая доля женщин с установками на многодетность. Невысокие репродуктивные установки на однодетность отмечены у 10,7% опрошенных женщин, 6,4% ответили, что не хотят ни одного ребенка.

Высокий вклад многодетных матерей Якутии в число рождений подтверждают и результаты микропереписи населения 2015 г. Удельный вес детей, родившихся в многодетных семьях среди всех детей республики составил 52,8% (в среднем по Российской Федерации – 31,3% детей воспитываются в многодетных семьях) [23].

Разрыв между средними значениями желаемого и ожидаемого числа детей по всей выборочной совокупности был достаточно высоким и составил 0,7 ребенка, что показывает довольно значимое влияние внешних условий и причин на реализацию репродуктивных потребностей опрошенных женщин. Данная разница между желаемым и ожидаемым числом детей показывает, что имеется значительный потенциал увеличения рождаемости.

На момент опроса у 26,1% женщин число рожденных и желаемое число детей совпали, то есть они полностью реализовали свое представление о желаемом числе детей (табл. 1). У остальных фактическое число рождений отклоняется от желаемого. Доля респонденток, у которых к моменту опроса было меньше детей, чем входило в их планы, составила 71,9%.

Таблица 1. Распределение респондентов по реальному и желаемому числу детей, %

Общее число рожденных детей

Желаемое число детей

Всего

Доля женщин, не достигших желаемого числа детей

0

1

2

3

4 и более

нет детей

0,8

1,3

8,0

10,7

3,4

24,2

23,4

один ребенок

0,1

1,8

5,0

10,1

1,8

19,0

16,9

два ребенка

0,3

-

5,7

13,3

8,2

27,4

21,5

три ребенка

0,4

0,1

0,1

7,8

10,1

18,6

10,1

4 и более детей

0,3

0,1

0,3

0,1

10,0

10,8

Всего

1,8

3,4

19,1

42,0

33,6

100,0

71,9

Доля женщин, родивших к моменту опроса больше детей, чем желаемое число

1,1

3,6

0,4

0,1

5,2

26,1

По данным таблицы также можно определить потенциал рождений в зависимости от реального числа детей. Так, он наиболее высок у бездетных женщин (23,4%), немалый потенциал заложен и в желаниях двухдетных матерей (21,5%).

Репродуктивные установки женщин разного брачного статуса выявляют достаточно тесную взаимосвязь между стабильностью брачно-партнёрских отношений и желаемым и ожидаемым числом детей в семье (табл. 2). Чем благоприятнее брачный статус, а также стабильнее и прочнее брачно-партнёрские отношения, тем выше были репродуктивные ориентации женщин. Наиболее высокой была разница между желаемым и ожидаемым числом детей в группе вдов и разведенных (1,15 и 0,8 соответственно), что показывает большую зависимость репродуктивного поведения данных групп женщин от внешних обстоятельств. Выявлена также прямая взаимозависимость между моделью родительской семьи и установками на детность в семьях респондентов: чем меньше детей было в родительской семье, тем ниже репродуктивные намерения у респондента, и наоборот.

Таблица 2. Среднее желаемое и ожидаемое число детей в зависимости от отдельных социально-демографических характеристик респондентов

Желаемое число детей

Ожидаемое число детей

Разница между желаемым и ожидаемым числом

Брачный статус

в зарегистрированном браке

3,56

2,91

0,65

в незарегистрированном браке

3,34

2,70

0,64

разведена

3,00

2,20

0,80

вдова

3,21

2,06

1,15

никогда не состояла в браке

2,75

1,98

0,77

Модель родительской семьи

один ребенок

2,80

2,18

0,62

два ребенка

3,08

2,38

0,70

три ребенка

3,22

2,49

0,73

четыре и более детей

3,49

2,82

0,67

Итого

3,26

2,57

0,69

Опрос выявил уменьшение средних показателей желаемого и ожидаемого числа детей с переходом от старших возрастных групп женщин к младшим. Наибольший средний показатель желаемого и ожидаемого числа детей был среди респондентов старшей возрастной группы (35 – 50-летние, 3,57 – 2,76). Самые низкие репродуктивные установки и планы зафиксированы у молодых женщин (24 года и моложе, 2,68 – 1,95). Выявленный факт указывает на вероятное снижение потребности в числе детей через 10-15 лет, когда данная группа женщин пройдет цикл репродуктивной активности.

Факторы реализации репродуктивных планов

Среди условий социально-экономической среды, активно влияющих на характер демографического поведения населения, важная роль отводится месту проживания. Полученные в ходе исследования данные говорят о выраженном контрасте демографических желаний и намерений у городских и сельских жителей. Так, самый высокий показатель по желаемому и ожидаемому числу детей характерен для сельских женщин: 3,48 и 2,85 соответственно. В то же время именно в данной группе наблюдается наименьший резерв рождаемости (0,63). И, наоборот, наибольшая разница между желаемым и ожидаемым числом, зафиксированная у городских респонденток (0,74), позволяет надеяться на увеличение числа рождений.

Положительная динамика рождаемости, как результат реализации репродуктивных намерений женщин, возможна лишь при устранении помех или минимизации негативного воздействия ряда социально-экономических условий жизни.

Исследование показало, что наиболее сильной помехой при принятии решения о рождении ребенка являются материальные трудности (рис. 1). Коэффициент значимости данного фактора составил 0,611. Далее по степени значимости следовали такие условия, как жилищные проблемы (0,259). Весьма актуальным оказалось влияние неопределенности экономической ситуации, в свою очередь вызывающая неуверенность в завтрашнем дне (0,253), а также неудовлетворительное состояние здоровья (0,163).

1_14

Рисунок 1. Коэффициент значимости факторов при принятии решения о рождении ребенка

Специфика полученного материала выражается в «игнорировании» брачно-партнерских отношений в данном вопросе. Так, опрошенные женщины мало считаются (или хотят выглядеть) с желаниями (не) мужа/партнера иметь детей (-0,636). По их мнению, сложности во взаимоотношениях в семье, как и стремление интереснее проводить досуг мало значимо при принятии решения родить ребенка.

Сравнение ответов в зависимости от места жительства показало, что городские женщины указали намного больше значимых факторов, нежели сельские. Как видно из рисунка 2, для городских были важнее, чем для сельских женщин такие факторы, как неуверенность в завтрашнем дне, неудовлетворительное состояние здоровья, большая занятость на работе и стремление достичь успехов на работе, либо отсутствие работы, стремление вырастить и воспитать уже имеющегося ребенка. Сельские женщины чаще, чем городские откладывают рождение ребенка из-за трудностей в уходе и боязни ущемить интересы имеющихся детей, стремления интересно проводить досуг.

2_10

Рисунок 2. Коэффициенты значимости факторов при принятии решения о рождении ребенка городскими и сельскими женщинами

Во всех возрастных группах основным фактором, мешающим иметь желаемое число детей, являлись материальные трудности. Далее иерархия факторов, влияющих на принятие решения о рождении ребенка, у женщин в зависимости от возрастной группы отличается. Для молодых женщин до 24 лет на втором месте по значимости стоят отсутствие работы, жилищные трудности и стремление достичь успехов в работе. Кроме этого по сравнению с женщинами старших возрастных групп, молодые чаще указали, что для них одной из основных помех при принятии решения родить ребенка является отсутствие мужа/партнера. Поскольку у большинства молодых девушек еще не было детей, то такие факторы, как трудности в уходе, стремление воспитать и боязнь ущемить интересы уже имеющихся детей, не играли большой роли и не мешали опрошенным. Для женщин средней возрастной группы от 25 до 34 лет на втором месте по значимости были такие факторы, как жилищные трудности, неудовлетворительное состояние здоровья и неуверенность в завтрашнем дне. В среднем возрасте женщины меньше придавали значения таким факторам, как стремление интереснее проводить досуг, сложности во взаимоотношениях.

В старшей возрастной группе женщин от 35 до 50 лет после материальных трудностей, наиболее значимыми были неуверенность в завтрашнем дне, неудовлетворительное состояние здоровья, жилищные трудности. Менее всего мешало иметь желаемое число детей в старших возрастных группах стремление интересно проводить досуг, сложности во взаимоотношениях, боязнь ущемить интересы имеющихся детей, трудности в их уходе и воспитании. Во всех возрастных группам самым малозначимым фактором женщины указали нежелание мужа/партнера иметь детей.

В зависимости от количества уже рожденных детей ответы на вопрос о помехах в рождении еще одного ребенка сильно отличались. Только женщинам, у которых не было детей, мешали такие факторы, как отсутствие работы, стремление достичь успехов в работе, большая занятость, отсутствие мужа/партнера. Многодетные женщины с четырьмя и более детей чаще ставили себе вопрос – смогут ли они должным образом вырастить и воспитать имеющихся детей. Для однодетных и двухдетных женщин мешала большая занятость на работе и стремление достичь успехов в карьере, кроме этого их волновал также вопрос воспитания имеющихся детей.

Государственная политика в области рождаемости,

Государственная политика поддержки семей, материнства и детства включает мероприятия, направленные на повышение материальных и нематериальных ресурсов семьи, прежде всего, в целях стимулирования рождения детей и улучшения качества их жизни в семье. Регулирование демографического развития страны и регионов осуществляется через реализацию федеральных и региональных прямых или косвенных социальных целевых программ, однако они не всегда дают ожидаемый результат и эффект. Для того, чтобы повысить результативность целевых программ, необходимо учитывать реальное демографические поведение населения. В опросе выявлено, какие именно меры поддержки реально могут способствовать рождению ребенка в семье опрашиваемого. Как видно из таблицы 3, наиболее действенными мерами стали, во-первых, увеличение до прожиточного минимума размеров ежемесячного пособия на ребенка (82,2% опрошенных ответили, что данная мера очень важна); во-вторых, увеличение оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста 3 лет (78,1%); в-третьих, помощь в решении жилищных проблем (76,1%).

По мнению опрошенных жителей республики, менее всего способствуют принятию решения о рождении ребенка такие государственные меры, как введение единого семейного налога вместо подоходного, повышение престижа семьи с детьми и помощь в решении вопросов занятости.

Таблица 3. Распределение ответов на вопрос «Какие меры поддержки могут способствовать рождению ребенка в Вашей семье?»

Варианты ответов

%

Коэффициент значимости

Совсем не важно

Нейтрально

Очень важно

1

Увеличение до прожиточного минимума размеров ежемесячного пособия на ребенка

4,2

13,6

82,2

0,780

2

Увеличение оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста 3 лет

6,1

15,8

78,1

0,720

3

Помощь в решении жилищных проблем

5,5

18,4

76,1

0,706

4

Выделение многодетным семьям земельных участков

6,3

17,2

76,5

0,702

5

Больше информировать население о мерах господдержки

5,8

18,2

75,9

0,701

6

Повышение доступности и качества медицинских услуг

5,8

18,9

75,3

0,695

7

Федеральный материнский капитал

6,3

19,6

74,2

0,679

8

Сокращение волокиты со справками для оформления помощи

5,7

21,2

73,1

0,674

9

Региональный материнский капитал

5,9

21,1

72,9

0,670

10

Предоставление семье с детьми особых условий кредитования

8,3

21,3

70,4

0,621

11

Помощь в решении вопросов занятости

9,7

33,7

56,6

0,469

12

Повышение престижа семьи с детьми

10,0

33,7

56,2

0,462

13

Введение единого семейного налога вместо подоходного

15,0

36,8

48,2

0,332

Выводы

Таким образом, репродуктивное поведение, принятие решения о рождении ребенка или отказе от него, является сложным процессом, комплексом реакций женщин на внешние факторы и внутренние стимулы и потребности. Социологическое исследование показало, что в Республике Саха (Якутия) при существующих социально-экономических условиях жизни индивида или семьи, с учетом конкретных обстоятельств жизни, в основном преобладает двухдетная модель семьи. Результаты проведенного опроса выявили снижение репродуктивных ориентаций у молодых женщин до 24 лет, у однодетных и двухдетных женщин. Причем анализ ожидаемого числа детей в этих группах показывает, что ключевую роль в этом процессе играет именно ослабление потребности в детях, хотя в группах представительниц более старших возрастных групп репродуктивные намерения заметно выше. В целом лишь около четверти респонденток реализовали свои репродуктивные планы. Доля женщин, не достигших желаемого числа детей, составила более 70%. В то же время в регионе довольно высокая доля женщин с установками на многодетность. Высокие репродуктивные намерений характерны для Якутии в силу значительной доли сельского населения и сохранения традиций многодетности. Наиболее сильной помехой при принятии решения о рождении ребенка являлись материальные трудности, жилищные проблемы, неуверенность в завтрашнем дне и неудовлетворительное состояние здоровья. Изучение репродуктивного поведения и репродуктивных установок (потребностей) существенно и необходимо для понимания и прогнозирования тенденций рождаемости в регионе, для разработки конкретных мероприятий эффективной демографической и семейной политики. При этом устранение восприятия различных условий жизни как помех к рождению детей предполагает необходимость, как улучшения этих условий, так и изменения ценностных ориентаций, системы потребностей [24].

Библиография
1.
Указ Президента Российской Федерации от 07.05.2018 № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года».
2.
Послание Президента Федеральному Собранию. URL: http://kremlin.ru/events/president/news/59863 (Дата обращения: 08.04.2019).
3.
Национальный проект «Демография». URL: https://rosmintrud.ru/ministry/programms/demography (Дата обращения: 20.10.2019).
4.
Сукнёва С.А. Современные тренды рождаемости в Республике Саха (Якутия) // Уровень жизни населения регионов России. 2017. № 2 (204). С. 51-57.
5.
Рыбаковский О.Л., Таюнова О.А. Рождаемость населения России и демографические волны // Народонаселение. 2017. № 4. С. 56-66. DOI: 10.26653/1561-7785-2017-4-4.
6.
Калабихина И. Е. Демографическая волна рождений и будущие колебания численности населения в разных возрастных группах: вызовы для социальной политики // Экономические стратегии. 2015. Т. 17. No 2 (128). С. 50–57. [Электрон. ресурс] Режим доступа: http://www.inesnet.ru/wp-content/mag_archive/2015_02/es2015-02-50-56_Irina_Kalabikhina.pdf
7.
Архангельский В.Н., Зинькина Ю.В., Шульгин С.Г. Демографический потенциал половозрастной структуры как фактор динамики численности населения // Статистика и Экономика. 2018. Т. 15. № 6. С. 69-79. DOI: http://dx.doi.org/10.21686/2500-3925-2018-6-69-79
8.
Захаров С.В. Потенциал структурных факторов роста рождаемости исчерпан? Часть первая// Демоскоп Weekly. 2017. No 731-732. URL: http://demoscope.ru/weekly/2017/0731/tema01.php
9.
Архангельский В.Н., Зинькина Ю.В., Коротаев А.В., Шульгин С.Г. Современные тенденции рождаемости в России и влияние мер государственной поддержки // Социологические исследования. 2017. № 3 (395). С. 43-50.
10.
Калачикова О. Н., Шабунова А. А. Возможности и резервы повышения рождаемости в России // Проблемы развития территории. 2013. № 6 (68). С. 66–72.
11.
Зырянова (Шишкина) М.А., Попова Л.А. Факторный анализ процессов рождаемости в северных регионах России // Север и рынок: формирование экономического порядка. 2018. № 3 (59). С. 111-121.
12.
Lee R., A. Mason Fertility, human capital, and economic growth over the demographic transition // European journal of population. 2010. No 26(2). P. 159–182.
13.
Sobotka T., V. Skirbekk, D. Philipov. Economic recession and fertility in the developed world // Population and development review. 2011. No 2. P. 267–306.
14.
Begall K., M. Mills. The impact of perceived work control, job strain and work–family conflict on fertility intentions: a European comparison // European journal of population. 2011. No27(4). P. 433–456.
15.
Kreyenfeld M. Uncertainties in female employment careers and the postponement of parenthood in Germany // European sociological review. 2010. No 26(3). P. 351–366.
16.
Schoen R., N.M. Astone, Y.J. Kim, C.A. Nathanson, J.M. Fields Do fertility intentions affect fertility behavior? // Journal of marriage and family. 1999. No 61(3)/ P. 790–799.
17.
Philipov D. Fertility intentions and outcomes: The role of policies to close the gap // European journal of population. 2009. No 25. P. 355–361.
18.
Berrington A. Perpetual postponers? Women’s, men’s and couple’s fertility intentions and subsequent fertility behavior // Population trends. 2004. No. 117. P. 9–19.
19.
Testa M.R. Childbearing preferences and family issues in Europe. Special Eurobarometer. 2006. No253/Wave 65.1—TNS Opinion & Social.
20.
Murphy M., D. Wang Family-level continuities in childbearing in low-fertility societies // European journal of population. 2001. No 17. P. 75–96.
21.
Rijken A.J., A.C. Liefbroer The effects of relationship quality on fertility // European journal of population. 2009. No 25. P. 27–44.
22.
Антонов А.И. Измерение репродуктивных ориентаций и установок в выборочных опросах российского населения 1976-2015 гг. // Научный интернет-журнал «Семья и демографические исследования». 05.10.2016. https://riss.ru/demography/demography-science-journal/34469.
23.
Сукнёва С.А. Тенденции и перспективы рождаемости на Дальнем Востоке России // Национальные демографические приоритеты: подходы и меры реализации. Серия «Демография. Социология. Экономика». Том 5. № 4. М.: Изд-во «Экон-Информ», 2019. C. 332-335.
24.
Архангельский В.Н., Елизаров В.В., Зверева Н.В., Иванова Л.Ю. Демографическое поведение и его детерминация (по результатам социолого-демографического исследования в Новгородской области). М.: ТЕИС, 2005. 352 с
References (transliterated)
1.
Ukaz Prezidenta Rossiiskoi Federatsii ot 07.05.2018 № 204 «O natsional'nykh tselyakh i strategicheskikh zadachakh razvitiya Rossiiskoi Federatsii na period do 2024 goda».
2.
Poslanie Prezidenta Federal'nomu Sobraniyu. URL: http://kremlin.ru/events/president/news/59863 (Data obrashcheniya: 08.04.2019).
3.
Natsional'nyi proekt «Demografiya». URL: https://rosmintrud.ru/ministry/programms/demography (Data obrashcheniya: 20.10.2019).
4.
Sukneva S.A. Sovremennye trendy rozhdaemosti v Respublike Sakha (Yakutiya) // Uroven' zhizni naseleniya regionov Rossii. 2017. № 2 (204). S. 51-57.
5.
Rybakovskii O.L., Tayunova O.A. Rozhdaemost' naseleniya Rossii i demograficheskie volny // Narodonaselenie. 2017. № 4. S. 56-66. DOI: 10.26653/1561-7785-2017-4-4.
6.
Kalabikhina I. E. Demograficheskaya volna rozhdenii i budushchie kolebaniya chislennosti naseleniya v raznykh vozrastnykh gruppakh: vyzovy dlya sotsial'noi politiki // Ekonomicheskie strategii. 2015. T. 17. No 2 (128). S. 50–57. [Elektron. resurs] Rezhim dostupa: http://www.inesnet.ru/wp-content/mag_archive/2015_02/es2015-02-50-56_Irina_Kalabikhina.pdf
7.
Arkhangel'skii V.N., Zin'kina Yu.V., Shul'gin S.G. Demograficheskii potentsial polovozrastnoi struktury kak faktor dinamiki chislennosti naseleniya // Statistika i Ekonomika. 2018. T. 15. № 6. S. 69-79. DOI: http://dx.doi.org/10.21686/2500-3925-2018-6-69-79
8.
Zakharov S.V. Potentsial strukturnykh faktorov rosta rozhdaemosti ischerpan? Chast' pervaya// Demoskop Weekly. 2017. No 731-732. URL: http://demoscope.ru/weekly/2017/0731/tema01.php
9.
Arkhangel'skii V.N., Zin'kina Yu.V., Korotaev A.V., Shul'gin S.G. Sovremennye tendentsii rozhdaemosti v Rossii i vliyanie mer gosudarstvennoi podderzhki // Sotsiologicheskie issledovaniya. 2017. № 3 (395). S. 43-50.
10.
Kalachikova O. N., Shabunova A. A. Vozmozhnosti i rezervy povysheniya rozhdaemosti v Rossii // Problemy razvitiya territorii. 2013. № 6 (68). S. 66–72.
11.
Zyryanova (Shishkina) M.A., Popova L.A. Faktornyi analiz protsessov rozhdaemosti v severnykh regionakh Rossii // Sever i rynok: formirovanie ekonomicheskogo poryadka. 2018. № 3 (59). S. 111-121.
12.
Lee R., A. Mason Fertility, human capital, and economic growth over the demographic transition // European journal of population. 2010. No 26(2). P. 159–182.
13.
Sobotka T., V. Skirbekk, D. Philipov. Economic recession and fertility in the developed world // Population and development review. 2011. No 2. P. 267–306.
14.
Begall K., M. Mills. The impact of perceived work control, job strain and work–family conflict on fertility intentions: a European comparison // European journal of population. 2011. No27(4). P. 433–456.
15.
Kreyenfeld M. Uncertainties in female employment careers and the postponement of parenthood in Germany // European sociological review. 2010. No 26(3). P. 351–366.
16.
Schoen R., N.M. Astone, Y.J. Kim, C.A. Nathanson, J.M. Fields Do fertility intentions affect fertility behavior? // Journal of marriage and family. 1999. No 61(3)/ P. 790–799.
17.
Philipov D. Fertility intentions and outcomes: The role of policies to close the gap // European journal of population. 2009. No 25. P. 355–361.
18.
Berrington A. Perpetual postponers? Women’s, men’s and couple’s fertility intentions and subsequent fertility behavior // Population trends. 2004. No. 117. P. 9–19.
19.
Testa M.R. Childbearing preferences and family issues in Europe. Special Eurobarometer. 2006. No253/Wave 65.1—TNS Opinion & Social.
20.
Murphy M., D. Wang Family-level continuities in childbearing in low-fertility societies // European journal of population. 2001. No 17. P. 75–96.
21.
Rijken A.J., A.C. Liefbroer The effects of relationship quality on fertility // European journal of population. 2009. No 25. P. 27–44.
22.
Antonov A.I. Izmerenie reproduktivnykh orientatsii i ustanovok v vyborochnykh oprosakh rossiiskogo naseleniya 1976-2015 gg. // Nauchnyi internet-zhurnal «Sem'ya i demograficheskie issledovaniya». 05.10.2016. https://riss.ru/demography/demography-science-journal/34469.
23.
Sukneva S.A. Tendentsii i perspektivy rozhdaemosti na Dal'nem Vostoke Rossii // Natsional'nye demograficheskie prioritety: podkhody i mery realizatsii. Seriya «Demografiya. Sotsiologiya. Ekonomika». Tom 5. № 4. M.: Izd-vo «Ekon-Inform», 2019. C. 332-335.
24.
Arkhangel'skii V.N., Elizarov V.V., Zvereva N.V., Ivanova L.Yu. Demograficheskoe povedenie i ego determinatsiya (po rezul'tatam sotsiologo-demograficheskogo issledovaniya v Novgorodskoi oblasti). M.: TEIS, 2005. 352 s

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Автор представил оригинальную статью в журнал «Социодинамика»; в ней он ставит вопрос о влиянии социально-экономической среды на репродуктивные планы поколений в северном регионе.
Полагаю, что данный вопрос актуален для междисциплинарного исследования, может быть интересным для исследователей, разрабатывающих в том или ином аспекте обозначенную проблематику. В то же время в той постановке проблемы, которая обозначена в названии представленного на рецензирование материала, важное значение должна иметь новизна полученных в ходе исследования выводов.
Характеризуя постановку проблемы, автор статьи указывает на то, что возросший интерес государства к вопросам демографического развития вызван углублением негативных демографических тенденций в России на протяжении последних десятилетий. Необходимость возобновления естественного прироста населения, обозначенная как первостепенная задача государства, требует новых подходов к исследованию факторов рождаемости как по стране в целом, так и в отдельных субъектах Российской Федерации.
В теоретическом обзоре, основанном на анализе научных публикаций по теме, акцент сделан на том, например, что зарубежные исследователи среди детерминант рождаемости, действующих на микроуровне, выделяют экономический фактор. Как предикторы рождаемости рассматриваются намерения в отношении очередного рождения, откладывания формирования брачных союзов и родительства, брачно-партнерский статус, передача особенностей поведения между поколениями, а также семейные ценности и предпочтения.
Отметим, что в данной статье репродуктивные установки женщин в возрасте от 17 до 50 лет рассматриваются через призму влияния меняющихся условий социально-экономической среды в Республике Саха (Якутия). Акцент сделан на определение факторов, способствующих или препятствующих выполнению репродуктивных планов женщин и измерение степени этого влияния, что и составляет элемент научной новизны в данной тематике.
Методология исследования основана на том, что в 2017-2018 гг. в рамках выполнения проекта было проведено комплексное социолого-демографическое исследование изменений репродуктивного поведения женщин в районах Якутии. В качестве основного метода сбора информации применен социологический опрос по специально разработанной формализованной анкете, которая включала 29 вопросов. В анкетировании использовалась многоступенчатая стратифицированная случайная выборка. При построении выборочной совокупности опроса учитывался возраст, место жительства, социальный статус, семейное и брачное положение, наличие детей. В итоге всего было опрошено 833 женщины из 12-ти районов и столицы Республики Саха (Якутия).
В исследовании выявлялась разница между желаемым и ожидаемым, желаемым и фактическим числом детей в зависимости от социально-демографических характеристик женщин (возраст, семейное положение и наличие детей, уровень образования и тип занятости места, модели родительской семьи) и различий в условиях жизни семей (место жительства, уровень доходов и материальное положение семьи, жилищные условия). Чем меньше разрыв между желаемым и ожидаемым числом детей, тем меньшее значение придаётся условиям жизни как «помехам» к рождению, тем сильнее потребность в детях.
Демонстрируя результаты эмпирического исследования, автор установил, что доминирующим репродуктивным предпочтением большинства опрошенных женщин, проживающих в Республике Саха (Якутия), явилась модель семьи с 3 детьми (42% всей выборки). В опросе среднее «желаемое» число детей составило 3,3 – это то предельное значение рождаемости, достижение которого может реализоваться лишь при самых идеальных условиях. Более 33,6% женщин ответили, что при наличии всех необходимых условий хотели бы иметь 4 и более детей. Сторонниц двухдетной модели семьи было 19,2%, однодетной – 3,4%, бездетной – только 1,8% опрошенных женщин.
В то же время вопросы, как отмечается в статье, при существующих социально-экономических условиях проживания в регионе, с учетом конкретных обстоятельств жизни, в основном преобладает двухдетная модель семьи. Среднее «ожидаемое» число детей в целом для опрашиваемой совокупности составило 2,6 ребенка, что несколько выше уровня простого воспроизводства населения, 31,9% женщин реально планировали родить двух детей. Такой уровень малодетности в долгосрочной перспективе будет препятствовать стабилизации демографической ситуации в регионе. В то же время 33,8% опрошенных женщин, с учетом реальных жизненных условий планируют родить трех детей, а у 17,3% имеются планы на модель семьи с четырьмя и более детьми. Мы видим, что в регионе довольно высокая доля женщин с установками на многодетность. Невысокие репродуктивные установки на однодетность отмечены у 10,7% опрошенных женщин, 6,4% ответили, что не хотят ни одного ребенка.
Исследование показало довольно любопытные результаты. Например, разрыв между средними значениями желаемого и ожидаемого числа детей по всей выборочной совокупности был достаточно высоким и составил 0,7 ребенка, что показывает довольно значимое влияние внешних условий и причин на реализацию репродуктивных потребностей опрошенных женщин. Данная разница между желаемым и ожидаемым числом детей показывает, что имеется значительный потенциал увеличения рождаемости.
Как отмечается в статье, репродуктивные установки женщин разного брачного статуса выявляют достаточно тесную взаимосвязь между стабильностью брачно-партнёрских отношений и желаемым и ожидаемым числом детей в семье (табл. 2). Чем благоприятнее брачный статус, а также стабильнее и прочнее брачно-партнёрские отношения, тем выше были репродуктивные ориентации женщин. Наиболее высокой была разница между желаемым и ожидаемым числом детей в группе вдов и разведенных (1,15 и 0,8 соответственно), что показывает большую зависимость репродуктивного поведения данных групп женщин от внешних обстоятельств. Выявлена также прямая взаимозависимость между моделью родительской семьи и установками на детность в семьях респондентов: чем меньше детей было в родительской семье, тем ниже репродуктивные намерения у респондента, и наоборот.
Представляется, таким образом, что автор в своем материале затронул важные для современного социогуманитарного знания вопросы, избрал для анализа актуальную тему, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе помогает некоторым образом изменить сложившиеся подходы или направления анализа проблемы, затрагиваемой в представленной статье.
Какие же новые результаты демонстрирует автор статьи?
1. Автор пришел к обоснованному выводу, согласно которому репродуктивное поведение, принятие решения о рождении ребенка или отказе от него, является сложным процессом, комплексом реакций женщин на внешние факторы и внутренние стимулы и потребности. Социологическое исследование показало, что в Республике Саха (Якутия) при существующих социально-экономических условиях жизни индивида или семьи, с учетом конкретных обстоятельств жизни, в основном преобладает двухдетная модель семьи. Результаты проведенного опроса выявили снижение репродуктивных ориентаций у молодых женщин до 24 лет, у однодетных и двухдетных женщин.
2. Установлено, что наиболее сильной помехой при принятии решения о рождении ребенка являлись материальные трудности, жилищные проблемы, неуверенность в завтрашнем дне и неудовлетворительное состояние здоровья. Изучение репродуктивного поведения и репродуктивных установок (потребностей) существенно и необходимо для понимания и прогнозирования тенденций рождаемости в регионе, для разработки конкретных мероприятий эффективной демографической и семейной политики. При этом устранение восприятия различных условий жизни как помех к рождению детей предполагает необходимость, как улучшения этих условий, так и изменения ценностных ориентаций, системы потребностей.
Итак, автор в целом был близок к получению заметных научных результатов, позволивших обобщить материал. Этому способствовал адекватный выбор соответствующей методологической базы.
Сформулированные в статье выводы согласуются с логикой научного поиска, отвечают цели и задачам исследования, не вызывают сомнений и не имеют очевидных противоречий.
Список литературы позволил автору очертить научный дискурс по рассматриваемой проблематике и обозначить свой независимый и подкрепленный исследовательскими позициями авторский взгляд на обозначенную проблему.
Отметим, таким образом, что представленная статья не лишена новизны, содержит анализ и обобщение, в также авторский взгляд на заявленную проблему, что позволяет рекомендовать ее к опубликованию в научном издании.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"