Статья 'Проблема формирования позитивного имиджа Северного Кавказа внутри страны в контексте задач пространственного развития' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Проблема формирования позитивного имиджа Северного Кавказа внутри страны в контексте задач пространственного развития

Литвинова Татьяна Николаевна

доктор политических наук

профессор, Одинцовский филиал, МГИМО МИД России

143007, Россия, Московская область, г. Одинцово, ул. Ново-Спортивная, 3

Litvinova Tatiana Nikolaevna

Doctor of Politics

Professor, the department of Regional Administration and National Policy, Odintsovo Branch of the Moscow State Institute of International Relations of the Ministry of Foreign Affairs of Russia

143007, Russia, Moskovskaya Oblast' oblast', g. Odintsovo, ul. Novo-Sportivnaya, 3

tantin@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2019.11.30908

Дата направления статьи в редакцию:

28-09-2019


Дата публикации:

06-11-2019


Аннотация: Предмет исследования – формирование позитивного имиджа Северного Кавказа внутри страны в контексте задач пространственного развития, прежде всего, для развития туристической отрасли в регионе. 13 февраля 2019 года Правительством РФ утверждена Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года, в которой одной из перспективных отраслей специализации Северо-Кавказского макрорегиона названо развитие туризма. Объектом исследования является имидж территории и его роль в повышении туристической привлекательности места. Эмпирической базой исследования послужил онлайн опрос жителей различных регионов России (n=903). В предложенной анкете акцент был сделан на выяснении осведомленности респондентов о текущей ситуации в республиках Северного Кавказа, ассоциациях и исторических персонах, связанных с регионом. Также задавались вопросы о желании посетить Северный Кавказ и предпочтительных видах отдыха. Результаты опроса сопоставлялись с данными статистики посещений субъектов СКФО гражданами России. Новизна исследования заключается в том, что эмпирически доказано: наблюдается некоторый рост позитивных оценок Северного Кавказа в восприятии россиян. Позитивные ассоциации с Северным Кавказом, как и выделение положительных черт, присущих Северо-Кавказским народам, явно преобладают. Хотя некоторые стереотипы остаются. Жители России, в том числе молодежь, хорошо осведомлены об истории и значительных личностях с Северного Кавказа. Все это дает надежду на формирование положительного имиджа региона внутри страны. Обладающий богатыми рекреационными возможностями и историей регион представляет огромный интерес для санаторного, горно-лыжного и экскурсионного туризма.


Ключевые слова: имидж территории, пространственное развитие, Северный Кавказ, туризм, общественное мнение, онлайн опрос, СМИ, стереотипы, горно-лыжный отдых, экскурсионный туризм

Abstract: The subject of this research is the formation of positive image of North Caucasus inside the country in the context of spatial development objectives, first and foremost, for the advancement of tourism sector in the region. On February 13, 2009 the Government of the Russian Federation confirmed the Strategy of Spatial Development of the Russian Federation until 2025, in which the development of tourism is claimed as one of the promising industries of the North Caucasian macroregion. The object of this research is the image of the region and its role in increasing tourism attractiveness. The empirical basis for this work became the online survey among the residents of different regions of the Russian Federation (n=903); the questionnaire was focused on determining the respondents’ awareness regarding the current situation in the republics of North Caucasus, associations and historical figures related to the region. It also contained questions about the desire to visit North Caucasus and preferable types of recreation. The acquired results were compared to the statistical data on visitation of the regions of North Caucasian Federal District by the Russian citizens. The scientific novelty consists in empirical proof that there is a certain increase in positive assessments of North Caucasus in perception of the Russian. Although some stereotypes remain, the positive associations with North Caucasus along with the virtues common to North Caucasian peoples, prevail significantly. Russian residents, including youth, are well versed on the history and prominent figures from North Caucasus. All of these factors enable forming a positive image of the region inside the country. Holding a rich recreation potential and history, the region is of considerable interest for the sanatorium-resort, winter sports and excursion tourism.



Keywords:

media, online survey, public opinion, tourism, the North Caucasus, spatial development, image of the territory, stereotypes, mountain ski vacation, excursion tourism

Введение

Социально-экономические преобразования в России приводят к пересмотру методов и инструментов управления и развития отдельных регионов. 13 февраля 2019 года Правительством РФ утверждена «Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года», в которой предлагается новый механизм развития территорий с особым режимом ведения предпринимательской деятельности, учитывающим перспективные специализации конкретных субъектов.

Стимулом для этих изменений является растущая мобильность людей, финансовых, материальных и нематериальных ресурсов, которые являются основополагающими факторами экономического роста. Пространственное развитие закладывает основу для сравнения субъектов РФ с точки зрения привлекательности для жизни, ведения бизнеса, инвестиций, развития туризма. В России, с ее богатством природных и культурных памятников, туризм рассматривается как одна из приоритетных отраслей. Однако для роста притока туристов и доходов в данной сфере необходимо не только формирование соответствующей инфраструктуры, но и позитивного имиджа, как страны в целом, так и отдельных регионов.

Развитие туристической отрасли стимулирует экономический рост в регионе, способствует привлечению инвестиций, и, в конечном итоге, ведет к повышению благосостояния населения. В центре настоящего исследования Северный Кавказ России – регион богатый природными и рекреационными ресурсами, но в настоящее время имеющий довольно низкие социально-экономические показатели по сравнению с другими регионами страны. Так, по данным Росстата, среднедушевые денежные доходы в Северо-Кавказском федеральном округе на I квартал 2019 г. составили 20,3 тыс. руб., что ниже среднероссийского показателя (29,9 тыс. руб.) и средних показателей соседнего ЮФО – 24,5 тыс. руб. Наиболее низкие значения данного показателя демонстрируют Ингушетия (12,3 тыс. руб.), Карачаево-Черкесия (15,3 тыс. руб.) и Кабардино-Балкария (17,5 тыс. руб.) [10]. В первом квартале 2019 года уровень безработицы в СКФО составил 11,5%, в Чечне, Дагестане, Карачаево-Черкесии уровень безработицы свыше 13%, в Ингушетии – 26,8%. Удельный вес безработных, ищущих работу 12 месяцев и более, в общей численности безработных в Северной Осетии – Алании превышает 54%, в Карачаево-Черкесии – 71% [16]. При этом большинство безработных молодые люди. Избыточное количество молодого экономически активного населения при недостаточно развитой производственной инфраструктуре является серьезной проблемой для дальнейшего социально-экономического роста.

Согласно Стратегии пространственного развития РФ основными приоритетными направлениями для Северного Кавказа являются [11]:

- повышение доступности получения качественного образования;

- содействие повышению мобильности трудовых ресурсов;

- развитие туризма в Северо-Кавказском макрорегионе;

- совершенствование существующих и создание новых институтов развития, в том числе особых режимов ведения предпринимательской деятельности;

- содействие выявлению, сохранению и развитию традиционных народных промыслов;

- содействие увеличению пассажиро- и грузооборота через морские порты и международные пункты пропуска в субъектах, имеющих выход к Каспийскому морю, расширение межгосударственного сотрудничества со странами, входящими в международный транспортный коридор «Север – Юг»;

- повышение эффективности энергоснабжения потребителей на Северном Кавказе, в том числе за счет модернизации электросетей;

- ликвидация проблем в сфере безопасности населения, проживающего на территориях, подверженных высокому риску возникновения чрезвычайных ситуаций природного характера.

Следует отметить, что и в «Стратегии социально-экономического развития СКФО до 2025 года» [12] одним из приоритетов для Северного Кавказа названо развитие туристической отрасли, преимущественно в горно-лыжном кластере. Дальнейшее развитие туризма на Северном Кавказе, создание соответствующей инфраструктуры и системы управления способны дать и рабочие места для неустроенной молодежи, и толчок развития для новых хозяйствующих субъектов.

Целью данной работы является исследование имиджа Северного Кавказа внутри страны в контексте задач пространственного развития, прежде всего, развития туризма в регионе.

В общественном сознании россиян Северный Кавказ в течение многих лет воспринимался как территория социально-политической нестабильности, конфликтов, регион с высоким уровнем террористической угрозы. Очевидно, что переломить эти стереотипы в сознании людей и сформировать позитивный имидж Северного Кавказа внутри страны достаточно сложная задача.

Теоретические основания и методы исследования

Теоретические основания исследования имиджа территорий заложили работы Ф. Котлера, посвященные проблеме территориального маркетинга. Территориальный маркетинг является наиболее эффективным инструментом для создания конкурентоспособного и привлекательного образа определенного места. По словам Ф. Котлера, «имидж места» является упрощенным обобщением большого количества ассоциаций и информации, связанных с этой территорией [25].

Имидж страны (региона, территории) формируется на нескольких уровнях: бытовом, социально-экономическом, деловом, финансовом и других. Он также чрезвычайно важен с точки зрения тех, кто живет в стране. Особое значение имеют психологические аспекты восприятия территории: желание жить на ней, ощущение комфорта и безопасности, ожидание благополучного будущего для себя и своих детей, желание посетить, заниматься бизнесом.

Существуют две стороны имиджа территории: внутренний имидж, «что граждане думают о своей стране проживания», и внешний, «что думают иностранцы» [24, p. 67]. В случае с Северным Кавказом, являющимся частью России, мы все же вынуждены констатировать, что для многих граждан, не проживающих на юге России, он чужой и далекий.

Согласно исследованиям С. Анхольта [20, p. 7-8], при формировании национального имиджа необходимо учитывать, что большинство людей склонны не менять свое мнение о конкретной стране, и их мнение может быть адекватным реальности или абсолютно искаженным. Оно формируется на основе стереотипов, исторических обстоятельств и отношений с другими государствами. В тех случаях, когда мнение меняется, оно меняется постепенно и процесс может длиться десятилетиями. Формирование имиджа – это длительный процесс, который можно сравнить с коллективным проектом, он приносит результаты только в долгосрочной перспективе, требует четкой стратегии, плана действий и координации. Вместе с тем, по утверждению С. Анхольта, хотя существуют различные приемы и способы улучшения имиджа территории, «но этот улучшенный имидж можно только заслужить, он не может быть искусственно выстроен или изобретен» [21].

Для формирования успешного имиджа территории и повышения его туристической привлекательности пункт назначения должен явно отличаться от своих конкурентов, должен иметь сильные позиции в умах людей и воспоминаниях туристов [22].

К исследованию потенциала развития туризма на Северном Кавказе обращались ставропольские ученые С. Андреянова и А. Иволга. Их методика основывалась на изучении различных зон природопользования в регионе, анализе социально-экономического развития территорий и их туристической привлекательности. С. Андреянова и А. Иволга назвали следующие наиболее популярные направления туризма [19, p. 352]:

- санаторно-курортный отдых;

- паломничество (священная гора Шазбулдаг, Дербентская Джума-мечеть и др.);

- горный и экологический туризм;

- культурный туризм (Дербентская крепость Нарын-Кала, Вовнушки и Эрзи в Ингушетии).

Вместе с тем, они выявили следующие внутренние проблемы, препятствующие развитию туризма на Северном Кавказе: 1) низкое развитие инфраструктуры туризма, в том числе в районах, где находятся объекты притяжения; 2) языковые и культурные барьеры; 3) ошибки управления в развитии туристкой отрасли; 4) хотя современная политическая ситуация достаточно стабильна, остается «тень» Чеченской войны и других региональных конфликтов [19, p. 357].

Американский ученый Э. Холланд провел ретроспективный анализ содержания и целевых установок «Стратегии социально-экономического развития СКФО до 2025 года», соотнеся их с экономическими возможностями региона. Он отметил, что Северный Кавказ обладает значительной природной базой: высокогорья Большого Кавказа, побережье Каспийского моря и минеральные источники в Ставропольском крае, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Вместе с тем, Э. Холланд заявил: «Однако туристическая инфраструктура региона остается недостаточно развитой, и сама «Стратегия» определяет продолжающуюся угрозу безопасности как ограничение для инвестиций в этот сектор» [23, p. 53]. Помимо проблемы безопасности в качестве сдерживающих факторов для развития туризма в «Стратегии социально-экономического развития СКФО до 2025 года» называются: невысокий уровень сервиса, низкий уровень развития транспортной сети, невысокая обеспеченность гостиницами, слабое распространение международной системы классификации гостиниц на территории Северного Кавказа, негативный имидж СКФО (Раздел II, п. 5. Туристический потенциал) [12].

В этой связи интересно упомянуть исследование образа СКФО в Интернете, проведенное под руководством В.А. Бианки под эгидой Межрегионального центра общественных инициатив «Северный Кавказ» в 2014 г. Методом исследования был избран контент-анализ результатов поисковых запросов в Интернете и скачанных файлов. Геообъектами выступили 7 субъектов СКФО, анализировались 15 наиболее часто встречаемых запросов по каждому геообъекту, новостной фон исследовался по материалам Яндекс.Новости. Согласно полученным результатам, федеральные СМИ чаще всего упоминали Чечню, Дагестан и Ставропольский край. Лидером позитивных высказываний выступает Чечня (более 40% статей формируют положительный образ республики, негативный – всего 8%).

В числе ТОП-30 тем интернет-публикаций о Северном Кавказе в первую десятку входят [9]: 1) мероприятия; 2) туризм; 3) преступность; 4) отдых; 5) спорт; 6) экономика; 7) дети; 8) терроризм; 9) сотрудничество; 10) здоровье.

Как мы видим из этого перечня, негативные новости присутствовали (преступность на 3-м месте, терроризм – на 8-м), но позитивные темы преобладали. В целом В.А. Бианки отметил, что за 2012-2014 гг. уровень положительных публикаций в новостном образе Северного Кавказа существенно возрос. Хотя оставались регионы, которые нуждались в повышении позитивных оценок и привлекательности для потенциальных туристов. Так, меньше всего положительных новостей было в публикациях о Республике Дагестан (14%) и Республике Ингушетия (16%) [9], что, безусловно, осложняло привлечение туристов в эти субъекты РФ.

Среди последних публикаций на эту тему несомненный интерес вызывает работа Е.Н. Ежовой и Д.С. Маслюка. Проведя анализ контента публикаций на личных страницах пользователей социальных сетей ВКонтекте, Facebook и Twitter, они пришли к выводу, что внешний имидж Северного Кавказа как региона, преимущественно негативный, ассоциируется у пользователей с межнациональными конфликтами и военными инцидентами. В то же время во внутреннем имидже Северного Кавказа доминируют позитивные ассоциации: традиционные ценности, уважение старших, дружба, религия, ремесла, уникальные природные объекты и история [3, c.337].

Имидж региона складывается из представлений людей о его населении, экономике, лидерах, архитектуре и культурных объектах, истории, географии и ландшафте. Важнейшим инструментом формирования имиджа являются СМИ, а в последние годы преимущественно интернет-издания и социальные сети. Поэтому контент-анализ электронных изданий, проведенный В.А. Бианки, и исследование содержания сообщений в социальных сетях Е.Н. Ежовой и Д.С. Маслюка представляют несомненный интерес для понимания, какой же образ Северного Кавказа сложился в представлении россиян. Не менее информативным источником для оценки имиджа Северного Кавказа внутри страны может стать социологический опрос.

Для выяснения возможностей формирования позитивного имиджа Северного Кавказа в целях повышения его туристической привлекательности, нами был проведен интернет-опрос «Имидж Северного Кавказа внутри страны» (n=903) на платформе Webanketa. В опросе приняли участие жители Москвы, Московской области, Белгородской области, Пермского края, Краснодарского края, Республики Крым, Новосибирской области, Республики Бурятия, Забайкальского края, Еврейской АО, Камчатского края, Приморского края. Среди респондентов 4% составили жители СКФО (Ставропольский край, Республика Ингушетия, Чеченская Республика, Республика Дагестан). Среди опрошенных 46% мужчин и 54% женщин. Возрастной состав респондентов от 17 до 69 лет. К недостаткам выборки следует отнести то, что более половины принявших участие в опросе (53%) составила молодежь 17-29 лет, 29% респондентов – люди от 30 до 45 лет, 18% – старше 45 лет. Также к недостаткам выборки следует отнести неравномерную региональную представленность: 32% респондентов проживают в Москве и Московской области, 36% респондентов жители Сибирского и Дальневосточного федерального округов. Сложность соблюдения квотной выборки по возрасту, полу и территории проживания респондентов одна из существенных трудностей онлайн опросов. Между тем, стоит отметить, что именно охваченные онлайн опросом группы, в силу возраста и географии, должны быть объектом продвижения позитивного образа исследуемого региона, как имеющие большие шансы поехать на Северный Кавказ в туристических целях.

В предложенной анкете акцент был сделан на выяснении осведомленности респондентов о текущей ситуации в республиках Северного Кавказа, ассоциациях, которые возникают при упоминании Северного Кавказа в СМИ. Также россиянам задавались вопросы о чертах, присущих народам Северного Кавказа, и каких известных людей, родившихся в этом регионе, они знают. Нас интересовало, рассматривают ли респонденты возможность поехать на Северный Кавказ, и какие виды отдыха они бы предпочли в такой поездке. Мы также сопоставили результаты проведенного опроса со статистикой размещения россиян в гостиницах и на курортах регионов СКФО и соседнего ЮФО и провели мониторинг СМИ для выяснения основных направлений развития туристско-рекреационного кластера.

Результаты исследования

Говоря об освещении событий, происходящих на Северном Кавказе, в средствах массовой информации, более ½ респондентов отметили, что «хватает как положительных, так и отрицательных новостей» из данного региона, причем 22% сочли, что отрицательных новостей больше, 14% респондентов ответили, что положительные новости преобладают. Только 12% опрошенных признались, что не обращают внимания на новости из Северного Кавказа (Рис. 1). Мы видим, что преобладают нейтральные и положительные оценки новостей из исследуемого региона.

Рис. 1. Распределение ответов на вопрос «По Вашей оценке, о Северном Кавказе больше положительных или отрицательных новостей в СМИ», %

Респондентам также был задан вопрос о том, насколько, по их мнению, изменилась социально-политическая ситуация на Северном Кавказе за последние пять лет. Более половины (56%) ответили, что ситуация изменилась к лучшему, 14% посчитали, что социально-политическая ситуация изменилась к худшему, а 22% не думают, что социально-политическая ситуация как-то изменилась (Рис. 2). Таким образом, в общественном мнении преобладает представление, что ситуация меняется в положительную сторону.

Рис. 2. Распределение ответов на вопрос «За последние пять лет социально-политическая ситуация на Северном Кавказе изменилась?», %

Один из наиболее значимых вопросов в анкете бы связан с приоритетными отраслями развития на Северном Кавказе. Респонденты назвали туризм в качестве самого приоритетного направления, на втором месте по важности для развития региона, по мнению респондентов, оказалось сельское хозяйство, на третьем – образование. Между тем, более трети респондентов (34%) заявили, что в России есть и другие проблемные регионы, чье развитие нужно поставить в приоритет. Среди важных для региона отраслей также были названы здравоохранение, нефтедобыча и нефтепереработка, торговля и транспорт. Около 8% опрошенных затруднились назвать приоритетные отрасли развития Северного Кавказа (Рис. 3). Такие важные сферы экономики Республики Дагестан, как судоремонт и рыбная отрасль набрали около 3% голосов соответственно. Итак, большинство респондентов разделяют мнение федерального правительства о необходимости развивать туризм на Северном Кавказе, вместе с тем, называются и другие отрасли. При этом значительная доля опрошенных считает, что во внимании властей нуждаются и другие регионы России.

Рис. 3. Распределение ответов на вопрос «Какие Вы видите приоритеты в развитии Северного Кавказа России?», %

В распределении ответов на вопрос «Какие ассоциации у Вас возникают при упоминании Северного Кавказа?» (таблица 1), преобладают географические (горы, Эльбрус, Каспий) и культурно-исторические (ислам, горцы, лезгинка, джигиты) ассоциации. Четвертое место в ассоциативном ряду занял Чеченский конфликт (44% респондентов), 27% вспомнили о Кавказской войне, 26% респондентов ассоциируют Северный Кавказ с терроризмом, 14% – с сепаратизмом. Все же стоит отметить, что положительно и нейтрально окрашенные ассоциации явно преобладают, что дает надежду на формирование позитивного имиджа Северного Кавказа внутри страны.

Таблица 1. Распределение ответов на вопрос «Какие ассоциации у Вас возникают при упоминании Северного Кавказа?» (многовариантный выбор, %)

Ответы

%

Горы

80

Рамзан Кадыров

51,1

Ислам

45,6

Чеченский конфликт

44,4

Лезгинка

42,2

Кавказская война

26,7

Горцы

26,7

Терроризм

25,6

Эльбрус

23,3

Джигиты

22,2

«Кавказский пленник» (фильм или книга)

14,4

Сепаратизм

14,4

Каспий

13,3

Имам Шамиль

5,6

В этом контексте необходимо отметить высокую осведомленность жителей России об известных людях с Северного Кавказа, только 3% опрошенных ответили, что никого не знают из предложенного списка персоналий. Среди наиболее известных личностей, занявших первые три места – Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров (92%), известный спортсмен Хабиб Нурмагомедов (68%) и террорист Шамиль Басаев (54%). На четвертом месте по известности первый Президент Чеченской Республики Ахмад-Хаджи Кадыров. Более 40% респондентов отметили, что им известны такие представители Северного Кавказа, как: советский дагестанский поэт Расул Гамзатов, лидер чеченских сепаратистов Джохар Дудаев, предводитель кавказских горцев времен Кавказской войны XIX в. имам Шамиль.

Важный вопрос анкеты был направлен на выявление стереотипов и представлений о типичных чертах народов Северного Кавказа. Следует отметить, что в оценках респондентов существенно преобладали положительные черты: традиционность, гостеприимство, религиозность, гордость, свободолюбие. При этом 62% респондентов также сочли народы Северного Кавказа воинственными, а 24% непредсказуемыми (Рис. 4), что показывает, живучесть некоторых стереотипов о народах Северного Кавказа у жителей других частей России.

Рис. 4. Распределение ответов на вопрос «Какие черты, на Ваш взгляд, присущи народам Северного Кавказа?», %

На вопрос, хотели бы они побывать на Северном Кавказе, 69% ответили утвердительно, из них 21% опрошенных непременно собираются посетить регион, остальные не против такой поездки. Только 12% респондентов выбрали вариант ответа «Ни за что не поеду», при этом 15% затруднились с ответом (Рис.5). Таким образом, большинство опрошенных рассматривают возможность поездки на Северный Кавказ.

Рис. 5. Распределение ответов на вопрос «Хотели бы Вы побывать на Северном Кавказе?», %

Для управления особыми экономическими зонами в туристско-рекреационном кластере СКФО в соответствии с Постановлением Правительства РФ с 2010 года действует Акционерное общество «Курорты Северного Кавказа». В настоящее время оно курирует шесть проектов, большая часть из них в горно-лыжном секторе: «Армхи» и «Цори» в Ингушетии, «Архыз» в Карачаево-Черкесии, «Ведучи» в Чечне, «Эльбрус» в Кабардино-Балкарии, Каспийский прибрежный кластер и «Матлас» в Дагестане. На период 2015-2025 гг. АО «Курорты Северного Кавказа» запланировало создать на этих объектах 14,2 тыс. мест размещения, привлечь 53,7 млрд. рублей частных инвестиций [7]. Развитие туристского сектора позволит увеличить сбор налогов резидентов в бюджеты республик региона. Однако успешность этих проектов напрямую зависит от притока туристов.

О динамике внутреннего туризма в СКФО РФ может косвенно свидетельствовать приведенная официальная статистка численности граждан России, останавливающихся в коллективных средствах размещения (КСР) в 2013-2018 гг. (таблица 2). Из таблицы видно увеличение на 43% численности россиян в КСР Северного Кавказа, к которым относятся как гостиницы, так и специализированные средства размещения (турбазы, санатории, кэмпинги). Однако не стоит упускать из виду тот факт, что значительную внутреннюю конкуренцию курортам Северного Кавказа составляют курорты и санатории Краснодарского края (в том числе горно-лыжные), а с 2014 года и объекты Республики Крым. В этой связи построение позитивного имиджа СКФО становится еще более серьезной задачей.

Таблица 2. Численность граждан РФ, размещенных в КСР (без учета микропредприятий), тыс. чел. [17]

Регион

2013

2014

2015

2016

2017

2018

Январь-июнь 2019

Северо-Кавказский федеральный округ

1102,5

1146,7

1069,4

1368,52

1401,08

1584,5

747,0

Республика Дагестан

79,1

69

67,4

138,32

113,57

184,1

58,8

Республика Ингушетия

5,6

8,5

3

2,59

7,03

10,0

3,9

Кабардино-Балкарская Республика

85,5

87,5

84,9

104,6

117,36

120,4

61,2

Карачаево-Черкесская Республика

86

101,6

77,3

113,71

99,08

102,1

65,9

Республика Северная Осетия - Алания

52,1

43,3

39,7

40,91

51,27

67,9

32,2

Чеченская Республика

24,3

33,8

29,4

30,57

55,41

65,6

46,9

Ставропольский край

769,9

803,1

767,8

937,82

957,36

1034,3

479,1

Краснодарский край

2463,2

3649,0

5233,5

5662,6

6451,4

7820,9

2463,2

Республика Крым

_

412,7

1535,1

1624,8

1528,2

2028,9

412,7

Анализируя привлекательность тех или иных территорий Северного Кавказа для российского туриста, стоит отметить, что ряд объектов пользуется известностью и популярностью у любителей горно-лыжного спорта и альпинизма довольно давно, еще с советского периода. Речь идет о Домбае в Карачаево-Черкесии и Приэльбрусье в Кабардино-Балкарии. Курорт «Домбай» в отличие от «Эльбруса» не вошел в проект АО «Курорты Северного Кавказа». Восхищаясь красотами гор, туристы часто отмечают наличие мусора и некоторые проблемы с инфраструктурой на Домбае.

С началом проекта «Курорты Северного Кавказа» набирает популярность молодой горно-лыжный курорт в Карачаево-Черкесии «Архыз», имеющий определенные перспективы стать современным центром альпинизма и отдыха. Так, в зимнем сезоне 2014-2015 гг. курорт «Архыз» посетило 90 тыс. гостей, что превысило турпоток предыдущего отчетного периода в 2,5 раза. В тот год Министр по делам Северного Кавказа Л. Кузнецов заявил, что «с учетом заметной переориентации туристического потока на внутренние курорты» – спрос на отдых в Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии вырос на 20% [6]. Однако, статистика количества граждан России, которые воспользовались коллективными средствами размещения в СКФО за 2015 г. в целом показывает снижение по всем республикам, в том числе, и Карачаево-Черкесии, и Кабардино-Балкарии. Рост динамики размещения туристов пришелся на следующий 2016 год, и по итогам 2018 года Кабардино-Балкарскую Республику посетило 120 тыс. российских туристов, Карачаево-Черкесскую Республику – 102 тыс. россиян. Данные официальной статистики (таблица 2) демонстрируют, что наибольший пророст ежегодного количества размещений россиян в гостиницах и других КСР за 2013-2018 гг. показала Чеченская Республика (почти в 3 раза), и за первое полугодие 2019 года республику уже посетило в два раза больше гостей, чем за весь 2013 год.

Для сравнения приведем данные Единой межведомственной информационно-статистической системы (ЕМИСС) о размещении иностранных граждан в КСР субъектах СКФО за тот же период. Количество посещений иностранными гражданами за 2013-2018 гг. увеличилось почти в два раза (с 35 тыс. человек до 65 тыс. человек.). Однако динамика посещений иностранными гражданами отдельных республик весьма неравномерна. Например, в Кабардино-Балкарии заметен рост количества иностранных гостей почти в три раза (с 1,7 тыс. чел. в 2013 году до 6,2 тыс. человек в 2018 году), а в Карачаево-Черкессии ежегодное количество иностранных гостей в коллективных средствах размещения к 2018 г. уменьшилось почти в два раза (с 2 тыс. человек до 1,1 тыс. человек). За этот же период ежегодное количество иностранных гостей в Чеченской Республике выросло почти в пять раз (с 1,2 тыс. человек до 5,8 тыс. человек) [18].

Районы Северо-Западного Кавказа, ставшие объектом притяжения для любителей лыж и альпинизма, между тем сталкиваются с серьезными трудностями развития, влияющими на их имидж. Так, реализация проекта «Эльбрус» столкнулась с проблемой неурегулированных земельных отношений в Кабардино-Балкарской Республике. Владельцы гостиниц, кафе, ресторанов, прокатов и других предприятий, работающих десятилетиями, не смогли зарегистрировать права на землю или здания. А без этого невозможно получить статус резидента особой экономической зоны и существенные налоговые льготы. Оставшись без них, они опасаются проиграть в конкуренции с резидентами и потерять бизнес [5].

4 января 2019 года на сайте Главы Кабардино-Балкарской Республики появилось сообщение об увеличении потока туристов на курорт «Эльбрус» на 10% за первые три дня нового года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года [15]. Одновременно «Кавказский Узел» опубликовал новость, что «в связи с большим потоком туристов на горнолыжных трассах образовались большие очереди. Отдыхающие сообщили, что в первые дни нового года на курорте случилось столпотворение, а на подъездах к подножию Эльбруса образуются пробки из автомобилей» [1]. Строительство новых трасс и канатных дорог на курорте «Эльбрус» оценено в 5,7 млрд. долл. [13] При этом в СМИ не раз появлялись сообщения, что территория курорта «Эльбрус» относится к землям национального парка Приэльбрусье, на которых нельзя строить спортивные сооружения [14].

Трудности в развитии испытывают также территории Северо-Восточного Кавказа, только недавно заявившие о себе, как о новых объектах притяжения для горно-лыжного туризма. Неоднозначные новости появлялись о введенном в эксплуатацию в начале 2018 года курорте Чеченской Республики «Ведучи». Из-за недостаточной высоты снежного покрова власти республики в зимний период отдыха были вынуждены организовать доставку снега. А местное население, согласно публикациям «Кавказского Узла», подвергало сомнению заявления официальных властей о количестве пребывающих на курорт туристов, а также целесообразность самого проекта [2].

В мае 2018 года была отложена до 2023 года реализация двух проектов в Ингушетии «Цори» и «Армхи», а также проекта в Дагестане «Матлас», так как в первоочередном порядке АО «Курорты Северного Кавказа» будут заниматься уже запущенными объектами «Архыз» в Карачаево-Черкесии, «Эльбрус» в Кабардино-Балкарии и «Ведучи» в Чечне [4]. Некоторое время была заморожена реализация проекта всесезонного курорта «Мамисон» в Республике Северная Осетия – Алания, он лишь недавно вошел в число проектов АО «Курорты Северного Кавказа». Пока трудно представить, что туристический поток, нацеленный на санаторный и горно-лыжный отдых, во всех субъектах Северного Кавказа увеличится настолько, что до этих проектов вообще дойдет очередь. Между тем, и Ингушетия, и Северная Осетия обладают не только сравнимыми с соседними республиками рекреационными возможностями, но и уникальными историческими памятниками. Ярким архитектурным объектом в Ингушетии является башенный комплекс Вовнушки. На территории Республики Ингушетия находится построенный в VIII—IX вв. христианский храм Тхаба-Ерды, соединяющий элементы ингушской и грузинской архитектуры. Республика Северная Осетия - Алания также богата культурными объектами: в Алагирском районе расположена святыня осетинского народа – Роща Хетага, в селении Нузал находится часовня X в. с сохранившейся настенной росписью, Аланский Свято-Успенский мужской монастырь (самый высокогорный монастырь России) и многие другие объекты.

Основная проблема развития курортов Северо-Восточного Кавказа – это то, что их достоинства в значительной степени нивелированы на региональном уровне близостью уже развитых рекреационных комплексов Северо-Западного Кавказа. Как бы ни хотели региональные власти сделать из своих республик объекты притяжения для любителей горных лыж, им лучше поискать другие конкурентные преимущества.

Одним из конкурентных преимуществ Республики Дагестан является выход к морю, купальный сезон на Каспийском море длится более четырех месяцев. В Каспийском регионе также в наличии все бальнеологические группы минеральных вод. Выявлено более 300 минеральных источников, а в леченых целях используется всего 5 скважин Махачкалинского месторождения и две-три скважины в Талги, Каспийске, Каякенте, Рычал-су. Среди ближайших территорий неоспоримыми конкурентами являются источники в г. Пятигорск и г. Железноводск. Историко-культурное наследие Дагестана также привлекает туристов. Уникальными памятниками является древнейший город России Дербент, Джума-мечеть в селе Кумух (XIII в.), высокогорное село-крепость Кала-Корейш (XI в.), остатки русской крепости времен Кавказской войны в Нижнем Гунибе и другие объекты [8, c. 139-142].

В ходе проведенного нами интернет-опроса респонденты отмечали виды отдыха, которые они бы выбрали для пребывания на Северном Кавказе. Почти ½ предпочли экскурсионный туризм (посещение древнего города Дербента, а также столичных городов региона) горно-лыжному, который выбрали чуть более ¼ опрошенных (20% готовы подняться на вершину Эльбруса, 5,5% не прочь покататься на лыжах). Только 10% участников опроса посчитали, что им незачем ехать на Северный Кавказ (Рис.6).

Рис. 6. Распределение ответов на вопрос «Если бы Вам представилась возможность поехать на Северный Кавказ, какой вид отдыха (туризма) Вы бы предпочли?», %

В целом результаты исследования демонстрируют некоторый рост позитивных оценок Северного Кавказа в восприятии россиян. Хотя, по мнению респондентов, хватает как положительных, так и отрицательных новостей в СМИ о Северном Кавказе, большинство опрошенных сочли, что социально-политическая ситуация там улучшилась. Позитивные ассоциации с Северным Кавказом, как и выделение положительных черт, присущих Северо-Кавказским народам, явно преобладают. Хотя некоторые стереотипы остаются. Жители России, в том числе молодежь, хорошо осведомлены об истории и значительных личностях с Северного Кавказа. Все это дает надежду на формирование положительного имиджа региона внутри страны, что так необходимо для развития туризма и социально-экономического роста.

Заключение

Опираясь на результаты проведенного исследования, мы склоняемся к выводу, что Северный Кавказ в ближайшие годы не станет объектом массового наплыва посетителей: только 21% опрошенных выразили желание непременно посетить регион. Безусловно, продолжит пользоваться популярностью экологический туризм и альпинизм в давно сложившихся рекреационных зонах отдыха Приэльбрусье и Домбае, 20% опрошенных выразили готовность «подняться на вершину Эльбруса», 5% «покататься на лыжах». При этом курорты «Эльбрус» и «Домбай» нуждаются в расширении и модернизации инфраструктуры, что требует значительных инвестиций, а в Приэльбрусье решения земельного вопроса. Серьезную конкуренцию внутри страны курортам Северного Кавказа составляют туристические объекты Краснодарского края и Республики Крым. Между тем, обладающий богатой историей Северный Кавказ представляет огромный интерес не только для санаторного и горно-лыжного, но и для экскурсионного туризма: древнейший город Дербент с крепостью Нарын-Кала, селение Кубачи в Дагестане, комплекс сторожевых башен Вовнушки в Ингушетии и многие другие объекты. Возможности экологического и культурного туризма в Дагестане, Северной Осетии и Ингушетии остаются мало использованными. В то время как данные опроса показали, что респонденты из других регионов России в случае посещения Северного Кавказа с бóльшим энтузиазмом настроены на экскурсионный туризм, чем на отдых в горно-лыжном секторе. Стабильный рост количества посещений как российскими, так и иностранными гостями в последние годы демонстрирует Чеченская Республика.

Репутация региона может быть улучшена только в долгосрочной перспективе, поэтому формирование имиджа должно рассматриваться последовательно и стратегически. Необходимо расширять информационный фон позитивных сообщений с Северного Кавказа, проводить культурные и образовательные мероприятия, реализовывать новые экономические проекты, привлекать инвестиции, развивать инфраструктуру.

Нет сомнений в том, что создание стабильного имиджа региона может повлиять на решение экономических, социальных и культурных проблем. Все это определяет необходимость развития позитивного имиджа Северного Кавказа в контексте решения задач пространственного развития страны и регионального социально-экономического роста.

Библиография
1.
Власти заявили о росте турпотока на фоне сообщений об очередях на Эльбрусе. 2019. 4 января. // Кавказский Узел. [Электронный ресурс] URL: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/329950/ (дата обращения: 04.10.2019)
2.
Горнолыжный сезон на курорте «Ведучи» начался с искусственным снегом. 2019. 4 января // Кавказский Узел. [Электронный ресурс] URL: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/329955/ (дата обращения: 04.10.2019)
3.
Ежова Е.Н., Маслюк Д.С. Доминанты имиджа Северного Кавказа в российском сегмента социальных сетей // Стратегические коммуникации и бизнес в политике. 2018. №4. С. 332-339.
4.
ИА Regnum: Реализация курортов «Армхи», «Цори» и «Матлас» отодвигается на 2023 год. 2018. 28 мая // Курорты Северного Кавказа. [Электронный ресурс] URL: http://www.ncrc.ru/press-center/publikatsii/publikatsii-smi/ia-regnum-realizatsiya-kurortov-armkhi-tsori-i-matlas-otodvigaetsya-na-2023-god.html?sphrase_id=7282 (дата обращения: 04.10.2019)
5.
Интервью Генерального директора АО «КСК» Хасана Тимижева: «Неурегулированность земельных отношений – одна из основных причин отсутствия резидентов в ОЭЗ «Эльбрус». 2018. 13 апреля. // Курорты Северного Кавказа. [Электронный ресурс] URL: http://www.ncrc.ru/press-center/publikatsii/vystupleniya-rukovodstva/intervyu-generalnogo-direktora-ao-ksk-khasana-timizheva-neuregulirovannost-zemelnykh-otnosheniy-odna.html (дата обращения: 21.04.2019)
6.
Курорты «Архыз» в Карачаево-Черкесии и «Эльбрус-Березенги» в Кабардино-Балкарии (в зоне Приэльбрусья) в зимний сезон посетили более 230 тысяч человек. 02.04.2015 // Ростуризм. [Электронный ресурс] URL: https://www.russiatourism.ru/regions/?fedokr=112&freg=147&article=7078 (дата обращения: 04.10.2019)
7.
Курорты Северного Кавказа, официальный сайт [Электронный ресурс] URL: http://www.ncrc.ru (дата обращения: 16.07.2019)
8.
Матюгина Э.Г., Пожарницкая О.В., Вусович О.В. Природный потенциал как основа формирования туристко-рекреационного профиля территории (на примере Республики Дагестан) // Юг России: экология, развитие. 2019. Т. 14. № 2 (51). С. 132-149. DOI: https://doi.org/10.18470/1992-1098-2019-2-132-149
9.
Образ регионов Северного Кавказа в интернете: в СКФО и вне его. Руководитель исследования: В.А. Бианки. 2014 [Электронный ресурс] // Межрегиональный центр общественных инициатив «Северный Кавказ». URL: http://politkavkaz.ru/pdf/obraz-regionov.pdf (дата обращения: 21.04.2019)
10.
Среднедушевые денежные доходы населения по субъектам Российской Федерации (обновлено 30.07.2019) // Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс] URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/level/ (дата обращения: 29.08.2019)
11.
Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года. Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 13 февраля 2019 г. № 207-р // Правительство России. [Электронный ресурс] URL: http://government.ru/docs/35733/ (дата обращения: 16.03.2019)
12.
Стратегия социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа до 2025 года. Утверждена распоряжением Правительства РФ от 6 сентября 2010 г. № 1485-р // Российская газета. URL: https://rg.ru/2010/10/05/skfo-site-dok.html (дата обращения: 16.09.2019)
13.
Строительство трасс и канатных дорог на «Эльбрусе» оценено в 5,7 миллиарда. 2019. 5 июля // Кавказский Узел. [Электронный ресурс] URL: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/337492/ (дата обращения: 04.10.2019)
14.
ТАСС: Развитие курорта «Эльбрус» в КБР зависит от решения земельного вопроса. 2019. 2 апреля // Курорты Северного Кавказа. [Электронный ресурс] URL: http://www.ncrc.ru/press-center/publikatsii/publikatsii-smi/tass-razvitie-kurorta-elbrus-v-kbr-zavisit-ot-resheniya-zemelnogo-voprosa.html?sphrase_id=7283 (дата обращения: 04.10.2019)
15.
Турпоток на курорт «Эльбрус» вырос на десять процентов. 2019. 4 января. // Глава Кабардино-Балкарской Республики К.В. Коков. [Электронный ресурс] URL: https://glava.kbr.ru/kbr/news/eesort/13892--lr-.html (дата обращения 06.10.2019)
16.
Уровень безработицы населения по субъектам РФ (по данным выборочных обследований рабочей силы). 2019. // Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс] URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/population/trud/tab_trud6.htm (дата обращения: 18.07.2019)
17.
Численность граждан Российской Федерации, размещенных в коллективных средствах размещения. 2019. // ЕМИСС. Государственная статистика [Электронный ресурс] URL: https://fedstat.ru/indicator/44040 (дата обращения: 04.10.2019)
18.
Численность иностранных граждан, размещенных в коллективных средствах размещения. 2019. // ЕМИСС. Государственная статистика [Электронный ресурс] URL: https://fedstat.ru/indicator/44042 (дата обращения: 06.10.2019)
19.
Andreyanova S., Ivolga A. The Tourism Potential of the North Caucasus: the Formation, Characteristics and Development Prospects // GeoJournal of Tourism and Geosites. 2018. № 22 (2). P. 347–358. DOI: https://doi.org/10.30892/gtg.22206-293
20.
Anholt S. Beyond the Nation Brand: The Role of Image and Identity in International Relations// Exchange: Journal of Public Diplomacy. 2013. Vol. 2. №1. P. 6-12.
21.
Anholt, S. Place branding: Is it marketing or isn‘t it? // Place Branding and Public Diplomacy. 2008. Vol. 4. №1. P. 1-6. DOI: https://doi.org/10.1057/palgrave.pb.6000088
22.
Echtner C. M., Ritchie J.R.B. The measurement of destination image: An empirical assessment // Journal of Travel Research. 1993. №31 (4). P. 3–13. DOI: https://doi.org/10.1177/004728759303100402
23.
Holland E. C. Economic Development and Subsidies in the North Caucasus // Problems of Post-Communism. 2016. Vol. 63. P. 50–61. DOI: https://doi.org/10.1080/10758216.2015.1067750
24.
Jenes B. Reconsidering the measurement of country image – theory and practice // FIKUSZ 2008 Business Sciences – Symposium for Young Researchers: Proceedings. Ed. by László Áron Kóczy. Budapest: Óbuda University, Keleti Faculty of Business and Management, 2008. P. 65-80
25.
Kotler P., Haider D., Rein I. Marketing Places. New York: Free Press, 2002. 400 р.
References (transliterated)
1.
Vlasti zayavili o roste turpotoka na fone soobshchenii ob ocheredyakh na El'bruse. 2019. 4 yanvarya. // Kavkazskii Uzel. [Elektronnyi resurs] URL: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/329950/ (data obrashcheniya: 04.10.2019)
2.
Gornolyzhnyi sezon na kurorte «Veduchi» nachalsya s iskusstvennym snegom. 2019. 4 yanvarya // Kavkazskii Uzel. [Elektronnyi resurs] URL: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/329955/ (data obrashcheniya: 04.10.2019)
3.
Ezhova E.N., Maslyuk D.S. Dominanty imidzha Severnogo Kavkaza v rossiiskom segmenta sotsial'nykh setei // Strategicheskie kommunikatsii i biznes v politike. 2018. №4. S. 332-339.
4.
IA Regnum: Realizatsiya kurortov «Armkhi», «Tsori» i «Matlas» otodvigaetsya na 2023 god. 2018. 28 maya // Kurorty Severnogo Kavkaza. [Elektronnyi resurs] URL: http://www.ncrc.ru/press-center/publikatsii/publikatsii-smi/ia-regnum-realizatsiya-kurortov-armkhi-tsori-i-matlas-otodvigaetsya-na-2023-god.html?sphrase_id=7282 (data obrashcheniya: 04.10.2019)
5.
Interv'yu General'nogo direktora AO «KSK» Khasana Timizheva: «Neuregulirovannost' zemel'nykh otnoshenii – odna iz osnovnykh prichin otsutstviya rezidentov v OEZ «El'brus». 2018. 13 aprelya. // Kurorty Severnogo Kavkaza. [Elektronnyi resurs] URL: http://www.ncrc.ru/press-center/publikatsii/vystupleniya-rukovodstva/intervyu-generalnogo-direktora-ao-ksk-khasana-timizheva-neuregulirovannost-zemelnykh-otnosheniy-odna.html (data obrashcheniya: 21.04.2019)
6.
Kurorty «Arkhyz» v Karachaevo-Cherkesii i «El'brus-Berezengi» v Kabardino-Balkarii (v zone Priel'brus'ya) v zimnii sezon posetili bolee 230 tysyach chelovek. 02.04.2015 // Rosturizm. [Elektronnyi resurs] URL: https://www.russiatourism.ru/regions/?fedokr=112&freg=147&article=7078 (data obrashcheniya: 04.10.2019)
7.
Kurorty Severnogo Kavkaza, ofitsial'nyi sait [Elektronnyi resurs] URL: http://www.ncrc.ru (data obrashcheniya: 16.07.2019)
8.
Matyugina E.G., Pozharnitskaya O.V., Vusovich O.V. Prirodnyi potentsial kak osnova formirovaniya turistko-rekreatsionnogo profilya territorii (na primere Respubliki Dagestan) // Yug Rossii: ekologiya, razvitie. 2019. T. 14. № 2 (51). S. 132-149. DOI: https://doi.org/10.18470/1992-1098-2019-2-132-149
9.
Obraz regionov Severnogo Kavkaza v internete: v SKFO i vne ego. Rukovoditel' issledovaniya: V.A. Bianki. 2014 [Elektronnyi resurs] // Mezhregional'nyi tsentr obshchestvennykh initsiativ «Severnyi Kavkaz». URL: http://politkavkaz.ru/pdf/obraz-regionov.pdf (data obrashcheniya: 21.04.2019)
10.
Srednedushevye denezhnye dokhody naseleniya po sub''ektam Rossiiskoi Federatsii (obnovleno 30.07.2019) // Federal'naya sluzhba gosudarstvennoi statistiki. [Elektronnyi resurs] URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/level/ (data obrashcheniya: 29.08.2019)
11.
Strategiya prostranstvennogo razvitiya Rossiiskoi Federatsii na period do 2025 goda. Utverzhdena rasporyazheniem Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 13 fevralya 2019 g. № 207-r // Pravitel'stvo Rossii. [Elektronnyi resurs] URL: http://government.ru/docs/35733/ (data obrashcheniya: 16.03.2019)
12.
Strategiya sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya Severo-Kavkazskogo federal'nogo okruga do 2025 goda. Utverzhdena rasporyazheniem Pravitel'stva RF ot 6 sentyabrya 2010 g. № 1485-r // Rossiiskaya gazeta. URL: https://rg.ru/2010/10/05/skfo-site-dok.html (data obrashcheniya: 16.09.2019)
13.
Stroitel'stvo trass i kanatnykh dorog na «El'bruse» otseneno v 5,7 milliarda. 2019. 5 iyulya // Kavkazskii Uzel. [Elektronnyi resurs] URL: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/337492/ (data obrashcheniya: 04.10.2019)
14.
TASS: Razvitie kurorta «El'brus» v KBR zavisit ot resheniya zemel'nogo voprosa. 2019. 2 aprelya // Kurorty Severnogo Kavkaza. [Elektronnyi resurs] URL: http://www.ncrc.ru/press-center/publikatsii/publikatsii-smi/tass-razvitie-kurorta-elbrus-v-kbr-zavisit-ot-resheniya-zemelnogo-voprosa.html?sphrase_id=7283 (data obrashcheniya: 04.10.2019)
15.
Turpotok na kurort «El'brus» vyros na desyat' protsentov. 2019. 4 yanvarya. // Glava Kabardino-Balkarskoi Respubliki K.V. Kokov. [Elektronnyi resurs] URL: https://glava.kbr.ru/kbr/news/eesort/13892--lr-.html (data obrashcheniya 06.10.2019)
16.
Uroven' bezrabotitsy naseleniya po sub''ektam RF (po dannym vyborochnykh obsledovanii rabochei sily). 2019. // Federal'naya sluzhba gosudarstvennoi statistiki. [Elektronnyi resurs] URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/population/trud/tab_trud6.htm (data obrashcheniya: 18.07.2019)
17.
Chislennost' grazhdan Rossiiskoi Federatsii, razmeshchennykh v kollektivnykh sredstvakh razmeshcheniya. 2019. // EMISS. Gosudarstvennaya statistika [Elektronnyi resurs] URL: https://fedstat.ru/indicator/44040 (data obrashcheniya: 04.10.2019)
18.
Chislennost' inostrannykh grazhdan, razmeshchennykh v kollektivnykh sredstvakh razmeshcheniya. 2019. // EMISS. Gosudarstvennaya statistika [Elektronnyi resurs] URL: https://fedstat.ru/indicator/44042 (data obrashcheniya: 06.10.2019)
19.
Andreyanova S., Ivolga A. The Tourism Potential of the North Caucasus: the Formation, Characteristics and Development Prospects // GeoJournal of Tourism and Geosites. 2018. № 22 (2). P. 347–358. DOI: https://doi.org/10.30892/gtg.22206-293
20.
Anholt S. Beyond the Nation Brand: The Role of Image and Identity in International Relations// Exchange: Journal of Public Diplomacy. 2013. Vol. 2. №1. P. 6-12.
21.
Anholt, S. Place branding: Is it marketing or isn‘t it? // Place Branding and Public Diplomacy. 2008. Vol. 4. №1. P. 1-6. DOI: https://doi.org/10.1057/palgrave.pb.6000088
22.
Echtner C. M., Ritchie J.R.B. The measurement of destination image: An empirical assessment // Journal of Travel Research. 1993. №31 (4). P. 3–13. DOI: https://doi.org/10.1177/004728759303100402
23.
Holland E. C. Economic Development and Subsidies in the North Caucasus // Problems of Post-Communism. 2016. Vol. 63. P. 50–61. DOI: https://doi.org/10.1080/10758216.2015.1067750
24.
Jenes B. Reconsidering the measurement of country image – theory and practice // FIKUSZ 2008 Business Sciences – Symposium for Young Researchers: Proceedings. Ed. by László Áron Kóczy. Budapest: Óbuda University, Keleti Faculty of Business and Management, 2008. P. 65-80
25.
Kotler P., Haider D., Rein I. Marketing Places. New York: Free Press, 2002. 400 r.

Результаты процедуры рецензирования статьи

Рецензия скрыта по просьбе автора

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"