Статья 'Демографические процессы в КНР как фактор внутренних проблем и диспропорций' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Демографические процессы в КНР как фактор внутренних проблем и диспропорций

Кузнецова Светлана Владимировна

аспирант, кафедра экономической социологии и демографии, Московский Государственный Университет им. М.В. Ломоносова

119991, Россия, Москва область, г. Москва, ул. Ленинский Горы, 1 стр.33

Kuznetsova Svetlana Vladimirovna

Post-graduate student, the department of Economic Sociology and Demography, M. V. Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, Moskva oblast', g. Moscow, ul. Leninskii Gory, 1 str.33

kositronich@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-7144.2019.5.29662

Дата направления статьи в редакцию:

02-05-2019


Дата публикации:

29-05-2019


Аннотация: Предметом исследования является демографическая политика Китайской Народной Республики. Демографическая структура Китая и свойственные ему на современном этапе демографические процессы способствуют возникновению ряда проблем, требующих оперативного вмешательства со стороны руководства страны. На определенных стадиях своего развития китайское общество претерпело трансформации самого разного рода: эволюционировали экономические, политические, правовые, социальные и многие другие институты. В связи с этим, в текущей статье демографические проблемы КНР рассматриваются в их тесной связи с дисбалансами в социально-экономической и других сферах жизни китайского общества. В части анализа свойственных Китаю процессов методология исследования основывается на комплексном и статистическом подходе, в то время как определение ценностных ориентиров политики - на методах моделирования, системно-структурного и сравнительного-исторического анализа. На богатом фактологическом материале показывается, что КНР как сверхдержава вступила в эпоху трудноразрешимых противоречий между основными конкурентными преимуществами страны и ее же неотъемлемыми проблемами. Согласно результатам, демографические процессы в Китае являются существенным фактором, препятствующим дальнейшему социально-экономическому развитию страны. Автор статьи доказывает, что демографическая ситуация в КНР является существенной угрозой для стабильности страны, и по этой причине требует кардинального пересмотра ценностных ориентиров демографической политики.


Ключевые слова: Демографическое старение, Демографическая политика, Противоречие, Дисбаланс, Демография, Сверхдержава, КНР, Перенаселенность, Социально-экономическое развитие, Регулирование

Abstract: The subject of this research is the demographic policy of the People’s Republic of China. The demographic structure of China and the inherent at present stage demographic processes cause a number of issues that require prompt government’s intervention. At certain stages of its development, the Chinese society has experienced the evolution of economic, political, law, social, and many other institutions. Therefore, this article examines the demographic issues of PRC in close relation with the misbalances in socioeconomic and other spheres of life of the Chinese society. Based on the rich factual material, it is demonstrated that PRC as a hyperpower has entered the era of complex contradictions between the key competitive advantages of the country along with its intrinsic issues. According to the results, the demographic processes in China are a significant factor impeding the future socioeconomic development of the country. The author proves that the demographic situation in PRS is a substantial threat to the stability of the country, and thus, needs a revolutionary revision of value orientations of the demographic policy.



Keywords:

Socio-economic development, Overpopulation, Population ageing, Demographic policy, Contradiction, Imbalance, Demography, Superpower, PRC, Regulation

Введение

Несмотря на то, что в настоящее время мир находится на этапе глобальной реструктуризации, финансовый кризис продолжает усугубляться и экономика развитых стран входит в период структурной перестройки, обстановка в Китае остается по-прежнему стабильной. Китайская экономика сохранила тенденцию устойчивого развития и продемонстрировала мировой общественности способность к защите от финансовых рисков. По объему ВВП Китай давно обогнал Японию, занял прочное второе место в мире. По мнению, финансовых аналитиков к 2020 г. КНР сможет обойти США и стать крупнейшей экономической державой [15]. Китай вышел в мировые лидеры по объему золотовалютных резервов, объему промышленного производства и объему экспорта. Страна, оправдывая свое название «срединного царства», целенаправленно движется к центральному месту в мире и имеет все шансы его занять.

Тем не менее, развитие происходит крайне неравномерно и несогласованно, и можно утверждать, что данная проблема проявляется ярко. Китай – экономическая сверхдержава, но при пересчете ВВП на душу населения она занимает 70-е место в мире [24], уступая таким странам, Как Маврикий и Румыния. Ежедневные расходы на жизнь примерно у 135 млн. граждан КНР не достигают 1 доллара США, при этом около 128 млн. человек находятся за чертой бедности [25]. Налицо феномен богатой страны с бедным населением. Китай остается страной, внутри которого отсутствует единство.

Такие внутренние проблемы как этнические конфликты, социальное расслоение, коррупция, снижение морали в обществе, загрязнение окружающей среды имеются в каждом государстве. Однако проявляясь внутри державы с населением 1,3 млрд. человек, они переходят в категорию серьезных трудностей. После 2010 года ВВП на душу населения превысил 4000 долларов США, что позволило КНР вступить в ряды стран со средним уровнем дохода населения. Но одновременно страна приблизилась к периоду так называемой «ловушки среднего дохода». Таким термином обозначили парадокс развития, когда при достижении вроде бы благополучного уровня (3000 – 10000 долларов США на душу населения) также начинает ярко проявляться социальное расслоение, появляются социальные беспорядки, затрудняется модернизация промышленности, а экономика входит в фазу длительного застоя [18].

Быстрый рост экономики Китая в последние тридцать лет обеспечивался дешевой рабочей силой и дешевыми природными ресурсами. Но такая структура экономического роста не может продолжаться долго, так как себестоимость природных ресурсов, земли и рабочей силы увеличивается. Приближается так называемая «поворотная точка Льюиса» (зарплаты рабочих на предприятиях начинают быстро расти в тот момент, когда сокращается приток рабочей силы из деревни); эффект «демографического дивиденда» уменьшается (такой эффект возникает, когда рост рабочей силы происходит быстрее роста числа иждивенцев). Модернизация современного Китая происходит с опорой на ускоренную индустриализацию, требующую все большего потребления ресурсов. Но она не несет в себе потенциала для развития, так как отсутствуют базовые технологии и конкуренция.

Кроме того, заметны и проблемы в управлении обществом, поскольку можно утверждать, что в целом оно отстает от экономического развития и социального прогресса. Рассмотрим их подробнее на примере демографической политики страны.

Диспропорции в демографической структуре КНР

В соответствии с китайскими историческими концепциями люди традиционно считались главным ресурсом Китая. Именно поэтому Мао Цзэдун дал установку на максимальную рождаемость, в результате чего население резко возросло - с 550 млн. человек в 1949 г. до 1015,9 млн. в 1982 г. В 2004 г. оно достигло 1,3 млрд., в 2017 – 1,4 млрд. [9]. Если бы руководство страны не осознало, что дальнейший рост населения ведет к катастрофе из-за нарастающей нехватки ресурсов, то сейчас бы в Китае проживало не меньше 1,6 млрд. человек. Проводившаяся три десятилетия политика «одна семья – один ребенок» привела к одному из самых низких в мире коэффициентов рождаемости – 1,22 младенца на 1 женщину. Несмотря на это, из-за снижения смертности рост населения продолжается, в среднем на 7-8 млн. человек в год [14]. Также в деревнях почти нет однодетных семей, семья либо имеет законное право на второго ребенка (если относится к национальным меньшинствам или если первый ребенок – девочка) либо обходит ограничения, скрывая второго ребенка или отказываясь платить штраф в 5800 юаней из-за отсутствия средств [23].

Другой проблемой, помимо низкой рождаемости является быстрое старение населения. За период с 2005 г. по 2011 г. доля лиц моложе 15 лет снизилась с 19,8 % до 16,5 %, а доля лиц старше 65 лет возросла с 7,9 % до 9,1 % [1]. Рост численности старших возрастных групп почти вдвое превышает рост населения в целом. Это приводит к такому неприятному явлению, когда все меньшее число трудоспособных должно содержать все большее число пенсионеров. По прогнозам, к 2020 г. число лиц старше 60 лет достигнет 248 млн. человек, а после 2030 г. будет составлять до 27,4 % населения [5, с. 309-313].

Как известно, в странах с развитой финансовой системой, трудящийся, как правило, в течение жизни поддерживает накопления капитала, готовясь к выходу на пенсию - либо за счет вложения в активы и собственность, либо за счет накопительной части пенсии и/или личных сбережений. Как итог, они добиваются большей финансовой независимости в старости и меньше зависят от правительства и своих семей. В таком случае старение населения не только создает меньшую нагрузку на систему поддержки со стороны семьи и правительства, но и благодаря накопленным этим населением средствам - вкладывает в экономику и способствует повышению благосостояния. Особенностью КНР является тот факт, что традиционно обязанность заботы о пожилых людях в Китае официально возложена на семью. Только 1/6 пожилых людей получают пенсию от государства, а в деревнях социальная поддержка отсутствует полностью. Обеспечение родителей и официально, и в соответствии с традицией возлагается на сыновей, считающимися наследниками и продолжателями рода. Возможность иметь только одного ребенка в условиях современных ультразвуковых методах определения пола ребенка до его рождения привела к гендерному перекосу вторичного соотношения полов. В 2008 г. в Китае соотношение новорожденных мальчиков и девочек достигало 120,6:100, в 2011 г. оно снизилось до 117,8:100 [1]. Однако и сегодня в отдельных провинциях оно составляет 130:100, а в деревнях местами доходит до 152:100 [5]. Также уже сейчас существует возможность коренной смены репродуктивного поведения. Так, в 2005 г. не состояли в браке 72,72 % мужчин в возрасте 15-29 лет и 51,36 % - 15-35 лет. У женщин это 59,12 % и 39,88 % соответственно. С 2015 г. в брачный возраст начало вступать поколение, в котором 20-30 млн. молодых людей не обеспечены невестами [16; 19].

До сих пор в отсталых селах западной и юго-западной континентальной части страны проживает больше половины населения (табл. 1). Городские жители являются выходцами из таких сел, приехавшими в город несколько лет или десятков лет назад. И здесь всплывает еще одна проблема: самая высокая в мире дифференциация между городом и деревней и между регионами, причем с тенденцией к росту, а не к понижению. Сегодня в коммунистическом Китае есть несколько совершенно разных обществ – от традиционного аграрного до постиндустриального. Их отличает совершенно разный уровень жизни и совершенно разный менталитет. И правительством де-факто проводятся две различные социальные политики – для города и для деревни.

Таблица 1. Показатели демографической структуры населения КНР по регионам(на январь 2018 г.)

Регион

Городское население, %

Коэффициент демографической нагрузки, %

Коэффициент потенциального замещения(нагрузки), %

Коэффициент пенсионной нагрузки, %

1

Пекин

86,50

30,57

14,25

16,32

2

Тяньцзинь

82,93

29,16

14,59

14,57

3

Хэбей

55,01

42,37

25,57

16,80

4

Шэнси

57,34

32,61

20,69

11,92

5

Внутренняя Монголия

62,02

23,25

17,91

14,33

6

Ляонинь

67,59

31,96

13,39

18,57

7

Гирин

56,65

32,69

16,51

16,18

8

Хэйлунцзян

59,40

28,34

12,76

15,58

9

Шанхай

87,70

31,94

13,12

18,82

10

Цзянсу

68,76

37,70

18,52

19,19

11

Чжэцзян

68,00

32,72

16,15

16,56

12

Аньхой

53,49

47,26

28,13

19,14

13

Фуцзянь

64,80

38,91

25,67

13,23

14

Цзянси

54,60

45,69

31,47

14,21

15

Шаньдун

60,58

44,13

25,49

18,64

16

Хэнань

50,16

46,41

30,53

15,88

17

Хубэй

59.30

38,99

27,99

17,00

18

Хунань

54,62

44,05

26,51

17,53

19

Гуандун

69,85

32,59

22,32

10,27

20

Гуанси-Чжуанский авт.район.

49,21

47,06

32,73

14,33

21

Хайнань

58,04

38,90

27,52

11,30

22

Чунцин

64,08

44,24

23,65

20,60

23

Сычуань

50,59

42,37

22,53

19,83

24

Гуйчжоу

46,02

45,43

30,97

14,47

25

Юньнань

46,69

37,62

26,06

11,56

26

Тибет

30,89

42,36

34,14

8,22

27

Шэньси

56,79

36,48

21,34

15,14

28

Ганьсу

46,39

38,65

24,33

14,32

29

Цинхай

53,07

38,76

27,80

10,96

30

Нинся-Хуэйский авт.район

57,98

36,67

25,11

11,56

31

Синьцзян-Уйгурский авт.район

49,38

49,19

32,76

10,43

Средняя по стране

58,52

39,25

23,39

15,86

Источник: составлено автором на основе данных [1].

Таким образом, сильные темпы и масштабы старения населения КНР, а также другие представленные в ходе анализа диспропорции в демографической структуре страны - создают социальные и экономические проблемы.

Одной из проблем является нарастающее социальное расслоение общества, о котором мы говорили ранее. Экономический рост не привел к справедливому распределению доходов в обществе, а рыночная конкуренция поделила всех участников на победителей и проигравших. Китай уже стал мировым лидером по объемам потребления предметов роскоши, и в то же время около 200 млн. человек живут за чертой бедности.

По официальным данным, разница в доходах горожан и крестьян более чем трехкратная, а по некоторым данным она доходит до 60-80 раз. По данным Национального статистического департамента КНР, среднемесячный доход населения в городах составляет 23,98 тыс. юаней (3,7 тыс. долларов), то есть немногим более 300 долларов в месяц. Доля городского населения составляет примерно половину от общего населения Китая. Соответственно, в деревнях, где проживает другая половина населения, доход приближается к 6,98 тыс. юаней (около 1,1 тыс. долларов), то есть около 90 долларов в месяц [2]. Внутри самого сельского населения дифференциация доходов еще выше и достигает 13-15 раз [17]. Китай уже стал мировым лидером по объемам потребления предметов роскоши, и в то же время около 200 млн. человек живут за чертой бедности. В деревне практически отсутствует социальное страхование и пенсионное обеспечение, медицинское обслуживание остается очень дорогим при крайне низком его уровне. В центральных и западных провинциях лишь с 2005 г. была отменена плата за обязательное 9-летнее среднее образование, на деревню приходится лишь четверть расходов на образование. Доля неграмотных среди лиц старше 15 лет выросла с 6,72 % в 2000 г. до 11,04 % в 2005 г. (это около 148 млн.), в первую очередь за счет деревенской молодежи [5].

Наглядна и проблема безработицы: можно утверждать, что в Китае достаточно сложно найти работу. Так, например, за рабочее место одновременно конкурируют около 6 млн. человек. С другой стороны, как ни парадоксальное, с трудностью найма работников сталкиваются китайские предприятия прибрежной зоны, занимающиеся производственным аутсорсингом для европейских брендированных предприятий. Прибыль таких предприятий крайне мала, и они не могут обеспечить достойную заработную плату работникам. А рабочие, в том числе самого низкого уровня квалификации, не склонны работать в условиях плохой рабочей среды и крайне низкой зарплаты. Как результат, возникает противоречивая ситуация: безработные не могут найти работу, а компании – работников [19].

Другая проблема заключается в том, что несмотря на лидирующие позиции Китая в мировой экономике, его расходы на социальную сферу несопоставимо малы даже при сравнении с некоторыми менее развитыми странами. Расходы на медицинское страхование составляют только 24,7 %, тогда как в развитых странах - 75 %, а в развивающихся – 55 %. Основные расходы на социальные нужды правительство Китая вкладывает в строительство инфраструктуры, инвестирует средства в новое производство, субсидирует социальное обеспечение населения, то есть вкладывает в области, стимулирующие экономический рост страны. Можно говорить, что для поддержания высокого уровня экономического роста в определенной степени затормаживается социальное обеспечение населения [23].

Таким образом, демографические процессы и порождаемые ими проблемы, наравне с направленной на их решение демографической политикой, привели к ситуации, при которой Китай столкнулся с рядом вызовом, для ответа на которые требуется пересмотр мер регулирования в ряде сфер жизни китайского общества.

Политика КНР в современных условиях

В последнее время внутри страны ведутся чрезвычайно оживлённые дискуссии касательно урегулирования демографической политики Китая. В особенности, следует ли демографии проводить политику «родитель-единственный ребёнок может заводить двоих детей», также, следует ли как можно скорее снять полное ограничение на рождение второго ребёнка и даже на рождаемость в целом. Как правило, эти обсуждения в целом охватывают количество рождённых детей, наличие или отсутствие нескольких рождаемостей, а также другие вопросы технического уровня. Вместе с тем, по мнению видных китайских демографов, больше всего должны нуждаться в обсуждении и переосмыслении вопросов не технического уровня, а уровня понятия ценностей. Выявим свойственные Китаю на сегодняшний день ценностные ориентиры демографической политики:

I. Утилитарность. Руководство КНР всегда рассматривало население в качестве инструмента, средства, условия, элемента экономического роста национальной экономики и модернизации, подобно природным ресурсам и материальным факторам. В связи с этим, демографическая политика Китая существует, опираясь на экономические цели и следуя потребностям экономического роста.

II. Национальная значимость. Демографическая политика Китая в высокой степени пронизана могущественной государственной волей и лишена ориентации на конкретные пожелания семей относительно рождаемости.

III. Однобокость (ограниченность). Длительный период времени демографическая политика Китая формировалась на основе единственной временной цели - контроля роста численности населения. Несмотря на то, что во время её распространения упоминались такие задачи, как улучшение качества населения, оптимизация структуры населения, в действительности же при реализации политики ключевое место занимал контроль количества населения, превысившего плановую рождаемость.

IV. Экстренность. Демографическая политика Китая обладает особенностью чёткого кризисного вмешательства. Она характеризуется экстенсивным и простым процессом доказательной базы, порою не содержит политической карты маршрута и графика, не имеет общих долгосрочных экстренных целей контроля. Цели политики были достаточно строги: в каждой семье может быть только один ребёнок, что превосходит нижние границы рождаемости, которые может выдержать семья. Такими характеристиками обладала ранняя демографическая политика. Можно заметить, что и в настоящее время политическое направление рассматриваемой политики по-прежнему является нечётким и изобилует общими размытыми формулировками.

Исходя из вышеизложенных характерных особенностей, можно прийти к выводу, что демографическая политика Китая нуждается в формировании новых ценностных ориентиров, поскольку имеющиеся не в полной мере отвечают текущим вызовам, нее являются в достаточной степени актуальными.

Можно предложить следующие изменения в рассматриваемых ценностных ориентирах:

1. Изменение ведущей утилитарности на ведущую целенаправленность

Данное изменение подразумевает отход от утилитарной направленности, в рамках которой население рассматривалось в качестве инструмента для экономического роста, в сторону ясного обозначения границ изменения населения, его ценности, ценности отдельного человека, а также потребностей самого население, иными словами, именно эти аспекты и должны рассматриваться в числе ключевых критериев демографической политики. Необходимо понять, как текущий уровень экономики может обеспечивать потребности огромной группы пожилых людей, каким образом можно снизить демографические риски определенных типов семей (к примеру, большого количества семей с единственным ребёнком).

2. Снижение государственной воли в пользу воли народа

Этот шаг означает, что демографическая политика должна в большей степени уважать интересы, просьбы и репродуктивный выбор семей. Разумеется, нельзя полностью исключить государственную волю и цели, однако можно с помощью улучшения механизма принятия решений в большей степени соответствовать интересам населения, отражать и выражать его индивидуальные потребности. С одной стороны, посредством создания и направления народных масс к признанию ценностей модели демографической политики можно гармонизировать государственные интересы и интересы семей в индивидуальном порядке, создать взаимное доверие между ценностями воли государства и воли народа, а также их общее понимание целей. С другой стороны, исходная точка и конечная цель плана демографической политики должны всё больше подчёркивать развитие народа и семьи, а также демографическую безопасность.

3. Переход от однобокости целей – к их интеграции, равномерности.

Рассматриваемый переход заключается в следующем: нужно преодолеть однобокость демографической политики ­­– изменить традиционное мышление в отношении планирования семьи; провести политику единого планирования и всестороннего учёта количества, качества и структуры населения; комплексно продумать внутреннее и внешнее воздействие изменения населения; изменение количества, качества и структуры населения заменить сохранением сбалансированности; сформировать большую целостность, рациональность ценностных ориентиров демографической политики.

4. Смена экстренного политического мышления – на упорядоченное длительное политическое мышление.

Демографическую политику нужно перенести на уровень социально-экономического развития, культуры семьи и социально-культурной психологии; придать ей стратегический характер и перспективность. Необходимо сделать более прочной социальную и культурную основы демографической политики, способствовать вступлению демографического управления на путь нормализации и систематизации.

Заключение

Таким образом, в настоящее время Китай столкнулся со следующими вызовами. Обладая крупнейшей в мире экономикой, демонстрирующей самые высокие темпы роста и обладающей самыми высокими технологическими возможностями, КНР имеет ряд социально-экономических проблем, характерных для слаборазвитых стран. Его население огромно, а свойственные ему демографические процессы порождают ряд проблем. Неравномерность демографической структуры ведет к самой высокой в мире дифференциации между городом и деревней и между регионами. Политика сдерживания роста численности населения вызвала самые высокие в мире темпы старения населения и половые диспропорции в младших возрастных группах. Также социальная система общества обладает крайне высокой инерционностью и это обуславливается её масштабом, сложностью и общественным консерватизмом. Очевидно, что в рамках действующих сегодня в КНР ценностных ориентиров демографической политики справиться с этими вызовами не представляется возможным, более того, можно значительно усугубить текущую ситуацию. В связи с этим, перед Китаем встала необходимость изменения ценностных ориентиров политики, их адаптации под нужды населения, в частности отдельных семей и людей.

Если же говорить о конкретных проблемах и мерах по их решению, то следует отметить следующее. Старение населения, обусловленное снижением рождаемости, сокращает долю населения трудоспособного возраста. Следовательно, можно говорить о двух направлениях политики. Во-первых, реализация пронаталистской политика с целью увеличения коэффициентов рождаемости, поскольку рост доли пожилого населения является прямым следствием из снижения рождаемости. Несмотря на то, что предпринятые правительством КНР шаги по ослаблению «политики одного ребенка» является хорошим началом, тем не менее, требуется ряд дополнительных мер. Конкретные меры политики могут, к примеру, включать налоговые стимулы, поощряющие рождение в семье ребенка и обеспечивающие благоприятные условия для его жизни. Во-вторых, повышения производительности труда можно достичь не только за счет потенциального увеличения трудоспособного возраста, но и за счет вложений в человеческий капитал. Так, старение населения усиливает необходимость в обучении и переподготовке пожилых китайских рабочих. Как показал анализ, в Китае наблюдается высокий уровень демографической нагрузки. Частично это вызвано относительно ранним выходом на пенсию пожилого населения по причине его низкой производительности. Обучение и переподготовка работников старшего возраста будет не только полезной для самих работников, но также увеличит количество и качество рабочей силы. Соответствующие меры должны быть предприняты и для поддержки сельского населения, причем на всех уровнях: от развития инфраструктуры и вложений в медицину и социальные программы – до повышения доступности образования и создания благоприятных условиях для выхода на рынок труда.

Подводя итог исследованию, можно заключить, что «новая нормальность» экономики КНР сопровождается новыми противоречиями и новыми проблемами, требующими должного внимания, причем значимую роль в их формировании, а следовательно, и решении играют демографические изменения. Комплексность демографических проблем Китая, их многогранность и тесная связь с социально-экономической, политической и другими сферами, требует от политического руководства страны существенных изменений демографической политики. Успешность этой политики во многом будет зависеть именно от понимания сложности этих причинно-следственных связей, а также от планомерности и согласованности предпринимаемых мер на всех уровнях, правильности прогнозирования их результатов и, при необходимости, оперативного их корректирования в рамках развивающего сценария, чего, как показал анализ, не хватало ранее.

Библиография
1.
National Bureau of Statistic of China. China’s Total Population and Structural Changes in 2011. http://www.stats.gov.cn/english/PressRelease/201201/t20120120_72112.html
2.
National Bureau of Statistic of China. National Economy Maintained Steady and Fast Development in the Year of 2011. http://russian.china.org.cn/china/archive/lianghui-01/2010-03/16/content_19621292_3.html
3.
Баженова Е.С. 1 300 000 000 населения Китая: стратегия развития и демографической политики. М., ИД «ФОРУМ», 2010. 304 с.
4.
Бергер Я.М. Планирование семьи в Китае: итоги и перспективы. // Проблемы Дальнего Востока. 2001, № 1. С. 100-113. Проблемы Дальнего Востока. 2001, № 2. С. 76-91.
5.
Бергер Я.М. Социальная сфера и демографический фактор. / Китай: угрозы, риски, вызовы развитию. Под ред. В. Михеева. Московский центр Карнеги. М., 2005. С. 287-327.
6.
Бергер Я.М. Экологическая безопасность и ресурсообеспеченность. / Китай: угрозы, риски, вызовы развитию. Под ред. В.Михеева.. М., 2005. С. 33-41.
7.
Бирюлин Е.В. 11-й пятилетний план охраны окружающей среды и тенденции энергопотребления в Китае. // Проблемы Дальнего Востока. 2009, № 4. С. 112-120.
8.
Бирюлин Е.В. Борьба с опустыниванием и оскудением мира животных в Китае. // Проблемы Дальнего Востока. 2004, № 2. С. 101-109.
9.
Департамент по экономическим и социальным вопросам ООН: Отдел народонаселения. [Электронный ресурс] // URL: https://population.un.org/wpp/ (дата обращения: 01.12.2018)
10.
Китайская Народная Республика в 2006 г.: политика, экономика, культура. Ежегодник. ИДВ РАН. М., 2007. 516 с.
11.
Кранина Е.И. Инновационная модель обеспечения экологической безопасности в Китае. // Проблемы Дальнего Востока. 2011, № 2. С. 71-80.
12.
Кранина Е.И. Роль аквакультуры в обеспечении продовольственной безопасности Китая. // Проблемы Дальнего Востока. 2010, № 2. С. 78-88.
13.
Кранина Е.И. Проблемы охраны окружающей среды и природных ресурсов КНР. // Проблемы Дальнего Востока. 2003, № 4. С. 109-120.
14.
Кузык Б.Н., Титаренко М.Л. Китай – Россия 2050: стратегия соразвития. М., Институт экономических стратегий РАН, ИДВ РАН, 2006. 656 с.
15.
Лузянин С., Мамонов М. Китай в глобальных и региональных измерениях. Ресурсы и маршруты «возвышения». // Китай в мировой и региональной политике. История и современность. Выпуск XVI. М., ИДВ РАН, 2011. С. 5-31.
16.
Наварро П. Грядущие войны Китая. Поле битвы и цена победы. Пер. с англ. и науч. ред. А.В. Козуляева. М., Вершина, 2007. 272 с.
17.
Наумов И.Н. Экономический рост и реформы в КНР.// Проблемы Дальнего Востока. 1996, № 6. С. 45-59.
18.
Островский А. Китай обгонит Америку? // Политический журнал. № 37, 2004.
19.
Почагина О.В. Глобально-локальные вызовы. // Китай: угрозы, риски, вызовы развитию. Под ред. В.Михеева. Московский Центр Карнеги. М., 2005. С. 460-506.
20.
Приходько Н., Черная В., Чан Янь. Экологические проблемы КНР и международное сотрудничество в области охраны окружающей среды. // Проблемы Дальнего Востока. 2009, № 1. С. 156-163.
21.
Рынок энергетических ресурсов Китая: интересы и возможности России. М., ИДВ РАН, 2011. 256 с.
22.
Состояние окружающей среды в Китае в 2008 г. // Новое законодательство КНР. Проблемы экологии. М., 2010 (Экспресс-информация / ИДВ РАН, № 1). С. 55-67.
23.
Социальная и демографическая политика. // Проблемы Дальнего Востока. 1996, № 4. С. 28-36.
24.
Список МВФ стран по номинальному ВВП на душу населения. http://www.imf.org
25.
Шан Чжуншэн. Дандай Чжунго шэхуэй вэньти тоуши (Просвечивание социальных проблем современного Китая). Ухань, 2001.
References (transliterated)
1.
National Bureau of Statistic of China. China’s Total Population and Structural Changes in 2011. http://www.stats.gov.cn/english/PressRelease/201201/t20120120_72112.html
2.
National Bureau of Statistic of China. National Economy Maintained Steady and Fast Development in the Year of 2011. http://russian.china.org.cn/china/archive/lianghui-01/2010-03/16/content_19621292_3.html
3.
Bazhenova E.S. 1 300 000 000 naseleniya Kitaya: strategiya razvitiya i demograficheskoi politiki. M., ID «FORUM», 2010. 304 s.
4.
Berger Ya.M. Planirovanie sem'i v Kitae: itogi i perspektivy. // Problemy Dal'nego Vostoka. 2001, № 1. S. 100-113. Problemy Dal'nego Vostoka. 2001, № 2. S. 76-91.
5.
Berger Ya.M. Sotsial'naya sfera i demograficheskii faktor. / Kitai: ugrozy, riski, vyzovy razvitiyu. Pod red. V. Mikheeva. Moskovskii tsentr Karnegi. M., 2005. S. 287-327.
6.
Berger Ya.M. Ekologicheskaya bezopasnost' i resursoobespechennost'. / Kitai: ugrozy, riski, vyzovy razvitiyu. Pod red. V.Mikheeva.. M., 2005. S. 33-41.
7.
Biryulin E.V. 11-i pyatiletnii plan okhrany okruzhayushchei sredy i tendentsii energopotrebleniya v Kitae. // Problemy Dal'nego Vostoka. 2009, № 4. S. 112-120.
8.
Biryulin E.V. Bor'ba s opustynivaniem i oskudeniem mira zhivotnykh v Kitae. // Problemy Dal'nego Vostoka. 2004, № 2. S. 101-109.
9.
Departament po ekonomicheskim i sotsial'nym voprosam OON: Otdel narodonaseleniya. [Elektronnyi resurs] // URL: https://population.un.org/wpp/ (data obrashcheniya: 01.12.2018)
10.
Kitaiskaya Narodnaya Respublika v 2006 g.: politika, ekonomika, kul'tura. Ezhegodnik. IDV RAN. M., 2007. 516 s.
11.
Kranina E.I. Innovatsionnaya model' obespecheniya ekologicheskoi bezopasnosti v Kitae. // Problemy Dal'nego Vostoka. 2011, № 2. S. 71-80.
12.
Kranina E.I. Rol' akvakul'tury v obespechenii prodovol'stvennoi bezopasnosti Kitaya. // Problemy Dal'nego Vostoka. 2010, № 2. S. 78-88.
13.
Kranina E.I. Problemy okhrany okruzhayushchei sredy i prirodnykh resursov KNR. // Problemy Dal'nego Vostoka. 2003, № 4. S. 109-120.
14.
Kuzyk B.N., Titarenko M.L. Kitai – Rossiya 2050: strategiya sorazvitiya. M., Institut ekonomicheskikh strategii RAN, IDV RAN, 2006. 656 s.
15.
Luzyanin S., Mamonov M. Kitai v global'nykh i regional'nykh izmereniyakh. Resursy i marshruty «vozvysheniya». // Kitai v mirovoi i regional'noi politike. Istoriya i sovremennost'. Vypusk XVI. M., IDV RAN, 2011. S. 5-31.
16.
Navarro P. Gryadushchie voiny Kitaya. Pole bitvy i tsena pobedy. Per. s angl. i nauch. red. A.V. Kozulyaeva. M., Vershina, 2007. 272 s.
17.
Naumov I.N. Ekonomicheskii rost i reformy v KNR.// Problemy Dal'nego Vostoka. 1996, № 6. S. 45-59.
18.
Ostrovskii A. Kitai obgonit Ameriku? // Politicheskii zhurnal. № 37, 2004.
19.
Pochagina O.V. Global'no-lokal'nye vyzovy. // Kitai: ugrozy, riski, vyzovy razvitiyu. Pod red. V.Mikheeva. Moskovskii Tsentr Karnegi. M., 2005. S. 460-506.
20.
Prikhod'ko N., Chernaya V., Chan Yan'. Ekologicheskie problemy KNR i mezhdunarodnoe sotrudnichestvo v oblasti okhrany okruzhayushchei sredy. // Problemy Dal'nego Vostoka. 2009, № 1. S. 156-163.
21.
Rynok energeticheskikh resursov Kitaya: interesy i vozmozhnosti Rossii. M., IDV RAN, 2011. 256 s.
22.
Sostoyanie okruzhayushchei sredy v Kitae v 2008 g. // Novoe zakonodatel'stvo KNR. Problemy ekologii. M., 2010 (Ekspress-informatsiya / IDV RAN, № 1). S. 55-67.
23.
Sotsial'naya i demograficheskaya politika. // Problemy Dal'nego Vostoka. 1996, № 4. S. 28-36.
24.
Spisok MVF stran po nominal'nomu VVP na dushu naseleniya. http://www.imf.org
25.
Shan Chzhunshen. Dandai Chzhungo shekhuei ven'ti toushi (Prosvechivanie sotsial'nykh problem sovremennogo Kitaya). Ukhan', 2001.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования - демография КНР как источник всех глобальных внутренних китайских проблем и диспропорций - не обоснован методологически.
Актуальность несомненна, поскольку демографические проблемы актуальны на протяжении многих десятилетий.
Научная новизна не выражена. Статья наполнена журналистскими клише о проблемах экологии и рациональном использовании ресурсов.
Стиль часто бытовой: "Личный авторитет высших руководителей начинает снижаться", "Идеологический стержень, держащий всю конструкцию, начинает «остывать»", "некоторые страны вовсе оказались неадаптированными к такому раскладу" и т.д.
Структура, содержащая введение, методологию, методику, исследование и его результаты, выводы отсутствует. Эмпирическое исследование также отсутствует.
Библиография обширная. Статья построена на компиляции достигнутых в науке результатов.
Статья интересна как журналистский обзор.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования – демографические процессы в Китайской Народной Республике как фактор внутриполитических проблем и социально-экономических диспропорций.

Методология исследования основана на сочетании теоретического и эмпирического подходов с применением методов контент-анализа, индукции, дедукции, сравнения, обобщения, синтеза.

Актуальность исследования обусловлена активным ростом экономики Китая, а также важностью обеспечения в современной мире качества жизни для всех людей, особенно в развивающихся странах (в том числе Китайской Народной Республике) и, соответственно, необходимостью изучения и проектирования необходимых условий, включая демографические процессы в связи с внутриполитическими проблемами и социально-экономическими диспропорциями.

Научная новизна автором в явном виде не выделена и, по-видимому, связана с полученными сведениями о том, что старение населения, обусловленное снижением рождаемости, сокращает долю населения трудоспособного возраста. В связи с этим возможно развитие по двум направлениям: реализация пронаталистской политики (с целью увеличения коэффициентов рождаемости), вложения в человеческий капитал (обучение и переподготовка пожилых рабочих). Соответствующие меры (развитие инфраструктуры, вложения в медицину, повышение доступности образования, создание благоприятных условиях для выхода на рынок труда) должны быть предприняты и для поддержки сельского населения.

Стиль изложения научный. Статья написана русским литературным языком.

Структура рукописи включает следующие разделы: Введение (мир на этапе глобальной реструктуризации, финансовый кризис, китайская экономика, неравномерность и несогласованность развития, ВВП на душу населения, феномен богатой страны с бедным населением, внутренние проблемы - этнические конфликты, социальное расслоение, коррупция, снижение морали в обществе, загрязнение окружающей среды, население 1,3 млрд. человек, быстрый рост экономики Китая в последние 30 лет - дешёвая рабочая сила и дешевые природные ресурсы «поворотная точка Льюиса», эффект «демографического дивиденда», проблемы в управлении обществом), Диспропорции в демографической структуре КНР (люди как главный ресурс Китая, политика «одна семья – один ребенок», быстрое старение населения, обязанность заботы о пожилых людях возложена на семью, гендерный перекос, смена репродуктивного поведения, высокая дифференциация между городом и деревней и между регионами, показатели демографической структуры населения КНР по регионам, нарастающее социальное расслоение общества, разница в доходах горожан и крестьян, проблема безработицы, расходы на социальную сферу), Политика КНР в современных условиях (дискуссии касательно урегулирования демографической политики Китая, ценностные ориентиры демографической политики - утилитарность, национальная значимость, ограниченность, экстренность, предлагаемые изменения в ценностных ориентирах - изменение ведущей утилитарности на ведущую целенаправленность, снижение государственной воли в пользу воли народа, переход от однобокости целей к их интеграции, равномерности, смена экстренного политического мышления на упорядоченное длительное), Заключение (выводы), Библиография.

Название раздела "Политика КНР в современных условиях" представляется весьма общим. Очевидно речь должна идти о демографической политике.

Текст включает одну таблицу. Желательно пояснить сущность приведённых в таблице показателей (коэффициент демографической нагрузки, коэффициент потенциального замещения (нагрузки), коэффициент пенсионной нагрузки). Не ясно, каким образом представленные показатели определены на январь 2018 г., ели их источник [1] издан в 2011 г. При этом в библиографическом списке вовсе (за исключением [9] - по дате обращения) отсутствуют более современные источники.

Содержание в целом соответствует названию. Возможно, формулировку названия следует скорректировать в целях уточнения предмета исследования, например: "Демографические процессы в Китайской Народной Республике как фактор внутриполитических проблем и социально-экономических диспропорций". Аббревиатур в заголовке желательно избегать.

Библиография включает 25 источников отечественных и зарубежных авторов – монографии, научные статьи, Интернет-ресурсы. Библиографические описания некоторых источников нуждаются в корректировке в соответствии с ГОСТ и требованиями редакции, например:
1. National Bureau of Statistic of China. China’s Total Population and Structural Changes in 2011. URL: http://www.stats.gov.cn/english/PressRelease/201201/t20120120_72112.html (date of access: ???.???.???).
3. Баженова Е.С . 1 300 000 000 населения Китая: стратегия развития и демографической политики. М. : ИД «ФОРУМ», 2010. 304 с.
4. Бергер Я. М. Планирование семьи в Китае: итоги и перспективы // Проблемы Дальнего Востока. 2001. № 1. С. 100–113; № 2. С. 76–91.
5. Бергер Я. М. Социальная сфера и демографический фактор // Китай: угрозы, риски, вызовы развитию / под ред. В. Михеева. М. : Московский центр Карнеги, 2005. С. 287–327.
14. Кузык Б. Н., Титаренко М. Л. Китай – Россия 2050: стратегия соразвития. М. : Институт экономических стратегий РАН; ИДВ РАН, 2006. 656 с.
15. Лузянин С., Мамонов М. Китай в глобальных и региональных измерениях. Ресурсы и маршруты «возвышения» // Китай в мировой и региональной политике. История и современность. М. : ИДВ РАН, 2011. Вып. XVI. С. 5–31.
16. Наварро П. Грядущие войны Китая. Поле битвы и цена победы /пер. с англ. и науч. ред. А. В. Козуляева. М. : Вершина, 2007. 272 с.
18. Островский А. Китай обгонит Америку? // Политический журнал. 2004. № 37. С. ???–???.
25. Шан Чжуншэн. Дандай Чжунго шэхуэй вэньти тоуши (Просвечивание социальных проблем современного Китая). Ухань, 2001. ??? с.

Библиографические описания завершаются точкой. Обращает внимание отсутствие ссылок на использованные источники в разделе "Политика КНР в современных условиях". В целом библиография (большинство источников изданы 10 и более лет назад) представляется устаревшей.

Апелляция к оппонентам (Баженова Е. С., Бергер Я. М., Бирюлин Е. В., Кранина Е. И., Кузык Б. Н., Титаренко М. Л., Лузянин С., Мамонов М., Наварро П., Наумов И. Н., Островский А., Почагина О. В., Приходько Н., Черная В., Чан Янь, Шан Чжуншэн и др.) имеет место.

Замечен ряд опечаток: уступая таким странам, Как Маврикий и Румыния – уступая таким странам, как Маврикий и Румыния; 128 млн. человек – 128 млн (ЗДЕСЬ И ДАЛЕЕ) человек; 1,3 млрд. человек – 1,3 млрд (ЗДЕСЬ И ДАЛЕЕ) человек; [16; 19] – [16, 19]; наличие или отсутствие нескольких рождаемостей – наличие или отсутствие нескольких рождений (???); реализация пронаталистской политика с целью увеличения коэффициентов рождаемости – реализация пронаталистской политики с целью увеличения коэффициентов рождаемости.

Аббревиатуру ВВП при первом упоминании нужно привести полностью.

В целом рукопись соответствует основным требованиям, предъявляемым к научным статьям. Материал представляет интерес для читательской аудитории и после доработки (в первую очередь в части использованных источников , в том числе для эмпирических данных) может быть рассмотрен на предмет публикации в журнале "Социодинамика" (рубрика "Социальные исследования и мониторинг").
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"