по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Образ Монголии глазами россиян (по результатам интернет-опроса)
Литвинова Татьяна Николаевна

доктор политических наук

профессор, Одинцовский филиал, МГИМО МИД России

143007, Россия, Московская область, г. Одинцово, ул. Ново-Спортивная, 3

Litvinova Tatiana Nikolaevna

Doctor of Politics

Professor, the department of Regional Administration and National Policy, Odintsovo Branch of the Moscow State Institute of International Relations of the Ministry of Foreign Affairs of Russia

143007, Russia, Moskovskaya Oblast' oblast', g. Odintsovo, ul. Novo-Sportivnaya, 3

tantin@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования является имидж Монголии в восприятии российских граждан. Объектом исследования выступает политический образ страны, который представляет собой, с одной стороны, отражение ее реальных характеристик, а с другой – проекцию ожиданий субъекта восприятия, будь то граждане изучаемой страны (внутренний имидж) или соседние народы. Автор раскрывает основные подходы к изучению имиджа страны, которые пришли в общественные науки из экономических (маркетинговых) исследований. Особое внимание уделяется социологическому подходу, который опирается на определенные образы и мнения, сформированные в сознании людей о стране, как внутри, так и снаружи. Эмпирической базой исследования послужил онлайн опрос о восприятии образа Монголии населением различных регионов России (n=462). При составлении анкеты акцент делался на следующих аспектах образа соседней страны: оценка российско-монгольских отношений; ассоциации с Монголией; черты национального характера монголов; известные личности народа-соседа и факторы сближения России и Монголии. Новизна исследования заключается в том, что эмпирически доказано значительное преобладание позитивных оценок россиянами Монголии и монголов, наличие высокой осведомленности россиян об истории, культуре и приоритетных направлениях развития Монголии, осознание россиянами факторов взаимного сближения наших стран и необходимости сотрудничества. Результаты исследования наглядно свидетельствуют об интересе россиян к своему близкому восточному соседу, связанному с нашей историей и культурой наших народов.

Ключевые слова: образ страны, маркетинговые исследования, социологические исследования, восприятие, Россия, Монголия, сотрудничество, история, культура, факторы сближения

DOI:

10.25136/2409-7144.2019.1.27873

Дата направления в редакцию:

01-11-2018


Дата рецензирования:

01-11-2018


Дата публикации:

15-02-2019


Работа выполнена при поддержке РФФИ, проект №16-23-03001-ОГН «Пути и механизмы трансцивилизационного взаимодействия России и Монголии».

Abstract.

The subject of this research is the image of Mongolia in perception of the Russian citizens. The object is the country’s political image, which on one hand is the reflection of its actual characteristics, and on the other – projection of expectation by the perceived subject, whether it is the citizens of the country under consideration (domestic image) or neighboring nations. The author describes the main approaches towards examination of the country’s image, which came to social sciences from the economic (marketing) research. Special attention is given to the sociological approach that leans on the certain images and opinions about the country formed in people’s mind. The empirical framework is the online survey on the perception of Mongolia’s image by the population of the various Russian regions (n=462). The focus was made on the following aspects of the image of neighboring country: assessment of the Russia-Mongolia relations; associations with Mongolia; features of national character of the Mongolians; prominent figures of the neighboring nation; and the convergence factors between Russia and Mongolia. The scientific novelty consists in the empirical proof of the substantial prevalence of positive assessments of Mongolia and Mongolians by the Russian citizens; high knowledgeability of the Russians on the history, culture and prioritized vectors of development of Mongolia; realization by the Russians of the factors of mutual convergence between the countries and the need for cooperation. The results demonstrate the interest of Russian towards their eastern neighbor due to the history and culture of both nations.

Keywords:

cooperation, Mongolia, Russia, perception, sociological studies, marketing research, country image, history, culture, convergence factors

Введение

Политический образ той или иной страны, как и любой образ, представляет собой, с одной стороны, отражение ее реальных характеристик, а с другой – проекцию ожиданий субъекта восприятия, будь то граждане изучаемой страны (внутренний имидж) или соседние народы. В политическом образе отражаются знания, представления, мнения, оценки, ожидания, эмоции, требования людей к объекту восприятия. В современном мире огромное значение в восприятии народами друг друга играет увеличение информационных потоков, где имидж выступает как повод и объект коммуникации. Имидж искажают, имиджем манипулируют, имидж используется для продвижения товаров и услуг, произведенных в стране, то есть в экономических целях. В связи с этим создание и поддержание положительного образа страны за рубежом становится политической задачей государства. В XXI веке даже небольшие государства ставят перед собой стратегическую цель продвижения позитивного имиджа страны и достигают этой цели, используя дипломатию и национальный брендинг.

Изучение образа (имиджа) страны пришло в общественные науки из экономических (маркетинговых) исследований, которые проводились в целях развития туризма. И. Мартин и С. Эроглу [9, c. 193] определяют образ страны «как полный набор описательных, вымышленных и информационных убеждений об этой стране». В свою очередь, Ф. Котлер [8, c. 141] предполагает, что образ страны – это «сумма убеждений людей, идей и впечатлений об определенной стране». В информационную эпоху исследования в области формирования и поддержания позитивного имиджа страны начали активно проводить социологи, специалисты по политической психологии и политическим коммуникациям.

Положительный образ страны обеспечивает более плавную интеграцию в мировой рынок и международную политическую систему, помогает привлекать больше прямых иностранных инвестиций, туристов и гарантирует, что это государство получит поддержку зарубежных стран и международных организаций в решении различных экономических и политических проблем, а также вопросов безопасности.

Трансформационные изменения, распад социалистического лагеря повлияли на все элементы мировой системы. Для многих стран бывшего социалистического блока стоит серьезная задача преодолеть стереотипы в их восприятии окружающим миром. Первые десятилетия после распада СССР едва ли не все эти государства, включая и нашу страну, пытались отказаться от наследия прошлого, вспоминая все самое плохое: культ личности, репрессии, застойные явления в экономике, партийную монополию на идеологию и многое другое. Только сегодня мы начинам более объективно воспринимать себя, и свое прошлое, и соседей по социалистическому лагерю. Российская Федерация и Монголия могут дать в этом отношении уникальный материал социально-политического взаимодействия стран, связанных общим прошлым, но в настоящее время выстраивающих отношения на новой основе в других политических реалиях. Изменения происходят и в человеческом сознании. Рушатся старые идеологические мифы, меняются ценностные ориентиры людей, модели их поведения. Перед социологией и политологией стоит задача представить восприятие россиянами и монголами друг друга, оценить масштабы и направления изменений, произошедших за годы реформ. И в этих условиях для современных России и Монголии характерно переосмысление нашими народами целостных образов друг друга.

Цель настоящего исследования раскрыть образ современной Монголии глазами россиян с учетом необходимости поиска оптимальных путей взаимодействия в условиях глобализации.

Маркетинговый и социологический подходы к измерению имиджа страны

В эпоху стремительного увеличения информационных потоков экономисты и маркетологи пытаются предложить свои объективные критерии измерения имиджа страны. В частности, Bloom Consulting ежегодно публикует рейтинг брендов стран в соответствии с их экономическими показателями. Первый рейтинг был опубликован летом 2011 года, после изучения положения 144 стран в области торговли и 157 стран в сфере туризма. Ранжирование использует десятки переменных, чтобы позиционировать страны по фактам и математическим алгоритмам вместо учета мнений людей, как это делают социологические исследования. Методология Bloom Consulting основана на измерении согласованности между внешними сообщениями о стране с ее фактическими экономическими показателями. Чем выше страна в рейтинге, тем выше ее потенциал для привлечения прямых иностранных инвестиций или туристов. В качестве комплексного инструмента измерения бренда страны Bloom Consulting предложил свой показатель Digital Demand (D2 ©), который оценивает цифровую привлекательность стран и мест путем сбора и анализа количества «поисков» в Интернете, которые связаны с пятью конкретными измерениями: 1) Export (ведущие компании и товары, произведенные в стране); 2) Investment (климат для развития бизнеса, социально-экономические факторы); 3) Tourism (общая информация, природа, развлечения, объекты притяжения); 4) Talent (работа и учеба); 5) Prominence (искусство и наука, культура и гастрономия, государственное управление и общество, спорт). Согласно рейтингу Digital Country Index 2017 года, Монголия заняла 130-е место в мировом списке и 38-е среди стран Азии, что отражает небольшое количество Интернет-запросов пользователей глобальной сети о Монголии в отношении бизнеса и туризма [11]. Этому есть вполне объективные основания.

Не имеющая выхода к морю, зажатая между крупными странами Китаем и Россией, Монголия является малонаселенной страной с площадью суши 1,56 миллиона кв. км, населением всего 3,076 миллиона человек и уровнем ВВП 11,186 млрд. долл., согласно оценке Всемирного Банка на 2016 год [12]. Почти половина населения живет в столице Улан-Баторе, в то время как около 40% рабочей силы Монголии занимаются животноводством в сельской местности. Несмотря на богатство ресурсов, стране не хватает технологий и инвестиций, чтобы воспользоваться ими [10, c. 6].

Монголия не самая богатая страна, она не является объектом притяжения для массового туризма. Но у нее есть своеобразие и самобытность, а также культурные, исторические и социальные связи, с Россией, не всегда поддающиеся экономическим измерениям.

Социология, в отличие от маркетинговых исследований, фокусируется на изучении мнений людей. Оценка имиджа страны не возможна без учета социально-психологической составляющей, а именно, том образе, который формируется в индивидуальном и массовом сознании. Согласно утверждению С. Анхольта [6], при формировании национального имиджа необходимо иметь в виду, что большинство людей, как правило, не изменяет свое мнение о конкретной стране, и их мнение может быть адекватным реальности или абсолютно искажено, так как сформировано на основе стереотипов, исторических обстоятельств и сложившихся отношений с другими государствами. В тех случаях, когда мнение меняется, оно меняется постепенно, и процесс может продолжаться десятилетиями.

У людей есть определенные образы и мнения, сформированные в их сознании о стране, как внутри, так и снаружи. Образ формируется путем суммирования мнений всех заинтересованных сторон в мире о жителях, природе, языке, культуре, истории, еде, моде, экономике и т. д. [5, c. 26]

Чтобы лучше понять современные российско-монгольские отношения, нужно учитывать недавнюю историю двух государств. На протяжении большей части XX века Россия играла решающую роль в развитии Монголии в культурном, политическом или экономическом плане.

Еще сравнительно недавно, до развала СССР, Монголия в глазах миллионов жителей нашей страны была не просто географически близким соседом, но и олицетворяла политический феномен «младшего брата», прозванного неофициально «16-ой союзной советской республикой». Но поворот российской внешней политики на Запад в 1990-е гг. резко снизил интерес к Монголии.

В России в годы постсоветских трансформаций интерес к Монголии оставался высоким преимущественно в граничащей с ней Республике Бурятии. Существенным фактором, определяющим такой интерес к Монголии, является этнический, связанный с самосознанием бурят как одного из монгольских народов. Проведя исследование бурятских СМИ, А.С. Бреславский пришел к выводу, что в начале 2000-х гг. авторы публикаций чаще всего подчеркивали общность традиций, культуры, истории бурят и монголов. Подчеркивались особые региональные связи, точнее, связи народов, проживающих в названном регионе («нас разделяют лишь формальные границы государств»). Во второй половине нулевых годов набирают силу другие тенденции. Бурятские СМИ стали писать о Монголии скорее как о важном партнере, нежели о «старом друге» и «брате». По мнению А.С. Бреславского, это было связано с осознанием того факта, что Монголия рассматривает Россию и Бурятию в качестве лишь одного из возможных (даже не главного) партнеров. Поэтому статьи о взаимоотношениях Монголии и Республики Бурятии стали менее эмоциональными и более прагматичными [3, с. 77-78].

Между тем, в последние годы наметились существенные позитивные сдвиги в двусторонних российско-монгольских политических и экономических отношениях, что не может не отразиться на восприятии Монголии глазами россиян. В 2014-2016 гг. были завершены работы по инвентаризации договорно-правовой базы российско-монгольских отношений; подписан договор между Российской Федерацией и Монголией о режиме российско-монгольской государственной границы; выработана программа по развитию российско-монгольского торгово-экономического сотрудничества на среднесрочную перспективу; активизировалось сотрудничество в области железнодорожного транспорта; был также достигнут прогресс в культурном и научном сотрудничестве; разрешены финансовые вопросы (проблема долга); вступил в силу безвизовый режим между Монголией и Россией [2, с. 85].

Метод исследования

В июне-августе 2018 года был проведен интернет-опрос «Образ Монголии глазами россиян» на платформе Webanketa. В настоящее время возможности интернета все более активно используются в социологических исследованиях. Специалисты обращают внимание на такие преимущества интернет-опроса, как быстрота, снижение затрат, оперативность, высокий уровень доверия. Вместе с тем, прибегая к интернет-опросу, следует учитывать и возможные погрешности, и недостатки, такие как: проблема обеспечения репрезентативности, исключение неоднократного участия в опросе и накрутка голосов [7]. Для соблюдения репрезентативности был выбран стандартный уровень доверия 95%, предел погрешности ±5%, что для генеральной совокупности свыше 100 тыс. человек подразумевает выборку не меньше 400 респондентов. Для устранения двойного счета и накруток был избран строгий фильтр респондентов по IP адресу.

При составлении анкеты акцент делался на следующих аспектах восприятия: оценка российско-монгольских отношений; ассоциации с Монголией; черты национального характера и известные личности народа-соседа.

На территории России было опрошено 462 человека в возрасте от 18 до 68 лет из различных регионов: Приморский край, Хабаровский край, Амурская область, Республика Саха (Якутия), Республика Хакасия, Иркутская область, Республика Бурятия, Новосибирская область, Пермский край, Белгородская область, Республика Калмыкия, Республика Крым, Московская область и Москва. При распространении анкеты автор делала упор на географический охват, хотя следует отметить, что большинство респондентов были из Московского региона (36%) и Сибири (27%). Среди респондентов 194 (42%) мужчин, 268 (58%) женщин.

Результаты исследования

Почти половина (49%) опрошенных россиян оценили отношения России и Монголии как «хорошие». Только 2,6% россиян назвали наши отношения «отличными». Россияне в целом (93,6% опрошенных) склонны давать позитивную оценку российско-монгольским отношениям. Только 6,5% российских респондентов назвали наши отношения «неважными» и ни один человек не назвал «плохими» (Рисунок 1).

Рис. 1. Каково, по Вашей оценке, нынешнее состояние российско-монгольских отношений?

На вопрос о том, как изменились отношения России и Монголии за последние пять лет, ответы российских респондентов распределились следующим образом: «остались прежними» – 42%; «улучшились» – 35%; «ухудшились» – 6 %; затруднились с ответом – 16,8% опрошенных. Таким образом, отвечая на вопрос о состоянии и развитии российско-монгольских отношений, россияне довольно оптимистичны, хотя ощутима доля тех, кто затруднился с оценкой перемен.

В анкете содержался вопрос о выделении приоритетных отраслей сотрудничества России и Монголии. Интересно, что для россиян в отношениях двух стран приоритетными оказались сельское хозяйство, торговля и горно-рудная отрасль (Рисунок 2).

Рис. 2. Какие Вы видите приоритеты в развитии сотрудничества России и Монголии по отраслям?

Отвечая на вопрос о наиболее перспективных проектах сотрудничества России и Монголии, которые воплотятся в ближайшее десятилетие, участники интернет-опроса назвали «Транспортный коридор Россия-Монголия-Китай»: 41,5% россиян. Программа «Экономический коридор Китай – Монголия – Россия» была принята в Ташкенте 23 июня 2016 года. Транспортный коридор является частью масштабной инициативы КНР «Один пояс – один путь», монгольского проекта «Степной путь» и инициируемого РФ проекта Большого Евразийского партнерства. В рамках «Экономического коридора Китай – Монголия – Россия» важнейшее место занимает Центральный транспортный коридор, охватывающий Республику Бурятия, аймаки Монголии, а также Автономный район Внутренняя Монголия в КНР по следующему маршруту: Улан-Удэ – Наушки – Сухбаатар – Улан-Батор – Замынуд – Эрлянь – Улаанцаб – Чжанцзякоу – Пекин – Тяньцзин. Данный маршрут исторически совпадает с отрезком маршрута «Великого Чайного пути». Таким образом, расстояние доставки грузов из Пекина через Монголию сократится более чем на 1000 км, что значительно ускорит прямую доставку товаров на российский и европейский рынки [1, с. 30-31].

Расширение приграничной торговли и введение специального режима пограничного сотрудничества, и расширение научных и образовательных обменов заняли второе и третье место среди приоритетных проектов, по мнению российских респондентов. Вступление Монголии в Евразийский экономический союз получило 6,5 % голосов, хотя Монголия считается кандидатом первой очереди на вступление в организацию.

Использование гидроэнергетических ресурсов реки Селенга также получило 6,5% голосов российских респондентов. Бурное экономическое развитие определило в последнее десятилетие устойчивый рост объемов потребления электроэнергии в Монголии. Поэтому модернизация национальной энергосистемы для обеспечения динамично растущего спроса выступает в качестве главной цели развития сектора. В качестве приоритетного проекта планируется строительство ГЭС «Шурэн» на основном русле реки Селенги. Однако, российская сторона может согласиться с реализацией этих проектов только в том случае, если по результатам нашей оценки будет доказан приемлемый уровень допустимого воздействия на экосистему бассейна реки Селенги и озера Байкал в целом [4].

Вступление Монголии в Шанхайскую организацию сотрудничества оказалось на последнем месте у респондентов. Довольно ощутимой оказалась доля тех (6,5%) которые не отметили ни один из предложенных проектов сотрудничества (Рисунок 3).

Рис. 3. Какой из перспективных проектов сотрудничества воплотится в ближайшее десятилетие?

Интересной частью анкеты является вопрос об ассоциациях при упоминании страны-соседа. При упоминании Монголии в первом ряду у россиян оказались ассоциации, связанные с ландшафтом (степь), историей (Чингисхан), животным миром (лошади) Монголии. При этом на четвертом месте в ассоциативном ряду оказался ответ «Кочевая цивилизация», на пятом столица Монголии «Улан-Батор», на шестом «Монголо-татарское иго», на седьмом традиционное занятие монголов «скотоводы», на восьмом религия «буддизм». В последующем располагаются ассоциации географического и исторического порядка (Рисунок 4).

Рис. 4. Какие ассоциации у Вас возникают при упоминании Монголии?

Рассуждая о позитивных чертах монголов, россияне выделили такие главные черты, как традиционность, гостеприимство, свободолюбие. Примечательно, что по существу противоречащие друг другу «неспешность» и «мобильность» как важные черты монгольского характера назвали одинаковое количество российских респондентов (33,8 %). Также одинаковое количество ответов собрали не самые позитивные характеристики монгольского характера «суеверие» и «хитрость» (20,8%) (Рисунок 5). В целом в восприятии российских респондентов преобладают положительные характеристики монгольского национального характера.

Рис. 5. Какие черты, на Ваш взгляд, присущи национальному характеру монголов?

Вспоминая известных личностей страны-соседа, россияне чаще называли исторических личностей периода монгольских завоеваний, имевших отношение и к истории России – Чингисхан (98,7%), Батый, Угэдэй. Также 40% россиян знают деятеля монгольской революции Сухэ-Батора и последнего хана независимой Монголии Богдо-Хана (30%). Российские респонденты среди известных им личностей назвали лидеров социалистической Монголии Х. Чойбалсана (30%) и Ю. Цэдэнбала (29%). Основатель Монгольской государства Юань, в состав которого входил Китай, Хубилай был назван 26% российских респондентов. Последнее место занял монгольский космонавт Ж. Гуррагча (22%). Только 1,3% российских респондентов отметили, что никого не знают из предложенного списка.

Важной задачей исследования было выявление факторов сближения России и Монголии. Отвечая на вопрос, что роднит и сближает Россию и Монголию, респонденты поставили на первое место «социалистическое прошлое», так ответили 67,5% россиян. Наличие родственных монголам народов, проживающих на территории России, является довольно важным фактором для россиян – его назвали 63,6% респондентов. Объективный фактор наличия общих границ назвало около 42% опрошенных. Важным импульсом сближения России и Монголии россияне считают общие экономические интересы (37%). Общие военно-стратегические интересы отметили 25% россиян. Китайский фактор, как ни странно, не самый очевидный мотив сближения (31%), хотя отвечая на вопрос о перспективных проектах сотрудничества, россияне указывали развитие транспортного коридора «Россия-Монголия-Китай». Интересно, что в трактовке важности событий давней истории, монголо-татарскому игу, российские респонденты иногда придают больше значения, чем современным реалиям. Его как фактор, который нас роднит и сближает, назвали 31% россиян, поставив его выше военно-стратегических интересов. Использование кириллической основы в русском и монгольском языках как фактор сближения наших народов набрало 19% голосов. Ответ «Зачем нам Монголия?» выбрали 3,9% российских респондентов (Рисунок 6).

Рис. 6. Что, на Ваш взгляд, роднит или сближает Россию и Монголию?

Судя по распределению ответов на этот вопрос, наиболее существенным фактором сближения для современных России и Монголии является общее социалистическое прошлое. Также следует подчеркнуть, что военно-стратегические вопросы сотрудничества для россиян кажутся менее важным аспектом, чем экономические.

Заключение

Результаты интернет-опроса показали значительное преобладание позитивных оценок россиянами Монголии и монголов, оптимизм по поводу перспектив взаимного сотрудничества. Среди приоритетных проектов, готовых воплотиться в жизнь, россияне называют развитие транспортного коридора Россия-Монголия-Китай, активизацию приграничного торгово-экономического сотрудничества и научные обмены между РФ и Монголией. В оценках российских респондентов преобладают положительные ассоциации с Монголией, как правило, содержащие исторические и ландшафтно-географические характеристики, что подчеркивает культурную самобытность Монголии и глубокие исторические связи наших народов. Россияне осознают наличие факторов взаимного сближения наших стран, обусловленных нашим общим прошлым и геополитическим положением, понимают необходимость взаимодействия на взаимовыгодной основе. Результаты исследования наглядно свидетельствуют об интересе россиян к своему близкому восточному соседу, связанному с нашей историей, культурой наших народов, о существующих среди населения нашей страны надеждах на укрепление сотрудничества.

Теперь отношения России и Монголии динамично развиваются на совершенно новой основе. Именно в данных обстоятельствах участие России в монгольских делах может оказаться незаменимым. Ведь Россию и Монголию объединяет богатая история политических, социально-экономических и культурных взаимодействий.

Библиография
1.
Бадараев Д.Д., Гомбожапов А.Д. Миграционные потоки в зоне «Монгольского экономического коридора» // Ойкумена. Регионоведческие исследования. 2018. № 2 (45). С. 30-39.
2.
Базаров В.Б. Российско-монгольские отношения в постсоветский период: углубление сотрудничества // Власть. 2016. №6. С. 81-86.
3.
Бреславский А.С. Геополитические образы Монголии в зеркале бурятских СМИ (2000-2011) // Власть. 2013. №5. С. 76-78.
4.
Макаров А.В. Актуальные вопросы обеспечения национальной экологической безопасности в связи с планами развития гидроэнергетики в Монголии // Национальная безопасность / nota bene. 2017. № 3 (50). С. 98-113.
5.
Aaker D. Building Strong Brands. New York: Free Press, 1996.
6.
Anholt S. Beyond the Nation Brand: The Role of Image and Identity in International Relations // Exchange: The Journal of Public Diplomacy, 2013, Vol. 2 (1), pp. 6-12.
7.
Belousov A.G. The Methodological Aspects and Problems of Sociological Researches on the Internet // Modern Science, 2017, №8, pp. 93-97.
8.
Kotler P., Haider D., Rein, I. Marketing Places: Attracting Investment and Tourism to Cities, States and Nations. N.Y: The Free Press, 1993. 388 p.
9.
Martin I. M., Eroglu S. Measuring a Multi-Dimensional Construct: Country Image // Journal of Business Research, 1993, №28, pp. 191-210.
10.
Rolle K. Mongolia. Country Overview and Foreign Policy. Brussels: European Institute for Asian Studies, 2013, November. 13 pp.
11.
The Digital Country Index. 2017. Developed by: Bloom Consulting and Digital Demand-D2© // Bloom Consulting. URL: www.digitalcountryindex.com (дата обращения 20.10.2018)
12.
The World Bank Data. Mongolia. 2016 // World Bank. URL: https://data.worldbank.org/country/mongolia?view=chart (дата обращения 20.10.2018)
References (transliterated)
1.
Badaraev D.D., Gombozhapov A.D. Migratsionnye potoki v zone «Mongol'skogo ekonomicheskogo koridora» // Oikumena. Regionovedcheskie issledovaniya. 2018. № 2 (45). S. 30-39.
2.
Bazarov V.B. Rossiisko-mongol'skie otnosheniya v postsovetskii period: uglublenie sotrudnichestva // Vlast'. 2016. №6. S. 81-86.
3.
Breslavskii A.S. Geopoliticheskie obrazy Mongolii v zerkale buryatskikh SMI (2000-2011) // Vlast'. 2013. №5. S. 76-78.
4.
Makarov A.V. Aktual'nye voprosy obespecheniya natsional'noi ekologicheskoi bezopasnosti v svyazi s planami razvitiya gidroenergetiki v Mongolii // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. 2017. № 3 (50). S. 98-113.
5.
Aaker D. Building Strong Brands. New York: Free Press, 1996.
6.
Anholt S. Beyond the Nation Brand: The Role of Image and Identity in International Relations // Exchange: The Journal of Public Diplomacy, 2013, Vol. 2 (1), pp. 6-12.
7.
Belousov A.G. The Methodological Aspects and Problems of Sociological Researches on the Internet // Modern Science, 2017, №8, pp. 93-97.
8.
Kotler P., Haider D., Rein, I. Marketing Places: Attracting Investment and Tourism to Cities, States and Nations. N.Y: The Free Press, 1993. 388 p.
9.
Martin I. M., Eroglu S. Measuring a Multi-Dimensional Construct: Country Image // Journal of Business Research, 1993, №28, pp. 191-210.
10.
Rolle K. Mongolia. Country Overview and Foreign Policy. Brussels: European Institute for Asian Studies, 2013, November. 13 pp.
11.
The Digital Country Index. 2017. Developed by: Bloom Consulting and Digital Demand-D2© // Bloom Consulting. URL: www.digitalcountryindex.com (data obrashcheniya 20.10.2018)
12.
The World Bank Data. Mongolia. 2016 // World Bank. URL: https://data.worldbank.org/country/mongolia?view=chart (data obrashcheniya 20.10.2018)
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"