Статья 'Внебрачная рождаемость в северном регионе: социодемографический аспект' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Внебрачная рождаемость в северном регионе: социодемографический аспект

Сукнева Светлана Александровна

доктор экономических наук

главный научный сотрудник, Северо-Восточный федеральный университет им. М.К. Аммосова

677000, Россия, Республика Саха (Якутия), г. Якутск, ул. Ленина, 1, каб. 711

Sukneva Svetlana

Doctor of Economics

Chief Scientific Associate, Northeastern Federal University named after M. K. Ammosov

677000, Russia, the Sakha Republic (Yakutia), Lenina Street 1, office #711

sukneva@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Барашкова Анастасия Спиридоновна

кандидат экономических наук

ведущий научный сотрудник, Северо-Восточный федеральный университет им. М.К. Амосова

677000, Россия, Саха (Якутия) область, г. Якутск, ул. Ленина, 1, оф. 708

Barashkova Anastasiya

PhD in Economics

Leading Scientific Associate, Northeastern Federal University named after M. K. Ammosov

677000, Russia, the Sakha Republic (Yakutia), Yakutsk, Lenina Street 1, office #708

asbarashkova52@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2018.10.27638

Дата направления статьи в редакцию:

10-10-2018


Дата публикации:

26-10-2018


Аннотация: Предметом рассмотрения статьи стала внебрачная рождаемость населения, представляющая одну из острых современных демографических проблем, которая актуальна как для городской, так и для сельской местности Республики Саха (Якутия). Цель статьи заключается в определении масштабов и тенденций распространения внебрачной рождаемости, вклада различных возрастных групп, раскрытии объективных и субъективных причин и условий, приводящих к рождению детей женщинами, официально не состоящими в браке. Акцент сделан на анализ побудительных мотивов принятия представительницами различных возрастов решения родить ребенка вне брака. Информационной базой послужили данные текущего статистического учета рождаемости в разрезе места проживания и возраста матери, двух последних всероссийских переписей населения, а также материалы социологических опросов населения республики, проведенных авторами в 2008 и 2017 гг. в форме групповых фокусированных интервью. Определены направления и масштабы изменения рождаемости, включая внебрачные рождения по городской и сельской местности с 2001 по 2016 гг. Установлено снижение вклада молодых матерей до 25 лет и рост внебрачных рождений в старших возрастных когортах. Выявлено, что с возрастом женщина ощущает себя более свободной в реализации репродуктивных планов, менее подвержена общественному порицанию даже в сельских районах с преимущественным сохранением традиционной модели брачно-семейных отношений. По результатам исследования можно заключить, что отношение социума к феномену внебрачной рождаемости вне зависимости от места проживания респондентов лояльно. При этом признается, что социально-демографические последствия данного явления многоаспектны и вызывают обоснованную тревогу за будущее института семьи и брака.


Ключевые слова: внебрачная рождаемость, неполная семья, брачное состояние, репродуктивный возраст, возрастные когорты, репродуктивные планы, одинокое материнство, социодемографическое обследование, групповое фокусированное интервью, Якутия

Статья подготовлена в рамках выполнения проекта государственного задания (№ 26.8327.2017/8.9) и проекта РФФИ (№ 17-02-00446-ОГН)

Abstract: The subject of this research is the illegitimate fertility of population, which represents one of the urgent demographic problems for modern world and is relevant for urban and rural areas of the Sakha Republic (Yakutia). The goal of this article lied in determining the scale and rate of spreading of illegitimate fertility, portion of various age groups therein, describing the objective and subjective factors that lead women to giving birth out of wedlock. Accent is made on the analysis of incentives towards making a decision to give birth to a child out of wedlock. The information base contains the data of the current statistics of birthrate considering the place of residence and age of a mother, two latest Russian censuses, as well as materials of sociological surveys conducted by the authors among the population of the republic in 2008 and 2017 in form of the focus group interview. The authors determine the direction and scale of the changes in birthrate, including birth out of wedlock by urban and rural areas from 2001 to 2016. There has been a decrease in the portion of young mothers under 25 and an increase in fertility out of wedlock in the older birth cohorts. It is revealed that women feel more independent with age in realization of their reproductive plans, as well as less committed to adhering to social disapproval even in rural areas with predominant traditional model of matrimonial-family relation. A conclusion is made that social outlook on the phenomenon of illegitimate fertility is tolerant regardless of the place of residence of the respondents. At the same time, it is recognized that the socio-demographic consequences of this phenomenon are multifaceted and cause substantiated worry for the future of the institution of family and marriage.



Keywords:

sociodemographic survey, single motherhood, reproductive plans, age cohort, childbearing age, marital status, incomplete family, illegitimate fertility, group focused interview, Yakutia

Введение

Длительное время (с середины 1950-х до конца 1980-х годов) укрепление демографического потенциала Якутии было обусловлено совокупным воздействием процессов естественного воспроизводства и миграционного притока населения [2, с. 62-70; 9]. Коренная смена тренда миграционных потоков с начала 1990-х годов, вызвав значительную потерю числа жителей республики, привела к утрате значимости миграционной компоненты формирования населения [7; 11]. Происшедшие изменения в соотношении факторов роста населения вызвали необходимость более пристального внимания к особенностям демографического поведения населения и прежде всего, рождаемости. Признаем, что динамизм или инерционность процесса рождаемости, как основной составляющей демографического поведения во многом зависит от степени восприимчивости населением новых веяний в репродуктивной сфере. Один из результатов этих изменений – следование модели самостоятельного решения женщиной родить ребенка вне зарегистрированного брака.

Широкое распространение внебрачных рождений рассматривается демографами как признак второго демографического перехода [3; 13]. Мы склонны видеть в данном феномене попытку освоения женщинами новых жизненных стратегий, моделей поведения в эпоху глубоких перемен привычной социально-экономической среды, политической обстановки [1; 6; 10], в свою очередь быстро меняющих систему жизненных ценностей населения республики [12]. Видимо, в отношении внебрачной рождаемости следует согласиться с утверждением, что образцы демографического поведения, раз возникнув, распространяются очень быстро и причина этого заключается в наличии сходных глубинных оснований новых типов поведения [4, с. 49]. Новый тип поведения в рассматриваемом ракурсе скорее характерен для представителей молодого поколения, нежели для лиц старшего возраста.

Тенденции и проблемы распространения внебрачной рождаемости

О масштабах феномена внебрачной рождаемости в Республике Саха (Якутия) можно судить по темпам роста как абсолютной, так и относительной численности детей, рожденных женщинами, не состоящими в зарегистрированном браке. Число внебрачных рождений в Якутии за 1990-2016 гг. возросло на 37,5%, при сокращении общего числа рождений на 32,7%. На долю внебрачных детей в 1990 г. приходилось 17,9% всех рождений, а среди новорожденных 2016 г. каждый третий был ребенком матери-одиночки (34,8%). Такой уровень в целом держится с 2000 г. Колебания в ту или иную сторону составили всего ±6,6 п.п. (38,3% – в 2005 г. и 31,7% – в 2013 г.). Вполне закономерным является факт того, что наибольшая доля внебрачных детей приходится на молодых матерей. Так, в 2000 г. «вклад» женщин 24 лет и моложе во внебрачную рождаемость равнялся 54,9%, в 2005 г. данный показатель возрос (57,2%). В 2010 г. каждый второй внебрачный ребенок приходился на женщин именно этой возрастной группы. Однако к 2016 г. доля молодых матерей-одиночек заметно снизилась до 38,7% за счет достаточно выраженного «участия» женщин последующих возрастных групп и, прежде всего, в возрасте старше 40 лет.

Последующий анализ касается динамики распространения внебрачной рождаемости. Из данных, представленных в таблице 1 видна достаточно выраженная территориальная дифференциация рассматриваемого явления. Так, в сельской местности общий рост числа рождений за 2001-2016 гг. был обеспечен почти 1,5-кратным скачком увеличением внебрачных рождений. Причем, для женщин отдельных возрастных групп рост их абсолютных величин не уступал, а даже превышал динамику числа внебрачных рождений городского населения соответствующего возраста. В частности, это касается темпов роста внебрачных рождений сельских женщин моложе 30 лет. Горожанки, чаще, нежели селянки, стали рожать внебрачного ребенка в старших возрастах.

Таблица 1 – Темпы роста (убыли) общего числа и внебрачных рождений женщинами разных возрастных групп в Республике Саха (Якутия) за 2001 – 2016 гг., ±%

Республика – всего

Городские поселения

Сельская местность

Число рождений

из них вне брака

Число рождений

из них вне брака

Число рождений

из них вне брака

Всего

15,9

22,4

19,9

8,1

9,8

48,0

19 и моложе

-50,2

-32,0

-59,9

-50,7

-33,5

0,0

20-24

-20,9

-3,7

-33,4

-30,0

1,4

44,9

25-29

50,1

49,8

51,7

29,6

47,3

96,3

30-34

82,5

103,1

120,3

111,8

34,8

89,1

35-39

44,6

66,0

115,8

95,3

-14,7

29,9

40 и старше

26,6

43,7

107,9

87,7

-32,5

-9,3

Источник: авторские расчеты

Изучение внебрачной рождаемости как результата реализации репродуктивных установок женщин требует анализа возрастного распределения данного феномена. В целом сохранена тенденция высокой частоты внебрачных рождений у молодого поколения (до 24 лет). Такая ситуация наблюдалась как в 2001 г., так и в 2016 г., особенно в сельской местности. При этом в 2001 г. у женщин моложе 19 лет (вне зависимости от их места проживания) каждый второй ребенок рождался вне брака. К 2016 г. доля внебрачных детей, среди новорожденных у юных матерей, возросла повсеместно: 60,2% в городских поселениях и 73,8% в сельской местности. Почти каждый третий случай деторождения молодыми мамами-горожанками в возрасте 20-24-х лет приходится на внебрачных детей. Сельские женщины данной возрастной группы заметно чаще рожают внебрачных детей: в 2001 г. – 35,6%, в 2016 г. – уже 46,5%.

Положительной тенденцией для городских поселений может считаться некоторый спад удельного веса внебрачных рождений у женщин в следующих возрастных группах. Иное положение сложилось в сельской местности: в 2001 г. доля внебрачных детей у женщин старше 25 лет здесь была заметно ниже, чем в городских поселениях. Однако к 2016 г. за небольшим исключением доля внебрачных рождений во всех возрастных группах превышает аналогичные показатели по городской местности.

Возникает вопрос: во всех ли случаях внебрачная рождаемость в Якутии означает одинокое материнство? Судя по росту численности мужчин и женщин, пребывающих в незарегистрированном браке и признанию отцовства при составлении акта о рождении ребенка, это не так. Так, за 2002-2010 гг. общая численность лиц, состоящих в браке, практически не изменилась (100,5%), а численность сожителей возросла в 1,4 раза (табл. 2).

Таблица 2 – Темпы роста абсолютной численности мужчин и женщин Республики Саха (Якутия) в возрасте 16 лет и старше, состоящих в браке, за 2002-2010 гг., ±%

Состояние в браке

Все население

25 лет и моложе

25-34-летние

35-49-летние

Мужчины

состоящие в браке – все

0,5

10,8

3,1

-19,3

в зарегистрированном браке

-4,9

-5,7

-4,3

-24,6

в незарегистрированном браке

36,5

59,5

37,2

20,2

Женщины

состоящие в браке – все

0,4

-0,8

6,1

-19,7

в зарегистрированном браке

-5

-12,8

-1,6

-24,8

в незарегистрированном браке

36,1

34,7

45,6

22,6

Источник: авторские расчеты

Причем, цифры говорят о росте абсолютной численности тех, кто не спешит регистрировать свои отношения с фактическим брачным партнером. Подобная ситуация характерна для молодых мужчин (до 25 лет) и 25-34-летних женщин. Своеобразные «качели» регистрации или воздержания от нее характерны и для следующей возрастной группы мужчин и женщин.

Следующий косвенный момент, не позволяющий назвать всех внебрачных детей безотцовщиной – установление отцовства по совместному заявлению родителей при составлении акта о рождении ребенка. Так, если в 1990 г. лишь для 33,9% внебрачных детей было установлено отцовство, то в 2016 г. таковых детей оказалось 60,8%. Соответственно отмечается заметное повышение сознательности мужчин в вопросе признания отцовства. Отрадно, что такая тенденция в равной мере характерна как для мужчин среднего и старшего возраста, так и для весьма молодых независимо от их места проживания.

Итак, внебрачная рождаемость в Республике Саха (Якутия) обрела черты нового типа репродуктивного поведения населения. Хотя число внебрачных рождений у молодых мам моложе 24 лет в отдельные годы численно превосходит подобные случаи для представительниц остальных возрастных групп, но общий тренд заключается в том, что внебрачная рождаемость в Якутии взрослеет и, прежде всего, в городских поселениях. Выявленная тенденция сопровождается повышением сознательности мужчин в вопросе признания отцовства. Иначе говоря, не все дети, рожденные вне брака, лишены заботы и опеки обоих родителей.

Взгляд социума на феномен внебрачной рождаемости

Для оценки феномена внебрачной рождаемости недостаточно оперировать только статистическими данными. Важным источником информации служат социолого-демографические опросы, в частности в форме групповых фокусированных интервью. Обследования были проведены авторами в 2008 и 2017 гг. в ряде городских и сельских поселений Республики Саха (Якутия). Эти материалы помогают раскрыть объективные и субъективные условия, при которых возможна реализация репродуктивных планов одинокой женщины. Кроме того, на их базе можно показать мотивы решения женщины, не состоящей в браке, родить ребенка, а также отношение социума к данному вопросу и последствия распространения внебрачной рождаемости в плане ослабления демографического потенциала республики. В проведенных интервью участники, выступая, как эксперты различных жизненных ситуаций, могли свободно высказывать свое мнение по обсуждаемому кругу вопросов.

Причины все большего распространения внебрачных рождений участники обследований видят в перемене взглядов на ценность семьи, в ослаблении института семьи. Пожалуй, возникли даже условия, когда изменился смысл самого понятия «семья», произошло преломление смыслового содержания категории семья. Ныне, в представлениях социума семья не обязательно может иметь «ядро» (отец, мать, ребенок); достаточно присутствия ребенка (детей) [8]. Такая точка зрения нашла горячую поддержку в фокус-группах и в 2017 г. (сёла Харбала, Чурапча). С сожалением подчеркиваетсявлияние Запада: мы слишком открыли влияние запада для людей с другим менталитетом. Не зрелые умы нашей молодежи быстро подхватили это. Стала модной ночная жизнь, тусовки (2017 г., с. Майя).(Здесь и далее высказывания участников выделены курсивом и сохранен авторский стиль речи).

Пагубностьновых отношений в брачно-семейной сфере, не обязательно ориентированных на брак и семью, усугубляется дефицитом внимания к детям собственно в семье. Подчеркивается, что целые поколения детей 90-х и «нулевых» практически были, с одной стороны, лишены семейного воспитания. С другой стороны, во многих семьях присутствует гиперопека и особенно сыновей, поэтому мальчики не крепко стоят на ногах; таких неуверенных мужчин мы воспитали и наштамповали целое поколение . Это мнение матерей.

Мужчины в вопросах воспитания детей делают достаточно четкое гендерное различие. Так, многодетный отец из села Майя считает: в 90 годы на воспитание мальчиков, мужчин уделялось большое внимание. В тот период не уделили должного внимания на воспитание девочек. Сейчас как раз надо начинать с воспитания девочек, уделить этому пристальное внимание. Мальчики сами по себе живут, попадая в разные ситуации, это зависит от природы мужчины, мужчина учится, если он что-то потеряет. Только тогда он понимает. А девушка так не делает, ее надо изначально воспитывать, научить себя беречь, научить, чтоб поняла и понимала мужчину, пожестче воспитывать надо девочек . Недостаток воспитания девочек в должном русле нередко приводит к тому, что когда девочки уезжают из отчего дома, на свободу, то сразу бросаются на того мужчину, который уделит ей внимание. Девушка надеется на любовь со стороны молодого человека, например, из-за нехватки отцовской любви . Довольно бескомпромиссное суждение, однако, почерпнутое из реальных событий в жизни знакомых.

Ноты беспокойства исходили также от того, что вся забота о подрастающих детях была сосредоточена лишь на удовлетворении их утилитарных потребностей, а родители были озабочены трудоустройством или зарабатыванием денег». Особую тревогу участников фокус-групп вызывало то обстоятельство, что ребенка с дошкольного возраста окружает женское сообщество: «в детском саду, например, воспитатели все женщины, учителя все женщины, а как ребенок получит воспитание отцовское ? (2017 г. сёла Харбала, Чурапча).

Достаточно широк и круг субъективных факторов. В частности, прозвучало раньше все было спокойно и мы (народ), семьи, обстановка были спокойнее. А сейчас и молодые такие раздражительные. Не терпят друг друга, характерами не сходятся или посчитают, что не сойдутся, всё…, их не останавливает даже беременность » (2008 г., с. Намцы). По мнению представителей старшего поколения, девиз у современной молодежи – это «бери от жизни все! В основном – это удовольствие от жизни . И если ребенок становится частью этого удовольствия, интерьера и того приятного, что есть в жизни, то решаются рожать и без мужа (2008 г., г. Покровск). При этом признается, что основный уход за малышом осуществляют родители. Аналогичные суждения звучали с уст участников и в 2017. сейчас общее стремление – это комфортная жизнь (Якутск). В ходе разговора в с. Нерюктяй даже прозвучало: «жизнь – это игра» и, видимо, круты те, кто успевает сыграть самые разные роли, в том числе роль матери-одиночки.

Возможно, такая мысль у женщин-участников опроса возникает как непроизвольная реакция на снижение роли мужчин: статус мужчин упал. Уже матриархат. Женщины все решают сами, бегают, а мужчины оказываются при такой женщине не при делах, становятся подкаблучниками. И мужчины не желая слыть таковыми, просто ищут жертву , временное утешение. Попадают в такую ловушку неопытные молодые девы, выпорхнувшие из родительского гнезда – вот в чем трагедия жизни!

Что движет женщиной, когда она решается родить ребенка без мужа?По мнению молодых участниц ряда интервью, это, как правило, желание завести себе ребенка (г. Покровск, 2008 г., сёла Майя, Чурапча, 2017 г.). Практически в каждой фокус-группе подчеркивалось повышение независимости женщин в данном вопросе. Немаловажным является также тот факт, что девушки-женщины не могут найти себе ровню , парни, особенно сельские, не образованы. Как следствие, они, не имеют постоянной хорошо оплачиваемой работы, чтобы содержать семью, а еще грешат вредными привычками. Зачем ребенку отец, который пьет, подает плохой пример? (города Покровск, Якутск, 2008 г.; сёла Харбала, Нерюктяй, 2017 г.).

Приведем отдельные фрагменты фокусированного интервью с холостыми горожанками (2008 г.). Я думаю, что это отчаянный шаг. Например, когда годы идут, партнера нету. Идеала своего не нашла и приходится для того, чтобы в старости на кого-то можно было опереться, родить ребенка .Аналогичной позиции придерживается и другая участница: Пусть рожают, почему нет? Конечно, нужно стремиться к идеалу, созданию семьи, но ситуации бывают разные . Было высказано также и диаметрально противоположное мнение: Внебрачные дети – такого вообще не должно быть. Дети должны рождаться только в браке – папа, мама, ребенок. А так только для себя родить ребенка, лишая человека другого родителя, это вообще эгоизм. Ты думаешь только о себе. Ты думаешь, что тебе будет хорошо, у тебя будет ребенок. У ребенка должны быть мать и отец. Поэтому внебрачных детей мне жалко и к таким женщинам я отношусь не очень хорошо…Для себя можно взять собачку, машину, но не ребенка . Ответственная женщина должна думать, что ответить подрастающему ребенку: кто его отец? Почему его нет рядом? Слова участницы, что новый человечек увидит белый свет и женщина – всего лишь проводник , даёт жизнь новому человеку. С её стороны – это смелый шаг практически поставили точку в дискуссии. Итак, городские участницы выделяют, прежде всего, право женщины самостоятельно принимать решение.

Сельские участницы фокусированных интервью как в 2008 г., так и в 2017 г. основную причину внебрачных рождений видят в вынужденности такого шага со стороны женщин из-за того, что «у нас мужчин совсем мало ». А те, кто рядом не отличаются ответственностью. Кроме того, современные девушки и юноши ищут богатого, материально обеспеченного с образованием супруга. А таких мало, поэтому многие так и остаются в поиске. И еще: все ищут не пьющих, а молодежь очень сильно пьет . Огромной социальной проблемой Якутии остается пьянство, и данный фактор является во многих случаях истинной причиной бегства мужчин. А женщина, ожидающая ребенка от мужчины с вредной причиной, скорее всего, не станет связывать свою судьбу с алкоголиком.

Нередкой причиной незапланированной беременности и потом рождения ребенка является то, что девушка надеется на то, что встретила свою судьбу, доверяется. А молодой человек после того как девушка беременеет, убегая от ответственности, не женится, просто уходит. «А брать грех на душу, избавляться от ребенка – это не в традиции народа саха».

Опросы позволяют заметить, что в вопросе одинокого материнства сельские женщины независимо от возраста, вслед за горожанками, начинают проявлять весьма высокую самостоятельность. Так одна женщина делится с коллизиями своей жизни: Была в браке, забеременела, но не выдержала конфликт, разошлась, но ребенка родила. Сейчас сыну пять лет и я сознательно от любимого человека родила еще дочь. Если я не смогу в будущем вступить в брак, то дети – для меня будут опорой, смыслом моей жизни. Рожу еще третьего, когда мои дети подрастут, я еще крепче встану на ноги. Мне хочется иметь троих детей (2017 г., с. Харбала). Необходимо отметить, что немаловажным фактором одинокого материнства в селах остается неодобрение родителей. Родители девушки не согласны с ее выбором зачастую не из-за того, что не нравится молодой человек, а потому что «знают всю родову: что, как, когда, с кем? И зачем мы будем родниться с ними? » Табу в современном обличии столь же безжалостно, как и прежде.

Отношение социума к внебрачной рождаемости.В ходе групповых фокусированных интервью как в городских, так и в сельских поселениях подчеркивалось, что уже нет общественных предрассудков в отношении женщин, решившихся родить ребенка без мужа. «Ради бога! женщина сделала карьеру, она чего–то добилась, рожает ребенка только для себя» (г. Покровск, 2008 г.). «Я понимаю желание женщин, по той или иной причине оставшихся одними, родить ребенка даже без брака. Иметь родного человека, свою кровинку – что плохого? » (с. Харбала, 2017 г.)

На внебрачного ребенка не наклеиваются, как ранее [5], обидные ярлыки. Женщины, по их мнению, рожают осознано, реализуют свое предназначение . «Человек живет на этом свете один раз. Не считаю ее виноватой в этом желании, может (или должна) оставить кого-то после себя. Не думаю, что из него обязательно вырастет моральный урод. Если это был желанный ребенок, может быть наоборот, очень даже приличный человек вырастет, чем ребенок, выросший полной, но в неблагополучной семье ». Это, как правило, сформировавшиеся личности.

Стóит заметить, что в отдельных случаях и в городе внебрачная рождаемость осуждается. Когда 19-летняя, без образования, без работы, сама на ногах не стоит. Еще с ребенком сядет на шею родителей – это не годится. Таких я осуждаю (г. Покровск, 2008 г.). При всем лояльном отношении и даже сочувствии к одиноким матерям осуждению подвергаются такие случаи: Никто не осуждает матерей-одиночек. Но, если родив ребенка, оставили в доме ребенка, это уже другой разговор и снова с кем-то встречается, беременеет, рожает и снова оставляет… (2017 г., с. Харбала).

Если в городе неодобрение и социальный контроль проявляются исподволь, то в селах осуждение высказывается в довольно нелицеприятной форме. Например, погуляли на вечеринке, не предохраняясь », «это – безрассудное безответственное поведение и в первую очередь по отношению к ребенку. Ребенок будет обездоленный. Хоть за какого угодно мужчину надо выйди замуж. Но сделай из него человека . Указывается также что безнравственно рожать ребенка для себя от женатого мужчины , поскольку не исключено, что через ребенка женщина может разрушить семью, а «там ведь тоже дети ». Иными словами, в условиях небольшого села, как оказалось, все-таки социальный контроль поддерживается. Именно здесь есть примеры однозначно отрицательного отношения к внебрачной рождаемости.

Последствия распространения внебрачной рождаемостив плане ухудшения социально-демографического климата республики. Хотя в программу фокусированных интервью не входил прямой вопрос о воздействии одинокого материнства на упрочение демографического потенциала республики, но отдельные высказывания участников свидетельствуют об их озабоченности данным феноменом. Ныне социум с сочувствием относится к матерям-одиночкам, понимая тот объем непосильных нагрузок, которые они сознательно или вынужденно возложили на себя: Полноценных семей очень мало. А как одна мать будет воспитывать двоих? Еще работать, еще то, и другое. Все на ее плечах (г. Покровск, 2008 г.).

Почти в каждой фокус-группе подчеркивалось, что многое зависит от общества, окружения, среды даже детской. «Не секрет, что дети зависимы от среды, нередко тянутся к плохому, запретному. Вырастая, проявляют непослушание, неуважение к матери (потому, что она родила без мужа). Женщина в конце концов даже боится своего собственного ребенка » (с. Намцы, 2008 г.).

Несколько неожиданными оказались откровения замужних женщин. Мужчины по-другому относятся к одинокой женщине-матери. Пристают, домогаются, требуют определенной оплаты за услуги. Мало ли в деревне работы, требующей мужских рук? Замужние женщины это подсознательно тоже понимаем и потому мы сохраняем свой брак, не только ради детей, а чтобы иметь статус (2008 г., с. Намцы; 2017 г., с. Чурапча). Возникает своеобразное сложное переплетение: неуспех какой-либо односельчанки на брачном рынке, оказывается, таит в себе угрозу для замужних женщин, которые волнуются за сохранение своего брака.

Помимо социальных аспектов последствий одинокого материнства существует целый пласт демографических вопросов внебрачной рождаемости. В частности, она отражается на семейной структуре населения: во-первых, на накоплении неполных семей, во-вторых, на широком распространении малых по размеру семей. Подобная взаимосвязь четко прослеживается в арктических районах Якутии, где по переписям населения 2002 и 2010 гг. абсолютное большинство двухчленных семей состояли именно из одинокой матери с одним ребенком. Причем, в этом показателе практически не обнаруживается территориальных различий.

Заключение

Проведенное исследование свидетельствует о том, что феномен внебрачной рождаемости в северном регионе базируется на вполне осознанных поступках женщин старших возрастов, как правило, не реализовавших свои матримониальные намерения. Другую категорию одиноких матерей составляют юные женщины, оказавшиеся перед сложным выбором: рожать ребенка или решиться на аборт. Не исключены также случаи существования фактического брака, который по какой-то причине молодые не торопятся регистрировать. Приведенные в статье материалы говорят о весьма терпимом отношении социума к внебрачной рождаемости, детям без отца и матерям-одиночкам. Главное демографическое последствие внебрачной рождаемости – нереализованные репродуктивные намерения многих женщин репродуктивного возраста, ухудшение семейного состава населения. Внешнее проявление этого – широкое распространение малых семейных групп, которое может быть расценено как относительно новое явление в демографической ситуации Республики Саха (Якутия), в регионе, более известном высокой рождаемостью и традициями многодетности. Угроза также кроется в том, что ребенок растет, воспитывается одной матерью, у него не формируется образ отца, модель полноценной семейной ячейки, что не может не волновать исследователей и практиков.

Библиография
1.
Абалкин Л. Смена тысячелетий и социальные альтернативы // Вопросы экономики 2000, №12. С. 27-40.
2.
Демографическая ситуация в Республике Саха (Якутия): проблемы и перспективы. Якутск: ЯНЦ СО РАН, 1994. 72 с.
3.
Захаров С. Перспективы рождаемости в России: второй демографический переход // Отечественные записки. 2005. № 3 (24). URL: http://www.strana-oz.ru/2005/3/perspektivy-rozhdaemosti-v-rossii-vtoroy-demograficheskiy-perehod (дата обращения: 01.05.2018)
4.
Михеева А.Р. Сожительства в сибирской деревне: опыт ретроспективного анализа // Семья в России. 1996. №2. С. 48-64.
5.
Попов Б.Н., Попов В.Б. Современные проблемные ситуации при создании семьи / Семья у народов Северо-Востока СССР. Отв. ред. М.К. Панкратова. Якутск: ЯНЦ СО АН СССР, 1988. С. 51-65.
6.
Рывкина Р.В. Образ жизни населения России: социальные последствия реформ 90-х годов // Социологические исследования. 2001. №4. С. 32-39.
7.
Сукнёва С.А. Миграционные процессы в северном регионе // Вестник Московского университета. Серия 6: Экономика. 2010. № 1. С. 74-84.
8.
Сукнёва С.А., Барашкова А.С. Семья и дети в системе жизненных ценностей населения Якутии // Регион: экономика и социология. 2016. № 3. С. 98-117.
9.
Фёдорова Е.Н. Население Якутии: прошлое и настоящее (геодемографическое исследование). Новосибирск: Наука, 1998. 207 с.
10.
Шабанова М.А. Проблема встраивания рынка в «нерыночное» общество // Социологические исследования. 2005. №12. С. 33-45.
11.
Sukneva S., Barashkova A. Demographic development and marital status of the population of the Russian Northeast, 1990–2011 // Sibirica. Vol. 13. No 2. Summer 2014. Р. 62-92.
12.
Sukneva S.A., Barashkova A.S. Family in the System of Northeners Life Values // Anthropology & Archeology of Eurasia. 2016. Vol. 52, No. 2. P. 113-130.
13.
Van de Kaa, D. J. Demographic Transition, Second. International Encyclopedia of the Social & Behavioral Sciences, 2001. Vol. 5. P. 3486-3488.
References (transliterated)
1.
Abalkin L. Smena tysyacheletii i sotsial'nye al'ternativy // Voprosy ekonomiki 2000, №12. S. 27-40.
2.
Demograficheskaya situatsiya v Respublike Sakha (Yakutiya): problemy i perspektivy. Yakutsk: YaNTs SO RAN, 1994. 72 s.
3.
Zakharov S. Perspektivy rozhdaemosti v Rossii: vtoroi demograficheskii perekhod // Otechestvennye zapiski. 2005. № 3 (24). URL: http://www.strana-oz.ru/2005/3/perspektivy-rozhdaemosti-v-rossii-vtoroy-demograficheskiy-perehod (data obrashcheniya: 01.05.2018)
4.
Mikheeva A.R. Sozhitel'stva v sibirskoi derevne: opyt retrospektivnogo analiza // Sem'ya v Rossii. 1996. №2. S. 48-64.
5.
Popov B.N., Popov V.B. Sovremennye problemnye situatsii pri sozdanii sem'i / Sem'ya u narodov Severo-Vostoka SSSR. Otv. red. M.K. Pankratova. Yakutsk: YaNTs SO AN SSSR, 1988. S. 51-65.
6.
Ryvkina R.V. Obraz zhizni naseleniya Rossii: sotsial'nye posledstviya reform 90-kh godov // Sotsiologicheskie issledovaniya. 2001. №4. S. 32-39.
7.
Sukneva S.A. Migratsionnye protsessy v severnom regione // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 6: Ekonomika. 2010. № 1. S. 74-84.
8.
Sukneva S.A., Barashkova A.S. Sem'ya i deti v sisteme zhiznennykh tsennostei naseleniya Yakutii // Region: ekonomika i sotsiologiya. 2016. № 3. S. 98-117.
9.
Fedorova E.N. Naselenie Yakutii: proshloe i nastoyashchee (geodemograficheskoe issledovanie). Novosibirsk: Nauka, 1998. 207 s.
10.
Shabanova M.A. Problema vstraivaniya rynka v «nerynochnoe» obshchestvo // Sotsiologicheskie issledovaniya. 2005. №12. S. 33-45.
11.
Sukneva S., Barashkova A. Demographic development and marital status of the population of the Russian Northeast, 1990–2011 // Sibirica. Vol. 13. No 2. Summer 2014. R. 62-92.
12.
Sukneva S.A., Barashkova A.S. Family in the System of Northeners Life Values // Anthropology & Archeology of Eurasia. 2016. Vol. 52, No. 2. P. 113-130.
13.
Van de Kaa, D. J. Demographic Transition, Second. International Encyclopedia of the Social & Behavioral Sciences, 2001. Vol. 5. P. 3486-3488.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"