Статья 'Социальные сети как инструмент ведения информационных войн' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Социальные сети как инструмент ведения информационных войн

Фролов Николай Владимирович

соискатель, кафедра философии, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Московский государственный технический университет имени Н. Э. Баумана (национальный исследовательский университет)»

105005, Россия, г. Москва, ул. Бауманская 2-Я, д. 5, стр. 1

Frolov Nikolai Vladimirovich

Applicant for a degree, the department of Philosophy, Bauman Moscow State Technical University

105005, Russia, g. Moscow, ul. Baumanskaya 2-Ya, d. 5, str. 1

Nikolay.mgtu@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-7144.2018.8.27128

Дата направления статьи в редакцию:

13-08-2018


Дата публикации:

22-08-2018


Аннотация: Вопросы появления и развития социальных сетей и использования их как инструмента ведения информационных войн в наши дни приобретают особую актуальность в связи с глобальной информатизацией общественной жизни. В статье анализируется роль участников социальных сетей в возникновении и развитии информационных атак. Приводятся конкретные примеры нанесения значительного материального и репутационного ущерба в результате их осуществления. Акцент делается на особенностях современного использования социальных сетей для указанных целей, трансформации роли их участников. Методологической основой при написании статьи послужили общенаучные методы познания. Путем анализа различных подходов к пониманию информационных систем, социальных сетей, информационных войн, их структуры с учетом исторического фактора предпринимается попытка выделить ключевые особенности современного использования социальных сетей для ведения информационных войн и разработать механизм противодействия информационным атакам. Новизна исследования заключается в обосновании необходимости выделения особым образом такого вида участников социальных сетей, как инициаторы. Практическая значимость исследования заключается в предложении возможного алгоритма противодействия информационным атакам, ведущую роль в котором будут играть превентивные меры по борьбе с потенциальными информационными угрозами.


Ключевые слова: информация, информационное общество, информационное управление, государственное управление, информационная безопасность, социальные сети, информационные войны, информационная атака, слактивист, угроза информационной безопасности

Abstract: Questions of the emergence and development of social networks, as well as their use as an instrument of conducting information warfare currently gain special relevance due to the global informatization of social life. The role of the social network participants in emergence and development of cyber-attacks is analyzed. The author provides particular examples of the significant material and reputational damage caused by them. Accent is made on the peculiarities of the use of social networks for the aforementioned purposes, and transformation of the role of its participants. Trough analyzing the various approaches towards understanding the information systems, social networks, information warfare and its structure considering the historical factor, an attempt is made to determine the key specificities of the modern use of social networks for conducting information warfare and develop the mechanism for counteracting cyber-attacks. The scientific novelty lies in identification of such type of social network users as the initiators. Practical importance of this research consists in suggesting a possible algorithm for counteracting cyber-attacks based on preventative measures against the potential cyber threats.



Keywords:

slacktivist, information attack, information warfare, social networks, information security, state management, information management, information society, information, information security threat

Развитие общества в настоящее время сопровождается бурным процессом его информатизации. Цифровые технологии прочно и органично вошли в современную жизнь, став неотъемлемым инструментом реализации любой деятельности. В зависимости от области своих интересов пользователи глобальной сети выбирают Интернет-ресурсы профессиональных сообществ, новостных агентств, страницы с развлекательным контентом или мессенджеры. Особое место среди таких ресурсов занимают социальные сети. В процессе своего развития они предоставляют своим участникам все более широкие возможности по обмену информацией, в том числе новостями, документами, мультимедийным контентом и прочим. Социальные сети стали активно использоваться во всех сферах жизни человека: от бизнеса до организации досуга.

Принято считать, что впервые понятие «социальная сеть» было введено в 1954 г. социологом Джеймсом Барнсом, который представлял социальную сеть как группу точек, обозначающих людей или группы людей, и соединяющие эти точки линии, которые обозначают взаимодействие между людьми [1, с. 43]. Данная концепция стала набирать популярность уже после появления в 1969 г. Интернета, что и привело к возникновению и развитию современных социальных сетей. Первая социальная сеть с использованием компьютерной техники появилась в 1971 г. и использовалась военными для передачи информации через ARPANET. Спустя 17 лет финский ученый Яркко Ойкаринен изобрел протокол «IRC», который является ретранслируемым интернет-чатом, и программное обеспечение для обеспечения его работы. После этого стало возможным общаться друг с другом в реальном времени, однако настоящую популярность социальные сети обрели позже [2].

В 1995 г. американец Рэнди Конрадс создал первую социальную сеть в современном понимании, которую назвал Classmates.com. Данная социальная сеть была предназначена для тех пользователей, которые желали найти своих одноклассников или однокурсников. В настоящее время данной социальной сетью пользуются более 50 миллионов человек. Социальная сеть «Одноклассники» является русским аналогом Classmates.com и насчитывает более 290 миллионов пользователей. Наиболее популярными социальными сетями в России, помимо «Одноклассников», на сегодняшний день являются Facebook, «ВКонтакте», Twitter, Instagram. В большинстве своем указанные социальные сети изначально были предназначены для организации общения представителей студенческого сообщества и выпускников вузов, однако в дальнейшем стали позиционироваться как способ общения людей, относящихся к различным социальным группам и сообществам, очень часто – как инструмент донесения до общества информации, включая рекламу, а также пропаганды, психологического воздействия на участников социальных сетей.

Обратной стороной стремительного развития социальных сетей является то, что они неизбежно становятся объектами и средствами информационного управления, а также ареной информационного противоборства. Социальные сети сегодня – один из ключевых и наиболее эффективных инструментов информационного влияния, в том числе средство для манипулирования личностью, социальными группами и обществом в целом. Неудивительно, что они все чаще используются в качестве площадок для ведения информационных войн.

Профессор Расторгуев С. П. определяет информационные войны между двумя информационными системами как «открытые и скрытые целенаправленные информационные воздействия информационных систем друг на друга с целью получения определенного выигрыша в материальной сфере» [3]. Образно, но предельно точно сущность информационных войн раскрывается с помощью приводимой им аллегории: «черепаха не знала и уже никогда не узнает, что информационная война – это целенаправленное обучение врага тому, как снимать панцирь с самого себя» [3]. Другой исследователь Маруев А. Ю. отмечает, что для информационных войн характерна направленность на «изменение взглядов, мировоззрения населения, подрыв общественной системы противника» [4, с. 48]. При ведении информационных войн объектом воздействия противников выступает массовое и индивидуальное сознание, а эффективность такого воздействия во многом зависит от того, насколько восприимчиво население противоборствующей стороны к восприятию доносимой информации.

Несомненно, средствами ведения информационных войн могут выступать все имеющиеся в наличии средства передачи информации, но наиболее эффективными инструментами являются именно социальные сети. Их преимуществом перед подавляющим большинством средств массовой информации является интерактивность. Интернет-пространство превращает человека в соучастника событий. Социальные сети позволяют выражать отношение человека к происходящему и предоставляют для этого различные возможности. Лайки и репосты не требуют от сетевой личности большого труда и значительных временных затрат, включают ее в данное событие и создают иллюзию сопричастности. Потенциал информационно-пропагандистского воздействия социальных сетей чрезвычайно высок. Перепроверить информацию, размещенную в Интернете, найти ее первоначальный источник и источники распространения может и желает лишь небольшой процент активных Интернет-пользователей, которые видят в социальных сетях средство достижения конкретных целей в реальном мире, а не площадку для выражения собственных эмоций. Большая же часть участников социальных сетей ограничивается активностью исключительно в виртуальном мире. Для их обозначения в России обычно используют понятие «диванные войска» [5]. В некоторых публикациях российских и зарубежных авторов можно встретить также используемый в отношении данной категории пользователей Интернета термин «слактивисты» (от англ. «slacker» (бездельник) и «activism» (активизм) [6],[7].

Ранее считалось, что сетевые слактивисты не могут играть серьезной роли в организации массовых акций, формировании общественного мнения, способного оказывать воздействие на социально-политическую обстановку и настроения в обществе. Еще в 2010 г. социолог Малкольм Гладуэлл утверждал, что «настоящие социальные изменения невозможны посредством социальных медиа, так связи в них непрочны и децентрализованы, неуправляемы, тогда как чтобы добиться реализации своих требований, протестующим необходимо сплоченное, дисциплинированное хорошо организованное ядро с центральным управлением» [5]. Однако современные реалии показывают, что это не так. Слактивисты стали важной составляющей социальных волнений и протестов, распространяя информацию среди широких слоев населения о происходящих в действительности либо вымышленных событиях. Особенностью слактивистов является то, что обычно они не пытаются проверить достоверность распространяемой ими информации. Зачастую они трансформируют тиражируемые сведения, придавая им от себя большую достоверность. Так, весной 2009 г. датский психолог Андерс Колдинг-Йоргенсен, изучающий распространение идей в интернете, провел научный эксперимент с «Фонтаном аистов», одной из главных достопримечательностей г. Копенгагена. Колдинг-Йоргенсен организовал в социальной сети Facebook группу, которая выразила предположение, что городские власти намереваются уничтожить знаменитый фонтан, что не соответствовало действительности. Колдинг-Йоргенсен презентовал новую группу своим «друзьям» в Facebook, и они в течение нескольких часов присоединились к кампании. Очень скоро присоединились их «друзья», и кампания против городского совета стала стремительно расширяться. На пике популярности группа ежеминутно приобретала в Facebook двух сторонников. Когда количество участников достигло 27,5 тысячи, Колдинг-Йоргенсен прекратил эксперимент [8].

В современном мире через социальные сети регулярно распространяется информация, зачастую не соответствующая действительности и наносящаяся ущерб интересам личности, общества и государства. Генерирует большинство указанного контента немногочисленная группировка активистов, которые являются инициаторами распространения информации (далее – инициаторы). Затем этот контент подхватывают многочисленные слактивисты. Именно они критически влияют на информационное освещение какого-либо события. Слактивисты значительно усиливают информационный поток, в то время как без их поддержки событие не получает должного развития и общественного резонанса. Иными словами, пассивная слактивисткая периферия настолько же необходима для успеха акций по распространению информации, как и активный центр, состоящий из инициаторов.

В процессе ведения информационных войн в социальных сетях действия небольшой группы инициаторов, поддержанных слактивистами, способны вызывать социальные волнения и наносить значительный материальный и репутационный ущерб государственным и частным организациям. Приведем лишь два примера из недавнего российского прошлого:

- в начале ноября 2015 г. ГАЗЕТА.RU сообщила о рассылке через мессенджеры и социальные сети информации о террористах-смертниках, якобы готовящих атаки в Татарстане, а затем и в крупных российских городах. Сообщения, пересылаемые через социальные сети, моментально стали обрастать все новыми и новыми подробностями. Беспокойство в обществе возрастало так быстро, что МВД по Республике Татарстан пришлось распространить опровержение. Впоследствии эксперты, изучавшие данную ситуацию, пришли к выводу, что своими действиями злоумышленники намеревались дестабилизировать обстановку в республике и посеять панику среди жителей Татарстана [9];

- в конце 2014 г. в результате распространения в социальных сетях и мессенджерах информации о скорой блокировке банковских карт и заморозке счетов клиентов Сбербанка по всей России люди начали массово снимать деньги в банкоматах [10]. По сообщению главы Сбербанка Германа Грефа, за время информационной атаки, длившейся около недели, Сбербанк потерял 1,3 триллиона рублей наличных денег (около 300 тонн наличности). Дело о данной атаке до сих пор расследуется российскими властями.

С развитием информатизации общества количество таких деструктивных информационных атак будет только возрастать. Очевидно, что необходимо выработать алгоритм противодействия таким атакам.

Могилевская Г. И., Авдеева Т. Г. и Алексеенко Ю. В. выделяют следующие направления вышеуказанных мер:

- «силовые методы: закрытие серверов, формирование трафика»;

- «правовая и нормативная практика: уголовная ответственность организаторов и участников виртуальных сообществ»;

- «интернет-цензура»;

- «мониторинг и анализ социальных сетей» [11].

При этом силовые и правовые методы противодействия носят запретительный либо ограничительный характер, что с учетом специфики информационных атак в социальных сетях не приводит к требуемым результатам. Интернет-цензура занимает важное место в противодействии информационному и психологическому воздействию в социальных сетях, однако как превентивная мера не имеет потенциала дальнейшего развития. Следует согласиться с вышеуказанными исследователями в том, что из приведенных ими мер наиболее эффективными в долгосрочной перспективе являются мониторинг и анализ социальных сетей. Для их воплощения необходимо объединение специалистов из различных областей науки и техники, общей целью которых будет организация управления и контроля над деятельностью социальных сетей с помощью разнообразных методов, а также прогнозирование их развития в будущем [12]. Вместе с тем, учитывая скорость информатизации общества, рост трафика передаваемой и потребляемой информации в сети Интернет, требуется автоматизация обработки информационных потоков, обнаружения и анализа новых сообществ в социальных сетях с автоматическим делением их участников на слактивистов и инициаторов.

Как одно из возможных решений задачи обеспечения эффективного информационного противодействия в социальных сетях предлагается реализация такого противодействия параллельно по двум направлениям:

- обнаружение и установление источника и пути развития информационной атаки, ее пресечение, в том числе с помощью программно-технических средств и информационных технологий;

- организация противодействия информационной атаке и воздействия на слактивистов путем запуска обратной информационной волны (официальные разъяснения, опровержения, призывы не поддаваться провокациям и панике).

Периодически со стороны различных государственных структур, общественных организаций и политических деятелей вносятся инициативы, направленные на введение жестких ограничительных мер в социальных сетях в целях обеспечения охраняемых законом интересов личности, общества и государства. Однако попытки установления в современных условиях административного контроля за распространением информации в социальных сетях путем блокирования передаваемых сообщений, отключения от сети Интернет и тому подобные методы представляются весьма затруднительными. Кроме того, данная тактика не может быть долгосрочной и вызовет социальное напряжение. С учетом изложенного наиболее перспективным методом противодействия информационным атакам, реализуемым с использованием социальных сетей, представляется контрпропаганда, а также применение превентивных мер по борьбе с потенциальными информационными угрозами.

Проблема использования социальных сетей в информационных войнах нуждается в постоянном серьезном изучении как часть работы по обеспечению эффективности реализации государственной политики России в сфере информационной безопасности. Учитывая стремительное развитие современных технологий, появление новых форм и методов информационной борьбы, данный вопрос вряд ли когда-нибудь сможет считаться закрытым. Сегодня же необходимо создание и развитие эффективной системы ведения информационных войн в социальных сетях для противостояния потенциальным угрозам и политическим противникам, а также минимизации наносимого ими ущерба.

Библиография
1.
Barnes J. A. Class and Committees in a Norwegian Island Parish. 1954. Human Relations. Vol. 7. № 1. P. 39-58.
2.
Зиновьева А. История социальных сетей: появление и развитие [Электронный ресурс]. 2018. URL: https://sciencepop.ru/istoriya-sotsialnyh-setej-poyavlenie-i-razvitie/ (дата обращения: 11.02.2018).
3.
Расторгуев С. П. Информационная война. – М.: Радио и связь, 1999. – 416 с.
4.
Маруев А. Ю. Информационная безопасность России и основы организации информационного противоборства // Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование. 2010. № 1. Том 3. С. 47-54.
5.
Кузнецов Д. «Диванные войска» признали важной частью протестов [Электронный ресурс]. 2015. URL: https://nplus1.ru/news/2015/12/08/slackers-strike-back (дата обращения: 21.01.2018).
6.
Могилевская Г. И. Мобилизационный потенциал социальных сетей в современных информационных войнах // Молодой ученый. 2016. № 6 (110). С. 871-873.
7.
Barbera P., González-Bailón S., Bonneau R., Jost J. T., Nagler J., Tucker J., Wang N. Replication Data for: The Critical Periphery in the Growth of Social Protests [Электронный ресурс]. 2015. Harvard Dataverse. V1. DOI:10.7910/DVN/WCXK3Z. URL: https://dataverse.harvard.edu/dataset.xhtml?persistentId=doi:10.7910/DVN/WCXK3Z (дата обращения: 22.01.2018).
8.
Морозов Е. Интернет как иллюзия. Обратная сторона сети [Электронный ресурс]. – М.: Издательство АСТ, Издательство CORPUS, 2014. URL: http://iknigi.net/avtor-evgeniy-morozov/84194-internet-kak-illyuziya-obratnaya-storona-seti-evgeniy-morozov/read/page-17.html (дата обращения: 10.02.2018).
9.
Громов А., Короткин А. 18 смертников, взорвавших Интернет [Электронный ресурс] / ГАЗЕТА.RU. 2015. URL: https://www.gazeta.ru/social/2015/11/11/7886273.shtml (дата обращения: 18.01.2018).
10.
Правила съема в Сбербанке. В регионах панически опустошают банкоматы [Электронный ресурс] / Medialeaks. 2014. URL: http://medialeaks.ru/1912msyt_panic/ (дата обращения: 18.01.2018).
11.
Могилевская Г. И., Авдеева Т. Г., Алексеенко Ю. В. Мониторинг и анализ социальных сетей для предотвращения угроз информационной безопасности // Аллея науки. 2017. № 14. Том 1. С. 799-804.
12.
Ремарчук В. Н. Информационная аналитика как инструмент стратегического управления / Контуры будущего: технологии и инновации в культурном контексте. Коллективная монография / Под ред. Д. И. Кузнецова, В. В. Сергеева, Н. И. Алмазовой, Н. В. Никифоровой. – СПб.: Астерион, 2017. – С.121-126.
13.
Фролов Н. В. Проблемы реализации государственной политики России в сфере информационной безопасности // Теории и проблемы политических исследований. 2016. № 4. С. 84-96.
References (transliterated)
1.
Barnes J. A. Class and Committees in a Norwegian Island Parish. 1954. Human Relations. Vol. 7. № 1. P. 39-58.
2.
Zinov'eva A. Istoriya sotsial'nykh setei: poyavlenie i razvitie [Elektronnyi resurs]. 2018. URL: https://sciencepop.ru/istoriya-sotsialnyh-setej-poyavlenie-i-razvitie/ (data obrashcheniya: 11.02.2018).
3.
Rastorguev S. P. Informatsionnaya voina. – M.: Radio i svyaz', 1999. – 416 s.
4.
Maruev A. Yu. Informatsionnaya bezopasnost' Rossii i osnovy organizatsii informatsionnogo protivoborstva // Problemnyi analiz i gosudarstvenno-upravlencheskoe proektirovanie. 2010. № 1. Tom 3. S. 47-54.
5.
Kuznetsov D. «Divannye voiska» priznali vazhnoi chast'yu protestov [Elektronnyi resurs]. 2015. URL: https://nplus1.ru/news/2015/12/08/slackers-strike-back (data obrashcheniya: 21.01.2018).
6.
Mogilevskaya G. I. Mobilizatsionnyi potentsial sotsial'nykh setei v sovremennykh informatsionnykh voinakh // Molodoi uchenyi. 2016. № 6 (110). S. 871-873.
7.
Barbera P., González-Bailón S., Bonneau R., Jost J. T., Nagler J., Tucker J., Wang N. Replication Data for: The Critical Periphery in the Growth of Social Protests [Elektronnyi resurs]. 2015. Harvard Dataverse. V1. DOI:10.7910/DVN/WCXK3Z. URL: https://dataverse.harvard.edu/dataset.xhtml?persistentId=doi:10.7910/DVN/WCXK3Z (data obrashcheniya: 22.01.2018).
8.
Morozov E. Internet kak illyuziya. Obratnaya storona seti [Elektronnyi resurs]. – M.: Izdatel'stvo AST, Izdatel'stvo CORPUS, 2014. URL: http://iknigi.net/avtor-evgeniy-morozov/84194-internet-kak-illyuziya-obratnaya-storona-seti-evgeniy-morozov/read/page-17.html (data obrashcheniya: 10.02.2018).
9.
Gromov A., Korotkin A. 18 smertnikov, vzorvavshikh Internet [Elektronnyi resurs] / GAZETA.RU. 2015. URL: https://www.gazeta.ru/social/2015/11/11/7886273.shtml (data obrashcheniya: 18.01.2018).
10.
Pravila s''ema v Sberbanke. V regionakh panicheski opustoshayut bankomaty [Elektronnyi resurs] / Medialeaks. 2014. URL: http://medialeaks.ru/1912msyt_panic/ (data obrashcheniya: 18.01.2018).
11.
Mogilevskaya G. I., Avdeeva T. G., Alekseenko Yu. V. Monitoring i analiz sotsial'nykh setei dlya predotvrashcheniya ugroz informatsionnoi bezopasnosti // Alleya nauki. 2017. № 14. Tom 1. S. 799-804.
12.
Remarchuk V. N. Informatsionnaya analitika kak instrument strategicheskogo upravleniya / Kontury budushchego: tekhnologii i innovatsii v kul'turnom kontekste. Kollektivnaya monografiya / Pod red. D. I. Kuznetsova, V. V. Sergeeva, N. I. Almazovoi, N. V. Nikiforovoi. – SPb.: Asterion, 2017. – S.121-126.
13.
Frolov N. V. Problemy realizatsii gosudarstvennoi politiki Rossii v sfere informatsionnoi bezopasnosti // Teorii i problemy politicheskikh issledovanii. 2016. № 4. S. 84-96.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"