Статья 'Соотношение атеистического и религиозного мировоззрения у групп студенческой молодёжи (на примере Республики Башкортостан)' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Соотношение атеистического и религиозного мировоззрения у групп студенческой молодёжи (на примере Республики Башкортостан)

Батыршина Эвелина Наилевна

младший научный сотрудник, ИЭИ УНЦ РАН им. Р.Г. Кузеева

450006, Россия, Республика Башкортостан, г. Уфа, ул. Карла Маркса, 6

Batyrshina Evelina Nailevna

Junior Scientific Associate, R. G. Kuzeev Institute for Ethnological Studies of Ufa Scientific Center of the Russian Academy of Sciences

450006, Russia, the Republic of Bashkortostan, Ufa, Karla Marksa Street 6

batyrshina.evelina@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-7144.2017.12.24900

Дата направления статьи в редакцию:

04-12-2017


Дата публикации:

06-01-2018


Аннотация: В данной статье автор анализирует студенческую молодёжь Республики Башкортостан с позиции их религиозных и атеистических представлений. При написании статьи использованы неопубликованные эмпирические материалы этносоциологического опроса, проведённого в 2017 году на базе четырёх крупных вузов: Башкирский государственный педагогический университет имени М. Акмуллы, Башкирский государственный медицинский университет, Башкирский государственный университет, а так же Нефтекамский филиал Башкирского государственного университета. Всего было опрошено 462 студента. Нами была предпринята попытка проанализировать соотношение религиозного и атеистического мировоззрения в этническом аспекте современной студенческой молодёжи (на примере Республики Башкортостан). Опросный лист состоял из сорока вопросов закрытого типа. Для проведения опроса мы составили выборочную совокупность: в каждом вузе подобрали несколько факультетов с различной отраслевой направленностью. Отбор респондентов производился методом кластерной или так называемой «гнездовой выборки». Анкетирование проходило по технологии «face-to-face», опросные листы раздавались и собирались на месте. Полученный материал был внесён и проанализирован в программе SPSS Statistics 0.17. Башкортостан является одним из самых сложных – мозаичных – в этническом и религиозном отношении регионов многонациональной России. На сегодняшний день в республике проживают представители более чем 160 национальностей, которые несут в себе различные многовековые религиозные традиции, такие как: ислам, православное христианство, языческие верования и другие. Всё это актуализирует вопрос современной религиозной идентичности студенческой молодёжи, т.к. от мировоззрений данной группы зависит религиозный климат в республике и по стране, в целом, в недалеком будущем.


Ключевые слова: Республика Башкортостан, Этнический аспект, Конфессиональное многообразие, Этноконфессиональная ситуация, Студенческая молодёжь, Религиозное мировоззрение, Атеистическое мировоззрение, Религиозная идентичность, Поликонфессиональный регион, Высшее образование

Abstract: This article analyzes the student youth of the Republic of Bashkortostan from the standpoint of religious and atheistic perceptions. In the course of this work, the author introduces the unpublished empirical materials of ethno-sociological survey conducted in 2017 among the four large universities, involving 462 students: Bashkir State Pedagogical University named after M. Akmulla, Bashkir State Medical University, Bashkir State University, and Neftekamsk Branch of Bashkir State University. An attempt was made to analyze the correlation of religious and atheistic outlook with regards to ethnic aspect of the modern student youth, using the example of the Republic of Bashkortostan. The survey consisted of 40 closed questions; the sample frame included several faculties of various disciplines. The draft of respondents was carried out using the cluster sampling method; the survey was based on face-to-face technology; the polling forms were given at the spot. The acquired material was integrated and analyzed using the program SPSS Statistics 0.17. Bashkortostan is one of the most mosaic regions of multinational Russia in the ethnic and religious regard; currently it counts over 160 nationalities that carry the centuries-long religious traditions, such as Islam, Orthodox Christianity, Paganism, etc. All of this makes relevant the question of the modern religious identity of student youth, because in the nearest future, the religious climate in the region and countrywide depends of this population group.



Keywords:

Republic of Bashkortostan, Ethnic aspect, Confessional diversity, Ethno-confessional situation, Student youth, Religious Worldview, Atheistic Worldview, Religious identity, Polyconfessional region, Higher education

В последние годы религия активно проникает во все сферы общества, в том числе и в государственные институты. В школах введены религиозные модули [1], в армии появилось военное духовенство [2], все активнее в разных общественных кругах обсуждается вопрос о возможности удовлетворения религиозных потребностей трудящихся на рабочих местах. Между тем, уже выросло новое поколение молодых людей, которых не затронуло атеистическое наследие советского прошлого. Сегодня это поколение окончило школу, и продолжает обучение в высших и средних образовательных учреждениях. В связи с этим особый интерес вызывает анализ религиозной и нерелигиозной идентичности современной студенческой молодежи.

Базовую методологическую основу изучения религиозности представляют работы И.Н. Яблокова, В.Ф. Чесноковой, М.П. Мчедлова. Различные аспекты данного вопроса рассматривают российские учёные: К.С. Фролова, А.В. Орлова [3]; А.В. Аникина, О.К. Шиманская [4]; О.С. Павлова, В.М. Миназова, О.Е. Хухлаев [5]; Е.И. Аринин, Д.И. Петросян [6].

В основном, это социологические, социально-психологические, философские, политологические исследования. Достаточно мало работ, рассматривающих данный вопрос в этнологическом ракурсе и буквально единицы из них по Республике Башкортостан.

Нами была предпринята попытка проанализировать соотношение религиозного и атеистического мировоззрения у групп студенческой молодёжи на примере Республики Башкортостан. Мы не ставили задачу выявить степень вовлеченности в религиозные практики. На данном этапе анализируется только религиозная либо нерелигиозная самоидентификация студента вуза.

Весной 2017 года был проведен пилотный опрос в четырех крупных высших учебных заведениях Республики Башкортостан, три из которых расположены в городе Уфа: Башкирский государственный педагогический университет имени М. Акмуллы, Башкирский государственный медицинский университет, Башкирский государственный университет и Нефтекамский филиал Башкирского государственного университета.

Городское население в Республике Башкортостан составляет 62 % от общего количества населения—это около 2,5 млн. человек, из них более 1 млн. проживают в Уфе,—столице республики. Уфа занимает 11 место из 1112 городов Российской Федерации по численности городского населения. Поскольку в столицу съезжаются молодые люди со всех районов республики, это позволяет делать предположения относительно молодежи всего региона.

Для проведения опроса мы составили выборочную совокупность—в каждом вузе подобрали несколько факультетов с различной отраслевой направленностью (не менее 1/3 от общего числа имеющихся в вузе факультетов). На каждом факультете, путём кластерной выборки, опросили две группы: первый и четвёртый либо пятый курсы, т.е. начальный и завершающий этапы обучения. Исключение составил Нефтекамский филиал БашГУ, в котором, по ряду причин, первокурсников не оказалось. Здесь были проанкетированы второй и четвёртый курсы направления «Информационная безопасность» Экономико-математического факультета. Таким образом, из общего массива были сформулированы две статистически значимые целевые группы,—первокурсники и выпускники. Такой отбор позволит проследить динамику религиозного мировоззрения вчерашнего школьника и выпускника вуза.

Всего было опрошено 20 студенческих групп гуманитарных, естественнонаучных и технических направлений, различных возрастов. Общее количество респондентов составило 462 студента очной формы обучения.

Опросный лист состоял из сорока вопросов закрытого типа. Анкетирование производилось по технологии «face-to-face»—опросные листы раздавались и собирались на месте. Полученный материал был внесён и проанализирован в программе SPSS Statistics.

В обработанных анкетах выявилось две диспропорции: возрастная и гендерная, которые планируется устранить в ходе дальнейшей работы. Разрыв респондентов первого и последнего курса обучения связано с тем, что на первом курсе группы, как правило, численно больше. К четвертому-пятому курсу, от двух до десяти учащихся, в среднем, отчисляются. Также, на старших курсах заметно снижается посещаемость занятий, в связи с трудоустройством студентов и прочими факторами.

Численное преобладание девушек над юношами является нормой для нетехнических вузов и характерно для населения республики в целом [7].

Результаты опроса отражают мнение как городской, так и сельской молодёжи, так как на вопрос о месте рождения 54 % от общего числа респондентов ответили, что родились в городе, 46 %—в деревне и сельской местности.

В целом, по результатам анкетирования, верующими назвали себя 87 % опрошенных молодых людей, неверующими—13 %, что сопоставимо с данными опросов по населению всей России: исследовательской службы Pew Research в 2008 г.[8] и в 2010 г. [9], проекта АРЕНА: Атлас Религий и Национальностей РФ в 2012 г. [10] и исследованию Российской академии наук в 2013 г. [11] .

Ответы о религиозной идентичности среди студентов распределились следующим образом: мусульманами назвали себя—43 % (197 человек), православными христианами—23 % (107 человек), просто верующими в Бога—19 % (89 человек) и атеистами—13 % (60 человек).

Башкортостан является полиэтничным регионом, в выборочную совокупность попали все основные этнические (национальные) группы, проживающие в республике: башкиры—20 % (92 человека), татары—43 % (197 человек), русские—30 % (137 человек), другие национальности—5 % (36 человек).

Башкиры и татары (так называемые «этнические мусульмане») называют себя мусульманами в 66 и 60 % случаев соответственно. Более 20 % отвечают, что просто верят в Бога, без конфессиональной привязки. Как правило, не определились с конфессиональной принадлежностью студенты из этнически смешанных семей. Примерно такая же ситуация и у русских.

Существует мнение о том, что башкиры в республике проявляют большую религиозность, нежели татары [12]. Объясняется этот феномен тем, что исторически башкиры в меньшей степени испытали на себе влияние деятельности православной миссии, а так же этнополитическими причинами. В наших данных, также процент идентифицирующих себя как мусульманин(ка) среди башкир (66 %) оказался несколько выше, чем среди татар (60 %). Однако, религиозная литература, имеющаяся в книжных лавках на территории республики напечатана преимущественно на татарском языке. А в башкирской культуре существуют, по сей день, ряд обрядов, которые относятся к доисламским верованиям [13]. По мнению автора, в предыдущих работах не учитывалось место, где родился и вырос респондент. По данным Всероссийской переписи населения 2010 года по Республике Башкортостан, татары являются более урбанизированным этносом, по сравнению с башкирами [14]. Это же показал и наш опрос: городские татары составили—46 %, тогда как городские башкиры—38 %. Известно, что сельская среда более консервативная и менее подвержена процессам глобализации, поэтому в сельской местности как этническая, так и конфессиональная идентичности более устойчивые. Если же мы возьмём ответы исключительно городских башкир и татар, то получим больший процент татар-мусульман, нежели башкир-мусульман.

Диаграмма 1. Ответы на вопрос «Религиозная принадлежность городских башкир», в %.

1

Диаграмма 2. Ответы на вопрос «Религиозная принадлежность городских татар», в %.

2

Атеисты по национальному составу разделились между следующими этносами: башкиры—11 % (10 человек), татары—15 % (29 человек), русские—13 % (18 человек), др. национальность—5 % (4 человека). Из чего мы можем видеть, что атеистическое мировоззрение не является характерной чертой какого-то определенного этноса, а равномерно распределено между всеми.

В гендерном отношении атеистами себя считают 38 % мужчин и 62 % женщин. Однако эти цифры связаны с гендерной диспропорцией, поэтому путём составления несложной пропорции (из 338 женщин неверующих 37 человек, из 124 мужчин неверующих 23 человек) получаем, что атеистов среди мужчин 19 % или каждый пятый, а среди женщин 11 % или каждая десятая, т.е. неверующих женщин в два раза меньше, чем мужчин.

Атеисты же в 72 % указывают местом рождения город. 53 % из них не считают язык своей национальности родным языком, тогда как в целом по опросу так ответили 38 %. На вопрос о том совпадает ли религиозная принадлежность респондента с религиозной принадлежностью его семьи, лишь 17 % атеистов ответили утвердительно, тогда, как в целом по опросу одинаковые религии исповедует 78 % семей.

Несмотря на стереотипное мнение о том, что религия является источником многих конфликтов в обществе, среди опрошенных студентов, причисляющих себя к традиционным верованиям, уровень религиозной толерантности значительно выше, чем у атеистов. 25 % атеистов считают, что с религией нужно бороться и 27 % систематически участвуют в конфликтах на религиозной почве. Эти показатели выше, чем в среднем по опросу.

Интересные цифры мы получили, сравнив количество атеистов на первом и последнем году обучения. Так на первом курсе атеистов—78 %, на четвёртом (пятом) курсе—22 %. Чтоб исключить ошибку из-за возрастной диспропорции, мы также сопоставили общее количество респондентов первокурсников и выпускников с количеством атеистов на них (303 первокурсника, из которых 47 человек атеисты и 159 выпускников, из которых 13 атеистов). Полученные результаты говорят о снижении количества атеистов на завершающем этапе обучения в два раза (16 % и 8 % соответственно).

А в целом, 47 % из опрошенных атеистов допускают мысль, что могут отказаться от своих атеистических убеждений в будущем, т.е. прийти в религию. У мусульман мысль о смене религиозной идентичности допускают 15 %, у православных—22 %.

В самом широком смысле атеизм—простое отсутствие веры в существование любого из богов. По отношению к религии атеизм—мировоззрение, отрицающее религию как веру в сверхъестественное. При этом 35 % молодых людей, считающих себя атеистами, посещают места отправления религиозного культа (храмы, мечети и пр.), 18 % верят в астрологию (гороскоп), 12 % верят в сглазы и привороты, 7 % обращаются к Богу (молятся).

Исходя из вышеизложенного, основываясь на данных пилотного опроса, можно сделать следующие выводы:

—религиозная самоидентификация среди студенческой молодёжи превалирует над нерелигиозной;

—отношение к религии зависит скорее от среды (сельской или городской), в которой рос и формировался молодой человек, нежели от этноконфессиональной, этнополитической ситуации и прочих факторов;

—внеконфессиональные верующие в большем проценте из этически смешанных семей;

—студенты, идентифицирующие себя, как атеисты в 70 % ответов респондентов представлены городской молодёжью.

Данные опроса показывают, что уровень религиозной самоидентификации у студенческой молодёжи примерно на одном уровне, независимо от этноса и конфессии. Молодые люди зачастую плохо разбираются в религиозной догматике и выбирают конфессию исходя из историко-культурных традиций и семейных обычаев. Атеисты в основном представители городской среды, которые, однако, так же плохо понимают, что под собой подразумевает атеистическое мировоззрение. Более высокий уровень межконфессиональной толерантности проявили именно верующие молодые люди, тогда как неверующие чаще участвуют в спорах и конфликтах на религиозные темы.

Библиография
1.
Надыршин Т.М. Проблемы преподавания конфессиональных модулей курса ОРКСЭ в Республике Башкортостан // Идеалы и ценности ислама в образовательном пространстве XXI века Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 110-летию медресе «Галия». 2016. С. 395—398.
2.
Баимов А.Г. К проблеме формирования корпуса мусульманского духовенства в Российской армии // Ислам в современном мире. 2017. Т. 13.№ 3. С. 183—192.
3.
Фролова К.С., Орлова А.В. Религиозность в студенческой среде (на примере КемГУ) // Вестник Кемеровского государственного университета. 2014. Т. 2. № 4(60). С. 106—110.
4.
Аникина А.В., Шиманская О.К. Национальная и гражданская идентичности студенческой молодёжи в зеркале социологии // Вестник Пермского университета. Философия. Психология. Социология. 2016. Вып. 1(25). С. 118–126.
5.
Павлова О.С., Миназова В.М., Хухлаев О.Е. Религиозная идентичность студентов-мусульман (на материале изучения молодежи, проживающей в Чеченской республике) // Культурно-историческая психология. 2016. Т. 12. № 4. С. 90—99.
6.
Аринин Е.И., Петросян Д.И. Особенности религиозности студентов // Социологические исследования. 2016. № 6. С. 71—77.
7.
Официальный сайт Федеральной Службы Государственной Статистики [Электронный ресурс] URL: http://bashstat.gks.ru .
8.
Исследовательская служба Pew Research [Электронный ресурс] URL: http://www.pewforum.org/2014/02/10/russians-return-to-religion-but-not-to-church/.
9.
Исследовательская служба PewResearch [Электронный ресурс] URL: http://www.globalreligiousfutures.org/countries/russia#/?affiliations_religion_id=0&affiliations_year=2010®io_name=All%20Countries&restrictions_year=2014.
10.
Проекта АРЕНА: Атлас Религий и Национальностей РФ [Электронный ресурс] URL: http://sreda.org/arena.
11.
Исследование Российской академии наук [Электронный ресурс] URL: https://rg.ru/2013/01/15/sociologia.html
12.
Идиатуллов А.К. Религиозность студентов Уфы (на примере башкир и татар) // Вестник Томского государственного университета. 2015. № 399. С. 63—66.
13.
Сулейманова М.Н. Доисламские верования и обряды башкир. Уфа: РИО БашГУ. 2005. 146 с.
14.
Официальный сайт Федеральной Службы Государственной Статистики [Электронный ресурс] URL: http://bashstat.gks.ru.
References (transliterated)
1.
Nadyrshin T.M. Problemy prepodavaniya konfessional'nykh modulei kursa ORKSE v Respublike Bashkortostan // Idealy i tsennosti islama v obrazovatel'nom prostranstve XXI veka Materialy Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii, posvyashchennoi 110-letiyu medrese «Galiya». 2016. S. 395—398.
2.
Baimov A.G. K probleme formirovaniya korpusa musul'manskogo dukhovenstva v Rossiiskoi armii // Islam v sovremennom mire. 2017. T. 13.№ 3. S. 183—192.
3.
Frolova K.S., Orlova A.V. Religioznost' v studencheskoi srede (na primere KemGU) // Vestnik Kemerovskogo gosudarstvennogo universiteta. 2014. T. 2. № 4(60). S. 106—110.
4.
Anikina A.V., Shimanskaya O.K. Natsional'naya i grazhdanskaya identichnosti studencheskoi molodezhi v zerkale sotsiologii // Vestnik Permskogo universiteta. Filosofiya. Psikhologiya. Sotsiologiya. 2016. Vyp. 1(25). S. 118–126.
5.
Pavlova O.S., Minazova V.M., Khukhlaev O.E. Religioznaya identichnost' studentov-musul'man (na materiale izucheniya molodezhi, prozhivayushchei v Chechenskoi respublike) // Kul'turno-istoricheskaya psikhologiya. 2016. T. 12. № 4. S. 90—99.
6.
Arinin E.I., Petrosyan D.I. Osobennosti religioznosti studentov // Sotsiologicheskie issledovaniya. 2016. № 6. S. 71—77.
7.
Ofitsial'nyi sait Federal'noi Sluzhby Gosudarstvennoi Statistiki [Elektronnyi resurs] URL: http://bashstat.gks.ru .
8.
Issledovatel'skaya sluzhba Pew Research [Elektronnyi resurs] URL: http://www.pewforum.org/2014/02/10/russians-return-to-religion-but-not-to-church/.
9.
Issledovatel'skaya sluzhba PewResearch [Elektronnyi resurs] URL: http://www.globalreligiousfutures.org/countries/russia#/?affiliations_religion_id=0&affiliations_year=2010®io_name=All%20Countries&restrictions_year=2014.
10.
Proekta ARENA: Atlas Religii i Natsional'nostei RF [Elektronnyi resurs] URL: http://sreda.org/arena.
11.
Issledovanie Rossiiskoi akademii nauk [Elektronnyi resurs] URL: https://rg.ru/2013/01/15/sociologia.html
12.
Idiatullov A.K. Religioznost' studentov Ufy (na primere bashkir i tatar) // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. 2015. № 399. S. 63—66.
13.
Suleimanova M.N. Doislamskie verovaniya i obryady bashkir. Ufa: RIO BashGU. 2005. 146 s.
14.
Ofitsial'nyi sait Federal'noi Sluzhby Gosudarstvennoi Statistiki [Elektronnyi resurs] URL: http://bashstat.gks.ru.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"