Статья 'Священнические династии и духовный кризис в предреволюционной России (на примере потомственных православных священников Казанцевых) ' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Священнические династии и духовный кризис в предреволюционной России (на примере потомственных православных священников Казанцевых)

Бабич Ирина Леонидовна

доктор исторических наук

главный научный сотрудник, Институт этнологии и антропологии РАН

119334, Россия, г. Москва, Ленинский проспект, 32а

Babich Irina Leonidovna

Doctor of History

Chief Scientific Associate, Institute of Ethnology and Anthropology of the Russian Academy of Sciences

119334, Russia, g. Moscow, ul. Leninskii Prospekt, 32a

babi7chi@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2017.7.23639

Дата направления статьи в редакцию:

20-07-2017


Дата публикации:

19-08-2017


Аннотация: Предметом данного исследования являются священнические православные династии ХIХ в. в России. Объектом статьи - история духовной жизни потомственных священников Казанцевых, служивших в церкви иконы Пресвятой Богородицы "Живоносный источник" в Царицыно (ныне Москва), которая входила в недостроенный Баженовым и Казаковым Дворцовый комплекс Екатерины Великой. Священническое служение Казанцевых пресеклось в конце 1903 г., когда следующий преемник отказался принять сан. Цель работы - показать причины духовного кризиса предреволюционного периода в России и его влияние на события 1917 г. Статья подготовлена основе архивных материалов, почерпнутых из государственных архивов (Центрального государственного исторического архива г. Москвы и Центрального архива Московской области) и архива семьи Казанцевых, а также на основе проведенных автором устных бесед с потомками семьи Казанцевых. Опираясь на собранные автором материалы в работе методом исторической реконструкции показана история священнической православной династии в ХIХ в. Научная новизна статьи заключается в том, что в ней на примере служения в церкви несколько поколений одной семьи священников Казанцевых прослежена тенденция, которая сложилась в России в конце ХIХ - начале ХХ в., а именно: начался период духовного кризиса и проникновения революционных идей в семьи священников. В результате люди с духовным образованием отказывались от священнических служений, предпочитая различные светские карьеры, сохраняя при этом в своей душе православную веру. Отметим, что духовная жизнь нескольких поколений предков не смогла «противостоять» силе и напору новой идеологии конца ХIХ в. Как нам представляется, описание истории одной православной династии помогает нам понять неизбежность того, что произошло впоследствии в 1917 г.


Ключевые слова: православие, церковь, Царицыно, Казанцев, архивы, устная история, Россия, революция, кризис, музей

Автор статьи сердечно благодарит Юрия Васильевича и Александра Юрьевича Казанцевых за возможность ознакомиться с материалами семейного архива и согласие на проведение устных интервью.

Abstract: The subject of this research is the ecclesiastical Orthodox dynasties of the XIX century in Russia. The object of this article is the evolution of spiritual life of the hereditary priests Kazantsevs, who served in the Church of the Life-Giving Spring Icon of the Mother of God in Tsaritsyno (presently Moscow) that was a part of the unfinished by Bazhenov and Kazakov Catherine Palace. Ecclesiastical ministry of the Kazantsevs was suppressed in the end of 1903, when the next successor refused to accept the ministry. The goal of this work consists in demonstrating the causes for spiritual crisis in the prerevolutionary Russian, as well as its impact upon the events of 1917. The research is prepared based on the archive materials from the Central State Historical Archives of Moscow and Moscow Region, archive of the Kazantsevs family, and verbal discussions with the descendants of the family. Leaning on the collected materials, the article portrays the history of ecclesiastical Orthodox dynasty of the XIX using the method of historical reconstruction. The scientific novelty is defined by the fact that based on the example of church ministry of several generations of the Kazantsev family, the author was able to trace the trend established in Russian in the late XIX – early XX century, namely the beginning of spiritual crises and infiltration of the revolutionary ideas into the families of priests. As a result, people with theological education refused from the ministry, preferring the various secular professions but remaining Orthodox in their soul. It is worth noting that the spiritual life of several generation of the ancestors could not “confront” the strength and pressure of the new ideology of the late XIX century. The author believes that the description of history of a single Orthodox dynasty helps understanding the inevitability of the following events in 1917.  



Keywords:

Prerevolutionary Russia, Archives, Kazantsev, Tsaritsyno, church, Orthodoxy, Russia, Revolution, crisis, museum

Введение

В 1765 г. в дер. Царицыно Московского уезда на месте старой деревянной церкви появилась каменная церковь иконы Пресвятой Богородицы «Живоносный Источник». Вскоре она вошла в недостроенный Баженовым и Казаковым Дворцовый комплекс Екатерины Великой в Царицыно. До сих пор по истории этой церкви была подготовлена лишь одна статья, изданная в начале 1990-х годов специалистами Музея - Дворца «Царицыно» А.А. Барановой и А.А.Галашевич [1]. В предлагаемом исследовании мы хотим обратиться к одному из периодов истории этой церкви – с 1836 по 1903 гг. – почти 70-летнему периоду, когда в ней служило поочередно три поколения священников из одной семьи – Казанцевых. Это служение пресеклось в конце 1903 г., когда следующий преемник - Василий Казанцев , увлекшись новыми прогрессивными идеями предреволюционной поры конца ХIХ – начала ХХ в., отказался от духовной карьеры, уйдя в светскую жизнь. Между тем метаморфозы жизни «вернули» Василия в Царицыно в 1920-е годы: он стал первым директором музея краеведения в царицынском Дворце.

Цель статьи – на примере судьбы одной семьи священников - Казанцевых, служивших в церкви иконы Пресвятой Богородицы «Живоносный Источник» в Подмосковье (ныне - Москва), показать духовные традиции русских православных семей и показать роль революционно - светской идеологии конца ХIХ – начала ХХ в., повлиявшей на их ослабление. Статья подготовлена основе архивных материалов, почерпнутых из государственных архивов (Центрального государственного исторического архива г. Москвы и Центрального архива Московской области ) и архива семьи Казанцевых , а также на основе проведенных автором устных бесед с потомками семьи Казанцевых.

Священник о. Георгий

В июне 1836 г. в церкви Пресвятой Богородицы «Живоносный Источник» (далее – церкви Живоносный Источник) появляется священник – Георгий Андреевич (Казанцев) [2, Ф.2132. Оп 1. Д. 174; Ф.203. Оп.744. Д.2048. Л.59]. О. Георгий родился в 1791 г. в семье священника, о котором, к сожалению, нам ничего не известно [3, с.376]. В 1818 г. он окончил священнические курсы в Московской Академии и был рукоположен в священнический сан в церкви Успения Преображения Богородицы, в сел. Таболово Подольского уезда, где он и стал служить [2, Ф.203. Оп.744. Д.2048. Л.59]. Ему удалось приобрести уважение среди местного духовенства: в 1834 г., в возрасте 43 лет, о. Георгий стал духовником всех священно- и церковно - служителей Подольского уезда [3, с. 376]. О. Георгий женился на Елизавете Михайловне (1795 г. рожд.) [2, Ф.203. Оп.747. Д.1359. ЛЛ.74 -750]. В этом браке у священника появилось восемь детей: сыновья Иван (1822 г. рожд.), Андрей (1823 г.), Николай (1824 г.), Михаил ( 1831 г.), Владимир (1832 г.), Иоанн ( 1845 г. ) и дочери Мария ( 1825 г.), Анна ( 1835 г.[2, Ф.203. Оп.746. Д.904; Ф.203. Оп.744. Д.2048. Л.59]. Все мальчики окончили духовные учебные заведения: Московскую и Фиванскую духовные семинарии, а затем некоторые из них и Московское Донское училище. Со временем сыновья стали служить в различных храмах [2, Ф203. Оп.747. Д.1750]: Иван - дьяконом придворного Верхоспасского собора Кремля, Иоанн - дьяконом в храме сел. Дубровицы Подольского уезда (в 1869 г. он был переведен в храм Флора и Лавра, а в 1878 г. – дьяконом в храм своего отца - Живоносный источник в Царицыно. Сын Владимир стал служить в храме своего отца - в церкви Живоносный источник (1869 г.).

Причт церкви Живоносный источник состоял из трех человек: о. Георгию помогал дьякон Василий (Некрасов) и пономарь Федор (Смирнов). В данном составе притча храм функционировал в течение многих лет, вплоть до 1868 г. [2, Ф.203. Оп.746. Д.2508; Оп.745. Д.2068; Оп.747. Д.1868].

Поскольку церковь Живоносный Источник находилась внутри хотя и недостроенного, но Дворцового комплекса, она имела статус дворцовой церкви и подчинялась Московской Дворцовой конторе, которая была образована в 1831 г. и входила в Министерство Императорского двора. Такой статус позволял причту церкви иметь ряд привилегий: во-первых, из Уездного Казначейства и Московской Дворцовой конторы причт получал жалованье в размере 228 руб. 60 коп. в год (священник - 114 руб. 30 коп., дьякон и пономарь - по 57 руб. 15 коп.) [Ф.203. Оп.744. Д.2048. Л.59], во-вторых, дома причта были построены за счет «казны» [2, Ф.364. Оп.1. Т.2. Д. 6747. Л.3], в-третьих, причт имел право пользоваться усадебной церковной землею в размере 42 дес., в-четвертых, Московская Дворцовая контора осуществляла ремонт как церкви, так и домов причта [2, Ф.364. Оп.1. Д.12185. Л.1 об.; Д.6747. Л.1 об., Л.119].

Но в 1858 г. произошло важное для церкви событие: она была передана из Московской Дворцовой конторы в Московскую удельную контору , что, по сути, должно было значительно ухудшить материальное положение церкви, однако этого не произошло благодаря грамотной хозяйственной деятельности о. Георгия. По Генеральному плану, хранящемуся в Московской Дворцовой Конторе, церковь имела 42 дес. земли [2, Ф.203. Оп.640. Д.175; Оп.744. Д.2048. Л.59]. В 1855 г., еще до передачи церкви в удельную контору, о. Георгий продал большую часть своих земель этой же Московской удельной конторе под крестьянские наделы, за что получил право: 1) на получение пожизненного жалованья духовенству, 2) на ремонт церкви и домов причта за счет Удельной конторы. Это была очень удачная сделка для церкви, однако некоторые полученные права по этой сделке духовенству пришлось отстаивать в течение ряда лет в судебных инстанциях [2, Ф.364. Оп.1. Д. 6747. Л.1-127]. Когда церкви и домам причта потребовался ремонт, то Удельная контора… отказалась это делать. Более того, удельная контора предложила духовенству перевести дома в «собственность притча» (в этом случае священники должны ремонтировать свои дома самостоятельно). Власти объявили, что не хотят их ремонтировать, тогда о. Георгий потребовал вернуть церковные земли, которыми пользовались крестьяне [2, Ф.364. Оп.1. Т.2. Д. 6747. Л.3 об.]. В свою очередь Удельная контора обратилась к крестьянам, чтобы они оплачивали аренду этих земель в пользу церкви. В 1863 г. выборные крестьяне сел. Царицыно в количестве 82 чел. обсудили данный вопрос и отправили в Московскую Удельную контору «Уставную Грамоту», согласно которой они согласны были оплачивать эту аренду [2, Ф.364. Оп.1. Т.2. Д. 6747. Л.20-22 об.; Л.93-94 об.]. Через 10 лет переговоров и судебных разбирательств Удельное ведомство согласилось содержать причт, ремонтировать храм и дома причта [2, Ф.364. Оп.1. Д. 6747. Л.1-127]. Причем окончательное соглашение между Удельной и Дворцовой конторами и церковью состоялось уже при следующем священнике – сыне о. Георгия - о. Владимире (Казанцеве) в 1877 г.

Помимо жалования, которое причт регулярно получал от Удельной конторы, церковь имела и другие доходы: «кошельковые», «кружковые», «свечные», различные пожертвования от прихожан, доход, получаемый в виде процентных денег на вложенный в банк капитал [2, Ф.364. Оп.8. Д. 424; Ф.203. Оп.777. Д.131. гг. Л.141].

В первой половине ХIХ в. в храме увеличилось количество прихожан: помимо крестьян дер. Шадрово, Орехово, Хохловка, Царицыно, сел. Черная Грязь прихожанами были дворцовые садовники, работники оранжерей, «инвалидная команда» (садовая рота солдат), «дворцовые работники» – квартирмейстер, придворные камерлакеи, лакеи и т.д., работники фарфорового завода, работники царицынской конторы Удельного ведомства [2, Ф.203. Оп.745. Т.2. Д.989]. В это время недалеко от храма начала функционировать Царицынская лечебница , сотрудники которой также приходили на причастие в храм: врач Евгений Петров, сотрудники больницы - Ксения Герасимова , Иван Иванов, Иван Стефанов со своими семьями. По данным на 1815 г. в церковной общине Живоносного источника было более 550 прихожан [2, Ф.203. Оп.747. Д.895]. В середине ХIХ в. - уже 949 прихожан (745 крестьян, 69 военных, 78 статских (мещан и др.), в 1861 г. - 911 чел., в 1863 г. - 934 чел. [2, Ф.203. Оп.747. Д.1868].

Постепенно росло и число совершаемых в храме таинств: за 1802 г. в храме было совершено 56 таинств (27 крещений, 22 отпевания и 7 венчаний), 1806 г. – 84 (44 крещений, 30 отпеваний, 10 венчаний), 1812 г. - 83 (25 крещений, 34 отпевания, 24 венчания), 1856 г. – 82 (37 крещений, 36 отпеваний, 9 венчаний) [2, Ф.203. Оп.745. Т.2. Д.934; Д.989; Д.1065 А; Оп.746. 2386. Л.27 об.].

Уже в первой половине ХIХ в. Царицыно становится популярным местом отдыха для москвичей. Москвичи начинают активно посещать Царицыно, парк, пруды, Дворец, и, разумеется, церковь. Посещали церковь в Царицыно и царские особы. 24 августа 1851 г. Царицыно посетил Николай I и Императрица Александра. При подъезде к церкви их встречал священник о. Георгий Казанцев с крестом, «к которому приложившись, входили в церковь, а потом пробыв во Дворцовом саду около часа, напившись чаю в беседке «Миловидово», возвратились в столицу» [3, 4].

Священник о. Владимир

17 ноября 1868 г. в возрасте 75 лет о. Георгий умер. На место священника заступил его сын – Владимир. В 1854 г. он окончил Вифанскую семинарию по 2-ому разряду с отличными отметками и «скромным и добродушным» поведением [2, Ф.427. Оп.1. Д.1204. Л.3]. В 1855 г. его рукоположили в священники. До 1860 г. свое пастырское служение он осуществлял в другом храме (видимо в Бронницком уезде) [2, Ф.454. Оп.3. Д.79. Л.197]. В 1856 г. о. Владимир женился на Анне Ивановне . Как и его отец, он имел большую семью. У него было семеро детей: пятеро сыновей - Димитрий (1857 г.), Александр (1859 г.), Даниил (1862 г.), Михаил (1869 г.), Василий ( 1872 г.) и двух дочерей: Елизавету (1867 г.), Александру (1875 г.) [2, Ф.1371. Оп.1. Д.31. ЛЛ.32-36]. Как и дети о. Георгия, сыновья о. Владимира также получили духовное образование. Дочери о. Владимира замуж не вышли, жили в родительском доме и работали учительницами в местной земской школе.

При о. Владимире сохранялся прежний причт: пономарь Феодор, дьячок Василий (служил до конца марта 1879 г., когда заболел водянкой и 24 июля этого года умер). Умершего дьякона сменил родной брат о. Владимира – Иоанн Казанцев [2, Ф.203. Оп.780. Т.2. Д.1240. Л.135;Д.1274; Оп.777. Д.131], который, правда, прослужил в храме недолго (до конца 1884 г.). К сожалению, он вел себя в храме непристойно. В 1885 г., за нетрезвость и буйство Иоанна Казанцева по определению Епархиального ведомства отправили на исправление на два месяца в подмосковный мужской монастырь Вознесенская Давидова пустынь . Вернувшись оттуда, дьячок Иоанн вновь стал служить в храме Живоносный Источник и вновь стал плохо себя вести. В 1887 г. за дерзость и грубую брань в алтаре во время принятия Святых Даров ему было запрещено священничество . Он стал «заштатным дьяконом». 27 февраля 1889 г. в церкви Живоносный источник появился новый дьякон Владимир Ключаров , который служил в этом храме до 1896 г. [2, Ф.203. ОП.777. Д.133, 134].

о. Владимир продолжил переговоры, которые вел его отец – о. Георгий, с Удельной конторой о своих экономических привилегиях [2, Ф.364. Оп.1. Т.2. Д. 6747. Л.103-103 об.; Т.3. Д. 9810]. 31 декабря 1875 г. был подписан Договор № 9951 , согласно которому Дворцовое ведомство приобретало у церкви 35 дес. 440 сажень земли за 6500 руб. с «оставлением этого капитала в распоряжение Дворцового ведомства, а взамен сего капитала из доходов Дворцового ведомства постоянно производить Царицынскому притчу получаемое содержание по 228 руб. 69 коп. в год, отапливать и ремонтировать причтовских домов и церковь» [2, Ф.364. Оп.1. Т.3. Д. 12133. Л.3-3 об.]. Был подготовлен Нотариальный акт (купчая) от 24 ноября 1876 г. [2, Ф.364. Оп.1. Т.2. Д.7108. Л.3 – 3 об., 28]. В 1877 г. этот акт был утвержден в Московской Удельной Конторе. Таким образом, закончился конфликт между церковью, с одной стороны, и Дворцовой и Удельной конторами, с другой, который продолжался с 1858 г. Потребовалось почти 20 лет на согласование… С тех пор Удельная контора безотказно ремонтировала церковь и дома причта, а также платила жалование священнику, дьякону и пономарю. Так, в 1880-1883 гг. был проведен ремонт в церкви [2, Ф.364. Оп.1. Т.3. Д. 12133. Л.3-3 об.; Т.3. Д.9443; Т.3. Д. 12133. Л.35]. В 1885 г. Московская удельная контора планировала расходы на содержание в Царицыно дворцовых зданий и на другие предметы, она включала туда и некоторые работы по церкви и домов причта, например, очистка труб и мелкая чистка печей в доме притча [2, Ф.364. Оп.2. Д. 717].

О. Владимир начал искать спонсоров для того, чтобы не только ремонтировать, но и расширять храм. В частности, в 1881 г. таким спонсором стал местный дачник, доктор медицины, действительный статский советник А.И. Клементовский . В своем духовном завещании он предоставил огромную по тем временам сумму – 3000 руб. сер. на возведение теплой трапезной в левом приделе (названной позднее – приделом Дмитрия Солунского) [2, Ф.364. Оп.1. Д. 12185. Л.1-3]. Это было сделано архитектором П.Н. Лавиным [2, Ф.364. Оп.1. Д. 12140. Л.1-1 об.; Ф.54. Оп.140. Д.2; Ф.203. Оп.455. Д.8. Л.1].

Привлекались и средства прихожан, в частности, для строительства новой колокольни и правого придела (Казанской Божией Матери) [2, Ф.54. Оп.140. Д.2. Л.18-23; Оп.142. Д.4. Л.124; Оп.453. Д.471. Л.1-10; Д.10. Л. 1- 23, Ф.54. Оп.140. Д.2]. Отметим, что мнение крестьян в жизни церкви играло большую роль. Например, в 1866 г. часть церковных земель хотел купить владелец питейных заведений мещанин Щеглов с тем, чтобы построить в Царицыно кабак. Крестьяне выступили против и Щеглову отказали (1873 г.) [2, Ф.364. Оп.1. Т.2. Д. 6747. Л.99]. А вот колокольня была возведена. По окончании перестройки храма о. Владимир произнес проповедь, которая до сих пор хранится в семье потомков Казанцевых. Проповедь датируется 14 октября 1890 г. [4].

В 1860- е годы около церкви был построен дом, в котором планировалось открыть аптеку, однако о. Владимир был против того, чтобы рядом с церковью работала аптека. Собственнику аптеки ничего не оставалось делать, как продать этот дом. Его купил о. Владимир [2, Ф.364. Оп.1.. Д.9295]. В нем он прожил многие годы. Семья его отца проживала чуть дальше от церкви - на т.н. Поповой горке (на этом месте в настоящее время располагается пост охраны парка Царицыно).

В 1860-18780 - е годы количество прихожан храма Живоносный Источник постепенно увеличивалось за счет поселившихся в эти годы дачников. Перелом в «дачном освоении» Царицына произошел именно на рубеже 1860-х – 1870-х годов, когда была построена железнодорожная станция «Царицыно» и был разбит дачный поселок Новое Царицыно. К 1873 г. все его участки были отданы в долгосрочную аренду – на девяносто шесть лет. В аренду были также отданы Дворцовые постройки - Первый и Третий Кавалерские корпуса с прилегающими участками земли. С 1889 г. началось предоставление земель под дачи на Покровской стороне. В 1894 г. в Царицыне было более 240 дач, а к началу ХХ в. в Царицыне и окружающих его деревнях – уже более тысячи. Царицыно стало относиться к числу дорогих дачных местностей. В 1881 г. в храме состоялось 73 таинства (24 крещений, 41 отпеваний, 14 венчаний), в 1898 г. – уже 176 (108 крещений, 55 отпеваний, 9 венчаний) [2, Ф.203. Оп.780. Т.3. Ч.2. Д.1291. Л.208; Ф.203. Оп.746. 2386. Л.27 об.]. В 1883 г. Королевское Высочество Герцогиня Единбургская Мария Александровна со свитою изволили посещать Царицыно» [4]. В историческом архиве г. Москвы есть дело о «Дело о посещении Марии Александровны Романовой храма» (1883 г. ) [2, Ф.364. Оп.1. Т.3. Д. 12189]. В нем говорится следующее: 20 мая в 2 часа дня в Царицыно приехала Ее Императорское Высочество Великая княгиня Мария Александровна Герцогиня Эдинбургская со свитой из 5 чел., в числе которой был известный человек в России – лорд Вольслей. «Выйдя из экипажа около церкви» она гуляла, «в заключении осмотрела церковь».

Священник о. Михаил

В 1901 г. в храме произошли значительные перемены. Настоятель церкви о. Владимир Казанцев, оставаясь при храме, стал «заштатным» священником, а главным, совершающим все православные требы, стал его сын – Михаил . Михаил Казанцев окончил духовную семинарию. В семье потомков Казанцевых до сих пор хранится ученическая работа будущего священника, датируемая 1888 г. (когда мальчику было 9 лет, и он учился в третьем классе, под названием «Нравственные уроки из книги Иова для современного поколения»). Михаил Казанцев начал своего служение между 1891 и 1898 гг. в храме Знамения сел. Курово Московского уезда [2, Ф.203. Оп.780. Т.3. Ч.1. 2695, Ч.2. Д.2576]. К тому времени он уже был женат на Елизавете Васильевне . У о. Михаила, как и у его отца и деда, была большая семья: пятеро детей - первый его сын Феодосий родился в 1898 г., последний Серафим в 1903 г. О Владимир приезжал в сел. Курово, где состоялось крещение Феодосия [2, Ф.203. Оп.780. Т.3. Ч.1. Д.2666].

В начале ХХ в. в связи с увеличением количества прихожан увеличилось и количество "треб": в год совершалось около 200 таинств (примерно 100-110 крещений, 20-30 венчаний, 60-70 отпеваний) [2, Ф.203. Оп.780. Т.5. 4915].

При о. Михаиле в 1903 г. был образован Совет - Царицынское церковно - приходское попечительство , который стал заниматься вопросами оказания помощи населению в случае несчастий, при пожаре, падеже скота и т.д. В него вошли богатые дачники, проживавшие около церкви, и являвшимися прихожанами [5]. Многие прихожане храма пользовались ссудами и кредитами, полученными в этом Попечительстве [5, с.91-104]. Совет продолжал свою работу вплоть до революции. При приходском попечительстве на территории храма, внутри церковной ограды, была организована амбулатория для приходящих больных [2, Ф.1371. Оп.1. Д.31. ЛЛ.32-36].

1 сентября о. Михаил заболел, и 24 ноября 1903 г. в возрасте 34 лет он умер от врожденного порока сердца. Семья Казанцевых была очень дружная: тетушки и дядюшки – дети о. Владимира взяли на себя заботу о детях о. Михаила. Крестными о. Серафима, родившегося за полтора месяца до смерти своего отца, стали брат и сестра о. Михаила - потомственный почетный гражданин - Александр Владимирович Казанцев и Александра Владимировна Казанцева [2, Ф.2132. Оп 2. Д. 182. Л.22 об.]

Встал вопрос о преемнике о. Михаила. Другие сыновья о. Владимира, несмотря на то, что все окончили духовные семинарии, отказались от духовного служения, предпочитая светские карьеры: Димитрий стал работать банковским служащим, получил статус личного дворянина­, жил в Москве, в Замоскворечье. Александр стал почетным потомственным гражданином г. Москвы. Он тоже стал жить в Москве [6]. О. Владимир возлагал большие надежды в продолжении священнического служения на младшего сына Василия, однако он тоже избрал светскую карьеру.

Как подчеркивал игумен Дамаскин (Орловский), «начало ХХ века характеризовалось не только разгаром терроризма, но и неудержимой пропагандой безбожия, дело доходило до того, что дети из семей священнослужителей под давлением общественного мнения отказывались принимать священный сан» [7, с.78].

Василий, как и другие его братья, поступил на учебу в духовное заведение, в 1891 г. он окончил Перервинское духовное училище и планировал на следующий год поступать в Московскую Духовную Академию. Тем не менее, еще учась в духовном училище, у Василия появились проблемы с поведением. Поэтому для того, чтобы его взяли в Академию, пришлось предоставлять дополнительные документы о его благочестивой жизни при церкви Живоносный источник, которые были сделаны благочинным Московского уезда Пехрянской десятины [2, Ф.229. Оп.4. Д.1591. Л.13].

В аттестационном документе Василия, который он получил в Перервинском духовном училище, по «поведению» стояло «четыре». Это не устраивало руководство Академии, однако его благодаря рекомендации благочинного Московского уезда все же приняли. В 1896 г. Василий Казанцев окончил Академию, получил диплом… и в 1898 г. отказался принимать священный сан, а предпочел отправиться в Полтавскую духовную семинарию, где начал работать инспектором [2, Ф.229. Оп.4. Д.1591. Л.13]. Служил он благополучно и уже через 7 лет, в 1905 г., получил орден Станислава третьей степени.

По воспоминаниям его внука - Юрия Васильевича Казанцева, в семье Казанцевых существовала легенда – о. Владимир очень хотел передать свою должность именно сыну - Василию, видимо понимая, что о. Михаил не очень здоров. Тем не менее под влиянием прогрессивных идей Василий, как вспоминает Юрий Васильевич, ушел с 3-его курса Академии и стал учиться на историческом факультете Московского университета. Получил распределение в Ростов Великий и был доволен своей новой профессией, не намереваясь быть священником. Василий вместе с молодой женой уехал жить и работать в Ростов Великий [6]. Василий Казанцев стал работать инспектором, преподавателем и наставником в Ростовской мужской гимназии Ярославской губернии и к 1916 г. он уже имел должность статского советника. Эта гимназия называлась в те годы Кекинской по фамилии известного в округе крупного мануфактурщика Кекина , у которого в озере Неро утонул сын. Кекин в память своего сына организовал гимназию [6]. У Василия и его жены – Варвары Ивановны родилось два сына – Юрий (1916 г.) и Анатолий (1920 г.) [2, 203. Оп.780. Т.5. 4915].

Храм остался без священника. О. Владимир была еще жив, но, будучи «заштатным», он уже не имел права служить в храме. И поэтому в течение нескольких месяцев, с 1 сентября по 31 декабря 1903 г. в храме служили близкие друзья о. Владимира - священники соседних храмов: о. Василий (Богоявленский) из сел. Борисово и о. Сергей (Хавский) из сел. Сабурово. 1 января 1904 г. в храме появился новый постоянный священник - Алексей Фивейский.

О. Владимир оставался при храме Живоносный источник еще долгих 11 лет. В 1905 г. местная православная община и духовенство отмечало 50-летие его служения в сане священника [8]. Духовенство совместно с известными прихожанами церкви, членами Попечительского совета, а также родственниками о. Владимира подготовили Адрес в честь о. Владимира. Этот документ до сих пор хранится в семейном архиве Казанцевых [8]. Умер о. Владимир 3 августа 1911 г. от «старческого кровоизлияния в мозг». Его вдова - Анна Ивановна продолжала жить в собственном доме около храма. Она умерла 31 июля 1918 г. в возрасте 84 года от старости [2, Ф.2132. Оп.2. Д.188] . В этом доме продолжал жить их младший сын - Василий со своей женой – Варварой Ивановной и детьми, вплоть до 1980-х годов [6]. В 1950 г. Варвара Ивановна продала часть дома зубному врачу, продолжая жить в своей половине дома одна до своей смерти – до 1989 г. Затем дом был разрушен, было построено новое здание, в котором до сих пор сохраняется погреб старого дома Казанцевых [6].

Фото из архива семьи Казанцевых. Священник о. Владимир (в центре сидит) слева от него его супруга – Анна Ивановна, справа – сын о. Михаил. Крайний справа стоит - Василий Казанцев, крайний слева стоит – Александр Казанцев. 1903 г.

Музей краеведения «Царицыно»

В 1930-е годы храм Живоносный источник был закрыт, тем не менее, как указывалось выше, родственники о. Владимира Казанцева (семья Василия Казанцева) продолжали жить в доме при храме и после его закрытия. В 1926 г. согласно переписки Московского Коммунального Хозяйства и Московского отдела Народного хозяйства (МОНО), было принято решение о восстановлении и ремонте усадьбы Царицыно, которая была передана в ведение МОНО [9, Ф. 66. Оп.11. Д.3450. С.193]. В том же году по инициативе Василия Казанцева был создан музей «Царицыно» [9, Ф. 966. Оп.4 Т.2.Д.1028. С.8-10, 17, 19]. Через два года, 21 августа 1928 г., Ленинский Волисполком принял решение об образовании при музее Краеведческого общества , куда вошли ее инициаторы: Желтов, К.С. Тихомиров и В.В. Казанцев (Протокол № 75) [9, Ф. 744. Оп.1. Д.488. С.193]. Также Василий Казанцев стал главным консультантом и при работах по благоустройству царицынского парка. В архивных материалах сохранился план реставрации парка, утвержденный в музейном отделе МОНО [9, Ф. 966. Оп.4 Т.2.Д.2502. С.2]. Директором музея в эти годы был К.С. Тихомиров, а В.В. Казанцев, работая научным сотрудником, часто замещал ТИхомирова. Так, на заседаниях Совета Историко - художественных и краеведческих музеев Москвы и Подмосковья (5.04.1929 г. и 25.09.1929 г.), протоколы которых хранятся в архиве Московской области, Василий значится как заведующий музеем «Царицыно» [9, Ф. 966. Оп.4 Т.2.Д.2502. С.8]. В этом же музее работала и жена Василия – Варвара Ивановна . В 1935 г. в музей был назначен новый директор - некто Кокошинский . По семейным преданиям, Василий не смог с ним работать и был вынужден уйти из музея, стал служить в Книжной палате [6]. Подтверждение материалам устной истории мы нашли в Центральном архиве Московской области: там хранится письмо, подписанное Кокошинским, о неблагонадежности сотрудника музея Василия Казанцева. Однако на следующий год музей и вовсе был закрыт. Казанцевы продолжали жить в своем доме при церкви в Царицыно. В 1940-50-е годы, по семейным преданиям, Варвара Ивановна Казанцева с разрешения поселкового совета проводила неофициальные экскурсии по Царицыно [6]. Их сын – Юрий - внук о. Владимира, проживал вместе с ними, ходил в храм на службы, прислуживал во время служб, за что его исключили из пионеров, но он продолжал ходить в храм [6]. После закрытия храма Живоносный источник Василий вместе с сыном Юрием по праздникам посещал Елоховский собор [6]. В советские годы семья Казанцевых разрослась: у обоих детей Василия – Юрия и Анатолия появились свои семьи: дети, внуки, правнуки. Все они чтут память своих предков – священников.

Казанцевы оказались похороненными на разных кладбищах. Священники о. Георгий, о. Владимир, о. Михаил были похоронены внутри ограды церкви Живоносный источник: в 1868 г. - священник Георгий Андреевич Казанцев, в 1903 г. – о. Михаил Казанцев, в 1911 г.- о. Владимир Казанцев [3, с.376; 2, Ф.203. Оп.777 Д. 135]. По семейным преданиям, могила о. Владимира Казанцева, его брата – Михаила и жены о. Владимира – Анны Ивановны была одна. Над могилами было два памятника - из мрамора - один белый, а второй – розовый. Располагались снаружи за алтарем, впритык к зданию. В семейном архиве Казанцевых есть фотография, подтверждающая эти воспоминания, на которой изображены памятники [8]. В 1990-е годы случайно люди натыкались на могилы внутри ограды церкви. 10 сентября 1991 г. при постройке теплотрассы был разрушен склеп и вскрыт оцинкованный саркофаг оригинальной формы и 8-ю ручками. В нем лежал скелет в одеянии священника. Кости рук держали медный крест с изображением распятого Христа. Кости ступней ног держали новые кожаные тапочки. В ногах находилось соборное масло в плоской бутылочке. Видимо это была могила священника о. Георгия Казанцева. Над прахом вскрытого саркофага священник церкви Живоносный источник о. Георгий (Бреев) , много сделавший для ее возрождения в 1990-е годы, прочитал молитву. Остальные Казанцевы были похоронены на кладбище сел. Орехово: дочери священника о. Владимира - Елизавета и Александра, Василий Казанцев, его жена – Варвара и др. [6].

Заключение

Анализ архивных данных и материалов устной истории свидетельствует, что к 1917 г. духовный кризис, начавшийся задолго до этого времени, примерно в 1860-1880-е годы, достиг своей максимальной точки. На примере истории жизни и священнического подвижничества династии Казанцевых, которые многие годы служили в церкви Иконы Пресвятой Богородицы «Живоносный Источник» (Царицыно, Подмосковье, ныне - Москва), было выявлено, как этот духовный кризис отразился на православных семьях: поколение детей священников оказались в сфере влияния новых, «прогрессивных», революционных идей. Несмотря на то, что все они получали по православной традиции духовное образование, тем не менее священнический сан они отказывались принимать, предпочитая светскую жизнь. Глубокая и насыщенная духовная жизнь их предков не смогла «противостоять» силе и напору новой идеологии конца ХIХ – начала ХХ в. Как нам представляется, описание истории одной православной династии помогает нам понять неизбежность того, что произошло впоследствии в революционные годы начала ХХ в.

Библиография
1.
Баранова А.А., Галашевич А.А. Церковь Живоносного источника в усадьбе «Цари-цыно» // Царицынский научный вестник. Вып.1. М., 1993. С.45-76.
2.
Центральный исторический архив г. Москвы.
3.
Русский провинциальный некрополь под ред.Вел.кн. Николая Мих. М., 1914. 1008 с.
4.
Летопись церкви Живоносного Источника // Архив семьи Казанцевых.
5.
Бабич И.Л. Православная жизнь дачников Подмосковья конца ХIХ – начала ХХ в. (на примере прихода церкви иконы Божией Матери «Живоносный источник» в Царицыно) // Genesis: исторические исследования. 2017, № 4, С. 91-104.
6.
Бабич И.Л. Полевые материалы автора. Беседы с Юрием Васильевичем Казанцевым, 2007.
7.
Дамаскин (Орловский), игумен. Житие новомучеников и исповедников российских ХХ века Февраль. Тверь, 2005. 558 с.
8.
Архив семьи Казанцевых.
9.
Центральный архив Московской области.
References (transliterated)
1.
Baranova A.A., Galashevich A.A. Tserkov' Zhivonosnogo istochnika v usad'be «Tsari-tsyno» // Tsaritsynskii nauchnyi vestnik. Vyp.1. M., 1993. S.45-76.
2.
Tsentral'nyi istoricheskii arkhiv g. Moskvy.
3.
Russkii provintsial'nyi nekropol' pod red.Vel.kn. Nikolaya Mikh. M., 1914. 1008 s.
4.
Letopis' tserkvi Zhivonosnogo Istochnika // Arkhiv sem'i Kazantsevykh.
5.
Babich I.L. Pravoslavnaya zhizn' dachnikov Podmoskov'ya kontsa KhIKh – nachala KhKh v. (na primere prikhoda tserkvi ikony Bozhiei Materi «Zhivonosnyi istochnik» v Tsaritsyno) // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2017, № 4, S. 91-104.
6.
Babich I.L. Polevye materialy avtora. Besedy s Yuriem Vasil'evichem Kazantsevym, 2007.
7.
Damaskin (Orlovskii), igumen. Zhitie novomuchenikov i ispovednikov rossiiskikh KhKh veka Fevral'. Tver', 2005. 558 s.
8.
Arkhiv sem'i Kazantsevykh.
9.
Tsentral'nyi arkhiv Moskovskoi oblasti.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"