Статья 'Социальные конфликты вокруг размещения провокационной рекламы (региональный аспект)' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Социальные конфликты вокруг размещения провокационной рекламы (региональный аспект)

Милюкова Анна Геннадьевна

кандидат филологических наук

доцент кафедры медиакоммуникаций, технологий связей с общественностью и рекламы Алтайского государственный университет

656049, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Димитрова, 66

Milyukova Anna

PhD in Philology

Docent, the epartment of Media Communications, Public Relations Technologies and Advertising, Altai State University

656049, Russia, Altaiskii krai, g. Barnaul, ul. Dimitrova, 66

megasdrw@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2017.9.23467

Дата направления статьи в редакцию:

30-06-2017


Дата публикации:

12-10-2017


Аннотация: Предметом работы являются региональные конфликты вокруг размещения спорной (провокационной, эпатажной, шоковой) рекламы. Рассмотрены юридические и коммуникативные аспекты провокационной рекламы. Определены особенности конфликтологического подхода к данной рекламе. Проанализованы структура конфликтов (предмет, субъекты, среда, позиции, интересы, ресурсы сторон), их динамика (характеристика стадий конфликта, объяснительные модели, инцидент, эскалация, конфликтогены, цена продолжения/завершения конфликта), функции, методы управления конфликтами либо их разрешения (стратегии и тактики поведения участников, способы разрешения, роль государственных структур). Методология исследования основана на структурно-динамическом анализе конфликтных ситуаций. Выборка данных ситуаций получена с помощью контент-анализа СМИ. Конфликтологический анализ случаев размещения рекламных конструкций в регионах России, по нашим данным, не проводился, что обусловливает научную новизну данной статьи. Данные конфликты отличает институализированный характер, анонимный характер одной из сторон конфликта, официальный характер конфликтной коммуникации, большая роль государства в разрешении конфликтов, субъект-объектная модель взаимоотношений участников. Информационные поводы инициированы либо представителями государства, либо политических/общественных организаций. Несмотря на то, что большинство разбирательств касаются малого бизнеса, представители бизнеса не формируют повестку дня по этому вопросу.


Ключевые слова: социальный конфликт, реклама, провокационная реклама, шокирующая реклама, эпатажная реклама, оскорбительная реклама, ненадлежащая реклама, массовый протест, акция протеста, инцидент

Abstract:  
The subject of this work is the regional conflicts around the allocation of controversial (provocative, outrageous, shocking) advertising. The legal and communicative aspect of the provocative advertising are being examined. The author analyzes the structure of conflicts (subject, object, environment, positions, interests, resources of the parties), their dynamics (characteristic of the conflict stages, explanatory models, incident, escalation, cost of continuation/ending of a conflict), functions, methods of conflict management or resolution (participants’ behavioral strategies and tactics, solution methods, role of government structures). Methodology of the research is based on the structural-dynamic analysis of conflict situations. According to the author’s data, the conflictological analysis of the cases of allocation of advertising structures in the Russian regions has not been previously conducted, which justifies the scientific novelty of the article. The aforementioned conflicts are distinguished by the institutionalized character, anonymous character one of the parties of a conflict, official character of the conflict communication, significant role of government in resolving the conflicts, subject-object model of relationship between the participants. The information motives are initiated by either the state representatives or political/social organizations. Despite the fact that the majority of disputes concern the small businesses, the business representatives do not form an agenda on this matter.
 



Keywords:

Incident, Protest campaign, Mass protest, Inappropriate advertising , Abusive advertising, Outrageous advertising, Shocking advertising, Provoking advertising, Advertising, Social conflict

Введение

В научной литературе провокационной (эпатажной, шокирующей) называется «реклама, использующая мотивы, которые повсеместно признаются рискованными, вызывающими смешанные чувства у ее получателей, ... тематически связанная с сексом, смертью, порнографией, насилием, ... реклама на грани хорошего вкуса, сознательно преступающая общепринятые нормы [11, с. 144]. Также имеет определение оскорбительная реклама: «это рекламное сообщение, которое наряду с привлечением повышенного внимания вызывает у части или большинства потребителей реакцию отвращения, брезгливости, обиды, страха или возмущения» [16, с. 14].

Исследователи неоднократно подчеркивали, что принцип толерантности далеко не всегда выдерживается в рекламной коммуникации, особенно в коммерческой рекламе [8, с. 210]. Более того, как отмечает В. Н. Степанов, рекламный дискурс носит провокативный характер сам по себе, так как его целью является вызвать желаемое психологическое состояние у массовой аудитории [27]. Активное использование эпатажа в рекламе обусловлено желанием гарантированно и быстро привлечь внимание адресата при меньших либо сопоставимых финансовых затратах [20; 25]. Шокирующая реклама в маркетинговой деятельности некоторых компаний является специальным инструментом, формирующим имидж бренда (например, Aviasales, Burger King, а в прошлом ‑ Евросеть). Как заметила А. Соколова, «шокирующая реклама помогает сети <Burger King> не только привлекать внимание, но и отвлекать аудиторию от негативных новостей. В тот же день, когда появились сообщения о том, что в одном из ресторанов обнаружили тело мужчины с признаками передозировки наркотиков, компания разослала сообщения о новом бургере в честь художника Павленского — в съедобной колючей проволоке, с яйцом, прибитым к платформе гвоздем, или с подгоревшей булочкой» [26].

Вместе с тем, как считает, например, Л. В. Балахонская, эпатажные приемы в рекламной коммуникации способны иметь социально-деструктивные последствия, проявляющиеся в подрыве нравственных основ общества, разложении нравственных ценностей, культивировании эгоцентризма, насилия, жестокости, сексуальности [9, с. 77]. Несмотря на доказанную неэффективность определенных тем провокационной рекламы [24] и достаточно крупных штрафов за ненадлежащую рекламу [23], она продолжает активно использоваться в России.

В исследовательской литературе нашли отражение юридические [см., например, 19; 22; 29], лингвистические [см., например, 10; 14; 33] и коммуникативные [12; 30; 34] аспекты провокационной (эпатажной, шоковой) рекламы. Отметим, что если российские коммуникативные исследования в большей степени носят описательный характер, то в зарубежной традиции при помощи социологических методов хорошо исследованы критерии оценки потребителями оскорбительной рекламы, влияние такой рекламы на корпоративный бренд, влияние на намерение совершать покупки и т.д. [см., например, 1; 2; 3; 4; 6].

Понятие провокационной (эпатажной) рекламы не имеет законодательной базы. В федеральном законе «О рекламе» определяются только понятия «ненадлежащей», «недобросовестной» и «недостоверной» рекламы и оговаривается, что «не допускается использование бранных слов, непристойных и оскорбительных образов, сравнений и выражений, в том числе в отношении пола, расы, национальности, профессии, социальной категории, возраста, языка человека и гражданина, официальных государственных символов …, религиозных символов, объектов культурного наследия …» [31]. В практике применения закона и в комментариях юристов и представителей ФАС возникают не определенные в законе термины «агрессивная реклама», «запрещенная реклама», «неэтичная реклама», «оскорбительная реклама». Такая расплывчатость формулировок и сложность квалификации рекламы как неэтичной, оскорбительной вызывает юридические трудности. Как обобщает в своей диссертации «Информационные споры в связи с ненадлежащей рекламой в СМИ и кинопродукции» А. В. Моргун, «суды во многих случаях принимали решения по делам о ненадлежащей рекламе, исходя из своих субъективных вкусовых представлений, в частности, об оскорбительных образах, бранных словах (очевидных или зашифрованных в тексте рекламы) и т.п.» [22, с. 4].

Сложности с юридической квалификацией рекламы как неэтичной, оскорбительной порождают многообразные конфликтные ситуации в этой сфере.

Обратимся к конфликтологическому подходу в исследовании подобной рекламы. Конфликт определяется как «негативная форма взаимодействия» (когда «одна из сторон стремится нейтрализовать противодействующего ему субъекта либо группу субъектов»), «совокупность принудительных действий по преодолению устремлений оппонентов и социальной ситуации в целях удовлетворения своих потребностей и носящих утвердительно-отрицательный характер» [18, с. 23]. С точки зрения конфликтологии конфликтные ситуации, связанные с размещением рекламы, чаще всего относятся к экономической сфере, предпринимательским отношениям, в частности, к маркетинговой деятельности организации. Данная тема изучалась А. И. Стребковым, Г. Г. Газимагомедовым, М. Ю. Абабковой, В. А. Евдокимовым [7; 28]. В данных работах рассматриваются конфликтогенная природа маркетинговой деятельности, методы управления конфликтами в маркетинговой деятельности, вопросы бизнес-этики в маркетинге. Также рассматривается реклама в СМИ как средство политизации социального конфликта [13]. Исследователями признается, что реклама является наиболее противоречивой в этическом смысле частью маркетинговой деятельности [7, с. 138] в силу того, что в ней создаются ложные ожидания и негативные стереотипы, нарушаются культурные нормы общества и правила русского языка. Основным инструментом предупреждения подобных конфликтов называется следование этическим кодексам в маркетинговой деятельности, саморегулирование участников бизнес-отношений, следование концепции корпоративной социальной ответственности.

Конфликтологический анализ случаев размещения рекламной продукции в регионах России, по нашим данным, не проводился, что обусловливает научную новизну данной статьи.

Методология исследования

Дадим структурно-динамический анализ конфликтов вокруг размещения провокационной рекламы в регионах России: оценим их структуру (предмет, субъекты, среда, позиции, интересы, ресурсы сторон), динамику (характеристика стадий конфликта, объяснительные модели, инцидент, эскалация, конфликтогены, цена продолжения/завершения конфликта), функции, методы управления конфликтами либо их разрешения (стратегии и тактики поведения участников, способы разрешения). Подробно план анализа социального конфликта представлен в нашем учебном пособии [21, с. 238-240].

Базой нашего исследования стали новостные сообщения о размещении рекламы, вызвавшей конфликтные ситуации. Мы провели контент-анализ новостей посредством сервиса «Яндекс. Новости» за период с 1.01.2015 г. по 1.01.2017 г. Использовались запросы: «было признано нарушением реклама», «ФЗ О рекламе», «ненадлежащая реклама», «недобросовестная реклама», «недостоверная реклама», «в рекламе не допускается», «бранные слова в рекламе», «непристойные образы в рекламе», «неэтичная реклама», «оскорбительная реклама», «эпатажная реклама конфликт», «провокационная реклама конфликт», «шоковая реклама конфликт», «массовый протест реклама», «акция протеста реклама», «пикет реклама», «принес извинения за рекламу». Всего было обнаружено 6679 сообщений. Из данного массива было выделена выборка сообщений, содержащих региональные новости о конфликтах вокруг рекламы (40 сообщений).

Структурный анализ конфликтов

Основными субъектами (участниками) конфликтов, предмет которых – спорная реклама (в подавляющем большинстве случаев – наружная), являются рекламные производители и распространители рекламы, рекламодатели, потребители, государственные органы и общественные организации, СМИ, а также широкая общественность.

Особенностью данных конфликтов является анонимный, безличный характер одной из сторон конфликта (аудитория рекламы). В подавляющем большинстве это местные жители, выступающие как индивидуально (с жалобами), так и коллективно (проводящие акции протеста, рейды против незаконной рекламы). Активность в инициировании данных конфликтов либо участии в них проявляют различные общественные организации: «Молодая Гвардия Единой России» (МГЕР), «Общероссийский народный фронт» (ОНФ), родительские комитеты, территориальные общественные советы, а также региональные организации: фонд «Полиция нравов» (Волгоград), благотворительный фонд «Люди Татарстана» (Набережные Челны), общественное движение «Народный собор» (Новосибирск), общественное православное движение «Александр Пересвет» (Тюмень), движение «Красивый Петербург», арт-группа «Явь» (СПб). Из упоминаемых профессиональных групп наибольшую активность проявляют депутаты, студенты, журналисты (Табл.1). Перечисленные субъекты выступают инициаторами конфликта, и их сторону представляет Федеральная антимонопольная служба (ФАС), если она привлекается для проверки рекламы.

Таблица 1. Субъекты (инициаторы) конфликтов в сфере рекламы

Субъект (инициатор) конфликта

Количество упоминаний

Местные жители

17

МГЕР

6

ОНФ

3

Родительские комитеты

2

Другие общественные организации

8

Журналисты

2

Студенты

1

Депутаты

1

Включение в конфликт представителей политических объединений позволяет говорить о политизации подобных конфликтов.

Второй стороной конфликта выступают представители бизнеса. Большинство разбирательств касаются малого бизнеса (чаще всего упоминаются бары, алкомаркеты, ночные клубы, см. Табл. 2). Это распределение коррелирует с данными ФАС, согласно которым наибольшее количество нарушений допускается в рекламе финансовых и медицинских услуг, лекарственных средств и алкоголя [15]. То, что в разбирательствах задействован именно малый бизнес, влечет за собой используемые стратегии поведения в конфликте, на чем мы остановимся ниже.

Таблица 2. Профиль компаний-заказчиков рекламы

Профиль деятельности компании

Количество упоминаний

Бары, торговля спиртным

7

Ночные клубы, стриптиз-клубы

5

Микрофинансовые организации

1

Телеканалы

1

Клининговые компании

1

Автомойки

1

Продажа курительных смесей

1

Такси

1

Продажа контрацептивов

1

Спа-салоны

1

Рекламные агентства

1

Продажа водонагревателей

1

Юридические компании

1

Торговые сети

1

Нет упоминания профиля компании-заказчика рекламы

16

Необходимо отметить, что информационные поводы инициированы либо представителями государства (ФАС), либо политических/общественных организаций (МГЕР, ОНФ). Таким образом, представители бизнеса не формируют повестку дня по этому вопросу. Информационная среда конфликта выглядит неравновесно, так как создается позитивное представление о государстве (защищает интересы граждан) и негативное – о предпринимателях, готовых на все ради прибыли.

Если говорить о персональном имидже наиболее активных участников, то чаще всего комментируют конфликтные случаи представители Федеральной антимонопольной службы (роль – эксперты) и общественные деятели, причем последние упоминаются не всегда в позитивном контексте (например, новосибирский «православный активист» Виктор Задоя, который стал «известен многими публичными скандалами»).

Остановимся на корпоративном имидже участников конфликтов. Самый яркий, понятный, позитивный имидж создается у активных субъектов информационного поля, о которых мы писали выше. Говоря о корпоративном имидже бизнес-субъектов, отметим его невыраженный/негативный характер (отсутствие публичной позиции организации). Исключения в этом плане единичны. Например, новокузнецкая юридическая компания, разместившая неоднозначную рекламу своих услуг с изображением Геббельса и слоганом «Мы не разбираемся в рекламе, зато мы знаем законы», принесла официальные извинения жителям города (Новокузнецкая фирма извинилась за рекламу с Геббельсом // Газета Кемерова. 15.01.2016). Такие шаги являются прерогативой, скорее, крупного бизнеса, заботящегося о своей репутации и разрабатывающего планы антикризисного реагирования.

Для данных конфликтов, в которых позиции сторон достаточно прозрачны (демонтировать либо оставить спорную рекламу), любопытно проанализировать интересы участников. Для местных жителей интересом, очевидно, является комфортная городская среда без раздражающей и оскорбляющей рекламы. Для государственных и общественных организаций важно поддержание своей репутации как социально ответственных и стабильной упоминаемости в СМИ. Кстати, для большинства представителей бизнеса, вовлеченных в подобные разбирательства, перечисленные интересы нерелевантны. В своих комментариях они говорят о необходимости оставить возможность свободного рекламного креатива. Также понятна необходимость соблюдать бизнес-интересы.

Участники конфликтов, в основном, используют социальные и информационные ресурсы, причем активнее это делает сторона жителей и общественников.

Динамический анализ конфликтов

Участники используют разные объяснительные модели конфликтов. Например, контролирующие органы склонны использовать объективные объяснения (размещена реклама, не соответствующая закону), представители бизнеса – субъективные («жалоба в ФАС – это происки конкурентов», «вы не поняли нашего креатива», «мы не знали, что наши действия противоречат закону»). Тем самым в конфликтах создается субъект-объектная модель взаимоотношений участников.

Большинство из упоминающихся в СМИ конфликтов включают такую последовательность шагов: размещение рекламного баннера (инцидент), обращение недовольных в ФАС, разбирательство по поводу рекламы, вынесение предписания, реклама демонтируется / решение обжалуется. Латентный период (предконфликт), по сути, отсутствует, стороны не взаимодействуют до начала разбирательства. В стадии собственно конфликта общение происходит через посредство антимонопольного органа. То есть формальные отношения сторон до инцидента и во время конфликта выражаются в официальном характере конфликтной коммуникации.

Можно говорить об институциализированном характере конфликтов, так как они представляют собой процедуру с участием государственного органа, предполагающую определенный порядок действий. Эскалация в большинстве конфликтов отсутствует, что объясняется институциализированным характером взаимодействия (конфликты практически сразу идут по пути разрешения, участники свертывают конфликтное противоборство).

Говоря об используемых стратегиях поведения участниками конфликта (согласно сетке Томаса – Киллменна (Thomas, Kilmann)), следует отметить используемое и той, и другой сторонами соперничество. Это объясняется угрозой значительных материальных издержек (со стороны рекламодателей) и сильным возмущением, оскорбленными чувствами другой стороны. К стратегии приспособления переходят рекламодатели, в итоге вынужденные демонтировать рекламную конструкцию. Впрочем, некоторые из них даже после предписания ФАС вновь устанавливают запрещенные конструкции, тем самым сохраняя первоначально избранную конфликтную стратегию.

По итогам конфликта происходит сохранение либо демонтаж рекламного баннера, участники получают упоминания в СМИ, представители бизнеса – определенную репутацию для государственных органов и общественности, повышают знания и приобретают опыт в области применения на практике федерального законодательства о рекламе. В целом конфликты несут больше конструктивных функций.

Анализ методов управления/ разрешения конфликтов

Используемые тактики – в большинстве своем нейтральные. Репертуар конфликтных действий одной стороны (местных жителей, общественников) более разнообразен и включает подачу жалоб в различные инстанции, проведение акций протеста, инициирование материалов в СМИ, пикеты, сбор подписей, подписание петиций, заклеивание/закрашивание рекламных баннеров. Рекламодатели/распространители используют судебные апелляции. Обе стороны участвуют в разбирательствах в ФАС. Среди жестких тактик – единичный пример физического насилия («Активист «Красивого Петербурга» задержал напавшего на него расклейщика рекламы»). К мягким тактикам, использующимся крайне редко, можно отнести принесение извинений.

Положительные последствия протестных действий заключаются в том, что они помогают привлечь внимание к проблеме, институциализировать противоборство, создать новые механизмы управления конфликтом [Кольба]. В случае конфликтов вокруг рекламы различные формы протеста и другие активные конфликтные действия, не связанные с судебными разбирательствами, (протестные акции, пикеты, извинения, создание специальных страниц/сообществ в интернете, переговоры) используются редко. Это дает основание подтвердить свернутый и институциализированный характер конфликтов, что снижает социальную напряженность и позволяет разрешать противоречия в правовом поле.

Выводы

По итогам конфликтологического рассмотрения спорной (эпатажной, шоковой, провокационной) рекламы мы можем сделать следующие выводы.

1. Из всех разновидностей медийной рекламы наружная реклама является самым «конфликтогенным» рекламным носителем.

2. Особенностью данных конфликтов является анонимный, безличный характер одной из сторон конфликта (аудитория рекламы). Формальные отношения сторон до инцидента и во время конфликта выражаются в официальном характере конфликтной коммуникации, протекающей через посредство государственного органа.

3. Информационные поводы инициированы либо представителями государства (ФАС), либо политических/общественных организаций (МГЕР, ОНФ). Для данных структур актуальны интересы поддержания своей репутации и стабильной упоминаемости в СМИ. Наблюдается тенденция к политизации таких конфликтов.

4. Несмотря на то, что большинство разбирательств касаются малого бизнеса, представители бизнеса не формируют повестку дня по этому вопросу. Для данных конфликтов характерна субъект-объектная модель взаимоотношений участников: субъектами выступают заявители (местные жители), государство, общественные организации, объектом - представители бизнеса. Корпоративный имидж бизнес-субъектов отличает невыраженный/негативный характер (несформированность, отсутствие публичной позиции по конфликту). Не востребованы технологии антикризисных коммуникаций, корпоративной социальной ответственности.

5. Данные конфликты институализированы, что снижает социальную напряженность и интенсивность конфликтных действий.

6. Несмотря на фиксируемую юристами сложность квалификации рекламы как оскорбительной, в материалах СМИ за рассматриваемый период не представлено неоднозначных случаев толкования спорной рекламы.

Библиография
1.
Ernest Cyril De Run, Muhammad Mohsin Butt, Kim Shyan Fam, Hui Yin Jong, (2010) "Attitudes towards offensive advertising: Malaysian Muslims' views", Journal of Islamic Marketing, Vol. 1 Issue: 1, pp.25-36, doi: 10.1108/17590831011026204.
2.
Fam Kim Shyan, Waller David S. (2003), "Advertising controversial products in the Asia Pacific: What makes them offensive?", Journal of business ethics, Vol. 48, Issue 3, pp.237-250.
3.
Pendergast G., Hwa H. Ch. (2003), "An Asian perspective of offensive advertising on the web", International journal of advertising, Vol.22, Issue 3, pp.393.
4.
Timothy P., Christy Ph.D. (2006) "Females' Perceptions of Offensive Advertising: The Importance of Values, Expectations, and Control", Journal of Current Issues & Research in Advertising, Vol. 28 Issue: 2, pp.15-32.
5.
Thomas K. W., Kilmann R. H. Thomas-Kilmann Conflict Mode Instrument. XICOM, 1974. 16 p.
6.
Waller D. S. (1999), "Attitudes towards offensive advertising: an Australian study", Journal of consumer marketing, Vol. 16, Issue 3, pp.288-295, doi: 10.1108/07363769910271513.
7.
Абабкова М. Ю. Этические конфликты в маркетинговой и рекламной деятельности // Конфликтология. 2014. № 1. С. 136-148.
8.
Балахонская Л. В. Принцип толерантности в современной рекламной коммуникации // Вестник ЛГУ им. А.С. Пушкина. 2012. №4. С.205-213.
9.
Балахонская Л. В. Рекламная коммуникация в контексте информационной безопасности // Геополитика и безопасность. 2010. №4. С. 72-77.
10.
Голомидова М. В. Речевая провокация в рекламном тексте и приемы ее реализации // Новое в современной филологии. 2014. № XIV. С. 14-17.
11.
Грошев И. В., Морозова Л. В. Особенности воздействия элементов шокирующей рекламы на поведение потребителя // Социальная психология и общество. 2012. №1. С.142-150.
12.
Дзялошинский И. М. Провокация в системе коммуникационных технологий // Российская пиарология-3: тренды и драйверы: сборник научных трудов в честь профессора В. Н. Степанова. СПб., 2017. С. 35-43.
13.
Евдокимов В. А. Специфика использования средствами массовой информации рекламы (контррекламы) с целью политизации социального конфликта // Вестн. Том. гос. ун-та. 2007. № 295. С.20-23.
14.
Завадская А. В. «Эпатажная» реклама как компонент современного масс-медиа дискурса: лингвистический аспект // Вестник ОГУ. 2014. №1 (162) С.15-17.
15.
Итоги осуществления государственного надзора за соблюдением законодательства Российской Федерации о рекламе за 2016 год // ФАС России. Электронный ресурс. URL: http://fas.gov.ru/upload/other/Итоги осуществления государственного надзора за соблюдением законодательства о рекламе за 2016 год.doc(дата обращения: 1.05.2017).
16.
Кидимова К. А., Белоклокова А. А. Отношение потребителей к оскорбительной рекламе // Реклама. Теория и практика. 2015. № 1. С. 14-24.
17.
Кольба А. И., Соколов А. В. Городской конфликт: проблемы дефиниции, типологизации и управления // Конфликтология. 2016. № 4. С. 234-252.
18.
Конфликты в условиях трансформации современного российского общества. Курс лекций / под ред. А. В. Алейникова, А. И. Стребкова. СПб.: БХВ-Петербург, 2015. 496 с.
19.
Куликова Ю. С. Ненадлежащая реклама как форма недобросовестной конкуренции: дис. … канд. юр. наук. Москва, 2003.
20.
Ляпоров В. Оскорбление действием. Скандал и эпатаж в рекламе с точки зрения бизнеса // Бизнес-журнал. 2003. №13. С 58-61.
21.
Милюкова А. Г. Практикум по конфликтологии [Текст] : учебное пособие. Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2014. 244 с.
22.
Моргун А. В. Информационные споры в связи с ненадлежащей рекламой в СМИ и кинопродукции : автореф. дис. … канд. юр. наук. М., 2014. 24 с.
23.
Провокационная реклама: пять смелых решений // Коммерческий директор. 2017. №5. Электронный ресурс. URL: https://www.kom-dir.ru/article/262-provokatsionnaya-reklama (дата обращения: 15.05.2017).
24.
Рекламные исследования: секс больше не работает // Состав.ру. 28.06.2017. Электронный ресурс. URL: http://www.sostav.ru/publication/reklamnye-issledovaniya-seks-bolshe-ne-rabotaet-27231.html (дата обращения: 28.06.2017).
25.
Рубцова Н. В. Эпатажная реклама как нестандартный инструмент коммуникаций в условиях финансового кризиса, или PR во время чумы // Маркетинговые коммуникации. 2009. №2. С. 78-88.
26.
Соколова А. Для чего делают скандальную рекламу // The Village. 22.09.2016. Электронный ресурс. URL: http://www.the-village.ru/village/business/how/245917-skandalnyy-marketing (дата обращения: 29.04.2017)
27.
Степанов В. Н. Провоцирование в социальной и массовой коммуникации: монография. СПб.: Роза мира, 2008. 268 с.
28.
Стребков А. И., Газимагомедов Г. Г. Конфликтменеджмент в организациях // Конфликтология. 2004. № 2(3).
29.
Тотьев К. Ю. Ненадлежащая реклама и недобросовестная конкуренция: коллизия составов и способы ее устранения // Законы России: опыт, анализ, практика. 2009. № 10. С. 10-18.
30.
Урнова И. Смелый ход. О значении провокации в модных рекламных кампаниях // Коммерсантъ. Стиль женщины. Приложение №7 от 14.04.2015. С. 18.
31.
Федеральный закон N 38-ФЗ «О рекламе». Электронный ресурс. URL: http://www.consultant.ru/cons/rtfcache/LAW214562_0_20170426_171429_54961.rtf (дата обращения: 1.05.2017).
32.
Цветкова А. Б. Неэтичные рекламные кампании как стратегия продвижения брендов в индустрии моды // Реклама. Теория и практика. 2010. №5. С. 304-311.
33.
Чернышова Т. В. Рекламный текст в аспекте аналитико-экспертной деятельности филолога-практика // PR и реклама в изменяющемся мире: региональный аспект. 2016. №15. С. 16-28.
34.
Шомова С. А. Шоковые технологии современной рекламы // Медиаскоп. 2011. №4. Электронный ресурс. URL: https://elibrary.ru/download/elibrary_17305537_74139230.pdf (дата обращения: 15.05.2017).
References (transliterated)
1.
Ernest Cyril De Run, Muhammad Mohsin Butt, Kim Shyan Fam, Hui Yin Jong, (2010) "Attitudes towards offensive advertising: Malaysian Muslims' views", Journal of Islamic Marketing, Vol. 1 Issue: 1, pp.25-36, doi: 10.1108/17590831011026204.
2.
Fam Kim Shyan, Waller David S. (2003), "Advertising controversial products in the Asia Pacific: What makes them offensive?", Journal of business ethics, Vol. 48, Issue 3, pp.237-250.
3.
Pendergast G., Hwa H. Ch. (2003), "An Asian perspective of offensive advertising on the web", International journal of advertising, Vol.22, Issue 3, pp.393.
4.
Timothy P., Christy Ph.D. (2006) "Females' Perceptions of Offensive Advertising: The Importance of Values, Expectations, and Control", Journal of Current Issues & Research in Advertising, Vol. 28 Issue: 2, pp.15-32.
5.
Thomas K. W., Kilmann R. H. Thomas-Kilmann Conflict Mode Instrument. XICOM, 1974. 16 p.
6.
Waller D. S. (1999), "Attitudes towards offensive advertising: an Australian study", Journal of consumer marketing, Vol. 16, Issue 3, pp.288-295, doi: 10.1108/07363769910271513.
7.
Ababkova M. Yu. Eticheskie konflikty v marketingovoi i reklamnoi deyatel'nosti // Konfliktologiya. 2014. № 1. S. 136-148.
8.
Balakhonskaya L. V. Printsip tolerantnosti v sovremennoi reklamnoi kommunikatsii // Vestnik LGU im. A.S. Pushkina. 2012. №4. S.205-213.
9.
Balakhonskaya L. V. Reklamnaya kommunikatsiya v kontekste informatsionnoi bezopasnosti // Geopolitika i bezopasnost'. 2010. №4. S. 72-77.
10.
Golomidova M. V. Rechevaya provokatsiya v reklamnom tekste i priemy ee realizatsii // Novoe v sovremennoi filologii. 2014. № XIV. S. 14-17.
11.
Groshev I. V., Morozova L. V. Osobennosti vozdeistviya elementov shokiruyushchei reklamy na povedenie potrebitelya // Sotsial'naya psikhologiya i obshchestvo. 2012. №1. S.142-150.
12.
Dzyaloshinskii I. M. Provokatsiya v sisteme kommunikatsionnykh tekhnologii // Rossiiskaya piarologiya-3: trendy i draivery: sbornik nauchnykh trudov v chest' professora V. N. Stepanova. SPb., 2017. S. 35-43.
13.
Evdokimov V. A. Spetsifika ispol'zovaniya sredstvami massovoi informatsii reklamy (kontrreklamy) s tsel'yu politizatsii sotsial'nogo konflikta // Vestn. Tom. gos. un-ta. 2007. № 295. S.20-23.
14.
Zavadskaya A. V. «Epatazhnaya» reklama kak komponent sovremennogo mass-media diskursa: lingvisticheskii aspekt // Vestnik OGU. 2014. №1 (162) S.15-17.
15.
Itogi osushchestvleniya gosudarstvennogo nadzora za soblyudeniem zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii o reklame za 2016 god // FAS Rossii. Elektronnyi resurs. URL: http://fas.gov.ru/upload/other/Itogi osushchestvleniya gosudarstvennogo nadzora za soblyudeniem zakonodatel'stva o reklame za 2016 god.doc(data obrashcheniya: 1.05.2017).
16.
Kidimova K. A., Beloklokova A. A. Otnoshenie potrebitelei k oskorbitel'noi reklame // Reklama. Teoriya i praktika. 2015. № 1. S. 14-24.
17.
Kol'ba A. I., Sokolov A. V. Gorodskoi konflikt: problemy definitsii, tipologizatsii i upravleniya // Konfliktologiya. 2016. № 4. S. 234-252.
18.
Konflikty v usloviyakh transformatsii sovremennogo rossiiskogo obshchestva. Kurs lektsii / pod red. A. V. Aleinikova, A. I. Strebkova. SPb.: BKhV-Peterburg, 2015. 496 s.
19.
Kulikova Yu. S. Nenadlezhashchaya reklama kak forma nedobrosovestnoi konkurentsii: dis. … kand. yur. nauk. Moskva, 2003.
20.
Lyaporov V. Oskorblenie deistviem. Skandal i epatazh v reklame s tochki zreniya biznesa // Biznes-zhurnal. 2003. №13. S 58-61.
21.
Milyukova A. G. Praktikum po konfliktologii [Tekst] : uchebnoe posobie. Barnaul : Izd-vo Alt. un-ta, 2014. 244 s.
22.
Morgun A. V. Informatsionnye spory v svyazi s nenadlezhashchei reklamoi v SMI i kinoproduktsii : avtoref. dis. … kand. yur. nauk. M., 2014. 24 s.
23.
Provokatsionnaya reklama: pyat' smelykh reshenii // Kommercheskii direktor. 2017. №5. Elektronnyi resurs. URL: https://www.kom-dir.ru/article/262-provokatsionnaya-reklama (data obrashcheniya: 15.05.2017).
24.
Reklamnye issledovaniya: seks bol'she ne rabotaet // Sostav.ru. 28.06.2017. Elektronnyi resurs. URL: http://www.sostav.ru/publication/reklamnye-issledovaniya-seks-bolshe-ne-rabotaet-27231.html (data obrashcheniya: 28.06.2017).
25.
Rubtsova N. V. Epatazhnaya reklama kak nestandartnyi instrument kommunikatsii v usloviyakh finansovogo krizisa, ili PR vo vremya chumy // Marketingovye kommunikatsii. 2009. №2. S. 78-88.
26.
Sokolova A. Dlya chego delayut skandal'nuyu reklamu // The Village. 22.09.2016. Elektronnyi resurs. URL: http://www.the-village.ru/village/business/how/245917-skandalnyy-marketing (data obrashcheniya: 29.04.2017)
27.
Stepanov V. N. Provotsirovanie v sotsial'noi i massovoi kommunikatsii: monografiya. SPb.: Roza mira, 2008. 268 s.
28.
Strebkov A. I., Gazimagomedov G. G. Konfliktmenedzhment v organizatsiyakh // Konfliktologiya. 2004. № 2(3).
29.
Tot'ev K. Yu. Nenadlezhashchaya reklama i nedobrosovestnaya konkurentsiya: kolliziya sostavov i sposoby ee ustraneniya // Zakony Rossii: opyt, analiz, praktika. 2009. № 10. S. 10-18.
30.
Urnova I. Smelyi khod. O znachenii provokatsii v modnykh reklamnykh kampaniyakh // Kommersant''. Stil' zhenshchiny. Prilozhenie №7 ot 14.04.2015. S. 18.
31.
Federal'nyi zakon N 38-FZ «O reklame». Elektronnyi resurs. URL: http://www.consultant.ru/cons/rtfcache/LAW214562_0_20170426_171429_54961.rtf (data obrashcheniya: 1.05.2017).
32.
Tsvetkova A. B. Neetichnye reklamnye kampanii kak strategiya prodvizheniya brendov v industrii mody // Reklama. Teoriya i praktika. 2010. №5. S. 304-311.
33.
Chernyshova T. V. Reklamnyi tekst v aspekte analitiko-ekspertnoi deyatel'nosti filologa-praktika // PR i reklama v izmenyayushchemsya mire: regional'nyi aspekt. 2016. №15. S. 16-28.
34.
Shomova S. A. Shokovye tekhnologii sovremennoi reklamy // Mediaskop. 2011. №4. Elektronnyi resurs. URL: https://elibrary.ru/download/elibrary_17305537_74139230.pdf (data obrashcheniya: 15.05.2017).
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"