Статья 'Корпоративное гражданство как форма социального партнерства государства и бизнеса в публичной сфере' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Корпоративное гражданство как форма социального партнерства государства и бизнеса в публичной сфере

Косоруков Артем Андреевич

кандидат политических наук

старший преподаватель, факультет государственного управления, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

119992, Россия, г. Москва, Ломоносовский проспект, 27, корп. 4, ауд. А814

Kosorukov Artem Andreevich

PhD in Politics

Senior Educator, the faculty of Public Administration, the department of Political Analysis, M. V. Lomonosov Moscow State University

119992, Russia, g. Moscow, Lomonosovskii prospekt, 27k4, aud. A814

kosorukovmsu@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2017.10.21739

Дата направления статьи в редакцию:

19-01-2017


Дата публикации:

17-11-2017


Аннотация: Предметом исследования в настоящей статье выступает корпоративное гражданство как новая форма социального партнерства государства и бизнеса в публичной сфере. Особое внимание уделяется принципам и нормам деятельности «корпоративного гражданина», берущего на себя не только социально-экономическую ответственность в отношении населения и территории страны, которые затрагивает его деятельность, но и более широкую социально-политическую ответственность в отношении всего спектра проблем, с которыми сталкивается общество и государство. В статье также рассматривается вопрос о практике становления корпоративного гражданства в современной России, проблемах и перспективах перехода от государственного регулирования корпоративной социальной ответственности к более многомерному ландшафту управления, корпоративному саморегулированию, социально ответственному инвестированию, приверженности этическим и международным нормам корпоративного гражданства. Методология исследования включает в себя исторический метод, метод экспертных оценок и опросов, исследование аналитических отчетов и докладов. Научная новизна исследования заключается в сравнительном анализе зарубежной практики корпоративной социальной ответственности и корпоративного гражданства, а также изучение проблем и перспектив становления корпоративного гражданства в современной России с учетом особенностей ее исторического развития, необходимости совершенствования патерналистской модели социального обеспечения и взаимодействия с неправительственными организациями, практики социально-экономических партнерств и соглашений региональной власти с бизнесом, а также региональной стратегии долгосрочного социально-экономического развития.


Ключевые слова: корпоративное гражданство, корпоративная социальная ответственность, устойчивое развитие, деловая этика, социальная политика, корпоративная благотворительность, корпоративная отчетность, социальные инвестиции, кодекс корпоративного гражданства, неправительственные организации

Abstract: The subject of this research is the corporate citizenship as a new form of social partnership between government and business in public sphere. Special attention is given to the principles and norms of the activity of “corporate citizen” that takes not only the socioeconomic responsibility pertinent to society and territory of the country in the context of his activity, but also the more extensive sociopolitical responsibility that touches upon the entire range of problems faced by the government and society. The article also considers the question about the practice of establishment of corporate citizenship in modern Russian, issues and prospects of the transition from government control over corporate social responsibility towards the more multifaceted landscape of administration, corporate self-control, socially responsible investment, adherence to the ethical and international norms of corporate citizenship. Methodology of the research includes the historical method, expert evaluations and polls, analytical reports. The scientific novelty consists in comparative analysis of the foreign practice of corporate social responsibility and corporate citizenship, as well as examination of the problems and prospects of establishment of the corporate citizenship in modern Russian considering the peculiarities of its historical development, necessity for the existence of paternalistic model of social security and interaction with the nongovernmental organizations, practice of socioeconomic partnerships and agreements with the regional authorities and business, as well as regional strategy of long-term socioeconomic development.  



Keywords:

social investment, corporate reporting, corporate philanthropy, social politics, business ethics, sustainable development, corporate social responsibility, corporate citizenship, corporate citizenship code, nongovernmental organizations

Понятие корпоративного гражданства как новой формы социального партнерства государства и бизнеса появилось в западной научной литературе в 1980-х гг. XX века на фоне происходящих во многих западных странах процессов переосмысления отношений между государством, бизнесом и обществом в условиях экономического кризиса, отказом от патерналистского отношения к социальной политике, сопровождавшихся приватизацией государственной собственности и поиском оптимального баланса социальной ответственности и рыночной эффективности коммерческих предприятий. Более того, оно отражало тренд выстраивания более устойчивых и долгосрочных связей транснациональных корпораций с заинтересованными лицами и потребителями в той или иной стране в условиях дальнейшей глобализации мировой экономики. Впоследствии в зарубежных исследованиях понятие корпоративного гражданства стало использоваться наряду с понятием корпоративной социальной ответственности, отражая их пересечение как в теории, так и в практике корпоративного управления [1][2][3], а также приводя к появлению смежных исследований, посвященных политическим [4], экологическим [5], информационно-коммуникационым [6] аспектам данного явления. Более того, корпоративное гражданство стало предметом изучения в рамках издания профильных научных журналов, таких как американские The Journal of Corporate Citizenship [7] и Corporate Responsibility Magazine [8].

В современной России исследования корпоративного гражданства отражают важную и актуальную тенденцию перехода бизнеса к более социально ответственному ведению дел, а также выстраиванию нового формата отношений с государством, при котором бизнес выступает ответственным актором, действующим под воздействием не только социально-экономических, но и социально-политических и экологических мотивов. Научные работы российских исследователей по данной тематике посвящены теоретическому анализу концепций корпоративного гражданства и корпоративной социальной ответственности [9], сравнительному анализу их страновых и региональных моделей [10], изучению корпоративного гражданства в контексте стратегии управления и устойчивого развития компании [11][12], корпоративной благотворительности, социальной ответственности и этике бизнеса [13][14], корпоративному гражданству в России в условиях государственно-частного партнерства [15] и другим аспектам.

Следует отметить, что корпоративное гражданство содержательно взаимосвязано с появившимся в 1970-1980-х гг. XX в. понятием корпоративной социальной ответственности, под которым понимается практика учета общественных интересов и ответственное отношение к результатам деятельности компании, оказывающих непосредственное влияние на тот или иной круг заинтересованных лиц, как государственных, так и негосударственных. Более того, совершенствование деловой этики компании приводит к добровольным дополнительным расходам, направленным на повышение качества жизни персонала, а также комплексное развитие локальной территории (например, муниципалитета). Нормы корпоративной социальной ответственности в настоящее время находят свое отражение в программах, планах действия и «мягком» регулировании для национальных правительств, разрабатываемых на конференциях по проблемам устойчивого развития ООН.

Предпосылки возникновения корпоративной социальной ответственности базируются на основных принципах современной рыночной экономики, включающих в себя свободное предпринимательство, многообразие форм собственности, свобода выбора направлений и способов хозяйственной деятельности, эффективно функционирующие институты государства, вмешивающиеся в рыночные процессы и компенсирующие провалы рынка только тогда и там, где это необходимо, гражданское общество, формулирующее требования к социальной составляющей предпринимательской деятельности и оценивающее ее результаты, социально конструктивные взаимоотношения государства и бизнеса как ключевых участников рыночной экономики, деятельность которых не наносит ущерба интересам гражданского общества, так как они включены в сложную систему взаимного реагирования и ответственности.

Можно выделить два основных подхода к корпоративной социальной ответственности. В рамках узкого подхода к корпоративной социальной ответственности обязательства компании ограничиваются теми заинтересованными лицами, которые вовлечены в сферу ее деятельности. Сторонники узкого подхода (Дж.Лантос, Д.Виндзор) [16][17] утверждают, что корпоративная социальная ответственность должна осуществляться только там, где это способствует достижению стратегических целей компании и тем самым не считают необходимым включение политического или социального аспектов в сферу ее деятельности. С другой стороны, широкий подход к корпоративной социальной ответственности (Д.Маттен и А.Крейн, A.Шерер и Г.Палаццо) [18][19] предполагает, что компания должна выступать инструментом или проводником государственной политики и нести на себе более широкие социальные обязательства, ориентируясь на стратегические общественные цели и задачи (защита окружающей среды, социальное обеспечение и т.д.); более того, в случае, если государство не в состоянии выполнять свои социальные обязательства на той или иной территории, то в таком случае, компания берет на себя оказание необходимых социальных услуг. Причем чем большее количество заинтересованных лиц, включая местное население, получают возможность участвовать в процессе принятия решений по реализации корпоративной социальной ответственности, тем более легитимным становится деятельность компании в глазах населения. В рамках широкого подхода предполагается, что компания берет на себя более широкие обязательства не потому, что она испытывает на себе давление государства или потому, что это может повысить ее конкурентоспособность на рынке, а потому что это становится неотъемлемой частью ее долгосрочной стратегии развития, направленной на преобразование окружающего социального пространства в соответствии с принципами устойчивого развития.

Корпоративное гражданство стало следующим этапом развития корпоративной социальной ответственности как формы социального партнерства государства и бизнеса. Концепция корпоративного гражданства описывает компанию как «гражданина», «обязательства» которого включают в себя не только сферу ее профильной деятельности, но и дополняются социально-политическими правами и обязанностями как одного из общественных акторов. Действуя как хороший корпоративный гражданин, фирма может обеспечить свою легитимность в глазах всего общества и, в свою очередь, повысить рентабельность. «Корпоративный гражданин», беря на себя дополнительные социальные обязательства, в том числе, направляя на эти цели часть прибыли, гарантирует обществу и государству, что эти более широкие социальные обязательства будут выполнены. Причем коммерческий сектор готов брать на себя обязательства не только в рамках широкой социальной ответственности, включая различные формы государственно-частного партнерства, но и в рамках более высокой ступени развития самого бизнеса, выступающего наравне с государственными институтами движущей силой всего общества. В результате бизнес отстаивает уже не только социально-экономическую, но и социально-политическую составляющую прав человека (поддерживая местное самоуправление и различные формы самоорганизации гражданского общества) и становится при прочих равных более конкурентоспособным в условиях более критической оценки общесоциальных результатов его деятельности как со стороны государства, так и со стороны общества.

«Корпоративный гражданин», в отличие от корпоративного игрока берет на себе не только первичные формы гражданской ответственности, связанной с налогами, созданием рабочих мест и соблюдение трудового права, но и такие вторичные формы как корпоративная благотворительность, реализация принципов устойчивого развития и защиты окружающей среды, поддержка разноплановых общественных инициатив. Современные трактовки корпоративного гражданства подразумевают приверженность бизнеса идеям внесения своего вклада в экономическое развитие, повышения качества жизни работников и их семей, того или иного местного сообщества и общества в целом, а также экологической ответственности бизнеса через практику открытых данных и принятия этических кодексов поведения, «совершенствование профессиональной этики» [20], которые учитывают ожидания заинтересованных сторон, способствуют устойчивому развитию, соответствуют действующему законодательству и согласуются с международными нормами поведения. При этом социальная ответственность компании в рамках корпоративного гражданства по сути интегрирована в деятельность организации и практикуется в ее работе с внешними контрагентами. В этой связи можно говорить о таком важном направлении сотрудничества бизнеса и общества как публично-частном или общественно-частном партнерстве, разновидности публичного института, возникающего на стыке государства, бизнеса и общества [9, c. 18]. Данное партнерство может создаваться как на локальном и региональном, так и на государственном и глобальном уровнях, создавая институционализированные площадки или диалоговые формы коммуникации позволяют заинтересованным сторонам инициировать совместные инициативы и реализовывать свои интересы.

Идеи и принципы корпоративного гражданства и корпоративной социальной ответственности нашли свое отражение в большом количестве международных инициатив: добровольные договоры ООН с деловым сообществом [21], соглашения МОТ в сфере трудовых отношений [22], стандарты некоммерческих организаций GRI, RCI и др. по социальной отчетности компаний и др. [23][24][25], однако роль международных организаций и отдельных государств в продвижении данных идей и принципов, контроле за их исполнением пока остается минимальной. Это связано как с нежеланием конкретных компаний и государств ограничивать свою деятельность дополнительной отчетностью и нормами регулирования (в частности, многие глобальные транснациональные корпорации выступают против государственного регулирования своей деятельности), неготовностью повышать свои издержки и терять конкурентные преимущества на мировом рынке, так и с невозможностью создания международных инструментов контроля за их исполнением. Также существует ряд внутригосударственных факторов, которые определяют различное видение нормативного компонента корпоративного гражданства в разных странах: местные нормы и трудовые практики, структура власти и управления, система социального обеспечения, экологические нормативы, а также постоянно изменяющиеся ожидания населения. Например, многие российские компании понимают корпоративное гражданство как рутинную деятельность, например, уплату налогов и сборов, создание рабочих мест и соблюдение действующего законодательства, а некоторые компании в принципе не рассматривают такую форму деятельности как необходимую. Однако, многие западные компании в целях укрепления репутации ответственного корпоративного гражданина публикуют подробные отчеты о социальной составляющей своей деятельности, а также включают результаты работы по данному направлению в качестве отдельного параграфа в ежегодные финансовые отчеты [26][27][28]. Более того, разработаны и внедряются добровольные стандарты ответственного корпоративного поведения, включая «индексы устойчивого развития, социально ответственного инвестирования, этической торговли, социального аудита и др.» [9, с. 25]. Идеи и принципы корпоративного гражданства во многом основываются на западной или даже западно-европейской традиции, что затрудняет формирование общемировых корпоративных подходов, выходящих за рамки «мягкого» регулирования. В этой связи развитие корпоративного гражданства во многом вытекает из особенностей эволюции взаимоотношений бизнеса и государства в стране происхождения компании.

В современной России процесс становления корпоративного гражданства во многом определяется историческими особенностями «взаимоотношений государства с бизнесом и некоммерческим сектором, развитием государственно-частного партнерства» [29]. На протяжении 1990-х гг. XX века в России не существовало необходимых условий для реализации принципов корпоративного гражданства, однако развивалась корпоративная социальная ответственность, которая под влиянием слабо выраженного государственного патернализма, характеризовалась практикой несистемной благотворительности, а также адаптировала возникающие правовые основы работы общественных организаций, занятых в социальной сфере. К концу 1990-х гг. нестабильность и общая неэффективность рыночной экономики, управляемой социально индифферентными олигархическими структурами, на фоне слабых государственных институтов привели к снижению уровня социальной ответственности власти и бизнеса, передаче социальных расходов на региональный уровень, не обладавший необходимыми бюджетно-налоговыми ресурсами, росту налоговой задолженности регионов и коррупции. Постепенно в бизнес-среде сформировалась практика корпоративной социальной ответственности, которая в 2000-е гг. была связана с равноудаленностью крупнейших бизнес-акторов от государства, деполитизацией их работы, привлечением некоммерческих организаций к реализации корпоративных социальных программ.

С началом 2000-х гг. государство начинает подчинять логику развития рыночной экономики принципам социального партнерства и социальной ответственности бизнеса, интеграции российской экономики в евразийский и глобальный рынки, особенно в добывающей и тяжелой промышленности. При этом государство возвращает себе контроль над важнейшими стратегическими предприятиями, в том числе, в оборонной и нефтегазовой отраслях. В результате, бизнес мог рассчитывать на поддержку государства в обмен на большую социальную ответственность в своей работе. Однако, практика корпоративной социальной ответственности в российских условиях столкнулась с рядом проблем, к которым можно отнести: неуплату налогов и перебои с выплатой заработной платы, высокую коррупцию, низкий уровень организации гражданского общества, практику рейдерских захватов бизнеса, государственное вмешательство в рыночные механизмы. Разрозненные элементы гражданского общества были не в состоянии донести до бизнеса свои социальные проблемы и озабоченности, особенно на местном уровне, в результате чего фирмы стали навязывать свою интерпретацию корпоративной социальной ответственности местному населению.

Во многом под влиянием кризиса 2008-2009 гг. и в связи с изменением позиции государства в отношении социальной ответственности бизнеса начинается современный этап развития корпоративного гражданства, когда российский бизнес стремится на практике реализовать принципы работы в качестве корпоративного гражданина, деятельность которого направлена не только на извлечение прибыли, но и на систематическое планирование социальных инвестиций, направленных на защиту и развитие трудовых ресурсов предприятия, воспроизводство окружающей среды, социальную поддержку и помощь незащищенным группам населения, инвестиции в различные отрасли социальной сферы, включая образование, здравоохранение и туризм.

Необходимо отметить, что российский бизнес развивается в рамках мирового тренда перехода от государственного регулирования деловой активности к более сложному ландшафту управления, который помимо государства включает в себя множество компаний, выполняющих функции регулирования в своей или смежных сферах деятельности. В этой связи, государство стремится изменить характер взаимоотношений с бизнесом и обществом, подчинив их логике корпоративной социальной ответственности и корпоративного гражданства. При этом, если корпоративная социальная ответственность бизнеса понималась в России как разнообразные социальные инвестиции, то корпоративное гражданство, как правило, понимается как корпоративное саморегулирование, обеспечивающее активное соблюдение компаниями действующего законодательства, социально ответственное инвестирование, приверженность этическим и международным нормам. Российские транснациональные и государственные корпорации на регулярной основе публикуют отчеты, включающие в себя отдельные элементы как корпоративной социальной ответственности, так и корпоративного гражданства, включая социальную политику, охрану труда, защиту окружающей среды и др. [30][31][32].

Корпоративное гражданство в современной России получило свое развитие из-за ряда тенденций: усиление конкуренции на экспортных рынках, рост потребности в привлечении иностранных инвестиций и обеспечении доступа к участию в международных консорциумах. Российские транснациональные компании способствовали распространению на внутрироссийском рынке политики корпоративного гражданства и практики участия в глобальных кодексах корпоративного гражданства. Одновременно, корпоративное гражданство распространялось путем создания совместных предприятий и практики получения иностранных инвестиций, которыми в настоящее время охвачены многие российские корпоративные субъекты, большинство из которых занято в нефтегазовой отрасли. Действие рыночных стимулов, таких как требования инвесторов и партнеров, распространение корпоративной культуры ответственного предпринимательства стали ключевыми причинами того, почему российские компании приняли практику корпоративного гражданства. Растущие ожидания местного населения выступили еще одной немаловажной причиной. При этом поддержка со стороны российского государства позволила компаниям сделать политику корпоративного гражданства инструментом повышения конкурентоспособности и снижения операционных издержек на внутреннем рынке.

В результате, к 2017 году большинство российских нефтегазовых компаний использует принципы корпоративного гражданства, а также обладает международными экологическими сертификатами ISO 14000 и ISO 14001 и соответствует международным стандартам серии ISO 9000, касающейся системы менеджмента качества компаний. В целом, российские нефтегазовые компании предпочитают вкладывать средства в развитие социальной инфраструктуры, например, в школы и спортивные залы, в то время как западные компании более склонны вкладывать деньги в развитие местного самоуправления и социальное предпринимательство.

Следует отметить, что несмотря на положительную динамику развития корпоративного гражданства в современной России, деятельность неправительственных организаций оказывает все еще незначительное влияние на политику в данной области, что связано с недостаточно эффективным законодательством, в частности, слабыми стимулами для развития благотворительной деятельности. Более того, несмотря на различия в том, как корпоративное гражданство трактуется российскими и международными компаниями, российские национальные и транснациональные компании демонстрируют некоторое сходство в данном вопросе: в частности, российские нефтяные компании, как внутренние, так и транснациональные, во многом не используют потенциал выстраивания отношений с неправительственными организациями и тем самым ограничивают свои возможности по выстраиванию связей с общественностью. Усилия неправительственных организаций по установлению партнерских отношений с российскими нефтяными компаниями для реализации социальных инициатив и развития социальных программ для местного населения, как правило, не находят должной поддержки. Несмотря на это, неправительственные организации повлияли на ряд проектов нефтегазовых компаний в России: 1) НПО «Экологическая Вахта Сахалина» способствовала изменению маршрута подводного трубопровода компании «Сахалин Энерджи» (перенос маршрута в обход пастбища редкого вида серых китов), 2) НПО «Байкальская экологическая волна» внесла свой вклад в изменение маршрута прокладки трубопровода «Восточная Сибирь-Тихий океан» компании «Транснефть» (перенос маршрута на 40 км севернее озера Байкал).

Концепция корпоративного гражданства в настоящее время охватила большинство стран мира, при этом ее реализация в России во многом зависит от исторически сложившейся корпоративной практики.

В советский период действовал негласный общественный договор между государством и обществом, в рамках которого государство выстраивало систему социального обеспечения на протяжении всей человеческой жизни, включая полную занятость, стабильные цены, государственное жилье, бесплатное здравоохранение и образование, а общество поддерживало действующий политический и экономический режимы. Патерналистская модель социального обеспечения продвигала приоритеты государства в социально-экономическом развитии. Государственные предприятия, как правило, занимались непосредственным предоставлением социальных услуг, таких как уход за детьми, работа домов культуры, санаторно-курортное обслуживание и др. Данная патерналистская модель предоставления социального обеспечения на основе коллективных, а не индивидуальных прав, сохранилась в постсоветский период. Многие российские компании начали развивать практику корпоративного гражданства, будучи мотивированными не коммерческими соображениями, а давлением региональных властей и необходимостью поддержания на должном уровне социального обеспечения своих работников и членов их семей. Ряд компаний стали принимать специальные программы социальной поддержки своих сотрудников, финансировать стипендиальные программы для талантливых студентов, а также образовательные программы в ВУЗах. Корпоративное гражданство в современной России стало особенно актуально для моногородов, где градообразующие предприятия несут на себе необходимую для местного населения социальную нагрузку – финансируют социальные льготы, связанные с оплатой услуг ЖКХ, дошкольного образования и здравоохранения, санаторно-курортного лечения.

В 1990-е годы большинству российских регионов и муниципалитетов не хватало ресурсов, необходимых для выполнения возложенных на них социальных обязательств, чему также способствовало неэффективное федеральное налоговое и бюджетное законодательство. Поскольку многие из социальных услуг обеспечивались возможностями государственных предприятий, то после разрушения плановой экономики государственные предприятия уже не могли позволить себе подобные расходы, а региональные и местные органы власти не смогли компенсировать их из своих бюджетов. В условиях ограниченных ресурсов региональные и муниципальные органы власти начали рассматривать коммерческие предприятия как один из дополнительных источников при финансировании социальной сферы. В рамках корпоративного гражданства корпоративная ответственность вышла за рамки налоговых платежей, перейдя в социально-экономические партнерства с региональной властью, формируя добровольные фонды строительства социальной инфраструктуры и повышения благосостояния местного населения. Региональные власти, ответственные за поддержание социальной стабильности в регионах и обеспечивая постоянный приток доходов в федеральный бюджет, стремились вписывать практику корпоративного гражданства различных компаний в стратегию долгосрочного социально-экономического развития региона, определяя какие объекты инфраструктуры и виды социального обеспечения они могут поддерживать. Многие крупные компании, в свою очередь, стали использовать корпоративное гражданство как инструмент выстраивания долгосрочных взаимовыгодных отношений с государством.

В результате в 2000-е гг. во многих российских регионах корпоративное гражданство осуществляется в первую очередь на основе социально-экономических партнерств или соглашений, при оформлении которых руководители компаний ведут переговоры с региональной властью, в ряде случаев с привлечением представителей общественности, чтобы определить вид социальной поддержки, которую они предоставят региону, включая объем финансирования. Кроме социально-экономических партнерств на региональном уровне, многие компании делают добровольные пожертвования на проведение культурных мероприятий, строительство культурных центров и музеев, школ и детских садов, медицинских учреждений, спортивных залов. В качестве примера практики добровольных пожертвований можно привести компании Тоталь и Башнефть, поддерживающие образовательные проекты в деревенских школах Ненецкого автономного округа, а также компанию Лукойл, финансирующую программу общественного здравоохранения «Красный чум» в том же округе[33].

Если в 1990-е гг. корпоративная компенсация за экологический ущерб рассматривалась в рамках административного или уголовного права, то в последние годы она все чаще выступает самостоятельным принципом корпоративного гражданства. На основе международных принципов корпоративного гражданства, а также законодательства Российской Федерации, компании несут ответственность перед местным населением, если их деятельность нарушает сложившийся экологический баланс. При этом представители местного самоуправления привлекаются к работе комиссий, оценивающих экологический ущерб. В 2009 году на федеральном уровне была разработана и принята методика оценки ущерба и показателей для выплаты компенсаций местным жителям, которые в ряде случаев напрямую без участия представителей государственных органов вели переговоры с различными компаниями по поводу компенсаций за экологический ущерб. При этом компенсация ущерба сильно варьируется: от поддержки традиционных праздников коренных народов и спортивных мероприятий до программ переселения и обустройства на новой территории с рекультивацией зараженной территории. Например, начиная с 2009 года, компания РУСВЬЕТПЕТРО, в рамках Соглашения о сотрудничестве с Администрацией Ненецкого автономного округа, выплатила более 2 млн рублей оленеводческому хозяйству «Дружба народов», на поддержание экосистемы в первозданном виде в связи с работой объектов компании на территории данного хозяйства [34]. Однако, только те оленеводы, которые работают в непосредственной близости от территории нефтяных скважин, имеют право на прямые переговоры с нефтяными компаниями по поводу компенсации за экологический ущерб. Другие оленеводы ищут поддержки за счет средств окружного бюджета или смежных программ корпоративной социальной ответственности, включая благотворительную деятельность.

Современная практика корпоративного гражданства в России, хотя и становится новым направлением развития бизнеса, имеет историческую преемственность с патерналистской моделью социального обеспечения советского периода, основанной на работе государственных предприятий. Местное население все так же обращается за социальной поддержкой к предприятиям, которые стали государственными корпорациями или частными компаниями, при этом региональная власть, особенно в дотационных регионах, остро нуждается в привлечении дополнительных средств и активно идет на заключение социально-экономических партнерств. Вопросы компенсации за экологический ущерб, которые нередко встают в ходе переговоров между компаниями и местным населением, все чаще регулируется нормами корпоративного гражданства, так как местное население порой предпочитает вести формальные или неформальные переговоры с представителями компании и оперативно получать социальную поддержку, а не инициировать сложные формальные процедуры обращения в органы государственной власти. При этом идеи советского периода об экономической ответственности предприятий за социальное благополучие населения и развитие социальной инфраструктуры продолжают формировать климат взаимодействия государства и компаний, которые предпочитают самостоятельно определять потребности местного населения. Разрабатываемые в регионах стратегии долгосрочного социально-экономического развития пока еще недостаточно эффективно учитывают практику корпоративного гражданства, направлены скорее на упреждение отрицательных тенденций в социальной сфере, а не вписывание потенциала корпоративной сферы в стратегию развития человеческого капитала.

Библиография
1.
Mintzberg H. The case for corporate social responsibility // Journal of Business Strategy. 1983. № 4. – PP. 3-15.
2.
Logan D., Roy D., Regelbrugge L. Global corporate citizenship-rationale and strategies. Washington D.C.: Hitachi Foundation, 1997. – 185 p.
3.
Stangis D., Smith K. 21st Century Corporate Citizenship: The Executives’ Guide to Delivering Value to Society and Your Business. England, Bingley: Emerald Publishing Limited, 2017. – 278 p.
4.
Helgesson K. The Political Role of Corporate Citizens: An Interdisciplinary Approach (Palgrave Studies in Citizenship Transitions). UK: Palgrave Macmillan, 2013. – 229 p.
5.
Rayman-Bacchus L., Walsh P. Corporate Responsibility and Sustainable Development: Exploring the nexus of private and public interests (Routledge Research in Sustainability and Business). UK: Routledge, 2015. – 236 p.
6.
Camilleri M. CSR 2.0 and the New Era of Corporate Citizenship (Advances in Business Strategy and Competitive Advantage). USA: IGI Global, 2016. – 398 p.
7.
The Journal of Corporate Citizenship // https://www.greenleaf publishing.com/journals/journal-of-corporate-citizenship#calls-for-papers (дата обращения: 17.01.2016).
8.
Corporate Responsibility Magazine // http://www.thecro.com/category/magazine-issues/ (дата обращения: 17.01.2016).
9.
Перегудов С.П. Корпоративное гражданство: концепции, мировая практика и российские реалии / С.П. Перегудов, И.С. Семененко; Ин-т мировой экономики и междунар. отношений РАН. – М.: Прогресс-Традиция, 2008. – 447 c.
10.
Семененко И.С. Корпоративное гражданство: западные модели и перспективы для России // Полис. Политические исследования. 2005. № 5. – С. 23-40. DOI: https://doi.org/10.17976/jpps/2005.05.03
11.
Никандрова О.А. Корпоративное гражданство и стратегия управления крупным бизнесом в России // Вопросы экономики и права. 2012. № 3. – C. 162-165 // http://law-journal.ru/files/pdf/201203/201203_162.pdf (дата обращения: 16.01.2017).
12.
Корпоративная социальная ответственность: учеб. для бакалавров / Гос. ун-т упр.; под ред. Э. М. Короткова. – М.: Юрайт, 2013. – 445 c.
13.
Кузина О.Е., Чернышева М.В. Корпоративная благотворительность и ответственность: обоснование понятий // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. №4. – С. 154-165.
14.
Социальная ответственность менеджмента: учебник / В. Я. Горфинкель [и др.]. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2013.-287 с.
15.
Костина Е.Н. Корпоративное гражданство в системе отношений государства и бизнеса в России. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук по специальности 23.00.02. СПб, 2010. – 132 c.
16.
Lantos G.P. The boundaries of strategic corporate social responsibility // Journal of Consumer Marketing. 2001. № 18 (7). – PP. 595-630.
17.
Windsor D. Corporate Social Responsibility: Three Key Approaches // Journal of Management Studies. 2006. № 43. – PP. 93-114.
18.
Matten D., Crane A. Corporate citizenship: Toward an extended theoretical conceptualization // Academy of Management Review. 2005. № 30. – PP. 166-180.
19.
Scherer A., Palazzo G. Toward a Political Conception of Corporate Responsibility: Business and Society Seen from a Habermasian Perspective // The Academy of Management Review. 2007. №. 4. – PP. 1096-1120.
20.
Косорукова А.А. Профессиональная этика: учебно-методическое пособие (для студентов, обучающихся по направлению «Искусства и гуманитарные науки») / А. А. Косорукова. – М: РУДН, 2016. – 23 с.
21.
The UN Global Compact // https://www.unglobalcompact.org (дата обращения: 17.01.2016)
22.
ILO Tripartite Declaration // http://www.ilo.org/empent/Publications/lang--en/index.htm (дата обращения: 17.01.2016)
23.
Global Reporting Initiative // https://www.globalreporting.org/Pages/default.aspx (дата обращения: 17.01.2016)
24.
Responsible Care Initiative // https://responsiblecare.americanchemistry.com (дата обращения: 17.01.2016)
25.
Voluntary Principles on Security and Human Rights // http://www.voluntaryprinciples.org (дата обращения: 17.01.2016)
26.
Oracle // http://www.oracle.com/us/corporate/citizenship/corporate-citizenship-report-2563684.pdf (дата обращения: 17.01.2016)
27.
ExxonMobil // http://corporate.exxonmobil.com/en/community/corporate-citizenship-report (дата обращения: 17.01.2016)
28.
Microsoft // https://www.microsoft.com/about/csr/transparencyhub/citizenship-reporting/ (дата обращения: 17.01.2016)
29.
Вотченко Е.С. Развитие корпоративной социальной ответственности бизнеса в России: от государственного патернализма к корпоративному гражданству // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2016. № 3. – C. 71-77.
30.
Социальная ответственность. Официальный сайт ПАО «Газпром» // http://www.gazprom.ru/social/ (дата обращения: 17.01.2016)
31.
Ответственность. Официальный сайт ПАО «Лукойл» // http://www.lukoil.ru/Responsibility (дата обращения: 17.01.2016)
32.
Ответственность. Официальный сайт ГК «Ростех» // http://rostec.ru/csr (дата обращения: 17.01.2016)
33.
Проект «Красный чум». Официальный сайт ПАО «ЛУКОЙЛ» // http://www.lukoil.ru/Responsibility/SocialInvestment/SocialInitiatives/Theredtent (дата обращения: 17.01.2016).
34.
Благотворительность и спонсорство. Официальный сайт ООО «СК «РУСВЬЕТПЕТРО» // http://www.rvpetro.ru/social/blagotvoritelnost-i-sponsorstvo (дата обращения: 17.01.2017)
35.
Сажнов А.Н., Власенко А.А. Взаимодействие неправительственных организаций и коммерческих компаний в контексте корпоративной социальной ответственности: Симбиотическая модель стабильности (теоретический аспект) // Тренды и управление. - 2016. - 1. - C. 59 - 63. DOI: 10.7256/2307-9118.2016.1.18056.
36.
Власенко А.А. Политические аспекты социальной ответственности бизнеса // Право и политика. - 2016. - 9. - C. 1177 - 1182. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.9.20262.
37.
Киреева А.В., Золотарева А.Б. Государственно-частное партнерство в социальной сфере: анализ эффективности существующих моделей // Право и политика. - 2016. - 10. - C. 1251 - 1257. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.10.17079.
38.
Кашина Е.А. Роль крупного бизнеса в формировании региональной политики российского государства: сырьевой аспект // Национальная безопасность / nota bene. - 2013. - 5. - C. 35 - 50. DOI: 10.7256/2073-8560.2013.5.9298.
39.
Власенко А.А., Сажнов А.Н. Особенности государственного регулирования корпоративной социальной ответственности в контексте трехсекторного партнерства современной России // Политика и Общество. - 2016. - 7. - C. 966 - 971. DOI: 10.7256/1812-8696.2016.7.19530.
40.
Липинский Д.А. Social Bases of Positive Responsibility // SENTENTIA. European Journal of Humanities and Social Sciences. - 2015. - 3. - C. 41 - 69. DOI: 10.7256/1339-3057.2015.3.16009. URL: http://www.e-notabene.ru/psen/article_16009.html
References (transliterated)
1.
Mintzberg H. The case for corporate social responsibility // Journal of Business Strategy. 1983. № 4. – PP. 3-15.
2.
Logan D., Roy D., Regelbrugge L. Global corporate citizenship-rationale and strategies. Washington D.C.: Hitachi Foundation, 1997. – 185 p.
3.
Stangis D., Smith K. 21st Century Corporate Citizenship: The Executives’ Guide to Delivering Value to Society and Your Business. England, Bingley: Emerald Publishing Limited, 2017. – 278 p.
4.
Helgesson K. The Political Role of Corporate Citizens: An Interdisciplinary Approach (Palgrave Studies in Citizenship Transitions). UK: Palgrave Macmillan, 2013. – 229 p.
5.
Rayman-Bacchus L., Walsh P. Corporate Responsibility and Sustainable Development: Exploring the nexus of private and public interests (Routledge Research in Sustainability and Business). UK: Routledge, 2015. – 236 p.
6.
Camilleri M. CSR 2.0 and the New Era of Corporate Citizenship (Advances in Business Strategy and Competitive Advantage). USA: IGI Global, 2016. – 398 p.
7.
The Journal of Corporate Citizenship // https://www.greenleaf publishing.com/journals/journal-of-corporate-citizenship#calls-for-papers (data obrashcheniya: 17.01.2016).
8.
Corporate Responsibility Magazine // http://www.thecro.com/category/magazine-issues/ (data obrashcheniya: 17.01.2016).
9.
Peregudov S.P. Korporativnoe grazhdanstvo: kontseptsii, mirovaya praktika i rossiiskie realii / S.P. Peregudov, I.S. Semenenko; In-t mirovoi ekonomiki i mezhdunar. otnoshenii RAN. – M.: Progress-Traditsiya, 2008. – 447 c.
10.
Semenenko I.S. Korporativnoe grazhdanstvo: zapadnye modeli i perspektivy dlya Rossii // Polis. Politicheskie issledovaniya. 2005. № 5. – S. 23-40. DOI: https://doi.org/10.17976/jpps/2005.05.03
11.
Nikandrova O.A. Korporativnoe grazhdanstvo i strategiya upravleniya krupnym biznesom v Rossii // Voprosy ekonomiki i prava. 2012. № 3. – C. 162-165 // http://law-journal.ru/files/pdf/201203/201203_162.pdf (data obrashcheniya: 16.01.2017).
12.
Korporativnaya sotsial'naya otvetstvennost': ucheb. dlya bakalavrov / Gos. un-t upr.; pod red. E. M. Korotkova. – M.: Yurait, 2013. – 445 c.
13.
Kuzina O.E., Chernysheva M.V. Korporativnaya blagotvoritel'nost' i otvetstvennost': obosnovanie ponyatii // Monitoring obshchestvennogo mneniya: ekonomicheskie i sotsial'nye peremeny. 2015. №4. – S. 154-165.
14.
Sotsial'naya otvetstvennost' menedzhmenta: uchebnik / V. Ya. Gorfinkel' [i dr.]. – M.: YuNITI-DANA, 2013.-287 s.
15.
Kostina E.N. Korporativnoe grazhdanstvo v sisteme otnoshenii gosudarstva i biznesa v Rossii. Dissertatsiya na soiskanie uchenoi stepeni kandidata politicheskikh nauk po spetsial'nosti 23.00.02. SPb, 2010. – 132 c.
16.
Lantos G.P. The boundaries of strategic corporate social responsibility // Journal of Consumer Marketing. 2001. № 18 (7). – PP. 595-630.
17.
Windsor D. Corporate Social Responsibility: Three Key Approaches // Journal of Management Studies. 2006. № 43. – PP. 93-114.
18.
Matten D., Crane A. Corporate citizenship: Toward an extended theoretical conceptualization // Academy of Management Review. 2005. № 30. – PP. 166-180.
19.
Scherer A., Palazzo G. Toward a Political Conception of Corporate Responsibility: Business and Society Seen from a Habermasian Perspective // The Academy of Management Review. 2007. №. 4. – PP. 1096-1120.
20.
Kosorukova A.A. Professional'naya etika: uchebno-metodicheskoe posobie (dlya studentov, obuchayushchikhsya po napravleniyu «Iskusstva i gumanitarnye nauki») / A. A. Kosorukova. – M: RUDN, 2016. – 23 s.
21.
The UN Global Compact // https://www.unglobalcompact.org (data obrashcheniya: 17.01.2016)
22.
ILO Tripartite Declaration // http://www.ilo.org/empent/Publications/lang--en/index.htm (data obrashcheniya: 17.01.2016)
23.
Global Reporting Initiative // https://www.globalreporting.org/Pages/default.aspx (data obrashcheniya: 17.01.2016)
24.
Responsible Care Initiative // https://responsiblecare.americanchemistry.com (data obrashcheniya: 17.01.2016)
25.
Voluntary Principles on Security and Human Rights // http://www.voluntaryprinciples.org (data obrashcheniya: 17.01.2016)
26.
Oracle // http://www.oracle.com/us/corporate/citizenship/corporate-citizenship-report-2563684.pdf (data obrashcheniya: 17.01.2016)
27.
ExxonMobil // http://corporate.exxonmobil.com/en/community/corporate-citizenship-report (data obrashcheniya: 17.01.2016)
28.
Microsoft // https://www.microsoft.com/about/csr/transparencyhub/citizenship-reporting/ (data obrashcheniya: 17.01.2016)
29.
Votchenko E.S. Razvitie korporativnoi sotsial'noi otvetstvennosti biznesa v Rossii: ot gosudarstvennogo paternalizma k korporativnomu grazhdanstvu // Kaspiiskii region: politika, ekonomika, kul'tura. 2016. № 3. – C. 71-77.
30.
Sotsial'naya otvetstvennost'. Ofitsial'nyi sait PAO «Gazprom» // http://www.gazprom.ru/social/ (data obrashcheniya: 17.01.2016)
31.
Otvetstvennost'. Ofitsial'nyi sait PAO «Lukoil» // http://www.lukoil.ru/Responsibility (data obrashcheniya: 17.01.2016)
32.
Otvetstvennost'. Ofitsial'nyi sait GK «Rostekh» // http://rostec.ru/csr (data obrashcheniya: 17.01.2016)
33.
Proekt «Krasnyi chum». Ofitsial'nyi sait PAO «LUKOIL» // http://www.lukoil.ru/Responsibility/SocialInvestment/SocialInitiatives/Theredtent (data obrashcheniya: 17.01.2016).
34.
Blagotvoritel'nost' i sponsorstvo. Ofitsial'nyi sait OOO «SK «RUSV''ETPETRO» // http://www.rvpetro.ru/social/blagotvoritelnost-i-sponsorstvo (data obrashcheniya: 17.01.2017)
35.
Sazhnov A.N., Vlasenko A.A. Vzaimodeistvie nepravitel'stvennykh organizatsii i kommercheskikh kompanii v kontekste korporativnoi sotsial'noi otvetstvennosti: Simbioticheskaya model' stabil'nosti (teoreticheskii aspekt) // Trendy i upravlenie. - 2016. - 1. - C. 59 - 63. DOI: 10.7256/2307-9118.2016.1.18056.
36.
Vlasenko A.A. Politicheskie aspekty sotsial'noi otvetstvennosti biznesa // Pravo i politika. - 2016. - 9. - C. 1177 - 1182. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.9.20262.
37.
Kireeva A.V., Zolotareva A.B. Gosudarstvenno-chastnoe partnerstvo v sotsial'noi sfere: analiz effektivnosti sushchestvuyushchikh modelei // Pravo i politika. - 2016. - 10. - C. 1251 - 1257. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.10.17079.
38.
Kashina E.A. Rol' krupnogo biznesa v formirovanii regional'noi politiki rossiiskogo gosudarstva: syr'evoi aspekt // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. - 2013. - 5. - C. 35 - 50. DOI: 10.7256/2073-8560.2013.5.9298.
39.
Vlasenko A.A., Sazhnov A.N. Osobennosti gosudarstvennogo regulirovaniya korporativnoi sotsial'noi otvetstvennosti v kontekste trekhsektornogo partnerstva sovremennoi Rossii // Politika i Obshchestvo. - 2016. - 7. - C. 966 - 971. DOI: 10.7256/1812-8696.2016.7.19530.
40.
Lipinskii D.A. Social Bases of Positive Responsibility // SENTENTIA. European Journal of Humanities and Social Sciences. - 2015. - 3. - C. 41 - 69. DOI: 10.7256/1339-3057.2015.3.16009. URL: http://www.e-notabene.ru/psen/article_16009.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"