Статья 'Уязвимость как фактор риска вузовской социализации' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Уязвимость как фактор риска вузовской социализации

Яишников Александр Юрьевич

соискатель, cектор проблем риска и катастроф, Институт социологии, Российская академия наук

117218, Россия, г. Москва, ул. Кржижановского, 24/35, корп. 5

Yaishnikov Aleksandr Yur'evich

External doctoral candidate, the division of Problems of Risks and Catastrophes, Institute of Sociology of the Russian Academy of Sciences

117218, Russia, Moscow, Krzhizhanovskogo Street 24/35. building #5

yaishnikov@mail.ru

DOI:

10.7256/2409-7144.2016.11.2118

Дата направления статьи в редакцию:

23-11-2016


Дата публикации:

02-12-2016


Аннотация: Предметом исследования в статье является оценка студентами собственной уязвимости как неотъемлемая характеристика институциональных и личностных рисков социализации в высшем учебном заведении. На основе собственного подхода к изучению социализации в вузе автор подробно рассматривает характеристики, выделенных с точки зрения оценки собственной уязвимости, групп студентов. Целью анализа является проверка гипотезы о наличии взаимной связи между оценкой собственной уязвимости и показателями, характеризующими процесс социализации в высшем учебном заведении. Для выполнения заявленной цели произведена группировка общего массива данных опроса студентов вузов по критерию субъективной оценки настоящего и будущего и предпринят анализ сходства и различий этих групп по ряду социально-демографических и личностных показателей. Анализ убедительно показал наличие связи между самооценками уязвимости и целым рядом показателей успешности процесса вузовской социализации, подтвердив тем самым наличие как институциональных, так и личностных рисков в структуре социализационного контекста студенчества. Данные анализа могут быть использованы при разработке мер по снижению уязвимости студенчества в процессе вузовской социализации, что позволит снизить институциональные риски организации учебного и воспитательного процесса.


Ключевые слова: вузовская социализация, социализационные траектории, студенческое сообщество, уязвимость, элементы риска, институциональные риски, личностные риски, эмпирическая группировка данных, социологические теории социализации, социальные процессы

УДК:

316.614

Abstract:  
The subject of this research is the students’ assessment of their own vulnerability as an intrinsic characteristic of the institutional and personal risks of socialization in the higher educational facility. The author, based on his original approach towards examination of socialization in the higher school, thoroughly reviews the highlighted from the perspective of personal vulnerability characteristics among the groups of students. The goal of this research consists in verification of hypothesis regarding the presence of interconnection between the evaluation of personal vulnerability and indexes that describe the socialization process in the higher educational institution. The author conduct the analysis of students’ survey by the criterion of subjective assessment of the present and future, as well as similarities and differences of these groups based on the socio-demographic and personal indexes. The analysis affirmatively demonstrated the existence of correlation between the self-evaluations of vulnerability and the entire number of indexes of success of the higher school socialization process, as well as confirmed the presence of institutional and personal risks within the structure of socialization context of the studentship. This data can be implemented in formulation of measures pertaining to the lowering of the level of student’s vulnerability during the socialization process in the higher educational institution, which will allow lowering the institutional risks of organization of education process.
 



Keywords:

personal risks, institutional risks, elements of risk, vulnerability, student community, socialization trajectories, higher school socialization, empirical data grouping, sociological theories of socialization, social processes

Постановка проблемы

Студенческое сообщество является объектом изучения специалистов различных научных дисциплин, в том числе и социологии. Имеются и исследования в контексте предметного поля социологии риска: рассматриваются такие факторы минимизации рисков, как самоуправление, саморегуляция, профессиональное становление; исследуется специфика рисков социализации [2; 5].

В данной статье реализована идея включения в анализ социализационного контекста такого фактора, как оценка студентами степени своей уязвимости в сфере социализации в период обучения в высшем учебном заведении. Специалисты в области социологии риска установили, что «риск актуализируется, когда появляется реальный источник опасности. Тогда вербальная оценка степени вероятности и степени допустимости риска обогащаются оценкой реальной уязвимости от тех или иных потерь жизненной среды (условий жизнедеятельности) субъекта»[3, с. 48].

В пользу оценки уязвимости как признака риска приведем цитату Ю. А. Зубок и В. И. Чупрова о среде риска: «мало возможностей адекватной рефлексии социальных субъектов в связи с усиливающейся нестабильностью социальной реальности, и это проявляется в переживании неуверенности, незащищенности, страха или, напротив, ничем не обоснованной надежды» [2, с. 32].

Целью анализа является оценка взаимосвязи уязвимости с рядом показателей, характеризующих процесс вузовской социализации. Для достижения заявленной цели произведена группировка общего массива данных опроса студентов вузов по критерию субъективной оценки настоящего и будущего и предпринят анализ сходства и различий этих групп по ряду социально-демографических и личностных показателей.

Методология и методы анализа

Исходными методологическими и методическими положениями приняты следующие. Социализация понимается нами как процесс освоения индивидами социально-культурного опыта, профессиональных знаний, трудовых навыков, образцов поведения и общения, норм, ценностей, традиций, мировоззренческих установок, необходимых для адаптации, функционирования и развития в обществе, включения в систему общественных отношений на различных уровнях.

Социологические теории социализации позволяют сделать вывод о том, что в процессе социализации выделяются субпроцессы воспитания и образования (Э. Дюркгейм). В процессе социализации индивид играет активную роль, не только испытывает влияние общества, но и сам формирует социальную среду (К. Маркс, Дж. Мид, М. Мид, У. Брофенбреннер). Общество воздействует на индивида с помощью агентов и институтов социализации (Т. Парсонс), при этом очень важно понимать в каком обществе происходила социализация, то есть какие ценности транслировались индивиду (Дж. Мид, М. Мид). В динамике этот процесс представляет собой совокупность первичной и вторичной социализации (Т. Парсонс). При этом первичная социализация во многом определяет последующие стадии (И. Таллмен). Классификация агентов социализации предполагает выделение стихийных и организованных (И. С. Кон). Социализация на определенном этапе может быть разделена на множество позиций, в соответствии с ролями, которые играет индивид (П. Бурдье). С позиции оценки успешности социализации выделяются саморегуляция индивидом своего поведения (Дж. Мид) и ожидание общества определенного поведения индивида (Н. Смелзер) и эмоционального переживания значимости для субъекта в определенных условиях (В. А. Ядов), что является социализационной нормой (А. И. Ковалева). Противоположностью социализационной нормы является парадоксальность сознания (Ж. Т. Тощенко) [4].

На основе обобщения социологических подходов к пониманию социализации мы построили схему структурной операционализации понятия вузовской социализации, на базе которой осуществлена эмпирическая интерпретация и анализ массива эмпирических данных. Схема представлена на рисунке 1.

__

Рисунок 1 – Схема структурной операционализации понятия «социализация в вузе» [4, с. 17].

Анализ производится на базе данных социологического исследования «Социализация и воспитание студентов высших учебных заведений», проведенного в 2011 году. Исследование охватило 16 вузов Ростовской области (3 негосударственных и 13 государственных), выборка составила 3890 студентов. Автор статьи входил в состав рабочей группы по проведению этого исследования, имеет доступ и право использовать базу данных.

Для анализа самооценок степени уязвимости, тревожности, неуверенности в завтрашнем дне из всего массива опрошенных мы сформировали четыре группы. В первую вошли респонденты, которые «в будущее смотрели с надеждой и оптимизмом»: назовем эту группу «оптимистами». Численно она составляет 2157 человек (55,4% от общего количества опрошенных студентов). Во вторую группу мы включили респондентов, которые в будущее смотрят «спокойно, но без особых надежд и иллюзий». Назовем эту группу «реалистами». Ее численность составляет 1035 человек (26,6% всей совокупности). Третью группу составили респонденты, которые в будущее смотрят «с тревогой, неуверенностью, страхом и отчаянием». Эту группу условно назовем «неуверенные». Таких в массиве 526 человек (13,5% всего массива). Последняя группа состоит из тех, кто не может самоопределиться. Это «пассивные». Их 73 человека (1,9% всего массива)*. (Сумма долей респондентов по группам не равна 100% от общего массива, так как при анализе не учитывались пропущенные ответы).

Далее рассмотрим позиции этих групп студентов по основным направлениям вузовской социализации, заявленным в схеме анализа (см. рисунок 1).

Результаты анализа данных исследования

Навыки познавательной, профессиональной, досуговой деятельности и социальной активности. «Оптимисты» характеризуются полной отдачей сил и способностей, высоким уровнем удовлетворенности по характеристикам образовательного процесса, проводят параллель между успешной учебой и успешной карьерой, считают, что с дипломом об окончании их факультета будет легко занять достойное место в жизни.

«Реалисты» давали менее оптимистичные оценки. Эта группа меньше внимания уделяет учебе, в меньшей степени видит связь между учебой, дипломом их факультета и успешной карьерой, демонстрирует меньшую удовлетворенность образовательным процессом.

«Неуверенные» схожи с «реалистами» в оценке потраченных сил и способностей на учебу, но меньше связывают учебу, статус факультета и успешную карьеру, менее удовлетворены составляющими образовательного процесса.

«Пассивные» учатся с полной отдачей сил и способностей с высокой удовлетворенностью составляющими образовательного процесса как «оптимисты», но как «неуверенные» меньше связывают учебу, статус факультета и успешную карьеру.

Профессионально-трудовая деятельность. В целом рассматриваемые группы схожи по характеристикам «профессионально-трудовой активности». С той лишь разницей, что «оптимисты» более удачно сочетают работу и учебу. Немного хуже это получается у «реалистов» и «пассивных». Значимо хуже совмещать работу и учебу удается «пессимистам».

Досуговая деятельность. Удовлетворенность занятиями физкультурой и спортом и творческим и общекультурным развитием групп «оптимистов» и «пассивных» чаще оценивается выше, чем «реалистов» и «пессимистов». Рассматриваемые группы практически одинаково проводят свой досуг.

Социально-политическая активность. «Оптимисты» чаще слышали о студенческом самоуправлении, чаще являются членами каких-либо общественных, творческих и любительских объединений, функционирующих в университете, более того, чаще готовы участвовать во внеучебной студенческой жизни, чаще стараются участвовать практически во всех выборах и намерены делать это в будущем.

«Реалисты» также, как и «оптимисты» хорошо информированы о студенческом самоуправлении, но в меньшей степени вовлечены в какие-либо общественные, творческие и любительские объединения, функционирующие в университете, в меньшей степени готовы принимать активное участие во внеучебной студенческой жизни, среди них меньше доля участвовавших и намеренных участвовать в выборах.

«Неуверенные» менее информированы о студенческом самоуправлении. В остальном схожи в «реалистами» - реже являются членами каких-либо общественных, творческих и любительских объединений, функционирующих в университете, в меньшей степени готовы принимать активное участие во внеучебной студенческой жизни и участвовать в выборах.

«Пассивные» как и «неуверенные» менее информированы о студенческом самоуправлении, реже являются членами каких-либо общественных, творческих и любительских объединений, функционирующих в университете, реже готовы принимать более активное участие во внеучебной студенческой жизни и участвовать в выборах.

Отношения со старшими (преподаватели). «Оптимисты» в большей степени, чем другие группы, выстроили с преподавателями живые личные отношения, способствующие взаимопониманию, чаще среди преподавателей у них есть пример. Вполне логично «оптимисты» при сдаче экзаменов и зачетов оценивают отношения к ним большинства преподавателей как справедливые, нормальные, при этом чаще других групп на большинстве занятий имеют возможность отстаивать свою позицию, вести диалог, спор с преподавателем, давать собственную оценку фактам, событиям, результатам научного поиска, предлагать проблему для обсуждения.

«Реалисты» ниже оценивали свои отношения с преподавателями, ниже оценивали справедливость и объективность отношения к ним, чем «оптимисты». Однако, так же как и последние, видят образец для себя в преподавателях. «Неуверенные» по всем показателям дают средние оценки.

«Пассивные», как «реалисты» и «неуверенные», реже отмечали живой личный контакт, способствующий взаимопониманию с преподавателем, в меньшей степени видят в преподавателях образец, реже оценивают отношения к ним большинства преподавателей как справедливые, нормальные, а при сдаче экзаменов и зачетов значимо меньше считают, что преподаватели справедливы и объективны к ним. «Неуверенные» низко оценивают возможность проявлять себя на большинстве занятий.

Отношения с ровесниками (одногруппники). «Оптимисты» чаще оценивают коллектив своей учебной группы как сплоченный, дружный. Реже видят дифференциацию по показателям материального положения, социально-профессиональному положению родителей, национальному признаку, землячеству.

«Реалисты» в меньшей степени, чем «оптимисты» считают, что коллектив их учебной группы сплоченный и дружный, а различного рода дифференциации подтверждают одинаково.

«Неуверенные» схожи в оценке характеристик сплоченности учебной группы с «реалистами». Наличие дифференциации оценивают несколько выше, чем «оптимисты» и «реалисты».

«Пассивные» как и «неуверенные» реже оценивали коллектив своей учебной группы как сплоченный, дружный. При этом выше оценивали дифференциацию в группе.

Ценности, мировоззренческие стереотипы. «Оптимисты» настроены на восприятие преподавательской оценки мировоззренческих проблем, событий политической жизни региона, страны и мира, дисциплины социально-гуманитарного профиля изучают с интересом, высоко оценивают характеристики учебного процесса при обучении дисциплинам социально-гуманитарного профиля, в целом отторгают идеи противозаконных действий.

«Реалисты» в меньшей степени, чем «оптимисты», настроены на преподавательский анализ мировоззренческих проблем, событий политической жизни региона, меньше интересуются и ниже оценивают характеристики дисциплин социально-гуманитарного профиля. Как и «оптимисты», отторгают большинство противозаконных действий (кроме «Купить диплом или водительские права»), но с меньшей категоричностью.

«Неуверенные» схожи с «реалистами» в том, что большинство преподавателей, кроме профессионально-учебных вопросов, на занятиях обсуждают и мировоззренческие проблемы, как и «реалисты» чаще считают, что большинство преподавателей стремится на занятиях давать оценку событиям политической жизни региона, страны и мира. При этом дисциплины социально-гуманитарного профиля изучают с интересом реже, чем «оптимисты», но схожи с ними в оценках большинства (кроме «умения заинтересовать») из характеристик преподавания социально-гуманитарных дисциплин. Чаще считают допустимыми противозаконные явления.

«Пассивные» как и «оптимисты» чаще считают, что большинство преподавателей кроме профессионально-учебных вопросов, на занятиях обсуждают и мировоззренческие проблемы, но как «реалисты» реже считают, что большинство преподавателей стремится на занятиях давать оценку событиям политической жизни региона, страны и мира. Остальные характеристики оценены существенно ниже, чем другими группами студентов. «Пассивные» гораздо чаще затруднялись давать определенную характеристику перечисленным незаконным действиям.

Целесообразно, на наш взгляд, обобщить эмпирические данные в формате сводной таблицы показателей, по которым выявлены существенные различия между сформированными по оценкам уязвимости группам студентов (см. таблицу 1).

Таблица 1 – Показатели, по которым имеются существенные различия в позициях «оптимистов», «реалистов», «пессимистов» и «неуверенных» студентов (доля в % к количеству респондентов в каждой группе )

Эмпирические показатели

Группы и направления вузовской социализации

Оптимисты

Реалисты

Неуверенные

Пассивные

Навыки познавательной, профессиональной, досуговой деятельности и социальной активности

Учатся с полной отдачей сил и способностей

32,1

23,2

23,9

29,6

Удовлетворены количеством и качеством консультаций

60

56,9

50,1

61,6

Удовлетворены доступом к научной литературе

57,1

55,8

45,7

53,5

Удовлетворены обучением иностранным языкам

49,4

42,9

43,8

52,1

Связывают успешную учебу и успешную карьеру

63,9

54,1

49,9

44,4

Согласны, что с дипломом об окончании их факультета будет легко занять достойное место в жизни

49,2

37,2

30,8

34,7

Профессионально-трудовая деятельность.

Трудоустроены с той или иной периодичностью

44,1

46,9

47,4

42,3

Сочетают работу и учебу вполне успешно

34,9

28,6

26,5

27,9

Досуговая деятельность

Удовлетворены занятиями физкультурой

64,5

57,3

54,1

62,9

Удовлетворены условиями для творчества и общекультурного развития

58,4

54,1

47

57,1

Социально-политическая активность

Слабо информированы о студенческом самоуправлении

72,7

71,2

59,9

51,4

Участвуют в работе общественных организаций, функционирующих в университете

5,6

2,3

2,7

1,8

Готовы принимать более активное участие во внеучебной жизни

53,6

42,1

44,3

33,3

Участвуют в выборах

23,4

16,6

14,9

9,6

Собираются принять участие в будущих выборах

41,6

30,5

28

9,6

Отношения со старшими ( преподавателями)

Подтвердили живой личный контакт на занятиях с преподавателем

46

33,2

33,7

35,6

Среди преподавателей видят образец для себя

85

78,9

81

72,2

Положительно оценивают отношения с преподавателями

57,8

53,3

40,5

41,7

Подтверждают справедливость отношений преподавателей к студентам

59,8

54,3

45,4

27,4

Отношения с ровесниками (одногруппники)

Оценивают коллектив своей группы как сплоченный, дружный

44,7

36,2

30,3

34,7

Отмечают дифференциацию по материальному положению

16

15,6

23,2

25,4

Фиксируют дифференциацию по культурным интересам

63,5

63,7

67,8

64,8

Отмечают дифференциацию по социально-профессиональному положению родителей

15,1

14,7

18,6

27,1

Фиксируют дифференциацию по национальному признаку

18,6

18,3

23,8

35,7

Ценности, мировоззренческие стереотипы

Согласны с тем, что большинство преподавателей кроме профессионально-учебных вопросов, на занятиях обсуждают и мировоззренческие проблемы

42,7

37,4

37,5

40

Согласны с тем, что большинство преподавателей стремятся на занятиях давать оценку событиям политической жизни региона, страны и мира

31,5

25,6

32,9

22,5

Дисциплины социально-гуманитарного профиля изучают с интересом

46,8

39,8

36,7

32,4

Резюме

По оценке собственной уязвимости студенческие группы характеризуются следующим образом. «Оптимисты» демонстрируют высокие результаты по всем показателям социализации в вузе. Так, они связывают процесс обучения, полученный диплом с будущей карьерой. Поэтому учатся с полной отдачей сил и способностей и в целом удовлетворены образовательным процессом и досугом. Лучше других групп сочетают учебу и работу. Демонстрируют высокие показатели социально-политической активности. Отношения с преподавателями построены на живом, личном контакте, характеризуются как справедливые. Отношения со сверстниками дружеские. Ценности, нормы поведения и мировоззренческие стереотипы не выходят за рамки закона. В целом группа религиозна, патриотична и политически активна.

«Реалисты» в меньшей степени, чем «оптимисты» видят связь между учебой и карьерой, меньше удовлетворены образовательным процессом, такими формами проведения досуга, как занятия физкультурой и спортом и творческим и общекультурным развитием. В целом интересуются студенческим самоуправлением, но меньше вовлечены в него, как и в другие в общественно-политические процессы. Так, они меньше участвуют в выборах и ниже таково намерение в будущем. Отношения с преподавателями складываются хуже, соответственно ниже оценка справедливости таких взаимоотношений. Отношения с ровесниками тоже хуже, чем у «оптимистов». Меньше интересуются дисциплинами социально-гуманитарного профиля, хуже оценивают отдельные их характеристики, в меньшей степени им интересен преподавательский анализ мировоззренческих проблем, событий политической жизни региона. В целом законопослушны, но менее категоричны в своих суждениях.

«Неуверенные» тратят много сил на учебу, но в меньшей степени связывают успешную учебу и карьеру. Их удовлетворенность учебным процессом хуже, чем у «реалистов». Схожи с последними в оценке досуга и социально-политической активности. По сравнению с другими группами ниже оценивают возможности проявления себя на занятиях, но при этом отношения с преподавателями характеризуются как средние, но в меньшей степени справедливые. В отношениях со сверстниками схожи с «реалистами», но при этом выше оценивают уровни различного рода дифференциаций. Меньше интересуются дисциплинами социально-гуманитарного профиля. Допускают возможность противозаконных действий.

«Пассивные» демонстрируют неоднозначные показатели. Так, они активно учатся, но меньше связывают учебу и карьеру. Хуже совмещают учебу и работу. Но в целом высоко оцениваются по досуговой активности. Социально и политически пассивны. Отношения с преподавателями оцениваются хуже, чем у рассмотренных выше групп. Отношения со сверстниками реже оценивались как сплоченные и дружные, при высокой оценке дифференциаций в учебных группах. В оценке ценностей, норм, жизненных стереотипов демонстрируют неоднозначность. В большей степени это проявляется к оценке незаконных действий.

Результаты проведенного анализа позволяют сделать следующие выводы. Оценка собственной уязвимости и оценка ряда показателей процесса социализации в вузе имеют взаимную достаточно сильную связь. Так, низко оценивающие свою уязвимость группы «оптимистов» и «реалистов» характеризуются достаточно высокими показателями удовлетворенности процессом социализации. Для групп с высокой степенью уязвимости («неуверенные» и «пассивные») существуют институциональные и личностные риски успешности процесса социализации. Особое внимание заслуживают выявленные у «пессимистов» отсутствие связи учебы с карьерой, низкая (по сравнению с другими группами) оценка возможности проявления себя на занятиях, недостаточный интерес к дисциплинам социально-гуманитарного профиля, допустимость противозаконных действий. Что касается «пассивных», то наибольшее опасение вызывает неоднозначность их суждений в оценке характеристик социализации, социальная и политическая пассивность. Фактором усиления рисков выступают низкие оценки совмещения работы и учебы. Такие эмпирически выявленные данные, на наш взгляд, являются частью социологического обоснования мер по снижению уязвимости студенческой общности в процессе вузовской социализации, что в свою очередь снизит институциональные риски организации учебного и воспитательного процесса в системе высшего образования.

Библиография
1.
Вишнякова С.М. Профессиональное образование. Словарь. Ключевые понятия, термины, актуальная лексика. М.: НМЦ СПО, 1999. 538 с.
2.
Зубок Ю.А., Чупров В.И. Риск в сфере образования молодежи: институциональные и саморегуляционные механизмы управления // Вопросы образования. 2008. № 4. С. 31-55.
3.
Мозговая А.В. Измерение риска в социологии: методология, методы, результаты // Риск: исследования и социальная практика. М.: Институт социологии РАН, 2011. С. 40-59.
4.
Мозговая А.В., Яишников А.Ю. Институциональные факторы и риски вузовской социализации (по материалам социологического исследования) // Общество: социология, психология, педагогика. 2016. № 1. С. 15-19.
5.
Риски в изменяющейся социальной реальности: проблема прогнозирования и управления. Материалы международной научно-практической конференции (г. Белгород, 19-20 ноября 2015 г.) / Отв. ред. Ю.А. Зубок. Воронеж: ООО «ПТ», 2015. 716 с.
References (transliterated)
1.
Vishnyakova S.M. Professional'noe obrazovanie. Slovar'. Klyuchevye ponyatiya, terminy, aktual'naya leksika. M.: NMTs SPO, 1999. 538 s.
2.
Zubok Yu.A., Chuprov V.I. Risk v sfere obrazovaniya molodezhi: institutsional'nye i samoregulyatsionnye mekhanizmy upravleniya // Voprosy obrazovaniya. 2008. № 4. S. 31-55.
3.
Mozgovaya A.V. Izmerenie riska v sotsiologii: metodologiya, metody, rezul'taty // Risk: issledovaniya i sotsial'naya praktika. M.: Institut sotsiologii RAN, 2011. S. 40-59.
4.
Mozgovaya A.V., Yaishnikov A.Yu. Institutsional'nye faktory i riski vuzovskoi sotsializatsii (po materialam sotsiologicheskogo issledovaniya) // Obshchestvo: sotsiologiya, psikhologiya, pedagogika. 2016. № 1. S. 15-19.
5.
Riski v izmenyayushcheisya sotsial'noi real'nosti: problema prognozirovaniya i upravleniya. Materialy mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii (g. Belgorod, 19-20 noyabrya 2015 g.) / Otv. red. Yu.A. Zubok. Voronezh: OOO «PT», 2015. 716 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"