Статья 'Место религиозности в формировании духовно-нравственных ценностных ориентаций молодежи Санкт-Петербурга ' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Место религиозности в формировании духовно-нравственных ценностных ориентаций молодежи Санкт-Петербурга

Павенков Олег Владимирович

кандидат философских наук

доцент, Санкт-Петербургский государственный институт кино и телевидения

191043, Россия, г. Санкт-Петербург, Литейный пр., 43

Pavenkov Oleg

PhD in Philosophy

Docent, the department of Media Communication Technologies, Saint Petersburg State Institute of Cinema and Television

191043, Russia, St. Petersburg, Liteynyi Prospekt 43

o.pavenkov@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Павенков Владимир Григорьевич

кандидат исторических наук

доцент, Санкт-Петербургский государственный институт кино и телевидения

191043, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Литейный, 43, оф. 56

Pavenkov Vladimir Grigor'evich

PhD in History

Docent, the department of Media Communication Technologies, St. Petersburg State University of Film and Television

191043, Russia, St. Petersburg, Liteinyi Prospekt 43, office #56

infosoc2@yandex.ru
Рубцова Мария Владимировна

доктор социологических наук

доцент кафедры социального управления и планирования, Санкт-Петербургский государственный университет

191028, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Литейный, 43, оф. 56

Rubtcova Mariia

Doctor of Sociology

Docent, the department of Social Management and Planning, St. Petersburg State University

191028, Russia, g. Saint Petersburg, ul. Liteinyi, 43, of. 56

abc33@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2017.8.20764

Дата направления статьи в редакцию:

17-10-2016


Дата публикации:

27-08-2017


Аннотация: В условиях отсутствия единой ценностной системы в современном российском обществе духовно-нравственные ценностные ориентации, определяющие систему поведения, являются той ценностной базой, которая необходима для адаптации молодежи в современном мире. Данная статья посвящена анализу роли религиозности в формировании духовно-нравственных ценностных и поведенческих ориентаций молодежи. Излагается авторская пятикомпонентная структура религиозности личности. В данной статье представлены результаты прикладного социологического исследования, которое было проведено в по теме “Возможности применения принципа идеации в прикладном социологическом исследовании отношения современной российской молодежи к религии (на материалах высших учебных заведений г. Санкт-Петербург)”. Объектом исследования является отношение современной молодежи к религии. В исследовании приняли участие студенты факультета искусств СПБГУ (на этапе апробации), студенты факультета философии, богословия, религиоведения (ФБР) и студенты факультета психологии Русской христианской гуманитарной академии. Использовались методы полустандартизированного интервью со студентами. Было проведено 40 интервью. В результате исследование был сделан вывод, что в структуре духовно-нравственных ценностных ориентаций религиозность занимает невысокие позиции, что коррелирует с преобладанием фрагментарно-эклектичного менталитета. Религиозность большинства молодежи не укоренена в системе духовно-нравственных ценностных ориентаций, что коррелирует с преобладанием фрагментарно-эклектичного менталитета. Религиозность и нравственный уровень большинства молодежи таковы, что еще не произошло то, что П.А.Сорокин называл «альтруистической трансформацией»[6]. Вышеуказанные выводы необходимо учитывать при организации духовно-нравственного воспитания молодежи.


Ключевые слова: религиозность, православная религиозность, ценности, молодежь, ценностные ориентации, религиозность личности, наука и религия, Россия, религия, наука

Abstract: In absence of the unified value system within the modern Russian society, the spiritual and moral value orientations, which define the behavioral system, represent the axiological basis necessary for adaptation of youth in the modern world.  This article is dedicate to analysis of the role of religiosity in establishment pf the spiritual and moral values and behavioral orientations of young people. The authors present a quinary structure of a religious personality. The object of this research is defined by attitude of the modern youth to religion. The article provides the results of applied sociological study on the topic “Possibilities of implementation of the ideation principle of relation of the Russian modern youth to religion within the applied sociological study (using the materials of higher educational facilities of Saint Petersburg)”.  The students of the faculty of Arts of St. Petersburg State University (at the stage of approbation), students of the faculty of Philosophy, Theology, Religious Studies, and students of the faculty of Psychology of the Russian Christian Humanitarian Academy took place in the aforementioned study. After the 40 interviews were completed, there followed a conclusion that within the structure of spiritual and moral value orientations, religiosity holds rather low positions, which correlated with the dominance of fragmentary-eclectic mentality. The level of religiosity and morality of the majority of young people is not yet at the point described by P. A. Sorokin as “altruistic transformation”.



Keywords:

Science, Religion, Russia, Science and religion, Religiosity, Orthodox belief, Values, Youth, Value orientations, Religiosity of personality

В условиях отсутствия единой ценностной системы в современном российском обществе духовно-нравственные ценностные ориентации, определяющие систему поведения, являются той ценностной базой, которая необходима для адаптации молодежи в современном мире.

Изучению особенностей отношения к религии и системе религиозных ценностей в прикладных социологических исследованиях посвящены многочисленные труды отечественных и зарубежных социологов, культурологов, социальных психологов. Для анализа сущности религиозных ценностей, как высшего уровня диспозиционной системы, важное теоретическое значение имеет изучение социальных аспектов религиозности, определение религиозной веры, любви, добра, милосердия, альтруизма как ценностей, имеющих религиозный подтекст и интерпретацию, выявление значения религиозных идей для социальных процессов и т.д. Эти аспекты нашли свое отражение в трудах зарубежных (М. Вебера, Э. Дюркгейма, Р. Белла, Р. Старка, У. Баинбриджа, П. Бергера[1], Т. Лукмана[2], Б. Уилсона[3] и др.) и отечественных социологов (С.Д. Лебедева, Л.А.Андреевой, Ю.Ю. Синелиной, В.И. Гараджи, И.Н. Яблокова, и др.) Концепция «идеациональности» введена П.А. Сорокиным в работе «Социальная и культурная динамика».[4, 5]

На основе анализа данных работ мы выделяем пять компонентов религиозности личности:

I. Ценностный компонент, то есть религиозная вера и другие духовные ценности. Вера в ценность является первичным основанием возрождения, а образ жизни в Церкви - вторичным. Вера в ценности – главное основание для участия в церковной жизни. Мы исходим из того, что степень религиозности необходимо определять, прежде всего, по той ценностной системе, которая является значимой, смыслообразующей для личности, а уже, во вторую очередь, по образу жизни человека, так как поведение человека в значительной степени определяется именной этой системой ценностных ориентаций.

Ценности формируют собственную реальность «особого рода» и даются человеку из сферы суперсознания (по П.Сорокину). Они не являются сами по себе феноменами сознания, хотя и ближе к сознанию, чем к поведению и практике. Став элементом сознания, ценность трансформируется в ценностную ориентацию, которая образуется как результат аксиологической саморефлексии личностей. Являющийся "новатором" в сфере поиска ценностей, человек посредством интуитивного вдохновения "находит", обнаруживает ценность, узнает ее, признает в качестве тождественной или подобной себе и интериоризирует ее в виде или форме ценностной ориентации в свой "жизненный мир". Посредством механизма интерсубъективного взаимодействия ценность одного человека признается как таковая другими людьми и институционализируется в форме ценностно-нормативного коррелята, представляющего собой систему институционализированных ценностей. Данные ценности, полностью скореллированные с первоисходной ценностью из Сверхсознания, "сталкивают" человека с первоисходной ценностью и направляют процесс воплощения духовно-нравственных ценностей в жизни личности в нужное, соответствующее вероучению и нравоучению русло. Переход к религиозному образ жизни или возрожденности осуществляется, как вытеснение секулярной системы ценностей новой системой религиозных идеациональных ценностей. Это смена ценностной парадигмы мышления и действия в их диалектическом единстве, означающая для человека полную перестройку личности, есть сущностное ядро процесса религиозного возрождения.Результатом этой "перестройки" является религиозная возрожденность. Под религиозной возрожденностью на микросоциальном уровне понимается достаточный для обретения мистической религиозной идентичности уровень духовно-нравственного развития. В связи с высокой значимостью понятия «религиозная идентичность» для нашей темы, рассмотрим его более подробно.

II.Религиозная идентичность, то есть идентификация своей личности с конкретной религиозной организацией, формирование единства "мы".На основе веры возникает глубинное чувство принадлежности к определенной социальной организации, который является проводником и выразителем этой ценности, в случае христианской религии, в роли которого выступает Церковь. Чувство сопричастности, сопережевания, единства с определенной религиозной организацией мы называем религиозной идентичностью, которая выражается, например, в Православии, в конкретной рефлексии о себе как о человеке "воцерковленном".

Учитывая конфессиональную составляющую религиозной идентичности, носящую уникальный характер в каждой религии, можно выделить иерархию уровней православной идентичности: мистическая идентичность; Институциональная идентичность; статусно-ролевая идентичность; формальная религиозная идентичность; номинальная идентичность.

В процессе религиозного возрождения индивид или группа проходят от самого низшего, пятого уровня религиозной идентичности к высшему уровню религиозной идентичности и тем самым, выражаясь в терминологии П.А. Сорокина, имеет место «вертикальная» мобильность в религиозной сфере.

Итак, понятие "религиозная идентичность" имеет глубокий социальный смысл. При формировании религиозной идентичности происходит активизация и актуализация в сфере человеческого сознания религиозной системы ценностей, причем не в модусе ценностей-в-себе, а в модусе институциональных ценностей. Для пояснения этого положения следует проследить различие ценностей, как таковых, или ценностей-в-себе, институциональных ценностей и личностных ценностных ориентаций. Для этого автором были выделены 8 критериев:

1. Носитель или субстрат. Носитель ценности - коллективный или соборный разум. Носитель институциональных ценностей - конкретный социальный институт (Церковь). Носитель ценностных ориентаций - человеческая личность, саморефлексирующий субъект.

ü Способы передачи или трансляции. Ценность передается посредством сверхсознательной интуиции(по П.А.Сорокину). Институциональная ценность передается посредством механизма воспроизводства традиции, то есть межпоколенческой ценностной коммуникации. Для передачи личностных ценностных ориентаций задействован механизм встраивания институциональной ценности в имеющуюся когнитивно-ценностную схему личности. Этот механизм может быть внутренним и внешним.

2. Глубина, масштабность и сила влияния. Данная характеристика наиболее максимальна у ценностей, имеет среднее значение у институциональных ценностей и минимальной значение применительно к ценностным ориентациям человека.

3. Объективность. Если ценности, в том числе, институциональные выступают объективной реальностью, то ценностные ориентации относятся к субъективным преломленным в индивидуальным сознании образцам.

4. Изменчивость. Если ценности сами по себе обладают статическим качеством и не подлежат изменению, так как зафиксированы раз и навсегда в сакральном тексте, институциональные ценности также не меняются, если Церковь являются традиционной, то ценностные ориентации подвергаются довольно частому изменению на разных этапах возрождения.

5. Верифицируемость. Проверить истинность ценности научными методами не возможно. Институциональные ценности и ценностные ориентаций могут быть исследованы методами и методиками социологической науки.

6. Социальная значимость. Ценности, как имеющие прямое отношение к социальной сфере жизни общества, имеют наибольшую значимость на всех этапах общественного изменения. Институциональные традиционные ценности, как известно, оказывали прямое влияние на почти все общество во время господства идеациональной суперсистемы (по П.Сорокину). Ценностные ориентации личности имеют различную социальную значимость в зависимости от личностных социального статуса, престижа, профессиональной должности и других факторов.

7. Референтность ценности. Нет ничего того, что было бы референтным для самой ценности, так как она сама является высшим носителем референтности. Институциональная ценность может иметь как высокую, так и низкую референтность в зависимости от того, преобладает ли идеациональная или чувственная ценностная парадигма в обществе. Референтность личностной ценностной ориентации, конечно, по сравнению с первыми двумя, несопоставимо минимальна, что правда не распространяется на исключительные случаи огромного влияния на массовое сознания некоторых святых. Референтность уникальных личностей святых имеет уровень сопоставимый с институциональной референтностью.

Итак, ценности способны реально детерминировать поведение индивидуальных и коллективных субъектов.

III. Поведенческий компонент. Включает в себя включенность в различные практики, представляющие собой систему внешне наблюдаемых актов религиозного поведения. Оцениванию здесь подлежит степень участия в жизни Церкви. При измерении данного компонента акцент может делаться не столько на частоте религиозной практики, сколько на понимании верующим смысла того ритуала или обряда, в котором он участвует.

IV. Этический компонент предполагает изучение морального аспекта вероучения, который находит свое выражение в определенных паттернах социального поведения. Измерению подвергается уровень реализации религиозных этических норм и заповедей в разнообразных сферах, случаях, ситуациях, формирующих канву жизни человека. Человек становится религиозной личностью в процессе актуализации в его жизненном мире вполне конкретных паттернов нравственно ответственного поведения. Например: поступай так, как милосердный самарянин. Возрождение не мыслимо без альтруистической трансформации, в основе которой лежит кардинальное изменение духовного, морального, интеллектуального, эмоционального состояния человеческой личности, что выражается в смене референтных групп; повышении или понижение социального статуса; включения в систему социальных ролей новой роли "верующего" и другие социальные трансформации на микро уровне социального. Поэтому воцерковленного человека, как показывают исследования, отличает отрицательное отношение к многим современным феноменам, в частности, к абортам, нецензурным выражениям («сквернословию»), нетрадиционной половой ориентации, так называемому гражданскому браку (незарегистрированному сожительству) и т.д, которые легитимированы в значительной степени светским гражданским обществом, ориенированным на чувственную систему ценностей. С другой стороны, у светского человека может возникать чувство агрессий, нетерпимости по отношению к воцерковленным. Человек со светским мировоззрением, воспринимает церковного как "чужого", отделяя его от категории "мы" - нормальные и относя к категории "они" -ненормальные. На основе противоположности ценностных парадигм, у людей светского и церковного мировоззрения и системы ценностей может возникать чувство нетолерантности и экстремизма. Изучение данной проблемы актуально для предотвращения возможных всплесков религиозной и светской интолерантности и требует отдельного исследования.

V. Интеллектуальный компонент. Предполагает знание и понимание основ религиозного вероучения и нравоучения и желание реализовать его в своей жизни.

Таким образом, понятие "возрожденный" относится к людям, называющих себя конфессиональными верующими. Религиозно возрожденный человек - это личность, которая, во-первых, обладает верой в религиозно-идеациональную ценностную парадигму, во-вторых, является носителем религиозной идентичности, в-третьих, живет церковной жизнью, то есть реализует традиционный уклад жизни православного христианина, в-четвертых, альтруистически преображается, в-пятых, обладает знаниями вероучения и нравоучения. у религиозного возрождения, не касаются его внутреннего содержания. Подчеркнем, что важнейший и фактический содержащий потенциально в себе все остальные критерий возрожденности - это религиозная вера. Она является центром ценностного мира религиозного человека.

С целью выявления роли религиозности в формировании духовно-нравственных ценностных ориентаций молодежи в было проведено прикладное социологическое исследование по теме Возможности применения принципа идеации в прикладном социологическом исследовании отношения современной российской молодежи к религии (на материалах высших учебных заведений г. Санкт-Петербург) . Объектом исследования является отношение современной молодежи к религии. В исследовании приняли участие студенты факультета искусств СПБГУ (на этапе апробации), студенты факультета философии, богословия, религиоведения (ФБР) и студенты факультета психологии Русской христианской гуманитарной академии. Использовались методы полустандартизированного интервью со студентами. Было проведено 40 интервью. Использовался авторский методический инструментарий. В частности, задавался следующий вопрос «Оцените, пожалуйста, по пятибалльной шкале степень приоритетности для Вас следующих ценностей (1-минимальный приоритет, 5-максимальный приоритет)». Результаты ответов на данный вопрос представлены в виде таблицы №1.

Наиболее значимыми для всех групп молодежи являются такие ценности, как: Истина (100%), Бог (97%), Семья (90%), Счастье(88%) и Любовь (как высшее, духовное чувство, 98%). Далее следуют: Духовно-нравственное здоровье, Добро, Друзья, Справедливость, Здоровье физическое и Милосердие. Ценность Бога находятся на 3 месте (97%), свобода от грехов и любого зла – на 10 месте(67%), заповеди находятся на 15 месте по приоритетности(78%), а религиозная община - на последнем 21 месте (53%). Довольно примечательно то, что в целом молодежь придает крайне малое значение нравственным нормам, квинтэссенция которых содержится в нравственном законе (Заповедях). Абстрактные нравственные ценности добра, справедливости, милосердия и совести занимают высокие и средние позиции, но, как только речь заходит о вполне конкретном нравственном законе, то его значение резко уменьшается. Такая ценность, как «духовно-нравственное здоровье» более важна для молодежи, чем «здоровье физическое». (Их соотношение – 96% против 80%). В тройку наименее значимых ценностей входят: Религиозная община (53%), Коллективизм (57%), Власть (61%). Довольна низкая оценка религиозной общины, как ценности, в глазах молодежи, говорит о том, что молодежь не осознает значение религиозных объединений в их собственной жизни, ее религиозное сознание в целом не воцерковленно и не определено в рамках конкретной конфессии.

Для того, чтобы более полно и основательно судить об уровне и степени влияния системы ценностей на поведение личности, необходимо понять, как заявленные ценности и убеждения молодых людей отражаются в их поведении. Идеальная модель ответа заключается в том, что человек, выбравший, например, православие, вместе с ним выбирает и систему нравственных предписаний, заключенных в религиозной картине мира, транслируемой православной Церковью. Все предложенные виды поведения являют неприемлемыми с точки зрения Православия, и поэтому в качестве идеального ответа принимается следующий: «недопустимо при любых обстоятельствах». Чем в большей степени человек в своих выборах отклоняется от этого варианта, тем больше его нравственные стереотипы отдаляются от православного нравоучения. Задавался вопрос: «Как вы относитесь к таким видам неодобряемого Церковью (РПЦ) поведения?» Результаты ответов на данный вопрос представлены в виде таблицы №2.

Студенты факультета ФБР считают совершенно недопустимым следующее виды отклоняющегося поведения: гомосексуализм или лесбиянство (11 чел.), взятничество (13 чел.), вступление в брак из-за богатства (11 чел.), употребление наркотиков (11 чел.). Студенты факультета психологии считают совершенно недопустимым следующее виды отклоняющегося поведения: алкоголизм (15 чел.) и употребление наркотиков (12 чел.). Значимым с точки зрения нравственных ориентаций молодежи является тот факт, что 8 из 10 студентов, идентифицирующих себя, как «воцерковленные», ни одно из указанных неодобряемых Церковью видов поведения не посчитали «нормальным» или «совершенно нормальным». Это свидетельствует о высоком духовно-нравственном уровне воцерковленной молодежи по сравнению со светской молодежью. Особенно следуют подчеркнуть, что все они единодушно отвергли половые извращения, (гомосексуализм ли лесбиянство) как недопустимые при любых обстоятельствах. Лишь 3 студента, относящих себя к воцерковленным, считают алкоголизм возможным в чрезвычайных ситуациях. Наиболее «толерантны» воцерковленные молодые люди к гражданскому браку, курению и уклонению от уплаты налогов. Наиболее затруднительными для них оказались вопросы о возможности абортов и курении.

Основным выводом исследования является положение о том, религиозность большинства молодежи не укоренена в системе духовно-нравственных ценностных ориентаций, что коррелирует с преобладанием фрагментарно-эклектичного менталитета. Религиозность и нравственный уровень большинства молодежи таковы, что еще не произошло то, что П.А.Сорокин называл «альтруистической трансформацией»[6]. Вышеуказанные выводы необходимо учитывать при организации духовно-нравственного воспитания молодежи.

Таблица №1. Личностно значимые ценности молодого поколения (в %)

Ценности

Студенты факультета психологии

Студенты факультета ФБР

Общее по РХГА

1. Истина

93

100

100

2. Добро

91

87

91

3. Красота

83

77

81

4. Бог

9

98

97

5. Заповеди (нравственный закон)

75

74

78

6. Свобода от грехов и любого зла

80

83

84

7. Совесть

92

77

85

8. Духовно-нравственное здоровье

100

90

96

9. Религиозная община

49

52

53

10. Любовь (как высшее, духовное чувство)

96

96

99

11. Физиологическая любовь

63

74

71

12. Друзья

81

74

79

13. Семья

99

80

90

14. Коллективизм

60

53

58

15. Справедливость

89

83

88

16. Милосердие

80

83

84

17. Здоровье физическое

81

76

80

18. Счастье

97

78

88

19. Комфорт

73

64

69

20. Карьера

75

59

67

21. Власть, возможность влияния на других

72

51

61

Таблица №2. Отношение студентов факультета ФБР и студентов факультета психологии РХГА к некоторым видам девиантного поведения (в чел.)

Варианты поведения

Группа респондентов

Недопустимо при любых обстоятельствах

Возможно в чрезвычайных случаях

Нормально

Совершенно нормально

Затрудняюсь ответить

Итого

Употребление наркотиков

Студенты ФБР

11

9

3

1

1

25

Студенты -психологи

12

1

2

1

16

Воцерковленные студенты[1]

8

2

Гомосексуализм (лесбиянство)

Студенты ФБР

16

1

4

3

1

25

Студенты -психологи

6

3

4

2

1

16

Воцерковленные студенты

10

Ложь

Студенты ФБР

5

15

3

2

25

Студенты -психологи

5

6

4

1

16

Воцерковленные студенты

4

6

10

Аборт

Студенты ФБР

10

11

2

2

25

Студенты -психологи

8

7

1

16

Воцерковленные студенты

7

2

1

10

Взятничество

Студенты ФБР

13

10

1

1

25

Студенты -психологи

8

4

3

1

16

Воцерковленные студенты

9

1

10

Вступление в брак из-за богатства

Студенты ФБР

11

8

3

3

25

Студенты -психологи

5

7

3

1

16

Воцерковленные студенты

6

3

1

10

Уклонение от уплаты налогов

Студенты ФБР

4

11

3

6

1

25

Студенты - психологи

6

4

3

2

1

16

Воцерковленные студенты

6

3

1

10

Употребление нецензурных выражений

Студенты ФБР

4

14

3

4

25

Студенты -психологи

5

8

2

1

16

Воцерковленные студенты

5

4

1

10

Курение

Студенты ФБР

8

6

9

1

1

25

Студенты -психологи

8

2

4

2

16

Воцерковленные студенты

5

2

2

1

10

Алкоголизм

Студенты ФБР

13

10

2

25

Студенты -психологи

15

1

16

Воцерковленные студенты

7

3

10

«Гражданский брак»

Студенты ФБР

2

6

8

9

25

Студенты -психологи

5

3

3

3

2

16

Воцерковленные студенты

5

3

1

1

10

[1] К воцерковленным студентам относятся учащиеся РХГА, которые считают себя воцерковленными (в независимости от их специализации).

Библиография
1.
Berger P. The Sacred Canopy. Elements of Sociological Theory Religion. N.Y., 167;
2.
Luckman T. The Invisible Religion: The Problem of Religion in the Modern Society. N.-Y.: Macmillan, 1967
3.
Sorokin P. Power and Morality: Who shall Guard the Guardians? Boston: Porter Sargent, 1959.
4.
Sorokin, P. A. The Ways and Power of Love-Chicago: Beacon press, 1967
5.
Rubtcova, M., Pavenkov, O., Pavenkov, V., Martianova, N. & Martyanov, D. (2015). Deprofessionalisation as a Performance Management Dysfunction: The Case of Inclusive Education Teachers in Russia. Asian Social Science. 11(18), 339-349. http://dx.doi.org/10.5539/ass.v11n18p339
6.
Rubtcova M., Pavenkov O., Pavenkov V., Vasil'eva V.THE LANGUAGE OF ALTRUISM: CORPUS-BASED CONCEPTUALIZATION OF SOCIAL CATEGORY FOR MANAGEMENT SOCIOLOGY Asian Social Science. 2015. Т. 11. № 13. С. 289-297.
7.
Wilson B. Religion in sociological perspective. Oxford: Oxford University Press, 1982
8.
Долгов А.Ю. Теория альтруизма Питирима Сорокина: глобальная перспектива // Журнал социологии и социальной антропологии. 2015. № 2
9.
Павенков О.В. Понятие альтруистической любви в философии Н.О. Лосского и культурологии П.А. Сорокина // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. 2010. Т. 16. № 2. С. 54-60.
10.
Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика: Пер. с англ. СПб.: Изд-во РХГИ, 2000.
11.
Павенков О.В., Павенков В.Г., Рубцова М.В. УЧЕНИЕ О КАРИТАТИВНОЙ ЛЮБВИ БЛАЖЕННОГО ИЕРОНИМА СТРИДОНСКОГО. В сборнике: Вектор науки и техники: социально-экономические и гуманитарные исследования современности Материалы IX Всероссийской научно-практической конференции: Сборник статей. 2015. С. 153-161.
12.
Павенков О.В. ПРАВОСЛАВНАЯ РЕЛИГИОЗНОСТЬ КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННЫХ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ. Монография / Санкт-Петербург, 2015
13.
И.В. Кирсберг Религиоведение: от дисциплины к науке? // Философия и культура. - 2011. - 12. - C. 84 - 94.
14.
Э.М. Спирова Тенденции реалигиозной философской антропологии // Философия и культура. - 2010. - 2. - C. 20 - 28.
References (transliterated)
1.
Berger P. The Sacred Canopy. Elements of Sociological Theory Religion. N.Y., 167;
2.
Luckman T. The Invisible Religion: The Problem of Religion in the Modern Society. N.-Y.: Macmillan, 1967
3.
Sorokin P. Power and Morality: Who shall Guard the Guardians? Boston: Porter Sargent, 1959.
4.
Sorokin, P. A. The Ways and Power of Love-Chicago: Beacon press, 1967
5.
Rubtcova, M., Pavenkov, O., Pavenkov, V., Martianova, N. & Martyanov, D. (2015). Deprofessionalisation as a Performance Management Dysfunction: The Case of Inclusive Education Teachers in Russia. Asian Social Science. 11(18), 339-349. http://dx.doi.org/10.5539/ass.v11n18p339
6.
Rubtcova M., Pavenkov O., Pavenkov V., Vasil'eva V.THE LANGUAGE OF ALTRUISM: CORPUS-BASED CONCEPTUALIZATION OF SOCIAL CATEGORY FOR MANAGEMENT SOCIOLOGY Asian Social Science. 2015. T. 11. № 13. S. 289-297.
7.
Wilson B. Religion in sociological perspective. Oxford: Oxford University Press, 1982
8.
Dolgov A.Yu. Teoriya al'truizma Pitirima Sorokina: global'naya perspektiva // Zhurnal sotsiologii i sotsial'noi antropologii. 2015. № 2
9.
Pavenkov O.V. Ponyatie al'truisticheskoi lyubvi v filosofii N.O. Losskogo i kul'turologii P.A. Sorokina // Vestnik Kostromskogo gosudarstvennogo universiteta im. N.A. Nekrasova. 2010. T. 16. № 2. S. 54-60.
10.
Sorokin P.A. Sotsial'naya i kul'turnaya dinamika: Per. s angl. SPb.: Izd-vo RKhGI, 2000.
11.
Pavenkov O.V., Pavenkov V.G., Rubtsova M.V. UChENIE O KARITATIVNOI LYuBVI BLAZhENNOGO IERONIMA STRIDONSKOGO. V sbornike: Vektor nauki i tekhniki: sotsial'no-ekonomicheskie i gumanitarnye issledovaniya sovremennosti Materialy IX Vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii: Sbornik statei. 2015. S. 153-161.
12.
Pavenkov O.V. PRAVOSLAVNAYa RELIGIOZNOST'' KAK FAKTOR FORMIROVANIYa DUKhOVNO-NRAVSTVENNYKh TsENNOSTNYKh ORIENTATsII. Monografiya / Sankt-Peterburg, 2015
13.
I.V. Kirsberg Religiovedenie: ot distsipliny k nauke? // Filosofiya i kul'tura. - 2011. - 12. - C. 84 - 94.
14.
E.M. Spirova Tendentsii realigioznoi filosofskoi antropologii // Filosofiya i kul'tura. - 2010. - 2. - C. 20 - 28.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"