Статья 'Анализ эффективности «политики признания» Ч.Тейлора как возможной стратегии для решения современных этнокультурных конфликтов' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Анализ эффективности «политики признания» Ч.Тейлора как возможной стратегии для решения современных этнокультурных конфликтов

Торохова Юлия Сергеевна

аспирант, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт философии Российской академии наук

109240, Россия, г. Москва, ул. Гончарная, 12, стр. 1

Torokhova Yuliya Sergeevna

Post-graduate student, the department of History of Political Philosophy, Institute of Philosophy of the Russian Academy of Science

109240, Russia, Moscow, Goncharnaya Street 12, building #1

julia.torohova@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7144.2017.3.20716

Дата направления статьи в редакцию:

12-10-2016


Дата публикации:

16-05-2017


Аннотация.

Предметом настоящего исследования является «политика признания» Ч.Тейлора и целесообразность её реализации в контексте современных этно-культурных конфликтов. Раскрывается вопрос о влиянии современности на трансформацию идентичности. Освещена проблема диалогичности природы личности и степени влияния культуры на развитие идентичности людей. Рассматривается возможность нахождения баланса между потребностью во всеобщем равенстве и признанием различий в современных либерально-демократических государствах. Освещается понятие «политики признания» в её связи с «политикой универсализма» и различием индивидов. Основным методом проведения исследования является теоретический анализ и обобщение научной литературы, периодических изданий, посвященных теме «политики признания». В современном мире эффективность политика мультикультурализма, проводимой в последние десятилетия в Европе, поставлена под сомнение. Вследствие этого, подвергаются критике теоретические построения Ч.Тейлора, как мыслителя, оказавшего значительное влияние на развитие теории мультикультурализма. В статье предлагается рассмотрение трудов канадского философа как эффективных именно по отношению к этнокультурным меньшинствам, являющимся представителями одной родственных культур или живущими в союзе продолжительное время. А применение работ Ч.Тейлора к решению современного миграционного кризиса в Европе, когда наблюдается значительный рост числа иммигрантов, носителей отличающихся от европейской культур – предлагается считать неэффективным. Поскольку результаты «политика признания» в данных условиях будут в значительной степени отличаться от того, что предполагал Ч.Тейлор в своих теоретических построениях.

Ключевые слова: политика признания, меньшинство, этно-культурное меньшинство, групповые права, либерализм, национализм, универсализм, различие, конфликт, государство

Abstract.

The subject of this research is Charles Taylor’s “Politics of Recognition”, as well as the purpose of its realization in the context of modern ethnocultural conflicts. The author reveals the question about the impact of modernity upon the transformation of identity, as well as covers the problem of dialogue between the nature and human alongside the level of cultural influence upon the development of people’s identity. Possibility of finding balance between the demand in universal equality and recognition of differences in the modern liberal democratic states is being reviewed. The article also highlights the notion of “politics of recognition” in its connection to the “politics of universalism” and distinction of individuals. In modern world, the efficiency of the policy of multiculturalism conducted throughout the recent decades in Europe, is placed in doubt. As a result, the theoretical constructs of C. Taylor, as a thinker who significantly affected the development of the theory of multiculturalism, are also subject to criticism. The author considers the works of Canadian philosopher effective namely with regards to the ethnocultural minorities that are the representatives of one kindred culture or in league for a prolonged period of time. Thus, the application of Taylor’s works, in resolution of the modern migration crisis in Europe with significant growth of the number of migrants who differ from the European culture, is suggested to consider as inefficient. The results of the “politics of recognition” under such circumstances will significantly differ from those proposed by C. Taylor in his theoretical constructs. 

Keywords:

universalism, nationalism, liberalism, group rights, ethnocultural minority, minority, politics of recognition, difference, conflict, state

Усиливающийся национализм в Шотландии, Квебеке, Пуэрто-Рико или Каталонии, проблемы социальной интеграции иммигрантов в Европе и Америке - во всех этих случаях, большинство и меньшинство конфликтуют. Это происходит главным образом в вопросах политической автономии, делимитации территориальных границ, образовательных программ, официального языка, культурной политики, представления интересов меньшинств в международных институтах и так далее. Дискуссия, в значительной степени, возникает из-за сопротивления культурных меньшинств ассимиляции.

Наряду с группами со свободным членством, существуют аскриптивные группы, членство в которых определяется от рождения. Это, например, расовая, этническая или национальная общности. Такие группы не рассматривались в либеральной теории вплоть до конца 1980-х годов. Развитие коммунитаристской теории, повышение политической активности в Соединенных Штатах религиозных консерваторов и рост национализма в Восточной Европе после падения Берлинской стены - все это способствовало повышению интереса к той роли, которую аскриптивные группы играют в либеральной теории и практике. С тех пор растёт интерес политических теоретиков к таким видам групп, их природе, а также вопросу видов прав, которые должны быть предоставлены этим меньшинствам.

Существуют этно-культурные группы, которые стремятся выйти из состава государства и создать собственную державу (например, движение за независимость Каталонии). Другие культурные меньшинства выбирают самоопределение в пределах государства и получение полноправной автономии (движение за автономию Тибета в составе КНР и д.р.). Подобные националистические цели, несомненно, дестабилизируют жизнь государств и состояние мировой политики в целом. Сепаратистским тенденциям противостоит глобализация, которая стремится к максимальному объединению различных областей жизни общества: экономической, политической, культурной и т.д.

Возникает вопрос: возможно ли примирить интересы различных групп меньшинств и культурного большинства? Есть ли шанс избежать крайних решений в виде агрессивного национализма и сепаратизма со стороны меньшинств и требования полной ассимиляции со стороны господствующего большинства?

В традиционных обществах индивидуальная идентичность была тесно связана с той ролью, которую каждый человек занимал в социальной иерархии. Современность способствовала  прогрессивному разрушению иерархических структур, которые создавали социальные отношения. Как утверждает Ч.Тейлор, неэгалитарное понятие «чести», разделявшее людей на ступени в иерархии, постепенно замещалось идеей «достоинства», которое было задумано в более универсальном и эгалитарном смысле. Поскольку «достоинство» присуще всем людям, только такая концепция совместима с современным либерально-демократическим обществом. Это объясняется тем, что для демократической культуры стали необходимы формы равного признания.

С переходом от понятия «чести» к понятию «достоинства» появилась политика универсализма. Она подчеркивает равное достоинство всех граждан, а её содержание состоит в  обеспечении равных прав и возможностей. Универсализм, несомненно, способствовал борьбе против существовавшего разделения граждан на «первый» и «второй» сорта. Люди, которые систематически угнетались, благодаря реализации политики универсализма, получили значительную часть гражданских прав. Одним из самых ярких примеров победы в этой области является успех движения за гражданские права в 1960-е годы в Соединенных Штатах Америки.

С течением времени, политика универсализма как политическая стратегия стала обнаруживать в себе недостатки и, соответственно, подвергаться критике. «Современный кризис происходит из противоречия между абстрактным универсальным человеком с сопутствующей  ему атомизацией и деперсонализацией социальных связей и реальностью человека конкретного, для которого социальные связи основываются на чувственных связях и отношениях близости с сопутствующими им сплоченностью и взаимными обязательствами. Либеральные авторы верят в возможность общества, полностью соответствующего ценностям индивидуализма и рынка. Это иллюзия. Индивидуализм никогда не был моделью для общественного поведения и никогда не будет ею впредь» [9, с. 43-44].

В контексте критики современной культуры Ч. Тейлор различает две формы индивидуализма. «Индивидуализм аномии и распада, конечно, не имеет никакой социальной этики; но индивидуализм как нравственный принцип или идеал должен предложить какую-то позицию о том, как человек должен жить с другими» [5, с. 45]. Так, например, индивидуализм Дж.Локка дал нам теорию общества как договора.

Становление общества Модерна не только заложило основу для торжества понятия «равного достоинства», но и дало рождение идеалу «аутентичности». Современная концепция «аутентичности» опирается на концепцию индивидуализированной личности. Этот идеал требует от человека быть верным себе, своей особой форме человеческого бытия. Однако, каждая культура содержит в себе систему общих смыслов, предоставляющую своим членам необходимую структуру для формирования мнений и представлений о благе. Культурная общность, предлагает пространство, в котором мы определяем свою идентичность и размышляем над ней. Исходя из этого, можно утверждать, что личность имеет диалогичную природу.

По мнению Ч.Тейлора, «пути формирования нашей идентичности основываются на нашем диалоге  с другими, в соглашении или борьбе с ними за их признание нас» [5, с. 45]. Человек будет в состоянии построить собственную защищённую идентичность, только если сможет рассчитывать на признание других. Диалогическая позиция утверждает, что все человеческие существа ценны по своей сути, вследствие чего, релятивизм неизбежно обречен на провал. Люди приобретают горизонты смысла через сложные отношения с их сообществом. Идентичность в решающей степени зависит от диалогических отношений с другими членами группы. «Человек является личностью только среди других личностей» в рамках языкового сообщества или «сети диалога» [4, с. 35-36]

В свою очередь, отсутствие признания или ложное признание группы можно рассматривать как форму угнетения её членов. Таким образом, признание, как отдельных лиц, так и групп, к которым они принадлежат, становится актуальным для демократического сообщества.

Диалогический характер человеческой жизни является отправной точкой для «политики признания» Ч.Тейлора.  По мнению Ч.Тейлора, равное признание не требует, чтобы все позиции были уравнены по отношению к распределению или пониманию тех или иных благ.  Люди живут в диалогическом сообществе и определяют свою личность в рамках этой группы. «Мы становимся полноправными человеческими агентами, способными понять самих себя, и, следовательно, определить свою идентичность, через наше овладение богатыми человеческими языками выражения» [6, с. 32]. Диалогическая природа личностей и общин означает, что человек всегда остаётся открытым для принятия и передачи своих ценностей и взглядов. «Мы определяем свою идентичность всегда в диалоге, иногда в борьбе с вещами, которые наши «значимые другие» хотят видеть в нас» [6, с. 33].

«Политика признания» связана с двумя существенно различающимися идеалами. Во-первых, с «универсализмом», который призывает к идее человеческого достоинства с целью обеспечения всех людей равными правами. А во-вторых, «политика признания» связана с понятием «различия», которое обращается к идеалу аутентичности. «Политика универсализма» в чистом виде придерживается недискриминации таким образом, что игнорирует различия между гражданами. «Политика признания», в свою очередь, высоко ценит уникальную идентичность каждой группы и её членов. По словам Ч.Тейлора, большинство либеральных мыслителей, придерживаются «политики универсализма». Поскольку, современный либерализм характеризуется стремлением к обязательному процессуальному равенству и государственному нейтралитету, то подобная политика основывается на концепции недискриминации, которая остаётся слепой к разнообразию. Автономия вращается в основном вокруг абстрактной человеческой способности к самоопределению. Поэтому либеральный универсализм приводит к неспособности признать значимость разнообразия. Наиболее негативным последствием видится то, что универсализм в итоге приводит к созданию единой идентичности и, следовательно, часто отражает ценности и формы жизни господствующей культуры. Поэтому признать требования разнообразных религиозных, этнических и национальных меньшинств через политику универсализма становится невозможно. Неспособность признать и сохранить уникальность различных культурных сообществ ставит под угрозу принцип равного уважения. В то время как данный принцип лежит в основе самого обоснования универсалистского подхода.

Основной опасностью реализации «политики признания» является возможный подрыв способности индивида к автономии. В то время как гражданин должен иметь возможность «расти в мире культурного наследия и чтобы его или ее дети росли в нём, не испытывая дискриминации, [7, с. 131-132]» это не означает, что существует обязанность для сохранения традиционных культур. Группам, безусловно, должна быть предоставлена возможность культурного воспроизводства. Но сохранение культуры не должно быть вменено в обязанность членам меньшинства. В противном случае, индивидуальная свобода, которая в конечном итоге дает основания для культурного признания, будет потеряна. Эта точка зрения близка У.Кимлика, который подчеркивает ценность индивидуальной автономии. По мнению У.Кимлика, необходимо позволить «людям задуматься над различными взглядами на мир, культурным наследием и ценностями и, в конечном счёте, даже изменить их» [1, с. 183].

Другое направление критики состоит в том, что политика признания может усилить дискриминацию в отношении наиболее уязвимых членов общин. В этом случае индивидуальные права граждан могут быть поставлены под угрозу. Она заключается в постановке групповых прав выше индивидуальных в иерархии прав. Усилия по сокращению существующих межгрупповых неравенств могут привести к исключению или девальвации интересов «меньшинств внутри меньшинств». Риск заключается в том, что «политика признания» Ч.Тейлора может предоставить неравные привилегии и возможности для господства тем, кто занимает позиции власти в социальных и политических структурах в рамках каждого культурного сообщества.

В отношении вопроса о групповых правах, Ю.Хабермас полагает, что подход «политики признания» не учитывает тот факт, что субъект права приобретает автономию только пока он осознаёт себя автором правил, которые необходимо соблюдать. Требуется лишь последовательное применение стандартной модели и системы прав. Ю.Хабермас иллюстрирует этот пункт, обращая внимание на историю гендерного равенства. Формальное равенство между мужчинами и женщинами не увенчалось успехом, поскольку оно не вскрывает структурные причины существующей де-факто дискриминации. Женщины не могут в полной мере наслаждаться свободой и равенством, если они не участвуют активно в разработке правил, которые определяют соответствующие аспекты их жизни. Таким образом, необходимо вовлечение всех граждан в общественные дебаты в качестве участников. Такой подход позволит добиться разрешения конфликтов в результате интерпретации противоречивых норм. В таком случае все граждане смогут относиться к институтам как к «своим», а не только как к собственности большинства. По мнению Ю.Хабермаса, для продвижения этой модели не нужно никаких дополнительных прав, (таких как групповые права, или институты), помимо правовых норм, которые определяют права граждан. Культурные права являются законными, когда их понимают, как продукт осуществления индивидуальных свобод.

Также «политика признания» подвергается критике исходя из того факта, что Ч.Тейлор и его работа оказала значительное влияние на развитие теории мультикультурализма. «Политика мультикультурализма, которая проводилась в Европе в последние десятилетия, ныне поставлена под сомнение не только скептиками типа Т. Саррацина…, но и целым рядом европейских политиков» [10, с. 9]. Таких, например, как бывшим премьер-министром Великобритании Д.Кэмерон, канцлером Германии А.Меркель, бывшим президентом Н.Саркози [3]. Однако следует помнить, что «Тэйлор преподает в англоязычном городе МакДжилл, который находится во франкоязычном Квебеке в англоязычной в основном Канаде»[2, с.34]. А также то, что в своей работе «Политика признания» автор опирался именно на опыт Канады. Это означает, что идеи Ч.Тейлора было бы эффективней и реалистичней применять к этно-культурным конфликтам в контексте государства, соединяющего в себе представителей родственных культур (как например, англичан и французов) или граждан, проживающих в союзе достаточно продолжительное время. А этно-культурные конфликты, членами которых являются представители координально различных групп, (таких как коренное население Европы и иммигранты из стран Востока), не могут быть решены в рамках политической теории Ч.Тейлора.

 

***

В современном мире нет необходимости в утверждении значимости признания. Равное признание - это не только основа здорового демократическое общества. Отказ в признании может рассматриваться даже как форма угнетения. В данный момент важны сами условия признания. Идентичность каждого человека должна быть признана значимой. Но что стоит за термином «признание»? В соответствии с «политикой  универсализма», все люди наделяются идентичными правами. Политика «различия» подразумевает признание уникальности идентичности отдельного человека или группы лиц. Именно это отличие от остальных членов сообщества игнорируется при реализации признания в рамках политики универсализма. А это в свою очередь, несомненно, ведёт к ассимиляции личностей в культуру большинства. Универсальные права должны быть подкреплены уникальностью идентичностей носителей. «Политика различия» органически вырастает из политики «равного достоинства», потому что «новое понимание социального положения человека придает принципиально новое значение старому принципу [4, с. 39]». Сторонники универсализма боролись против дискриминации, что привело к появлению безразличной к отличиям политики. Однако в современном мире требуется введение дифференцированного режима в области прав.

Во второй половине 20-го века, после распада колониальной системы и «взрыва идентичностей», признание этно-культурных идентичностей становится краеугольным камнем во внутренней политике современных многонациональных государств. Современные многонациональные государства не могут позволить себе пренебрежения по отношению к правам многочисленных, составляющих это государство меньшинств. Подобная недальновидная практика и активизация крайнего национализма может привести к распаду государств по национальному признаку. Поэтому, в контексте современных реалий «политика признания» Ч.Тейлора видится как наиболее актуальный и эффективный подход в решении этнокультурных проблем коренных меньшинств, а не сравнительно недавно прибывших на территорию страны мигрантов, и позволит снизить разрушительные националистические настроения.

Библиография
1.
Casals N. T. Group rights as human rights: a liberal approach to multiculturalism. Springer Science & Business Media, 2006. P.263.
2.
Glazer N. We Are All Multiculturalists Now. Cambridge, 1997. P.188.
3.
Reporter D. M. Nicolas Sarkozy joins David Cameron and Angela Merkel view that multiculturalism has failed//Daily Mail [Электронный ресурс] URL: Режим доступа: http://www.dailymail.co.uk/news/article-1355961/Nicolas-Sarkozy-joins-David-Cameron-Angela-Merkel-view-multiculturalism-failed.html#ixzz4b0gWP2Bs (Дата обращения: 11.03.2017)
4.
Taylor Ch. Sources of the self: The making of the modern identity. Cambridge, Massachusetts: Harvard University, 1989. P.624
5.
Taylor Ch. The Ethics of Authenticity. Cambridge, M.A.: Harvard University Press, 1991. P. 154.
6.
Taylor Ch. The Politics of Recognition. In “Multiculturalism and the Politics of Recognition”. An Essay by Charles Taylor, pp. 25–73. Ed. by A. Gutmann. Princeton, N.J.: Princeton University Press, 1992. P. 132.
7.
Habermas J. Struggles for Recognition in the Democratic Constitutional State. In “Multiculturalism. Examining the Politics of Recognition”, pp. 107–148. Ed. by A. Gutmanm. Princeton, N.J.: Princeton University Press, 1994. P. 175.
8.
Smith N.H. Charles Taylor: Meaning, Morals and Modernity. Cambridge, U.K.: Polity, 2013. P. 296.
9.
Бенуа А. Против либерализма: (к Четвертой политической теории). СПб.: Амфора, 2009. С. 480.
10.
Кризис мультикультурализма и проблемы национальной политики / Под ред. М.Б.Погребинского, А. К. Толпыго. М.: Весь мир, 2013. С. 400.
References (transliterated)
1.
Casals N. T. Group rights as human rights: a liberal approach to multiculturalism. Springer Science & Business Media, 2006. P.263.
2.
Glazer N. We Are All Multiculturalists Now. Cambridge, 1997. P.188.
3.
Reporter D. M. Nicolas Sarkozy joins David Cameron and Angela Merkel view that multiculturalism has failed//Daily Mail [Elektronnyi resurs] URL: Rezhim dostupa: http://www.dailymail.co.uk/news/article-1355961/Nicolas-Sarkozy-joins-David-Cameron-Angela-Merkel-view-multiculturalism-failed.html#ixzz4b0gWP2Bs (Data obrashcheniya: 11.03.2017)
4.
Taylor Ch. Sources of the self: The making of the modern identity. Cambridge, Massachusetts: Harvard University, 1989. P.624
5.
Taylor Ch. The Ethics of Authenticity. Cambridge, M.A.: Harvard University Press, 1991. P. 154.
6.
Taylor Ch. The Politics of Recognition. In “Multiculturalism and the Politics of Recognition”. An Essay by Charles Taylor, pp. 25–73. Ed. by A. Gutmann. Princeton, N.J.: Princeton University Press, 1992. P. 132.
7.
Habermas J. Struggles for Recognition in the Democratic Constitutional State. In “Multiculturalism. Examining the Politics of Recognition”, pp. 107–148. Ed. by A. Gutmanm. Princeton, N.J.: Princeton University Press, 1994. P. 175.
8.
Smith N.H. Charles Taylor: Meaning, Morals and Modernity. Cambridge, U.K.: Polity, 2013. P. 296.
9.
Benua A. Protiv liberalizma: (k Chetvertoi politicheskoi teorii). SPb.: Amfora, 2009. S. 480.
10.
Krizis mul'tikul'turalizma i problemy natsional'noi politiki / Pod red. M.B.Pogrebinskogo, A. K. Tolpygo. M.: Ves' mir, 2013. S. 400.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"