Статья 'Показатели развития гражданского общества в приграничных регионах Российской Федерации' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Показатели развития гражданского общества в приграничных регионах Российской Федерации

Максимова Светлана Геннадьевна

доктор социологических наук

профессор, ФГБОУ ВО "Алтайский государственный университет"

656049, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Ленина, 49

Maximova Svetlana

Doctor of Sociology

Professor, the department of Psychology of Communications and Psychotechnologies, Altai State University

656049, Russia, Altaiskii krai, g. Barnaul, ul. Lenina, 49, kv. 34

svet-maximova@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Морковкина Анастасия Геннадьевна

аспирант, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1, стр. 33

Morkovkina Anastasiya

Post-graduate student, the department of Sociology of Communication Systems, M. V. Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, Moscow, Leninskiye Gory 1, building #33

a.g.morkovkina@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7144.2017.4.19854

Дата направления статьи в редакцию:

26-07-2016


Дата публикации:

13-05-2017


Аннотация: Предметом исследования являются предпосылки становления гражданского общества в шести субъектах Российской Федерации: Алтайском крае, Еврейской автономной области, Забайкальском крае, Кемеровской, Омской и Оренбургской областях. Определяется отношение населения к гражданскому обществу, правам и обязанностям гражданина, уровень ответственности за происходящее в стране, регионе, городе, своем доме и дворе; оценки уровня согласия и единства в обществе; оценка степени общности с различными категориями сограждан; оценка возможности продуктивного взаимодействия между представителями различных социальных групп; степень активности участия в различных видах общественной деятельности и деятельности общественных организаций, состояние социально-политических условий развития гражданского общества в регионах. Методология исследования основывается на принципах системного и интегративного подходов, позволяющих комплексно рассматривать проблемы становления гражданского общества. Сбор первичных данных осуществлен методом анкетного опроса в шести субъектах Российской Федерации: Алтайском крае, Еврейской автономной области, Забайкальском крае, Кемеровской, Омской и Оренбургской областях (объем выборочной совокупности составил n=2400, возраст респондентов – от 18 до 70 лет). Новизна исследования заключается в анализе основного спектра сложившихся проблем в сфере развития некоммерческого сектора шести регионов Российской Федерации, предложен свой анализ причин их возникновения и выделены конструктивные направления формирования и развития гражданского общества. На основе полученных данных сделаны выводы о современном положении, общественной и социально-экономической активности населения, отношении населения шести субъектов Российской Федерации к становлению гражданского общества на уровне региона и России, оценке того, под влиянием каких факторов оно складывается, и какими средствами возможно повлиять на его изменение. В конечном итоге выводы ориентированы на описание особенностей развития гражданского общества, обозначены основные проблемы и перспективы в деятельности некоммерческого сектора в Российской Федерации и шести приграничных территориях с позиций населения, выявлены приоритетные направления действий в рамках развития гражданского общества.


Ключевые слова: Гражданское общество, формирование, социальный капитал, гражданство, социальная ответственность, гражданская активность, уровень развития, некоммерческие организации, субъекты Российской Федерации, социально-экономическое развитие

УДК:

316.4.06

Статья подготовлена в рамках реализации проекта № Г-29-2/15 от 01.12.2015 г. «Доверие как социальный капитал развития гражданского общества: региональное измерение». При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 01.04.2015 № 79-рп и на основании конкурса, проведенного Фондом ИСЭПИ.

Abstract: The subject of this research is the prerequisites of establishment of civil society in the following six constituents of the Russian Federation: Altai Krai, Jewish Autonomous Oblast, Transbaikal Krai, Kemerovo Oblast, Omsk Oblast, and Orenburg Oblast. The article determines the attitude of population towards civil society, rights and responsibilities of a citizen, level of responsibility for the events taking place in the country, region, city, household; assessment of the level of concord and unity in the society; assessment of the level of commonness with various categories of co-citizens; assessment of the possibility of efficient interaction between the representatives of diverse social groups; level of activeness of participation in different types of public activity alongside the work of public organizations; state of the sociopolitical conditions for development of civil society in the regions. The scientific novelty consists in analysis of the main spectrum of the established issues in the area of development of the nonprofit sector of the six regions of the Russian Federation, as well as proposition of the constructive directions of formation and development of civil society. The conclusion are oriented towards the description of peculiarities of development of the civil society, as well as underline the key problems and prospects in activity of the nonprofit sector in the Russian Federation and six border territories from the perspective of population. The priority directions in development of civil society are being revealed.



Keywords:

level of development, civil activity, social responsibility, citizenship, social capital, formation, Civil society, non-profit organizations, constituents of the Russian Federation, socioeconomic development

Введение

Построение гражданского общества – одна из первоочередных задач, поставленных в современной России. Проблема гражданского общества впервые возникла в российском политическом и общественном дискурсе в 80-е годы XX века с появлением массовых общественных движений [1, 2]. В скором времени гражданское общество стало рассматриваться как необходимое условие общественного развития, становления социального государства и эффективного взаимодействия общества и власти.

Процесс становления и функционирования институтов гражданского общества в России сопряжен с рядом проблем [3, 4]. Так, по данным Общественной палаты Российской федерации, не в полной мере налажено их взаимодействие с властными институтами: в своей работе российские некоммерческие организации нередко сталкиваются с административными барьерами; не всегда происходит согласование общественно полезной деятельности государства и некоммерческих организаций [5]. Другой проблемой является ограничение возможностей продуктивной коммуникации граждан России с некоммерческими организациями, связанное с недостатком знаний об их сущности и принципах их деятельности. Формирование путей разрешения этих и других затруднений возможно на основе результатов эмпирических исследований условий развития гражданского общества.

Теоретико-методологические предпосылки исследования

Чаще всего под термином «гражданское общество» понимается совокупность относительно независимых общественных организаций, непосредственно не связанных с государственной властью, способных выражать и реализовывать интересы граждан посредством самоорганизации, самоуправления и конструктивного диалога с государством. Исходный посыл этого понятия заключается в признании необходимости защиты сообщества граждан от грубого произвола со стороны государства. Формирование развитого гражданского общества основывается на сбалансированном сочетании публичных и частных интересов при определяющем значении последних и безусловном признании высшей ценностью человека, его прав и свобод [6].

По мысли шотландского философа А. Фергюсона, высшей целью гражданского общества должно быть счастье индивидов, поскольку именно оно является фундаментом всеобщего благоденствия [7, c. 207]. Создание такого общества возможно лишь при условии сознательного стремления большинства граждан к самостоятельному участию в принятии значимых для них решений и продвижению их в жизнь, а также при создании возможностей для такого участия [8].

При изучении рассматриваемого понятия важно обратиться к философским предпосылкам его возникновения. Впервые термин «гражданское общество» употребляется в конце XVII века во Втором трактате о правлении Джона Локка (1690), но его значение здесь строится лишь на отграничении сообщества граждан от природных образований и родовых общностей, а о различении общества и государства речи еще не идет. У Локка гражданское общество – политическое объединение, основанное на общественном договоре, противоположность анархии [9]. Та же позиция прослеживается в работах Иммануила Канта [10] и Жан-Жака Руссо [11]. Переход к гражданскому обществу от естественного состояния для них ограничивается введением общезначимого права.

Адам Фергюсон в Опыте истории гражданского общества (1767) проводит четкое разграничение между политической и социальной сферами, подчеркивая несоответствие интересов государства и личности и вводя гражданское общество в качестве необходимого посредника между ними. Системообразующим компонентом гражданского общества в его теории являются экономические отношения [7]. Георг Гегель, которому приписывается авторство первой современной теории гражданского общества [12], также противопоставляет его государству как сферу частной жизни граждан, с которой связаны их потребности и интересы. Формирование гражданского общества Гегель связывает с установлением буржуазного строя. Необходимыми основаниями функционирования гражданского общества, согласно его теории, являются частная собственность и равенство граждан перед законом. Гегель формирует диалектическую последовательность «индивид-семья-гражданское общество-государство», в которой государство через посредничество названных общностей аккумулирует волю граждан. Гражданское общество выступает ареной, на которой происходит противоборство и согласование интересов, но обеспечить реализацию этих интересов может только государство [13].

Последующие попытки осмысления гражданского принадлежат марксистской теории, описавшей его с позиции формационного подхода. С точки зрения К. Маркса и Ф. Энгельса, гражданское общество является экономической формой, характерной для капиталистического общества. Этот феномен рассматривался основоположниками марксизма как временный и недолговечный [14]. А. Грамши, в свою очередь, обращался к перспективам развития гражданского общества в рамках социализма. По мнению этого ученого, его основой выступают не материальные, а культурные и идеологические отношения. Гражданское общество в перспективе должно заместить функции государства [15].

Дальнейшее развитие теория гражданского общества получила в рамках системного подхода в социологии, представленного работами Т. Парсонса, Э. Шилза, Н. Лумана [16, 17, 18]. Существенный вклад в это направление анализа также был внесен общей теорией систем [19]. В соответствии с данным подходом гражданское общество обладает определенными системными признаками: является управляющей и управляемой системой, обладает определенной автономностью и собственной структурой, стабильностью и динамизмом, открытостью и адаптивностью, органическим единством и возможностью дифференциации элементов [20].

В теориях, посвященных гражданскому обществу, выделяются следующие основные его признаки: демократический политический режим; развитая правовая система, гарантии прав и свобод граждан в целом и индивида в частности; многочисленность и разнообразие негосударственных общественных объединений (организаций); идеологическое многообразие и политический плюрализм. Данное исследование посвящено анализу проявлений перечисленных признаков в современном российском обществе через призму позиций и установок граждан.

Организация и методика исследования

Анализ показателей развития гражданского общества был проведен на основе данных социологического исследования «Состояние, проблемы и тенденции развития институционального и межличностного доверия как социального капитала гражданского общества в шести субъектах Российской Федерации (объем выборочной совокупности составил n=2400, возраст респондентов – от 18 до 70 лет). В исследовании были задействованы 6 субъектов Российской Федерации: Алтайский край, Еврейская Автономная область, Забайкальский край, Кемеровская область, Омская область, Оренбургская область.

Для оценки состояния исследуемых явлений были использованы следующие показатели:

  • понимание выражения «гражданское общество»;
  • уровень ответственности за происходящее в стране, регионе, городе, своем доме и дворе;
  • оценки уровня согласия и единства в обществе;
  • оценка степени общности с различными категориями сограждан;
  • оценка возможности продуктивного взаимодействия между представителями различных социальных групп;
  • отношение к правам и обязанностям гражданина;
  • участие в различных видах общественной деятельности;
  • участие в деятельности общественных организаций;
  • оценки выраженности условий развития гражданского общества в регионе.

Основными эмпирическими методами сбора и анализа данных являются метод анкетирования, традиционный анализ документов, методы математико-статистического анализа с использованием программных пакетов MS Office 2013 и SPSS 17.0 [21, 22].

Основные результаты исследования

В первую очередь, рассмотрим значение гражданского общества для россиян. На вопрос «Как Вы понимаете выражение «гражданское общество», что оно означает?» большинство опрошенных (39,1%) ответило «правовое общество». Также популярными оказались варианты «во главе – интересы граждан, а не государства» (29,5%), «солидарность, единение граждан» (26,6%), «культурное, цивилизованное общество» (26,6%), «все граждане страны» (25,0%). При этом ответ «все общественные организации страны» был наименее популярным – его выбрали лишь 9,6% респондентов. Таким образом, гражданское общество прежде всего ассоциируется с обеспечением прав и реализацией индивидуальных интересов граждан. По ответам на этот вопрос можно заключить, что представления населения о гражданском обществе являются неоднозначными и не во всем соответствуют установкам властей.

Одной из предпосылок гражданской активности является чувство ответственности за происходящее в обществе. Россияне в наибольшей степени ощущают ответственность за происходящее в своем доме и дворе (в полной мере чувствуют себя ответственными 39,9%), в значительно меньшей степени – за происходящее в городе, регионе (15,6%) и стране (13,6%). По этим показателям не наблюдается значимых взаимосвязей с различными социально-демографическими характеристиками. В то же время по степени ответственности за происходящее в регионе и городе отмечаются существенные различия между отдельными субъектами федерации: наибольшие доли жителей в полной мере чувствуют ответственность в Омской области, Забайкальском крае и Еврейской автономной области (соответственно, 23,5% 18,2% и 16,8%), наименьшая – в Кемеровской области (9,0%).

Для обеспечения мотивации к гражданской активности значимо ощущение согласия и единства в государстве, возможности поддержки со стороны окружающих. Среди опрошенных граждан большинство (54,2%) убеждены, что сегодня в нашей стране среди людей больше несогласия и разобщенности, чем согласия. О преобладании согласия и сплоченности заявили только 30,9%. Полную уверенность в возможности взаимопонимания и сотрудничества между богатыми и бедными выразили лишь 8,3%, а уверенность во взаимопонимании между «простыми людьми» и теми, у кого «много власти» – всего 6,9%.

Ощущение общности с согражданами не менее важно для стремления действовать в общественных интересах. Общность с гражданами России в той или иной степени чувствуют 76,6% опрошенных, с жителями своего региона – 74,5%, с жителями своего населенного пункта – 77,6%, с представителями своей национальности – 72,5%. Примерно такие же значения зафиксированы относительно ощущения общности с представителями тех же веры, профессии, достатка и профессии. В меньшей степени общность ощущается с людьми, близкими по политическим взглядам (ее чувствуют 58,3%). Таким образом, хотя россияне не всегда видят возможности для плодотворного сотрудничества между согражданами, занимающими разное положение в обществе, ощущение единства со своими соотечественниками присутствует.

Взгляды на соотношение ролей государства и общественных организаций оценивались на основе согласия с утверждениями: «Любая реформа, оказывающая серьезное влияние на мои интересы, должна быть контролируема общественными организациями» – с ним выразили согласие 72,3% опрошенных; «Часть властных полномочий государства должна быть отдана общественным организациям» – 51,0%; «Гражданам выгодно объединяться в свободные ассоциации по интересам» – 69,4%; «Политика, проводимая властью, должна быть публичной» – 81,3%. Следовательно, большинство уверено в необходимости прозрачности и контролируемости действий власти, при этом у половины россиян сохраняется уверенность в том, что вся власть должна быть сосредоточена в руках государства.

Для более детализированного анализа видения россиянами роли, прав и обязанностей граждан в государстве респондентам было предложено выразить степень своего согласия с 16-ю парами противоположных по смыслу утверждений по шкале от 1 до 6. Согласно средним по выборке оценкам, россияне склоняются к мнению, что хорошим гражданином можно быть вне политики, не принимая активного участия в общественно-политических мероприятиях; граждане не обязаны быть согласными с руководством государства. При этом преобладает мнение, что в решении социальных проблем нужно не надеяться на государство, большинство проблем можно решить сообща, объединив усилия; каждый должен думать не только о себе, но и об окружающих людях, своей стране. Оценки респондентов были существенно ближе к позициям «настоящий гражданин ответственен за свои действия и поступки», «гражданин страны обязательно соблюдает законы», чем к противоположным. Также необходимо отметить выбор в пользу утверждений «гражданин страны – это звучит гордо», «все граждане испытывают чувство гордости, когда видят, как поднимается государственный флаг, исполняется гимн», «истинный гражданин всегда интересуется историей своего народа, своей страны». Из этих ответов следует, что в сознании россиян присутствуют предпосылки к формированию гражданского общества как общности граждан, готовых к активной деятельности по реализации групповых интересов.

В результате кластерного анализа методом К-средних было выделено 3 группы респондентов, различающихся по отношению к обязанностям гражданина. Для первой группы, в которую вошло 30,5% выборки, характерны представления о том, что граждане должны быть политически активными и разделять курс своего государства, значима принадлежность к гражданской общности. Безусловную истинность для ее представителей имеют утверждения о необходимости законопослушности и ответственности граждан, чувстве гордости за свою страну. Представители второй группы (22,9% выборки) скорее склоняются к индивидуалистическим позициям и отрицают необходимость активного участия в общественной жизни страны и поддержки господствующего политического курса. Для них ближе, чем для представителей других групп, утверждения «в некоторых ситуациях можно действовать в «обход» закона» и «гражданство – это формальный статус, не вызывающий особых эмоций». При этом только в этой группе близость к утверждению «каждый должен думать не только о себе, но и об окружающих людях, своей стране» больше, чем к противоположному. В третьей группе, составляющей 46,6% выборки, позиции более смягченные. Респонденты, вошедшие в нее, скорее склоняются к мнению, что граждане не обязаны поддерживать курс государства и участвовать в политике, однако должны быть ответственными за свои действия и ценить принадлежность к гражданской общности.

Доли представителей перечисленных групп различаются в зависимости от территории проживания (χ2, p<0,01). Доли первой, «прогосударственной», группы, больше всего в Еврейской автономной области, а ниже всего в Кемеровской и Оренбургской областях. Представителей второй, «индивидуалистической» группы, значительно больше, чем в других регионах, в Оренбургской области, и меньше в Алтайском крае.

Показательными при оценке отношения к организациям гражданского общества являются установки в отношении того, куда в первую очередь следует обращаться за помощью в сложной ситуации. В случае нарушения своих гражданских или политических прав большинство россиян (78,8%) обратилось бы к близкому кругу общения (семья, друзья, коллеги, община). На втором месте по популярности правоохранительные органы – в них в первую очередь обратились бы 33,9%, на третьем месте – правозащитные и иные общественные организации (22,4%), однако большинство обратилось бы во все эти организации во вторую очередь. В последнюю очередь респонденты обратились бы в СМИ и Интернет, а также в органы власти различных уровней.

Функционирование гражданского общества происходит прежде всего за счет самоорганизующейся активности граждан. Согласно полученным данным, в какие-либо виды общественно-полезной деятельности вовлечена примерно половина опрошенных – 53,4%. Наиболее распространенной формой общественной деятельности является оказание кому-либо помощи (деньгами, продуктами, вещами) – такой деятельностью хотя бы раз за последний год занимались 48,4% респондентов. Также достаточно распространены следующие виды деятельности: внесение денег в благотворительные фонды и проведение благотворительных акций (20,9%) работа на добровольных началах (18,1%), обращение в органы власти (17,9%), подписание коллективных обращений, петиций (15,7%). В наименьшей степени распространены публичные выступления в поддержку кого-либо или чего-либо (5,1%) и участие в акциях протеста (4,9%).

В деятельности общественных организаций тем или иным образом участвует меньшее количество россиян – 37,3%. Прежде всего это благотворительные организации (22,4%), территориальное самоуправление (20,3%) и профессиональные сообщества (19,9%). В работе молодежных организаций и организаций дополнительного образования участвуют 12,2% опрошенных, остальные виды некоммерческих организаций (правозащитные, религиозные, политические, экологические и т.д.) привлекают к своей работе менее 10% граждан.

О взаимодействии с некоммерческими организациями заявили лишь 16,6% респондентов, что может в числе прочего говорить о том, что данный термин понятен не всем и не воспринимается как тождественный общественным организациям (15,2% затруднились с ответом). Так, по данным Исследовательской группы ЦИРКОН за 2012, доля граждан, никогда не слышавших об НКО, составляет 44% [23]. По данным Центра политических технологий за 2013 год, информированность населения еще меньше: согласно результатам опроса, знают о существовании НКО лишь 14,8% россиян [24].

Руководителями таких организаций являются 1,3% опрошенных, сотрудниками – 4,8%, волонтерами – 3,7%, активными участниками мероприятий и проектов – 4,3%, и 2,4% помогают организациям материально.

Респонденты с разными социально-демографическими характеристиками проявляют неодинаковые уровни общественной активности (χ2, p<0,05). В деятельности некоммерческих организаций больше, чем остальные, задействованы люди с неполным высшим и высшим образованием, имеющие высокий уровень материального достатка, представители возрастных групп от 18 до 29 и от 30 до 49 лет. Молодые люди чаще принимают участие в такой работе в качестве волонтеров, а люди среднего возраста являются штатными сотрудниками организаций. Среди различных видов общественных организаций молодежь в большей степени принимает участие в работе молодежных организаций и организаций дополнительного образования, люди среднего возраста чаще других состоят в профессиональных сообществах и объединениях, а люди старшего возраста значительно чаще других вовлечены в деятельность территориального общественного самоуправления. Также молодые люди в значительно большей степени, чем представители других возрастных групп, проявляют готовность к работе на добровольных началах. Отчетливая взаимосвязь наблюдается между уровнем материального достатка и долями участвующих в деятельности благотворительных и политических организаций, а также работающих на добровольных началах и публично выступающих в поддержку чего-либо – среди людей с высоким достатком они существенно выше. Чаще подписывают коллективные обращения, петиции и участвуют в акциях протеста, напротив, люди с менее высоким уровнем достатка. Люди с более высоким уровнем образования чаще других занимаются благотворительностью, участвуют в работе политических партий и организаций и подписывают петиции.

В различных регионах активность участия населения в деятельности некоммерческих организаций существенно различается. В наибольшей степени такую активность проявляют жители Забайкальского края (участвуют 25,3%), Еврейской автономной области (23,1%) и Алтайского края (20,8%), в меньшей степени – жители Омской (13,5%) и Оренбургской (12,1%) областей, практически не проявляют такой активности жители Кемеровской области (5,0%).

Для оценки условий развития гражданского общества в регионах было сформулировано 25 утверждений, степень верности каждого из которых респонденты могли оценить по шкале от 1 – «наименее выражено» до 10 – «наиболее выражено». В целом по выборке средние оценки представленных утверждений варьировались от 4,03 до 6,16, средняя оценка всех утверждений 4,76. Выше всего среди условий развития гражданского общества были оценены терпимость к лицам других национальностей и терпимость к вероисповеданию, к лицам других конфессий. Ниже всего была оценена действенность законов по обузданию коррупции.

Среди отдельных регионов наиболее высоко условия развития гражданского общества были оценены в Еврейской автономной области (среднее значение 5,36) и в Оренбургской области (5,24). Менее высокими были оценки в Алтайском крае (4,63), Омской области (4,62) и Кемеровской области (4,57). Самые низкие значения отмечаются в Забайкальском крае (4,17). Наибольший разброс между регионами наблюдается при оценке характеристик «Терпимость к лицам других национальностей» и «Терпимость к вероисповеданию, к лицам других конфессий»: в Омской области средние значения, соответственно, равны 7,51 и 7,30, а в Забайкальском крае – 5,04 и 5,09 при 6,16 и 6,10 по всей выборке. Также большие различия отмечаются в оценке справедливости доступа к медицинскому обслуживанию (в Оренбургской области среднее значение равно 5,71, а в Забайкальском крае – 3,86 при значении 4,69 по всей выборке) и эффективности системы управления регионом (5,09 в Кемеровской области и 3,37 в Забайкальском крае при 4,40 по всей выборке).

Заключение

Результаты проведенного исследования позволяют заключить, что в целом в сознании россиян существуют предпосылки для самоорганизации и участия в деятельности институтов гражданского общества: присутствуют ощущение общности с согражданами и определенная степень ответственности за местные сообщества, понимание значимости правовой культуры, а также убеждения в необходимости общественного контроля за властью и выгоде объединения в свободные ассоциации. Кроме этого, большинство склоняется к мнению о возможности защиты интересов граждан независимыми от государства организациями. При этом установки относительно того, каким должен быть гражданин государства, не являются однозначными для всех россиян. Присутствует как позиция, связанная с первоочередностью гражданского долга и необходимостью поддержки собственного государства, так и убежденность в независимости личности от гражданской общности.

Одно из препятствий на пути развития гражданского общества – отсутствие уверенности в возможности взаимопонимания и сотрудничества между согражданами, занимающими разное положение в обществе, мнение о преобладании несогласия и разобщенности в стране. В целом состояние социально-политических условий развития гражданского общества в регионах оценено ниже среднего. Наименее выраженными из этих условий названы диалог государства и общества при принятии значимых решений, поддержка гражданских инициатив, защита собственности и равные возможности в экономической сфере, противодействие коррупции.

Среди изученных российских регионов наиболее благоприятной можно назвать ситуацию в Забайкальском крае: там наиболее высока активность участия в общественных организациях и выше всего оценены условия развития гражданского общества. В Оренбургской области также высоки оценки условий развития гражданского общества, уровень гражданской активности при этом менее высок. В Алтайском крае и Омской области зафиксированы средние значения среди представленных регионов. Наименьшая общественная активность жителей отмечается в Кемеровской области. В Забайкальском крае при достаточно высоких показателях участия в общественных организациях и социальной ответственности условия развития гражданского общества в регионе оценены крайне низко, в особенности эффективность системы управления регионом и диалог государства и общества.

Библиография
1.
Рябев, В.В. Гражданское общество современной России: проблемы и перспективы становления // Вестник МГТУ. - Том 13. - №2. - 2010. – С. 439-445.
2.
Максимова С.Г., Гончарова Н.П., Ноянзина О.Е. Социально ориентированные некоммерческие организации в Российской Федерации: состояние и перспективы развития: монография / под. общ. ред. С.Г. Максимовой. – Барнаул : Изд-во Алт. ун-та. - 2013. – 306 с.
3.
Максимова С.Г., Авдеева Г.С., Гончарова Н.П., Ноянзина О.Е., Омельченко Д.А., Суртаева О.В. Развитие институтов гражданского общества в полиэтничной среде Алтайского края / под. общ. ред. С.Г. Максимовой. – Барнаул : ИП Колмогоров И.А. - 2014. – 264 с.
4.
Попов Е.А., Максимова С.Г. Гражданское общество в современной России: региональное измерение // Право и политика. – 2012. - №7. – С. 1214-1218
5.
Доклад о состоянии гражданского общества в Российской Федерации за 2015 год. – М., Общественная палата Российской Федерации. - 2015. – 238 с.
6.
Замиралова, Т.А., Иванова, Д.И., Кротов, А.В. Гражданское общество в России: история и современность: монография. Кн. 1 / под общ. ред. Чернова С.С.-Новосибирск: ЦРНС. - 2010. – 184 c.
7.
Фергюсон, А. Опыт истории гражданского общества / Пер. с англ. Под ред. М.А. Абрамова. – М. - 2000. – 391 c.
8.
Боуз, Д. Либертарианство: История, принципы, политика / Пер. с англ. Челябинск - 2004. - С. 32.
9.
Локк, Дж. Два трактата о правлении // Сочинения в трех томах: Т. 3. – М.: Мысль. - 1988. – 668 с.
10.
Кант, И. Метафизика нравов. Ч. I. Метафизические начала учения о праве. Соч. Т. 4, ч. 2. – М. - 1965. – C. 156.
11.
Руссо, Ж.-Ж. Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми. Соч., т. I. - 1973. – C. 68.
12.
Макшаева, Е.Н. Теория гражданского общества и его становление в России // дисс. … канд. ист. наук. – Саранск. - 2006. – 171 с.
13.
Гегель, Г.В.Ф. Философия права. – М.: Мысль. - 1990. – 524 c.
14.
Маркс, К. Немецкая идеология / К. Маркс, Ф. Энгельс // Соч.: в 30 т.-2-е изд. – М. - 1960. – Т. 3.
15.
Грамши, А. Тюремные тетради. – М. - 1991. – 526 c.
16.
Парсонс, Т. Системы современных обществ. – М. - 1998. – 270 c.
17.
Шилз, Э. Общество и общества: Макросоциологический подход / Американская социология. – М. - 1972. – C. 311 – 359.
18.
Луман, Н. Социальные системы: Очерк общей теории / Западная теоретическая мысль 80-х гг. – М. - 1989. – C. 41 – 64.
19.
Пригожин И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой / И. Пригожин, И. Стенгерс. – М. - 1991. – 432 c.
20.
Карташов, В.Н. Гражданское общество как система (социально-правовой аспект) // Вестник Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова. Сер. Гуманитарные науки. - 2009. – № 1. – С. 37-43.
21.
Попов Е.А., Максимова С.Г. Социокультурная ситуация в современном российском регионе и муниципальном образовании: социально-экономическая, национально-культурная, духовно-консолидирующая и этносоциальная специфика // Социодинамика. - 2013. - № 2. – С. 269-321.
22.
Максимова С.Г., Ноянзина О.Е., Гончарова Н.П. Социально-экономические критерии выбора стратегии социологического исследования регионов // Вестник Алтайского государственного аграрного университета. - 2013. - № 4 (102). – С. 117-121.
23.
Мойсов, В., Шубина, Л. Отношение россиян к ужесточению закона о некоммерческих организациях // Исследовательская группа «Циркон». -2012. – URL: http://www.zircon.ru/upload/iblock/1fb/Otnoshenie_rossijan_k_uzhestocheniju_zakona_ob_NKO.pdf. С. 2-4 (дата обращения: 01.07.2016).
24.
Доклад ЦПТ: Гражданское общество – ресурс развития России // Центр политических технологий. - 2013. – URL: http://komitetgi.ru/analytics/863/#.UkcHtIZT5qk. (дата обращения: 01.07.2016) (дата обращения: 01.07.2016).
25.
В.Н. Шеломенцев Формирование законодательства о гражданском
обществе в России на рубеже XVIII–-XIX веков // Политика и Общество. - 2013. - 1. - C. 4 - 16. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.01.1.
26.
Вавилов Н.С. Правовые предпосылки гражданской активности на местах // Административное и муниципальное право. - 2015. - 12. - C. 1238 - 1243. DOI: 10.7256/1999-2807.2015.12.17075.
27.
Попов Е.А., Максимова С.Г. Современное гражданское общество в России: проблемы становления и регионального развития // Социодинамика. - 2012. - 1. - C. 1 - 20. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_38.html
28.
Попова А.Д. Эволюция общественного сознания как фактор формирования гражданского общества // Политика и Общество. - 2013. - 12. - C. 1423 - 1428. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.12.10430.
29.
Кормщиков Д.А. Основные направления развития региональной социальной политики в концепциях ее основных субъектов и институтов гражданского общества // Социодинамика. - 2016. - 2. - C. 117 - 129. DOI: 10.7256/2409-7144.2016.2.17655. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_17655.html
30.
Липинский Д.А., Мусаткина А.А. Общественная опасность правонарушения в научных и законодательных определениях России и зарубежных стран // Вопросы безопасности. - 2015. - 3. - C. 24 - 44. DOI: 10.7256/2409-7543.2015.3.15941. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_15941.html
References (transliterated)
1.
Ryabev, V.V. Grazhdanskoe obshchestvo sovremennoi Rossii: problemy i perspektivy stanovleniya // Vestnik MGTU. - Tom 13. - №2. - 2010. – S. 439-445.
2.
Maksimova S.G., Goncharova N.P., Noyanzina O.E. Sotsial'no orientirovannye nekommercheskie organizatsii v Rossiiskoi Federatsii: sostoyanie i perspektivy razvitiya: monografiya / pod. obshch. red. S.G. Maksimovoi. – Barnaul : Izd-vo Alt. un-ta. - 2013. – 306 s.
3.
Maksimova S.G., Avdeeva G.S., Goncharova N.P., Noyanzina O.E., Omel'chenko D.A., Surtaeva O.V. Razvitie institutov grazhdanskogo obshchestva v polietnichnoi srede Altaiskogo kraya / pod. obshch. red. S.G. Maksimovoi. – Barnaul : IP Kolmogorov I.A. - 2014. – 264 s.
4.
Popov E.A., Maksimova S.G. Grazhdanskoe obshchestvo v sovremennoi Rossii: regional'noe izmerenie // Pravo i politika. – 2012. - №7. – S. 1214-1218
5.
Doklad o sostoyanii grazhdanskogo obshchestva v Rossiiskoi Federatsii za 2015 god. – M., Obshchestvennaya palata Rossiiskoi Federatsii. - 2015. – 238 s.
6.
Zamiralova, T.A., Ivanova, D.I., Krotov, A.V. Grazhdanskoe obshchestvo v Rossii: istoriya i sovremennost': monografiya. Kn. 1 / pod obshch. red. Chernova S.S.-Novosibirsk: TsRNS. - 2010. – 184 c.
7.
Fergyuson, A. Opyt istorii grazhdanskogo obshchestva / Per. s angl. Pod red. M.A. Abramova. – M. - 2000. – 391 c.
8.
Bouz, D. Libertarianstvo: Istoriya, printsipy, politika / Per. s angl. Chelyabinsk - 2004. - S. 32.
9.
Lokk, Dzh. Dva traktata o pravlenii // Sochineniya v trekh tomakh: T. 3. – M.: Mysl'. - 1988. – 668 s.
10.
Kant, I. Metafizika nravov. Ch. I. Metafizicheskie nachala ucheniya o prave. Soch. T. 4, ch. 2. – M. - 1965. – C. 156.
11.
Russo, Zh.-Zh. Rassuzhdenie o proiskhozhdenii i osnovaniyakh neravenstva mezhdu lyud'mi. Soch., t. I. - 1973. – C. 68.
12.
Makshaeva, E.N. Teoriya grazhdanskogo obshchestva i ego stanovlenie v Rossii // diss. … kand. ist. nauk. – Saransk. - 2006. – 171 s.
13.
Gegel', G.V.F. Filosofiya prava. – M.: Mysl'. - 1990. – 524 c.
14.
Marks, K. Nemetskaya ideologiya / K. Marks, F. Engel's // Soch.: v 30 t.-2-e izd. – M. - 1960. – T. 3.
15.
Gramshi, A. Tyuremnye tetradi. – M. - 1991. – 526 c.
16.
Parsons, T. Sistemy sovremennykh obshchestv. – M. - 1998. – 270 c.
17.
Shilz, E. Obshchestvo i obshchestva: Makrosotsiologicheskii podkhod / Amerikanskaya sotsiologiya. – M. - 1972. – C. 311 – 359.
18.
Luman, N. Sotsial'nye sistemy: Ocherk obshchei teorii / Zapadnaya teoreticheskaya mysl' 80-kh gg. – M. - 1989. – C. 41 – 64.
19.
Prigozhin I. Poryadok iz khaosa. Novyi dialog cheloveka s prirodoi / I. Prigozhin, I. Stengers. – M. - 1991. – 432 c.
20.
Kartashov, V.N. Grazhdanskoe obshchestvo kak sistema (sotsial'no-pravovoi aspekt) // Vestnik Yaroslavskogo gosudarstvennogo universiteta im. P.G. Demidova. Ser. Gumanitarnye nauki. - 2009. – № 1. – S. 37-43.
21.
Popov E.A., Maksimova S.G. Sotsiokul'turnaya situatsiya v sovremennom rossiiskom regione i munitsipal'nom obrazovanii: sotsial'no-ekonomicheskaya, natsional'no-kul'turnaya, dukhovno-konsolidiruyushchaya i etnosotsial'naya spetsifika // Sotsiodinamika. - 2013. - № 2. – S. 269-321.
22.
Maksimova S.G., Noyanzina O.E., Goncharova N.P. Sotsial'no-ekonomicheskie kriterii vybora strategii sotsiologicheskogo issledovaniya regionov // Vestnik Altaiskogo gosudarstvennogo agrarnogo universiteta. - 2013. - № 4 (102). – S. 117-121.
23.
Moisov, V., Shubina, L. Otnoshenie rossiyan k uzhestocheniyu zakona o nekommercheskikh organizatsiyakh // Issledovatel'skaya gruppa «Tsirkon». -2012. – URL: http://www.zircon.ru/upload/iblock/1fb/Otnoshenie_rossijan_k_uzhestocheniju_zakona_ob_NKO.pdf. S. 2-4 (data obrashcheniya: 01.07.2016).
24.
Doklad TsPT: Grazhdanskoe obshchestvo – resurs razvitiya Rossii // Tsentr politicheskikh tekhnologii. - 2013. – URL: http://komitetgi.ru/analytics/863/#.UkcHtIZT5qk. (data obrashcheniya: 01.07.2016) (data obrashcheniya: 01.07.2016).
25.
V.N. Shelomentsev Formirovanie zakonodatel'stva o grazhdanskom
obshchestve v Rossii na rubezhe XVIII–-XIX vekov // Politika i Obshchestvo. - 2013. - 1. - C. 4 - 16. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.01.1.
26.
Vavilov N.S. Pravovye predposylki grazhdanskoi aktivnosti na mestakh // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. - 2015. - 12. - C. 1238 - 1243. DOI: 10.7256/1999-2807.2015.12.17075.
27.
Popov E.A., Maksimova S.G. Sovremennoe grazhdanskoe obshchestvo v Rossii: problemy stanovleniya i regional'nogo razvitiya // Sotsiodinamika. - 2012. - 1. - C. 1 - 20. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_38.html
28.
Popova A.D. Evolyutsiya obshchestvennogo soznaniya kak faktor formirovaniya grazhdanskogo obshchestva // Politika i Obshchestvo. - 2013. - 12. - C. 1423 - 1428. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.12.10430.
29.
Kormshchikov D.A. Osnovnye napravleniya razvitiya regional'noi sotsial'noi politiki v kontseptsiyakh ee osnovnykh sub''ektov i institutov grazhdanskogo obshchestva // Sotsiodinamika. - 2016. - 2. - C. 117 - 129. DOI: 10.7256/2409-7144.2016.2.17655. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_17655.html
30.
Lipinskii D.A., Musatkina A.A. Obshchestvennaya opasnost' pravonarusheniya v nauchnykh i zakonodatel'nykh opredeleniyakh Rossii i zarubezhnykh stran // Voprosy bezopasnosti. - 2015. - 3. - C. 24 - 44. DOI: 10.7256/2409-7543.2015.3.15941. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_15941.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"