Статья 'Изучение вопросов старения в мировой социологии' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Изучение вопросов старения в мировой социологии

Мещерякова Наталия Николаевна

кандидат исторических наук, доктор социологических наук

доцент, Национальный исследовательский Томский политехнический университет

634050, Россия, Томская область, г. Томск, пр. Ленина, 30

Meshcheryakova Nataliya Nikolaevna

MESHERYAKOVA Nataliya Nikolaevna – Candidate of Historical Sciences, Associate Professor, Department of Social Communications, National Research Tomsk Polytechnic University;

634050, Russia, Tomskaya oblast', g. Tomsk, pr. Lenina, 30

natalia.tib@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7144.2016.5.18866

Дата направления статьи в редакцию:

19-04-2016


Дата публикации:

11-05-2016


Аннотация: Предметом исследования в данной статье стали доклады, прозвучавшие на XVIII Всемирном социологическом конгрессе, посвященные вопросам старения, субъективного благополучия пожилых людей, экономическим аспектам проблемы старения населения и прочим вопросов с этим связанным. Цель исследования определить, какие основные тенденции в изучении вопросов старения интересуют мировую социологию в условиях роста продолжительности жизни, старения населения, т.е. увеличения в структуре населения когорты пожилых людей относительно юношеской когорты и людей среднего возраста, на фоне текущего экономического кризиса и сокращения доходной базы бюджетов. Методической базой исследования стал сравнительный анализ и метод группировок - расчленение исследуемой совокупности объектов на типичные группы и характеристика последних с помощью определенных показателей. Основные результаты представлены в статье в виде группировок докладов по выделенным критериям с подробной характеристикой каждой из предлагаемых групп:1) По уровню социально-экономического развития обществ, ставших объектами исследования (государства всеобщего благосостояния, развивающиеся и наименее развитые страны).2) По особенностям культуры 3) По тематике исследований.


Ключевые слова: старение населения, пожилые люди, эйджизм, старческий возраст, третий возраст, уход за престарелыми, успешное старение, межпоколенческие отношения, субъективное благополучие, дружественные сообщества сверстников

Abstract: This article presents a comparative analysis of the reports announced at the XVIII World Congress of Sociology held in Yokohama, Japan in July of 2014. All reports considered the questions of aging, subjective well-being of elderly people, economic aspects of population aging and other questions concerning this area. The aim of the paper is to define the main tendencies in studying aging questions that interest the world sociology under the growth of life expectancy, population aging, i.e. increasing cohort of elderly people in relation to youth and those in midlife in the structure of population, taking into account the current economic crisis and cutting budgets income basis.The results are grouped according to the following criteria with their detailed characteristics:1) the level of social and economic development of the societies which have become the objects of the research: welfare states, developing countries and undeveloped countries;2) the cultural peculiarities.3) the subject of research.



Keywords:

intergenerational relationships, successful aging, care for the elderly, third age, later years, agism, elderly people, aging of population, subjective wellbeing, age-friendly communities

Предлагаемая работа представляет результаты сравнительного анализа 94-х докладов, прозвучавших на XVIII Всемирном социологическом конгрессе, прошедшем в июле 2014 г. в г. Иокогаме, Япония. Все доклады касаются вопросов старения, субъективного благополучия пожилых людей, экономических аспектов проблемы старения населения и прочих вопросов с этим связанных.

Цель работы определить, какие основные тенденции в изучении вопросов старения интересуют мировую социологию в условиях роста продолжительности жизни, старения населения, т.е. увеличения в структуре населения когорты пожилых людей относительно юношеской когорты и людей среднего возраста, на фоне текущего экономического кризиса, сокращения доходной базы бюджетов.

Применение сравнительного анализа позволило выявить и сопоставить основные тенденции в изучении вопросов старения с учетом таких характеристик изучаемых объектов как: уровень развития социологии в регионах, уровень социально-экономического развития изучаемых обществ, их культурные особенности. Метод группировок докладов по указанным критериям позволил обнаружить зависимости между уровнем развития и культурными особенностями и теми проблемами, которые выделяют исследователи применительно к каждому из изучаемых обществ, предложить типичные группы и характеризовать их с помощью различных показателей.

География докладов: 41 посвящен европейскому обществу, 17 японскому, 7 китайскому, 10 иным обществам Южной и Юго-Восточной Азии, 9 Северной Америке, 7 Австралии и Новой Зеландии, 5 Латинской Америке, по одному России, Израилю и Африке, – отражает два обстоятельства. Первое – уровень развития социологии в изучаемых обществах. Второе – рефлексию в них проблемы старения населения. Так одна из самых известных социологических школ североамериканская дала на конгресс 9 докладов, в то время как одна Япония 17. Как отмечают исследователи, уже в 2011 23,3% от общей численности населения в Японии были люди 65 лет и старше, а к 2035 г. треть населения будет как минимум 65 лет [1]. С 1989 года снижение уровня рождаемости и старение населения были признаны главными социальными проблемами Японии. И в их актуальности с японским обществом может соперничать только европейское, что и отражается в плотности докладов на Конгрессе.

Иные географические зоны, например Ближний Восток или Африка практически не представлены докладами, посвященными проблемам старения. Ученых Ирана, Пакистана, например, а также исследователей других стран, изучающих этот регион (сюда не включен анализ израильского общества (1 доклад) в силу его культурных отличий от остальных стран региона) интересуют вопросы миграции, маргинализации, религиозных традиций и др., но не вопросы старения. Это может быть связано и с социальными особенностями, процессы старения населения не захватывают данный регион, и с культурными, не принято обсуждать, что происходит в семьях за закрытыми дверьми, и с неразвитостью самой науки как в Африке. В любом случае это требует дополнительного анализа. Что касается российского общества, к обозначенной тематике относится исследование Юлии Зеликовой из Высшей школы экономики, посвященное концепту субъективного благополучия пожилых людей [2].

По уровню социально-экономического развития объекты исследований были разделены на государства всеобщего благосостояния, развивающиеся страны и наименее развитые страны.

Государства всеобщего благосостояния: признак старение населения выражен, высокий доход на душу населения, развитая система пенсионного обеспечения и социальной поддержки пожилых людей. Всего этим обществам было посвящено 72 доклада, или 77% тех, что подверглись анализу. Их преобладание объясняется тем, что именно в этих странах, наиболее развита социология как наука, и в силу наиболее высокого уровня продолжительности жизни актуальность вопросов старения является выше, чем в остальном мире.

Развивающиеся страны: признак старения населения может быть (Китай), но может и отсутствовать, доход на душу населения ниже, чем в государствах благосостояния, пенсионная система и система государственной опеки пожилых людей развиты в меньшей степени. Вопросам старения в этих странах посвящен 21 доклад.

Наименее развитые страны: проблема старения населения отсутствует из-за высокого уровня рождаемости и невысокой продолжительности жизни, доход на душу населения низкий, пенсионная система и система государственной опеки практически неразвиты. Это страны, в первую очередь, африканского континента и некоторых районов Азии. Группа выделена скорее для противопоставления первым двум, поскольку из проанализированных выступлений только одно [3] касается африканского континента, но и оно выполнено в Оксфорде.

В экономически и социально развитых странах, которые мы называем государствами всеобщего благосостояния, наблюдается ряд взаимосвязанных факторов, которые и определяют исследовательский интерес. Рост продолжительности жизни, т.е. более длительный, чем ранее период проживания так называемого третьего возраста, сочетается со старением населения, т.е. увеличением в структуре населения когорты пожилых людей относительно юношеской когорты и среднего возраста, положение усугубляется текущим экономическим кризисом, сокращением доходной базы бюджетов.

На этом фоне возникает целый ряд экономических и иных институциональных проблем: государственное бюджетирование в период кризиса сокращается, а расходы на медицинское обслуживание и социальный уход за пожилыми растут. Приоритетом становится продление трудоспособного возраста, оптимизация государственных программ пенсионного обеспечения и социальной опеки. Одним из решений проблемы удовлетворения потребностей быстро стареющего населения на фоне жесткой экономии видится модель, в которой добровольные общественные организации заполнят пробелы по уходу за пожилыми, оставляемые государственной системой опеки [4]. Старение населения требует иного, чем ранее проектирование среды обитания, ее развития как более отзывчивой к устремлениям и потребностям пожилых людей [5]

Сравнительное исследование в Великобритании и Японии выявили межпоколенческий конфликт по поводу распределения общественных ресурсов. Молодежь считает нынешних пенсионеров эгоистами, а государственную помощь несправедливо перераспределяемой в их пользу [6]. И это не единственное исследование, обвиняющее поколение бэбибумеров в том, что они обеспечили себе роскошную старость (мы помним, что речь сейчас идет только о государствах благосостояния – Н.М.) за счет молодежи. Корейские исследователи, разрабатывая модель пенсионной реформы, вообще полагают, что поколенческий раскол сегодня сильнее классовых границ между трудом и капиталом или между инсайдерами-аутсайдерами [7]. Необходимости пенсионной реформы в развитых странах, а также реформы государственной опеки по старости посвящено наибольшее удельное количество докладов, попавших в анализ, 10 штук.

Но об этих же вопросах пишут и в развивающихся странах. Исследователь из Аргентины, например, полагает, что система пенсионного обеспечения и здравоохранения должны быть готовы к вызовам современного общества: старению населения, изменениям в структуре семьи, когда семьи перестают быть большими, поддерживающими своих пожилых членов. Предлагается моделирование развития ситуации в обществе [8].

По типам культуры были выделены следующие группы объектов:

Западные общества (56 докладов): ослабленные межпоколенческие связи, большая роль дружественных сообществ сверстников (age-friendly communities). В эту группу докладов включены те, что описывают и анализируют Австралию и Новую Зеландию. Общая англосаксонская культура позволяет сделать это допущение. Кроме того, какая-то культурная специфика данного региона при анализе докладов не выявлена.

Азиатские общества (29 докладов): сильные межпоколенческие связи; в большинстве стран, чьи общества подверглись анализу, сохраняются конфуцианские традиции почтительного отношения к старикам. Такие страны как Япония, обществу которой посвящены несколько работ, Южная Корея, по социально-экономическому критерию относятся к государствам благосостояния, но культурно принадлежат к азиатским странам.

Страны Латинской Америки (5 докладов): в целом тематика докладов, посвященных этому региону, не обладает ярко выраженной культурной специфичностью и идет вслед за социологией западных стран. Исследователи сознают, что те проблемы, с которыми сталкиваются их северные соседи и другие общества, ждут и их. Они уже сейчас отмечают, что патриархальные семьи, ранее поддерживавшие своих пожилых родственников, уходят в прошлое, что необходимо развивать как государственную систему опеки, так и поддерживать общественные организации, готовые заниматься заботой о пожилых людях.

Каким образом культурные отличия сказываются на тематике исследований? Особенно ярко они заметны, если сравнивать группу докладов по западным и азиатским странам. И те, и другие подчеркивают важность включенности пожилых людей в личные взаимоотношения. Но, если в западных обществах, в которых межпоколенческие связи слабее, внимание исследователей привлекают дружественные сообщества и даже дружественные города, исследователи проводят прямую зависимость между включенностью/ изоляцией пожилых людей и их психическим и физическим здоровьем, то в азиатских странах, личные отношения подразумеваются, прежде всего, с родственниками. Удовлетворенность жизнью среди пожилых напрямую увязывается с тесными межпоколенными связями, традициями совместного проживания [9]. Однако, исследователи отмечают, что и в этом регионе социальные изменения ведут к изменениям в культуре, в частности ослабляют традицию всемерно поддерживать пожилых родственников [10]. Особенно разрушительное влияние на эту традицию имела в китайском обществе политика одна семья – один ребенок [11].

Особенностью западной социологии является тема эйджизма (ageism). Исследователи рассматривают его как новую форму дискриминации по возрастному признаку [12]. Конечно, частью эта традиция западного мышления, обнаруживать в обществе дискриминацию, а затем всемерно бороться с ней, но есть и объективные проявления того, что названо эйджизмом, например, предпочтение молодых при трудоустройстве. Любопытное исследование было проведено среди канадских пожилых мужчин, средний возраст которых составил 74 года [13]. Респонденты не признали, что подвергаются дискриминации по возрастному признаку, но предположили, что эйджизм могут испытывать женщины, а также сами выказали такие косвенные признаки эйджизма, как предпочтение общества молодых, дистанцирование себя от пожилых через выражения типа «эти старики» и пр. Западная цивилизация слишком сильно и давно культивирует «молодость», чтобы быть совершенно свободными от дискриминации старости. Конфуцианские традиции Азии защищают от этого сильнее, что также было отмечено [14].

По тематике исследований представленные доклады могут быть объединены в следующие заметные группы:

Экономические аспекты старения (13 докладов): главным образом затрагиваются вопросы роста продолжительности жизни, старения населения, что неизбежно ведет к реформе пенсионной системы в сторону увеличения трудового возраста, сокращению выплат, связанных с выходом на пенсию, при увеличении расходов на медицинское обслуживание и уход за пожилыми людьми.

Система пенсионного обеспечения и государственной опеки (14 докладов). Посвящены, главным образом, вопросам реформирования и развития системы государственной опеки. Очень важным наблюдением, на наш взгляд, является идея, изложенная в докладе Жоу Янга [15]. В нем говорится, что традиционно службы по уходу воспринимают пожилых, как объект воздействия. Но пожилые люди обладают самостью. Они тоже акторы, и от воздействия на них, необходимо переходить к взаимодействию с ними. Эта идея коррелируется с утверждением, подчерпнутым в целой серии докладов, что с ростом продолжительности жизни люди изначально рассчитывают жить дольше и соответственно распределяют свои силы и активность, поэтому сегодняшние 70-80 летние физически и социально-психологически моложе своих предшественников и с их мнением и потребностями, не только физиологическими, но в образовательных программах, специальном туристическом продукте и пр., – необходимо считаться.

Отношения между поколениями (12 докладов). Кроме аспектов, которые затрагивались выше в нашей статье, целый ряд докладов подчеркивает по-прежнему важную роль пожилых в передаче культурного опыта и моделей поведения между поколениями.

Субъективное благополучие (3 доклада): Концепты субъективного благополучия в старости формулируются в двух из представленных докладов. В частности, на примере китайского общества устанавливается, что субъективное ощущение благополучия в старости зависит от следующих факторов: наличие супруга/ супруги, постоянные хорошие отношения с другими родственниками и друзьями, полноценная рекреационная деятельность, удовлетворительное состояние здоровья, постоянные физические нагрузки, удовлетворенность текущим социально-экономическим положением, и сохранение оптимизма по отношению к будущему. Результаты также предполагают, что стимулирующие факторы, социально-экономический статус и качество социальных связей, накладывают сильное влияние на уровень субъективно воспринимаемого благополучия пожилых людей [16].

Юлия Зеликова [2] в своем докладе использует концепцию успешного старения. А так же опирается на данные пятой волны Всемирного исследования ценностей. В исследовании устанавливается, что более всего удовлетворенность в поздний период жизни определяется финансовым благосостоянием, состоянием здоровья и чувством, что ты способен контролировать сам себя, и то, что с тобой происходит. Во вторую очередь пожилых россиян интересует возможность устанавливать и поддерживать дружеские отношения с другими людьми (членами семьи, друзей и т.д.).

Автор приходит к выводу, что пожилые люди из бывших коммунистических стран, имеют самый низкий уровень субъективного благополучия (SWB). Пожилые люди из англоязычных стран, таких как США, Канада, Новая Зеландия и Великобритания имеют, напротив, самый высокий уровень SWB. Эти результаты позволяют ей предположить, что степень модернизации оказывает влияние на уровень субъективно переживаемого благополучия. Для людей третьего возраста важны уровень демократии, существующий в стране, в которой они живут, ВВП на душу населения, наличие свободы и терпимости. В современном обществе период поздней жизни становится временем для самореализации, осваивания новых видов деятельности, видов отдыха и новых эмоций. Если общество понимает потребности пожилых людей и предоставляет возможности для их реализации, оно может преодолеть проблемы, вызванные старением населения. Только в этом случае мы можем сказать о такой концепции, как «успешное старение», пишет автор в заключении. Не солидаризируюсь полностью с данными выводами, считаю, что большинство исследований, опирающихся на программу Всемирного исследования ценностей, очень мало учитывают страновую и культурную специфику, однако, для исследователей, занимающихся проблемами старения, оно представляет несомненный интерес.

Субъективный опыт старения (5 докладов): они описывают и субъективные переживания телесных изменений, и сугубо женский опыт соответствия возраста, манеры одеваться, и влияние культурных различий на переживание старости.

Значение сообществ и личных отношений для пожилых людей (5 докладов): общим местом в них является утверждение, что социальное участие, например, в составе общественных групп, – это ключ к здоровой, активной старости. Теоретическое обоснование состоит в том, что личные отношения предоставляют прямые поведенческие и физиологические пути к долголетию, а также буферизуют напряжение и обеспечивают ресурсы справляться с критическими жизненными событиями [17].

Значение активности, активного досуга (6 докладов): устанавливается влияние активного досуга на ощущение счастья и здоровье [18], но, обращают внимание исследователи, для физической активности часто не хватает не столько возможностей, сколько внутренней мотивации [19].

Иммигранты пожилого возраста (3 доклада): все они касаются вопросов социально-экономического положения пожилых иммигрантов.

Эйджизм – дискриминация по возрастному признаку (5 докладов).

Вопросы здоровья (6 докладов): самые разнообразные аспекты от методологических сложностях исследования слабоумия до изучения динамики здоровья до и после выхода на пенсию.

Современные информационные технологии и их воздействие на жизнь пожилых людей (4 доклада): в них показывается, что влияние использования интернета на пожилых людей многофакторное и различается в зависимости от природы социальных отношений. Исследования в данной области дали противоречивые результаты. Авторы обнаружили, что там, где пожилые люди были в социальной изоляции, начав пользоваться интернетом, они стали чаще общаться с друзьями и семьей, несмотря на большую физическую удаленность. Вместе с тем, киберсообщества оказывают и негативное влияние в плане изоляции от внешнего мира, сокращения использования социального и физического пространства [20]. Цифровое неравенство – как неравное использование интернета, становится новым фактором социального неравенства, обращают внимание Магдалена Кaниa-Лундхолм и Сандра Торрес [21]. Хотя само по себе использование информационных и коммуникационных технологий значительно расширяет возможности пожилых от общения до получения медицинских консультаций по интернету [22].

Итак, анализ тематики и основных выводов докладов, прозвучавших на XVIII Всемирном социологическом конгрессе показал, что как исследовательская проблема – тема старения населения, включающая такие аспекты как оказание государственной помощи пожилым людям, участие в ней общественных организаций, важность межпоколенческих отношений, горизонтальных связей в рамках различных сообществ, необходимость изменения городской среды в соответствии с потребностями стареющего населения и еще целый ряд аспектов проблемы – в центре внимания мировой социологии. Российская социология в последнее время начала активнее заниматься данной проблематикой. Об этом говорит и научно-исследовательская работа, проводимая в нашем Томском политехническом университете по теме «Оценка и улучшение социального, экономического и эмоционального благополучия пожилых людей», исследования В.Н. Барсукова вопросов территориального развития и демографического старения населения [23], изучение И.А. Шмерлиной стиля жизни в старшем возрасте [24] и прочие подобные работы. Надеемся, что предложенный анализ основных трендов современной социологии, окажется для них полезен.

В заключение, хотелось бы обратить внимание на один момент, присутствующий во многих докладах. Сегодня поздний период жизни качественно отличается от того, что проживали предыдущие поколения. Пожилые люди продолжают оставаться активными субъектами социальных отношений, и сами желают определять условия своего существования. Но в силу дефицита общественных ресурсов нельзя игнорировать и возможный конфликт поколений по поводу распределения социальных инвестиций и благ в недалеком будущем, необходимо вырабатывать государственную политику, основанную на балансе интересов.

Исследование выполнено на базе Томского политехнического университета при финансовой поддержке Министерства образования и науки Российской Федерации в рамках выполнения научно-исследовательских работ по направлению «Оценка и улучшение социального, экономического и эмоционального благополучия пожилых людей», договор № 14.Z50.31.0029.

Библиография
1.
Tsuchya Y., Machida K. Healthy Aging and Concerns Among Japanese Elderly People // XVIII ISA World Congress of Sociology. Yokohama, Japan. 13–19 July, 2014 : Book of Abstracts. San Diego, 2014. Р. 1001.
2.
Zelikova J. Successful Aging: Cross-National Analysis of Subjective Well-Being in the Late Life Period // XVIII ISA World Congress of Sociology. Р. 1104.
3.
Hoffman J. Experiencing It like a “Gogo”: Intergenerational Relationships in South Africa // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 395.
4.
Hayashi M., Mori U., Toyama (Kanamoto) I. The ‘Gap-Filling’ Role of Civil Society Organisations for an Ageing Population in a Global Context: A Comparative Study of Three Welfare States-Japan, Britain and Sweden // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 370–371.
5.
Pizzi M. Applied to State Provided Units in Chile, the Need of a New Policy Approach // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 769.
6.
Price D., Hayashi M., Livsey L., Moffatt S. The Politics of Intergenerational Conflict: A Comparative Study of the UK and Japan // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 780.
7.
Kim S-W., Ahn S-H. Social Investment, Welfare State and Generation Politics: The Case of South Korea // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 494.
8.
Sacco N. “Veinte años No Es Nada”: Social Change and Aging in Buenos Aires (1980-2011) // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 835.
9.
Hsiao Y-L. A. Living Arrangement, Intergenerational Support, and Life Satisfaction in Japan, Mainland China and Taiwan // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 406–407.
10.
Someya Y. Current Attitudes of Supporting Older Parents in Asia: Korea, Malaysia, Hong Kong, Singapore, and Japan // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 918.
11.
Silverstein M. Filial Piety Expectations of Older Adults in Urban and Rural China // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 902.
12.
Van Dyk S. Ageism in Times of Population Aging. Rising Awareness and New Forms of Discrimination // XVIII ISA World Congress of Sociology. P 1018.
13.
Hurd Clarke L. Older Canadian Men’s Perceptions and Experiences of Ageism in Everyday Life // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 415.
14.
Ryan L. Ageing,Ageism and Discrimination // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 831.
15.
Zhou Y. Participation and Cooperation: An Approach to Productive Aging for Institutional Care Service in F Resident // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 1109.
16.
Xu P. Factors Associated with Subjective Well-Being in Chinese Elderly People // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 1077.
17.
Ellwardt L., Van Tilburg T., Aartsen M., Wittek R., Steverink N. Characteristics in the Personal Network and Mortality Risk in Older Adults // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 255.
18.
Mcgovern P. World: Class, Leisure and Health Outcomes in Older People // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 635.
19.
Seward J., Meguro S., Cready C. M. Physical Activity Programs Promoting Health, Families, and Community Among Elders: An Exploratory Study // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 884.
20.
Jones I. R. Communities, Connectivities and Later Life // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 455.
21.
Kania-Lundholm M., Torres S. Revisiting the Digital Divide: Contributions from Older Internet Users // XVIII ISA World Congress of Sociology. Р. 468.
22.
Perek-Bialas J., Hoff A. The Potential of Telecare/Aal Technologies for Enabling ‚Ageing in Place‘ in Rural Areas in Poland and Germany // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 756.
23.
Барсуков В.Н. Трудовая активность населения пенсионного возраста как фактор социально-экономического развития территории // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. 2016. № 1(43). С. 195-213.
24.
Шмерлина И.А. Возрастные конструкты и стиль жизни в старшем возрасте. Ч. I. Альтернативы возрастной идентификации старости // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2014. № 1(119). С. 181-197.
References (transliterated)
1.
Tsuchya Y., Machida K. Healthy Aging and Concerns Among Japanese Elderly People // XVIII ISA World Congress of Sociology. Yokohama, Japan. 13–19 July, 2014 : Book of Abstracts. San Diego, 2014. R. 1001.
2.
Zelikova J. Successful Aging: Cross-National Analysis of Subjective Well-Being in the Late Life Period // XVIII ISA World Congress of Sociology. R. 1104.
3.
Hoffman J. Experiencing It like a “Gogo”: Intergenerational Relationships in South Africa // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 395.
4.
Hayashi M., Mori U., Toyama (Kanamoto) I. The ‘Gap-Filling’ Role of Civil Society Organisations for an Ageing Population in a Global Context: A Comparative Study of Three Welfare States-Japan, Britain and Sweden // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 370–371.
5.
Pizzi M. Applied to State Provided Units in Chile, the Need of a New Policy Approach // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 769.
6.
Price D., Hayashi M., Livsey L., Moffatt S. The Politics of Intergenerational Conflict: A Comparative Study of the UK and Japan // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 780.
7.
Kim S-W., Ahn S-H. Social Investment, Welfare State and Generation Politics: The Case of South Korea // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 494.
8.
Sacco N. “Veinte años No Es Nada”: Social Change and Aging in Buenos Aires (1980-2011) // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 835.
9.
Hsiao Y-L. A. Living Arrangement, Intergenerational Support, and Life Satisfaction in Japan, Mainland China and Taiwan // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 406–407.
10.
Someya Y. Current Attitudes of Supporting Older Parents in Asia: Korea, Malaysia, Hong Kong, Singapore, and Japan // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 918.
11.
Silverstein M. Filial Piety Expectations of Older Adults in Urban and Rural China // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 902.
12.
Van Dyk S. Ageism in Times of Population Aging. Rising Awareness and New Forms of Discrimination // XVIII ISA World Congress of Sociology. P 1018.
13.
Hurd Clarke L. Older Canadian Men’s Perceptions and Experiences of Ageism in Everyday Life // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 415.
14.
Ryan L. Ageing,Ageism and Discrimination // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 831.
15.
Zhou Y. Participation and Cooperation: An Approach to Productive Aging for Institutional Care Service in F Resident // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 1109.
16.
Xu P. Factors Associated with Subjective Well-Being in Chinese Elderly People // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 1077.
17.
Ellwardt L., Van Tilburg T., Aartsen M., Wittek R., Steverink N. Characteristics in the Personal Network and Mortality Risk in Older Adults // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 255.
18.
Mcgovern P. World: Class, Leisure and Health Outcomes in Older People // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 635.
19.
Seward J., Meguro S., Cready C. M. Physical Activity Programs Promoting Health, Families, and Community Among Elders: An Exploratory Study // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 884.
20.
Jones I. R. Communities, Connectivities and Later Life // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 455.
21.
Kania-Lundholm M., Torres S. Revisiting the Digital Divide: Contributions from Older Internet Users // XVIII ISA World Congress of Sociology. R. 468.
22.
Perek-Bialas J., Hoff A. The Potential of Telecare/Aal Technologies for Enabling ‚Ageing in Place‘ in Rural Areas in Poland and Germany // XVIII ISA World Congress of Sociology. P. 756.
23.
Barsukov V.N. Trudovaya aktivnost' naseleniya pensionnogo vozrasta kak faktor sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya territorii // Ekonomicheskie i sotsial'nye peremeny: fakty, tendentsii, prognoz. 2016. № 1(43). S. 195-213.
24.
Shmerlina I.A. Vozrastnye konstrukty i stil' zhizni v starshem vozraste. Ch. I. Al'ternativy vozrastnoi identifikatsii starosti // Monitoring obshchestvennogo mneniya: ekonomicheskie i sotsial'nye peremeny. 2014. № 1(119). S. 181-197.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"