Статья ' Национальная политика не может быть успешной при стирании национальных особенностей' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Национальная политика не может быть успешной при стирании национальных особенностей

Тинякова Елена Александровна

кандидат философских наук

доцент, ГБПОУ МО "Сергиево-Посадский колледж", цикловая комиссия общеобразовательных, социально-гуманитарных и естественно-научных дисциплин

141300, Россия, Московская область, г. Сергиев-Посад, ул. 40 Лет Октября, 5 А

Tinyakova Elena Aleksandrovna

PhD in Philosophy

Associate professor, lecturer of the Department of General Humanitarian Disciplines at Sergiyev Posad Humanitarian Institute and Sergiyev Posad Moscow Institute Enterpreneurship and Law

141300, Russia, Moskovskaya oblast', g. Sergiev-Posad, ul. 40 Let Oktyabrya, 5 A

etinyakova@bk.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7144.2016.3.17727

Дата направления статьи в редакцию:

25-01-2016


Дата публикации:

09-03-2016


Аннотация: Объектом исследования является потребность новой национальной политики в России после выделения из пространства СССР и получения Россией своего государственного статуса. Задача исследования ставит раскрытие ресурсов для более глубокого проявления русского национального менталитета. В основу ставится обновляющаяся отечественная история, а конкретно исторический потенциал русской народной традиционной культуры.Предмет исследования- акцентирование истоков русского национального менталитета в народной традиционной культуре. С ориентацией на новую национальную политику связана также политическая культура. Метод исследования может быть определен как этнографический, культурологический, исторический и социально-политический. Новые установки исследования национального менталитета ориентированы прежде всего на массовое сознание народа. Выбор обращения к содержанию русской народной традиционной культуры отличается новизной, так как автор предлагает не поверхностное эстетическое отношение к народной культуре, а раскрытие ее ценностной, прежде всего с исторической точки зрения, глубине. Показано также социальное сотрудничество русской народной традиционной культуры с православием. Героизм и мудрость- главные ценности, лежащие в глубине русской народной культуры.


Ключевые слова: национальная политика, Россия как государство, отечественная история, исторический потенциал, народная культура, массовое сознание, христианский смысл, политическая культура, национальный героизм, социальная мудрость

Abstract: The object of this research is the demand of the new national policy in Russia after the detachment from the Soviet Union and obtaining its new government status. The goal of this work is to discover the resources for a deeper demonstration of Russian national mentality. The basis of this subject is the renewing Russian history, and more specifically, the historical potential of Russian national traditional culture. The subject of this research is the accentuation of the origins of the Russian national mentality in the national traditional cultural. The political culture is also linked with the orientation towards the new national policy. The new goals of the research of the national mentality are centered first and foremost on the mass consciousness of the people. The choice of referring to the content of Russian national traditional culture is distinguished by its novelty, as the author proposes not a surface aesthetic attitude towards national culture, but the revelation of its value depth. The article also presents the social cooperation between the Russian national traditional culture and the Orthodoxy. Heroism and wisdom are the key values that lie at the source of the Russian national culture.



Keywords:

National policy, Russia as a state, Russian history, Historical potential, Folk culture, Mass conscience, Christian meaning, Political culture, National heroism, Social wisdom

Вопрос о проявлении национального своеобразия русского народа в настоящей статье выходит на формирование национальной политики нового содержания с новыми стратегиями ее осуществления. В современном мире глобализации задача сохранения разнообразия на нашей планете в природе, культуре, языке выливается в важный цивилизационный вектор. Русская национальная культура, имеющая в своей основе ядро народной традиционной культуры, всегда выделялась своей привлекательностью и уникальностью в спектре национальных культур нашей планеты.

После выделения из обширной государственной структуры Советского Союза независимых государств для России, как государственного ядра СССР, стала задача и внутреннюю и внешнюю политику строить с большей ориентацией на национальный русский менталитет. Теперь отношения с бывшими союзными республиками строятся как межгосударственные, а не внутри−государственные. При выделении независимых государств обострился вопрос автономности их этнического развития. Однако углубление этнического содержания национальной политики больше всего требуется для России, так как в советское время именно этничность русского народа раскрывалась как объединяющая и интернационализующая многонациональное государство СССР. Национальные черты русского этноса стирались. Русский этнос как бы растворялся в многонациональном государстве СССР. Элементы народной мудрости заменялись политизированными социальными штампами. Из всех руководителей Советского государства, пожалуй, Н.С. Хрущев был больше всех склонен вставлять в свои речи русские народные пословицы.

Новая национальная политика, о которой ставится вопрос в настоящей статье, должна быть нацелена на более яркое проявление этнического имиджа русского народа: выявление социальной значимости русского национального менталитета,его мудрых ориентиров, национального экологического сознания. Осмелимся ввести термин «этническая антропология», в содержание которого вкладывается интересное и целесообразное понимание человеческого организма, его развитие. Изучение народной национальной мудрости окажет положительное влияние на коммуникацию русского языка. Основу выработки такой национальной политики может дать прежде всего отечественная история. Исторический потенциал отечественной истории включает историческое содержание русской народной традиционной культуры как существенную часть. И здесь историкам нужно потрудиться, так как русская народная традиционная культура больше рассматривалась как культурный сувенир, но не раскрывались ее национальная мудрость и историческая повествовательность, исторические тексты в формах русской народной традиционной культуры. Безусловно, русская традиционная культура отягощена историческим контекстом крепостного права, потому что сельское население, крестьяне были главными создателями народной традиционной культуры и ее держателями. С развитием крепостного права полярность русской народной традиционной культуры обострялась. В ответ на страдания народа под крепостным правом развивался очаровательный аспект разных форм русской народной культуры, который ярко выражался в праздничном народном костюме, песнях, танцах, народных играх. Народное сознание было глубоко экологичным−это цикл кадендарно-земледельческих обрядов. Многие зарубежные исследователи выделяют такую удивительную черту русского народа, как терпимость в трудных ситуациях. Эта терпимость во многом обязана поддерживающим оптимистичным формам традиционной культуры.

В советское время возвращение к русской народной традиционной культуре началось с собирания народных песен в 1960-е годы−это после революционных событий 1917 года. Основным носителем материальных форм русской народной культуры было среднее крестьянство и зажиточное, а устная и песенная культура охватывала большее пространство. Поэтому согласно политике большевиков в опоре на беднейшее крестьянство пострадала и русская народная традиционная культура. Второй причиной разрушения народной культуры был атеизм, так как православный смысл был вплетен в контекст русской народной традиционной культуры. В советское время существовали ансамбли народных танцев, фольклорные песенные ансамбли, например, Республиканская русская хоровая капелла, хор Пятницкого, хор Северной песни, Омский, Сибирский, Уральский, Воронежский, Волжский хор и другие. Поэтому и сейчас в различных мероприятиях Православной церкви присутствует русская традиционная культура, например, ярмарки.

При перестройке унифицированного марксизмом-ленинизмом исследовательского подхода к российской истории на плюралистичность очень пошатнулась политическая культура россиян, главным фундаментом которой является история. Как последствие глобализационного современного развития межкультурная коммуникация тоже стала приносить в Россию свои культурные феномены, и активизация русской народной культуры требуется для диалога с усиливающейся межкультурной коммуникацией. Другая линия развития отечественной истории связана с возрастанием плюралистичности исследовательских исторических концепций в трактовке уже известных исторических событий; расширением цензурного пространства и открытием доступа к ранее не использованным историческим источникам, что стало разрушать сложившиеся традиционные подходы. Поэтому обращение к историческому содержанию русской традиционной культуры [6], соответствующей массовому историческому знанию в формах традиционной культуры, может сыграть важную корректирующую роль в приведении в порядок хаоса и нестабильности политической культуры в России.

Привлечение исторического содержания русской традиционной культуры для исторических исследований−это необходимая черта восстановления вековых традиций русской исторической науки [1;12; 9]. Цель предлагаемой концепции− открыть базовые исторические факты из исторического пространства русской народной традиционной культуры на широкое социальное пространство, и прежде всего систему образования. В статье поставлен вопрос: «Как свою историю пишет народ?» То есть русская народная традиционная культура представляется как вспомогательная историческая дисциплина. В настоящий момент вспомогательные историческое дисциплины еще стоят в стороне от преподавания [2; 5]. А они могли бы служить усилению интереса к истории и расставлению акцентов в национальной ментальности, потому что материал вспомогательных исторических дисциплин стимулирует обучающихся самим «вынимать» материал, а не получать готовым из учебников. И при том на этом материале полезно обучать исторической интерпретации, так как в этих дисциплинах исторический материал присутствует в символическом стиле. Его нужно раскрывать. С этой точки зрения интересна топонимика [13;16]: история названий мест, населенных пунктов. Топонимика основана на массовом историческом знании, народном историческом сознании.

Историческое содержание русской традиционной культуры поможет более полно раскрыть взаимосвязь неписанной истории массового сознания и профессиональных исторических исследований [14], показать специфику и самобытность русского национального исторического сознания [12], раскрыть экзистенциальную основу именно русского национального менталитета,[7,8]. Как следствие будет устанавливаться целостность процесса отечественной истории в противовес разным концепциям его трактовки, как на личностном уровне (различные взгляды историков), так и временном (изменение трактовки одного и того же исторического события в различные периоды) в профессиональных исторических исследованиях. А выводы помогут внести определенный вклад в переосмысление понимания объективности хода исторического процесса, персоналистскую и экзистенциальную традиции русской истории, понимание соотношения индивидуального и коллективного в истории.

Ориентация на историческое содержание русской народной традиционной культуры поможет выполнить следующие задачи:

1. через видение исторического процесса с привлечением русской традиционной культуры активизировать основание для патриотизма, как социально-политического чувства;

2. утвердить опору исторических исследований на содержание русской традиционной культуры как объективного видения исторического процесса, раскрыть народную, типичную для русского менталитета мудрость;

3. выделить факты, запечатленные в корпусе русской традиционной культуры, как дополнительные и важные к существующим авторским историческим исследованиям;

4.представить русскую традиционную культуру как духовный памятник событиям и личностям в истории России;

5.усилить гуманистический потенциал написания истории России через привлечение содержания традиционной культуры;

6. обратиться к русской традиционной культуре как массовому историческому знанию для повышения современной недостаточной политической культуры в России.

Историческое содержание народной культуры, ценное для исторической науки, распределяется на такие блоки: исторические события, участники исторических событий, формы и методы жизненных переживаний во время исторических событий (именно здесь проявляются черты русского национального менталитета), методы хранения событий в исторической памяти и представление о вечности. По тематике наиболее обильно выделяются следующие сюжетные линии: цикл песен о страданиях Руси под татаро-монгольским игом; Русь при правлении Ивана Грозного, освоение Сибири Ермаком, борьба против польских интервентов в «смутное время», крестьянские восстания Степана Разина и Емельяна Пугачева, события во время царствования Петра I−стрелецкое восстание, неудача под Нарвой,взятие крепости Орешек, тяжести строительства Петербурга, Астраханское и Булавинское восстания, Полтавская битва как кульминация Северной войны, большой цикл песен о А.В. Суворове, как запечатлела народная память победу над французской армией Наполеона в 1812 году, особенно Бородинское сражение, подвиг декабристского восстания тоже нашел отклик в душе русского простого народа; война России с Турцией и особенно Севастопольская битва 1855 года; в народной памяти также отразилась отмена крепостного права. Указанные песни исторического содержания сопровождала сквозная тема−рекрутские причитания, которые раскрывают, как формировалась царская армия. После зарождения движения народовольцев в 1879 году народное творчество революционизируется, почти все песни и стихотворное творчество, которое распространялись среди народа, становятся авторскими.

Непосредственно историческое содержание народного творчества начинается с конца XV-XVI веков. До этого народный исторический метод был былинно-сказительного типа [10]: в народном творчестве персонажами были прообразы реальных людей, но они были возвышены до «надчеловеческого уровня», а реальные участники исторических событий накладывались на былинные персонажи. Обратимся к некоторым примерам этого периода. Добрыня Никитич, Илья Муромец и Алеша Попович−главные эпические герои, которых дало народное творчество во времена расцвета Киевской Руси в годы княжения Владимира Святославовича. С самого начала становления историческое массовое сознание русского народа было экологичным: силу для исторических дел русский человек всегда черпал в природе. Сошлемся на такие песни этого периода−«Про Добрыню», «Илья и Соловей-разбойник»[15; С.19-20]. В былинах не было дат, но стиль был настолько характерен, что без сомнений относил нас к определенному историческому периоду. В былинах исторические действия были, в основном, показаны через одного или нескольких героев, чаще трех. Сила богатырей показывалась несколько магически:

Как пошел Садко к Ильмень –озеру,

Садился на бел-горюч камень

И начал играть в гусельки яровчаты…

Как тут-то в озере вода всколыбалася…

То есть героический настрой воинов Древней Руси черпал силу из подчинения природы [1]. Это было национальное историческое понятие о высшей справедливости [3]. Историк Древней Руси Б.А. Рыбаков находил в летописях реальные прообразы Алеши Поповича (предполагаемый прообраз был Александр Храбр, богатырь), в германские и норвежские произведения XII века тянется как бы образ Ильи Муромца. Однако поиск таких соответствий скорее склоняется к литературным поискам, чем историческим.

В.Г. Белинский был одним из первых исследователей, кто отделил былины от исторических песен [11;С.173]. Такой границей от былин до исторических народных повествований является песня «Щелкан Дудентьевич» [4]. Специфика повествования в народных исторических песнях заключается в том, что о событиях рассказывается объективно, без вмешательства какого-либо личного мнения. Показывается конкретное событие, а в основе отношения к нему лежит ориентация на единство Руси, торжество правды и справедливости. Примером может послужить цикл песен о Ермаке с конкретной исторической информацией. Возникает вопрос: насколько такое повествование равноценно прозаическим историческим документальным описаниям. По мнению автора такие поэтические повествования несут большой заряд героизма, и если обычные исторические тексты ориентируются на вывод об историческом патриотизме как приложение, то в народных повествованиях чувство патриотизма неотъемлемо интегрировано в текст. Особого внимания заслуживают произведения народной истории о борцах за волю и свободу из народа. Почитание героических русских воинов, возведенных в ранг святых, начинается с первых лет христианства на Руси. Героизм считался не только историческим делом, но и служением церкви. Поэтому в основе русского национального понятия героизма лежит концентрированный христианский смысль: герои-воины пострадали за будущее счастье людей, то есть как бы продолжили подвиг Иисуса Христа. Как отмечает исследователь Г.П.Федотов[17], можно насчитать около 50 князей и княгинь, канонизированных к общему или местному почитанию.

Главный вывод из предложенной концепции в том, что историческое содержание русской традиционной культуры в поисках и находках, запечатленных исторических эпизодах и личностях нужно активно использовать при разработке национальной и культурной политики, она будет более доступна народу, массам. А присоединение элементов народной мудрости к векторам власти, управляющей обществом, будет создавать доступность социальных инициатив. Инициатива обращения к историческому потенциалу русской народной традиционной культуры будет способствовать повышению политической культуры, потому что именно в лоне исторической информации созревает политическая культура и формируется национальная политика. Русская народная традиционная культура таит в себе большую социальную силу, но эта сила должна использоваться в хранимых мудрых ценностях, а не просто поверхностное эстетически привлекательное и развлекательное использование форм народной культуры. Углубление проявления лучших мудрых черт русского национального менталитета внесет положительный вклад в международное сотрудничество.

Библиография
1.
Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу. Справочно-библиографические издание.- .: Индрик,2000. С. 34.
2.
Беловинский А.В. Вспомогательные исторические дисциплины. М.: МГУК, 2000. С. 65.
3.
Бирюков Ю. Во поле береза стояла… Старинная песня. Выходила на берег Катюша // ж. «Родина». 1994. № 11. С. 56.
4.
Великорусс в своих песнях, обрядах, обычаях. М., 1989. С. 81.
5.
Вспомогательные исторические дисциплины. Сб. статей. СПб.: Дмитрий Булавин, 1998. С. 76.
6.
Громыко М.М. Традиционные нормы поведения и форма общения русских крестьян. М., 1986. С. 21.
7.
История дореволюционной России в дневниках и воспоминаниях / Под ред. П.А. Зайончковского. Т. 4. Ч. 1. 1895-1917. М.: Книга, 1983. С. 99.
8.
История дореволюционной России в дневниках и воспоминаниях / Под ред. П.А. Зайончковского. Т. 4. Ч. 2. 1895-1917. М.: Книга, 1976. С. 20.
9.
Коломийцев В.Ф. Методология истории (от источников к исследованию). М.: РОССПЭН, 2002. С. 95.
10.
Костомаров Н.И. Предания первоначальной русской летописи в соображениях с русскими народными преданиями в песнях, сказках и обычаях // Костомаров Н.И. Исторические монографии и исследования. М., 1994. С. 32.
11.
Кравцов Н.И., Лазутин С.Г. Русское устное народное творчество: Учебник для фил. ун-тов. 2-е изд., испр. и доп. М.: Высш. шк., 1983. С. 22.
12.
Милюков П. Неизменный национальный характер // ж. «Родина». 1994. № 5. С. 37.
13.
Развитие методов топонимических исследований. Сборник статей / Под ред. Е.И. Поспелов. М.: Наука, 1970. С. 91.
14.
Разумова И. Народный быт (Семейные предания) // ж. «Родина». 2001. № 4. С. 66.
15.
Соболева Г. Россия в песне. М.: Музыка, 1976. С. 87.
16.
Топонимические предания Воронежской области. Вып. 1. Воронеж: ВГУ, 2001. С. 44.
17.
Федотов Г.П. Святые Древней Руси. М.: Терра, Книжная лавка-РТР, 1997. С. 80-98.
References (transliterated)
1.
Afanas'ev A.N. Poeticheskie vozzreniya slavyan na prirodu. Spravochno-bibliograficheskie izdanie.- .: Indrik,2000. S. 34.
2.
Belovinskii A.V. Vspomogatel'nye istoricheskie distsipliny. M.: MGUK, 2000. S. 65.
3.
Biryukov Yu. Vo pole bereza stoyala… Starinnaya pesnya. Vykhodila na bereg Katyusha // zh. «Rodina». 1994. № 11. S. 56.
4.
Velikoruss v svoikh pesnyakh, obryadakh, obychayakh. M., 1989. S. 81.
5.
Vspomogatel'nye istoricheskie distsipliny. Sb. statei. SPb.: Dmitrii Bulavin, 1998. S. 76.
6.
Gromyko M.M. Traditsionnye normy povedeniya i forma obshcheniya russkikh krest'yan. M., 1986. S. 21.
7.
Istoriya dorevolyutsionnoi Rossii v dnevnikakh i vospominaniyakh / Pod red. P.A. Zaionchkovskogo. T. 4. Ch. 1. 1895-1917. M.: Kniga, 1983. S. 99.
8.
Istoriya dorevolyutsionnoi Rossii v dnevnikakh i vospominaniyakh / Pod red. P.A. Zaionchkovskogo. T. 4. Ch. 2. 1895-1917. M.: Kniga, 1976. S. 20.
9.
Kolomiitsev V.F. Metodologiya istorii (ot istochnikov k issledovaniyu). M.: ROSSPEN, 2002. S. 95.
10.
Kostomarov N.I. Predaniya pervonachal'noi russkoi letopisi v soobrazheniyakh s russkimi narodnymi predaniyami v pesnyakh, skazkakh i obychayakh // Kostomarov N.I. Istoricheskie monografii i issledovaniya. M., 1994. S. 32.
11.
Kravtsov N.I., Lazutin S.G. Russkoe ustnoe narodnoe tvorchestvo: Uchebnik dlya fil. un-tov. 2-e izd., ispr. i dop. M.: Vyssh. shk., 1983. S. 22.
12.
Milyukov P. Neizmennyi natsional'nyi kharakter // zh. «Rodina». 1994. № 5. S. 37.
13.
Razvitie metodov toponimicheskikh issledovanii. Sbornik statei / Pod red. E.I. Pospelov. M.: Nauka, 1970. S. 91.
14.
Razumova I. Narodnyi byt (Semeinye predaniya) // zh. «Rodina». 2001. № 4. S. 66.
15.
Soboleva G. Rossiya v pesne. M.: Muzyka, 1976. S. 87.
16.
Toponimicheskie predaniya Voronezhskoi oblasti. Vyp. 1. Voronezh: VGU, 2001. S. 44.
17.
Fedotov G.P. Svyatye Drevnei Rusi. M.: Terra, Knizhnaya lavka-RTR, 1997. S. 80-98.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"