Статья 'Защита суверенных прав народа и социокультурных запросов индивидов актами гражданского неповиновения. Задачи постсоветских обществ ' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Защита суверенных прав народа и социокультурных запросов индивидов актами гражданского неповиновения. Задачи постсоветских обществ

Деметрадзе Марине Резоевна

доктор политических наук

главный научный сотрудник, Институт наследия министерства культуры, профессор,РАНХИС

125993, ГСП-3, Россия, г. Москва, Миусская площадь, 6

Demetradze Marine Rezoevna

Doctor of Politics

leading scientific researcher, Institute for the Cultural Heritage of the Ministry of Culture; Professor, the department of World Politics and International Relations, Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

125993, GSP-3,, Russia, g. Moskva,, ul. Miusskaya Ploshchad',, d. 6

demetradze1959@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7144.2016.1.17471

Дата направления статьи в редакцию:

02-01-2016


Дата публикации:

17-01-2016


Аннотация: Работа посвящена созданию институциональной модели гражданского неповиновения как способа давления общества на власть для защиты социальных запросов и интересов, практика которой отсутствует на постсоветском пространстве. Цель исследования: показать какой тип политической активности и политической репрезентативности является легитимным как со стороны общества, так и государства; какие сферы политического пространства может охватить гражданское общество и где следует провести границу между правом гражданского общества и государства; как избежать опасности постоянной мобилизации граждан против государства. Предметом исследования является гражданское неповиновение, как социальное движение, а объектом – гражданские инициативы, гражданская активность направленные на защиту суверенитета общества (основного носителя власти в государстве) и от произвола властей. Выделяется структура и функции организации гражданского неповиновения, социокультурные запросы как мотивы протеста, условия при которой неповиновение носит правовой характер и как социальный запрос превращается в инструмент давления в руках общества, не вступая при этом в противоречие с демократическими процедурами и нормами. Методология социокультурной антропологии подчинено задаче создания условии формирования и повышения потенциала гражданского общества и современной политической культуры на постсоветском пространстве. Выявляется способы закладывания правового фундамента гражданского неповиновения, как социальной формы протеста и обеспечения ее законного статуса. Исследование политико-правовых аспектов гражданского неповиновения предполагает применение методов социальной, правовой, культурной, политической антропологии, с помошью которых осуществляется разносторонный подход к изучению феномена гражданского неовиновения, как социального движения.Автором впервые в отечественной социально-правовой науке предлагается модель института защиты суверенных прав народа и социокультурных запросов индивидов, структура организации протеста, механизмы соотношения целей и координации социального поведения граждан.


Ключевые слова: гражданское неповиновение, правовая ответственность государства, революция и протест, договорный принцип государства, индикатор, социализация, религия гражданственности, социальное действие, народный суверенитет, Состязательность политиков

Abstract: Work is devoted to creation of institutional model of civil disobedience as way of pressure of society upon the power for protection of social inquiries and interests which practice is absent in the former Soviet Union. Research objective: to show what type of political activity and a political representativeness is legitimate as from society, and the state; what spheres of political space civil society and where it is necessary to draw line between the right of civil society and state can capture; how to avoid danger of continuous mobilization of citizens against the state. An object of research is civil disobedience as the social movement, and object – the civil initiatives, civil activity directed on protection of the sovereignty of society (the main carrier of the power in the state) and from an arbitrariness of the authorities. The structure and functions of the organization of civil disobedience, sociocultural inquiries is allocated as motives of a protest, condition at which disobedience has legal character and as the social inquiry turns into pressure tool in hands of society, without conflicting thus to democratic procedures and norms.



Keywords:

civil disobedience, legal responsibility of the state, revolution and protest, contractual principle of the state, indicator, socialization, religion citizenship, social action, popular sovereignty, Adversarial politics

введение

Гражданское неповиновение – это добровольные общественные ассоциации индивидов, членов общества, которые объединяются с целью артикуляции социальных запросов и защиты социальных интересов различных групп населения, реализуемые путем целенаправленного воздействия на различные институты государства.

В основе гражданского неповиновения лежат следующие составляющие – социальные интересы и социальные запросы граждан и давление . При этом социальные интересы и запросы придают социальную основу действиям, а давление выступает как средство выражения протеста. В этом случае общество ставит перед собой задачу не завоевания власти, а изменения политических процессов, функционирования социально значимых институтов в интересах граждан.

Актуальность темы определяется недооценкой института гражданского неповиновения в обществах постсоветского пространства, отсутствием практики защиты социальных прав и свобод граждан в государстве. Здесь еще не сложились и не сформировались институциональные формы протеста, так как индивиды не понимают, чем отличается социальные движения от радикальных действии, как формируются механизмы организации и поддержания социального порядка. Между тем, институт гражданского неповиновения – это самый мощный и влиятельный инструмент давления общества на власть ненасильственными методами. И этот инструмент следует применять строго по правилам, чтобы движение не переросло в бунт либо хаос.

Предпосылки придания социального статуса актам гражданского неповиновения. Теоретический анализ

Одной из распространенных форм гражданской политической активности принято считать гражданское неповиновение как форма социального движения. Сам термин получил широкое распространение в середине 70-х гг. ХХ века в результате стремления защиты мира, прав женщин, чистоту окружающей среды и т.д. Гражданское неповиновение, как социальный процесс и течение по структуре и содержанию отличается от политической партии, либо групп интересов. Согласно разработкам чикагской школы социальной психологии, теории массового общества (Арендт) и структурно-функциональной интерпретации коллективного поведения (Смелзер) выделяются различные формы социальных действии. В основе такого действия лежит неопределенность ситуации и социальных норм граждан, обусловленные сбоями в системе управления. Они порождают социальные напряжения, недовольство, агрессивность граждан и их неудовлетворенность социальными нормами[1].

Позже, когда в США и Европе зародились крупные социальные движения, их стали рассматривать как демократические и добровольные ассоциации, обеспечивающие жизнеспособность гражданского общества. В рамках таких движении были сформулированы конкретные цели, ценности, интересы и рационально определены стратегии социальных действии. В США появилась концепция «мобилизации ресурсов», а европейские политологи и социологи заговорили о «новых социальных движениях». Благодаря ним коллективные действия приобрели ассоциированную форму, стратегию, установления связи различными институтами, представительными политическими органами, правовой системой с целью влияния на политические процессы. Кроме того, массовые выступления, забастовки, митинги, демонстрации и т.д. приобрели социальную активность выполняющие посредническую функцию по отношению государства. Мобилизация ресурсов осуществляется «рациональным лидером» или группой которые имеют определенную стратегию и социально значимые цели. Коллективные действия организуются для рационального осуществления групповых интересов и мотивируется общим недовольством. В связи с этим организацию и рациональность следует считать основой и специфической чертой гражданского неповиновения, придающие ей социальный характер.

Современные коллективные действия образуют в рамках гражданского общества автономные политические и социальные зоны, гарантированные правами и поддерживаемые демократической политической культурой как основу представительных институтов. Мобилизация ресурсов направлено на ослабление давления со стороны власти и на артикуляцию социальных интересов граждан, а стратегия – на расширение сферы влияния общества на политические процессы и демократизацию социальных отношении между обществом и государством.

Таким образом, смелзеровской и дюргеймовской трактовке «кризисного происхождения» коллективного поведения противопоставляется тезис коллективного воздействия на структурные изменения в целях удовлетворения социальных запросов населения. В этом случае конфликт приобретает социальный характер и его инициаторами становятся добровольные ассоциации. Право организовываться, собрать членов, говорить публично, ходатайствовать, публиковать и демонстрировать – это ключевые составляющие гражданского общества. Современная либерально-демократическая система права и универсальность прав и свобод граждан сужают и ограничивают правительства игнорировать требования социальных групп. Поэтому гражданское общество становится полем мобилизации, организации и проведения актов гражданского неповиновения.

В контексте политической культуры стратегия гражданских движении направлена на смену парадигм: от господства – подчинения к социальному партнерству, от контроля авторитарного управления к самоуправлению и т.д.

Подобные процессы создают стимул для изменения социокультурного пространства и существующей политической системы, так как их перестают рассматривать как источника разрушения социального порядка. Она становится неотъемлемой частью современной политической жизни, следствием сосредоточения политики на социальные запросы индивидов и членов общества[2].

Степень рациональности социальных движений может быть оценена с точки зрения соответствия между их идеологиями и фактическими результатами государственного управления, соотношения между формальными и нормативными действиями ориентирующие на социально значимые институционализированные ценности, имеющие всеобщую обязывающую силу. Действие, в этом случае может быть оценено с точки зрения его соответствия данной норме, которые помогают индивидам бороться за защиту и демократизацию гражданского общества и включаться в политические процессы. В то же время демократизация гражданского общества и защита его автономии от административного порабощения может рассматриваться как цель таких движении. Средствами достижения этой цели являются создание политики влияния и включения граждан в политические процессы, которые придают ей статус важнейшего института гражданского общества[3].

Все вышесказанное означает, что социальные движения должны стать особыми институтами гражданского общества, необходимые для расширения общественного диалога, повышения влияния публичной формы участия граждан в политике.

Итак, в современных обществах гражданская активность решает двойную политическую задачу. Во-первых, приобретение влияния на политические институты и процессы, то есть расширение сферы участия граждан в решении социально значимых проблем. Во-вторых, придание такому участию институционального характера, на основе которого возникают новые формы идентичности, ассоциации, демократизированные институты.

Свободу действия социальных движений и их эффективность во многом определяет политический плюрализм, а выражением интересов служат институты гражданского общества: политические партии, профсоюзы, СМИ, общественные организации, которые имеют равный статус перед законом. Институционализированные формы гражданского движения являются опорой политики и права, выдвигающие на первое место общественные интересы.

Политическое влиянии социальных движении проявляются в социальном диалоге между государством и обществом, благодаря чему процесс принимает законнолегитимный характер, создавая условия совместного решения проблемы. В этом случае право придает совместным действиям законный характер, а политика выявляет институты, которые несут ответственность за их эффективность в ходе решения проблемы. Соответственно она становится открытым полем гражданского общества, создающий условия для постоянного переговорного процесса для скоординированной политики и устраняющие барьеры между государством и социумом. Социальная защищенность граждан и система распределения общественных благ способствует поддержанию стабильности и целостности общества.

Критерии оценки эффективности государственного управления связываются с формой взаимодействия политических институтов и гражданского общества, качеством государственного управления, соответствием государственных программ интересам членов общества, повышению уровня жизни индивидов и т.д.

Правовая основа политики гражданского неповиновения

Права и свободы человека, закрепленные в Международном пакте о гражданских и политических правах (ст. 4), не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах. Они носят надгосударственный характер, в соответствие с которым должны быть приведены конституции современных правовых демократических стран. Задача политики состоит в том, чтобы обеспечить фактическую реализацию указанных выше прав, не только путем конституционных гарантий, но и информативной функцией права.

В этом случае гражданство – это устойчивая правовая связь человека с государством, обеспечивающая статус полноправного субъекта. Это требует особой технологии, которую применяют люди в рамках гражданского общества и специализированных государственных институтах, благодаря которым устанавливаются прямые, обратные и горизонтальные связи между обществом и государством.

В связи с этим, особого внимания требует классификация прав человека, нормативно-регулятивная структура социального взаимодействия, регулирование отношении между человеком и государством.

Классификация прав человека делятся на три поколения:

1. Первое поколение – личные и политические права, провозглашенные Великой Французской революцией, а также американской борьбой за независимость;

2. Второе поколение – социально-экономические и культурные права, которые появились в результате борьбы народа за улучшение своего социально-экономического положения;

3. Третье, новейшее поколение – права коллективные: право на мир, право на разоружение, право на здоровую окружающую среду, право на развитие и социальное равенство.

Права первого поколения
Личные права и свободы называются также гражданскими. Большинство из них принадлежат каждому человеку от рождения, являются неотъемлемыми и не подлежат какому-либо ограничению.
Гражданские права призваны обеспечивать свободу индивида как члена общества, его юридическую защищенность от незаконного внешнего вмешательства со стороны государства.
К личным правам относят: право на жизнь; право на уважение чести и достоинства человека; право на свободу и личную неприкосновенность; неприкосновенность частной жизни; свободу передвижения и выбора местожительства; свободу выбора национальности и выбора языка общения; право на судебное разбирательство; право на презумпцию невиновности и т. д.

Политические права и свободы
Политические права и свободы дают человеку возможность участвовать в общественно-политической жизни и управлении государством.
Отличительной чертой политических прав является то, что многие из них принадлежат не просто людям, а исключительно гражданам конкретного государства. Они начинают действовать в полном объёме с момента достижения гражданином совершеннолетия.
К политическим правам относятся: право на управление делами государства; свобода передвижения; свобода слова; право на мирные собрания; право на создание союзов и объединений и др.

Права второго поколения - экономические, социальные и культурные права
Социально-экономические и культурные права касаются социально-экономических условий жизни человека, определяют его положение в сфере труда, благосостояния, социальной защищенности. Целью является создание условий, при которых люди могут быть свободны от страха и нужды.
К социально-экономическим правам относятся: право на труд; право на отдых; право на социальное обеспечение; право на жилище; право на достойный уровень жизни; право на охрану здоровья и др.

Культурные права гарантируют социалмзацию человека, помогают каждому индивиду стать полноправным участником социокультурного пространвта в государстве. К ним относятся: право на образование; право на доступ к культурным ценностям; право свободно участвовать в культурной жизни общества; право на творчество; право на пользование результатами научного прогресса и др.

Права первого и второго поколения принципиально отличаются друг от друга. Соблюдение прав “первого поколения” - гражданских и политических прав – не зависит от уровня экономического развития страны.
Государство обязано строго и неукоснительно соблюдать личные и политические права. Социально-экономические права для государства являются первостепенной задачей и основным ориентиром внутригосудрственной политики.

Все вышесказанное свидетельствует о том, что политико-правовые аспекты прав и свобод человека придают праву свободе интересов людей правовой характер, реализация которых осуществляется политическими средствами в рамках институтов гражданского общества. Социальная инициатива, в этом случае, является выражением социальных действий для артикуляции и практической реализации социально значимых проблем. Социальная активность расширяет рамки социальных движений, социально-ролевой деятельности и увеличивает преобразовательную деятельность активного гражданина.

В том случае, если они попираются общество имеет право на сопротивление (ст. 2 Декларации 1789 г. «Сопротивление угнетению есть одно из прав человека»). И здесь речь идет не о революционном фундаментализме и радикализме, а о социальных формах гражданского участия в политических процессах. Поэтому политика гражданского общества носит оборонительно-наступательный характер и с точки зрения права следует ставить следующие вопросы: имеют ли право социальное движение под названием «гражданского неповиновения» носить конституционный, то есть легитимный характер? Не нарушают ли такие движения правовой процесс и каким образом эти действия могут принять формы либеральной демократии? Под каким углом правовая система должна наделять гражданское неповиновение социальным статусом?

Следует еще раз подчеркнуть, что гражданское неповиновение это коллективное действие протеста, реализуемое обществом зрелой политической культуры. Это реакция людей на недостатки системы с помощью конституционных прав на организацию массовых действий. Мера неповиновения варьируется в зависимости от того, насколько политическая система учитывает социальные запросы граждан. Этот политический акт адресован властям и информирует о том, что нарушены принципы социально равенства и социальной справедливости граждан. Поэтому, гражданское неповиновение, которое носит открытый характер, включает конфликт между подчинением законам и правом граждан сопротивляться несправедливости. При этом важно чтобы противостоящие стороны не выходили за рамки политических и гражданских прав, благодаря которым неповиновение носит упорядоченный и институциональный характер. Если эти действия остаются в институциональных пределах, их нельзя назвать как бунт, а политическая система обязана реагировать как на проявление крайних социальных нужд индивидов. Поэтому необходимы выделение тенденции в политических процессах, благодаря которым гражданское общество и социальные движения могут приобрести большее политическое влияние и более широкое распространение.

Контроль со стороны института гражданского неповиновения вводит деятельность государственных институтов в строгие функциональные рамки и не допускает их дисфункиональности. И это в полнее естественно, так как институты гражданского неповиновения имеют права контролировать любые государственные институты – политические, правовые, экономические и т.д. а также действия должностных лиц, перераспределения бюджетных средств, судебных постановлений, политических решении в пределах своего государства[4].

Это единственный институт, благодаря которому власть осуществляется снизу, путем неповиновения, давления и лоббирования что придает процессам мобилизации правовую основу и институциональный характер.

Социально ориентированная содержательная основа гражданского неповиновения

Социально ориентированная содержательная основа гражданского неповиновения имеет первостепенное значение в постсоветских обществах, не определившихся с вектором демократических перемен. Она является инструментом принуждения политиков считаться с запросами общества – с одной стороны; и методом освоения обществом гражданских прав и правил давления на политиков вплоть до получения нужного результата – с другой.

Следует подчеркнуть, что гражданское неповиновение проявляется в двух направлениях.

1). Защита государственного суверенитета и целостности страны. И здесь гражданская и государственная активность объединяются, поскольку участники взаимодействия преследуют общую цель – отстаивание независимости страны.

2). Защита суверенитета общества (основного носителя власти в государстве) и от произвола властей. В этом случае гражданское неповиновение исходит от самого общества или от групп индивидов и направлено на государственные институты и процессы.

Обе формы суверенитета и гражданского неповиновения актуальны для обществ постсоветского пространства, но прежде всего вторая, поэтому здесь мы выделяем социально ориентированные процессы, ведущие к усилению позиции человека в государстве, повышению его статуса, расширению применения его прав и свобод в условиях перемен [5].

Вторую форму гражданского неповиновения назовем институтом защиты суверенных прав народа и социокультурных запросов индивидов в государстве. Выбор такой формулировки неслучаен: категория «суверенные права» закладывает правовой фундамент данной формы протеста и обеспечивает ее законный статус.

Напомним, что суверенитет граждан означает, что власть исходит от граждан: через выборные процедуры они формируют органы власти, передают мандат доверия политикам и платят налоги, чтобы политики управляли процессами в соответствии с интересами граждан. Благодаря народному суверенитету и договорному принципу конституции общество создает и охраняет порядок в государстве, соответствующий запросам граждан, и обязывает правителей подчиняться волеизъявлению социума. И если такой договор нарушается, граждане имеют законное право на сопротивление, давление, протест и требовать смены власти (причем неоднократно), пока не будет достигнут желаемый результат.

Институт защиты суверенных прав человека и социокультурных запросов индивидов приводится в действие различными формами гражданского неповиновения: митинги, манифесты, шествия, забастовки, пикетирование, бойкоты и т.д. Это способ превращения идеологии социального протеста в конкретные действия, которые имеют сложную организационную структуру [6].

Прежде всего в обществе формируется центральная зона современных социокультурных ценностей (здесь ценности сутьориентиры движения общества вперед, ориентиры развития и модернизации). К ядру данной центральной зоны относятся социальная полезность государственного управления; смена старых правил новыми социальными порядками; безграничное стремление к совершенствованию условий жизни; социальная доктрина демократии; создание нового государства и современного общества; здоровая и образованная нация; индустриализация, модернизация, либерализм, первенство человеческого фактора и человеческого капитала в государстве и т.д.

Именно на такой ценностной основе базируются целостность, интегративность и консолидация общества, она приемлема всеми членами общества как новая «религия гражданственности», вытесняющая традиционные формы общности, образованные на религиозной, националистической либо мифологической основе. Центральная зона современных социокультурных ценностей закладывают содержательную основу взаимодействия государства и общества, задает функции государственных институтов и координирует отношения между индивидом и властью в соответствии с общественными интересами и принципами общественного договора.

Без такой содержательной основы договор между обществом и властью теряет рационально-конструктивный характер и его значение размывается. Более того, в соответствии с базисными ценностями должны осуществляться различные акты гражданского неповиновения начиная с выделения конкретной проблемы: выдвижение идеи, артикуляция требований, формирование группы поддержки, избрание лидера, мобилизация людей, распределение ролей, координация движения и целей, выбор властного института и должностных лиц, от кого зависит решение конкретной проблемы, составление петиций, жалоб, обращений, их передача в соответствующие институты (местного самоуправления, среднего и высшего звена госучреждении, СМИ, суды); протесты продолжаются и далее, если проблема не решается, в том числе и с обращением в международные организации и суды.

Важнейшей составляющей организации актов гражданского неповиновения являются лидеры политических партий, общественных организаций, групп интересов, которые могут инициировать и организовать протестное движение. Они несут ответственность за социальный порядок и результаты такого действия перед обществом и индивидами, которые доверяют им и оказывают поддержку для решения социальных проблем[3].

Темы протеста должны соответствовать ценностям центральной зоны современных социокультурных ценностей, чтобы лидеры движения не смогли использовать недовольство общества и протест в своих интересах. Поэтому для координации практических действий требуется классификация социальных проблем общества в основных сферах жизни общества – социальной, культурной, экономической, правовой и политической, что является необходимым признаком институционализации гражданского неповиновения, которое не может отклониться от заданного социального вектора.

Перечислим базовые ориентиры (мотивы) в основных сферах жизни общества.

Социальная сфера

1) Социальная экология, экосистема общества; 2) положение социальных групп – страт; 3) состояние жизнеобеспечивающих объектов; 4) состояние жизнеподдерживающих объектов.

К первой группе протестных мотивов относятся охрана здоровья социума, качество воздуха, воды, сельхозпродукции и т.д. Ко второй – проблемы молодежи, детей, подростков, служащих, пожилых, престарелых, инвалидов, бездомных, сирот, беженцев, жертв преступлений, заключенных, мигрантов, меньшинств, регрессивный курс социальных страт (нисходящая мобильность), проблемы среднего класса и т.д. К третьей – система здравоохранения, жилье, сфера образования, институты защиты семьи и социальной защиты, товары и продукты первой необходимости, исправительные учреждения и т.д. К четвертой – сеть дорог, транспортная инфраструктура, сети электро-, газо-, тепло- и водоснабжения и водоотвода, телефон, Интернет и т.д. К социальным ориентирам относятся также безопасность, недоедание, дискриминация, демографический и экологический кризис, бездомность, низкий уровень доходов, зарплат и пособий, голод, социальное дно, безработица, качество жизни, продолжительность жизни, болезни, проституция, наркомания, количество самоубийств, потребительная корзина, доходы на душу населения и т.д.

В сфере культуры

Элитарная и массовая культура, объекты природного наследия, фольклор, национальное искусство, наука, образование, объекты культуры, культурно-просветительные учреждения, национальный быт, сельскохозяйственная культура, религиозные объекты, музеи, библиотеки, культурные центры, дворцы, сады, ландшафты, культовые места, объекты рекреации, кино, развлекательные центры досуга.

В сфере экономики

Материальные стимулы и доходы, работа, торговля, прибыль, частная собственность, экономический рост, средний и крупный бизнес, экономическая свобода, конкуренция, финансовая стабильность, потребительская корзина, зарплата, инфляция, цены, налоги, благо и т.д.

В правовой сфере

Соблюдение конституции, состояние прав и свобод граждан, неприкосновенность личности, соотношение внутригосударственного и международного права, судебная система, равенство, гражданство, институты правоохранительных органов и т.д.

В политической сфере

Проблемы законодательной власти, соответствие принятых законов интересам граждан, принцип сдержек и противовесов между различными ветвями власти, деятельность социальных, экономических, культурных, правовых институтов и проблемы политики в этих сферах и т.д.

Гражданское неповиновение как институт защиты суверенных прав человека и социокультурных запросов индивидов. Институциональная форма гражданского неповиновения

Выделение перечисленных сфер протестного движения и мотивов протеста исходит из основных прав и свобод человека и гражданина, защищенных Всеобщей декларацией прав человека (что укрепляет правовой фундамент гражданского неповиновения и ставит в центр внимания конкретные проблемы индивидов). Права человека находятся в прямом соответствии с национальными целями государства и общества и при правильной организации движения протеста они создают прочную основу правового государства.

Поэтому важно правильно аргументировать выделение проблемы и определять объекты давления и осуществлять протестную мобилизацию граждан на основе социальных требований. Соответствие мотивов поведения и общенациональных социокультурных ценностей превращает протестные движения в мощный фактор развития, поскольку протестное движение выдвигает требования, с которыми государство не может не считаться. Так закладывается основа социального взаимодействия, определяются социальные цели, создаются новые традиции и обычаи и т.д.

Можно выделить следующие функции гражданского неповиновения: катализатор – ускоряет процессы перемен; индикатор – выявляет различные проблемы; социализирующая – социокультурные роли, правила, формы поведения и реагирования граждан; новые типы мышления. Благодаря этим функциям гражданское неповиновение становится институтом защиты суверенных прав человека и его социокультурных запросов, превращается информационно-коммуникативным феноменом, связующим звеном общества и государства, которое показывает, что надо менять, почему и как, создает модели, символы, изменения и ускоряет процессы формирования нового общества и современного государства[8].

Институциональная форма гражданского неповиновения не допускает разобщенности общества на идеологической основе; предотвращает бунты и перевороты; создает условия для социальных изменений, поскольку опорной точкой является социально значимые запросы индивидов, удовлетворение которых является целью механизма политического протеста.

И в этом уникальность, универсальность и особенность данного института гражданского общества. Исходя из вышеизложенного, можно выделить структуру модели данного института, которая включает следующие элементы:1.центральную зону современных социокультурных ценностей, как содержательная основа и опорная точка социальной доктрины и либеральной модели государства; стремления совершенствования условия жизни общества; 2.функции - к атализатор перемен; индикатор социальных проблем; социализирующая – новые роли граждан, установления и распространения современной партисипаторной политической культуры и традиции; 3. мотивы поведения - социальные, политические, культурные, правовые, экономические запросы индивидов; 4. механизмы реализации - различные формы политического и социального протеста: митинги, шествия, манифестации, забастовки, бойкоты и т.д.

Все эти составляющие института гражданского неповиновения являются показателем легитимности движения, в основе которого лежат социальные цели и задачи.

Можно дать следующее определение: гражданское неповиновение – это протестное движение граждан для решения своих социокультурных проблем и запросов ненасильственными методами. Оно направлено на преобразование, изменение, реформирование институтов, объектов, процессов, на устранение социального неравенства и социальной несправедливости. Оно стремится к установлению нового и лучшего порядка, установлению социального равенства, создания и распространения условии социального благополучия граждан, модернизацию, индустриализацию общества. И в этом суть легитимной и социально ориентированной формы протеста, которому индивиды могут прибегать до тех пор, пока не достигнут поставленной цели.

Легитимная форма гражданского неповиновения защищается конвенцией прав человека, которая, в частности, гласит: «…ненасильственная деятельность свободна», – и еще: «…государство является высшей инстанцией принимающей решения о применении насилия», но если договор о суверенитете народа нарушается со стороны государства, то оно должно нести правовую ответственность перед обществом и считаться с протестными требованиями общества.

Выводы

Внутригосударственные политические процессы на постсоветском пространстве отличаются друг от друга, вместе с тем всем обществам необходимо внедрение института гражданского неповиновения, поскольку данный институт универсален по своему происхождению, форме и задачам. И дело здесь не только в его социализирующей, катализирующей функции. Главное, что данный институт переориентирует индивидов с мифологической идеологии на социальные цели, мобилизует их стремление к изменению ситуации с опорой на собственные социально значимые запросы, которые могут стать и являются полностью правовым инструментом давления общества на власть. Необходимость внедрения института гражданского неповиновения на постсоветском пространстве не вызывает сомнения.

Библиография
1.
Tilly Ch. From Mobilization to Revolution. N.Y.: Random House, Handbook of Political Science, vol. 3. 1978;
2.
Голдстоун Джек. К теории революции четвертого поколения. [Электронный ресурс] http://www.intelros.ru/pdf/logos_05_2006/goldstoun_58-103_logos.pdf
3.
Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре, или Принципы политического права. Трактаты / Пер. с фр. А.Д. Хаютина и В.С. Алексеева-Попова. – М.: КАНОН-пресс, Кучково поле, 1998. Кн. 1, гл. VI.
4.
Эйзенштадт Ш. Революция и преобразование обществ. Сравнительное изучение цивилизаций / Пер. с англ. А.В. Гордона под ред. Б.С. Ерасова. М.: Аспект Пресс, 1999. часть 2. Сравнительтные исследования результатов революции. Стр.270-282;
5.
Деметрадзе М.Р. Политико-правовые аспекты гражданского неповиновения как способ обеспечения правовой ответственности государства перед обществом. [Электронный ресурс] http://www.civisbook.ru/files/File/Demetr_pol-prav.pdf
6.
Грудцына Л.Ю., Петров С.М. Власть и гражданское общество в России: взаимодействие и противостояние // Административное и муниципальное право. - 2012. - 1. - C. 19 - 29.
7.
Лычагин А.И., Кузьмина Ю.А. Современные конституционные гарантиизащиты прав личности в Российской Федерации и международные нормы в области защитыправ человека // Политика и Общество. - 2013. - 7. - C. 870 - 876. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.7.2516.
8.
Щербанюк О.В. Суверенитет народа как гарантия прав и свобод человека и гражданина // Юридические исследования. - 2013. - 10. - C. 131 - 148. DOI: 10.7256/2409-7136.2013.10.9610. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_9610.html
References (transliterated)
1.
Tilly Ch. From Mobilization to Revolution. N.Y.: Random House, Handbook of Political Science, vol. 3. 1978;
2.
Goldstoun Dzhek. K teorii revolyutsii chetvertogo pokoleniya. [Elektronnyi resurs] http://www.intelros.ru/pdf/logos_05_2006/goldstoun_58-103_logos.pdf
3.
Russo Zh.-Zh. Ob obshchestvennom dogovore, ili Printsipy politicheskogo prava. Traktaty / Per. s fr. A.D. Khayutina i V.S. Alekseeva-Popova. – M.: KANON-press, Kuchkovo pole, 1998. Kn. 1, gl. VI.
4.
Eizenshtadt Sh. Revolyutsiya i preobrazovanie obshchestv. Sravnitel'noe izuchenie tsivilizatsii / Per. s angl. A.V. Gordona pod red. B.S. Erasova. M.: Aspekt Press, 1999. chast' 2. Sravnitel'tnye issledovaniya rezul'tatov revolyutsii. Str.270-282;
5.
Demetradze M.R. Politiko-pravovye aspekty grazhdanskogo nepovinoveniya kak sposob obespecheniya pravovoi otvetstvennosti gosudarstva pered obshchestvom. [Elektronnyi resurs] http://www.civisbook.ru/files/File/Demetr_pol-prav.pdf
6.
Grudtsyna L.Yu., Petrov S.M. Vlast' i grazhdanskoe obshchestvo v Rossii: vzaimodeistvie i protivostoyanie // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. - 2012. - 1. - C. 19 - 29.
7.
Lychagin A.I., Kuz'mina Yu.A. Sovremennye konstitutsionnye garantiizashchity prav lichnosti v Rossiiskoi Federatsii i mezhdunarodnye normy v oblasti zashchityprav cheloveka // Politika i Obshchestvo. - 2013. - 7. - C. 870 - 876. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.7.2516.
8.
Shcherbanyuk O.V. Suverenitet naroda kak garantiya prav i svobod cheloveka i grazhdanina // Yuridicheskie issledovaniya. - 2013. - 10. - C. 131 - 148. DOI: 10.7256/2409-7136.2013.10.9610. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_9610.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"