по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Отражение процессов региональной идентификации и самоидентификации в красноярском культурное пространстве (на материале анализа концепта "Родина")
Обморокова Анастасия Михайловна

ассистент, кафедра Рисунок, живопись и скульптура, Сибирский федеральный университет

660049, Россия, Красноярский край, г. Красноярск, проспект Свободный, 79, оф. 452

Obmorokova Anastasiya Mikhailovna

assistant professor of the Department of Drawing, Painting and Sculpture at Siberian Federal University

660049, Russia, Krasnoyars Region, Krasnoyarsk, prospekc Svobodnyi, 79, of. 452

obmorokova_am@bk.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Статья носит обзорный характер и посвящена рассмотрению феномена региональной идентичности и социально-культурных особенностей её формирования. В современном мире процессам глобализации противостоят процессы, которые принято называть "новый регионализм". Ключом к пониманию процессов формирования различных видов идентичностей является изучение национальных и этнических культурных процессов. В статье проведен краткий аналитический и критический обзор научных работ и статей других авторов по теме исследования. Затронут аспект влияния этнокультурной идентичности на формирование национального самосознания. Основной метод - критическая аналитика современных исследований проблемы региональной идентификации и самоидентификации. Акцент делался на тех исследованиях, которые связаны с сибирскими регионами Российской Федерации. Современная проблематика механизмов формирования региональной идентичности и самоидентичности раскрывается при помощи «мягкой силы» культурной политики и «умной силы» научных исследований, деятельности творческих акторов и ученых, живущих и работающих в конкретном регионе. Через применение такой «мягкой силы» конструируются образы, константы и концепты в культурном пространстве посредством сохранения национальных традиций и обычаев и передачи их через произведения культуры и искусства зрителю. Как одним из примеров такого концепта, связанного с социализацией, признанием и базовыми смыслами взят концепт «Родина». Рассматривается образ малой родины в сознании жителя Красноярского региона.

Ключевые слова: региональная идентичность, этничность, новый регионализм, Родина, Россия, Сибирь, концепт, культурное влияние, художественная культура, Красноярский край

УДК:

304.444

DOI:

10.7256/2409-7144.2015.3.14677

Дата направления в редакцию:

09-03-2015


Дата рецензирования:

10-03-2015


Дата публикации:

11-03-2015


Abstract.

The article considers the phenomenon of regional identity and cultural features of its formation. The key to understanding the processes of formation of different types of identities is the study of national and ethnic cultural processes. The article gives a brief analytical and critical review of scientific papers and articles by other authors on the study. Affect the aspect of influence on the formation of ethnic and cultural identity of national consciousness. Modern problems of the mechanisms of formation of regional identity and self-identity is revealed with the help of "soft power" cultural policy and "smart power" research, creative activity of actors and scientists living and working in a particular region. Through the use of such "soft power" constructed images, constants, and concepts in the cultural space through the preservation of national traditions and customs and pass them through the works of culture and art to the viewer. As one example of such a concept associated with socialization, recognition and basic sense to take the concept of "Homeland." We consider the image of homeland in the minds of residents of the Krasnoyarsk region.

Keywords:

cultural impact, concept, Siberia, Russia, homeland, new regionalism, ethnicity, regional identity, artistic Culture, Krasnoyarsk Krai

На протяжении последних десятилетий во всем мире возрастает интерес к концепциям идентификации и идентичности [5, 6, 17, 21, 26, 27, 47, 53, 62, 63 и др.]. Идентичность становится призмой, через которую рассматриваются, оцениваются и изучаются многие важные черты современной жизни [69-73, 77-79 и др.]. В настоящее время российские исследователи накопили определенный опыт в исследовании региональных культурных идентичностей, также идет процесс активного изучения механизмов российской культурной идентичности в целом. «Особое значение для полиэтнического культурного сообщества современной России, имеет изучение механизмов преобразования этнической и культурной (этнокультурной) идентичности в национальную идентичность»[3]. По мнению некоторых исследователей, ключом к пониманию процессов формирования различных видов идентичностей является изучение национальных и этнических культурных процессов [38, 50, 77, 79, 82].

В настоящее время существуют три основных исследовательских подхода к пониманию происхождения этносов и этничности. Исследовательская позиция социального конструктивизима связана с аксиомой о том, что этничность – это социальный конструкт (этнос не данность, а результат созидания). Исследовательская позиция примордиализма (этнос как изначальное и неизменное объединение людей «по крови» с неизменными признаками), наоборот, основана на аксиоме о том, что этничность – это «естественное» социальное качество, атрибут социальных групп, примордиальная (фундаментальная и прирожденная) социальная константа. Социальный конструктивизм в полемике с примордиализмом утверждает, что этничность есть результат целенаправленного политического воздействия на социальные и культурные процессы конкретных элитарных социальных субъектов, поэтому этничность исторически преходяща, ее историческое время предопределено политической (идеологически выраженной) волей экономических элитарных субъектов.

С точки зрения концепции «этносимволизма», разработанной английским социологом и философом Энтони Смитом, нация связана с этносом как органической социальной общностью, но сама она представляет собой именно искусственный конструкт. Этнокультурная идентичность, полагает Энтони Смит, обязательно присутствует в национальном конструкте. «Она сохраняется не только в искусственно поддерживаемом национальном коллективном сознании, но и в коллективном бессознательном – как правило, в социально негативных формах. Этническая идентичность «скрывается» в нации через ее вытеснение, через разные социальные фобии: мигрантофобия, ксенофобия, расизм (в том числе, биологический и/или культурный), нацизм, шовинизм и т.д. ...» [25].

Философ и социолог проф. А. Г. Дугин в своей оригинальной концепции, опираясь на «социологию глубин» французского мыслителя XX века Жильбера Дюрана, соотносит этнос – народ – нацию в рамках структурной социологии [12;13;14]. Он вводит понятие «мифоса» и «логоса», которые являются составной частью триады: этнос – народ – нация. Этнос есть «миф» в чистом виде, а «народ» в процессе становления государства становится тождественен «логосу». «Этнос представляет собой органичное единство, которое скреплено общностью мифа. Не существует двух этносов с одинаковыми мифами, элементы мифов сходны, но их комбинация в каждом этносе уникальна» [12]. Здесь основная черта этноса, как явления – процессы, происходящие в уме и чувствах этнической общины аналогичны. «Логос» представляет собой введение принципиально нового измерения в этническую жизнь. Между структурой бессознательного и структурой сознания выстраиваются более сложные отношения, чем в мифе, и не всё переходит от мифа в логос народа. Таким образом, получается, что народ есть этнос, обретший логос. «Переход от этноса к народу не является количественным, экономическим или политическим процессом. Это глубинное философское явление, когда в структуре мифа происходит сдвиг, и он превращается в нечто качественно иное – в логос» [12].

Нация же явление сугубо современное. Исток «нации» связан с понятием государства. Нация связана с этносом на генетическом уровне, так как берет начало у истоков этноса. «Но, по мере становления, нация все более и более освобождается от того, что было ее истоком» [12]. Государство-нация отождествляет себя исключительно с областью логоса, что проявляется во влиянии государства и введения им определенных социальных ограничений и стандартов: нормативный национальный язык, общее право, из нескольких этносов со стороны государства искусственно организуется единое однородное поле и т.д.

Этнос — это простое общество, естественно связанное с территорией и скрепленное общей нравственностью, обычаями, знаковой системой. Обычаи, преобразованные в традиции, культурные особенности, отличающие конкретный народ от других групп, определенно точно указывают на отношение к этносу. Они составляют собой определение этноса. «Таким образом, нравственное начало, мораль, является одной из существенных сторон этноса» [13].

«Отношение этноса к пространству является простым, органичным и непрерывным (в нем нет границы между этносом и пространством в рамках единого «жизненного мира»). Это запечатлено во множестве легенд, преданий имифов, в которых земля, реки, леса, поля, горы предстают в виде одушевленных существ (духов, богов), родственных людям, или их “предков”. Отсюдапредставление о “родных местах” » [13]. В рациональном ключе эти места толкуются, как земля, на которой человек родился, а на более глубоком уровне эти места являются фигурами кровнородственной связи, как часть этноса или«духи места». Этнос относится к пространству, как к своему продолжению. Поэтому пространство становится этническим, являясь внутренней частью жизни этноса. «Этнос относится к пространству иначе, нежели нация или гражданин. Этоне административное, не политическое, не коммерческое, не ресурсное и нерациональное отношение. Это отношение спонтанное и органическое, жизненное» [13].

Итак, А.Г. Дугин предлагает интегративную исследовательскую позицию, вводит термин «культурный примордиализм». Данный термин А.Г. Дугин полагает возможным применять к социальной общности «этнос». Социальную общность «нация» исследователь называет «вторая производная этноса», и по отношению к ней эффективны современные теории модерна и социального конструктивизма [25].

Таким образом, эффективной концептуальной стратегией по изучению эффективных механизмов преобразования процессов этнической идентификации и самоидентификации в общенациональную, выступает интеграция социального конструктивизима и примордиализма. Такая интегративная концептуальная стратегия позволит ответить на вопрос: что именно создает социальный конструктивизм, и каким образом этничность транслируется в национальность.

Общенациональная идентичность может существовать только на основе комплекса социальных политик, связанных с конструированием идеологии нации, посредством культурной политики, в рамках которых региональные идентичности обретут свои осмысленные и эмоционально окрашенные новые конфигурации. Феномен региональной идентичности представляет для исследователей большой интерес, поскольку она является важным элементом построения региона как особого социально-политического и институционального пространства [9; 32; 39; 50; 51; 54].

Идентичность имеет многоуровневый характер, как отмечает в своей статье «Теоретико-методологические подходы к проблеме региональной идентичности в политической науке» к.п.н. Т. З. Мансуров. Тенденция ее изучения как многоуровневого феномена общественно-политической жизни наблюдается в трудах множества ученых, философов, психологов, социологов, политологов и культурологов XIX и XX веков. В разделении уровней идентичностей, автор статьи придерживается позиции российских исследователей М.Х. Фарукшина и О.И. Зазнаева, которые выделяют три уровня анализа идентичности: «…на личностном (микросоциальном) уровне человек идентифицирует себя с наиболее значимыми в его жизни людьми (семьей, друзьями, сослуживцами и др.), на социальном уровне – с определенными социальными группами (гендерными, возрастными, профессиональными и др.), а на макросоциальном уровне – с наиболее широкими категориями, такими, как этнос, нация, культура, религия или политическое образование» [32].

Особенностью современного сознания российского общества как раз таки является кризис идентичности, глубоко переживаемый Россией. Речь идет и об индивидуальной идентичности человека, и об групповой. Сегодня большинство людей, а в особенности молодых, пребывает в растерянности и задает и себе, и времени вопрос: кто мы такие и что мы строим? Причины кризиса идентичности связаны с разрушением оснований и ценностей советской идентичности и утратой связей с традициями российского государства. Но россияне вообще, а жители северных районов России в частности, особенно болезненно относятся к разрушению своих традиций. Именно поэтому на данном этапе к вопросу о формировании национального, этнического и регионального самосознания необходимо подойти вплотную.

Как было замечено ранее, проблематика конструирования идеологии нации в целом и проблема общенациональной идентичности может быть решена посредством обращения внимания на локальность проблем и региональные идентичности, имеющие свою специфику и особенности. Проблема механизмов и технологий региональной идентичности и самоидентичности занимает сегодня ключевые позиции в дискуссиях и исследованиях в социальном познании. Также, региональная идентификация рассматривается, как способ решения политических проблем, связанных с политической активизацией людей, живущих на определенной территории. Одним из главных предметов лекций того же проф. Дугина А. Г. является «глубинное регионоведение» как научное направление, и, хоть официально этого понятия, как научного направления пока не существует «… тем не менее в первую очередь в России, где от регионов зависит социальная, экономическая, политическая, административная, этническая, конфессиональная стабильность, регионоведение имеет все права на существование как специальное направление исследований» [13].

В качестве способов и механизмов формирования региональной идентичности и самоидентификации индивида, ученые и исследователи рассматривают культурную политику – «мягкую силу» и «умную силу» – научные исследования.

В статье «Культурное влияние, как компонент “мягкой силы”» автор Д. А. Звягина приходит как раз к рассмотрению влияния культуры на мировую политику, межнациональные отношения и виды идентичностей граждан. Хотя понятие «мягкая сила» уже плотно укоренилось именно в политологическом дискурсе, и само оно было введено американским политологом Дж. Наем, и означает «способность убедить других желать того же, чего хочешь ты», все же до сих пор нет единого подхода ни к определению, ни к уяснению структуры «мягкой силы» [20]. Автор приходит к заключению, что феномен «мягкой силы» формируется из экономического, политического и культурного влияния. В исследовании наиболее подробно рассмотрен именно последний компонент – культурный. Выделяется семь факторов культурного влияния, в числе которых присутствуют такие, как наследие, образ и эффект присутствия. Они в свою очередь включают в себя компоненты художественной культуры, такие как произведения живописи, архитектуры, скульптуры, кинематографа и литературы. Все эти феномены несут на себе отпечаток идей и проблем своего времени, особенностей национальной культуры.

Через применение такой «мягкой силы» конструируются образы, константы и концепты в культурном пространстве посредством сохранения национальных традиций и обычаев и передачи их через произведения культуры и искусства зрителю.

Одним из примеров на первый взгляд простого, вечного и всем понятного, но одновременно сложного, связанного с социализацией, легитимизацией и базовыми смыслами конструктом, является концепт «Родина». Казалось бы, что образ родины-матери, малой родины и отечества сопутствует русскому человеку с самого детства, впитывается с молоком матери.

Тем не менее, как правильно подмечает в своем исследовании, посвященном конструированию образа в целом, на примере выстраивания как раз концепта «Родина», А. И. Щербинин, Родине, «если исключить массив «публицистико-патриотических» писаний, уделено не столь большое внимание» [55]. Концепт «Родина» включает в себя элемент души, и одним разумом его не охватить и не понять. Именно поэтому образ Родины, как нельзя лучше подходит для воплощения его через произведения художественной культуры, с помощью которых осуществляется влияние на зрителя, что приводит его к пониманию уникальности родной земли, национальных особенностей, характера и ценностей. Таким образом, можно делать вывод, что концепт «Родина» может оказывать большое влияние на формирование различного вида идентичностей русского человека. Благодаря знанию и пониманию ценностей и особенностей своей Родины, осознанию уникальности места рождения и проживания формируется образ малой родины, который способен влиять на самоидентификацию человека.

Такие понятия, как «Родина», «малая родина», «Отечество», «Отчизна» отсылают к высшим человеческим ценностям и формируют собой мощнейший образ, который воплощает собой культурные смыслы и способен влиять на формирование ценностной картины мира. С понятием «малая Родина», которое с географической точки зрения наиболее часто подразумевает под собой родной город, деревню или край, тесно связано с понятием региональной идентичности, так как именно то место, в котором родился и проживает человек, вызывает особенно интимные и трепетные чувства, связывающие Родину с родным домом. Каждый концепт как сложный ментальный комплекс включает в себя, помимо смыслового содержания, еще и оценку, отношение человека к отражаемому объекту и другие компоненты [52]. Предстоит понять, каким образом формируется отношение русского человека, жителя Красноярского края к своей Родине и как этот образ и осознание принадлежности к определенной этнической группе влияет на формирование региональной идентичности сибиряка.

Авторы многих исследований, посвященных особенностям региональной идентичности жителей города Красноярска и Красноярского края, используют понятие «сибирская идентичность» [2; 6; 13; 33; 34, 39; 40; 50]. Это указывает на то, что наш край богат определенными характерными чертами, которые несут в себе и особенности этнического характера, присущими именно нашему региону во всех областях общественной и культурной жизни людей, которые позволяют назвать его жителей сибиряками, а сам край – частью необъятной Сибири. Под региональной идентичностью с некоторых точек зрения понимают системную совокупность культурных отношений, связанную с понятием «малая родина» и являющуюся формой выражения культуры укоренённости. В основе региональной идентификации жителей лежит естественная потребность индивидов иметь своё пространство (определённый географический участок), но также в этой основе не малое значение имеет и культурный аспект, осознание принадлежности индивида к определенной культуре.

Проблема локального менталитета русского населения Сибири многие годы находится в центре внимания историков, этнографов, социологов, филологов, краеведов.

Статья «Сибиряк: общность, национальность или состояние души?» посвящена выявлению и описанию ключевых моментов сибиркой идентичности, а также основным региональным особенностям, что позволяет сформировать предпосылки к пониманию, какой же именно является наша малая родина. «На фоне обозначенных тенденций сибирская идентичность представляет особый интерес. Она отражает и многообразие культурных, политических, экономических эффектов процессов глобализации и локализации, и изменения в понимании индивидами себя и своего места в современном мире. Сибирская идентичность, во-первых, является локальной/территориальной/региональной и позволяет увидеть изменения в пространственной организации социальных отношений и идентичностей». «В последнее время тема сибирской идентичности приобретает особую актуальность в связи с ростом регионального самосознания в России в целом и в Сибирском регионе в частности. Это проявляется во все более активных попытках населения регионов привлечь внимание центра к своим социально-экономическим и экологическим проблемам, в осознании региональных культурных особенностей, росте интереса к истории своего региона» [2].

Территориально-пространственные предпосылки, влияющие на формирования сибирской идентичности, которые были выявлены в данной статье путем проведения интервью с жителями нескольких сибирских городов (Новосибирск, Омск, Иркутск) позволяют создать определенную базу к пониманию формирования образа малой Родины у жителей также и Красноярского края. К этим предпосылкам относятся:

– жизнь в особых природных климатических условиях. Наша уникальная природа и суровый климат привносят немалый вклад в формирование особого восприятия и отношения к родному краю у его жителей: особенное бережное отношение к природе, понимание суровости климата, который, по мнению многих опрашиваемых, должен закалять человека, делать его более стойким и терпеливым;

– пространство и опыт его проживания и освоения. Огромные просторы, неравномерность освоенности территорий: «Оторванность, отдаленность, отдельность Сибири может интерпретироваться информантами и как цивилизационное отличие от западных районов страны, и как удаленность от центральной власти и ее воздействий» [2].

– осознание родной земли, как «базовой» ценности. «Земля воспринимается сибиряками не как экономический ресурс, не как кладовая полезных ископаемых, а как самостоятельная ценность» [2]. Неравнодушное, не потребительское отношение к родной земле в данном случае является ключевым моментом к пониманию отношения сибиряка к родному месту.

Проблема патриотического сознания оказывается сегодня в центре научного интереса социологов, историков, политологов, которые исследуют, в частности, сознание молодых граждан нашей страны. В этом отчасти заключается актуальность рассмотрения концепта «родина» через призму его влияния на молодых людей, поскольку молодой возраст – благодатная пора для формирования чувства патриотизма, что дает больше возможности к получению знаний о современной культурной ситуации. На базе ассоциативного эксперимента [23; 24], проведенного со студентами Сибирского федерального университета города Красноярска, были выявлены смыслы, вкладываемые молодежью в понятие «Родина». Для эксперимента были использованы следующие слова-стимулы: «Россия», «Родина», «Сибирь», «сибирский вкус», «сибирский запах». На основании полученных результатов был сделан вывод, что образ Родины в глазах современной Красноярской молодежи является преимущественно положительным. «На формирование образа Родины во многом оказывают воздействие стереотипы, связанные с советским прошлым, на что указывают ассоциативные ряды, относящиеся к политической и социальной сферам. Ключевым аспектом понимания слова Родина является её восприятие в качестве государства как определённой формы организации общества со всеми необходимыми атрибутами, политическими и социальными институтами, собственной символикой. В данном случае для большинства опрошенных при слове Родина возникают ассоциации, связанные именно с Российским государством, причём как с атрибутами современной Российской Федерации, так и с советской тематикой» [24]. По итогам данного эксперимента можно говорить о том, что понятие «Родина» среди молодых людей включает в себя, в большей степени, указания на общероссийскую идентичность, включение в сообщество, главной характеристикой которого является дружественное совместное проживание, в котором важны общие исторические ценности, но не расовые или религиозные особенности. Региональная же идентичность в основном определяется через принадлежность к определенным природным условиям и культуре.

Результаты ещё одного социального исследования, связанного с выявлением этнических особенностей самосознания сибиряков-красноярцев были представлены в статье «Сибиряк и сибирячка в языковом сознании красноярских студентов» [43; с. 320], автор д. ф. н. О. В. Фельде. Здесь акцент сделан именно на этническом самосознании, что также позволяет создать определенную картину на пути к формированию образа Родины у жителей Красноярского региона. «Эмоционально-оценочное мнение этнической общности о самой себе (т.е. этнические аутостереотипы ) составляют важнейшую область ментальной сферы. В результате анализа эмоционально-оценочных мнений о “своем” можно получить объективные данные об особенностях концептосферы народа или какой-либо этнической локальной группы, приблизиться к пониманию его ментальных особенностей» [43]. Социальным объектом исследования стали студенты трех красноярских вузов — Сибирского федерального университета, Сибирского института бизнеса, управления и психологии и Красноярского государственного педагогического университета им. В. П. Астафьева — сибиряки в 3-4 поколении, рожденные в русских и русскоязычных смешанных семьях. По итогу анализа анкет было выявлено, что образ Сибири и ассоциации, которые она вызывает у респондентов, имеет преимущественно положительный характер. В число основных черт, характеризующих русского сибирского человека, вошли такие как: привязанность к родной земле, открытость, доброжелательность, сила и смелость, способность мужественно переносить трудности, непоколебимая любовь к родному и суровому краю, образ сибиряка, как «настоящего мужчины», которому не страшны любые морозы и преграды и образ сибирячки, как «женщины в русских селеньях», отличающейся целеустремленностью, хозяйственностью и силой духа.

Итак, многие ученые интересуются вопросами, связанными с формированием видов идентичностей. Концепт «Родина» способен помочь в выявлении особенностей формирования каждого вида идентичности (национальной, этнической, территориальной, региональной и политической). С одной стороны восприятие слова и образа «Родина» очень схожи у представителей даже разных национальностей, не говоря уже о жителях одной страны.

«Концепт «родина» является одним из наиболее интересных ключевых концептов культуры, он присутствует в любой этнической культуре и является универсальным» - как говорил в своей статьей, посвященной рассмотрению особенности общечеловеческой ценности концепта «родина» в разносистемных языках, М. Г. Церцвадзе [52]

В своей статье автор сосредотачивается на выявлении сходств и различий в русском и грузинском языковой сознании, относящихся к концептуальной сфере «Родина», а также проводит ассоциативный эксперимент. По итогам исследования он приходит к выводу, что данный концепт представляет собой одну из важнейших культурных, ментальных, языковых пространственных констант, составляющих русскую и грузинскую национальные картины мира. А также, что проведение ассоциативного исследования засвидетельствовало достаточную семантическую близость понятия «Родина» у русских и грузинских граждан, что подтвердило статус концепта «Родины», как общечеловеческой ценности.

Концепт «Родина» и образ Родины-матери всегда были тесно связаны с русским менталитетом. «Менталитет – это своеобразная память народа о прошлом, а история – это не только свидетельства историков, это и вымыслы историков, своеобразная корректировка произошедшего: вместо так было так должно быть .» Для русского менталитета является традиционным метафорическое сопоставление Родины с матерью. В своем исследовании автор делает акцент на том, что по своему характеру Родина русского человека больше относится к женскому началу. Также и для жителя Красноярского края понятие «Родина» в общей сложности не отличается от его восприятия жителями других городов нашей страны. Но уникальность нашей сибирской земли, создает свои предпосылки к формированию особого понимания и восприятия образа нашей малой Родины» [4].

Автор статьи, посвященной проблемам регионального развития Сибири А. Э. Зайнутдинов, рассматривает историю сибирской региональной идентичности, исследуя вклад, внесенный в развитие этого процесса известным общественным деятелем и публицистом шестидесятых годов XX века Н. М. Ядринцевым [16].

Особое место в интеллектуальном наследии Ядринцева занимают цивилизационные идеи. Ядринцев много рассуждал о роли и месте Сибири в глобальном цивилизационном процессе и своими идеями был близок евразийской мысли. Так, Ядринцев высоко оценивал вклад кочевых народов Евразии в развитие цивилизации, как в России, так и во всем мире. По мнению ученого, Сибирь является особой областью в составе российского государства, поэтому и изучать ее нужно отдельно. Сибирь интегрирована в российское пространство, но занимает особое место в общероссийском цивилизационном процессе.

«Самобытность Сибири заключается, по мнению Н. М. Ядринцева, в том, что ее путь не есть чисто восточный или западный. Сибирь, в отличие от других колоний, занимает уникальное географическое положение, которое обуславливает ее будущую роль в мировом цивилизационном процессе, а именно, это положение между Востоком и Западом, Азией и Европой. Это ее особое положение определяет статус Сибири как истинного места встречи двух цивилизаций. Именно на территории Сибири впервые происходит настоящий синтез двух форм цивилизационного развития, поэтому Сибирь имеет значение для всего человечества…»[16]. Таким образом, важнейшим компонентом сибирской особенности или идентичности является ее геополитическое положение. Другим важнейшим компонентом сибирской регионализации выступает этнографический фактор. На территории Сибири происходило смешение русского этноса с аборигенными народами, что является мощным обособляющим фактором и компонентом сибирской идентичности.

«Будучи оторванными от центра России, сибиряки обостренно чувствовали свою “русскость”: “оторванные от привычной социокультурной среды, оказавшись в неведомом краю, в иных природно-климатических условиях, вынужденные существенно скорректировать свои хозяйственные занятия, непосредственно соприкоснувшись с культурой Востока (непривычной и привлекательной), славянские переселенцы обостренно ощутили свою русскость, очищенную от местных особенностей, столь стойко сохраняемых на их бывшей родине» [16].

Социальные процессы тесно связаны с культурой и её художественными аспектами. Как уже было замечено, на формирование видов идентичностей, в частности региональной идентичности, сильнейшее влияние оказывает художественная культура и творчество. Исключение не составляют и жители городов Сибири.

Так, в современной художественной культуре наряду с глобальным распространением западной художественной продукции и созданием во многих странах собственных произведений массовых видов искусства наблюдается и активное развитие самобытных национальных художественных культур, неугасающий интерес как художников, так и публики к традиционной тематике, самобытным стилям, жанрам и видам искусства.

Как и прежде, в настоящее время в художественной культуре отражаются классические образы русского уклада и быта в целом, а уникальная русская природа является одним из главных жанров и тем произведений художников.

Однако современные художники Сибири пытаются показать исконно русские традиции, обычаи и уклад жизни, свойственный именно русскому человеку, уже через современные стили и направления в изобразительном искусстве (поп-арт, бедное искусство), через символизм и жесткое противопоставление нашей культуры зарубежной, а также при помощи использования новых приемов и материалов. В совокупности это позволяет формировать особый художественный образ нашей малой родины, включая зрителя в процесс художественного познания и влияя тем самым на его региональную идентичность. Ярким примером подобного влияния является выставочный проект «Соединенные Штаты Сибири» (2012–2013). По мнению автора статьи «Диспозиция взгляда или оптика идентичности в современном искусстве» к.ф.н. Д. В. Галкина, который взял за основу своего исследования материалы данного проекта, при помощи работ художников, участвовавших в проекте, формируется оптика сибирской идентичности [7]. В данном проекте-выставке приняли участие наиболее известные современные сибирские художники: В. Слонов, К. Еременко, Д. Муратов и др. «Современные сибирские художники создают утопическую арт-республику «Соединенные Штаты Сибири» – автопортрет Сибири как утопической земли (Муратов) – и пытаются таким путем понять / сфабриковать мифологию современной Сибири. И дело здесь не в самих работах, а в том, какой взгляд, какую оптику, какое состояние и ощущение себя эти работы должны спровоцировать / сформировать у зрителя» [7]. В работах Василия Слонова диспозиция сибирского взгляда, сочетается с немного злобным юмором и грубоватой иронией, глобальным недоверием к официальным символам и любому официозу – взгляд недоверчивый, быстро и весело раскусывающий любое двуличие. Константин Еременко стилизовал свою аэрографию под старые фотографии. С позиции его иронично- оптимистического взгляда в Сибири возможно все – остается запустить творческую машину придумывания новых мифов, а потом весело и немного злобно, по манере В. Слонова, развенчать весь этот бред. Похожим образом разыгрывает ощущение культовости древней сибирской земли в своих работах Сергей Беспамятных. «По версии резидентов арт-республики «Соединенные Штаты Сибири», современная сибирская идентичность есть сплав особого грубовато-юмористического, мрачно-веселого взгляда на жизнь, агрессивно-жизнерадостного размежевания с доминированием американской поп-культуры, дистанцирования от попсового национального гламура и официоза, переоткрытие сибирского как бедного в качестве культурного концепта, предполагающего, в частности, значительную дистанцию по отношению к национальной культурности в любой ее версии. Именно в эту оптику заманивают нас современные сибирские художники» [7].

Также, в качестве примера влияния художественной культуры на формирования региональной и национальной идентичности, можно привести следующее исследование. В статье «Русская национальная идентичность в молодежной среде» О. О. Намлинская описывает результаты исследования, проведенного Институтом гуманитарных исследований Московского гуманитарного университета, базу которого составили материалы публичного конкурса сочинений старшеклассников на тему «Что значит быть русским сегодня?» (март-июль 2003 г.). Учредители конкурса полагали, что данное мероприятие «позволит выяснить представления нового поколения, выросшего в постсоветских условиях, о Родине и судьбе русского народа, отразит степень влияния популярной массовой культуры на сознание общества». На конкурс было прислано 565 писем, содержащих эссе юных авторов. Результаты исследования этих писем и мониторинг позволил сделать вывод, что одним из центров национальной идентичности в молодом поколении составляет русская культура. В сочинениях отразилось преклонение пред великими людьми, прославившими свою страну, — писателями, поэтами, художниками. Это указывает на огромное влияние содержимого художественной культуры на сознание зрителя и на её способность формировать отношение к своей Родине. «Только духовное может сейчас спасти русского человека. Постигая в комплексе литературу, историю, искусство, дорожа исконно русской культурой, можно считать себя в полной мере русским человеком сегодня» (Оксана З., Республика Калмыкия)…» [35].

Подводя итог всему вышесказанному, можно сделать вывод, что региональная идентичность и её формирование на ровне с другими видами идентичностей (национальной, этнической, личностной) является важной проблемой и актуальным вопросом на сегодняшней день, который рассматривается учеными с различных ракурсов. Общенациональная идентичность может существовать только на основе комплекса социальных политик, связанных с конструированием идеологии нации, посредством культурной политики, в рамках которых региональные идентичности обретут свои осмысленные и эмоционально окрашенные новые конфигурации. Огромное влияние на способы и механизмы формирования региональной идентичности способны оказать «мягкая сила» культурной политики и «умная сила» научных исследований. Процессы конструирования национальной идентичности происходят во множестве областях и такая область, как художественная культура, является одним из главных двигателей к решению этой проблемы. Через применение «мягкой силы» художественной культуры конструируются образы, константы и концепты в культурном пространстве посредством сохранения национальных традиций и обычаев и передачи их через произведения культуры и искусства зрителю. Концепт «Родина» является базовым конструктом, который не только является вечным и простым, близким каждому понятием, но и требующим более глубокого изучения механизмов влияния этого концепта на формирование красноярской региональной культуры. Формируя образ малой родины, нашего Красноярского края, как части огромной Сибири, современные ученые и акторы художественной культуры создают базу для осознания и понимания жителями сибирского региона ценности и уникальности всех аспектов нашей Родины.

Библиография
1.
Алехина С. Н., Каргаполова Е. В. Социокультурные образы дома в менталитете современной российской молодежи // Научные ведомости. Сер. Философия. Социология. Право. – 2010. – №20 (19). Выпуск 4. – С. 186-195
2.
Анисимова А. А., Ечевская О. Г. Сибиряк: общность, национальность или «состояние души»? // Laboratorium. Журнал социальных исследований. – 2012. – №
3.
– С. 11-41 3.Антонова М. С. Культурная политика в контексте региональной полиэтничности // Труды Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств.-2010. – № 190. – С. 116-122
4.
Багичева Н. В. Образ Родины-матери в русском национальном менталитете // Лингвокультурология. – 2008. – №2. – С. 33-38
5.
Батырев Д. Н. Проблема национальной идентичности в глобализирующемся мире: социально-философский анализ // Автореферат диссертации кандидата философских наук : 09.00.11 / Батырев Дольган Николаевич; [Место защиты: Юж. федер. ун-т].-Ростов-на-Дону, 2009.-196 с.: ил. РГБ ОД, 61 09-9/271.
6.
Бахова Н.А., Замараева Ю.С., Кирко В.И., Копцева Н.П. Проблема социокультурных исследований в современной гуманитарной науке // Современные проблемы науки и образования. – 2012.-№ 3. – С. 323.
7.
Галкин Д. В. Диспозиция взгляда, или оптика идентичности в современном искусстве // Вестн. Томск. гос. ун-та. – 2013. – №377. – С. 53-57
8.
Гельман В. Я. Политические элиты и стратегии региональной идентичности //Журнал социологии и социальной антропологии. – 2003. – Т. 6. – №. 2. – С. 91-105.
9.
Герасимов А. С. Подходы к исследованию региональной идентичности в отечественной науке // Вест. Псковского гос. ун-та. Серия «Естественные и физико-математические науки». Псков: ПсковГУ – 2013. – №3. – С. 57–63
10.
ГОЛОВНЁВА Е. В. Региональная идентичность как форма коллективной идентичности и ее структура //Лабиринт. Журнал социально-гуманитарных исследований. – 2013. – №. 5.
11.
Гузенина С. В. Феномен образа Родины в коллективном сознании архаичных и древних обществ // Историческая и социально-образовательная мысль // 2012. – № 3(13). – С. 187-190
12.
Дроздова М. В. Этнос как фактор идентификации человека // Ученые записки Таврического национального ун-та им. В. И. Вернадского // Серия «Философия. Культурология. Политология. Социология». – 2011. – Том 26 (63). №3-4. – С. 272-277
13.
Дугин А. Г. Логос и мифос. Социология глубин. – М.: Академический проект; Трикста, 2010. – 364 с. – (Технологии социологии).
14.
Дугин А. Г. Этносоциология. – М.: Академический проект, 2011
15.
Есмурзаева Ж Б. Ценностная составляющая лексико-семантического поля концепта «Родина» (по данным эксперимента) // Вестн. Ом. ун-та. – 2010. – №4. – С. 199-204
16.
Зайнутдинов А. Э. Сибирский регионализм М. Н. Ядринцева в контексте глокализации // Sociology of science and technology. – 2014. – №2.Volume 5.– С. 164-171.
17.
Замараева Ю.С. Актуальность исследования отношений мигранта и принимающей среды в современной философии культуры // Наука и современность. – 2010.-№ 5-3. – С. 96-100.
18.
Замятин Д. Культура и пространство. Моделирование географических образов. – Litres, 2014.
19.
Замятин Д. Н. Гуманитарная география: пространство, воображение и взаимодействие современных гуманитарных наук //Социологическое обозрение. – 2010. – Т. 9. – №. 3. – С. 26-50.
20.
Звягина Д. А. Культурное влияние как компонент «мягкой силы» // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики //Тамбов: Грамота – 2012.– № 11 (25): в 2-х ч. Ч. II. C. 94-98.
21.
Ильбейкина М.И. Роль визуальной антропологии в социальном конструировании ценностей. Диссертация кандидата философских наук по специальности 09.00.11 – социальная философия. – Красноярск, 2013.
22.
Кистова А.В., Тамаровская А. Произведения архитектуры и культурная идентичность // Современные проблемы науки и образования. – 2014.-№ 4. – С. 597.
23.
Колесник М. А. Специфика общероссийской и региональной культурной идентичности студентов Сибирского федерального университета на основе результатов ассоциативного эксперимента со словом «Родина» // Современные проблемы науки и образования. – 2014.-№ 4; URL: www.science-education.ru/118-14016 (дата обращения: 22.02.2015).
24.
Колесник М. А. Специфика понимания слова «Родина» студентами Сибирского федерального университета // Современные проблемы науки и образования. – 2014.-№ 2. – С. 648.
25.
Копцева Н. П. К вопросу о концептуальных основаниях строительства общенационального российского государства // Проблемы политики и общества. — 2014.-№ 1.-С.1-14. DOI: 10.7256/2306-0158.2014.1.10928. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_10928.html (дата обращения: 03.03.2015)
26.
Копцева Н.П. К вопросу о культурных основаниях коррупционного поведения в современной России // // NB: Культуры и искусства. — 2014.-№ 3.-С.23-50. DOI: 10.7256/2306-1618.2014.3.12905. URL: http://e-notabene.ru/ca/article_12905.html
27.
Ковтун Н.В. Социокультурный миф в современной прозе. Творчество В. Личутина. – Красноярск, 2002.
28.
Куропятник А. И. Мультикультурализм, нация, идентичность (перспективы мультикультурного развития России) // Глобализация и культура: Аналитический подход. СПб. – 2003
29.
Ларионова Д. Г. Лингвокультурные предпосылки формирования концепта «Родина» // Вест. Рус. Христ. гуманит. Академии. – 2011. – №12(1). – С. 286-290.
30.
Либакова Н.М., Копцева Н.П. Формирование российской культурной идентичности в образовательной деятельности современного университета посредством изучения истории русского изобразительного искусства // Педагогика искусства. – 2012.-№ 4. – С. 7-29.
31.
Лузан В.С. Социально-философский анализ динамики государственной культурной политики Российской Федерации. Автореферат диссертации кандидата философских наук по специальности 09.00.11 – социальная философия. – Красноярск, 2011.
32.
Мансуров Т. З. Теоретико-методологические подходы к проблеме региональной идентичности в политической науке // Ученые записки Казанского университета. – 2011. – Том 153 (1). – С. 181-190
33.
Мурзина И. Я. Феномен региональной культуры: бытие и самосознание // Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора культурологи : 24.00.01 / Мурзина Ирина Яковлевна; [Место защиты: Урал. гос. ун-т им. А. М. Горького]. – Екатеринбург 2003. – С. 47: Д 212.286.08
34.
Мурзина И. Я. Методологические аспекты изучения региональной культуры //Социологические исследования. – 2004. – №. 2. – С. 60-65.
35.
Намлинская О. О. Русская национальная идентичность в молодежной среде // Знание. Понимание. Умение. // Мониторинг. – 2006. – №2. – С. 211-218.
36.
Никитина М.А., Пименова Н.Н. Образ жизни России в начале XXI века на материале анимации студии «Мельница» // Электронный научно-практический журнал Культура и образование. – 2014.-№ 2 (6). – С. 49.
37.
Новикова М. А. Малая Родина, великая Родина (концепты при переводе текстов патриотического дискурса) // Ученые записки Таврического национального ун-та им. В. И. Вернадского // Серия «Филология». – 2006. – Том 19 (58). №2. – С. 51-53.
38.
Новое будущее Сибири: Ожидания, вызовы, решения. Коллективная монография. – Красноярск, 2013.
39.
Пивоев В. М. Кризис идентичности и проблемы этнической, национальной и региональной идентичности в условиях Европейского Севера России // Карелия: социально-политические и экономические проблемы регионального развития. – Петрозаводск. – 2003. – С. 203-217
40.
Пименова Н. Н. Этническая ситуация Красноярского края: роль культурного наследия коренных малочисленных народов // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 4; URL: www.science-education.ru/118-14017 (дата обращения: 01.03.2015).
41.
Разумовская В.А. Семантика художественного образа в оригинале и переводе: кот Бегемот // Проблемы истории, филологии, культуры. – 2012.-№ 3. – С. 268.
42.
Резникова К.В. «Снежная королева» как художественная интерпретация северного мифа «Хроника Ура Ланда» // Современные проблемы науки и образования. – 2014.-№ 5. – С. 824.
43.
Речевое общение и вопросы экологии русского языка: сборник научных работ, посвященный 80-летию доктора филологических наук, проф. А. П. Сковородникова / Сибирский федеральный университет ; под. ред. Г. А. Копниной. – Красноярск, 2009. – 404 с.
44.
Савинов Л. В. Концепт нации, конституции и этнополитика // Диагностика социума // Ценности и смыслы.// 2010. – № 3. – С. 75-91.
45.
Семенова А.А. Модификации древнерусского концепта «государство» в российской культуре XXI века. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук по специальности 24.00.01 – теория и история культуры. – Великий Новгород, 2009.
46.
Серебрякова Ю. А. Взаимодействие национального самосознания и национальной культуры // Вест. Бурят. гос. ун-та. – 2012. – №6. – С. 217-222.
47.
Середкина Н.Н. Конструирование позитивной этнической идентичности в поликультурной системе. Автореферат диссертации кандидата философских наук по специальности 09.00.11 – социальная философия. – Красноярск, 2013.
48.
Середкина Н.Н. Православные образы в художественной этнокультуре современной Сибири // Современные проблемы науки и образования. – 2013.-№ 3. – С. 417.
49.
Сертакова Е.А. Исследования города в классических концепциях зарубежных ученых // Современные проблемы науки и образования. – 2013.-№ 4. – С. 381.
50.
Теория и практика прикладных культурных исследований: региональный проект. Коллективная монография. – Спб.: Эйдос, 2013.
51.
Храпова А. В. К вопросу о региональной идентичности // Социальная философия и проблемы интеграции. // Вестн. Волгогр. гос. ун-та. Сер. 7, Филос. – 2011. – №2 (14). – С. 90-95
52.
Церцвадзе М. Г. Концепт «Родина» в разносистемных языках // Вест. Челябин. гос. ун-та. – 2014. – № 7(336). – С. 217-220.
53.
Шишацкий Н.Г., Кирко В.И., Кеуш А.В. Социально-экономические проблемы создания территорий традиционного природопользования // Арктика и Север. – 2012.-№ 2. – С. 178-184.
54.
Шушарина Г. А. Способы формирования региональной идентичности в дискурсе местных СМИ // Ученые записки Комсомольского-на-Амуре гос. тех. ун-та. // 2013. – №11-2(14). – С. 51-55
55.
Щербинин А. И. Конструирование образа (на примере выстраивания концепта Родины) // АртМаркетинг. – 2009. – № 4(28). – С. 19-27
56.
Brace C. Finding England everywhere: regional identity and the construction of national identity, 1890-1940 //Cultural Geographies. – 1999. – Т. 6. – №. 1. – С. 90-109.
57.
Cheng W. et al. Lineage infidelity of epithelial ovarian cancers is controlled by HOX genes that specify regional identity in the reproductive tract //Nature medicine. – 2005. – Т. 11. – №. 5. – С. 531-537.
58.
Conforti J. A. Imagining New England: explorations of regional identity from the pilgrims to the mid-twentieth century. – Univ of North Carolina Press, 2001.
59.
Everett S., Aitchison C. The role of food tourism in sustaining regional identity: A case study of Cornwall, South West England //Journal of sustainable tourism. – 2008. – Т. 16. – №. 2. – С. 150-167.
60.
Fishman J. A., García O. (ed.). Handbook of Language & Ethnic Identity: Disciplinary & regional perspectives. – Oxford University Press, 2010. – Т. 1.
61.
Kistova A.V., Koptseva N.P., Pimenova N.N., Reznikova K.V. Cultural and Anthropological Studies of Indigenous Peoples of Krasnoyarsk Krai Childhood (based on the field studies of Siberian Federal University in 2010-2013) // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 8 (2014 7) 1312-1326.
62.
Koptseva N.P. Cultural grounds of corruption in Russia // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 11 (2014 7) 1820-1836.
63.
Koptseva N.P. Materials of the second session of educational, scientific and methodological seminar «Theory and practice of applied culture studies» on the basis of Arts History and Cultural Studies Department, Institute for the Humanities, Siberian Federal University, Krasnoyarsk October 14th, 2009 // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 4 (2011 4) 577-612.
64.
Kovtun N.V. On the Ruins of the “Crystal Palace” or the Fate of Russian Utopia in the Classical Era (N.G. Chernyshevsky, F.M. Dostoevsky, M.E. Saltykov-Shchedrin) // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 7 (2011 4) 1045-1057.
65.
Kovtun N.V. Gnostic Code in the Novel by L. Ulitskaya «Medea and Her Children» // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 9 (2012 5) 1343-1356.
66.
Libakova N.M., Sertakova E.A. The Method of Expert Interview as an Effective Research Procedure of Studying the Indigenous Peoples of the North // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 1 (2015 7) 121-136.
67.
Luzan V.S. Content-Analysis of the Basic Normative Legal Documents, Providing Realization of the State Cultural Policy (Federal and Regional Aspects) // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 3 (2011 4) 342-362.
68.
MacClancy J. et al. Contesting art: art, politics and identity in the modern world. – Berg Publisher Ltd, 1997.
69.
Paasi A. Bounded spaces in the mobile world: deconstructing ‘regional identity’ //Tijdschrift voor economische en sociale geografie. – 2002. – Т. 93. – №. 2. – С. 137-148.
70.
Paasi A. Region and place: regional identity in question //Progress in human geography. – 2003. – Т. 27. – №. 4. – С. 475-485.
71.
Paasi A. The institutionalization of regions: a theoretical framework for understanding the emergence of regions and the constitution of regional identity //Fennia-International Journal of Geography. – 2013. – Т. 164. – №. 1. – С. 105-146.
72.
Paasi A. The resurgence of the ‘region’and ‘regional identity’: theoretical perspectives and empirical observations on regional dynamics in Europe //Review of International Studies. – 2009. – Т. 35. – №. S1. – С. 121-146.
73.
Raagmaa G. Regional identity in regional development and Planning1 //European Planning Studies. – 2002. – Т. 10. – №. 1. – С. 55-76.
74.
Razumovskaya V.A. Self-Translation as Science-Art: Joseph Brodsky Legacy // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 2 (2014 7) 294-304.
75.
Razumovskaya V.A. Russian “Strong” Text in “Other” Cultures: Semantic Matching and Deviation // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 2 (2015 8) 278-285.
76.
Romanelli E., Khessina O. M. Regional industrial identity: Cluster configurations and economic development //Organization Science. – 2005. – Т. 16. – №. 4. – С. 344-358.
77.
Reznikova K.V. “The Oera Linda Book” and “The Snow Queen”: Two Destinies of One Myth // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 1 (2015 8) 156-181.
78.
Semenova A.A., Soshenko M.V. Image of Siberia in Artist Aleskander Surikov’s Works // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 12 (2011 4) 1743-1766.
79.
Sitnikova A.A. The Concept of “North” in the Works by Rockwell Kent // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 8 (2014 7) 1358-1380.
80.
van Houtum H., Lagendijk A. Contextualising regional identity and imagination in the construction of polycentric urban regions: the cases of the Ruhr area and the Basque country //Urban studies. – 2001. – Т. 38. – №. 4. – С. 747-767.
81.
Williams D. R. et al. Community attachment, regional identity and resident attitudes toward tourism //Proceeding of the 26th Annual Travel and Tourism Research Association Conference Proceedings. – 1995. – С. 424-428.
82.
Wrobel D. M., Steiner M. C. Many wests: place, culture & regional identity. – Univ Pr of Kansas, 1997.
83.
Ядов В. А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности // Современная ситуация в России // Мир России. – 1995. – № 3-4. – С. 158-181
84.
Замараева Ю.С. Oсобенности этнической миграции в социально-психологическом восприятии (на материале анализа результатов эксперимента по методике «Серийные тематические ассоциации) // Социодинамика. - 2014. - 9. - C. 63 - 82. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.9.13407. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_13407.html
85.
Хилько Н.Ф. Локализация механизмов национально-культурной идентификации в народных традциях россиян // Культура и искусство. - 2014. - 3. - C. 300 - 306. DOI: 10.7256/2222-1956.2014.3.12024.
86.
О. Б. Васильева Ментальные истоки российской социально-политической идентичности // Политика и Общество. - 2011. - 6. - C. 4 - 10.
87.
Погонцева Д.В. Культурно-историческая динамика представлений о женской красоте // Человек и культура. - 2014. - 5. - C. 67 - 85. DOI: 10.7256/2409-8744.2014.5.14612. URL: http://www.e-notabene.ru/ca/article_14612.html
88.
Копцева Н.П., Резникова К.В. К вопросу о культурно-психологических факторах национальной безопасности. Результаты ассоциативного эксперимента с ассоциатом «современная война» (на материале исследований в студенческих группах Сибирского федерального университета) // Национальная безопасность / nota bene. - 2014. - 5. - C. 791 - 815. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.5.13336.
89.
Либакова Н.М., Сертакова Е.А. Методология прикладных этнологических исследований северных территорий России: преимущества экспертного интервью // Социодинамика. - 2014. - 3. - C. 67 - 86. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.3.11268. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_11268.html
90.
Шевченко И.В. Традиционная народная культура как условие сохранения культурной идентичности в современном обществе // Философия и культура. - 2014. - 9. - C. 1298 - 1303. DOI: 10.7256/1999-2793.2014.9.12395.
91.
Немаева Н.О. Формирование российской социальной и культурной идентичности посредством возрождения сакрального искусства // Социодинамика. - 2015. - 2. - C. 54 - 67. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.2.14404. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_14404.html
References (transliterated)
1.
Alekhina S. N., Kargapolova E. V. Sotsiokul'turnye obrazy doma v mentalitete sovremennoi rossiiskoi molodezhi // Nauchnye vedomosti. Ser. Filosofiya. Sotsiologiya. Pravo. – 2010. – №20 (19). Vypusk 4. – S. 186-195
2.
Anisimova A. A., Echevskaya O. G. Sibiryak: obshchnost', natsional'nost' ili «sostoyanie dushi»? // Laboratorium. Zhurnal sotsial'nykh issledovanii. – 2012. – №
3.
– S. 11-41 3.Antonova M. S. Kul'turnaya politika v kontekste regional'noi polietnichnosti // Trudy Sankt-Peterburgskogo gosudarstvennogo universiteta kul'tury i iskusstv.-2010. – № 190. – S. 116-122
4.
Bagicheva N. V. Obraz Rodiny-materi v russkom natsional'nom mentalitete // Lingvokul'turologiya. – 2008. – №2. – S. 33-38
5.
Batyrev D. N. Problema natsional'noi identichnosti v globaliziruyushchemsya mire: sotsial'no-filosofskii analiz // Avtoreferat dissertatsii kandidata filosofskikh nauk : 09.00.11 / Batyrev Dol'gan Nikolaevich; [Mesto zashchity: Yuzh. feder. un-t].-Rostov-na-Donu, 2009.-196 s.: il. RGB OD, 61 09-9/271.
6.
Bakhova N.A., Zamaraeva Yu.S., Kirko V.I., Koptseva N.P. Problema sotsiokul'turnykh issledovanii v sovremennoi gumanitarnoi nauke // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2012.-№ 3. – S. 323.
7.
Galkin D. V. Dispozitsiya vzglyada, ili optika identichnosti v sovremennom iskusstve // Vestn. Tomsk. gos. un-ta. – 2013. – №377. – S. 53-57
8.
Gel'man V. Ya. Politicheskie elity i strategii regional'noi identichnosti //Zhurnal sotsiologii i sotsial'noi antropologii. – 2003. – T. 6. – №. 2. – S. 91-105.
9.
Gerasimov A. S. Podkhody k issledovaniyu regional'noi identichnosti v otechestvennoi nauke // Vest. Pskovskogo gos. un-ta. Seriya «Estestvennye i fiziko-matematicheskie nauki». Pskov: PskovGU – 2013. – №3. – S. 57–63
10.
GOLOVNEVA E. V. Regional'naya identichnost' kak forma kollektivnoi identichnosti i ee struktura //Labirint. Zhurnal sotsial'no-gumanitarnykh issledovanii. – 2013. – №. 5.
11.
Guzenina S. V. Fenomen obraza Rodiny v kollektivnom soznanii arkhaichnykh i drevnikh obshchestv // Istoricheskaya i sotsial'no-obrazovatel'naya mysl' // 2012. – № 3(13). – S. 187-190
12.
Drozdova M. V. Etnos kak faktor identifikatsii cheloveka // Uchenye zapiski Tavricheskogo natsional'nogo un-ta im. V. I. Vernadskogo // Seriya «Filosofiya. Kul'turologiya. Politologiya. Sotsiologiya». – 2011. – Tom 26 (63). №3-4. – S. 272-277
13.
Dugin A. G. Logos i mifos. Sotsiologiya glubin. – M.: Akademicheskii proekt; Triksta, 2010. – 364 s. – (Tekhnologii sotsiologii).
14.
Dugin A. G. Etnosotsiologiya. – M.: Akademicheskii proekt, 2011
15.
Esmurzaeva Zh B. Tsennostnaya sostavlyayushchaya leksiko-semanticheskogo polya kontsepta «Rodina» (po dannym eksperimenta) // Vestn. Om. un-ta. – 2010. – №4. – S. 199-204
16.
Zainutdinov A. E. Sibirskii regionalizm M. N. Yadrintseva v kontekste glokalizatsii // Sociology of science and technology. – 2014. – №2.Volume 5.– S. 164-171.
17.
Zamaraeva Yu.S. Aktual'nost' issledovaniya otnoshenii migranta i prinimayushchei sredy v sovremennoi filosofii kul'tury // Nauka i sovremennost'. – 2010.-№ 5-3. – S. 96-100.
18.
Zamyatin D. Kul'tura i prostranstvo. Modelirovanie geograficheskikh obrazov. – Litres, 2014.
19.
Zamyatin D. N. Gumanitarnaya geografiya: prostranstvo, voobrazhenie i vzaimodeistvie sovremennykh gumanitarnykh nauk //Sotsiologicheskoe obozrenie. – 2010. – T. 9. – №. 3. – S. 26-50.
20.
Zvyagina D. A. Kul'turnoe vliyanie kak komponent «myagkoi sily» // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki //Tambov: Gramota – 2012.– № 11 (25): v 2-kh ch. Ch. II. C. 94-98.
21.
Il'beikina M.I. Rol' vizual'noi antropologii v sotsial'nom konstruirovanii tsennostei. Dissertatsiya kandidata filosofskikh nauk po spetsial'nosti 09.00.11 – sotsial'naya filosofiya. – Krasnoyarsk, 2013.
22.
Kistova A.V., Tamarovskaya A. Proizvedeniya arkhitektury i kul'turnaya identichnost' // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2014.-№ 4. – S. 597.
23.
Kolesnik M. A. Spetsifika obshcherossiiskoi i regional'noi kul'turnoi identichnosti studentov Sibirskogo federal'nogo universiteta na osnove rezul'tatov assotsiativnogo eksperimenta so slovom «Rodina» // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2014.-№ 4; URL: www.science-education.ru/118-14016 (data obrashcheniya: 22.02.2015).
24.
Kolesnik M. A. Spetsifika ponimaniya slova «Rodina» studentami Sibirskogo federal'nogo universiteta // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2014.-№ 2. – S. 648.
25.
Koptseva N. P. K voprosu o kontseptual'nykh osnovaniyakh stroitel'stva obshchenatsional'nogo rossiiskogo gosudarstva // Problemy politiki i obshchestva. — 2014.-№ 1.-S.1-14. DOI: 10.7256/2306-0158.2014.1.10928. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_10928.html (data obrashcheniya: 03.03.2015)
26.
Koptseva N.P. K voprosu o kul'turnykh osnovaniyakh korruptsionnogo povedeniya v sovremennoi Rossii // // NB: Kul'tury i iskusstva. — 2014.-№ 3.-S.23-50. DOI: 10.7256/2306-1618.2014.3.12905. URL: http://e-notabene.ru/ca/article_12905.html
27.
Kovtun N.V. Sotsiokul'turnyi mif v sovremennoi proze. Tvorchestvo V. Lichutina. – Krasnoyarsk, 2002.
28.
Kuropyatnik A. I. Mul'tikul'turalizm, natsiya, identichnost' (perspektivy mul'tikul'turnogo razvitiya Rossii) // Globalizatsiya i kul'tura: Analiticheskii podkhod. SPb. – 2003
29.
Larionova D. G. Lingvokul'turnye predposylki formirovaniya kontsepta «Rodina» // Vest. Rus. Khrist. gumanit. Akademii. – 2011. – №12(1). – S. 286-290.
30.
Libakova N.M., Koptseva N.P. Formirovanie rossiiskoi kul'turnoi identichnosti v obrazovatel'noi deyatel'nosti sovremennogo universiteta posredstvom izucheniya istorii russkogo izobrazitel'nogo iskusstva // Pedagogika iskusstva. – 2012.-№ 4. – S. 7-29.
31.
Luzan V.S. Sotsial'no-filosofskii analiz dinamiki gosudarstvennoi kul'turnoi politiki Rossiiskoi Federatsii. Avtoreferat dissertatsii kandidata filosofskikh nauk po spetsial'nosti 09.00.11 – sotsial'naya filosofiya. – Krasnoyarsk, 2011.
32.
Mansurov T. Z. Teoretiko-metodologicheskie podkhody k probleme regional'noi identichnosti v politicheskoi nauke // Uchenye zapiski Kazanskogo universiteta. – 2011. – Tom 153 (1). – S. 181-190
33.
Murzina I. Ya. Fenomen regional'noi kul'tury: bytie i samosoznanie // Avtoreferat dissertatsii na soiskanie uchenoi stepeni doktora kul'turologi : 24.00.01 / Murzina Irina Yakovlevna; [Mesto zashchity: Ural. gos. un-t im. A. M. Gor'kogo]. – Ekaterinburg 2003. – S. 47: D 212.286.08
34.
Murzina I. Ya. Metodologicheskie aspekty izucheniya regional'noi kul'tury //Sotsiologicheskie issledovaniya. – 2004. – №. 2. – S. 60-65.
35.
Namlinskaya O. O. Russkaya natsional'naya identichnost' v molodezhnoi srede // Znanie. Ponimanie. Umenie. // Monitoring. – 2006. – №2. – S. 211-218.
36.
Nikitina M.A., Pimenova N.N. Obraz zhizni Rossii v nachale XXI veka na materiale animatsii studii «Mel'nitsa» // Elektronnyi nauchno-prakticheskii zhurnal Kul'tura i obrazovanie. – 2014.-№ 2 (6). – S. 49.
37.
Novikova M. A. Malaya Rodina, velikaya Rodina (kontsepty pri perevode tekstov patrioticheskogo diskursa) // Uchenye zapiski Tavricheskogo natsional'nogo un-ta im. V. I. Vernadskogo // Seriya «Filologiya». – 2006. – Tom 19 (58). №2. – S. 51-53.
38.
Novoe budushchee Sibiri: Ozhidaniya, vyzovy, resheniya. Kollektivnaya monografiya. – Krasnoyarsk, 2013.
39.
Pivoev V. M. Krizis identichnosti i problemy etnicheskoi, natsional'noi i regional'noi identichnosti v usloviyakh Evropeiskogo Severa Rossii // Kareliya: sotsial'no-politicheskie i ekonomicheskie problemy regional'nogo razvitiya. – Petrozavodsk. – 2003. – S. 203-217
40.
Pimenova N. N. Etnicheskaya situatsiya Krasnoyarskogo kraya: rol' kul'turnogo naslediya korennykh malochislennykh narodov // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2014. – № 4; URL: www.science-education.ru/118-14017 (data obrashcheniya: 01.03.2015).
41.
Razumovskaya V.A. Semantika khudozhestvennogo obraza v originale i perevode: kot Begemot // Problemy istorii, filologii, kul'tury. – 2012.-№ 3. – S. 268.
42.
Reznikova K.V. «Snezhnaya koroleva» kak khudozhestvennaya interpretatsiya severnogo mifa «Khronika Ura Landa» // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2014.-№ 5. – S. 824.
43.
Rechevoe obshchenie i voprosy ekologii russkogo yazyka: sbornik nauchnykh rabot, posvyashchennyi 80-letiyu doktora filologicheskikh nauk, prof. A. P. Skovorodnikova / Sibirskii federal'nyi universitet ; pod. red. G. A. Kopninoi. – Krasnoyarsk, 2009. – 404 s.
44.
Savinov L. V. Kontsept natsii, konstitutsii i etnopolitika // Diagnostika sotsiuma // Tsennosti i smysly.// 2010. – № 3. – S. 75-91.
45.
Semenova A.A. Modifikatsii drevnerusskogo kontsepta «gosudarstvo» v rossiiskoi kul'ture XXI veka. Avtoreferat dissertatsii na soiskanie uchenoi stepeni kandidata filosofskikh nauk po spetsial'nosti 24.00.01 – teoriya i istoriya kul'tury. – Velikii Novgorod, 2009.
46.
Serebryakova Yu. A. Vzaimodeistvie natsional'nogo samosoznaniya i natsional'noi kul'tury // Vest. Buryat. gos. un-ta. – 2012. – №6. – S. 217-222.
47.
Seredkina N.N. Konstruirovanie pozitivnoi etnicheskoi identichnosti v polikul'turnoi sisteme. Avtoreferat dissertatsii kandidata filosofskikh nauk po spetsial'nosti 09.00.11 – sotsial'naya filosofiya. – Krasnoyarsk, 2013.
48.
Seredkina N.N. Pravoslavnye obrazy v khudozhestvennoi etnokul'ture sovremennoi Sibiri // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2013.-№ 3. – S. 417.
49.
Sertakova E.A. Issledovaniya goroda v klassicheskikh kontseptsiyakh zarubezhnykh uchenykh // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2013.-№ 4. – S. 381.
50.
Teoriya i praktika prikladnykh kul'turnykh issledovanii: regional'nyi proekt. Kollektivnaya monografiya. – Spb.: Eidos, 2013.
51.
Khrapova A. V. K voprosu o regional'noi identichnosti // Sotsial'naya filosofiya i problemy integratsii. // Vestn. Volgogr. gos. un-ta. Ser. 7, Filos. – 2011. – №2 (14). – S. 90-95
52.
Tsertsvadze M. G. Kontsept «Rodina» v raznosistemnykh yazykakh // Vest. Chelyabin. gos. un-ta. – 2014. – № 7(336). – S. 217-220.
53.
Shishatskii N.G., Kirko V.I., Keush A.V. Sotsial'no-ekonomicheskie problemy sozdaniya territorii traditsionnogo prirodopol'zovaniya // Arktika i Sever. – 2012.-№ 2. – S. 178-184.
54.
Shusharina G. A. Sposoby formirovaniya regional'noi identichnosti v diskurse mestnykh SMI // Uchenye zapiski Komsomol'skogo-na-Amure gos. tekh. un-ta. // 2013. – №11-2(14). – S. 51-55
55.
Shcherbinin A. I. Konstruirovanie obraza (na primere vystraivaniya kontsepta Rodiny) // ArtMarketing. – 2009. – № 4(28). – S. 19-27
56.
Brace C. Finding England everywhere: regional identity and the construction of national identity, 1890-1940 //Cultural Geographies. – 1999. – T. 6. – №. 1. – S. 90-109.
57.
Cheng W. et al. Lineage infidelity of epithelial ovarian cancers is controlled by HOX genes that specify regional identity in the reproductive tract //Nature medicine. – 2005. – T. 11. – №. 5. – S. 531-537.
58.
Conforti J. A. Imagining New England: explorations of regional identity from the pilgrims to the mid-twentieth century. – Univ of North Carolina Press, 2001.
59.
Everett S., Aitchison C. The role of food tourism in sustaining regional identity: A case study of Cornwall, South West England //Journal of sustainable tourism. – 2008. – T. 16. – №. 2. – S. 150-167.
60.
Fishman J. A., García O. (ed.). Handbook of Language & Ethnic Identity: Disciplinary & regional perspectives. – Oxford University Press, 2010. – T. 1.
61.
Kistova A.V., Koptseva N.P., Pimenova N.N., Reznikova K.V. Cultural and Anthropological Studies of Indigenous Peoples of Krasnoyarsk Krai Childhood (based on the field studies of Siberian Federal University in 2010-2013) // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 8 (2014 7) 1312-1326.
62.
Koptseva N.P. Cultural grounds of corruption in Russia // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 11 (2014 7) 1820-1836.
63.
Koptseva N.P. Materials of the second session of educational, scientific and methodological seminar «Theory and practice of applied culture studies» on the basis of Arts History and Cultural Studies Department, Institute for the Humanities, Siberian Federal University, Krasnoyarsk October 14th, 2009 // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 4 (2011 4) 577-612.
64.
Kovtun N.V. On the Ruins of the “Crystal Palace” or the Fate of Russian Utopia in the Classical Era (N.G. Chernyshevsky, F.M. Dostoevsky, M.E. Saltykov-Shchedrin) // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 7 (2011 4) 1045-1057.
65.
Kovtun N.V. Gnostic Code in the Novel by L. Ulitskaya «Medea and Her Children» // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 9 (2012 5) 1343-1356.
66.
Libakova N.M., Sertakova E.A. The Method of Expert Interview as an Effective Research Procedure of Studying the Indigenous Peoples of the North // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 1 (2015 7) 121-136.
67.
Luzan V.S. Content-Analysis of the Basic Normative Legal Documents, Providing Realization of the State Cultural Policy (Federal and Regional Aspects) // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 3 (2011 4) 342-362.
68.
MacClancy J. et al. Contesting art: art, politics and identity in the modern world. – Berg Publisher Ltd, 1997.
69.
Paasi A. Bounded spaces in the mobile world: deconstructing ‘regional identity’ //Tijdschrift voor economische en sociale geografie. – 2002. – T. 93. – №. 2. – S. 137-148.
70.
Paasi A. Region and place: regional identity in question //Progress in human geography. – 2003. – T. 27. – №. 4. – S. 475-485.
71.
Paasi A. The institutionalization of regions: a theoretical framework for understanding the emergence of regions and the constitution of regional identity //Fennia-International Journal of Geography. – 2013. – T. 164. – №. 1. – S. 105-146.
72.
Paasi A. The resurgence of the ‘region’and ‘regional identity’: theoretical perspectives and empirical observations on regional dynamics in Europe //Review of International Studies. – 2009. – T. 35. – №. S1. – S. 121-146.
73.
Raagmaa G. Regional identity in regional development and Planning1 //European Planning Studies. – 2002. – T. 10. – №. 1. – S. 55-76.
74.
Razumovskaya V.A. Self-Translation as Science-Art: Joseph Brodsky Legacy // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 2 (2014 7) 294-304.
75.
Razumovskaya V.A. Russian “Strong” Text in “Other” Cultures: Semantic Matching and Deviation // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 2 (2015 8) 278-285.
76.
Romanelli E., Khessina O. M. Regional industrial identity: Cluster configurations and economic development //Organization Science. – 2005. – T. 16. – №. 4. – S. 344-358.
77.
Reznikova K.V. “The Oera Linda Book” and “The Snow Queen”: Two Destinies of One Myth // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 1 (2015 8) 156-181.
78.
Semenova A.A., Soshenko M.V. Image of Siberia in Artist Aleskander Surikov’s Works // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 12 (2011 4) 1743-1766.
79.
Sitnikova A.A. The Concept of “North” in the Works by Rockwell Kent // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 8 (2014 7) 1358-1380.
80.
van Houtum H., Lagendijk A. Contextualising regional identity and imagination in the construction of polycentric urban regions: the cases of the Ruhr area and the Basque country //Urban studies. – 2001. – T. 38. – №. 4. – S. 747-767.
81.
Williams D. R. et al. Community attachment, regional identity and resident attitudes toward tourism //Proceeding of the 26th Annual Travel and Tourism Research Association Conference Proceedings. – 1995. – S. 424-428.
82.
Wrobel D. M., Steiner M. C. Many wests: place, culture & regional identity. – Univ Pr of Kansas, 1997.
83.
Yadov V. A. Sotsial'nye i sotsial'no-psikhologicheskie mekhanizmy formirovaniya sotsial'noi identichnosti lichnosti // Sovremennaya situatsiya v Rossii // Mir Rossii. – 1995. – № 3-4. – S. 158-181
84.
Zamaraeva Yu.S. Osobennosti etnicheskoi migratsii v sotsial'no-psikhologicheskom vospriyatii (na materiale analiza rezul'tatov eksperimenta po metodike «Seriinye tematicheskie assotsiatsii) // Sotsiodinamika. - 2014. - 9. - C. 63 - 82. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.9.13407. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_13407.html
85.
Khil'ko N.F. Lokalizatsiya mekhanizmov natsional'no-kul'turnoi identifikatsii v narodnykh tradtsiyakh rossiyan // Kul'tura i iskusstvo. - 2014. - 3. - C. 300 - 306. DOI: 10.7256/2222-1956.2014.3.12024.
86.
O. B. Vasil'eva Mental'nye istoki rossiiskoi sotsial'no-politicheskoi identichnosti // Politika i Obshchestvo. - 2011. - 6. - C. 4 - 10.
87.
Pogontseva D.V. Kul'turno-istoricheskaya dinamika predstavlenii o zhenskoi krasote // Chelovek i kul'tura. - 2014. - 5. - C. 67 - 85. DOI: 10.7256/2409-8744.2014.5.14612. URL: http://www.e-notabene.ru/ca/article_14612.html
88.
Koptseva N.P., Reznikova K.V. K voprosu o kul'turno-psikhologicheskikh faktorakh natsional'noi bezopasnosti. Rezul'taty assotsiativnogo eksperimenta s assotsiatom «sovremennaya voina» (na materiale issledovanii v studencheskikh gruppakh Sibirskogo federal'nogo universiteta) // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. - 2014. - 5. - C. 791 - 815. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.5.13336.
89.
Libakova N.M., Sertakova E.A. Metodologiya prikladnykh etnologicheskikh issledovanii severnykh territorii Rossii: preimushchestva ekspertnogo interv'yu // Sotsiodinamika. - 2014. - 3. - C. 67 - 86. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.3.11268. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_11268.html
90.
Shevchenko I.V. Traditsionnaya narodnaya kul'tura kak uslovie sokhraneniya kul'turnoi identichnosti v sovremennom obshchestve // Filosofiya i kul'tura. - 2014. - 9. - C. 1298 - 1303. DOI: 10.7256/1999-2793.2014.9.12395.
91.
Nemaeva N.O. Formirovanie rossiiskoi sotsial'noi i kul'turnoi identichnosti posredstvom vozrozhdeniya sakral'nogo iskusstva // Sotsiodinamika. - 2015. - 2. - C. 54 - 67. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.2.14404. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_14404.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"