Статья 'Социально-психологические особенности формирования гендерных образов в среде российского студенчества (результаты ассоциативного эксперимента)' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Социально-психологические особенности формирования гендерных образов в среде российского студенчества (результаты ассоциативного эксперимента)

Либакова Наталья Михайловна

кандидат философских наук

доцент, кафедра культурологии, Сибирский федеральный университет

660041, Россия, г. Красноярск, проспект Свободный, 79, оф. 452

Libakova Natalia Mikhailovna

PhD in Philosophy

associate professor of the Department of Cultural Research at Siberian Federal University

660049, Krasnoyarsk, prospect Svovodny 79

boss.koptseva@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-0158.2014.10.1343

Дата направления статьи в редакцию:

13-10-2014


Дата публикации:

27-10-2014


Аннотация: В исследовании посредством ассоциативного эксперимента выявляется современное понимание смыслового наполнения категории «гендер» в красноярской студенческой субкультуре. В итоге, основываясь на результатах проведенных исследований, смоделирован образ современной женщины, составленный из представлений современного красноярского студенчества о «женском» и «мужском». «Мужское» в данном случае рассматривается в качестве противоположности, через понимание содержания которой, двигаясь от противного, возможно выявить дополнительные характеристики женского гендера. Научное исследование социально-психологических особенностей формирования гендерных образов в студенческой среде позволяет прогнозировать некоторые социокультурные процессы в современном российском обществе в диапазоне 10-15 лет, поскольку в этот период нынешние студенты станут активными акторами и креаторами, определяющими социальную динамику. Основной метод исследования - ассоциативный эксперимент по методике Соколова и Назарова. Полученные эмпирические данные были обобщены, и выстроены в графической форме. Обобщение и интерпретация полученных результатов позволили сделать определенные выводы о тенденция формирования гендерного женского образа в современной студенческой среде. Специфика социально-психологического образа женского гендера в конце XIX – начале XX века в российском обществе заключается в наличии многогранных образов (вариантов женского гендера), в которых диалектически сосуществуют телесность и духовность, проявляется различная мера соотношения плотского и духовного – "одухотворения плоти"и "оплотнения Духа". Еще раз подчеркнем, что гендер (социальный пол) является результатом взаимодействия различных культурных и социальных институтов. Основываясь на анализе данных ассоциативного эксперимента, проведенного среди представителей красноярской студенческой молодежи, можно заключить следующее: в современном российском обществе в молодежной и студенческой среде формируется женский гендер, специфической чертой которого является доминанта телесности.


Ключевые слова: социальные исследования, ассоциативный эксперимент, ассоциаты, гендерный образ, студенческая среда, Сибирский федеральный университет, эталоны, социокультурные процессы, социальная психология, социальные коммуникации

УДК:

304.444

Abstract: In research by means of associative experiment the modern understanding of semantic filling of the category "gender" in Krasnoyarsk student's subculture comes to light. As a result, based on results of the conducted researches, the image of the modern woman made of representations of modern Krasnoyarsk students about "female" and "man's" is simulated. "Man's" in this case it is considered as contrast through which understanding of the contents, moving by contradiction, it is possible to reveal additional characteristics of a female gender. Scientific research of social and psychological features of formation of gender images in the student's environment allows to predict some sociocultural processes in modern Russian society in the range of 10-15 years as during this period present students will become the active actors and creators defining social dynamics. The main method of research - associative experiment by Sokolov and Nazarov's technique. The obtained empirical data were generalized, and built in a graphic form. Generalization and interpretation of the received results allowed to draw certain conclusions about a tendency of formation of a gender female image in the modern student's environment. Specifics of a social and psychological image of a female gender at the end of XIX – the beginning of the XX century consist in the Russian society available many-sided images (options of a female gender) in which the corporality and spirituality dialectically coexist, various measure of a ratio carnal and spiritual – "a flesh spiritualizing" and "embodiment of the Spirit" is shown. Once again we will emphasize that the gender (a social floor) is result of interaction of various cultural and social institutes. Based on the analysis of data of the associative experiment made among representatives of Krasnoyarsk student's youth it is possible to conclude the following: in modern Russian society in the youth and student's environment the female gender which peculiar feature is the corporality dominant is formed.



Keywords:

social research, association experiment, associates, gender image, students, Siberian Federal University, references, sociocultural processes, social psychology, social communications

Введение: возможности ассоциативного эксперимента для социокультурных исследований

Ассоциативный эксперимент выступает одним из ключевых методов познания современного содержания гендера в современном российском обществе [3; 4; 6; 11; 14; 16; 21-24; 44; 58; 59 и др.]. Обращение к исследовательским методам психологии в рамках социокультурного исследования базируется на подходе к изучению культуры, сформированном американской школой «Культура-и-личность», деятельность которой связана с изменением направленности исследований культуры от эволюционизма к культурному плюрализму. В 20-30-е гг. XX века происходит смещение с изучения внешних проявлений культуры в сторону изучения личности (во многом под влиянием концепции З. Фрейда), внутренней культурной идентификации. Представители школы «Культура-и-личность»: Ф. Боас, Р. Бенедикт, М. Мид, А. Кардинер, Р. Линтон, К. Дюбуа К. Клакхон, А. Инкелс Дж. Уитинг, Р. Ле Вин обращаются к изучению личности в культуре, взаимодействию личности и культуры, воспроизведению культуры личностью.

Ассоциативный эксперимент (associative experiment) - один из ранних методов психологических исследований, изучение ассоциаций являлось одним из первых направлений экспериментальной науки [48-49]. Метод ассоциативного эксперимента был предложен школой В. Вундта в конце XIX века. Участникам эксперимента предлагалось отреагировать на предложенное слово-раздражитель первым пришедшим в голову другим словом, то есть представить непосредственную вербальную реакцию.

Школа В. Вундта, основным принципом которой было представление о необходимости проявления вовне внутренних психических процессов посредством психологического эксперимента, была раскритикована последующими поколениями ученых-психологов. В настоящее время деятельность этой школы рассматривается по преимуществу только как этап истории развития психологических исследований, но метод ассоциативного эксперимента до сих пор остается одним из актуальных, в том числе и в кросс-культурных исследованиях.

В настоящее время ассоциативный эксперимент применяется в исследованиях как западных, так и отечественных ученых, и является одним из самых востребованных психологических методов, используемых в различных областях знания: психолингвистике, социологии, а также в сфере образования. Известен пример проверочного теста Word Association Test, применяемого в американском образовании. В данном тесте обучающимся вместо традиционного выбора правильных ответов среди предложенных вариантов предлагается назвать ассоциации, которые были сформированы в образовательном процессе, к предложенным словам из области изучаемых тем.

Данные факты приведены в статье А.И. Назарова и Р.В. Соколов «Ассоциация и ассоциативный эксперимент: разные судьбы. Авторы предлагают определение ассоциации, которое поясняет, почему ассоциативный эксперимент может быть использован не только в психологических, но и в культурных исследованиях:

«…ассоциация – это не изначальный и не единственный механизм формирования и функционирования психических явлений, а одна из конечных или промежуточных форм их протекания, сложившаяся в составе целостной предметной деятельности индивида. (…) … ассоциация – следствие, а не причина образованности» [21, c.126]. «Если ассоциация – результат приобретенного индивидом опыта, то в той мере, в какой можно судить о причине по ее следствию, мы понимаем возможность через, по крайней мере, некоторые свойства ассоциации, проникнуть, хотя бы отчасти, в те свойства внутреннего опыта, которые нельзя обнаружить каким-либо другим путем, в том числе и с помощью, казалось бы, всемогущего генетического метода» [21, c.127].

А.И. Назаров и Р.В. Соколов подробно раскрывают методику проведения ассоциативного эксперимента. Кроме них этот вопрос рассматривается Т.В. Поповой в учебнике «Ассоциативный эксперимент в психологии» [23].

В основе ассоциативного эксперимента лежит исследование наиболее стандартных для общества слов-реакций (слов-R) на заданное слово-стимул (слово-S). Учеными разработаны различные способы получения слов-реакций (ассоциаций) и варианты направлений интерпретации полученных результатов.

Так Т.В. Попова выделяет два типа эксперимента: прямой (направленный) и косвенный. Прямой или направленный эксперимент требует наличия у респондента определенного багажа знаний в области языкознания, связанных с такими понятиями, как лексическое значение, синонимы, антонимы, предложение и т.п. Косвенные эксперименты не требуют особого уровня лингвистической образованности респондента, в экспериментах данного типа реакции в меньшей степени осознанные.

Также стоит отменить исследование, проведенное учеными Ю.Н. Карауловым, Ю.А. Сорокиным, Е.Ф. Тарасовым, Н.В. Уфимцевой, Г.А. Черкасовой, которые составили на основе данных, полученных в результате ассоциативного эксперимента, «Русский ассоциативный словарь» [25].

Результаты применения ассоциативного эксперимента в студенческой среде Сибирского федерального университета

В данном эксперименте принимали участие студенты I-IV курсов различных вузов в возрасте от 17 до 25 лет, для которых русский язык является родным [58-59]. Свой выбор респондентов ученые поясняют двумя соображениями: «во-первых, о важности вузовского образования, во-вторых, о прогнозировании развития сознания тех русских, которые в ближайшие тридцать лет будут определять языковую, духовную и материальную жизнь нашего общества» [25, c.5].

Стоит подчеркнуть, что для проведения ассоциативного эксперимента сделана выборка из студенческой молодежи, что согласуется с исследованиями западных ученых, указывающих на то, что студенты в силу своего социального разнообразия являются идеальной выборкой для проведения культурных исследований.

В качестве необходимого и достаточного числа участников для проведения достоверного эксперимента ученые называют количество 100 человек. Достаточность ста человек подтверждается рядом примеров в статье А.Д. Палкина «Ассоциативный эксперимент как способ кросс-культурного исследования образов сознания» [22], в которой фиксируются сведения, полученные в ходе работы, проводимой при составлении словаря. Авторами словаря также разрабатываются методы интерпретации полученных результатов.

Способы классификации огромного количества ассоциаций представлены в статье А.В. Капитоновой «Свободный ассоциативный эксперимент как метод изучения языкового сознания в психолингвистике» [11].

Помимо названных существует еще один тип ассоциативного эксперимента, описанный в указанной ранее статье А.И. Назарова и Р.В. Соколова [21], – это методика «Серийных тематических ассоциаций» (СТА). При проведении данного эксперимента участникам предлагается назвать не одно слово-реакцию на слово-стимул, а серию таких слов-реакций, на проведение эксперимента отводится неограниченное количество времени. При этом необходимо фиксировать временные промежутки между появлением слов-реакций. Авторы в данном случае учитывают наличие у человека двух уровней опытного знания – активного и пассивного. Предполагается, что такой вариант проведения эксперимента позволит за короткий промежуток времени выявить активное знание, а длительное обдумывание проявит пассивное знание респондента. Таким образом, данная методика проведения ассоциативного эксперимента претендует на получение более точных результатов, более полных ассоциативных рядов участников.

А.И. Назаров и Р.В. Соколов предлагают классификацию полученных ассоциаций: 1) ассоциаты, имеющие прямое отношение к теме или характеризующие ее структурный состав; 2) ассоциаты, которые также имеют прямое отношение к теме и характеризуют ее свойства; 3) ассоциаты, имеющие косвенное, но близкое отношение к теме, т.е. связь между ними легко прослеживается с помощью одного-двух дополнительных неявных звеньев; 4) также косвенные, но далекие от темы ассоциаты – здесь порядок опосредования выше, чем в предыдущей категории; 5) ассоциаты, функционально связанные с темой; характеристика темы не самой по себе, а со стороны тех ее свойств, которые она приобретает во взаимодействии со средой, в которой существует обозначенное данной темой содержание; 6) нерелевантные ассоциации – те, которые либо вообще не связаны с темой и появляются случайно, либо связаны с ней опосредованно из событий личной жизни [21, c.136].

Для настоящего исследования ассоциативный эксперимент ценен тем, что позволяет выявить те слова и их значения, которые раскрывают представления о гендере как феномене современной культуры. Интерпретация полученных результатов, в частности, позволит в более полной мере понять смысловое наполнение категорий «женское» и «мужское», выражающих гендерную специфику культуры.

В настоящем исследовании принцип выборки сообразен принципу проведения ассоциативного эксперимента авторами «Русского ассоциативного словаря», которые опирались на анкетирование студентов при составлении собственного четырехтомного труда. Данными учеными было указано на то, что студенты являются будущими творцами культуры, следовательно, понимание их представлений о культуре дает ключ к прогнозированию развития культуры в будущее тридцатилетие.

Следует пояснить, почему результаты ассоциативного эксперимента, зафиксированные в «Русском ассоциативном словаре» 1994 года, недостаточны для настоящего исследования. Во-первых, в данном издании приведены ассоциации только к следующим словам: «женский», «женщин», «женщина», «женщинам», «женщине», «женщиной», «женщину», «мужчина», «мужской». Ассоциации к словам «женское», «мужское» отсутствуют. Во-вторых, содержание социального пола (гендера) не является статичным, оно всегда обусловлено особенностями культуры, актуальными для данного времени и данного пространства.

Кроме того, следует рассмотреть вопрос о соотношении культуры красноярского студенчества и русской культуры. Безусловный факт, что в культурных исследованиях применяются общенаучные теоретические и практические методы исследований, среди которых серьезное место занимает метод экстраполяции. Вопрос о допустимости экстраполировать экспериментальные результаты, полученные при работе с определенной группой, на более широкий класс (на весь класс) субъектов, возник одновременно с появлением первых прикладных культурных исследований. Так, культурные антропологи Б.К. Малиновский, Р. Рэдклифф-Браун выстраивали свои предположения о структуре и функции в культуре примитивных народов, основываясь на результатах полевых исследований, проведенных в одном-двух племенах. Но уже представитель следующего поколения антропологов Э. Э. Эванс-Причард утверждает, что недопустимо при интерпретации результатов полевых наблюдений экстраполировать знания об одном племени на все племена, недопустимо делать глобальных выводов об устройстве социальной системы первобытного общества только по одному и даже по двум племенам.

В современных культурных исследованиях ученые стремятся к максимально возможной объективности в интерпретации результатов, к аккуратности и точности в выводах: «Среди проблем методологического плана особо следует выделить распространенную среди исследователей порочную практику, связанную с репрезентативностью исследовательской выборки – культура операционализируется как страна, а фактические данные собираются на базе выборки населения городов (культура, идентифицированная со страной, представлена одним или двумя городами); затем на основе этих данных делаются экстраполяции на всю культуру…» [32].

Следовательно, данные полученные в результате проведения эксперимента среди представителей красноярской студенческой молодежи, обучающейся в одном вузе, в какой-то мере допустимо и правомерно экстраполировать на всю российскую культуру, но для выстраивания целостной картины представлений о смысловом содержании гендера в российской культуре следует проводить дополнительные исследования в других регионах России.

Обратимся, собственно, к результатам ассоциативного эксперимента, проведенного на две темы: «женское» и «мужское». Участникам эксперимента, среди которых были представители и мужского, и женского пола (при обработке результатов учитывался пол респондентов), было предложено написать ассоциации к слову «женское», затем к слову «мужское».

Необходимо отметить специфику ответов девушек и юношей: в анкетах девушек представлено значительно большее количество ассоциатов, краткие ответы юношей порой ограничиваются двумя-тремя словами-реакциями на слово-стимул. Так, в одном из ответных листов респондента юноши была написана только одна фраза в качестве реакции на слово – стимул «женское»: «всё мужское за вычетом разума и ответственности». В связи с этим, при анализе результатов при сравнении ответов юношей и девушек большее внимание уделялось качественной составляющей, чем количественной.

В процессе обработки ответов респондентов было выявлено, во-первых, большое разнообразие слов-реакций, во-вторых, значительная часть ассоциатов повторяется менее чем в 10 анкетах – в диапазоне от 1 до 5 повторов. Но при всём разнообразии ассоциатов их возможно объединить по группам. Учитывая опыт классификации ассоциатов А.И. Назарова и Р.В. Соколова, группы ассоциатов получились следующими:

1) связанные с формой, воплощающей «мужское», «женское»;

2) связанные с внутренним содержанием «мужского», «женского»;

3) связанные с функциями, соотносимыми с представлением о «мужском», «женском»;

4) связанные с атрибутами: предметами, явлениями так или иначе соотносимыми с «мужским», «женским»;

5) выражающих личное отношение респондента;

6) представляющие собой конкретные наименования образов, воплощающих «мужское», «женское».

Сначала рассмотрим спектр ассоциаций, называющих форму, воплощающую «женское», полученных в результате опроса студенток.

Спектр ассоциаций, называющих форму, воплощающую «женское», полученных в результате опроса студенток: Волосы (46) – 44,2%; Тело (24) – 23%; Грудь (24) – 23%; Начало 24 – 23,%; Руки (13) – 12,5 %; Ногти – (12) 11,53%; Фигура (11) – 10,6%; Голос (11) – 10,6%; Взгляд (9) – 8,6%; Глаза (7) - 6,7%; Внешность (7) – 6,7%; Ноги – (7) - 6,7%; Губы (6) – 5,8%; Талия( 5) – 4,8%; Сердце (5) – 4,8%; Пол (5) – 4,8%; Лицо (4) – 3,84 %; Ресницы (3) – 2,88%; Образ (2) – 1,92%; Румяна (2) – 1,92%; Зубы (2) – 1,92%; Живот (2) – 1,92%; Пальцы (2) – 1,92%; Мозг (2) – 1,92%; Натура (2) – 1,92%; Вид (1) – 0,96%; Облик (1) – 0,96%; Профиль (1) – 0,96%; Брови (1) – 0,96%; Гормоны (1) – 0,96%; Челюсть (1) – 0,96%; Щеки (1) – 0,96%; Кожа (1) – 0,96%; Уши (1) – 0,96%; Нос (1) – 0,96%; Орган (1) - 0,96%; Плечо (1) – 0,96%; Утроба (1) – 0,96%; Спина (1) – 0,96%; Природа (1) – 0,96%; Естество (1) – 0,96%; Суть (1) – 0,96%; Сущность (1) – 0,96%. (Здесь и далее в скобках приведено количество анкет в которых присутствует данное слово-реакция; через дефис представлена информация о повторяемости слова – реакции в анкетах в процентном соотношении).

Наиболее распространенные слова - реакции юношей - респондентов на слово – стимул «женское»: Волосы (46) – 44,2%; Тело (24) – 23%; Грудь (24) – 23%; Начало 24 – 23,%; Руки (13) – 12,5 %; Ногти – (12) 11,53%; Фигура (11) – 10,6%; Голос (11) – 10,6%; Взгляд (9) – 8,6%; Глаза (7) - 6,7%; Внешность (7) – 6,7%; Ноги – (7) - 6,7%; Губы (6) – 5,8%; Талия ( 5) – 4,8%; Сердце (5) – 4,8%; Пол (5) – 4,8%; Лицо (4) – 3,84 %; Ресницы (3) – 2,88%; Образ (2) – 1,92%; Румяна (2) – 1,92%; Зубы (2) – 1,92%; Живот (2) – 1,92%; Пальцы (2) – 1,92%; Мозг (2) – 1,92%; Натура (2) – 1,92%; Вид (1) – 0,96%; Облик (1) – 0,96%; Профиль (1) – 0,96%; Брови (1) – 0,96%; Гормоны (1) – 0,96%; Челюсть (1) – 0,96%; Щеки (1) – 0,96%; Кожа (1) – 0,96%; Уши (1) – 0,96%; Нос (1) – 0,96%; Орган (1) - 0,96%; Плечо (1) – 0,96%; Утроба (1) – 0,96%; Спина (1) – 0,96%; Природа (1) – 0,96%; Естество (1) – 0,96%; Суть (1) – 0,96%; Сущность (1) – 0,96%.

Итак, в результате обобщения ответов респондентов, указывающих на форму, возможно получить спектр внешних признаков, которые характерны представительницам женского гендера, наличие которых указывает на принадлежность индивида к женскому гендеру. Стоит отметить, что по большому счету, ответы респондентов разных полов отличаются в незначительной степени. На качественном уровне – и юноши, и девушки назвали в целом одинаковые ассоциации, за исключением слова «попа», которое у респондентов женского пола не встречается ни разу. Учитывая немногословность анкет юношей, показатель 3,88% довольно значительный. На количественном уровне различия в ответах юношей и девушек не значительны. Среди ассоциаций на тему «мужское» респондентки на первое место поставили слово «телосложение», встречающееся в 28 анкетах, что оставляет 26,92%. На втором месте слова «усы», «борода», «щетина», суммарно данные ассоциации встречаются в 20 анкетах (19,23%). В анкетах юношей ассоциации «усы», «борода», «щетина» на первом месте.

Таким образом, можно сделать следующий вывод: в вопросе определения формы гендера первостепенное значение имеют видимые признаки биологического пола – для женского гендера это «волосы» и «грудь» (причем, и в анкетах юношей, и в анкетах девушек ассоциация «волосы» на первом месте), для мужского – «усы», «борода», «щетина».

Далее рассмотрим группу ассоциаций, описывающих качественные характеристики женского гендера: свойства, черты формы, а также личностные качества, особенности внутреннего мира. Среди ассоциации данной группы невероятное разнообразие ответов,

Логика (73) – 70,19%; Красота (56) – 53,8%; Любовь (46) – 44,23%; Ум (34) – 32,69 %; Интуиция (23) – 22,11% Нежность (23) – 22,11%; Обаяние (19) – 18,26%; Чувственность (19) – 18,26%; Слезы (16) – 15,38%; Улыбка (15) – 14,42%; Смех (14) – 13,46%; Мудрость (13) 12,5%; Сила (12) – 11,53%; Цвет (12) – 11,53%; Хитрость (12) – 11,53%; Маникюр (11) – 10,57%; Доброта (11) - 10,57%; Характер (10) – 9,61%; Желанное (9) – 8,65% Тепло (9) – 8,65%; Ласка (8) – 7,69%; Гордость (7) – 6,73%; Верность (6) – 5,76%; Душевность (6) – 5,76%; Здоровье 6 – 5,76%; Грациозность (6) – 5,76%; Мягкое (6) – 5,76%; Солидарность (6) – 5,76%; Мировоззрение (5) – 4,80%; Привлекательность (5) – 4,80%; Слабость (5) – 4,80%; Очарование (4) – 3,84%; Привычки (4) – 3,84%; Хрупкость (4) – 3,84%; Аромат (4) – 3,84%; Вера (4) – 3,84%; Женственность (4) – 3,84%; Сексуальность (3) - 2,9 %; Милое (3) – 2,9%; Надежда (3) – 2,9%; Педикюр (3) – 2,9%; Талант (3) – 2,9%; Терпение (3) – 2,9%; Уверенность (2) – 1,92%; Успехи (2) – 1,92%; Харизма (2) – 1,92%; Чистота(2) – 1,92%; Опыт (2) – 1,92%; Мышление (2) – 1,92%; Простота (2) – 1,92%; Ранимость (2) – 1,92%; Сентиментальность (2) – 1,92%; Скромность (2) – 1,92%; Внимание (2) – 1,92%; Достоинство (2) – 1,92%; Голое (2) – 1,92%; Загадочность (2) – 1,92%; Манера (2) – 1,92%; Мнение (2) – 1,92%; Мораль (2) – 1,92%; Невинность (2) – 1,92%; Элегантность (2) – 1,92%; Смелость (2) – 1,92%; Смиренный (2) – 1,92%; Стойкость(2) – 1,92%.

Ассоциации, встречающиеся в одной анкете (что составляет 0,96%): Миниатюрность; Молодость; Походка; Пропорция; Пышное; Разнообразие; Пухлая; Стать; Изгибы; Вкус; Возраст; Изящность; Стиль; Имидж; Гламур; Глянец; Аккуратность; Амбициозность; Волнение; Волеизъявление; Воля; Восприимчивость; Выносливость; Гибкость; Доброжелательность; 90х60х90; Беззащитное; Безобидное; Беспокойство; Быстрота; Доверие; Доверчивость; Достойно; Достояние; Духовное самосовершенствование; Духовность; Жалость; Жертвенность; Идеи; Изумительность; Милосердие; Импульсивность; Индивидуальность; Интеллект; Истина; Правда; Легкость; Могущество; Мужественная; Характер; Наивность; Независимость; Неповторимость; Наслаждение; Находчивость; Непосредственность; Нрав; Нюх; Отвага; Обворожительность; Превосходство; Преданность; Приятное; Простодушие; Пунктуальность; Самостоятельность; Светлое; Святость; Сила воли; Сказочность; Слава; Сласть; Сложность; Таинственность; Сознание; Трепетное; Трудоспособность; Уважение; Стеснительность; Темперамент; Утонченность; Устойчивость; Ухоженность; Фантазия; Влюбленность; Шик; Щедрость; Любопытство; Противоречия.

Негативные характеристики также присутствуют в анкетах, но в значительно меньшем количестве: во-первых, небольшое количество ассоциаций, во-вторых, повторы негативных ассоциаций встречаются не более чем в пяти анкетах: Истерика (5) – 4,80%; Самовлюбленность (5) – 4,80%; Измена (4) – 3,84%; Ненависть (3) – 2,88%; Назойливость (3) – 2,88%; Обида (2) – 1,92%; Алкоголизм (2) – 1,92%; Месть (2) – 1,92%; Разочарование (2) – 1,92%; Коварство (2) – 1,92%; Непонимание (2) – 1,92%; Нервозность (2) – 1,92%; Подстава (2) – 1,92%; Опоздания (2) – 1,92%; Обольщение (2) – 1,92%; Вредность (1) – 0,96%; Безрассудство (1) – 0,96%; Ветреность (1) – 0,96%; Вторая (1) – 0,96%; Высокомерие (1) – 0,96%; Депрессия (1) – 0,96%; Недопонимание (1) – 0,96%; Разборки (1) – 0,96%; Жестокость (1) – 0,96%; Зависть (1) – 0,96%; Замкнутость (1) – 0,96%; Изменчивость(1) – 0,96%; Козни (1) – 0,96%; Интриги (1) – 0,96%; Изъяны (1) – 0,96%; Лесть (1) – 0,96%; Ложь (1) – 0,96%; Маразм (1) – 0,96%; Недоверие (1) – 0,96%; Недовольство (1) – 0,96%; Паника (1) – 0,96%; Предательство (1) – 0,96%; Развратное (1) – 0,96%; Самовлюбленность (1) – 0,96%; Хамство (1) – 0,96%; Цинизм (1) – 0,96%; Эгоизм (1) – 0,96%; Обман (1) – 0,96%; Подлость (1) – 0,96%. Исключением является только ассоциация «Глупость», встречающаяся в десяти анкетах, что составляет 9,61% от общего числа анкет.

Далее обратимся к ассоциациям группы «содержание», названным респондентами – юношами на тему «женское»

Логика (32) – 31,06%; Красота (32) – 31,06%; Любовь (17) – 16,50%; Солидарность (12) – 11,65%; Интуиция (8) - 7,76%; Чувственность (8) – 7,76%; Аромат (7) – 6,79%; Доброта (6) – 5,82%; Ум (6) – 5,82%; Цвет (6) – 5,82%; Обаяние (4) – 3,88%; Хитрость (4) – 3,88%; Слезы (4) – 3,88%; Самолюбие (4) – 3,88%; Целомудрие (3) – 2,91%; Непредсказуемость (3) – 2,91%; Женственность (3) – 2,91%; Наивность (3) – 2,91%; Сексуальность (3) – 2,91%; Нежность (3) – 2,91%; Терпение (3) – 2,91%; Ласка (2) – 1,94%; Гордость (2) – 1,94%; Душа (2) – 1,94%; Гибкость (2) – 1,94%; Мышление (2) – 1,94%; Утонченность (2) – 1,94%; Чистота (2) – 1,94%; Инстинкты (1) – 0,97%; Аккуратность (1) – 0,97%; Верность (1) – 0,97%; Весело (1) – 0,97%; Внимание (1) – 0,97%; Интеллект (1) – 0,97%; Дух (1) – 0,97%; Интерес (1) – 0,97%; Лучшая (1) – 0,97%; Любимая (1) – 0,97%; Милое (1) – 0,97%; Мудрость (1) – 0,97%; Мысль (1) – 0,97%; Мягкое (1) – 0,97%; Неповторимость (1) – 0,97%; Неприступность (1) – 0,97%; Ответственность (1) – 0,97%; Очаровательность (1) – 0,97%; Память (1) – 0,97%; Покладистость (1) – 0,97%; Покорность (1) – 0,97%; Услужливость (1) – 0,97%; Превосходство (1) – 0,97%; Преданность (1) – 0,97%; Привязанность (1) – 0,97%; Прилежность (1) – 0,97%; Проницательность (1) – 0,97%; Разные (1) – 0,97%; Ранимость (1) – 0,97%; Робость (1) – 0,97%; Сердечность (1) – 0,97%; Слабость (1) – 0,97%; Совесть (1) – 0,97%; Спокойное (1) – 0,97%; Справедливость (1) – 0,97%; Тепло (1) – 0,97%; Самостоятельность (1) – 0,97%; Свобода (1) – 0,97%; Святость (1) – 0,97%; Характер (1) – 0,97%; Целеустремленность (1) – 0,97%; Честолюбие (1) – 0,97%; Банальность (1) – 0,97%; Возраст (1) – 0,97%; Кокетство (1) – 0,97%; Неожиданность (1) – 0,97%.

В анкетах юношей так же, как и в анкетах девушек, негативные характеристики встречаются в значительно меньшем количестве, чем положительные: Истерика (3) – 2,91%; Измена (2) – 1,94%; Грех (1) – 0,97%; Грубость (1) – 0,97%; Вредность (1) – 0,97%; Дебилизм (1) – 0,97%; Доступность (1) – 0,97%; Зависть (1) – 0,97%; Злопамятность (1) – 0,97%; Злость (1) – 0,97%; Избалованность (1) – 0,97%; Нелогичное (1) – 0,97%; Ложь (1) – 0,97%; Капризность (1) – 0,97%; Комплексы (1) – 0,97%; Лень (1) – 0,97%; Назойливость (1) – 0,97%; Неадекватность (1) – 0,97%; Ненадежность (1) – 0,97%; Непонятливость (1) – 0,97%; Обида (1) – 0,97%; Предательство (1) – 0,97%; Преступление (1) – 0,97%; Шизофрения (1) – 0,97%. И так же, как в анкетах девушек, самой распространенной негативной ассоциацией является «Глупость» (13) – 12,62%.

Итак, среди перечисленных ассоциаций к слову «женское», можно выявить слова-реакции, обозначающие внешние и внутренние качества, соотносимые с женским гендером. Преимущественно это положительные характеристики. Из диаграммы видно, что в большинстве анкет (70,19%) встречается слово «логика», причем эта ассоциация стоит первой в анкете, то есть внутренний мир представительниц женского гендера определяется прежде всего логикой. На втором месте (53,8%) – ассоциация «красота», характеризующая внешность. Следующая по распространенности ассоциация «любовь» (46) – 44,23%, данная категория также значимая характеристика женского гендера. Но, тем не менее, рациональная сфера логики преобладает над эмоциональной.

Среди ассоциаций тех же респонденток на тему «мужское» слово «логика» встречается только в 27 анкетах, что составляет 25,96%; слово «красота» названо в 7 анкетах, что составляет всего 6,73%, «любовь» (16) – 15,38%.

Как и в ответах девушек, в ответах юношей на тему «женское» ассоциации «логика» и «красота» преобладают. Оба слова присутствуют в 32 анкетах (31,06%). В анкетах юношей на тему «мужское» ассоциация «логика» присутствует в 11 анкетах (10,67%), «красота» – всего в двух анкетах (1,94%). И так же, как и в ответах девушек, следующей по распространенности является ассоциация «любовь» (17) – 16,50%, и опять же, почти в два раза по количественному показателю отстает от слова – реакции «логика».

Таким образом, можно сделать вывод, что в понимании современных студентов категории «Логика» и «Красота» преимущественно черты женского гендера. «Логика» определяет внутренний мир, в котором преобладает рациональность над эмоциональностью, а «Красота» – важнейшая из внешних характеристик.

Интересным представляется тот факт, что стереотипная характеристика женского гендера «Слабость» встречается в 5 анкетах девушек, что составляет 4,80% от общего числа анкет, а противоположная характеристика «Сила» встречается в 12 анкетах (11,53%). Но, тем не менее, в анкетах респонденток на тему «мужское» ассоциация «Сила» встречается в 55 анкетах (52,88%) и является второй по распространенности ассоциацией после слова «Достоинство» (65) – 60,57%. В анкетах юношей на тему «мужское» аналогичная ситуация на первом месте «Достоинство» (50) – 48,54%; затем следует ассоциация «Сила» (40) – 38,83%. В ответах юношей ассоциация «Слабость» присутствует в одной анкете, ассоциация «Сила» – отсутствует.

Следующей рассмотрим группу ассоциатов, связанных с функциями, которые соотносимы с категорией «женское». Ассоциации данной группы, присутствующие в анкетах респонденток, определяют сферы, в которых могут действовать представительницы женского пола. Обозначенные сферы возможно разделить на две укрупненные: 1) социальная сфера, сфера общения и 2) сфера быта, семьи.

Обратимся к ассоциациям, указывающим на социальную сферу: Работа (14) – 13,46%; Сплетни (6) – 5,76%; Профессия (5) – 4,80%; Творчество (4) – 3,84%; Балет (3) – 2,88%; Карьера (3) – 2,88%; Конкуренция (3) – 2,88%; Танец (3) – 2,88%; Дело (2) – 1,92%; Кино (2) - 1,92%; Культура (2) – 1,92%; Фитнес (2) – 1,92%; Слово (2) – 1,92%; Вождение (1) – 0,96%; Деловая хватка (1) – 0,96%; Достижения (1) – 0,96%; Знание (1) – 0,96%; Политика (1) – 0,96%; Футбол (1) – 0,96%; Свобода (1) – 0,96%; Йога (1) – 0,96%; Искусство (1) – 0,96%; Карма (1) – 0,96%; Спорт (1) – 0,96%; Стриптиз (1) – 0,96%; Власть (1) – 0,96%; Влияние (1) – 0,96%; История (1) – 0,96%; Консультация (1) – 0,96%; Курсы (1) – 0,96%; Медицина (1) – 0,96%; Наука (1) – 0,96%; Охота (1) – 0,96; Общение (1) – 0,96%; Болтовня (1) – 0,96%; Разговор (2) – 1,92%; Созидание (1) – 0,96%.

Сфера быта, семьи: Материнство (52) – 50%; Дом (20) – 19,23%; Роды (11) – 10,57%; Кухня (11) – 10,57%; Уборка (7) – 6,73%; Уют (5) – 4,80%; Стирка (2) – 1,92%; Замуж (3) – 2,88%.

Из выше перечисленных слов-реакций видно, насколько разнообразнее ассоциации социальной сферы, по сравнению со сферой быта и семьи, но при этом количественные показатели указывают на преимущественное значение второй сферы.

В анкетах респондентов мужского пола слова-реакции, определяющие области действия, связанные с женским гендером, также подразделяются на две сферы:

1) социальная сфера: Работа (6) – 5,82%; Шопинг (5) – 4,85%; Дела (2) – 1,94%; Плавание синхронное (2) – 1,94%; Стриптиз (2) – 1,94%; Женский футбол (1) – 0,97%; Пение (1) – 0,97%; Балет (1) – 0,97%; Спорт (1) – 0,97%; Фотосессия (1) – 0,97%; Фото (1) – 0,97%; Хирургия (1) – 0,97%.

2) сфера семьи и быта: Материнство (9) – 8,73%; Дом (5) – 4,85%; Забота о детях (5) – 4,85%; Роды (2) – 1,94%; Беременность (1) – 0,97%; Любовь к детям (1) – 0,97%; Кухня (7) – 6,79%; Уборка (5) – 4,85%; Уют (4) - 3,88%; Готовка (3) – 2,91%; Стирка носков (1) – 0,97%.

юноши, так же как и девушки, в качестве первостепенной женской функции называют материнство. В целом, во-первых, и в анкетах девушек, и в анкетах юношей группа ассоциаций, связанных со сферой деятельности, немногочисленна; во-вторых, ассоциаты, связанные со сферой быта и семьи, преобладают; в-третьих, доминирующей функцией является материнство.

В анкетах девушек на тему «мужское» первое место делят слова-реакции «Работа» (22) – 21,15% и «Бизнес» (22) – 21,15%, которые в сущности являются синонимами и, следовательно, возможно суммировать –«Работа, Бизнес» (44) – 42,30%. Затем следует ассоциация «Служба в армии» (12) – 11,53%. Из области семьи и быта названы две ассоциации: «Готовить вкусно» (1) – 0,96% и «Вынос мусора» (1) – 0,96%.

В анкетах юношей на тему «мужское» самое распространенное слово – реакция – «Работа» (46) – 44,66%; затем «Спорт» (31) – 30,09%, далее с большим отрывом «Армия» (6) – 5,82%, из сферы семьи и быта названа единственная ассоциация «Продолжение рода», которая встречается только в двух анкетах (1,94%). Таким образом, можно зафиксировать следующее разделение сфер: социальная сфера – мужская, сфера семьи и быта – женская.

Далее обратимся к самой многочисленной группе ассоциаций, связанных с атрибутами: предметами, явлениями, так или иначе соотносимыми с «мужским», «женским».

Украшение (61) – 58,65%; Кольцо (11) – 10,57%; Серьги (9) – 8,65%; Бижутерия (8) – 7,69%; Бриллиант (5) – 4,80%; Золото (3) – 2,88%; Браслет (2) – 1,92%; Жемчуг (2) – 1,92%; Колье (2) – 1,92%; Бусы (1) – 0,96%; Драгоценности (1) – 0,96%; Стразы (1) – 0,96%; Пирсинг (1) – 0,96%;

Одежда (44) – 42,30%; Платье (33) – 31,73%; Юбка (22) – 21,15%; Мода (8) – 7,69%; Шуба (7) – 6,73%; Костюм (4) – 3,84%; Гардероб (4) – 3,84%; Пальто (4) – 3,84%; Джинсы (3) – 2,88%; Кофта (3 ) – 2,88%; Шляпа (3) – 2,88%; Блузка (3) – 2,88%; Наряды (2) – 1,92%; Носки (2) – 1,92%; Шарф (2) – 1,92%; Ремень (2) – 1,92%; Штаны (2) – 1,92%; Жилетка (2) – 1,92%; Паранджа (2) – 1,92%; Купальник (1) – 0,96%; Куртка (1) – 0,96%; Пижама (1) – 0,96%; Плащ (1) – 0,96%; Пояс (1) – 0,96%; Рубашка (1) – 0,96%; Халат (1) – 0,96%.

Белье (32) – 30,76%; Чулки (2) – 1,92%; Бикини (1) – 0,96%; Стринги (1) – 0,96%.

Каблуки (26) – 25%; Туфли (13) – 12,5 %; Обувь (10) – 9,61% Сапоги (8) – 7,69%; Босоножки (1) – 0,96%.

Косметика (23) – 22,11%, Помада (11) – 10,57%; Лак (7) – 6,73%; Краска (4) – 3,84%; Тушь (4) – 3,84%; Крем (3) – 2,88%; Макияж (3) – 2,88%; Пудра (2) – 1,92%; Тени (2) – 1,92%; Шампунь (2) – 1,92%; Гель для душа (2) – 1,92%; Косметичка(2) – 1,92%; Блеск для губ (1) – 0,96%. Сумочка (24) – 23,07%; Парфюм (34) – 32,69%; Духи 23 – 22,11%; Автомобиль (21) – 20,19%; Счастье (43) - 41,34%;

Цветы (13) – 12,5%; Розы (3) – 2,88%; Астра (1) – 0,96%; Ландыш (1) – 0,96%; Ромашка (1) – 0,96%;

Игрушки (9) – 8,65%; Каприз (8) – 7,69%; Телефон (8) – 7,69%; Журналы (6) – 5,76%; Сигареты (6) – 5,76%; Очки (5) – 4,80%; Зеркало (4) – 3,84%; Кофе (4) – 3,84%; Сериал (3) – 2,88%; Космополитен (2) – 1,92%; Прихоть (2) – 1,92%; Часы (2) – 1,92%; Книга (2) – 1,92%; Компьютер (2) – 1,92%; Мороженое (2) – 1,92%; Конфеты (1) - 0,96%; Расческа (1) – 0,96%; Резинка (1) – 0,96%; Фен (1) – 0,96%.

Ассоциации группы «атрибуты», названные в анкетах юношей:

Белье (27) – 26,21%; Бюстгальтер (6) – 5,85%; Стринги (5) – 4,85%; Трусики (4) – 3,88%; Бикини (2) – 1,94%; Колготки (2) - 1,94%; Чулки (2) – 1,94%;

Одежда (25) – 24,27% Платье 12 - 11,65%; Юбки 10 - 9,7% Шуба (3) – 2,91%; Шмотки (2) – 1,94%; Мода (2) – 1,94%; Пояс (1) – 0,97%; Свитер (1) – 0,97%; Смокинг женский (1) – 0,97%; Халат (1) – 0,97%; Куртка (1) – 0,97%; Куча шмотья (1) – 0,97%; Пижама (1) – 0,97%; Пальто (1) – 0,97%;

Украшения (15) – 14,56%; Серьги (3) – 2,91%; Побрякушки (2) – 1,94%; Бижутерия (1) – 0,97%; Бусы (1) – 0,97%; Кольца (1) – 0,97%;

Косметика (16) – 15,53%; Духи (8) – 7,76% Помада (7) – 6,79% Лак (2) – 1,94%; Бритва (2) – 1,94%; Rexona (2) – 1,94%; Кутикула (1) – 0,97%; Депилятор (1) – 0,97%; Тушь (1) – 0,97%; Крем (1) – 0,97%; Ботекс (1) – 0,97%; Расчески (1) – 0,97%;

Каблуки (7) – 6,79%; Туфли (5) – 4,85%; Обувь (2) – 1,94%; Шпильки (1) – 0,97%;

Автомобиль (12) – 11,65%; Собачка 11 – 10,57%; Цветы (5) – 4,85%; Бублик (1) – 0,96%; Журнал (1) – 0,96%; Гламур (1) – 0,96%; Дневник (1) – 0,96%; Игрушки (1) – 0,96%; Коврик (1) - 0,96%; Прокладки (1) – 0,96%; Подарки (1) – 0,96%.

Итак, на приведенных выше диаграммах зафиксированы основные, наиболее распространенные слова-реакции респондентов на тему «женское», в текстовом варианте представлен весь спектр ассоциаций. Как и в случае с предыдущими группами ассоциаций, между ответами девушек и юношей нет кардинальных различий, только некоторые нюансы в доминантах. В целом, все приведенные ассоциации указывают на атрибуты, которые преимущественно связаны с женской внешностью, – это одежда, белье, косметика, парфюмерия, украшения, обувь на каблуке, затем следуют ассоциации, указывающие на атрибуты, связанные с досугом, такие как «сериал», «журнал», «игрушки», «собачка».

Среди ассоциаций на тему «мужское» в анкетах девушек на первом месте по количеству повторов находится слово – реакция «автомобиль» (40) – 38,60%, затем следует «запах» (26) – 25,50%, далее категория «одежда» (24) – 23,07%, среди мужской одежды самым распространенным словом-реакцией является «галстук» (18) – 17,30%; такое же количество раз в анкетах встречается «алкоголь» (18) – 17,30%.

В анкетах юношей следующая ситуация: на первом месте по количеству повторов – ассоциация «автомобиль» (31) – 30,09%, что совпадает с ответами девушек. Далее «алкоголь» (21) – 20,38%; «одежда» (19) – 18,44%; самое распространенное здесь слово «носки» (15) – 14,56%. Также стоит отметить еще одно распространенное слово-реакцию – «деньги», встречающееся в 18 анкетах, что составляет 17,47%.

В целом, опять же, отмечаем отсутствие кардинальных различий между ответами представителей различных полов и упоминание атрибутов, соотносимых с внешностью и со сферой досуга. В анкетах на тему «мужское» встречаются такие слова, как «гвоздь», «топор», но данные ассоциации не повторяются более чем в двух анкетах.

Еще одна многочисленная группа ассоциаций – выражающие личное отношение респондента. В данной группе ассоциации не встречаются более чем в одной анкете и часто представляют собой целостные фразы и предложения. Ниже приведем ассоциации данной группы из анкет девушек на тему «женское»: Холодно; Астма; Взлетка; Дождь; Женщина на корабле – к беде; Женщины правят миром; Красота – страшная сила; Лермонтов; Лучше знать горькую правду, чем сладкую ложь; Милый друг! О, будь благословенна. Красота и молодость твоя.; Некрасов; Ночь. Улица. Фонарь. Аптека. (т.е. Блок), Пальма, Париж, Много подушек; Солнышко; «Ты от мейлибин!»; Франция; Яйца курицу не учат!

Ассоциации данной группы из анкет юношей: Влюбиться; Антимашина; Всё мужское, за вычетом разума и ответственности; «Дом 2»; Женщина за рулем – опасно; Кайф; Качан; Крас. Раб.; Культурология; Лестницы; Навсегда; Не забуду; Не отпускать; Немецкие документальные фильмы; Обезьяна с гранатой – женщина за рулем; Одеваться 2,5 часа – это норма; Проблемы, проблемы и проблемы!; Рыжая бесстыжая; С тобой; Сергей Зверев; Только деньги и тачка нужны; Юля; Катя, Катенька, Катюша.

Последняя группа ассоциаций – группа слов-реакций, представляющих собой конкретные наименования образов. Данная группа немногочисленна и среди ассоциаций редко встречаются повторения.

Ассоциации-образы на тему «женское», присутствующие в анкетах девушек, возможно систематизировать и объединить в следующие группы:

  • социальные образы: Актриса (2); Дизайнер (2); Шопоголик (2); Модель (2); Бизнес-леди (1); Врач (1); Дамы (1); Леди Босс (1); Повариха (1); Секретарь (1); Уборщица (1); Учительница (1); Философ (1); Царица (1);
  • семейные образы: Мама (30); Бабушка (6); Дочь (4); Сестра (4);Жена (3); Супруга (1); Крестная (1); Тетя (1);
  • образы, соотносимые с телесностью: Стерва (7); Барби (2); Лесби (2); Бисексуалки (1); Вамп (1); Вертихвостки (1); Геи (1); Гейши (1); Лолита (1);
  • образы, соотносимые с духовностью: Богиня (1); Афродита (1); Инь Ян (1); Дева (1); Дева Мария (1); Идеал (1); Матерь Божья (1); Муза (1); Незнакомка (1); Татьяна Ларина (1).

Ассоциации-образы на тему «женское», присутствующие в анкетах юношей, также возможно систематизировать и объединить в группы:

  • социальные образы: Доктор (1); Врач (1); Кондуктор в автобусе (1); Кондуктор в троллейбусе (1); Модель (1); Прачка (1); Секретарша (1); Техничка (1); Учитель (1);
  • семейные образы: Мать (15); Дочь (2); Сестра (2); Бабка (1); Внучка (1); Бабушка (1); Жена (1); Мать моих детей (1);
  • образы, соотносимые с телесностью: Стерва (4); Лесби (3); Шлюха (2); Анджелина Джоли (1); Барби (1); Ведьма (1); Киска (1); Лиса (1); Мразь (1); Падла (1); Памела Андерсон (1); Проститутка (1); Ночные бабочки (1); Сука (1);
  • образы, соотносимые с духовностью, в анкетах юношей отсутствуют.

В анкетах на тему «мужское» также присутствуют ассоциации, называющие образы, которые можно разделить на группы. Ассоциации девушек:

  • социальные образы: Герои (3); Босс (1); Болельщики (1); Фанаты (1); Ведущий (1); Водитель (1); Врач (1); Глава (1); Одноклассник (1); Охранник (1); Персонаж (1); Президент (1); Рыбак (1); Сантехник (1); Судья (1); Супергерой (1); Фермер (1); Царь (1); Юрист (1); Шаман (1); Цезарь (1).
  • семейные образы: Отец (11); Брат (4); Дедушка (4); Муж (3); Сын (2);
  • образы, соотносимые с телесностью: Геи (1); Гомофоб (1); Метросексуал (1); Бабники (1); Джаред Лето (2); Шеннон Лето (1); Йен Уоткенс (1); Максим Рыбак (1);
  • образы, соотносимые с духовностью: Адам (2); Аполлон (1); Давид (1)

Ассоциации-образы респондентов-юношей на тему «мужское»:

  • социальные образы: Тиран (1); Воин (1); Зашитник (2); Директор ФСБ (1); Кочегар (1); Крановщик (1); Маршал СССР (1); Судья (1); Физрук (2); Фрезеровщик (1);
  • семейные образы: Отец (2); Сын (2); Дед (1); Внук (1); Прадед (1); Холостяк (1);
  • образы, соотносимые с телесностью: Гей (5); Алкаш (2); Красавчик (1); Плейбой (1);
  • образы, соотносимые с духовностью: Феб (1)

Примечательно, что в анкетах юношей на тему «женское» образы соотносимые отсутствуют, на тему «мужское» присутствует только один такой образ.



Заключение

Можно сделать следующие выводы о представлениях о «женском» в среде современного студенчества:

1) Всё многообразие рассмотренных в данной части исследования ассоциаций, полученных в результате проведения ассоциативного эксперимента по методике «Серия тематических ассоциаций», во-первых, так или иначе соотносимо с образами (шестая группа ассоциаций из предложенной в настоящем исследовании классификации). Во-вторых, все ассоциации возможно систематизировать и рассмотреть через соотношение плотского и духовного. Крайними точками этой шкалы образов будут «Дева Мария», «Богоматерь» как предельное воплощение "духовности", с противоположной стороны – «Вертихвостка», «Проститутка» как образы, выражающие доминанту "плотского".

2) Результаты сравнительного анализа ассоциаций, представленных в анкетах респондентов мужского и женского пола, указывают на отсутствие противоречий между понятиями о женском и мужском у девушек и юношей, присутствуют только незначительные нюансы.

3) В анкетах представителей обоих полов присутствуют преимущественно ассоциации, соотносимые с категорией «плотское». Это характерно для ассоциатов всех групп и особенно явно представлено в группе ассоциаций, указывающих на атрибуты, связанные с женским гендером (аналогичная ситуация и с атрибутами, связанными с мужским гендером).

Специфика социально-психологического образа женского гендера в конце XIX – начале XX века в российском обществе заключается в наличии многогранных образов (вариантов женского гендера), в которых диалектически сосуществуют телесность и духовность, проявляется различная мера соотношения плотского и духовного – "одухотворения плоти" и "оплотнения Духа". Еще раз подчеркнем, что гендер (социальный пол) является результатом взаимодействия различных культурных и социальных институтов. Основываясь на анализе данных ассоциативного эксперимента, проведенного среди представителей красноярской студенческой молодежи, можно заключить следующее: в современном российском обществе в молодежной и студенческой среде формируется женский гендер, специфической чертой которого является доминанта телесности .

Библиография
1.
Ажгихина Н. Гендерные стереотипы в современных масс-медиа //Женщины: свобода слова и творчества: сборник статей. М.: Эслан. – 2001. – С. 5-22.
2.
Аристов В. Советская" матриархаика" и современные гендерные образы //Женщина и визуальные знаки. М., Идея-Пресс. – 2000. – С. 3-18.
3.
Гольдин В. Е. Ассоциативный эксперимент как речевая игра //Жизнь языка: сб. стат./РАН. М. – 2001. – С. 230-231.
4.
Городецкая Л. А. Ассоциативный эксперимент в коммуникативных исследованиях //Теория коммуникации и прикладная коммуникация:(Сб. тр./Ростов н/Д, ИуБиП─ Выпуск 1, 2001). ч с. – 2002.
5.
Гурко Т. А. Социология пола и гендерных отношений //Социология в России. М. – 1998. – С. 169-194.
6.
Дридзе Т. М. Ассоциативный эксперимент в конкретном социологическом исследовании //Семантическая структура слова.– М.: Наука. – 1971. – С. 169-178.
7.
Жуковский В.И., Копцева Н.П., Пивоваров Д.В. Визуальная сущность религии. Красноярск, 2006.
8.
Здравомыслова Е., Темкина А. Введение. Социальная конструкция гендера и гендерная система в России //Гендерное измерение социальной и политической активности в переходный период. СПб.: ЦНСИ. – 1996. – С. 5-13.
9.
Здравомыслова О. М. Семья и общество: гендерное измерение российской трансформации. – Эдиториал УРСС, 2003.
10.
Ильбейкина М.И. Современные музейные практики: 2000-2012 // Современные проблемы науки и образования. – 2013.-№ 1. – С. 399.
11.
Капитонова, А.В. Свободный ассоциативный эксперимент как метод изучения языкового сознания в психолингвистике // Язык. Коммуникация. Культура: тенденции XXI века: материалы международной конференции, посвященной 60-летнему юбилею факультета иностранных языков, 5-6 октября 2006 г. – Красноярск, КГПУ им. В.П. Астафьева, 2007. – С. 156 – 161.
12.
Карлова О.А., Москвич Ю.Н., Кирко В.И., Замараева Ю.С., Копцева Н.П., Резникова К.В., Сертакова Е.А., Кистова А.В., Шишацкий Н.Г. и др. Новое будущее Сибири: ожидания, вызовы, решения. Красноярск, 2013.
13.
Кистова А.В. Этнографический подход в социально-гуманитарных исследованиях // Современные проблемы науки и образования. – 2013.-№ 6. С. 900.
14.
Клименко А. П., Супрун А. Е. Ассоциативный эксперимент в ряду других методов семантических исследований //Словарь ассоциативных норм русского языка. М. – 1977. – С. 17-24.
15.
Козина И. М. Профессиональная сегрегация: гендерные стереотипы на рынке труда //Социологический журнал. – 2002. – №. 3. – С. 126-136.
16.
Колесник М.А. Спефицика понимания слова «Родина» студентами Сибирского федерального университета // Современные проблемы науки и образования. 2014.-№ 2. – С. 648.
17.
Копцева Н.П., Семенова А.А., Резникова К.В., Тарасова М.В., Григорьева Л.И., Пантелеева И.А., Пименова Н.Н., Либакова Н.М., Сертакова Е.А., Неволько Н.Н., Бахова Н.А., Лузан В.С., Счастливая Т.В., Шевырногова Л.П. и др. Теория и практика прикладных культурных исследований: региональный проект. СПб.: Эйдос, 2013.
18.
Копцева Н.П., Бахова Н.А., Замараева Ю.С., Кирко В.И. Проблема социокультурных исследований в современной гуманитарной науке // Современные проблемы науки и образования. 2012. № 3. С. 323.
19.
Легенина Т. Б. Гендерная социализация в современной российской семье: социокультурный анализ //Дисс.... канд. соц. наук. Ставрополь. – 2004.
20.
Либакова Н.М. Модификации гендерных образов в российской культуре конца XIX – начале XXI вв. Диссертация кандидата философских наук. Красноярск, 2011.
21.
Назаров, А.И., Соколов, Р.В. Ассоциация и ассоциативный эксперимент: разные судьбы // Вопросы психологии. – 2007, №4. – С. 125 – 139.
22.
Палкин, А.Д. Ассоциативный эксперимент как способ кросс-культурного исследования образов сознания // Вопросы психологии. – 2008, №4. – С. 81 – 89.
23.
Попова, Т.В. Ассоциативный эксперимент в психологии – М.: Флинта: МПСИ, 2006.
24.
Резникова К.В. Социальное конструирование общенациональной идентичности в Российской Федерации. Диссертация кандидата философских наук. Красноярск, 2012.
25.
Русский ассоциативный словарь. Ассоциативный тезаурус современного русского языка / Ю.Н. Караулов, Ю.А. Сорокин, Е.Ф. Тарасов, Н.В. Уфимцева. – М.: ИРЯ РАН, 1994.-Кн. 1. Прямой словарь: от стимула к реакции. Часть I. – М.: Помовский и партнеры, 1994. – 223 с.; кн. 2. Обратный словарь: от реакции к стимулу. Часть I. – 1994. – 358 с.; кн. 3. Прямой словарь : от стимула к реакции. Часть II. – 1996. – 212 с.; кн. 4. Обратный словарь: от реакции к стимулу. Часть II. – 1996. – 324 с.
26.
Рябов О. В. Mother Russia»: гендерный аспект образа России в западной историософии //Общественные науки и современность. – 2000. – №. 4. – С. 116-122.
27.
Рябова Т. Б. Пол власти: гендерные стереотипы в современной российской политике. – ГОУ ВПО" Ивановский государственный университет", 2008.
28.
Рябова Т. Б. Стереотипы и стереотипизация как проблема гендерных исследований //Личность. Культура. Общество. – 2003. – Т. 5. – №. 1. – С. 2.
29.
Середкина Н.Н. Констурирование позитивной этнической идентичности в поликультурной системе. Автореферат диссертации кандидата философских наук. Красноярск, 2013.
30.
Сертакова Е.А. Культурная география А. Лефевра в свете гуманитарных исследований социального пространства города // Теория и практика общественного развития. 2012.-№ 3. – С. 24-26.
31.
Сертакова Е.А. Социальный конструктивизм как концепция конструирования этноса // Современные проблемы науки и образования. 2013. № 6. С. 999
32.
Сурманидзе, Л.Д. Культура: современные эмпирико-исследовательские тенденции // Человек: соотношение национального и общечеловеческого. Сб. материалов международного симпозиума (г. Зугдиди, Грузия, 19–20 мая 2004 г.) Выпуск 2 / Под ред. В.В. Парцвания. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2004. – С.225 – 238.
33.
Тарасов Е. Ф. Образ России: методология исследования //Вопросы психолингвистики. – 2006. – №. 4. – С. 69-73.
34.
Темкина А. А., Rotkirch A. Советские гендерные контракты и их трансформация в современной России //Социологические исследования. – 2002. – №. 11. – С. 4-14.
35.
Титаренко Л. Г. Гендерная социология //Мн.: Белорус. гос. ун-т. – 2003. – Т. 152.
36.
Турунен Н., Харченкова Л. И. Ассоциативный эксперимент как средство выявления картины мира у представителей разных культур //Русское и финское коммуникативное поведение. Воронеж: Издательство ВГТУ. – 2000.
37.
Шумкова М. А. Методологические подходы к исследованию гендерных стереотипов //Вестник Удмуртского университета. – 2009. – №. 3-1. – С. 107-116.
38.
Benítez-Galbraith J., Irvin E., Galbraith C. S. Gender Images and the Evolution of Work Roles in Mexican Film: A Pilot Content Study of Pre-and Post-NAFTA Periods //Hispanic Research Journal. – 2011. – Т. 12. – №. 2. – С. 167-183.
39.
Brandth B. Rural masculinity in transition: gender images in tractor advertisements //Journal of rural studies. – 1995. – Т. 11. – №. 2. – С. 123-133.
40.
Bryant S. et al. Mental association investigated by experiment //Mind. – 1889. – Т. 14. – №. 54. – С. 230-250.
41.
Bryukhanova Y.M. Opposition of Male Characters in the Novel “Doctor Zhivago” by Boris Pasternak: Beauty vs. Freedom // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 4 (2013 6) 508-513.
42.
BudenkovaV.E. and Elena N. Savelieva. Principles of Humanitarian Paradigm of Intercultural Communication Development // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 6 (2014 7) 942-950.
43.
David C. Gillespie. Border Consciousness in the Fictional Worlds of Andreï Makine // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 6 (2012 5) 798-811.
44.
Fedina E. V. The Phenomenon of “the Other” as a Socioforming Factor of Krasnoyarsk Region (Based on the Association Experiment Method by A.I. Nazarov) // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 11 (2011 4) 1543-1552.
45.
Gustavsson E., Czarniawska B. Web woman: the on-line construction of corporate and gender images //Organization. – 2004. – Т. 11. – №. 5. – С. 651-670.
46.
Ivanova E.I. Loneliness in Eternity: Infernal Existences of Mythical Heroes // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 7 (2014 7) 1112-1119.
47.
Jordanova L. J. Sexual visions: Images of gender in science and medicine between the eighteenth and twentieth centuries. – Univ of Wisconsin Press, 1993.
48.
Jung C. G. On psychophysical relations of the associative experiment //The Journal of Abnormal Psychology. – 1907. – Т. 1. – №. 6. – С. 247.
49.
Jung C. G. The psychopathological significance of the association experiment //Collected Works. – 1906. – Т. 2.
50.
Kapidzic S., Herring S. C. Race, gender, and self-presentation in teen profile photographs //New Media & Society. – 2014. – С. 1461444813520301.
51.
Kelley T. L. The association experiment: Individual differences and correlations //Psychological Review. – 1913. – Т. 20. – №. 6. – С. 479.
52.
Kivkutsan G.V. Specific Character of Modern Interethnic Relations in Krasnoyarsk Territory as Per Associative Experiment // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 11 (2011 4) 1553-1576.
53.
Koptseva N.P. Cultural and anthropological problem of Social Engineering (Methodological Problem at Modern Applied Culture Studies) // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 1 (2009 3) 22-34.
54.
Koptseva N.P., Natalia A. Bakhova and Julia S. Zamaraeva. Socio-Cultural Study of Leisure Needs and Preferences of People with Disabilities Living in the City of Krasnoyarsk // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 3 (2012 5) 307-323.
55.
Koptseva N.P., Julia S. Zamaraeva, Ekaterina A. Sertakova. Sociocultural Research of the Cultural Requirements of the Residents of the Krasnoyarsk City // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 11 (2011 4) 1577-1588.
56.
Koptseva N.P., Reznikova K.V. Selection of Methodological Principles for Actual Research on Culture // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 4 (2009 2) 491-506.
57.
Kunkel L. O. et al. A possible causative agent for the mosaic disease of corn //Hawaii Sugar Planters Association Experiment Station Bulletin, Botany Series. – 1921. – Т. 3. – С. 44-58.
58.
Libakova N.M. Specifics of the Category of «Gender» in the Modern Krasnoyarsk Culture: Results of the Association Experiment According to the Methodology «Thematic Associations Series» // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 5 (2010 3) 727-746.
59.
Libakova N.M. Specific Nature and Applied Methodology of Gender Theory in Cultural Studies // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 4 (2009 2) 580-586.
60.
Lutkehaus N., Roscoe P. (ed.). Gender rituals: Female initiation in Melanesia. – Routledge, 2013.
61.
Luzan V.S. Cultural Policy as Subject of Applied Culture Studies // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 3 (2009 2) 323-335.
62.
Meier C. A. The Unconscious in Its Empirical Manifestations: With Special Reference to the Association Experiment of CG Jung. – Sigo Press, 1984.
63.
Mouton E., Van Wolde E. New Life from a Pastoral Text of Terror? Gender Perspectives on God and Humanity in 1 Timothy 2 //Scriptura. – 2013. – Т. 111. – №. 1. – С. 583-601.
64.
Napoli J., Murgolo-Poore M., Boudville I. Female gender images in adolescent magazine advertising //Australasian Marketing Journal (AMJ). – 2003. – Т. 11. – №. 1. – С. 60-69.
65.
Nartova N. A. Гендерный контракт современного российского общества и неконвенциональные гендерные идентичности //Женщина в российском обществе. – 2008. – №. 3. – С. 56-64.
66.
Nemirovskaya A.V. Dynamics of Social Trust in Social Institutions in the Characterization of Social and Cultural Portrait of the Krasnoyarsk Territory // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 5 (2010 3) 754-763.
67.
Nemirovskiy V.G. Sociocultural Specifics of Siberian Residents’ Ideas of the Meaning of Life and Attitude to Death at the End of the XX Century and at the Beginning of the XXI Century within the Framework of Postnonclassic Approach // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 1 (2010 3) 53-68.
68.
Nemirovskiy V.G. Population of the Region about Barriers to Effective Modernization (on the Materials of Social Research in Krasnoyarsk Krai) // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 8 (2013 6) 1142-1154.
69.
Ovsyanik O.A. Gender Differences in Age Perception by Women Aged 40-60 in Russia and Australia // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 2 (2013 6) 223-234.
70.
Pavlov A.P. Educational Environment of Young People as Part of Socio-cultural Environment of the Country and the Region // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 8 (2013 6) 1219-1231.
71.
Phillips M. G. Sport, war and gender images: the Australian sportsmen's battalions and the First World War //The International Journal of the History of Sport. – 1997. – Т. 14. – №. 1. – С. 78-96.
72.
Rado L. (ed.). Modernism Gender and Culture: A Cultural Studies Approach. – Routledge, 2013. – Т. 1863.
73.
Semyonova A.A. The Concept “State” in Local Culture of Krasnoyarsk: the Results of an Associative Experiment Based on the Method “Series of Thematic Associations» // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 11 (2011 4) 1526-1542.
74.
Stivers C. M. Gender images in public administration: Legitimacy and the administrative state. – Sage Publications, 2002.
75.
Vasilyev V.K. On The Semantics of the “Turgenev’s Girl” Psychotype // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 5 (2014 7) 757-764.
76.
Webster J. Shaping women's work: Gender, employment and information technology. – Routledge, 2014.
77.
Woyshner C. Picturing Women: Gender, Images, and Representation in Social Studies //Social Education. – 2006. – Т. 70. – №. 6. – С. 358-362.
78.
Zamaraeva J.S. Relation of the Migrant and the Receiving Environment as a Phenomenon of the Krasnoyarsk Territory Modern Culture (Association Experiment Results Based on the Methodology “Serial Thematic Associations”) // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 6 (2011 4) 805-815.
79.
Перегудина В. А. Особенности возрастного становления гендерной идентичности //Известия Тульского государственного университета. Гуманитарные науки. – 2010. – №. 2.
80.
Замараева Ю.С. Oсобенности этнической миграции в социально-психологическом восприятии (на материале анализа результатов эксперимента по методике «Серийные тематические ассоциации) // NB: Проблемы общества и политики. - 2014. - 9. - C. 63 - 82. DOI: 10.7256/2306-0158.2014.9.13407. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_13407.html
81.
Дудко В.А. Влияние знаково-символического продукта на формирование образовательной среды и развитие морального сознания учащихся // NB: Психология и психотехника. - 2014. - 3. - C. 19 - 59. DOI: 10.7256/2306-0425.2014.3.12423. URL: http://www.e-notabene.ru/psp/article_12423.html
82.
Голикова Г.А. Формирование ценностно-аксиологического подхода в школьном литературном образовании: к постановке проблемы // NB: Педагогика и просвещение. - 2014. - 1. - C. 14 - 24. DOI: 10.7256/2306-4188.2014.1.10853. URL: http://www.e-notabene.ru/pp/article_10853.html
83.
Панина Е.А. Методы формирования позитивных паттернов поведения у подростков в конфликтной ситуации // NB: Психология и психотехника. - 2014. - 5. - C. 39 - 59. DOI: 10.7256/2306-0425.2014.5.13353. URL: http://www.e-notabene.ru/psp/article_13353.html
84.
Толстокорова А.В. Роль пространственной эмансипации в формировании гендерной идентичности украинских образованных женщин (конец XIX - начало XX вв.) // NB: Культуры и искусства. - 2013. - 1. - C. 92 - 146. DOI: 10.7256/2306-1618.2013.1.316. URL: http://www.e-notabene.ru/ca/article_316.html
85.
В. В. Ванслов Научно-технический прогресс и культура // Культура и искусство. - 2012. - 6. - C. 27 - 33.
86.
Деулин Д.В. Специфика психологической безопасности образовательной среды высшего учебного заведения МВД // NB: Педагогика и просвещение. - 2013. - 3. - C. 25 - 37. DOI: 10.7256/2306-4188.2013.3.9720. URL: http://www.e-notabene.ru/pp/article_9720.html
References (transliterated)
1.
Azhgikhina N. Gendernye stereotipy v sovremennykh mass-media //Zhenshchiny: svoboda slova i tvorchestva: sbornik statei. M.: Eslan. – 2001. – S. 5-22.
2.
Aristov V. Sovetskaya" matriarkhaika" i sovremennye gendernye obrazy //Zhenshchina i vizual'nye znaki. M., Ideya-Press. – 2000. – S. 3-18.
3.
Gol'din V. E. Assotsiativnyi eksperiment kak rechevaya igra //Zhizn' yazyka: sb. stat./RAN. M. – 2001. – S. 230-231.
4.
Gorodetskaya L. A. Assotsiativnyi eksperiment v kommunikativnykh issledovaniyakh //Teoriya kommunikatsii i prikladnaya kommunikatsiya:(Sb. tr./Rostov n/D, IuBiP─ Vypusk 1, 2001). ch s. – 2002.
5.
Gurko T. A. Sotsiologiya pola i gendernykh otnoshenii //Sotsiologiya v Rossii. M. – 1998. – S. 169-194.
6.
Dridze T. M. Assotsiativnyi eksperiment v konkretnom sotsiologicheskom issledovanii //Semanticheskaya struktura slova.– M.: Nauka. – 1971. – S. 169-178.
7.
Zhukovskii V.I., Koptseva N.P., Pivovarov D.V. Vizual'naya sushchnost' religii. Krasnoyarsk, 2006.
8.
Zdravomyslova E., Temkina A. Vvedenie. Sotsial'naya konstruktsiya gendera i gendernaya sistema v Rossii //Gendernoe izmerenie sotsial'noi i politicheskoi aktivnosti v perekhodnyi period. SPb.: TsNSI. – 1996. – S. 5-13.
9.
Zdravomyslova O. M. Sem'ya i obshchestvo: gendernoe izmerenie rossiiskoi transformatsii. – Editorial URSS, 2003.
10.
Il'beikina M.I. Sovremennye muzeinye praktiki: 2000-2012 // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2013.-№ 1. – S. 399.
11.
Kapitonova, A.V. Svobodnyi assotsiativnyi eksperiment kak metod izucheniya yazykovogo soznaniya v psikholingvistike // Yazyk. Kommunikatsiya. Kul'tura: tendentsii XXI veka: materialy mezhdunarodnoi konferentsii, posvyashchennoi 60-letnemu yubileyu fakul'teta inostrannykh yazykov, 5-6 oktyabrya 2006 g. – Krasnoyarsk, KGPU im. V.P. Astaf'eva, 2007. – S. 156 – 161.
12.
Karlova O.A., Moskvich Yu.N., Kirko V.I., Zamaraeva Yu.S., Koptseva N.P., Reznikova K.V., Sertakova E.A., Kistova A.V., Shishatskii N.G. i dr. Novoe budushchee Sibiri: ozhidaniya, vyzovy, resheniya. Krasnoyarsk, 2013.
13.
Kistova A.V. Etnograficheskii podkhod v sotsial'no-gumanitarnykh issledovaniyakh // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2013.-№ 6. S. 900.
14.
Klimenko A. P., Suprun A. E. Assotsiativnyi eksperiment v ryadu drugikh metodov semanticheskikh issledovanii //Slovar' assotsiativnykh norm russkogo yazyka. M. – 1977. – S. 17-24.
15.
Kozina I. M. Professional'naya segregatsiya: gendernye stereotipy na rynke truda //Sotsiologicheskii zhurnal. – 2002. – №. 3. – S. 126-136.
16.
Kolesnik M.A. Spefitsika ponimaniya slova «Rodina» studentami Sibirskogo federal'nogo universiteta // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. 2014.-№ 2. – S. 648.
17.
Koptseva N.P., Semenova A.A., Reznikova K.V., Tarasova M.V., Grigor'eva L.I., Panteleeva I.A., Pimenova N.N., Libakova N.M., Sertakova E.A., Nevol'ko N.N., Bakhova N.A., Luzan V.S., Schastlivaya T.V., Shevyrnogova L.P. i dr. Teoriya i praktika prikladnykh kul'turnykh issledovanii: regional'nyi proekt. SPb.: Eidos, 2013.
18.
Koptseva N.P., Bakhova N.A., Zamaraeva Yu.S., Kirko V.I. Problema sotsiokul'turnykh issledovanii v sovremennoi gumanitarnoi nauke // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. 2012. № 3. S. 323.
19.
Legenina T. B. Gendernaya sotsializatsiya v sovremennoi rossiiskoi sem'e: sotsiokul'turnyi analiz //Diss.... kand. sots. nauk. Stavropol'. – 2004.
20.
Libakova N.M. Modifikatsii gendernykh obrazov v rossiiskoi kul'ture kontsa XIX – nachale XXI vv. Dissertatsiya kandidata filosofskikh nauk. Krasnoyarsk, 2011.
21.
Nazarov, A.I., Sokolov, R.V. Assotsiatsiya i assotsiativnyi eksperiment: raznye sud'by // Voprosy psikhologii. – 2007, №4. – S. 125 – 139.
22.
Palkin, A.D. Assotsiativnyi eksperiment kak sposob kross-kul'turnogo issledovaniya obrazov soznaniya // Voprosy psikhologii. – 2008, №4. – S. 81 – 89.
23.
Popova, T.V. Assotsiativnyi eksperiment v psikhologii – M.: Flinta: MPSI, 2006.
24.
Reznikova K.V. Sotsial'noe konstruirovanie obshchenatsional'noi identichnosti v Rossiiskoi Federatsii. Dissertatsiya kandidata filosofskikh nauk. Krasnoyarsk, 2012.
25.
Russkii assotsiativnyi slovar'. Assotsiativnyi tezaurus sovremennogo russkogo yazyka / Yu.N. Karaulov, Yu.A. Sorokin, E.F. Tarasov, N.V. Ufimtseva. – M.: IRYa RAN, 1994.-Kn. 1. Pryamoi slovar': ot stimula k reaktsii. Chast' I. – M.: Pomovskii i partnery, 1994. – 223 s.; kn. 2. Obratnyi slovar': ot reaktsii k stimulu. Chast' I. – 1994. – 358 s.; kn. 3. Pryamoi slovar' : ot stimula k reaktsii. Chast' II. – 1996. – 212 s.; kn. 4. Obratnyi slovar': ot reaktsii k stimulu. Chast' II. – 1996. – 324 s.
26.
Ryabov O. V. Mother Russia»: gendernyi aspekt obraza Rossii v zapadnoi istoriosofii //Obshchestvennye nauki i sovremennost'. – 2000. – №. 4. – S. 116-122.
27.
Ryabova T. B. Pol vlasti: gendernye stereotipy v sovremennoi rossiiskoi politike. – GOU VPO" Ivanovskii gosudarstvennyi universitet", 2008.
28.
Ryabova T. B. Stereotipy i stereotipizatsiya kak problema gendernykh issledovanii //Lichnost'. Kul'tura. Obshchestvo. – 2003. – T. 5. – №. 1. – S. 2.
29.
Seredkina N.N. Konsturirovanie pozitivnoi etnicheskoi identichnosti v polikul'turnoi sisteme. Avtoreferat dissertatsii kandidata filosofskikh nauk. Krasnoyarsk, 2013.
30.
Sertakova E.A. Kul'turnaya geografiya A. Lefevra v svete gumanitarnykh issledovanii sotsial'nogo prostranstva goroda // Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya. 2012.-№ 3. – S. 24-26.
31.
Sertakova E.A. Sotsial'nyi konstruktivizm kak kontseptsiya konstruirovaniya etnosa // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. 2013. № 6. S. 999
32.
Surmanidze, L.D. Kul'tura: sovremennye empiriko-issledovatel'skie tendentsii // Chelovek: sootnoshenie natsional'nogo i obshchechelovecheskogo. Sb. materialov mezhdunarodnogo simpoziuma (g. Zugdidi, Gruziya, 19–20 maya 2004 g.) Vypusk 2 / Pod red. V.V. Partsvaniya. SPb.: Sankt-Peterburgskoe filosofskoe obshchestvo, 2004. – S.225 – 238.
33.
Tarasov E. F. Obraz Rossii: metodologiya issledovaniya //Voprosy psikholingvistiki. – 2006. – №. 4. – S. 69-73.
34.
Temkina A. A., Rotkirch A. Sovetskie gendernye kontrakty i ikh transformatsiya v sovremennoi Rossii //Sotsiologicheskie issledovaniya. – 2002. – №. 11. – S. 4-14.
35.
Titarenko L. G. Gendernaya sotsiologiya //Mn.: Belorus. gos. un-t. – 2003. – T. 152.
36.
Turunen N., Kharchenkova L. I. Assotsiativnyi eksperiment kak sredstvo vyyavleniya kartiny mira u predstavitelei raznykh kul'tur //Russkoe i finskoe kommunikativnoe povedenie. Voronezh: Izdatel'stvo VGTU. – 2000.
37.
Shumkova M. A. Metodologicheskie podkhody k issledovaniyu gendernykh stereotipov //Vestnik Udmurtskogo universiteta. – 2009. – №. 3-1. – S. 107-116.
38.
Benítez-Galbraith J., Irvin E., Galbraith C. S. Gender Images and the Evolution of Work Roles in Mexican Film: A Pilot Content Study of Pre-and Post-NAFTA Periods //Hispanic Research Journal. – 2011. – T. 12. – №. 2. – S. 167-183.
39.
Brandth B. Rural masculinity in transition: gender images in tractor advertisements //Journal of rural studies. – 1995. – T. 11. – №. 2. – S. 123-133.
40.
Bryant S. et al. Mental association investigated by experiment //Mind. – 1889. – T. 14. – №. 54. – S. 230-250.
41.
Bryukhanova Y.M. Opposition of Male Characters in the Novel “Doctor Zhivago” by Boris Pasternak: Beauty vs. Freedom // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 4 (2013 6) 508-513.
42.
BudenkovaV.E. and Elena N. Savelieva. Principles of Humanitarian Paradigm of Intercultural Communication Development // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 6 (2014 7) 942-950.
43.
David C. Gillespie. Border Consciousness in the Fictional Worlds of Andreï Makine // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 6 (2012 5) 798-811.
44.
Fedina E. V. The Phenomenon of “the Other” as a Socioforming Factor of Krasnoyarsk Region (Based on the Association Experiment Method by A.I. Nazarov) // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 11 (2011 4) 1543-1552.
45.
Gustavsson E., Czarniawska B. Web woman: the on-line construction of corporate and gender images //Organization. – 2004. – T. 11. – №. 5. – S. 651-670.
46.
Ivanova E.I. Loneliness in Eternity: Infernal Existences of Mythical Heroes // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 7 (2014 7) 1112-1119.
47.
Jordanova L. J. Sexual visions: Images of gender in science and medicine between the eighteenth and twentieth centuries. – Univ of Wisconsin Press, 1993.
48.
Jung C. G. On psychophysical relations of the associative experiment //The Journal of Abnormal Psychology. – 1907. – T. 1. – №. 6. – S. 247.
49.
Jung C. G. The psychopathological significance of the association experiment //Collected Works. – 1906. – T. 2.
50.
Kapidzic S., Herring S. C. Race, gender, and self-presentation in teen profile photographs //New Media & Society. – 2014. – S. 1461444813520301.
51.
Kelley T. L. The association experiment: Individual differences and correlations //Psychological Review. – 1913. – T. 20. – №. 6. – S. 479.
52.
Kivkutsan G.V. Specific Character of Modern Interethnic Relations in Krasnoyarsk Territory as Per Associative Experiment // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 11 (2011 4) 1553-1576.
53.
Koptseva N.P. Cultural and anthropological problem of Social Engineering (Methodological Problem at Modern Applied Culture Studies) // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 1 (2009 3) 22-34.
54.
Koptseva N.P., Natalia A. Bakhova and Julia S. Zamaraeva. Socio-Cultural Study of Leisure Needs and Preferences of People with Disabilities Living in the City of Krasnoyarsk // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 3 (2012 5) 307-323.
55.
Koptseva N.P., Julia S. Zamaraeva, Ekaterina A. Sertakova. Sociocultural Research of the Cultural Requirements of the Residents of the Krasnoyarsk City // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 11 (2011 4) 1577-1588.
56.
Koptseva N.P., Reznikova K.V. Selection of Methodological Principles for Actual Research on Culture // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 4 (2009 2) 491-506.
57.
Kunkel L. O. et al. A possible causative agent for the mosaic disease of corn //Hawaii Sugar Planters Association Experiment Station Bulletin, Botany Series. – 1921. – T. 3. – S. 44-58.
58.
Libakova N.M. Specifics of the Category of «Gender» in the Modern Krasnoyarsk Culture: Results of the Association Experiment According to the Methodology «Thematic Associations Series» // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 5 (2010 3) 727-746.
59.
Libakova N.M. Specific Nature and Applied Methodology of Gender Theory in Cultural Studies // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 4 (2009 2) 580-586.
60.
Lutkehaus N., Roscoe P. (ed.). Gender rituals: Female initiation in Melanesia. – Routledge, 2013.
61.
Luzan V.S. Cultural Policy as Subject of Applied Culture Studies // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 3 (2009 2) 323-335.
62.
Meier C. A. The Unconscious in Its Empirical Manifestations: With Special Reference to the Association Experiment of CG Jung. – Sigo Press, 1984.
63.
Mouton E., Van Wolde E. New Life from a Pastoral Text of Terror? Gender Perspectives on God and Humanity in 1 Timothy 2 //Scriptura. – 2013. – T. 111. – №. 1. – S. 583-601.
64.
Napoli J., Murgolo-Poore M., Boudville I. Female gender images in adolescent magazine advertising //Australasian Marketing Journal (AMJ). – 2003. – T. 11. – №. 1. – S. 60-69.
65.
Nartova N. A. Gendernyi kontrakt sovremennogo rossiiskogo obshchestva i nekonventsional'nye gendernye identichnosti //Zhenshchina v rossiiskom obshchestve. – 2008. – №. 3. – S. 56-64.
66.
Nemirovskaya A.V. Dynamics of Social Trust in Social Institutions in the Characterization of Social and Cultural Portrait of the Krasnoyarsk Territory // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 5 (2010 3) 754-763.
67.
Nemirovskiy V.G. Sociocultural Specifics of Siberian Residents’ Ideas of the Meaning of Life and Attitude to Death at the End of the XX Century and at the Beginning of the XXI Century within the Framework of Postnonclassic Approach // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 1 (2010 3) 53-68.
68.
Nemirovskiy V.G. Population of the Region about Barriers to Effective Modernization (on the Materials of Social Research in Krasnoyarsk Krai) // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 8 (2013 6) 1142-1154.
69.
Ovsyanik O.A. Gender Differences in Age Perception by Women Aged 40-60 in Russia and Australia // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 2 (2013 6) 223-234.
70.
Pavlov A.P. Educational Environment of Young People as Part of Socio-cultural Environment of the Country and the Region // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 8 (2013 6) 1219-1231.
71.
Phillips M. G. Sport, war and gender images: the Australian sportsmen's battalions and the First World War //The International Journal of the History of Sport. – 1997. – T. 14. – №. 1. – S. 78-96.
72.
Rado L. (ed.). Modernism Gender and Culture: A Cultural Studies Approach. – Routledge, 2013. – T. 1863.
73.
Semyonova A.A. The Concept “State” in Local Culture of Krasnoyarsk: the Results of an Associative Experiment Based on the Method “Series of Thematic Associations» // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 11 (2011 4) 1526-1542.
74.
Stivers C. M. Gender images in public administration: Legitimacy and the administrative state. – Sage Publications, 2002.
75.
Vasilyev V.K. On The Semantics of the “Turgenev’s Girl” Psychotype // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 5 (2014 7) 757-764.
76.
Webster J. Shaping women's work: Gender, employment and information technology. – Routledge, 2014.
77.
Woyshner C. Picturing Women: Gender, Images, and Representation in Social Studies //Social Education. – 2006. – T. 70. – №. 6. – S. 358-362.
78.
Zamaraeva J.S. Relation of the Migrant and the Receiving Environment as a Phenomenon of the Krasnoyarsk Territory Modern Culture (Association Experiment Results Based on the Methodology “Serial Thematic Associations”) // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 6 (2011 4) 805-815.
79.
Peregudina V. A. Osobennosti vozrastnogo stanovleniya gendernoi identichnosti //Izvestiya Tul'skogo gosudarstvennogo universiteta. Gumanitarnye nauki. – 2010. – №. 2.
80.
Zamaraeva Yu.S. Osobennosti etnicheskoi migratsii v sotsial'no-psikhologicheskom vospriyatii (na materiale analiza rezul'tatov eksperimenta po metodike «Seriinye tematicheskie assotsiatsii) // NB: Problemy obshchestva i politiki. - 2014. - 9. - C. 63 - 82. DOI: 10.7256/2306-0158.2014.9.13407. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_13407.html
81.
Dudko V.A. Vliyanie znakovo-simvolicheskogo produkta na formirovanie obrazovatel'noi sredy i razvitie moral'nogo soznaniya uchashchikhsya // NB: Psikhologiya i psikhotekhnika. - 2014. - 3. - C. 19 - 59. DOI: 10.7256/2306-0425.2014.3.12423. URL: http://www.e-notabene.ru/psp/article_12423.html
82.
Golikova G.A. Formirovanie tsennostno-aksiologicheskogo podkhoda v shkol'nom literaturnom obrazovanii: k postanovke problemy // NB: Pedagogika i prosveshchenie. - 2014. - 1. - C. 14 - 24. DOI: 10.7256/2306-4188.2014.1.10853. URL: http://www.e-notabene.ru/pp/article_10853.html
83.
Panina E.A. Metody formirovaniya pozitivnykh patternov povedeniya u podrostkov v konfliktnoi situatsii // NB: Psikhologiya i psikhotekhnika. - 2014. - 5. - C. 39 - 59. DOI: 10.7256/2306-0425.2014.5.13353. URL: http://www.e-notabene.ru/psp/article_13353.html
84.
Tolstokorova A.V. Rol' prostranstvennoi emansipatsii v formirovanii gendernoi identichnosti ukrainskikh obrazovannykh zhenshchin (konets XIX - nachalo XX vv.) // NB: Kul'tury i iskusstva. - 2013. - 1. - C. 92 - 146. DOI: 10.7256/2306-1618.2013.1.316. URL: http://www.e-notabene.ru/ca/article_316.html
85.
V. V. Vanslov Nauchno-tekhnicheskii progress i kul'tura // Kul'tura i iskusstvo. - 2012. - 6. - C. 27 - 33.
86.
Deulin D.V. Spetsifika psikhologicheskoi bezopasnosti obrazovatel'noi sredy vysshego uchebnogo zavedeniya MVD // NB: Pedagogika i prosveshchenie. - 2013. - 3. - C. 25 - 37. DOI: 10.7256/2306-4188.2013.3.9720. URL: http://www.e-notabene.ru/pp/article_9720.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"