по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
ВИКТИМОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КОРРУПЦИОННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ: анализ статистических показателей 2007-2012 гг.
Кабанов Павел Александрович

доктор юридических наук

профессор, Казанский инновационный университет им. В.Г. Тимирясова

420111, Россия, г. Казань, ул. Московская, 42

Kabanov Pavel Aleksandrovich

Doctor of Law

Professor, the department of Criminal Law and Procedure, Kazan Institute of Economics, Management and Law

420111, Russia, respublika Tatarstan, g. Kazan', ul. Moskovskaya, 42, of. NII protivodeistviya korruptsii

kabanovp@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

в качестве предмета проведенного исследования выступают: - официальные количественные статистические показатели характеризующие состояние коррупционной преступности в Республике Беларусь за период с 2007 по 2012 гг.;- официальные статистические данные, характеризующие жертв коррупционных преступлений в Республике Беларусьз а период с 2007 по 2012 гг.;- официальные статистические данные, отражающие социально-демографические характеристики жертв коррупционных преступлений в Республике Беларусь за период с 2007 по 2012 гг.;- тенденции, характеризующие виктимологическую составляющую коррупционной преступности в Республике Беларусь;- социальные последствия, характеризующие состояние коррупционной преступности в Республике Беларусь в качестве основного метода исследования виктимологической характеристики корррупционной преступности в Республике Беларусь использовался метод статистического анализа представленной информации в работе впервые в криминологической науке исследуются вопросы виктимологической характеристики коррупционной преступности Республики Беларусь за период с 2007 по 2012 гг. на основе данных официальной статистики Информационного центра МВД Республики Беларусь. В результате проведенного исследования выяснилось, что в Республике Беларусь налажен учет не только характеризующий количественные показатели зарегистрированных преступлений и лиц, их совершивших, материального вреда от них совершения, но и их жертв, с помощью которого возможен статистический анализ состояния коррупционной преступности, её негативных социальных последствий, в том числе и осуществить виктимологическую характеристику жертв. Проведенный статистический анализ показал, что наибольшее количество жертв коррупционной преступности приходится на коррупционные хищения, злоупотребления властью или служебным положением, значительное количество физических лиц становится жертвами превышения власти и взяточничества, а жертвами бездействия власти регистрируются единицы. В основном в качестве жертв коррупционной преступности выступают граждане этого государства, а доля иностранцев в общей структуре жертв незначительна. Образный портрет жертвы коррупционной преступности может выглядеть следующим образом: гражданин Республики Беларусь, мужчина, в возрасте от 18 до 49 лет, по социальному положению – рабочий либо не имеющий постоянного источника дохода.

Ключевые слова: коррупция, противодействие коррупции, жертва, виктимология корррупции, жертва коррупции, последствия коррупции, виктимологическая характеристика, Республика Беларусь, виктимология, виктимность

DOI:

10.7256/2306-0158.2014.2.10950

Дата направления в редакцию:

04-02-2014


Дата рецензирования:

05-02-2014


Дата публикации:

1-2-2014


Abstract.

The object of studies includes official quantitative statistical data characterizing the situation with the corruption crime in the Republic of Belarus for the period from 2007 to 2012; official statistical data characterizing victims of corruption crime in the Republic of Belarus for the period between 2007 and 2012.; official statistical data reflecting social and demographic characteristics of victims of corruption crimes in the Republic of Belarus for the period of 2007 and 2012; tendencies characterizing the victimological element of corruption crime in the Republic of Belarus; social consequences, characterizing the situation in the sphere of corruption crime in the Republic of Belarus. The author used the issues of victimologic characteristics of the corruption crime in the Republic of Belarus for the period of 2007 to 2012 based upon  the data provided by the official statistics of the Information Center of the Ministry of Internal Affairs of the Republic of Belarus. As a result of the study it was found out that in the Republic of Belarus they organized reporting, which characterizes quantity characteristics of registered crimes and data on the persons who have committed these crime, and the amount of damage from their acts, and also data on their victims is being reported, which allows to provide statistical analysis of corruption crime, its negative social consequences and the victimologic characteristics of the victims.  The statistical analysis showed that the most of victims of corruption crimes concerns corruption theft, abuse of public position, a large number of natural persons suffer from abuse of competence and bribery, while there is a small number of victims of failure of the officials to take necessary actions. Mostly the victims of the corruption crimes are citizens of Belarus, and a number of foreigners among the victims is insignificant.  The typical "portrait" of a victim of corruption crime in Belarus is as follows: it is a citizen of the Republic of Belarus, male, age 18 to 49, worker or a person with no permanent source of income.

Keywords:

corruption, fighting corruption, victim, corruption victim studies, corruption victim, corruption consequences, victimological characteristics, the Republic of Belarus, victimology, victimity

введение

Актуальность проведенного нами исследования заключается в том, что противодействие криминальному коррупционному поведению – одна из сложнейших задач любого современного государства. Её решению посвящено множество нормативных правовых актов, проведено огромное количество научных и научно-практических мероприятий, разработано и реализуется множество антикоррупционных мер, но она по прежнему сохраняет свои позиции в сфере социального управления, дискредитируя его. Не взирая на принимаемые в обществе меры по противодействию коррупции, это явление по прежнему остается в числе наиболее важных и острых проблем, нуждающихся в постоянном внимании со стороны международного сообщества и национальных государств. Одновременно с этим проблема противодействия коррупции становится и более притягательной для научных исследований специалистами различных направлений с использованием общенаучных и отраслевых методов познания.

Вопросам борьбы с коррупцией в современных государствах посвящено достаточное количество исследований и опубликовано значительное количество научных работ, однако появляются новые направления, которые предлагают нетрадиционные подходы к оценке состояния коррупции и мер противодействия ей. В число таких научных направлений, направленных на разработку мер по противодействию коррупции входит и виктимология коррупции (коррупционная виктимология [1, с.68-69], либо антикоррупционная виктимология [7, с.38]), в качестве одной из задач перед которой стоит оценка состояния коррупции в государстве и обществе через выявление виктимологических тенденций [11, с.13-18; 12, с.107-11; 13, с.43-46]. Как показывает современный российский криминологический опыт выявление виктимологических тенденцией состояния коррупции и эффективности мер противодействия ей возможно различными средствами, в том числе и с использованием имеющейся статистической информации о жертвах коррупционных правонарушений [3, с. 286-289; 4, с.8-17; 5, с.31-38; 6, с. 12-114; 8, с. 11-15; 9, с. 19-23; 10, с.42-45;]. Здесь следует оговориться, что на национальном уровне не все государства размещают статистические данные о правонарушениях, правонарушителях и их жертвах в открытом доступе, как правило, государственные статистические учреждения размещают на официальных сайтах не всю информацию, а только наиболее значимую, в которой незначительное место уделяется жертвам преступлений, в том числе и коррупционных. Исключением из этого правила оказалась статистическая информация о регистрации и предварительном расследовании преступлений по Республике Беларусь, подготовленная Информационным центром МВД Республики Беларусь, которая была размещена и находится на официальном сайте «криминологи.рф» [18]. В этой информационной базе данных наравне с характеристикой личности преступника, размешены и социально-демографические данные о жертвах преступлений в этом государстве за период с 2002 по 2012 гг. Не воспользоваться такой уникальной возможностью для криминологического анализа жертвоприношения коррупции в этом государстве было бы не разумным, тем более, что сами белорусские специалисты такого анализа не проводили, по непонятным причинам игнорирую одну из важнейших составляющих, характеризующих состояние коррупции и тенденции её трансформации.

Выбор хронологических рамок исследования обусловлен тем, что именно начиная с 2007 года, в соответствии с подзаконными нормативными правовыми актами Республики Беларусь, для осуществления статистического наблюдения был утвержден Перечень коррупционных преступлений [14], который был пересмотрен компетентными на то органами в декабре 2011 года [15]. На сегодняшний день коррупционными преступлениями в этом государстве являются деяния, ответственность за которые предусмотрена ст. 210 (Хищение путем злоупотребления служебным положением); ч.2 и 3 ст.235 (Легализация ("отмывание") материальных ценностей, приобретенных преступным путем с использованием служебного положения); ч.2 и 3 ст.424 (Злоупотребление властью или служебными полномочиями); ч.2 и 3 ст.425 (Бездействие должностного лица); ч.2 и 3 ст. 426 (Превышение власти или служебных полномочий); ст.ст. 429 (Незаконное участие в предпринимательской деятельности); 430 (Получение взятки); 431 (Дача взятки); 432 (Посредничество во взяточничестве) и 455 (Злоупотребление властью, превышение власти либо бездействие власти) Уголовного кодекса Республики Беларусь. Именно статистические данные по этим коррупционным преступлениям мы и будем анализировать за весь рассматриваемый период, игнорирую положения о том, что до 2012 года действовал иной (расширенный) Перечень коррупционных преступлений.

Исследовательская часть

Проведенный нами статистический анализ показателей коррупционной преступности в Республике Беларусь за период с 2007 по 2012 годы свидетельствует о том, что на территории этого государства было зарегистрировано 13 871 коррупционное преступление, выявлено 7 615 коррупционных преступников, которыми был причинен ущерб на сумму 109 560 375 015 рублей, а также признано потерпевшими и учтено 990 жертв коррупционных преступлений. В рассматриваемый нами период количество выявленных коррупционных преступлений в динамике выглядит следующим образом. В 2007 году на территории Республики Беларусь было зарегистрировано 2235 коррупционных преступлений, в 2008 – 2225, в 2009 – 2518, в 2010 – 2636, в 2011 – 2452, в 2012 – 1805. В течении двух последних лет отчетливо видны тенденции к снижению выявлению и регистрации коррупционных преступлений сотрудниками правоохранительных органов.

В тоже время количество зарегистрированных и учтенных коррупционных преступников в этом государстве оказалось следующим. В 2007 году их было выявлено и привлечено к уголовной ответственности – 1100 человек, в 2008 – 1138, в 2009 – 1368, в 2010 – 1454, в 2011 – 1380, в 2012 – 1175. И здесь мы отмечаем тенденцию к уменьшению числа лиц, выявленных правоохранительными органами за совершение коррупционных преступлений. На наш взгляд, эта тенденция обусловлена, в первую очередь, снижением общего количества выявленных коррупционных преступлений правоохранительными органами Республики Беларусь, то есть снижением их активности в поиске коррупционных преступлений и коррупционных преступников.

При осуществлении любого виктимологического исследования следует отметить, что в отличии от Российской Федерации, где в соответствии со статьей 42 УПК РФ потерпевшими от преступлений признаются физические и юридические лица [17], в Республике Беларусь в соответствии со статьями 49-50 УПК РБ, потерпевшими от преступлений могут признаваться только физические лица [16].

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что большая часть коррупционных преступлений в Республике Беларусь совершается без причинения какого-либо вреда жертве, только в каждом 14 случае правоохранительными органами при наличии на то оснований принимается решении о признании физического лица потерпевшим. К «коррупционным преступлениям без жертвы» можно отнести квалифицированную легализацию («отмывание») материальных ценностей, приобретенных преступным путем с использованием служебного положения, незаконное участие в предпринимательской деятельности и посредничество во взяточничестве, поскольку за весь исследуемый период ни одно физическое лицо не было признано потерпевшим по уголовным делам этой категории. Хотя в этот же период было зарегистрировано и учтено 288 коррупционных преступлений, указанных видов.

Измерение количественных показателей во времени показало, что в 2007 году было признано потерпевшими и учтено 199 жертв коррупционных преступлений, в 2008 – 114, в 2009 – 156, в 2010 – 216; в 2011 – 141; в 2012 – 164. Анализ виктимологической статистики показывает, что отчетливо видны разнонаправленные колебания количественных статистических показателей о жертвах коррупционных преступлений при относительно стабильном количестве регистрируемых коррупционных преступлений и выявлении лиц, их совершивших.

В числе основных показателей виктимологической характеристики коррупционной преступности является структурное содержание её жертв. Здесь мы можем классифицировать коррупционные преступления по количеству зарегистрированных жертв на такие группы как: с большим количеством жертв; значительным количеством жертв, небольшим количеством жертв и незначительным количеством жертв. К первой группе относятся потерпевшие от хищений, совершенных путем злоупотребления служебным положением (ст.210 УК РБ), иногда именуемых отечественными специалистами коррупционными хищениями [2, с.18-19; 7, с.103]. Их было признано таковыми за рассматриваемый период 276 человек, что составило 27,9% от общего количества жертв коррупционной преступности. Несколько меньше было зарегистрировано жертв злоупотребления властью или служебным положением (ч.2 и 3 ст. 424 УК РБ) – 213 человек или 21,5%, а также жертв злоупотреблением властью, превышения власти либо бездействия власти (ст.455 УК РБ) – 207 человек или 20,9%. Эта группа потерпевших составляет 70,3% в общей структуре жертв коррупционной преступности.

Значительное количество оказалось выявленных и зарегистрированных жертв превышения власти или служебными полномочиями (ч.2 и 3 ст. 426 УК РБ) – 135 человек или 13,7% и дачи взятки (ст.431 УК РБ) – 133 человек или 13,4% от общего количества жертв коррупционной преступности в Республике Беларусь.

Небольшое количество в Республике Беларусь зарегистрировано жертв получения взятки (ст.430 УК РБ) – 24 человека или 2,4%, хотя общее количество жертв взяточничества (дачи и получения взятки – ст.ст. 430-431 УК РБ) составляет 157 человек или 15,9% в структуре жертв коррупционной преступности.

Незначительное количество жертв – только 2 человека или 0,2% от общего количества жертв коррупционной преступности в Республике Беларусь были признаны жертвами квалифицированного бездействия власти (ч.2 и 3 ст.425 УК РБ).

Структурный анализ жертв коррупционной преступности в Республике Беларусь свидетельствует о том, что чаще всего население в этом государстве становятся жертвы коррупционных хищений и злоупотреблений властью, значительное количество жителей становятся жертвами превышения власти и взяточничества, а вот жертвами квалифицированного бездействия власти становятся единицы.

Важнейшим показателем виктимологической характеристики является социально-демографическая характеристика жертв криминального коррупционного поведения. Проведенный нами анализ статистической информации свидетельствует о том, что жертвами коррупционной преступности в Республике Беларусь чаще всего становятся мужчины 719 или 72,6% и только 271 или 27,4% – женщины.

Если сгруппировать жертв по социальному положению, то чаще всего жертвами коррупционной преступности в Республике Беларусь становятся рабочие. Их признано и зарегистрировано в рассматриваемый период в качестве жертв 289 человек или 29,2% в общем количестве жертв коррупционной преступности. Чуть меньше этого количества жертвами коррупционной преступности стали не работающие и не учащиеся лица – 256 человек или 25,9%. Значительное количество в числе жертв коррупционной преступности оказалось служащих – 74 человека или 7,5% и пенсионеров 58 человек или 5,9%. Незначительное количество жертв коррупционной преступности оказалось среди учащихся образовательных учреждений – 15 человек или 1,5% и иностранцев 25 человек или 2,5%. Значительную долю в структуре жертв коррупционной преступности в Республике Беларусь составили иные социальные группы 273 человека или 27,6%.

Количественные данные криминальной статистики Республики Беларусь предусматривают группировку жертв преступлений по возрастным группам. Здесь в официальной криминальной статистике выделяют следующие возрастные группы жертв преступлений: а) несовершеннолетние, б) лица в возрасте от 18 до 29 лет, в) лица в возрасте от 30 до 49 лет, г) лица в возрасте от 50 до 69 лет; д) лица в возрасте 70 лет и старше. Наибольший удельный вес среди жертв коррупционной преступности приходится на возрастную группу от 18 до 29 лет. Их зарегистрировано и учтено в количестве 419 человек или 42,3% в общей структуре жертв коррупционной преступности. Несколько меньше жертв коррупционной преступности в возрастной группе 30-49 лет. В ней оказалось 389 жертв или 39,3% всех жертв коррупционной преступности. Значительно меньше оказалось жертв коррупционной преступности возрастной группы 50-69 лет. Здесь оказались лишь 151 человек или 15,3%. Лица в возрасте 70 лет и старше 21 раз становились жертвами коррупционной преступности, а общей доле всех жертв криминального коррупционного поведения они составили лишь 2,1%. Наименьшей коррупционной виктимностью обладают несовершеннолетние их оказалось среди жертв коррупционной преступности всего 10 человек или 1%. В связи с этим можно предположить, что наиболее виктимогенной группой коррупционной преступности в Республике Беларусь являются лица в возрасте от 18 до 29 лет.

Важнейшей составляющей виктимологической характеристики коррупционной преступности является описание её негативных последствий, влияющих на состояние и поведение жертв. Количественные показатели криминальной статистики Республики Беларусь помимо размера причиненного материального вреда дополнительно имеют такие показатели, которые указывают на причинение физического вреда – количество погибших и раненых. Согласно изученных нами данным в рассматриваемый период в результате совершения коррупционных преступлений в этом государстве погибло 3 человека и получило ранения различной степени тяжести 7 человек. Таким образом, можно утверждать о том, что в результате совершения коррупционных преступлений в рассматриваемый период в Республике Беларусь 10 человекам был причинен физический вред, что составляет 1% от общего количества жертв этого вида преступности. Как правило, жертвы коррупционных преступлений, которым причинялся физический вред – это физические лица, пострадавшие от превышения власти представителями органов власти или пострадавшие в результате бездействия должностных лиц этих органов.

Выводы

Проведенное нами криминологическое исследование позволяет нам сформулировать некоторые выводы.

Во-первых, в Республике Беларусь налажен учет не только характеризующий количественные показатели зарегистрированных преступлений и лиц, их совершивших, материального вреда от них совершения, но и их жертв, с помощью которого возможен статистический анализ состояния коррупционной преступности в этом государстве, её негативных социальных последствий, в том числе и осуществить виктимологическую характеристику жертв.

Во-вторых, наибольшее количество жертв коррупционной преступности приходится на коррупционные хищения, злоупотребления властью или служебным положением, значительное количество физических лиц становится жертвами превышения власти и взяточничества, а жертвами бездействия власти регистрируются единицы. В основном в качестве жертв коррупционной преступности выступают граждане этого государства, а доля иностранцев в общей структуре жертв незначительна.

В-третьих, по половому признаку жертвами коррупционной преступности в Республике Беларусь чаще всего становятся мужчины, женщины в качестве жертв этого вида преступности регистрируются почти в четыре раза реже, чем мужчины.

В-четвертых, по социальному положению наиболее виктимогенными выглядят рабочие, составляющие почти треть всех жертв коррупционных преступлений, а также лица, не имеющие постоянного источника дохода (не учащиеся и не работающие).

В-пятых, наибольшей коррупционной виктимностью в Республике Беларусь обладают лица возрастной категории 18-29 лет и 30-49 лет составляющие более 80% всех потерпевших от коррупционных преступлений в этом государстве.

В-шестых, необходимы дальнейшие статистические наблюдения за состоянием коррупционной преступности в Республике Беларусь, а также её негативными последствиями для выявления не только тенденций, но и закономерностей её существования и распространения, в том числе и с использованием статистического анализа виктимологических показателей.

Библиография
1.
Варчук Т.В., Вишневецкий В.К. Виктимология: учебное пособие / под ред. С.Я. Лебедева. – М., 2009.
2.
Газимзянов Р.Р. Образ коррупционеров-расхитителей в материалах уголовных дел, рассмотренных судами на территории Республики Татарстан (результаты криминологического исследования) // Следователь. – 2009. – №2.
3.
Гарипов И.М. Виктимологическая характеристика жертв корпоративной криминальной коррупции в Республике Татарстан // Право и практика. Научные труды Кировского института МГЮА имени О.Е. Кутафина в городе Кирове. – 2011. – №8.
4.
Гарипов И.М. Виктимологическая характеристика жертв криминального коррупционного поведения в Республике Татарстан (криминологический анализ статистических показателей за 2007-2011 гг.) // Следователь. – 2012. – №12.
5.
Гарипов И.М. Виктимологическая характеристика криминального коррупционного поведения в Республике Татарстан (результаты статистического наблюдения за период 2007-2009 гг.)// Актуальные проблемы экономики и права. – 2010. – №4.
6.
Гарипов И.М. Виктимологические аспекты криминального коррупционного поведения в Республике Татарстан: криминологическое осмысление региональной криминальной статистики за 2009 год // Право и практика. Научные труды Кировского института МГЮА имени О.Е. Кутафина в городе Кирове. – 2010. – №7.
7.
Гарипов И.М. Виктимологические аспекты противодействия криминальному коррупционному поведению в Республике Татарстан / под науч. ред. д-ра юрид. наук П.А. Кабанова. – Казань, 2013.
8.
Гарипов И.М., Кабанов П.А. Виктимологическая характеристика «государственной коррупции» в Республике Татарстан // Административное и муниципальное право. – 2012. – №9.
9.
Гарипов И.М., Кабанов П.А. Виктимологическая характеристика криминального коррупционного поведения в Республике Татарстан за период с 2010-2011 гг. // Следователь. – 2013. – №1.
10.
Гарипов И.М., Кабанов П.А., Садеев М.М. Криминологическая характеристика жертв коррупционной преступности в Республике Татарстан: анализ статистических показателей за 2008 год // Актуальные вопросы права и правоприменительной практики: материалы круглого стола / Под ред. А.А. Юнусова.-Нижнекамск: Нижнекамский филиал МГЭИ, 2009. – Вып.4.
11.
Гарипов И.М., Кабанов П.А., Садеев М.М. Понятие, предмет, основные задачи и перспективы развития виктимологии коррупции //Актуальные проблемы юридической науки и правоприменительной практики: Сборник научных трудов. Вып. 6. – Сыктывкар: Изд-во Сыктывкарского ун-та, 2010.
12.
Кабанов П.А. Виктимология коррупции: понятие, предмет, структура // Право и практика. Научные труды Кировского института МГЮА имени О.Е. Кутафина в городе Кирове. – 2010. – №7.
13.
Кабанов П.А., Садеев М.М. Виктимология коррупции как частная виктимологическая теория: понятие, предмет и некоторые задачи, связанные с оказанием помощи жертвам коррупции // Следователь. – 2008. – №5.
14.
Об утверждении Перечня коррупционных преступлений: постановление Прокуратуры Республики Беларусь, Министерства внутренних дел Республики Беларусь, Комитета государственной безопасности Республики Беларусь от 5 апреля 2007 года №17/94/11 // Законность и правопорядок. – 2007. – №2.
15.
Об утверждении перечня коррупционных преступлений: постановление Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, КГК, Оперативно-аналитического центра при Президенте Республики Беларусь, МВД Республики Беларусь, Комитета государственной безопасности Республики Беларусь от 31 января 2011 года №5/8/1/34/6 // документ размещен на официальном сайте МВД Республики Беларусь.
16.
Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь от 16 июля 1999 года №295-З // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. – 2000. – №77-78. – рег. №2/71 от 20.08.1999.
17.
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 года №173-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2001. – №52 (часть 1). – Ст.4921.
18.
Crimpravo.ru
19.
Кабанов П.А. Криминальная политическая виктимология как межотраслевая криминологическая теория: понятие, предмет, структура и перспективы развитя в современной России // NB: Вопросы права и политики.-2012.-5.-C. 218-232. DOI: 10.7256/2305-9699.2012.5.201. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_201.html
20.
Астанин В.В. Противодействие коррупции и возмещение ущерба от нее // NB: Административное право и практика администрирования.-2013.-7.-C. 88-99. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_9924.html
21.
Агеев В.Н. Правовые средства противодействия коррупции в Республике Татарстан // NB: Административное право и практика администрирования.-2013.-1.-C. 146-169. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_356.html
22.
Кабанов П.А. Криминологическая концепция криминальной политической виктимологии // Право и политика.-2012.-11.-C. 1885-1892.
23.
Агеев В.Н. Противодействие коррупции на местном уровне: ограничение прав и свобод муниципальных служащих // NB: Проблемы общества и политики.-2013.-2.-C. 243-268. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_426.html.
24.
Kostennikov, M.V., Kurakin, A.V.. Corruption prevention in state administration and civil service system in the Russian Federation. // SENTENTIA. European Journal of Humanities and Social Sciences.-2013.-№ 1.-C. 49-60. DOI: 10.7256/1339-3057.2013.1.9381.
25.
Е.А. Попов. Современное общество и проблема коррупции: онтологический и аксиологический аспекты. // Философия и культура.-2013.-№ 7.-C. 900-906. DOI: 10.7256/1999-2793.2013.7.7926.
26.
Иванов В.А.. Современное состояние воздействия социально-экономических и политико-правовых факторов на коррупционную преступность в Российской Федерации. // Право и политика.-2013.-№ 12.-C. 1659-1664. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.12.10278.
27.
А. Ю. Чаплыгина. Коррупция и политический процесс. // Право и политика.-2011.-№ 4.
28.
С.Н. Тихонова. Коррупция в Российской Федерации в исследованиях международных и российских организаций. // Национальная безопасность / nota bene.-2010.-№ 3.
29.
Т.Б. Рамазанов. Особенности современной электоральной коррупции. // Право и политика.-2010.-№ 5.
References (transliterated)
1.
Varchuk T.V., Vishnevetskii V.K. Viktimologiya: uchebnoe posobie / pod red. S.Ya. Lebedeva. – M., 2009.
2.
Gazimzyanov R.R. Obraz korruptsionerov-raskhititelei v materialakh ugolovnykh del, rassmotrennykh sudami na territorii Respubliki Tatarstan (rezul'taty kriminologicheskogo issledovaniya) // Sledovatel'. – 2009. – №2.
3.
Garipov I.M. Viktimologicheskaya kharakteristika zhertv korporativnoi kriminal'noi korruptsii v Respublike Tatarstan // Pravo i praktika. Nauchnye trudy Kirovskogo instituta MGYuA imeni O.E. Kutafina v gorode Kirove. – 2011. – №8.
4.
Garipov I.M. Viktimologicheskaya kharakteristika zhertv kriminal'nogo korruptsionnogo povedeniya v Respublike Tatarstan (kriminologicheskii analiz statisticheskikh pokazatelei za 2007-2011 gg.) // Sledovatel'. – 2012. – №12.
5.
Garipov I.M. Viktimologicheskaya kharakteristika kriminal'nogo korruptsionnogo povedeniya v Respublike Tatarstan (rezul'taty statisticheskogo nablyudeniya za period 2007-2009 gg.)// Aktual'nye problemy ekonomiki i prava. – 2010. – №4.
6.
Garipov I.M. Viktimologicheskie aspekty kriminal'nogo korruptsionnogo povedeniya v Respublike Tatarstan: kriminologicheskoe osmyslenie regional'noi kriminal'noi statistiki za 2009 god // Pravo i praktika. Nauchnye trudy Kirovskogo instituta MGYuA imeni O.E. Kutafina v gorode Kirove. – 2010. – №7.
7.
Garipov I.M. Viktimologicheskie aspekty protivodeistviya kriminal'nomu korruptsionnomu povedeniyu v Respublike Tatarstan / pod nauch. red. d-ra yurid. nauk P.A. Kabanova. – Kazan', 2013.
8.
Garipov I.M., Kabanov P.A. Viktimologicheskaya kharakteristika «gosudarstvennoi korruptsii» v Respublike Tatarstan // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. – 2012. – №9.
9.
Garipov I.M., Kabanov P.A. Viktimologicheskaya kharakteristika kriminal'nogo korruptsionnogo povedeniya v Respublike Tatarstan za period s 2010-2011 gg. // Sledovatel'. – 2013. – №1.
10.
Garipov I.M., Kabanov P.A., Sadeev M.M. Kriminologicheskaya kharakteristika zhertv korruptsionnoi prestupnosti v Respublike Tatarstan: analiz statisticheskikh pokazatelei za 2008 god // Aktual'nye voprosy prava i pravoprimenitel'noi praktiki: materialy kruglogo stola / Pod red. A.A. Yunusova.-Nizhnekamsk: Nizhnekamskii filial MGEI, 2009. – Vyp.4.
11.
Garipov I.M., Kabanov P.A., Sadeev M.M. Ponyatie, predmet, osnovnye zadachi i perspektivy razvitiya viktimologii korruptsii //Aktual'nye problemy yuridicheskoi nauki i pravoprimenitel'noi praktiki: Sbornik nauchnykh trudov. Vyp. 6. – Syktyvkar: Izd-vo Syktyvkarskogo un-ta, 2010.
12.
Kabanov P.A. Viktimologiya korruptsii: ponyatie, predmet, struktura // Pravo i praktika. Nauchnye trudy Kirovskogo instituta MGYuA imeni O.E. Kutafina v gorode Kirove. – 2010. – №7.
13.
Kabanov P.A., Sadeev M.M. Viktimologiya korruptsii kak chastnaya viktimologicheskaya teoriya: ponyatie, predmet i nekotorye zadachi, svyazannye s okazaniem pomoshchi zhertvam korruptsii // Sledovatel'. – 2008. – №5.
14.
Ob utverzhdenii Perechnya korruptsionnykh prestuplenii: postanovlenie Prokuratury Respubliki Belarus', Ministerstva vnutrennikh del Respubliki Belarus', Komiteta gosudarstvennoi bezopasnosti Respubliki Belarus' ot 5 aprelya 2007 goda №17/94/11 // Zakonnost' i pravoporyadok. – 2007. – №2.
15.
Ob utverzhdenii perechnya korruptsionnykh prestuplenii: postanovlenie General'noi prokuratury Respubliki Belarus', KGK, Operativno-analiticheskogo tsentra pri Prezidente Respubliki Belarus', MVD Respubliki Belarus', Komiteta gosudarstvennoi bezopasnosti Respubliki Belarus' ot 31 yanvarya 2011 goda №5/8/1/34/6 // dokument razmeshchen na ofitsial'nom saite MVD Respubliki Belarus'.
16.
Ugolovno-protsessual'nyi kodeks Respubliki Belarus' ot 16 iyulya 1999 goda №295-Z // Natsional'nyi reestr pravovykh aktov Respubliki Belarus'. – 2000. – №77-78. – reg. №2/71 ot 20.08.1999.
17.
Ugolovno-protsessual'nyi kodeks Rossiiskoi Federatsii ot 18 dekabrya 2001 goda №173-FZ // Sobranie zakonodatel'stva RF. – 2001. – №52 (chast' 1). – St.4921.
18.
Crimpravo.ru
19.
Kabanov P.A. Kriminal'naya politicheskaya viktimologiya kak mezhotraslevaya kriminologicheskaya teoriya: ponyatie, predmet, struktura i perspektivy razvitya v sovremennoi Rossii // NB: Voprosy prava i politiki.-2012.-5.-C. 218-232. DOI: 10.7256/2305-9699.2012.5.201. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_201.html
20.
Astanin V.V. Protivodeistvie korruptsii i vozmeshchenie ushcherba ot nee // NB: Administrativnoe pravo i praktika administrirovaniya.-2013.-7.-C. 88-99. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_9924.html
21.
Ageev V.N. Pravovye sredstva protivodeistviya korruptsii v Respublike Tatarstan // NB: Administrativnoe pravo i praktika administrirovaniya.-2013.-1.-C. 146-169. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_356.html
22.
Kabanov P.A. Kriminologicheskaya kontseptsiya kriminal'noi politicheskoi viktimologii // Pravo i politika.-2012.-11.-C. 1885-1892.
23.
Ageev V.N. Protivodeistvie korruptsii na mestnom urovne: ogranichenie prav i svobod munitsipal'nykh sluzhashchikh // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2013.-2.-C. 243-268. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_426.html.
24.
Kostennikov, M.V., Kurakin, A.V.. Corruption prevention in state administration and civil service system in the Russian Federation. // SENTENTIA. European Journal of Humanities and Social Sciences.-2013.-№ 1.-C. 49-60. DOI: 10.7256/1339-3057.2013.1.9381.
25.
E.A. Popov. Sovremennoe obshchestvo i problema korruptsii: ontologicheskii i aksiologicheskii aspekty. // Filosofiya i kul'tura.-2013.-№ 7.-C. 900-906. DOI: 10.7256/1999-2793.2013.7.7926.
26.
Ivanov V.A.. Sovremennoe sostoyanie vozdeistviya sotsial'no-ekonomicheskikh i politiko-pravovykh faktorov na korruptsionnuyu prestupnost' v Rossiiskoi Federatsii. // Pravo i politika.-2013.-№ 12.-C. 1659-1664. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.12.10278.
27.
A. Yu. Chaplygina. Korruptsiya i politicheskii protsess. // Pravo i politika.-2011.-№ 4.
28.
S.N. Tikhonova. Korruptsiya v Rossiiskoi Federatsii v issledovaniyakh mezhdunarodnykh i rossiiskikh organizatsii. // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene.-2010.-№ 3.
29.
T.B. Ramazanov. Osobennosti sovremennoi elektoral'noi korruptsii. // Pravo i politika.-2010.-№ 5.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"