Статья 'Проблемы профессиональной подготовки медиаторов в России' - журнал 'Современное образование' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редколлегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Современное образование
Правильная ссылка на статью:

Проблемы профессиональной подготовки медиаторов в России

Вечерина Ольга Павловна

кандидат исторических наук

доцент кафедры медиации в социальной сфере Московского государственного психолого-педагогического университета

127051, Россия, г. Москва, ул. Сретенка, 29

Vecherina Olga

PhD in History

Docent, the department of Mediation in Social Sphere, Moscow State University of Psychology and Education

127051, Russia, g. Moscow, ul. Sretenka, 29

o.p.vecherina@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 
Путалова Ирина Борисовна

кандидат педагогических наук

доцент кафедры медиации в социальной сфере Московского государственного психолого-педагогического университета

127051, Россия, г. Москва, ул. Сретенка, 29, оф. 306

Putalova Irina Borisovna

PhD in Pedagogy

Docent, the department of Mediation in Social Sphere, Moscow State University of Psychology and Education

127051, Russia, g. Moscow, ul. Sretenka, 29, of. 306

putalovaib@mgppu.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8736.2021.1.34746

Дата направления статьи в редакцию:

27-12-2020


Дата публикации:

03-01-2021


Аннотация: Объектом исследования является профессиональная подготовка российских медиаторов в рамках магистратуры и дополнительного профессионального образования. Предметом исследования являются организационные и методические проблемы подготовки и профессионального становления медиаторов, как обусловленные спецификой текущего законодательства в этой сфере, так и сложившейся практикой их профессиональной подготовки. С использованием общенаучных методов рассмотрены требования текущего российского законодательства к профессиональной подготовке медиаторов в сравнении с предлагаемыми в законопроекте Министерства юстиции Российской Федерации радикальными изменениями в этой сфере и текущая практика. Выделены основные направления профессиональной подготовки, предлагаемые российскими вузами для будущих медиаторов в системе магистратуры. На основе критического анализа исследований и эмпирических методов (экспертная оценка на основе опыта работы авторов и проведенный опрос) выявлены основные личностно-профессиональные характеристики медиатора, необходимые для успешной работы. Новизну исследования представляет проведенное авторами сравнительное сопоставление требований к профессиональной подготовке медиаторов в действующем законодательстве и согласно новому законопроекту, а также анализ особенностей и трудностей профессиональной подготовки медиаторов по программе в рамках магистерской программы «Медиация в социальной сфере» и компетенций, которые магистранты - профессиональные медиаторы считают особенно важными. Авторами показано, что необходимо радикальное повышение требований к процессу профессиональной подготовки медиаторов и их закрепление в законодательстве. Наилучшие результаты могут быть достигнуты при наличии у магистрантов базового юридического или психологического образования, а также при наличии завершенного обучения по программе «Медиация. Базовый курс» до начала переподготовки.


Ключевые слова: медиация, медиатор, профессиональный стандарт, профессия, образование, обучение медиаторов, магистерская программа, профессиональная подготовка, квалификация медиатора, переподготовка

Abstract: The object of this research is the professional training of Russian mediators within the framework of Master's Degree and vocational education. The subject of this research is the organizational and methodological problems of training and professional becoming of mediators, substantiated by the specificity of current legislation in this field, as well as the established practice of professional training. Application of general scientific methods allows examining the requirements of current Russian legislation in the sphere of professional training of mediators, comparing with the fundamental changes proposed in the draft law of the Ministry of Justice of the Russian Federation, and relevant practice. The author outlines the key vectors of professional training of future mediators offered by the Russian universities in the Master's Degree program. Based on the critical analysis of research and empirical methods (expert evaluation, survey), the authors determine the key personal and professional characteristics of the mediator, essential for successful their successful activity. The novelty of this work lies in drawing parallels between the requirements to professional training of mediators in the current legislation and according to the new draft law; as well as in the analysis of peculiarities and difficulties of professional training of mediators within the framework of the Master's Degree program “Mediation in Social Sphere” and competences that are considered of prime importance. The authors underline the need for raising requirements to the process of professional training of mediators, and their legislative consolidation. The top results can be achieved by acquiring basic legal or psychological education, as well as completion of the basic course of mediation prior to the advanced training.



Keywords:

professional training, Master Program, training of mediators, education, profession, professional standard, mediator, mediation, mediator qualifications, retraining

Современный институт медиации, основные параметры которого в России, включая профессиональную подготовку медиаторов, были сформированы принятым 27 июля 2010 г. федеральным законом № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (далее — ФЗоПМ) [18], стоит на пороге больших изменений. Профессиональные сообщества медиаторов и юристов активно обсуждают основные положения законопроекта Министерства юстиции РФ, обнародованного в конце сентября 2020 г. [19] и призванного заменить основные положения действующего ФЗоПМ. Специалистам в целом понятно, что появление этого законопроекта закономерно и обусловлено накопившимися многочисленными проблемами российской медиации (подробнее см. [4]; [5]). Считаем, что наряду с институциональными проблемами развития значительная часть проблем российской медиации во многом обусловлена недостаточным и просто низким уровнем профессионализма медиаторов. Неудовлетворительное качество профессиональной подготовки было отчасти имплицитно заложено в ФЗоПМ и последующих подзаконных актах, но также во многом сформировано сложившейся за прошедшее десятилетие практикой работы по обучению медиаторов, недостаточной продуманностью содержания программ их подготовки, включая их неполное соответствие Профессиональному стандарту медиатора [14]. От того, как будет реформирована уже существующая система и выстроены новые структуры профессиональной подготовки медиаторов, зависит дальнейшее развитие этого важного для страны института, призванного: 1) существенно снизить нагрузку на судебную систему страны при рассмотрении гражданских дел; 2) способствовать общему снижению агрессии и конфликтности в российском социуме; 3) создать безопасную и эмпатичную среду в образовательных организациях России через повсеместно развернутую систему служб школьной медиации и школьных служб примирения.

Как стать медиатором в России? Требования закона и реальная практика

Основные требования законодателя к профессиональной подготовке медиаторов определяются статьей 16 «Осуществление деятельности медиатора на профессиональной основе» ФЗоПМ. Это: 1) возрастной ценз — 25 лет; 2) образовательный ценз — наличие высшего профессионального образования (бакалавр, специалист или магистр) любой направленности; 3) специальная подготовка по программе подготовки медиаторов, утвержденной в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Авторы вскоре вышедшего детального «Комментария к Федеральному закону “Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)”» справедливо отмечали, что «на момент принятия ФЗоПМ обучение заметного количества медиаторов регулярно велось всего несколькими специализированными центрами, расположенными в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге», указывая на необходимость формирования «сети учебных центров, способных в обозримые сроки подготовить достаточное количество профессиональных медиаторов для всей страны» [8, с. 187–190].

Основой создания таких центров, по мысли авторов, должны были стать «высшие юридические учебные заведения», поскольку, согласно ФЗоПМ, применение процедуры медиации возможно только в отношении правовых споров (гражданских, трудовых и семейных), а подготовка медиаторов на базе юридического образования является наиболее простым и экономичным способом. Далее, ссылаясь на успешный зарубежный опыт и опыт Центра правовых технологий и примирительных процедур (медиации) Уральской государственной юридической академии, авторы «Комментария…» обоснованно утверждали: «Сформировать необходимые для медиации компетентности, обучить соответствующим техникам и процедуре существенно проще, нежели дать серьезные юридические знания» [8, c. 190–191].

Однако эта точка зрения не нашла поддержки у наиболее активных на тот момент участников формирующегося рынка услуг по обучению медиации. Полагаем, что это можно реалистично объяснить тем, что в период становления института медиации (2005–2015), который мы ранее охарактеризовали как «период эйфории» [5], юристы в целом скептически отнеслись к приобретению такой специализации. В этот период наблюдался значительный приток на курсы по подготовке медиаторов, так как многим обучающимся казалось возможным быстро получить новую, перспективную и потенциально высокооплачиваемую профессию [15]. Профессионалам же рынка услуг по разрешению споров уже тогда было очевидно, что количество реально проведенных в стране процедур медиации исчезающе мало, о чем свидетельствовали как справки Верховного Суда [17], так и эмпирические данные самих участников рынка. Иными словами, как реальная и достойно оплачиваемая профессия медиатор в стране практически не существовала.

В результате в течение многих лет обучение медиации в России осуществлялось главным образом как различными некоммерческими организациями в форме АНО, так и различными структурами дополнительного профессионального образования (ДПО), входящими в состав государственных учебных организаций высшего образования. На начало 2020 г., согласно данным ФГБУ «Федеральный институт медиации», работали 35 таких центров по подготовке медиаторов; реальные цифры, очевидно, несколько больше. Надо отметить, что во многих учебных центрах проведение программ по обучению медиаторов осуществляется не на регулярной основе, а по мере набора групп. Часто такого рода подготовка осуществляется по целевым заявкам каких-либо предприятий или организаций. Насколько известно авторам, из трех возможных ступеней подготовки медиаторов, зафиксированных в профессиональном стандарте «Специалист в области медиации (медиатор)» (в ред. Приказа Минтруда РФ от 12.12.2016) [14], большинство медиаторов обучаются только по первой ступени «Медиация. Базовый курс». Средняя стоимость первого этапа обучения колеблется в диапазоне 25–50 тыс. рублей.

Что представляет собой сегодня профессия медиатора в рамках профессионального стандарта? Во-первых, стандарт относит урегулирование споров с помощью медиации к административно-управленческой и офисной деятельности (код 07.001), т. е., ни к социальному обслуживанию (код 03), ни к юриспруденции (код 09). Сложно судить о том, чем руководствовались разработчики профессионального стандарта, объединяя в одну группу профессиональной деятельности медиатора, специалиста по управлению документацией организации, специалиста по управлению персоналом и специалиста административно-хозяйственной деятельности. Однако, видимо, именно поэтому не был определен код согласно общероссийскому классификатору специальностей по образованию (ОКСО). В результате профессия «медиатор» не была определена как специальность, следовательно, осталась без образовательного стандарта. Для подготовки медиаторов остались только курсы повышения квалификации и профессиональная переподготовка, т. е. система ДПО.

Во-вторых, закрепленные в Профессиональном стандарте медиатора обобщенные трудовые функции — 1) ведение процедуры медиации (без специализации); 2) ведение процедуры медиации в специализированной сфере; 3) супервизия в специализированной сфере медиации — предполагают два уровня квалификации: бакалавриат для первой и магистратуру для двух других функций.

Именно по первой обобщенной трудовой функции «Ведение процедуры медиации (без специализации)» проводится подготовка медиаторов по так называемому «Базовому курсу медиации» в рамках дополнительного профессионального образования.

Приказом Министерства образования и науки РФ № 499 от 01.07.2013 «Об утверждении Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по дополнительным профессиональным программам» установлено, что срок освоения программ профессиональной переподготовки не может быть менее 250 часов. Это означает необходимость за 125 аудиторных часов (минимально; 125 часов обычно отводится на самостоятельную работу) подготовить профессионального медиатора без права проводить медиацию в специализированной сфере [12].

Магистерские программы для медиаторов: основные направления подготовки

К специализированным сферам относятся следующие виды медиации: семейная, коммерческая медиация, медиация в трудовой сфере, медиация в сфере образования, восстановительная медиация и медиация с несовершеннолетними правонарушителями, медиация в спорах, связанных с защитой интеллектуальной собственности и в публичной сфере, многосторонняя медиация, медиация в финансовой сфере, этномедиация (медиация в этнических, конфессиональных и межнациональных спорах), медиация в международной сфере (проведение процедуры медиации в трансграничных и/или межкультурных спорах, возникших в конкретной сфере — либо семейной, либо коммерческой, либо в другой). Для получения права проводить медиацию в специализированной сфере соискатель обязан иметь магистерскую степень и подтвердить свою квалификацию для каждой сферы отдельно. Квалификационный документ (сертификат/свидетельство) выдается на каждую специализированную сферу.

В конце 2020 г. на профориентационном сайте «Поступи онлайн» абитуриентам, желающим получить профессию «медиатор социальных конфликтов», которая рекламируется как профессия будущего, предлагалось на выбор 30 магистерских программ в 24 вузах страны. При этом сам термин «медиация» входит в название немногих из них. Например, это программы «Первичная профилактика зависимостей и медиация в образовании» и «Юридическая конфликтология и медиация» в ЮФУ (Ростов-на-Дону); «Медиация и коммуникация в социокультурной сфере» в КФУ (Симферополь), «Медиация в образовании» в СФУ (Красноярск). С профессиональной точки зрения предлагаемые программы предлагают получить образование психолога (37.04.01), конфликтолога (37.04.02), педагога (44.04.01), социолога (39.04.01) или философа (47.04.01), составной частью которых в качестве дополнительной опции предлагается и медиация, поскольку образовательного стандарта в системе высшего образования (ФГОС ВО) для этой профессии пока не существует, что подтверждается отсутствием кода общероссийского классификатора специальностей по образованию (ОКСО) в профессиональном стандарте медиатора, что рассмотрено выше.

Принятый в 2013 г. профессиональный стандарт педагога предполагает владение диагностикой, разрешением и профилактикой конфликтов [13], а в ноябре 2013 г. Министерством образования и науки РФ было принято решение о создании служб школьной медиации (далее — СШМ) в образовательных организациях [11]. Поэтому такое направление предлагаемых магистерских программ представляется вполне оправданным.

По магистерской программе «Медиация в социальной сфере» с 2012 г. осуществляется подготовка педагогов-психологов (44.04.02) в МГППУ (Москва). Наш опыт работы в рамках этой программы показывает, что наибольших академических успехов в процессе обучения добиваются те магистранты, которые уже имели юридическое или психологическое (психолого-педагогическое) образование и опыт работы с людьми. Это несложно объяснить как структурой изучаемых дисциплин, предлагаемых к освоению в рамках получаемой квалификации, так и временными затратами, поскольку освоение психолого-педагогической проблематики с нуля (в случае, если базовое образование магистранта не предполагает такого рода знаний) весьма трудоемко и зачастую представляется непосильным для обучающегося.

Значительные сложности вызывает также необходимость постоянного написания письменных работ и особенно самой магистерской диссертации. Здесь для магистрантов наиболее сложным представляется критическое освоение необходимого для написания работы объема литературы по теме исследования (50–70 наименований), собственно создание авторского текста с высокой степенью уникальности (80% и выше), а также проблема соответствия написанного текста стандартам академического письма. Отметим, что в решении этих проблем при работе с магистрантами очень хорошо зарекомендовали себя авторские учебники и практикумы по академическому письму И.Б. Короткиной [10] и авторского коллектива во главе с Ю.М. Кувшинской [1].

Ежегодно кафедра осуществляет набор 15–18 человек на программу, заканчивают которую в среднем около 70% от числа поступивших. Большинство поступающих на программу — женщины. Подавляющее количество магистрантов — зрелые (старше 30 лет), профессионально состоявшиеся люди. Многие магистранты на момент поступления уже имеют квалификацию профессионального медиатора. Полагаем, что такой состав обучающихся связан в первую очередь с социальной направленностью программы и возможными перспективами применения полученных профессиональных навыков.

Каких умений не хватает профессиональным медиаторам?

В целом большинство исследователей и практиков согласны с тем, что медиатор должен хорошо знать разделы законодательства, связанные с его медиативной специализацией, иметь устойчивые навыки практического психолога, обладать эмпатией, широким кругозором, развитым эмоциональным интеллектом и жизненной мудростью, определенными личностными характеристиками, а также уверенно владеть техниками проведения процедуры медиации.

В то же время в российском профессиональном сообществе до сих пор нет консолидированного мнения о том, какие профессиональные навыки и уровень квалификации необходимы для медиатора. Так, многие юристы убеждены, что медиатор — это сугубо юридическая профессия; другие, в том числе известные и успешные медиаторы, не являющиеся юристами, считают, что это совершенно необязательно (обзор основных мнений по этому вопросу см. [20]). Вообще проблема стандартов, набора необходимых и достаточных компетенций для профессионального медиатора — мало разработанная в отечественной традиции обучения проблематика по сравнению с западными практиками (см. например, [6]; [7]; [9]). Важно также отметить возможность оспаривания результатов медиативного соглашения одной из сторон в случае несоответствия медиатора международным стандартам в сфере медиации, что накладывает ряд дополнительных квалификационных требований к профессиональной подготовке медиатора (подробнее см. [6, с. 57]; [22]; [23]).

Н.М. Романова в своих работах детально рассматривает те особенности личностных характеристик, которые делают их носителей малопригодными для работы медиатором. В их числе — низкая креативность и малая стрессоустойчивость, неспособность быть беспристрастным, эгоцентризм и склонность к авторитарному поведению [15].

При подготовке данной статьи магистрантам, обучающимся по программе «Медиация в социальной сфере» и являющимся профессиональными медиаторами, которые до поступления в магистратуру прошли профессиональную переподготовку по программе «Медиация. Базовый курс» в объеме 256 часов (из них аудиторных – 144 часа, 112 часов – самостоятельная работа), был задан один вопрос: «Если бы Вы занимались профессиональной подготовкой медиаторов, в каком формате Вы бы организовали учебный процесс?». В опросе приняли участие 13 человек, из них: женщины — 10 человек, мужчины — 3 человека. Средний возраст — 38 лет. Специальность: юрист — 9 человек; психолог — 2 человека; иные профессии — 2 человека. Абсолютное большинство (85%) опрошенных ответили, что увеличили бы объем программы ДПО до 500 часов, причем 250 часов оставили аудиторными, оставшиеся 250 часов распределили бы следующим образом: 125 часов — самостоятельная работа, 125 часов — работа в малых группах. Под самостоятельной работой подразумевалась работа над подготовкой эссе, составление кейсов для практики и подготовка вступительной речи медиатора.

В аудиторной нагрузке было предложено уделять больше внимание таким вопросам, как основы психологической коррекции установок и восприятия; основы социальной психологии; виды эмоционального реагирования; основы когнитивной психологии (что, кстати, предусмотрено профессиональным стандартом). Учитывая, что среди опрошенных 85% составляли юристы, такого рода желания вполне объяснимы. Также было предложено, за счет общего увеличения объема часов, больше времени предусмотреть на практические занятия. 100% опрошенных признали, что проведение занятий в форме тренинга наиболее успешно, поскольку приобретение устойчивых профессиональных навыков медиации в традиционном формате (лекция, семинар) довольно затруднительно.

Будущее профессии медиатора согласно законопроекту Министерства юстиции РФ

Согласно законопроекту ФЗ «Об урегулировании споров с участием посредника (медиации) в Российской Федерации», подготовленному и представленному на общественное обсуждение Министерством юстиции РФ [19], подготовка медиаторов может осуществляться по трем направлениям подготовки: «Юриспруденция», «Психологические науки» и «Образование и педагогические науки». Законопроект Министерства юстиции вызвал большую дискуссию среди российских медиаторов, в юридическом сообществе и среди всех заинтересованных сторон, поскольку он предлагает полную перестройку всего института медиации в России, в том числе и в том, что касается профессиональной подготовки медиаторов (ст. 10 «Медиатор», п. 2) [16]. Суммируем эти различия в требованиях к профессии медиатора в таблице 1.

Таблица 1

Требования к профессии медиатора согласно ФЗоПМ и законопроекту Министерства юстиции РФ

Требования

ФЗоПМ № 193-ФЗ

Законопроект Министерства юстиции РФ

Возраст

После 25 лет

После 30 лет

Образование

Любое высшее (бакалавриат, специалитет, магистратура)

Юридическое, психологическое, педагогическое

ДПО

«Медиация. Базовый курс»

Программа подготовки медиаторов, утвержденная уполномоченным органом

Стажировка

Не предусмотрена

Обязательна

Стаж работы по специальности

Не предусмотрен

Не менее 5 лет, в юридической сфере

Членство в едином реестре

Не предусмотрено

Обязательно

Источник: [18]; [19].

Важно отметить, что в проекте закона согласно ст. 11 «Медиация в образовательных организациях», медиаторы-юристы и медиаторы в образовательных организациях — это две разных специальности. Медиаторы в образовательных организациях получают профессиональную подготовку и далее осуществляют свою деятельность на существенно иных основаниях; на них положения ряда статей (ст. 10 «Медиатор», включая 10.1, 10.2, 10.3; ст. 12 «Подготовка медиаторов»; ст. 14 «Единый федеральный реестр» и ст. 18 «Оплата деятельности по проведению процедуры медиации») не распространяются. При этом конкретизация и детализация этих положений законопроекта возлагается законодателем на уполномоченный федеральный орган исполнительной власти в системе образования.

Полагаем, что авторы законопроекта разделяют эти два вида профессиональной специализации медиаторов, в том числе по возрасту сторон и по типу разрешаемых конфликтов, с целью формирования в будущем двух разных профессий: медиатор в сфере правовых конфликтов и медиатор по работе с детьми, что в принципе, логично, поскольку профессиональный стандарт медиатора, действующий на данный момент, относит профессиональную деятельность медиатора к двум группам:

2429 – специалисты в области права, не вошедшие в другие группы и

2446 – специалисты в сфере социальных проблем [14].

Необходимость изменений: вместо заключения

Разделяя в целом направленность законопроекта на радикальное повышение профессионализма медиаторов, мы полагаем, что необходимо более детально прописать требования к образовательным магистерским программам в сфере медиации согласно ФГОС ВО образовательному стандарту по направлениям магистратуры, закрепив в них возможность специализации по направлению «медиация», «медиация в образовательных организациях» и «медиация в социальной сфере».

Считая в целом правильным важное уточнение в законопроекте, ограничивающее круг возможных видов высшего профессионального образования для медиатора, мы, вместе с тем, полагаем, что было бы целесообразно расширить номенклатуру специальностей, по которым может осуществляться подготовка медиаторов в социальной сфере, включив направление подготовки «Социология и социальная работа» (39.04.01 «Социология»; 39.04.02 «Социальная работа» и 39.04.03 «Организация работы с молодежью»).

Как известно, в России наибольшее распространение получила так называемая содействующая (фасилитативная) модель медиации, которая и была закреплена ФЗоПМ [2, с. 142–143]; [3]; [21]. В то же время в определенных ситуациях могут быть весьма эффективными и другие, в том числе относительно недавно сформировавшиеся, виды медиации — оценочная, трансформативная (гуманистическая), нарративная, экосистемная и др. Необходимо предусмотреть возможность ознакомления и последующей специализации медиаторов для последующей работы в разных подходах, в зависимости от сферы их будущей деятельности и поставленных задач.

Учитывая вышесказанное, представляется нереалистичным достичь высокого уровня подготовки профессиональных медиаторов на основе только программы «Медиация. Базовый курс». Вероятно, пошло бы только на пользу законодательное закрепление магистерского уровня подготовки или же фундированной профессиональной переподготовки по программам ДПО не менее 500 академических часов в качестве обязательного для медиаторов всех видов, учитывая междисциплинарный объем знаний, необходимый квалифицированному медиатору, а также необходимость практической наработки устойчивых профессиональных навыков в одном из имеющихся видов медиации.

Библиография
1.
Академическое письмо: от исследования к тексту : учебник и практикум для академического бакалавриата / Ю.М. Кувшинская, Н.А. Зевахина, Я.Э. Ахапкина и др.; под. ред. Ю.М. Кувшинской. М.: Юрайт. 2019. 284 с.
2.
Альтернативное разрешение споров : Учебник / под ред. Е.А. Борисовой. М.: Городец, 2019. 416 с.
3.
Борисова Е.А. Российская процедура медиации: концепция развития // Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 2011. № 5. С. 18–30.
4.
Вечерина О.П. Проблемы и институциональные ограничения развития социально-правового института медиации в России // Современное право. 2017. № 1. С. 73–80.
5.
Вечерина О.П., Путалова И.Б. Структура российского института медиации: настоящее, прошлое, будущее // Юридические исследования. 2020. № 9. С. 47-63.
6.
Гайдаенко-Шер Н.И. Унификация требований к квалификации медиатора: медиатор и медиатор в семейных спорах // Актуальные проблемы российского права. 2017. № 5 (78). С. 56–60.
7.
Карпенко А.Д. Профессиональный стандарт как будущее медиации // Третейский суд. 2015. № 2/3 (98/99). С. 89–95.
8.
Комментарий к Федеральному закону «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» / отв. ред. С.К. Загайнова, В.В. Ярков. М.: Инфотропик-Медиа, 2012. 272 с.
9.
Коровяковский Д.Г. Правовые особенности подготовки медиаторов в странах с англосаксонской и романо-германской правовыми семьями // Юридическая наука. 2018. № 1. С. 144–153.
10.
Короткина И.Б, Академическое письмо : процесс, продукт и практика. Учебное пособие для вузов. М.: Юрайт, 2019. 295 с.
11.
Письмо Минобрнауки России от 18.11.2013 № ВК-844/07 «О направлении методических рекомендаций по организации служб школьной медиации» (вместе с «Рекомендациями по организации служб школьной медиации в образовательных организациях», утвержденными Минобрнауки России 18.11.2013 № ВК-54/07вн) [Электронный ресурс]. – http://xn--273--84d1f.xn--p1ai/akty_minobrnauki_rossii/pismo-minobrnauki-rf-ot-18112013-no-vk-84407 (дата обращения: 01.01.2021).
12.
Приказ Минобрнауки РФ № 499 от 01.07.2013 «Об утверждении Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по дополнительным профессиональным программам». Регистрационный № 29444 // Российская газета. Федеральный выпуск № 190 (6166) от 28 августа 2013 г. – https://rg.ru/2013/08/28/minobr-dok.html. (дата обращения: 20.12.2020).
13.
Профессиональный стандарт «Педагог (педагогическая деятельность в дошкольном, начальном общем, основном общем, среднем общем образовании) (воспитатель, учитель)». Утвержден приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 18 октября 2013 г. № 544н. – http://fgosvo.ru/docs/101/69/2/1 (дата обращения: 20.12.2020).
14.
Профессиональный стандарт «Специалист в области медиации (медиатор)». Утвержден приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 15 декабря 2014 г. № 1041н // Третейский суд. 2015. № 2/3 (98/99). С. 75–88.
15.
Романова Н.М. Профессиональная подготовка медиаторов: обобщение практики // Перспективы становления и развития медиации в регионах. Сборник материалов IV Международной научно-практической конференции. Саратов: СГУ им. Н.Г. Чернышевского, 2019. C. 101–105.
16.
Путалова И.Б. К вопросу о правовом регулировании профессиональной деятельности медиатора (на примере анализа законопроекта) // Коченовские чтения «Психология и право в современной России». Сборник тезисов участников Всероссийской конференции по юридической психологии с международным участием. М.: МГППУ, 2020. С. 240–241.
17.
Справка о практике применения судами Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» за период с 2013 по 2014 год (утверждена Президиумом Верховного Суда РФ 1 апреля 2015 г.). [Электронный ресурс]. – http://www.supcourt.ru/Show_pdf.php?Id=9939 (дата обращения: 20.12.2020).
18.
Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)». [Электронный ресурс]. – https://rg.ru/2010/07/30/mediacia-dok.html (дата обращения: 20.12.2020).
19.
Федеральный закон «Об урегулировании споров с участием посредника (медиации) в Российской Федерации» (Проект Министерства юстиции РФ. Исх. № 12/108186-МБ от 23.09.2020) [Электронный ресурс]. – https://www.advgazeta.ru/upload/medialibrary/3a9/Zakon_o_mediatsii_ot_MinYUsta.pdf (дата обращения: 20.12.2020).
20.
Халецкая Т.М. Должен ли медиатор быть юристом // Актуальные проблемы современных форм защиты прав и свобод человека и гражданина : сборник научных статей и тезисов по материалам Международной научно-практической конференции. Великий Новгород : НГУ им. Ярослава Мудрого, 2017. С. 507–512.
21.
Шамликашвили Ц.А. Кто может быть медиатором и почему ими не могут быть госслужащие и муниципальные служащие? [Электронный ресурс] // Сайт «Гарант». 23 мая 2013 г. – http://www.garant.ru/ia/opinion/shamlikashvili/474180/ (дата обращения: 20.12.2020).
22.
Mediation Development Toolkit Ensuring Implementation of the CEPEJ Guidelines on Mediation. Guidelines on Designing and Monitoring Mediation Traininig Schemes, as Adopted at the 32th Plenary Meeting of the CEPEJ Strasbourg, 13 and 14 June 2019. CEPEJ (2019)8. 9 p.
23.
Sharp G. International Mediation – A Comparative Table of Institutional Mediation RUles. September 28, 2014. [Электронный ресурс]. – http://mediationblog.kluwerarbitration.com/2014/09/28/international-mediation-a-comparative-table-of-institutional-mediation-rules/ (дата обращения: 01.01.2021).
References (transliterated)
1.
Akademicheskoe pis'mo: ot issledovaniya k tekstu : uchebnik i praktikum dlya akademicheskogo bakalavriata / Yu.M. Kuvshinskaya, N.A. Zevakhina, Ya.E. Akhapkina i dr.; pod. red. Yu.M. Kuvshinskoi. M.: Yurait. 2019. 284 s.
2.
Al'ternativnoe razreshenie sporov : Uchebnik / pod red. E.A. Borisovoi. M.: Gorodets, 2019. 416 s.
3.
Borisova E.A. Rossiiskaya protsedura mediatsii: kontseptsiya razvitiya // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 11, Pravo. 2011. № 5. S. 18–30.
4.
Vecherina O.P. Problemy i institutsional'nye ogranicheniya razvitiya sotsial'no-pravovogo instituta mediatsii v Rossii // Sovremennoe pravo. 2017. № 1. S. 73–80.
5.
Vecherina O.P., Putalova I.B. Struktura rossiiskogo instituta mediatsii: nastoyashchee, proshloe, budushchee // Yuridicheskie issledovaniya. 2020. № 9. S. 47-63.
6.
Gaidaenko-Sher N.I. Unifikatsiya trebovanii k kvalifikatsii mediatora: mediator i mediator v semeinykh sporakh // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava. 2017. № 5 (78). S. 56–60.
7.
Karpenko A.D. Professional'nyi standart kak budushchee mediatsii // Treteiskii sud. 2015. № 2/3 (98/99). S. 89–95.
8.
Kommentarii k Federal'nomu zakonu «Ob al'ternativnoi protsedure uregulirovaniya sporov s uchastiem posrednika (protsedure mediatsii)» / otv. red. S.K. Zagainova, V.V. Yarkov. M.: Infotropik-Media, 2012. 272 s.
9.
Korovyakovskii D.G. Pravovye osobennosti podgotovki mediatorov v stranakh s anglosaksonskoi i romano-germanskoi pravovymi sem'yami // Yuridicheskaya nauka. 2018. № 1. S. 144–153.
10.
Korotkina I.B, Akademicheskoe pis'mo : protsess, produkt i praktika. Uchebnoe posobie dlya vuzov. M.: Yurait, 2019. 295 s.
11.
Pis'mo Minobrnauki Rossii ot 18.11.2013 № VK-844/07 «O napravlenii metodicheskikh rekomendatsii po organizatsii sluzhb shkol'noi mediatsii» (vmeste s «Rekomendatsiyami po organizatsii sluzhb shkol'noi mediatsii v obrazovatel'nykh organizatsiyakh», utverzhdennymi Minobrnauki Rossii 18.11.2013 № VK-54/07vn) [Elektronnyi resurs]. – http://xn--273--84d1f.xn--p1ai/akty_minobrnauki_rossii/pismo-minobrnauki-rf-ot-18112013-no-vk-84407 (data obrashcheniya: 01.01.2021).
12.
Prikaz Minobrnauki RF № 499 ot 01.07.2013 «Ob utverzhdenii Poryadka organizatsii i osushchestvleniya obrazovatel'noi deyatel'nosti po dopolnitel'nym professional'nym programmam». Registratsionnyi № 29444 // Rossiiskaya gazeta. Federal'nyi vypusk № 190 (6166) ot 28 avgusta 2013 g. – https://rg.ru/2013/08/28/minobr-dok.html. (data obrashcheniya: 20.12.2020).
13.
Professional'nyi standart «Pedagog (pedagogicheskaya deyatel'nost' v doshkol'nom, nachal'nom obshchem, osnovnom obshchem, srednem obshchem obrazovanii) (vospitatel', uchitel')». Utverzhden prikazom Ministerstva truda i sotsial'noi zashchity Rossiiskoi Federatsii ot 18 oktyabrya 2013 g. № 544n. – http://fgosvo.ru/docs/101/69/2/1 (data obrashcheniya: 20.12.2020).
14.
Professional'nyi standart «Spetsialist v oblasti mediatsii (mediator)». Utverzhden prikazom Ministerstva truda i sotsial'noi zashchity Rossiiskoi Federatsii ot 15 dekabrya 2014 g. № 1041n // Treteiskii sud. 2015. № 2/3 (98/99). S. 75–88.
15.
Romanova N.M. Professional'naya podgotovka mediatorov: obobshchenie praktiki // Perspektivy stanovleniya i razvitiya mediatsii v regionakh. Sbornik materialov IV Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. Saratov: SGU im. N.G. Chernyshevskogo, 2019. C. 101–105.
16.
Putalova I.B. K voprosu o pravovom regulirovanii professional'noi deyatel'nosti mediatora (na primere analiza zakonoproekta) // Kochenovskie chteniya «Psikhologiya i pravo v sovremennoi Rossii». Sbornik tezisov uchastnikov Vserossiiskoi konferentsii po yuridicheskoi psikhologii s mezhdunarodnym uchastiem. M.: MGPPU, 2020. S. 240–241.
17.
Spravka o praktike primeneniya sudami Federal'nogo zakona ot 27 iyulya 2010 g. № 193-FZ «Ob al'ternativnoi protsedure uregulirovaniya sporov s uchastiem posrednika (protsedure mediatsii)» za period s 2013 po 2014 god (utverzhdena Prezidiumom Verkhovnogo Suda RF 1 aprelya 2015 g.). [Elektronnyi resurs]. – http://www.supcourt.ru/Show_pdf.php?Id=9939 (data obrashcheniya: 20.12.2020).
18.
Federal'nyi zakon Rossiiskoi Federatsii ot 27 iyulya 2010 g. № 193-FZ «Ob al'ternativnoi protsedure uregulirovaniya sporov s uchastiem posrednika (protsedure mediatsii)». [Elektronnyi resurs]. – https://rg.ru/2010/07/30/mediacia-dok.html (data obrashcheniya: 20.12.2020).
19.
Federal'nyi zakon «Ob uregulirovanii sporov s uchastiem posrednika (mediatsii) v Rossiiskoi Federatsii» (Proekt Ministerstva yustitsii RF. Iskh. № 12/108186-MB ot 23.09.2020) [Elektronnyi resurs]. – https://www.advgazeta.ru/upload/medialibrary/3a9/Zakon_o_mediatsii_ot_MinYUsta.pdf (data obrashcheniya: 20.12.2020).
20.
Khaletskaya T.M. Dolzhen li mediator byt' yuristom // Aktual'nye problemy sovremennykh form zashchity prav i svobod cheloveka i grazhdanina : sbornik nauchnykh statei i tezisov po materialam Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. Velikii Novgorod : NGU im. Yaroslava Mudrogo, 2017. S. 507–512.
21.
Shamlikashvili Ts.A. Kto mozhet byt' mediatorom i pochemu imi ne mogut byt' gossluzhashchie i munitsipal'nye sluzhashchie? [Elektronnyi resurs] // Sait «Garant». 23 maya 2013 g. – http://www.garant.ru/ia/opinion/shamlikashvili/474180/ (data obrashcheniya: 20.12.2020).
22.
Mediation Development Toolkit Ensuring Implementation of the CEPEJ Guidelines on Mediation. Guidelines on Designing and Monitoring Mediation Traininig Schemes, as Adopted at the 32th Plenary Meeting of the CEPEJ Strasbourg, 13 and 14 June 2019. CEPEJ (2019)8. 9 p.
23.
Sharp G. International Mediation – A Comparative Table of Institutional Mediation RUles. September 28, 2014. [Elektronnyi resurs]. – http://mediationblog.kluwerarbitration.com/2014/09/28/international-mediation-a-comparative-table-of-institutional-mediation-rules/ (data obrashcheniya: 01.01.2021).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования в статье – организационно-административные и методические вопросы профессиональной подготовки специалистов по профилям, связанным с медиативными практиками в различных сферах общественной жизни. Методология исследования автором не указана, но из содержания текста можно заключить, что применены общенаучные методы (анализа, сравнения, классификации), и эмпирические методы (опрос, экспертные оценки). Актуальность работы обусловлена современной ситуацией неопределённости в профессиональном образовании, когда происходят быстрые изменения форм обучения, содержания образовательных программ, нормативной базы. Научная новизна статьи проявляется в содержательном анализе относительно нового для нашей страны направления профессиональной подготовки специалистов. Текст логичный, структурированный. Но на наш взгляд, во вводной части необходимо точнее указать, в чём состоит авторский замысел, а также обосновать актуальность рассматриваемой темы. Первое предложение выглядит вырванным из контекста каких-то иных рассуждений автора. Непосвящённый читатель не понимает, в чём состоят «современные проблемы российской медиации», почему автор считает низким качество профессионализма медиаторов. Стиль статьи отвечает стандартам научных публикаций. В тексте присутствует апелляция к оппонентам, усиливая его проблематизацию, что также соответствует традициям научных работ. По содержанию статьи можно рекомендовать несколько корректив: - раздел «Каких умений не хватает профессиональным медиаторам?» поместить после раздела «Магистерские программы для медиаторов: основные направления подготовки», так как логичнее сначала описать имеющийся опыт профессиональной подготовки данных специалистов, а затем привести некоторые данные небольшого опроса тех, кто получает данную профессию; - убрать из статьи эмоциональные обороты речи («общий энтузиазм обучающихся неофитов», «мечтали радикально изменить свою жизнь»), не отвечающие стилистке научного журнала; - считаем необходимым сформулировать иначе два предложения («Более пяти лет «Федеральный институт медиации» (вплоть до своего упразднения в июле 2020 г.) вел реестр такого рода организаций. Всего на 23.12.2019 в реестре было 35 таких центров (http://fedim.ru/reestry-mediatorov/reestr-obrazovatelnyh-organizatsij-mediatorov/; реальные цифры, очевидно, несколько больше») – убрать из текста ссылку на web-ресурс, не упоминать о расформировании организации, указать дату, которая воспринимается как более свежая, например: «На начало 2020 года, согласно данным ФГБУ «Федеральный институт медиации», в Российской Федерации работали 35 центров, которые осуществляли подготовку специалистов в области медиации»; - убрать ссылки на web-ресурсы https://postupi.online/professiya/mediator-socialnyh-konfliktov/programmi-magistr/ и http://fgosvo.ru/fgosvo/93/91/5 в заключительноq части статьи; - убрать слова в скобках в последнем предложении, завершив его оборотом «в одном из видов медиации». Статья сопровождается развёрнутой библиографией, включающей и теоретические работы, и нормативные документы. В тексте имеются ссылки на все источники, кроме №2. Работа представляет интерес для исследователей вопросов профессионального образования, административных работников и методистов организаций высшей школы, а также для специалистов органов законодательной и исполнительной власти, в чьей компетенции на[одится образовательная политика.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования – специфические особенности профессиональной подготовки медиаторов в российских вузах. Методология исследования основана на сочетании теоретического и эмпирического подходов с применением методов анализа, опроса, обобщения, сравнения, синтеза. Актуальность исследования определяется важностью развития медиации как инновационного способа урегулирования конфликтов, необходимостью изучения и проектирования соответствующих условий, включая профессиональную подготовку медиаторов в вузах России. Научная новизна автором в явном виде не представлена и, по-видимому, связана с полученными эмпирическими данными, а также сформулированными выводами о том, что подготовка профессиональных медиаторов на основе программы «Медиация. Базовый курс» недостаточна (желательно законодательное закрепление магистерского уровня подготовки или профессиональной переподготовки по программам в объёме не менее 500 часов). При этом необходимо детально сформулировать требования к образовательным магистерским программам в сфере медиации по направлениям магистратуры, закрепив возможность специализации по профилям «Медиация», «Медиация в образовательных организациях» и «Медиация в социальной сфере». Целесообразно расширить номенклатуру направлений, по которым может осуществляться подготовка медиаторов, включая «Социологию и социальную работу». Наряду с фасилитативной моделью, в определённых ситуациях могут быть эффективны другие виды (оценочная, трансформативная (гуманистическая), нарративная, экосистемная и др.). Статья написана русским литературным языком. Стиль изложения научный. Структура рукописи включает следующие разделы: Введение (институт медиации, профессиональная подготовка медиаторов, Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (ФЗоПМ), низкий уровень профессионализма медиаторов, неудовлетворительное качество профессиональной подготовки, система служб школьной медиации и школьных служб примирения), Как стать медиатором в России? Требования закона и реальная практика (основные требования к профессиональной подготовке медиаторов, комментарий к ФЗоПМ, обучение медиаторов, необходимость формирования сети учебных центров, курсы по подготовке медиаторов, данные ФГБУ «Федеральный институт медиации», профессия медиатора в рамках профессионального стандарта, обобщенные трудовые функции, «Базовый курс медиации» в рамках дополнительного профессионального образования), срок освоения программ профессиональной переподготовки), Магистерские программы для медиаторов: основные направления подготовки (виды медиации, квалификация для каждой сферы отдельно, «медиатор социальных конфликтов», 30 магистерских программ в 24 вузах, профессиональный стандарт «Педагог», создание служб школьной медиации в образовательных организациях, магистерская программа «Медиация в социальной сфере» в МГППУ, сложности в обучении), Каких умений не хватает профессиональным медиаторам? (профессионально значимые качества медиатора, проблема стандартов, набор необходимых и достаточных компетенций, особенности личностных характеристик, результаты анкетирования 13 магистрантов), Будущее профессии медиатора согласно законопроекту Министерства юстиции РФ (законопроекту ФЗ «Об урегулировании споров с участием посредника (медиации) в Российской Федерации», подготовка медиаторов по специальностям: «Психология», «Образование и педагогические науки», «Юриспруденция», различия в требованиях к профессии медиатора, медиатор в сфере правовых конфликтов и медиатор по работе с детьми), Необходимость изменений: вместо заключения (выводы), Библиография. Текст включает одну таблицу. Таблица должна иметь номер, название. Содержание в целом соответствует названию. В то же время название больше подходит для научной монографии, нежели для отдельной статьи. В формулировке заголовка следует конкретизировать предмет исследования, который связан с подготовкой медиаторов в рамках программ магистратуры и дополнительного профессионального образования. Представленная выборка (13 человек) представляется недостаточно объёмной для количественного анализа. Так называемые специальности «Психология» (370401 «Психология» и 370402 «Конфликтология»), «Образование и педагогические науки» (440401 «Педагогическое образование»; 440402 «Психолого-педагогическое образование» и 440403 «Специальное (дефектологическое) образование») и «Юриспруденция» следует именовать направлениями подготовки (точнее – речь должна идти, по-видимому, об укрупнённых группах 370000 Психологические науки, 400000 Юриспруденция, 440000 Образование и педагогические науки). Утверждение об отсутствии ФГОС для магистерской ступени высшего образования отсутствует по направлению подготовки «Юриспруденция» не соответствует действительности (см. http://fgosvo.ru/fgosvo/151/150/24/90). Библиография включает 21 источник отечественных авторов – монографии, научные статьи, учебники, нормативные акты. Библиографические описания некоторых источников требуют корректировки в соответствии с ГОСТ и требованиями редакции, например: 1. Академическое письмо: от исследования к тексту : учебник и практикум для академического бакалавриата / Ю. М. Кувшинская, Н. А. Зевахина, Я. Э. Ахапкина и др.; под. ред. Ю. М. Кувшинской. М. : Юрайт. 2019. 284 с. 5. Вечерина О. П., Путалова И. Б. Структура российского института медиации: настоящее, прошлое, будущее // Юридические исследования. 2020. № 9. С. 47–63. 6. Гайдаенко-Шер Н. И. Унификация требований к квалификации медиатора: медиатор и медиатор в семейных спорах // Актуальные проблемы российского права. 2017. № 5 (78). С. 56–60. 20. Халецкая Т. М. Должен ли медиатор быть юристом // Актуальные проблемы современных форм защиты прав и свобод человека и гражданина : сборник научных статей и тезисов по материалам Международной научно-практической конференции. Великий Новгород : НГУ им. Ярослава Мудрого, 2017. С. 507–512. Для источника № 11 нужно указать выходные данные. Обращает внимание отсутствие в библиографическом списке иностранных источников. Апелляция к оппонентам (Кувшинская Ю. М., Зевахина Н. А., Ахапкина Я. Э., Гордиенко Е. И., Борисова Е. А., Вечерина О. П., Путалова И. Б., Гайдаенко-Шер Н. И., Карпенко А. Д., Коровяковский Д. Г., Короткина И. Б., Романова Н. М., Путалова И. Б., Халецкая Т. М., Шамликашвили Ц. А. и др.) имеет место. Представляется целесообразным обращение также к работам зарубежных авторов. В целом материал представляет интерес для читательской аудитории, и после доработки рукопись может быть опубликована в журнале «Современное образование». Замечания редактора от 2.01.2021: "Автор доработал статью в соответсвтии с замечаниями рецензента"
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"