Статья 'Культурологизация образования: традиционные родино(крае)ведческие средства и новые технологии' - журнал 'Современное образование' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редколлегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Современное образование
Правильная ссылка на статью:

Культурологизация образования: традиционные родино(крае)ведческие средства и новые технологии

Красников Виктор Викторович

кандидат исторических наук

доцент, кафедра История и философия, ФГБОУ ВПО Тамбовский государственный технический университет

392000, Россия, Тамбовская область, г. Тамбов, ул. Мичуринская, 112, оф. А

Krasnikov Victor

PhD in History

associate professor of the Department of History and Philosophy at Tambov State Technical University

392000, Russia, Tambov, Sovetskaya str., h. 106 

vikkrasnikov@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Пирожков Геннадий Петрович

доктор культурологии

профессор, кафедра Связи с общественностью, ФГБОУ ВПО Тамбовский государственный технический университет

392000, Россия, Тамбов, ул. Советская, д.106


Pirozhkov Gennadii Petrovich

Doctor of Cultural Studies

professor of the Departmet of Public Relations at Tambov State Technical University

392000, Russia, Tambov, Sovetskaya str. 106 

gpptmb48@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Пирожкова Ирина Геннадьевна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра История и философия, ФГБОУ ВПО Тамбовский государственный технический университет

392000, Россия, Тамбов, ул.Советская, д.106


Pirozhkova Irina

PhD in History

associate professor of the Department of History and Philosophy at Tambov State Technical University

392000, Russia, Tambov, Sovetskaya str. 106

pirozhkova.ir@yandex.ru

DOI:

10.7256/2306-4188.2014.3.11057

Дата направления статьи в редакцию:

21-08-2014


Дата публикации:

04-09-2014


Аннотация: В статье впервые в литературе представлены проверенные временем средства формирования специалиста как «человека культуры» с глубокими социально-личностными воззрениями через родино(крае)ведческие образовательные технологии. Авторы утверждают, что научные изыскания последних лет выявили и такое важное средство культурологизации образования, как отечественное родиноведение, имеющее глубокие исторические корни и огромный практикоприменимый в современных условиях опыт. Они доказывают, что сегодня культуролого-родино(крае)ведческие технологии и сервисы могут разрешить ряд серьёзных образовательно-воспитательных задач. Авторы, преподаватели вузов Тамбова, члены уникального общественного объединения исследователей региональной истории и культуры «Тамбовский центр краеведения» при Тамбовском региональном отделении Российской академии естественных наук (ТЦК) (активно действует с 1995 г.), разработали меры по дальнейшему развитию как традиционных, так и новых методик, которые апробированы в процессе педагогической работы в вузах Тамбова. На культурологизацию учебно-воспитательного процесса в учебных заведениях нацелена также используемая ими научно-образовательная практико-ориентированная программа-компендиум ТЦК «История и культура Тамбовского края». Уже в процессе разработки многие ее тезисы были представлены не только на международных и всероссийских научно-практических конференциях, но и презентованы в кафедральных коллективах ряда учебных заведений. Авторы доказывают важность изучения родного края, краеведческого образования, связывающего интеллектуальные и духовные ресурсы человека и общества со средой обитания, для повышения культурологической компетенции будущего специалиста, раскрывают суть понятия «родиноведение». Пути и средства культурологизации образования через культуролого-краеведение на примере высшего профессионального образования авторы представляют: 1. Для всех направлений подготовки в целом. 2. Для квалификации (степени) «магистр». Они ориентированы на студентов нового типа, которые должны исходить в своих действиях из различных методик анализа сложных современных гуманитарных ситуаций, обладать представлениями об исторических истоках и корнях возникающих в обществе проблем, понимать, что опережающий характер современной образовательной модели означает его ориентацию на формирование инновационного и творческого типа концептуально мыслящей личности. А в подготовке такого типа специалистов особую значимость имеют дисциплины гуманитарного цикла. Объединяющим моментом в предложенных мерах является ориентация на развитие активных форм мышления, на конструирование в конечном итоге некоторой устойчивой «сферы смыслов», характеризующей динамику региональных социокультурных процессов. Авторы делают вывод о необходимости научной и общественной консолидации для решения данной проблемы.


Ключевые слова: авторские краеведческие проекты, бакалавриат, культурологизация образования, локальные родино(крае)ведческие практики, магистратура, программа-компендиум, Тамбовский центр краеведения, «человек культуры», краеведческое образование, краеведческие документы

Abstract: The means of formation of the expert checked by time as "man of culture" with deep social and personal views through the native and regional educational technologies are presented in article for the first time in literature. Authors claim that scientific researches of the last years revealed also such important means of culturalization of education as the domestic native history studies having deep historical roots and huge potential for being applied in modern conditions. They prove that today's technologies and services used in native history and regional studies can resolve a number of serious educational and pedagogic problems. As teachers at higher education institutions of Tambov and members of a unique public association of researchers of regional history and culture "Tambov Center for Regional Studies" (TCRS) at the Tambov regional office of the Russian Academy of Natural Sciences (has been working since 1995), the authors of the present article developed measures for further development of both traditional and new techniques which are approved in the course of pedagogical work at higher education institutions of Tambov. The TCRS' practice-oriented program-compendium "History and Culture of the Tambov Region" is aimed at culturalization of teaching and educational processes at educational institutions. Even in the course of development many theses were submitted not only during international and all-Russian scientific and practical conferences but also presented at departments of a number of educational institutions. Authors prove importance of studying of the native land and the local history education connecting intellectual and spiritual resources of man and society with the life environment for increasing culturological competence of future experts. The authors also reveal the definition and content of the term 'native history'.  Ways and means of culturalization of education through cultural regional studies based on the example of higher education are presented by the authors: 1. For all directions of training in general. 2. For Master degrees. They are focused on students of new type who have to proceed from various techniques of the analysis of difficult modern humanitarian situations, possess ideas of the historical sources and roots arising in the society of problems to understand that the advancing character of modern educational model means its orientation to formation of innovative and creative type of conceptually clever person. And in training of this kind of experts disciplines of a humanitarian cycle have the special importance. The uniting moment in the offered measures is orientation to development of active forms of thinking, to designing finally some steady the "sphere of meanings" characterizing dynamics of regional sociocultural processes. Authors draw a conclusion about need of scientific and public consolidation for the solution of this problem.



Keywords:

author's projects on regional studies, bachelor degree course, culturalization of education, local native and regional studies, master degree course, compedium program, Tambov Center for Regional Studies, "man of culture", education in regional studies, regional documents

В российском общественном сознании сегодня остро ощущается идейная пустота и отсутствие исторической перспективы. Это обусловлено, прежде всего, непониманием гражданами многих реалий, в частности, в каком государстве мы живем, что сегодня формирует нашу национальную идентичность; и вообще – кто мы, как оценить пройденный Россией и её регионами исторический путь, каковы дальние и ближние перспективы их развития? К этому нас привел вакуум идеологии при незнании своего прошлого и непонимании сегодняшнего дня. И как результат – невозможность формирования единства людей, принадлежащих к одной нации и государству, на основе надличностных целей и интересов – ведь это единственное, что можно сегодня противопоставить атомизации российского общества.

В связи с таким положением возникает большой вопрос: на основе чего возможно формирование общезначимой национальной идеи? Ответы, к нашему счастью, давно найдены. Во-первых, на возрождении исторической памяти как актуальной составляющей каждодневного бытия человека, современный русский (российский) человек может и должен в своей каждодневной жизни ощущать себя наследником тысячелетней культурно-исторической традиции. Во-вторых, для современного человека точно так же, как и во все времена, необходимо понимание исторической цели существования русской цивилизации и личной причастности к этой цели – лишь тогда человек ощутит себя и частью общества, и членом государства.

Проще говоря, каждому гражданину необходимо овладеть двумя вещами – знать язык (это сделать проще: родным языком мы, взрослея, овладеваем) и осмыслить общую тысячелетнюю историю, давшую нам ту культуру, которую мы, к сожалению, часто не видим и не умеем ценить. И вот здесь-то возникает самая сложная проблема: чтобы овладеть историей и культурой, необходимы значительные труды – и от личности, как в процессе становления, так и на протяжении всей жизни, и от ближайшей социальной среды, в которой созревает человек. В первую очередь это зависит от семьи и школы, которые пока не выполняют главной задачи – культурно-исторической социализации человека, не включают его в контекст тысячелетней истории и не ставят судьбу молодого человека в связь с историческими перспективами России. Происходит это и потому что в самом обществе такие связи неощутимы, они не востребованы: широко известно, что сегодня в России лучше живут те, кто менее образован и воспитан, нечестен и вороват; в обществе не сформулированы критерии добра и зла, правды и неправды. Поэтому вступающий во взрослую жизнь человек не получает стимула стать «человеком культуры», имея чаще всего устремление (в лучшем случае) к офисно-менеджерской жизни, а еще лучше – чиновничье-управленческой вне всякой связи с гуманитарными знаниями. А именно они и делают человека Человеком, а каждого жителя России – Гражданином.

Не надо навязывать обществу в качестве панацеи от всех бед и лозунг «рынок превыше всего», он не может быть главным в удачном устройстве российского общества, так как совершенно не учитывает как традиции, так и исторические перспективы российской цивилизации и государственности. Более того, противоречит им, попирая выработанные веками национальной жизни и быта глубинные принципы отношений, когда культ личного успеха просто не мог доминировать в общинном сознании, когда слово и честность априори были значительно важнее финансовой состоятельности и определяли ценность личности, когда честь ценилась выше собственной жизни.

Ситуацию катастрофического обрушения уровня гуманитарного образования усугубляет массовое закрытие в российской провинции школ и резкое сокращение числа бюджетных мест, выделяемых гуманитарным факультетам вузов, а также политика слияния и закрытия самих вузов. Фактически это приводит к тому, что в самое ближайшее время будут окончательно преданы забвению традиции русской дореволюционной школы и аннулированы достижения советской образовательной системы. Это может привести к национальной катастрофе, чреватой сломом механизмов исторической преемственности и прерыванием самой национальной культурной традиции.

Одно из направлений решения вышеобозначенных проблем – культурологизация образования через воспитание специалиста как «человека культуры», способного внятно формулировать мысли (внешнее выражение неспособности самостоятельно мыслить: потребитель «информации» в лучшем случае ориентируется в ней, но не может осуществить ее экспертизу, а значит, и оказать воздействие на информационное пространство).

Важным средством культурологизации образования является отечественное родиноведение. Под ним вряд ли разумно видеть особый предмет, это должна быть система образовательно-воспитательной теории и практики, прочно связанных учебными и внеклассными действиями, направленными на осмысление молодыми людьми материального, духовного и эстетического богатства родного края. Это должно стать одной из насущных задач философско-культуролого-педагогической науки. Работа должна вестись на основе комплексного анализа характера понимания российским обществом феноменологии отечественной родино(крае)ведческой традиции в образовании, прежде всего, осмысливаемой в сопоставлении российской образовательной практики с западноевропейскими принципами организации образования.

В демократической России значение родино(крае)ведения очень многими осознаётся в самом широком научном и социокультурном контексте. Дело в том, что сегодня уже невозможно возрождение монистической модели науки и образования, поэтому вполне естественна множественность теоретико-методологических, историко-философских подходов к ним, в том числе и к родино(крае)ведению, которое нужно в первую очередь учебным заведениям. Расширение преподавания родиноведения – важное свидетельство нового качества в развитии краеведения. В таком контексте краеведение выступает своеобразной философией локального обустройства, которая приобрела ценность в новой России с исчезновением советских идеологических постулатов, активно влияет на образование и воспитание будущего специалиста как «человека культуры» с приобретёнными за годы обучения широкими культуролого-родиноведческими компетенциями.

Родино(крае)ведческая традиция в России имеет богатую историю. Краеведение всегда являлось одним из приоритетных направлений не только в обучении и распространении знаний о крае, его особенностях и достопримечательностях, но и в развитии потребности в заботе о будущем региона, о сохранении его природного и культурного наследия. Оно воплощает коренные взаимосвязи поколений и близких соседей и во многом определяет представление о месте своего родного края в регионе, в России в целом. Развитие взрослеющего человека как социально ответственной и активной личности немыслимо без овладения им культурным наследием. Известно, как велико воздействие краеведения на разум и душу. Академик Д. С. Лихачев отмечал, что любовь к родному краю, знание его истории – это основа, на которой только и может осуществляться рост духовной культуры всего общества [11].

Прошлое любого региона России сегодня немыслимо без осмысления истории и культуры конкретного края. Ещё на рубеже ХIХ - ХХ вв. в науке укрепилась мысль о взаимосвязи обучения детей и краеведения, о его воздействии на библиотечно-музейное и архивное дело, на экскурсионную практику. То время стало самым плодотворным для родино(крае)ведения: в науке появились такие новые понятия и термины, как: родиноведение, отчизноведение, краеведение, краеведческая библиография, школьное краеведение, краеведческая экскурсия и другие, начали формироваться их определения. В ХIХ в. с развитием богословского образования и церковно-исторической науки родиноведение стало обязательной, но, к сожалению, утраченной впоследствии традицией каждого российского храма, каждой епархии, воспринималось как область церковной археологии, трактуемой весьма широко. В понятийной системе родиноведения краеведение становилось одним из центральных, «краеведение» было определено как термин, закреплённый в литературе (словари, учебники и др.) и в официальных документах, что требовало обязательности применения дефиниции. Получили определения и другие термины и понятия, вошедшие в родино(крае)ведческий дискурс. Однако развитие феномена краеведения и ощущение неточности предложенных много лет назад дефиниций и другое заставляли терминологов последующих лет возвращаться к этому вопросу и вносить поправки (в 1960-е гг., например, появилось понятие «историческое краеведение»), формируя матрицу понимания феномена родино(крае)ведение через понятия, которые ёмко, в конденсированной форме выражали его фундаментальные свойства и имели достаточно ясные обозначения, определенные словарным способом или сформулированные на теоретическом уровне. Формируясь как научная дисциплина, краеведение, тем не менее, было формально-технической дисциплиной практической направленности [см., например, 23; 26].

Укажем, что в те годы движение краеведов не было массовым. Работа местных краеведческих обществ держалась на энтузиазме одиночек, увлечённых научными поисками, сохранением старых документов, памятников старины, формированием библиотечных и музейных коллекция. Всё это придавало краеведению творческий заряд, энтузиасты вели за массу любителей. Слабо активизировал деятельность провинциальных научных обществ прагматичный интерес государства к краеведам в основном как к инструменту решения проблемы сохранности архивных, музейных и библиотечных фондов. Только отдельные представители чиновники в силу своего высокого культурного уровня были всерьёз озабочены духовным развитием страны, они понимали важную воспитательную роль краеведения. Именно они во многом способствовали активизации краеведческой деятельности, создавая благоприятные условия для творчества исследователям родного края. Подобные примеры можно найти во многих губерниях имперской России.

С 1920 гг. краеведение развивалось в рамках коммунистической идеологии, исследуя, главным образом, процессы, связанные с революционным движением, историей компартии, пролетариата и крестьянства. Темы религиозной истории, жизнь и деятельность дворянских просветителей и купцов-меценатов были табуированы. Только с конца 1980-х годов идеологические преграды отпали, и специалисты получили возможность самостоятельно оценивать современное состояние, историю и культуру края без оглядки на политические штампы. Всесторонне разрабатывались частные разделы краеведения, на их стыках с другими науками возникали новые ответвления краеведческого знания. Постепенно происходила смена парадигмы краеведения, обусловленная нарастанием информации. С развитием информационного общества научный и околонаучный родино(крае)ведческий дискурс и его взаимосвязи с социальными и политическими институтами стали столь обширными, что это заслуживает подробного анализа в отдельной статье. Однако заметим, что в основном и целом феноменохарактеристика родино(крае)ведения сложилась до информационного бума в России.

На современном историографическом этапе, становление которого связано с системной трансформацией российского общества, вопросы родино(крае)ведения чрезвычайно актуализировались в русле духовности общества. Поэтому и началось широкое преподавание краеведческих дисциплин. Авторы стали успешными участниками этого процесса [4; 5; 6; 8; 13; 14; 16; 29]. Было выписано содержание таких понятий, как «родино(крае)ведение», «краеведческое образование» и др., разработаны теория и методология культуролого-краеведения, ряд образовательных методик и практикумов, изданы монографии, методические пособия и вузовский учебник [3; 10; 13; 15; 17; 18; 19; 25]. Заметный вклад в этот процесс внесли учёные «Тамбовского центра краеведения» – общественного объединения исследователей региональной истории и культуры при Тамбовском региональном отделении Российской академии естественных наук (ТЦК при ТРО РАЕН) [24]. Однако необходимо констатировать, что в педагогическом сообществе пока не устоялась научная конвенция: что предпочесть: «краеведческое образование»; «культуролого-краеведческое образование»; «историко-краеведческое образование». Высказываются и другие мнения, предлагаются новые формулировки. Заметим, что педагоги-краеведы часто ошибочно определяют названия учебных предметов – без учёта тематической направленности и содержания базовых тем – «Краеведение», а чаще наоборот – по-разному: «Историческое краеведение», «История родного края», «География … области». Это приводит к смещению предметно-объектных взаимосвязей при преподавании курса.

Проблема культурологизации образования предполагает и осмысление тезиса о том, что культуролого-родино(крае)ведческое образование реализуется не только в системе общего и профессионального образования; обучающая роль присуща и другим субъектам: государству в лице его органов, некоммерческим организациям, СМИ. Важное место в процессе обучения отводится семье. Согласно Закону РФ «Об образовании» первыми педагогами детей являются родители [12]. Как в прежнем, так и во вновь принятом Законе РФ «Об образовании» (2012 г.) не воспроизводятся такие понятия, как «краеведческое образование», «кульуролого-родино(крае)ведческая компетенция», однако надо учитывать, что, например, наличие глубоких знаний о местности будущей государственной или муниципальной службы чиновника должно быть одним из требований, которому кандидат на административную должность обязан соответствовать.

Краеведение несёт в себе не только заметный научно-прикладной, но и воспитательный потенциал, выполняет функцию культурологической адаптации людей. Полагаем, что наряду с изучением русского языка, истории России и Конституции РФ, обучение краеведению должны проходить переселенцы в ту или иную местность из других государств, чтобы уверенно чувствовать себя в культурно-бытовом пространстве принявшего их региона нашей страны. Без этого невозможна их аккультурация. Именно с помощью элементарных краеведческих знаний переселенцев можно мягко «погрузить» в новую для них обстановку, сблизить с местными жителями, помочь войти в их общность.

Актуальность изучения и расширения краеведческого образования диктуется потребностью обоснования регионального компонента при освоении некоторых дисциплин в условиях, когда происходит осмысление образования как сферы человеческой практики, формы духовной культуры, специально организуемого процесса, достигнутого результата, вида социализации, способа коммуникации, экзистенциальной потребности личности (стиля жизни). В работах о преподаванию краеведения сегодня заметен значительный методолого-методический компонент, но не ставится вопрос о роли и месте краеведческого образования в системе науки. Заметим, что краеведческое образование пока не выделялось в качестве отдельной составляющей науки. В философско-культурологическом контексте вполне возможно разделение краеведческой науки и краеведческого образования, так как наука и образование являются самостоятельными формами духовной культуры [27, с. 28]. Этот вопрос требует дальнейшей аналитической проработки.

Пристального внимания краеведческое образование требует как значимое средство процесса культурологизации российского образования. В системе гуманитарных наук краеведение рассматривается как одна из важных областей прикладной культурологии (наряду с такими направлениями как: теория культурной политики и деятельности культурных институтов; социокультурное прогнозирование, проектирование и регулирование; культурологизация образования; охрана культурного наследия; музейное дело и др.), в которой разрабатываются технологии и способы трансляции культурных ценностей и норм. Отсюда, краеведение и культурологизация образования – это области прикладной культурологии. Таким образом, если учитывать специфику краеведения как комплексной науки, направленной на изучение отдельной конкретной местности с её методом локального описания, то эта взаимосвязь становится более эффективной в позиции «региональная культурология – краеведение – культурологизация образования».

Конструктивное изучение опыта обучения краеведению, в широкой постановке вопроса – родино(крае)ведению, позволяет заявить, что культуролого-краеведение как новая научная парадигма имеет достаточно разработанную теоретико-методологическю базу со своими методами исследования и взглядом на «край» как когнитивную способность человека, что позволяет говорить о культуролого-краеведческом образовании. Надо иметь в виду, что в педагогике традиционно рассматривается три концепции содержания образования: педагогически адаптированные основы наук (это наиболее востребованная позиция у преподавателей); совокупность знаний, умений и навыков; социально и личностно детерминированное представление о социальном опыте, подлежащем усвоению [9]. В этих смыслах культуролого-краеведческое образование полностью соответствует этим концепциям.

Существует явная зависимость сути понятия «культуролого-краеведческое образование» от того, какой смысл вложен в «образование». Например, если центральный вопрос педагогики – установление направлений повышения качества и эффективности образования, то они, конечно же, находят отражение в содержании культуролого-краеведческого образования. Боле того, заметим, что качество образования определяется универсалиями не только профессиональной, но и культуролого-краеведческой подготовки педагога. Авторами неоднократно предсталена особая роль краеведческого образования в повышении культурологической компетенции специалиста, разработан ряд многообразных обучающих методик [5; 18], что поддержано научно-педагогическим сообществом [7; 28].

В образовательной сфере, в том числе и в культуролого-краеведческом образовании, а также в воспитательной работе через краеведение, архиактуальным является создание новых технологий и методик когнитивного анализа родиноведческих локальных практик, выявление роли в них исследований в области краеведческой науки и практики, связанных, например, с осмыслением исторического опыта, изучением перспектив дальнейшего позиционирования краеведения в исследовательском поле региональной культурологии и др. Все это надо осмысливать как появление новых реалий провинциальной науки, культуры и образования.

В широком плане вопросы культуролого-краеведения занимают заметное место во всех видах основных общеобразовательных программ, так как они, программы, направлены на формирование общей культуры личности, адаптации ее к жизни в обществе. В этом аспекте обучение культуролого-краеведению надо анализировать как важный компонент науки, поскольку оно, краеведение, не просто срез научно-образовательной реальности, а являет собой заметную и незаменимую фактологическую базу целого ряда наук и учебных дисциплин, именно культуролого-краеведение формирует у студентов (а ранее – у школьников) – молодых граждан России – общие представления не только о местной, национальной и мировой культуре, но и транслирует молодым поколениям общечеловеческие ценности, нормы и правила, универсальные культурные образцы. В дискуссиях о роли рассматриваемого компонента в системе науки, можно услышать разные суждения. Мы относим культуролого-краеведческое образование к гуманитарному блоку науки, так как оно приобщает человека к культуре, формирует его духовное становление как Человека и Гражданина.

В качестве базовой тематики изучения культуролого-краеведческого образования авторы предлагают такие вопросы, как: понятие, специфика применительно к разным образовательным программам и особенностям целевых аудиторий, направления (история, андрагогика, акмеология, методика, дидактика и пр.), виды деятельности (популяризация науки, краеведческая работа с историческими источниками и др.), особенности использования культуролого-краеведческого материала (в преподавании, в творчестве), о чём уже указывалось в наших ранних публикациях. В целом же, важнейшей задачей современного момента развития образования становится наполнение образовательных программ информацией о разнообразных культурных аспектах, сюжетах, фактов, иногда вплоть до нюансов. Известно, что в литературе эта тенденция подмечена применительно к образованию в целом и получила название «культурологизация». Цель культурологизации – обучение и воспитание личности, способной развивать современную национальную культуру. Поэтому необходимо, чтобы культурологизация не остановилась на своей первоначальной стадии: обращение к культурным аспектам как к контексту (фону) образования.

Мы так представляем направления культурологизации образования через культуролого-краеведение в высшей школе.

1. Для всех направлений подготовки.

В основных образовательных программах бакалавриата необходимо использовать учебно-исследовательские проекты на базе краеведческого материала, включать, по возможности, задания, примеры, факты и сюжеты из истории культуры той местности, где расположен вуз.

Работая над образовательным проектом «Культурологизация образования: традиционные родино(крае)ведческие сервисы и новые технологии», эксперты ТЦК профессора Г.П. Пирожкова предложили своему официальному партнеру – кафедре «История и философия» (заведующий доктор исторических наук, профессор А.А. Слезин) Тамбовского государственного технического университета (ТГТУ) – комплекс мер, направленных на подготовку для региона практико-ориентированных специалистов, любящих свой край, знающих его проблемы. Вполне логично в вузе в планах подготовки бакалавров присутствуют учебные предметы «История Тамбовского края» (для всех направлений) и «Крестьянский вопрос на Тамбовщине» (для будущих работников сельской местности), по ним разработана и издана научная и учебно-методическая литература [1; 2; 3; 4; 6; 30]. В их преподавании полезно использовать фрагменты научно-образовательной программы «История и культура Тамбовского края» ТЦК [20; 21; 22], разработчики которой – наиболее успешные педагоги вузов Тамбова – рассматривают её как средство соединения интеллектуальных ресурсов молодых людей со средой обитания, как перспективную форму интеграции образования в культурную среду.

Преподавание педагогами этой кафедры теоретической части учебных культуролого-историко-философско-краеведческих курсов, в том числе дисциплины «История и культура Тамбовского края», уже сегодня обеспечена достаточным объёмом: а) научных разработок [две научных школы (профессора А.А. Слезина на базе кафедры и научная школа профессора Г.П. Пирожкова на базе ТЦК); аспирантура при кафедре (по специальностям 07.00.02 – Отечественная история и 09.00.03 – История философии); на базе кафедры работает редколлегия научно-теоретического и прикладного журнала из Перечня ВАК; ТЦК выпускает ряд изданий, в том числе журнал «Вестник ТЦК»; имеет Интернет-сайт]; б) теоретико-методических материалов: кабинет-лаборатория «Истории края» под руководством члена ТЦК, кандидата исторических наук, доцента И.В. Двухжиловой подготовила серию научно-методических изданий «История Тамбовского края».

Организация практической (внеаудиторной) части перечисленных учебных курсов обеспечена на базе таких ресурсно-информационных учреждений, как: музей В.И. Вернадского ТГТУ; библиотека и архив ТЦК; музеи промышленных предприятий Тамбова («Пигмент», Тамбовский вагоноремонтный завод и др.). При организации этой работы помогут и тесные рабочие связи кафедры «История и философия» и ТЦК с государственными учреждениями культуры, образования, информационными структурами (государственные архивы, библиотеки, областной краеведческий музей, картинная галерея, редакции газет и др.).

Гарантией эффективной работы в этом направлении является кадровый состав кафедры. В настоящее время здесь работают 5 докторов и 9 кандидатов наук, обучается группа аспирантов – выпускников университета. Преподаватели читают общие курсы по истории и философии, а также элективные курсы, в том числе «История Тамбовского края», «Регионоведение», «История российского крестьянства», «История архитектуры и градостроительства региона» и др.

Для студентов и бакалавров Юридического института ТГТУ разработаны и поставлены культуролого-краеведческие практикумы («Ретродиалог культур: почтовая карточка», «Слово в коммуникации» и др.). Преподаватели – члены ТЦК – исходят из того, что сегодня в педагогике все больше утверждается концепция культуротворческой школы. Образовательное пространство учебного заведения представляется в виде целостной духовно-материальной среды, что, заметим, актуализирует изучение культурологии и значительно усиливает воспитательный момент обучения. Эта концепция требует от педагога изменить свой взгляд на студента, увидеть в нем носителя особого культурного мира со своими ценностями, смыслами и символами. Теперь преподаватель как носитель педагогического творчества должен активно формировать образовательное пространство, развиваться в нем вместе со студентами, а главное – конструировать образовательный диалог.

Цель и задачи разработанных практикумов в русле вышеприведенных теоретических положений – углубление представлений о культуротворческой воспитывающей школе, расширение смыслосферы понятия «ретродиалог культур» и выявление его образовательно-воспитательного значения, а также углубление диалогизации обучения, формирование общекультурных и профессиональных компетенций студентов. Практикумы выстроены на основе обучения через внутренний диалог, завязанный вокруг реальных текстов конкретной культуры, воспроизводящих мысли студентов и их виртуальных собеседников – представителей других культур, социальных статусов и возрастов. Поэтому построение диалога вокруг интеллектуальных затруднений даже у студентов-гуманитариев старших курсов требует заметного интеллектуального напряжения. Они не сразу находят оптимальные пути преодоления творческих затруднений и вхождения в тональность внутреннего диалога современного человека с виртуальными собеседниками.

Детальный разбор студенческих материалов проводится на практических занятиях. Так, в группе СИЮ-51з (практикум «Ретродиалог культур: почтовая карточка») студент С.Б. Беликов, изучавший открытку «Тамбовъ. Домъ Асъева» (издание И.Ф. Зотова. 1910 г.), изложил историю городской усадьбы известного российского предпринимателя М.В. Асеева, представил виртуальный диалог с ее создателями и авторами почтовой карточки. Студент А.В. Усов изучил открытку с изображением Собора Троицы Живоначальной в Моршанске (издание В.И. Холуянова. 1910 г.). Рассказ о тамбовской жизни и природе края продолжила О.О. Гавриленко на основе анализа открытки с фотографией «Тамбов. Дом помощника лесничего». Студент М.А. Христофоров, изучавший открытку «Окрестности Тамбова. Река Цна» (1900 г.), раскрыл смысл представленного на карточке пейзажа. «Глядя на фото, – сказал студент, – захотелось виртуально пообщаться с его автором, устроить, так сказать, диалог сквозь время». И вот что лишь на некоторые вопросы ему «ответил» фотограф. «Мне хотелось передать атмосферу безмятежности, которая царила в тот момент... − А попадание в кадр людей случайность? − Они представляют как бы часть природы; в атмосфере спокойствия люди забывают все проблемы, хочется плыть, что называется, по течению. На фото нет ни одной лишней детали. − А дом? − Дом как символ спокойствия и защищенности, а также своего рода отголосок тамбовских деревень. Хотелось передать ощущения людей, которые живут в простых деревянных домах на берегу реки, утренний запах свежести, его ощущаешь, открыв окно или выйдя на крыльцо... Высокие деревья, могучие стволы, тянущиеся к солнцу, – это символы веры в свои силы, но самое главное – их корни: чем они мощнее, тем стройнее дерево. Это послание будущим поколениям: куда бы не забросила жизнь – не забывайте, откуда вы родом. Только так можно преодолеть сложности жизни. Народ, не помнящий своих корней, обречен на вымирание, помните это!». Анализ занятия показал, что студенты приобрели практический опыт разбора почтовой открытки как исторического источника, навыки применения культурологического инструментария для получения ретроинформации, в целом освоили методику работы с некоторыми текстами культуры столетней давности. Студенческие документы, наиболее содержательно раскрывающие суть практикума, переданы в архив ТЦК.

Экспертной группой центра краеведения профессора Г.П. Пирожкова предложена программа по культурологизации образования при подготовке бакалавров выпускающим кафедрам Тамбовского филиала Московского государственного университета культуры и искусств (ТФ МГУКИ). Так, по профилю подготовки «Документоведение и архивоведение» предлагается создать курс «Документ как культуролого-краеведческий феномен», который всецело вписывается в методологию истории, которая по смыслу культурологическая, а по методу – источниковедческая. Содержательно-практическую часть предмета можно изучать на базе комплексов документов в тамбовских ресурсно-информационных госучреждениях (известны характеристики корпуса исторических источников в тамбовских архивах и библиотеках, как полные, хорошо сохранённые, уникальные и др.), в общественных организациях Нобелевская библиотека, Нобелевский архив и Музей Нобеля Международного информационного Нобелевского центра профессора В. М. Тютюнника (главный офис в Тамбове, филиалы в Москве, Санкт-Петербурге, Баку, Вене, Гамбурге) (расположены в ТФ МГУКИ); библиотека и архив ТЦК при ТРО РАЕН профессора Г. П. Пирожкова и др.), в частных собраниях (музей С. Н. Денисова; европейского уровня коллекция книжных знаков члена ТЦК А. С. Чернова; подборки краеведческих документов, материалов и артефактов члена ТЦК А. В. Тарасова и др.).

Для студентов ТФ МГУКИ также разработаны культуролого-краеведческие и документно-архивоведческие практикумы. Так, для бакалавров (кафедра «Документоведение и архивоведение») поставлен практикум «Бытописание в культурологии». Особое внимание обучающихся при его выполнении обращается на изучение тех аспектов предлагаемых для анализа материалов, которые наиболее тесно связаны с их будущей профессиональной работой (документоведение и архивоведение), хотя в целом преследуется цель – углубление диалогизации обучения, формирование общекультурных и профессиональных компетенций студентов. Суть технологии практикума раскрывают следующие положения. 1. Студенты должны познавать историю культуры, ее региональные особенности и краевые специфичные формы не только по учебнику, а и по созданным ими текстам культуры. 2. При анализе исторических источников им предлагается обратить пристальное внимание на содержащуюся в них информацию о совокупности отношений, связей, о формах коммуникации, существовавших в социуме в прошлом, о взаимоотношениях между различными культурами, а главное – выявить результаты межкультурного процесса, отношение соплеменников к своему государству. Мы исходим из того, что: а) обобщенный концептуальный образ гражданина предполагает, что он любит Родину в самом широком смысле слова: бережно относится к природе, уважает российскую историю и людей ее творивших, во имя Отечества готов совершать трудовые подвиги и при необходимости защищать его; б) культурная идентификация есть способ связи с коллективными сущностями своей истории, с главными ценностями и святынями своей культуры; в) только патриотизм не делает человека гражданином, который должен обладать и такими качествами как толерантность и гуманизм: в России, где проживают представители многих национальностей и вероисповеданий, без этого не обойтись. 3. Диалог культур предлагается рассматривать как одну из наиболее важных форм культурной коммуникации, в процессе которой происходят изменения культурных паттернов – форм социальной организации и моделей социального действия, систем ценностей и типов мировоззрения, становление новых форм культуротворчества и образа жизни, что в учебных условиях крайне продуктивно с точки зрения инновационной деятельности.

Известно, что характерной приметой любого повествования является временная дистанция. Важнейший способ ее создания – бытописание, то есть воссоздание местного колорита с учетом хронологического фактора. В культуролого-историко-краеведческой литературе бытописание выполняет методологическую функцию – оно придает повествованию конкретность и, фиксируя временное пространство, датированность, а вещи часто имеют доминирующую культурологическую функцию, являясь знаками изображаемой эпохи и среды, именно на них зачастую и сосредоточено внимание читателя.

В предложенных студентам для изучения материалах было также необходимо выявить сюжеты, раскрывающие суть диалога, в более широком понимании – горизонтальной передачи информации; двухступенчатой модели коммуникации; разных видов общения; понятия «интенсивность коммуникации» и др.

На основе глубокого изучения художественной литературы на краеведческом материале и публицистических работ студентами создан ряд текстов-диалогов, они детально рассматривались на семинарах.

Новые культуролого-краеведческие практикумы, направленные на повышение эффективности учебно-воспитательного процесса и активизацию культурологизации образования, разрабатываются также для бакалавров только что открытых направлений подготовки в ТФ МГУКИ: дизайн и музеология и охрана объектов культурного и природного наследия.

2. Для квалификации (степени) «магистр».

ТЦК предлагает ряд мер по культурологизации образования выпускающим кафедрам ТГТУ и ТФ МГУКИ. В контексте вышеуказанных положений о реформации высшей школы и активизации образовательно-воспитательного процесса важно уяснить, что тематика выпускных квалификационных работ, научно-исследовательской работы, программы госэкзамена в магистратуре должны содержать элементы из области контактов специальных дисциплин и иных культурных явлений. Так, при изучении основ конституционного строя, обязанностей государства и граждан (эти вопросы есть в программах ряда учебных предметов), надо обращаться к Декларации прав культуры (1995 г.) – документу, который пока редко присутствует в учебных программах вузов, так как не является нормативным правовым актом. При изучении предметов общенаучного и базовой части профессионального циклов в их содержание важно включать наиболее яркие аспекты и сюжеты культурной жизни страны, региона, края, например, культурологический подход и составляющие его методы в научных исследованиях по … (профиль); культурная функция государства; эстетическая концепция региональной культуры и др. Важно представлять сюжеты региональной культуры и историко-краеведческие аспекты в вариативной части магистерской программы. Например, при подготовке юристов в программе подготовки магистров «Защита прав человека» будет полезным включение таких предметов, как «Конституционное культуроведение», «Культурные права и обязанности человека и гражданина в России и зарубежных странах», основные задачи их изучения – в формировании знаний о правовом регулировании культурного пространства, о культурной политике государства, региональной власти, о формировании и политике в области культуры формирующегося гражданского общества, о механизмах защиты культурных прав, а также о культурных обязанностях человека и гражданина. «Конституционное культуроведение» в существующей модели подготовки юриста позволит убедить будущих правоведов в том, что выражение конституционно-правовых явлений – это достижение творческого развития человека и общества; поможет им по существу осмыслить место и роль конституционно-правовой культуры в общем контексте многообразия культур, а также уяснить тенденции конституционно-правового воздействия на культурное пространство и местоположение человека в нем.

ТЦК несколько лет работает над проектом «Использование краеведческих сведений в рекламе». Известно, что сегодня производство рекламного продукта трансформировалось в особый социальный институт, производственную основу которого составляет комплекс деятельностей, определяющийся понятием «индустрия рекламы». Это системное ведение рекламного дела, взаимодействие субъектов рынка рекламы с различными секторами экономики, наличие предприятий, производящих рекламные продукты и оказывающих рекламные услуги и др. Поэтому средства рекламы очень разнообразны. Так, в профессионально спроектированной тамбовской рекламе используется много элементов, связанных с родным краем. По многим атрибутам ряд направлений рекламного дела вообще можно считать краеведческими: тамбовские сведения, например, пространно используются в создании проспектов, каталогов, производстве клипов, слоганов. До 80% рекламной продукции содержит сведения о крае, его истории и современной жизни (подсчитано по материалам тамбовской рекламы). Использование краеведческих сведений в рекламе обязывает соблюдать ряд правил, которые обязан усвоить каждый специалист. Вот почему для будущих магистров по рекламе и связям с общественностью в рамках НИР кафедры «Связи с общественностью» ТГТУ, трижды носящей звание «Лучшая кафедра России в области преподавания рекламы, связей с общественностью и смежных дисциплин» (по версии Ассоциации коммуникационных агентств России), Тамбовским краеведческим центром разрабатывается цикл учебно-практических и научно-образовательных заданий («Использование краеведческих сведений в рекламе», «Место и роль цвета в рекламе» и др.) в рамках таких проблем, как «История рекламы и связей с общественностью: регионально-краеведческий аспект», «Корпоративная культура» и др.

Новые учебно-методические материалы и программы культуролого-краеведческих практикумов, направленных на повышение эффективности учебно-воспитательного процесса и активизацию культурологизации образования, разрабатываются также для будущих магистров (социально-культурная деятельность, библиотечно-информационная деятельность) – выпускников ТФ МГУКИ.

Таким образом, культуролого-краеведческое образование – разноплановое, сложное явление духовной культуры, не сводимое только к преподаванию или обучению в учебных заведениях, касающееся всех социальных групп. Являясь общеобразовательным по месту в структуре образования; по характеру познания – культуроведческим, философским, научным, художественным, обыденным; по классификации наук – социально-гуманитарным, оно представляется нам в качестве эффективного средства культурологизации образования в России. Активное внедрение в учебно-воспитательный процесс как традиционных родино(крае)ведческих сервисов, так и инновационных технологий будет способствовать решению важной задачи – за короткое время наладить подготовку высокообразованных, в том числе и в гуманитарном плане, профессионалов для реализации ряда проектов, включённых в Стратегию развития ЦФО и в Стратегию развития Тамбовского региона, обеспечить свою область квалифицированными специалистами, необходимыми для технологической модернизации производства, реструктуризации социальной сферы через систему непрерывного образования, начинающегося со ступени школьного профильного образования (модели «школа-колледж», «школа-университет»), начального и среднего профессионального образования, прикладного бакалавриата, магистратуры, продолжающегося на протяжении всего жизненного цикла специалиста.

Библиография
1.
Безгин В. Б. История российского крестьянства: учебное пособие. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2011. 108 с.
2.
Безгин В. Б. Крестьянская повседневность (традиции конца XIX-начала ХХ века): монография. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2004. 304 с.
3.
Двухжилова И. В. История Тамбовского края: ХХ век. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2011. 80 с.
4.
Двухжилова И. В., Красников В. В. История Тамбовского края: учебная программа курса в Тамбовском государственном техническом университете // Вестник Тамбовского центра краеведения: науч.-информ. изд. / Тамб. центр краеведения. Тамбов: ООО «Центр-пресс», 2010. № 20. С. 67-71.
5.
Двухжилова И. В., Слезин А. А. История Тамбовского края: практикум. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2004. 120 с.
6.
Двухжилова И. В., Слезин А. А. История Тамбовского края: рабочая тетрадь. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2002. 124 с.
7.
Ерохин С. В. Культурологическая подготовка специалиста: нужна ли ему краеведческая компетенция? [Рец. на: Пирожков Г. П. Краеведческое образование как составляющая культурологической подготовки специалиста: монография (Тамбов; М.; СПб.; Баку; Вена; Гамбург: Изд-во МИНЦ «Нобелистика», 2011. 300 с.)] // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2012. № 5. Ч. 2. С. 56-59.
8.
Зорина В. П., Красников В. В., Пирожкова И. Г., Пирожков Г. П. Вспомогательные исторические дисциплины: термины и определения: учебное пособие. Тамбов; М.; СПб.; Баку; Вена: Изд-во МИНЦ, 2004. 46 с.
9.
Коржуев А. В., Попков В. А. Современная теория обучения: общенаучная интерпретация. М.: Академический Проект, 2009. 185 с.
10.
Королёва Л. Ю., Пирожков Г. П. Ethnography as a philosophical and cultural phenomenon: a scientific approach = Краеведение как философско-культурологический феномен: науковедческий подход // Вопросы современной науки и практики. Университет им. В. И. Вернадского. Тамбов, 2012. № 3 (41). С. 282-289.
11.
Лихачёв Д. С. Любить родной край [Электронный ресурс]. URL: http:// http://annales.info/other/ot1_pred.htm (дата обращения 26.01.2013)
12.
Об образовании: Закон РФ от 10 июля 1992 г. № 3266-1 №12-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 18.
13.
Пирожков Г. П. Историческое краеведение: программа авторского курса. Тамбов: Моск. гос. ун-т культуры и искусств, Тамб. фил., 2005. 20 с.
14.
Пирожков Г. П. История чиновничества в России. Генеалогия. Геральдика. Сфрагистика. Фалеристика: программы авторских курсов и методические рекомендации для студентов. Тамбов: Моск. гос. ун-т культуры и искусств, Тамб. фил., 2002. 51 с.
15.
Пирожков Г. П. Краеведение: терминологический словарь. Тамбов; М.; СПб.; Баку; Вена: Изд-во МИНЦ, 2006. 80 с.
16.
Пирожков Г. П. Краеведение: учебник (допущен Минобром РФ в качестве учебника для студентов). Тамбов; М.; СПб.; Баку; Вена: Изд-во МИНЦ, 2006. 272 с.
17.
Пирожков Г. П. Краеведческое образование в системе культурологической подготовки специалиста // Искусство и культура / Белоруссия; Витебский государственный университет им. П. М. Машерова. Витебск: Изд-во УО «ВГУ им. П. М. Машерова». Витебск, 2012. № 2 (6). С. 86-92.
18.
Пирожков Г. П. Краеведческое образование как составляющая культурологической подготовки специалиста: монография. Тамбов; М.; СПб.; Баку; Вена; Гамбург: Изд-во МИНЦ, 2011. 300 с.
19.
Пирожков Г. П. Методология краеведения: монография. Тамбов; М.; СПб.; Баку; Вена: Изд-во МИНЦ, 2005. 194 с.
20.
Пирожков Г. П. Образовательная программа-компендиум «История и культура Тамбовского края» Тамбовского центра краеведения // Сумська старовина (Сумской госуниверситет и Черниговский нацпедуниверситет). Сумы-Чернигов (Украина). 2012. № 36-37. С. 164-169;
21.
Пирожков Г. П. Образовательная программа-компендиум «История и культура Тамбовского края» Тамбовского центра краеведения // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2011. № 2 (8). Ч.1. С. 137-140.
22.
Пирожков Г. П. Проект Тамбовского центра краеведения: программа-компендиум «История и культура Тамбовского края» (философско-культурологические и историко-краеведческие основания, цель, задачи)» // Белые пятна российской и мировой истории. М.: Аналитика Родис, 2011. № 1. С. 140-159.
23.
Пирожков Г. П. Российское родино(крае)ведение: зарождение и развитие (вторая половина ХIХ – начало ХХ в.) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2012. № 2 (16). Ч. 2. С. 175-182.
24.
Пирожков Г. П. Тамбовский центр краеведения в социокультурном пространстве региона: монография // За 448 вёрст от Москвы. Кн. 5 / Тамбовский центр краеведения. Тамбов, 2012. 92 с.
25.
Пирожков Г. П. Теория краеведения: монография. СПб.: Изд-во «Нестор», 2005. 280 с.
26.
Пирожков Г. П. Формирование родино-, краеведческого дискурса на основе локальных исследовательских практик (вторая половина ХIХ-начало ХХ в.) // Вестник Пермского университета. История. Пермь, 2012. № 1 (18). С. 165-171.
27.
Пирожков Г. П., Протасова О. Л., Головлёва В. В. Краеведение как средство культурологизации образования // Формирование специалиста в условиях региона: новые подходы: материалы XII Всерос. межвуз. науч. конф. (с междунар. участием), г. Тамбов, 21-22 ноября 2012 г. [в 2 ч.]. Тамбов; М.; СПб.; Баку; Вена; Гамбург: Изд-во МИНЦ, 2012. Ч. 1. С. 27-31.
28.
Слезин А. А. Г. П. Пирожков. Методология краеведения: монография. Тамбов; М.; СПб.; Баку; Вена: Нобелистика, 2005. 194 с.; его же. Теория краеведения: монография. СПб.: Изд-во «Нестор», 2005. 280 с.; его же. Культурологические основы краеведческого образования: монография. Тамбов; М.; СПб.; Баку; Вена: Изд-во МИНЦ «Нобелистика», 2006. 224 с.; его же. Краеведение: учебник. Тамбов; М.; СПб.; Баку; Вена: Изд-во МИНЦ «Нобелистика», 2006. 272 с. // Вопросы истории. М., 2007. № 1. С. 171-172.
29.
Список публикаций профессора Г. П. Пирожкова (1990-2011) // Российская академия естественных наук. Тамбовское региональное отделение. Персональный состав (1996-2011). Тамбов; М.; СПб.; Баку; Вена; Гамбург: Изд-во МИНЦ, 2011. С. 75-91.
30.
Чуфистова Л. И., Шаронова А. А. История Тамбовского края: философские традиции: учебное пособие. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2004. 76 с.
References (transliterated)
1.
Bezgin V. B. Istoriya rossiiskogo krest'yanstva: uchebnoe posobie. Tambov: Izd-vo Tamb. gos. tekhn. un-ta, 2011. 108 s.
2.
Bezgin V. B. Krest'yanskaya povsednevnost' (traditsii kontsa XIX-nachala KhKh veka): monografiya. Tambov: Izd-vo Tamb. gos. tekhn. un-ta, 2004. 304 s.
3.
Dvukhzhilova I. V. Istoriya Tambovskogo kraya: KhKh vek. Tambov: Izd-vo Tamb. gos. tekhn. un-ta, 2011. 80 s.
4.
Dvukhzhilova I. V., Krasnikov V. V. Istoriya Tambovskogo kraya: uchebnaya programma kursa v Tambovskom gosudarstvennom tekhnicheskom universitete // Vestnik Tambovskogo tsentra kraevedeniya: nauch.-inform. izd. / Tamb. tsentr kraevedeniya. Tambov: OOO «Tsentr-press», 2010. № 20. S. 67-71.
5.
Dvukhzhilova I. V., Slezin A. A. Istoriya Tambovskogo kraya: praktikum. Tambov: Izd-vo Tamb. gos. tekhn. un-ta, 2004. 120 s.
6.
Dvukhzhilova I. V., Slezin A. A. Istoriya Tambovskogo kraya: rabochaya tetrad'. Tambov: Izd-vo Tamb. gos. tekhn. un-ta, 2002. 124 s.
7.
Erokhin S. V. Kul'turologicheskaya podgotovka spetsialista: nuzhna li emu kraevedcheskaya kompetentsiya? [Rets. na: Pirozhkov G. P. Kraevedcheskoe obrazovanie kak sostavlyayushchaya kul'turologicheskoi podgotovki spetsialista: monografiya (Tambov; M.; SPb.; Baku; Vena; Gamburg: Izd-vo MINTs «Nobelistika», 2011. 300 s.)] // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. Tambov: Gramota, 2012. № 5. Ch. 2. S. 56-59.
8.
Zorina V. P., Krasnikov V. V., Pirozhkova I. G., Pirozhkov G. P. Vspomogatel'nye istoricheskie distsipliny: terminy i opredeleniya: uchebnoe posobie. Tambov; M.; SPb.; Baku; Vena: Izd-vo MINTs, 2004. 46 s.
9.
Korzhuev A. V., Popkov V. A. Sovremennaya teoriya obucheniya: obshchenauchnaya interpretatsiya. M.: Akademicheskii Proekt, 2009. 185 s.
10.
Koroleva L. Yu., Pirozhkov G. P. Ethnography as a philosophical and cultural phenomenon: a scientific approach = Kraevedenie kak filosofsko-kul'turologicheskii fenomen: naukovedcheskii podkhod // Voprosy sovremennoi nauki i praktiki. Universitet im. V. I. Vernadskogo. Tambov, 2012. № 3 (41). S. 282-289.
11.
Likhachev D. S. Lyubit' rodnoi krai [Elektronnyi resurs]. URL: http:// http://annales.info/other/ot1_pred.htm (data obrashcheniya 26.01.2013)
12.
Ob obrazovanii: Zakon RF ot 10 iyulya 1992 g. № 3266-1 №12-FZ // SZ RF. 1996. № 3. St. 18.
13.
Pirozhkov G. P. Istoricheskoe kraevedenie: programma avtorskogo kursa. Tambov: Mosk. gos. un-t kul'tury i iskusstv, Tamb. fil., 2005. 20 s.
14.
Pirozhkov G. P. Istoriya chinovnichestva v Rossii. Genealogiya. Geral'dika. Sfragistika. Faleristika: programmy avtorskikh kursov i metodicheskie rekomendatsii dlya studentov. Tambov: Mosk. gos. un-t kul'tury i iskusstv, Tamb. fil., 2002. 51 s.
15.
Pirozhkov G. P. Kraevedenie: terminologicheskii slovar'. Tambov; M.; SPb.; Baku; Vena: Izd-vo MINTs, 2006. 80 s.
16.
Pirozhkov G. P. Kraevedenie: uchebnik (dopushchen Minobrom RF v kachestve uchebnika dlya studentov). Tambov; M.; SPb.; Baku; Vena: Izd-vo MINTs, 2006. 272 s.
17.
Pirozhkov G. P. Kraevedcheskoe obrazovanie v sisteme kul'turologicheskoi podgotovki spetsialista // Iskusstvo i kul'tura / Belorussiya; Vitebskii gosudarstvennyi universitet im. P. M. Masherova. Vitebsk: Izd-vo UO «VGU im. P. M. Masherova». Vitebsk, 2012. № 2 (6). S. 86-92.
18.
Pirozhkov G. P. Kraevedcheskoe obrazovanie kak sostavlyayushchaya kul'turologicheskoi podgotovki spetsialista: monografiya. Tambov; M.; SPb.; Baku; Vena; Gamburg: Izd-vo MINTs, 2011. 300 s.
19.
Pirozhkov G. P. Metodologiya kraevedeniya: monografiya. Tambov; M.; SPb.; Baku; Vena: Izd-vo MINTs, 2005. 194 s.
20.
Pirozhkov G. P. Obrazovatel'naya programma-kompendium «Istoriya i kul'tura Tambovskogo kraya» Tambovskogo tsentra kraevedeniya // Sums'ka starovina (Sumskoi gosuniversitet i Chernigovskii natspeduniversitet). Sumy-Chernigov (Ukraina). 2012. № 36-37. S. 164-169;
21.
Pirozhkov G. P. Obrazovatel'naya programma-kompendium «Istoriya i kul'tura Tambovskogo kraya» Tambovskogo tsentra kraevedeniya // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. Tambov: Gramota, 2011. № 2 (8). Ch.1. S. 137-140.
22.
Pirozhkov G. P. Proekt Tambovskogo tsentra kraevedeniya: programma-kompendium «Istoriya i kul'tura Tambovskogo kraya» (filosofsko-kul'turologicheskie i istoriko-kraevedcheskie osnovaniya, tsel', zadachi)» // Belye pyatna rossiiskoi i mirovoi istorii. M.: Analitika Rodis, 2011. № 1. S. 140-159.
23.
Pirozhkov G. P. Rossiiskoe rodino(krae)vedenie: zarozhdenie i razvitie (vtoraya polovina KhIKh – nachalo KhKh v.) // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. Tambov: Gramota, 2012. № 2 (16). Ch. 2. S. 175-182.
24.
Pirozhkov G. P. Tambovskii tsentr kraevedeniya v sotsiokul'turnom prostranstve regiona: monografiya // Za 448 verst ot Moskvy. Kn. 5 / Tambovskii tsentr kraevedeniya. Tambov, 2012. 92 s.
25.
Pirozhkov G. P. Teoriya kraevedeniya: monografiya. SPb.: Izd-vo «Nestor», 2005. 280 s.
26.
Pirozhkov G. P. Formirovanie rodino-, kraevedcheskogo diskursa na osnove lokal'nykh issledovatel'skikh praktik (vtoraya polovina KhIKh-nachalo KhKh v.) // Vestnik Permskogo universiteta. Istoriya. Perm', 2012. № 1 (18). S. 165-171.
27.
Pirozhkov G. P., Protasova O. L., Golovleva V. V. Kraevedenie kak sredstvo kul'turologizatsii obrazovaniya // Formirovanie spetsialista v usloviyakh regiona: novye podkhody: materialy XII Vseros. mezhvuz. nauch. konf. (s mezhdunar. uchastiem), g. Tambov, 21-22 noyabrya 2012 g. [v 2 ch.]. Tambov; M.; SPb.; Baku; Vena; Gamburg: Izd-vo MINTs, 2012. Ch. 1. S. 27-31.
28.
Slezin A. A. G. P. Pirozhkov. Metodologiya kraevedeniya: monografiya. Tambov; M.; SPb.; Baku; Vena: Nobelistika, 2005. 194 s.; ego zhe. Teoriya kraevedeniya: monografiya. SPb.: Izd-vo «Nestor», 2005. 280 s.; ego zhe. Kul'turologicheskie osnovy kraevedcheskogo obrazovaniya: monografiya. Tambov; M.; SPb.; Baku; Vena: Izd-vo MINTs «Nobelistika», 2006. 224 s.; ego zhe. Kraevedenie: uchebnik. Tambov; M.; SPb.; Baku; Vena: Izd-vo MINTs «Nobelistika», 2006. 272 s. // Voprosy istorii. M., 2007. № 1. S. 171-172.
29.
Spisok publikatsii professora G. P. Pirozhkova (1990-2011) // Rossiiskaya akademiya estestvennykh nauk. Tambovskoe regional'noe otdelenie. Personal'nyi sostav (1996-2011). Tambov; M.; SPb.; Baku; Vena; Gamburg: Izd-vo MINTs, 2011. S. 75-91.
30.
Chufistova L. I., Sharonova A. A. Istoriya Tambovskogo kraya: filosofskie traditsii: uchebnoe posobie. Tambov: Izd-vo Tamb. gos. tekhn. un-ta, 2004. 76 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"