по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Полицейская и следственная деятельность
Правильная ссылка на статью:

Современные проблемы правового обеспечения уголовной ответственности за семейное (домашнее) насилие в России
Афонькин Генндий Павлович

кандидат юридических наук

профессор, кафедра оперативно-розыскной деятельности, Всероссийский институт повышения квалификации сотрудников министерства внутренних дел России

142008, Московская область, г. Домодедово, мкрн. Авиационный, ул. Пихтовая, д. 3

Afon'kin Genndii Pavlovich

PhD in Law

Professor, Department of Operative Investigation Activities of the All-Russian Institute for the Advanced Training of the Staff of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation.

142008, Russia, Moskovskaya obl., Domodedovo, mkrn. Aviatsinnyi, ul. Pikhtovaya, 3.

vipk1@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В статье отмечается, что насилие неизбежно проявляется во всех сферах человеческого общения, где присутствует подчинение воли одних воле других, начиная с отношений между членами семьи и заканчивая взаимодействием социальных групп, классов и целых народов, независимо от уровня развития общества. Следует также отметить, что насилие можно трактовать как целенаправленное силовое принуждение, действие одного субъекта над другим субъектом, осуществляемое с определенной целью, вопреки согласию, воле и интересам последнего. Выделяются формы и типы семейного (домашнего) насилия. Насилие в семье превращается в проблему, угрожающую основам безопасности общества, подрывающую его морально-нравственные устои, крайне негативно сказывающуюся на развитии страны в целом. Решение проблемы семейного насилия возможно только при условии комплексного подхода, проведения целевых мероприятий, направленных на профилактику насильственных действий, создание условий для реабилитации жертв насилия, формирование нормативно-правовой базы регламентирующей вопросы ответственности за правонарушения и преступления, допущенные в семье.

Ключевые слова: семья, супруги, насилие, принуждение, пол, женщина, группа, воля, домашнее, дом

DOI:

10.7256/2306-4218.2013.3.8912

Дата направления в редакцию:

19-06-2013


Дата рецензирования:

20-06-2013


Дата публикации:

1-9-2013


Abstract.

It is noted in the article that violence inevitably appears in all spheres of human communication, which involve submission of will of one person or group of persons to another, including the relations between family members, social groups, classes and entire peoples, no matter what the level of development of society is. It also should be noted that violence may be interpreted as a purposive forceful coercion of one subject over another subject, which is performed with a certain goal against the agreement, will and interests of the latter subject. The author singles out types and forms of family (domestic) violence. Violence in families becomes a problems, which threatens the fundamentals of the public scurity, undermines its moral and ethical values, and has a negative impact upon the development of the state as a whole. Solution of the problem of family violence is only possible when a complex approach is  used, and target events are held in order to arrange prophylactics of violent acts, also the conditions should be formed for the rehabilitatoin of violence victims, formation of normative legal basis regarding responsibility for the offences and crimes committed in families.

Keywords:

family, spouses, violence, coercion, sex, female, group, will, domestic, home

Насилие неизбежно проявляется во всех сферах человеческого общения, где присутствует подчинение воли одних воле других, начиная с отношений между членами семьи и заканчивая взаимодействием социальных групп, классов и целых народов, независимо от уровня развития общества.

Таким образом, насилие можно трактовать как целенаправленное силовое принуждение, действие одного субъекта над другим субъектом, осуществляемое с определенной целью, вопреки согласию, воле и интересам последнего[4].

С точки зрения социологии, насилие – это принуждение, которое осуществляет субъект, группа для достижения поставленных целей[23].

В данной работе будут рассмотрены некоторые социологические и правовые аспекты насилия в семье (как синонимы, в научной литературе часто употребляются термины «семейное насилие», «домашнее насилие»).

Согласно А. С. Синельникову, домашнее насилие представляет собой повторяющиеся во времени инциденты множества видов физического, сексуального, психологического и экономического насилия[24].

По мнению Е. П. Агапова насилие в семье, или домашнее насилие, – это умышленное нанесение физического и/или психологического ущерба и страдания членам семьи, включая угрозы совершения таких актов, принуждения, лишение личной свободы. То есть насилие – это действие, посредством которого добиваются неограниченной власти над человеком, полного контроля над поведением, мыслями, чувствами другого человека[2].

Р.Г. Петрова под домашним насилием понимает агрессивные и враждебные действия в отношении членов семьи, в результате которых объекту насилия могут быть причинены вред, травма, унижение или смерть. Домашнее насилие, по ее мнению, – это эмоциональное или физическое оскорбление или угроза физического оскорбления, существующая внутри семьи, которая включает в себя супругов, бывших супругов, родителей, детей, внуков и др.[20]

В. А. Рамих дает следующее определение семейному насилию – агрессивные и враждебные действия в отношении членов семьи, в результате которых объекту насилия могут, причинены вред, травма, унижения или иногда смерть[22].

По мнению М. Захаровой, домашнее насилие - это система поведения одного члена семьи для установления и сохранения власти и контроля над другими членами семьи[12].

Согласно определению, приведенному в энциклопедии социальной работы, домашнее насилие – это повторяющийся с увеличением частоты цикл: физического, словесного, духовного и экономического оскорбления с целью контроля, запугивания, внушения чувства страха[28].

Национальной ассоциацией социальных работников США (1983 г.) термин «насилие в семье» трактуется как «эмоциональное, физическое или сексуальное насилие, совершаемое сознательно или неосознанно в отношении членов семьи или других домочадцев»[27]. В «Памятке социальному работнику» под насилием в семье понимается «единичное или повторяющееся поведение одного из членов семьи для сохранения власти и контроля над близким человеком».

Таким образом, на современном этапе развития социологической науки отсутствует четкая дефиниция понятия «домашнее» или «семейное насилие». В нормативных правовых актах Российской Федерации также отсутствует легитимное определение данного термина.

К проявлениям семейного (домашнего) насилия относят любое посягательство на личность члена семьи и его право распоряжаться собой, в том числе проявления эмоционально-психологической жестокости: насмешки, оскорбления, а также эмоциональное отвержение, оставление без психологической и моральной поддержки.

Выделяются следующие формы семейного (домашнего) насилия[27]:

  • физическое насилие: побои, избиения, пощечины и пр.;
  • сексуальное насилие: принуждение к сексу, совершение сексуальных действий против воли партнера, любая форма использования партнера или ребенка для получения сексуального удовольствия;
  • психологическое эмоциональноенасилие: изоляция от членов семьи, друзей, угрозы применения насилия, унижение человеческого достоинства;
  • экономическое насилие: единоличный контроль за расходованием денег, лишение права голоса при расходовании денег, принуждение к работе или запрещение работать;
  • пренебрежение - систематическая неспособность или нежелание обеспечить основные потребности зависимого члена семьи в пище, одежде, медицинском уходе, защите и привязанности.

Ряд отечественных авторов дают более расширенное толкование термина «физическое насилие», подразумевая под ним реальное или потенциальное применение физического вреда, под которым понимается нарушение анатомо-физической целостности человека, выражающееся по характеру воздействия в нанесении ударов, побоев, ранений и в ином воздействии на человека посредством применения физической силы, холодного или огнестрельного оружия либо иных предметов[9], а также в воздействии на внутренние органы человека без повреждения наружных тканей путем отравления или спаивания одурманивающими веществами[6]. Данные авторы к физическому насилию относят и введение в отношении человека различного рода запретов, ограничение его прав и свободы[21].

По объекту выделяют три типа семейного насилия:

  • насилие родителей в отношении детей;
  • насилие одного супруга по отношению к другому;
  • насилие детей и внуков в отношении престарелых родственников.

Каждый вариант насилия в семье обладает своими специфическими чертами.

Так, по отношению к пожилым людям применяется: физическое насилие (в том числе сексуальное, медицинское насилие, пренебрежение), психологическое (эмоциональное) и экономическое насилие. Жестокое обращение (насилие) с детьми включает в себя физическое насилие (избиения, истязания и т.п.), сексуальное насилие или совращение (использование ребенка для удовлетворения сексуальных потребностей или получения выгоды), психическое (эмоциональное) насилие (словесные оскорбления ребенка, угрозы, унижение его человеческого достоинства и т.п.), пренебрежение интересами и нуждами ребенка.

Особое внимание большинство исследователей уделяют роли психологического (эмоционального) насилия, прежде всего в связи с трудностью его распознавания и идентификации, так как в отличие от физического насилия, явные признаки психологического насилия редко видны, а вот последствия могут быть чрезвычайно тяжелыми[21]. Психическое насилие в законе выражено словосочетанием «угроза применения насилия», под угрозой применения насилия подразумевается устрашение, запугивание жертвы применением физического насилия[16].

Насилие в семье является глубинным социальным явлением, характеризующимся взаимосвязанностью и взаимопроникновением различных его форм.

Насилие в семье нарушает фундаментальные права человека: право каждого на равную защиту перед законом, защиту от дискриминации по признаку пола, право не подвергаться жестокому обращению, право на жизнь и физическую неприкосновенность, и другие важнейшие права, закрепленные в международных нормативных правовых актах.

В настоящее время, в связи с воздействием ряда социально-экономических факторов, «семейное насилие» в Российской Федерации приобрело угрожающие размеры, согласно оценкам независимых экспертов, насилие имеет место в каждой четвертой российской семье[14].

Семейное насилие является значимым криминогенным фактором, согласно данным научных исследований, около 30-40% всех тяжких насильственных преступлений совершается в семье. Происходит процесс криминализации российской семьи, и тенденции к его сокращению не отмечается[18].

Таким образом, насилие в семье превращается в проблему, угрожающую основам безопасности общества, подрывающую его морально-нравственные устои, крайне негативно сказывающуюся на развитии страны в целом.

Насилие в семье распространено во всех слоях общества, невзирая на классовые, расовые, культурные, религиозные, социально-экономические аспекты[10].

Особую тревогу вызывает то обстоятельство, что женщины и дети составляют 70% жертв тяжких насильственных посягательств в семье. Дети, престарелые, инвалиды, женщины, не способные защитить себя вследствие зависимого положения в семье, составляют ежегодно около 38% всех убитых в результате семейного насилия[25].

По данным Генеральной прокуратуры Российской Федерации, ежегодно около 2 млн. российских детей в возрасте до 14 лет подвергаются избиению собственными родителями. Ежегодно фиксируется более 2,5 тыс. половых преступлений, включающих развратные действия взрослых лиц в отношении детей и подростков, примерно в 80% случаев сексуальное насилие в отношении ребенка совершается в семье[25].

Как показывает практика, к совершению физического, сексуального насилия чаще всего склонны мужчины, однако такие виды как психологическое насилие, пренебрежение и жестокое обращение в семье в большинстве случаев совершают женщины[11]. В то же время мужчины в семье чаще подвергаются психологическому насилию[26].

Исследователи отмечают, что и по отношению к собственным детям женщины чаще применяют насильственные методы воспитания (60,8%), чем мужчины (39,2%). Родные матери виновны в 66% случаев физического насилия и 75% плохого ухода и пренебрежения детьми, родные отцы - в 45 и 41% соответственно[29].

Таким образом, актуальность проблемы семейного насилия и важность этой проблемы для общества в целом не подвергаются сомнению.

Решение этой проблемы возможно только при условии комплексного подхода, проведения целевых мероприятий, направленных на профилактику насильственных действий, создание условий для реабилитации жертв насилия, формирование нормативно-правовой базы регламентирующей вопросы ответственности за правонарушения и преступления, допущенные в семье.

С позиции уголовного права представляется необходимым закрепления в законодательстве легитимного определения понятия «насилия в семье», с целью использования его в правоприменительной практике.

В теории уголовного права под насильственными преступлениями понимаются любые общественно-опасные и уголовно-противоправные деяния, совершаемые путем причинения физического вреда, душевной травмы или ограничения свободы волеизъявления человека.

При буквальном толковании норм права, «криминальным» является лишь насилие, которое запрещено действующим уголовным законодательством под угрозой наказания.

Более широкая трактовка данного понятия позволяет подразумевать под насилием в семье «любые умышленные действия в отношении членов семьи, если эти действия (независимо от противоправности и наказуемости с точки зрения уголовного законодательства) ущемляют права и свободы членов семьи (женщин, детей, престарелых людей), наносят ущерб их физическому, психологическому состоянию или ограничивают свободу их волеизъявления, со стороны любого члена семьи, независимо от пола, места совершения преступления и факта совместного или реального проживания»[14].

С криминологической точки зрения выделяют два типа насилия[14]: уголовно-наказуемое (физическое и психическое насилие) и уголовно-ненаказуемое, под которым понимается не запрещенное уголовным законом, но порицаемое моралью и нравственностью общественно-негативное поведение, выражающееся в различных формах психического воздействия на личность.

В отечественном уголовном законодательстве к насильственным преступлениям, совершение которых возможно в рамках семьи, относятся общественно опасные деяния, ответственность за которые предусмотрена статьями 105-107, 110-113, 115-119, 127.1, 131-135, 150,151, 213, 230 УК РФ и др.

Вместе с тем, в УК РФ отсутствуют специальные статьи, предусматривающие ответственность за преступления, совершенные в семье лицами, находящимися в родственных отношениях.

Отличительными признаками насильственных преступлений, относящихся к проявлениям семейного (домашнего) насилия являются:

  • связь с семейно-бытовой сферой отношений;
  • наличие мотивационного аспекта, основу которого составляют, как правило, личная неприязнь, ревность, месть, хулиганские побуждения, виктимное поведение;
  • наличие между виновным и потерпевшим семейного, родственного, либо иного близкого общения (в том числе вне официальных рамок), причинно связанного с совершением преступления.

Однако в УК РФ не предусмотрена ответственность за психологическое насилие. Кроме того, меры противодействия психологическому насилию не регулируются действующим уголовным законодательством[5].

В рамках ст. 110УК РФ «Доведение до самоубийства» например, предпринята попытка криминализировать такое деяние, как угрозы, жестокое обращение или систематическое унижение человеческого достоинства. Однако ответственность за такое деяние наступает лишь в том случае, если потерпевший доведен противоправными действиями до самоубийства. Таким образом, уголовное законодательство не может быть применено в целях защиты потерпевшего, до момента наступления его смерти.

Как правило, сотрудники правоохранительных органов исходят из предпосылок, расценивающих насилие, совершенное в общественном месте по отношению к незнакомому человеку, как деяние, представляющее большую общественную опасность, чем такое же противоправное деяние, совершенное в семье по отношению к собственным родственникам.

Исходя из этой точки зрения, уголовные дела возбуждаются сразу только в случае совершения таких тяжких преступлений как убийство и нанесения тяжкого вреда здоровью. Все остальные конфликты, как правило, остаются «внутри семьи».

С нашей же точки зрения, преступление, совершенное по отношению к близкому человеку, в гораздо большей степени разрушает основы общества и правопорядка, исходя из большей ответственности, лежащей на гражданине по отношению к членам своей семьи, а также подрывает морально-нравственные устои общества.

К характерным признакам семейного насилия относится высокая степень латентности. Причиной может являться как нежелание жертв насилия обращаться в правоохранительные органы (вследствие недоверия к полиции, либо из опасений потерять финансовую поддержку), так и неспособность некоторых категорий зависимых членов семьи обратиться в правоохранительные органы (например, дети, престарелые родители).

Часто интересы жертв семейного насилия, преимущественно женщин, входят в противоречие с теми методами, с помощью которых правоохранительные органы осуществляют защиту потерпевших.

Так, женщины, подвергнувшиеся побоям, унижениям, сексуальному домогательству, либо другим формам насилия со стороны мужа, хотели бы изменить ситуацию, но не решаются сделать это, боясь «вынести сор из избы», лишиться материальной поддержки, рискуя остаться в одиночестве, в случае, если супруг будет подвергнут реальному наказанию за преступление, совершенное против личности.

В то же время, получив заявление потерпевшей, сотрудники правоохранительных органов, как правило, действуют в рамках карательной системы правосудия, предполагающей обязательное привлечение виновного к уголовной ответственности, вне зависимости от желания потерпевшей.

Между тем, нередко на скамью подсудимых попадают граждане, ранее не привлекавшиеся к уголовной ответственности, впервые нарушившие закон. В таких случаях такие меры наказания, как лишение свободы, выплата штрафа, не только озлобляют осужденных, но и приводят к нанесению вреда потерпевшим, так называемой «вторичной виктимизации жертв». Потерпевшие либо лишаются постоянного источника дохода, если осужденный его имел, либо, вследствие штрафа, еще более ухудшается их материальное положение. Мы разделяем точку зрения Я.И. Гилинского о необходимости внесения в законодательство альтернативных лишению свободы видов уголовного наказания за насильственные действия в семье[7].

Вследствие противоречия интересов, в практике нередко встречаются случаи, когда потерпевшая несколько раз подает и забирает заявление о совершенных насильственных действиях. Такому поведению заявителей способствует цикличность развития насилия в семье[8].

Выделяют следующие периоды такой цикличности:

  • нарастание психологического напряжения;
  • совершение насилия;
  • примирение сторон, т.е. когда обидчик «раскаивается», а жертва его прощает. В последующем вышеуказанные периоды могут повторяться.

В свою очередь, сотрудники правоохранительных органов нередко отказываются принимать и рассматривать данную категорию дел, исходя из убеждения, что домашнее насилие – это частное дело семьи[17], предпочитая заниматься конкретными фактами, имеющими уголовно-правовую перспективу.

Например, в случае совершения в семье таких преступлений, как убийство или причинение тяжкого вреда здоровью, уголовные дела возбуждаются правоохранительными органами непосредственно по получению информации о совершении преступления.

В то же время, при совершении в семье менее тяжких преступлений: побоев, истязаний, оскорблений, изнасилований, ситуация складывается более сложная и неоднозначная.

Производство предварительного расследования по данной категории уголовных дел имеет ряд особенностей, в том числе возникающих на стадии возбуждения уголовного дела и последующего производства по делу.

В частности, в соответствии со ст. 318 УПК РФ, возбуждение уголовного дела производится не иначе как по заявлению потерпевшей в рамках частного обвинения. При сборе, проверке и анализе доказательств по делу неизбежно возникают объективные трудности, обусловленные, как правило отсутствием свидетелей конфликтов, произошедших в семье, а также участием в конфликте близких людей.

Чтобы избежать подобных сложностей, работники правоохранительных органов, как показывает практика, пытаются воздействовать на жертв преступлений, с целью убедить их отказаться от подачи заявления и проведения расследования, мотивируя это незначительностью противоправного деяния или бесперспективностью расследования.

В случае, если расследование все же проводится, то по справедливой оценке Ю.Н. Королева[15], отсутствует нормативно-правовая база, необходимая для обеспечения потребности жертвы в поддержке, признании несправедливости причиненного вреда, компенсации и обеспечения безопасности жертв преступления. Фактически, на практике не соблюдаются три основных параметра, характеризующие положение жертвы в уголовном процессе: реализация «права на обвинение»; получение компенсации вреда, причиненного преступлением; обеспечение безопасности в ходе всего процесса[3, 19].

Если уголовные дела все же приходится возбуждать, они часто возбуждаются не по признакам ст.ст. 115 и 116 УК РФ, а по ст. 119 или 213 УК РФ, чтобы «обеспечить» уголовно-правовую перспективу расследуемого дела.

Представляется, что при рассмотрении уголовных дел, возбужденных по фактам насилия в семье, сотрудники правоохранительных органов и суды должны учитывать все особенности этой категории дел.

По нашему мнению, и с целью единообразного рассмотрения подобного рода дел было бы целесообразно внести в раздел VII Уголовного Кодекса Российской Федерации («Преступления против личности») легальные определения понятий, предложенных Ю.Н. Королевым в рамках разработки проекта Федерального закона «О предотвращении насилия в семье»[13]. В рамках рассматриваемой проблемы к ним в первую очередь относятся следующие понятия: семья; насилие в семье; физическое насилие в семье; психическое насилие в семье; сексуальное насилие в семье; принуждение (понуждение); пренебрежение потребностями и интересами несовершеннолетних; зависимый член семьи.

Полагаем также целесообразным внесение в УК и УПК РФ следующие изменения:

  1. Насилие в семье (домашнее насилие) целесообразно отнести к категории умышленных преступлений, имеющих квалифицирующие признаки. В этой связи в ст. 63 УК РФ («Обстоятельства, отягчающие наказание») необходимо ввести новый пункт – «совершение преступления насильственного характера по отношению к членам семьи».
  2. Дополнить ряд составов преступлений против жизни, здоровья и личной неприкосновенности граждан (ст.ст. 107, 110, 113, 115, 116, 118, 119, 213 УК РФ) квалифицирующим признаком, предусматривающим повышенные меры уголовной ответственности, если преступление (насильственные действия в семье) совершено в отношении несовершеннолетних, лиц, заведомо для виновного находящихся в беспомощном состоянии, материальной или иной зависимости от виновного.
  3. Ввести в УК РФ отдельную статью 117.1.«Психологическое насилие», санкция по которой предусматривала бы уголовную ответственность (вплоть до лишения свободы) за все разновидности психологического насилия одних членов семьи по отношению к другим.
  4. Использование в качестве санкций против лиц, совершивших насильственные действия в семье в виде преступлений небольшой и средней тяжести, альтернативных мер наказания, не связанных с лишением свободы, таких как обязательные, принудительные либо исправительные работы. При назначении наказания в виде лишения свободы, а также наложения штрафа, необходимо учитывать экономическое положение каждой семьи и возможные негативные последствия для потерпевших от насилия в виде вторичной виктимизации жертв насилия.
  5. Введение обязательного обеспечения защитника потерпевшим от семейного насилия, выступающим в судебном процессе в качестве частного обвинителя, с целью повышения уровня их правовой защищенности. В таком случае предоставленная им государством юридическая защита будет сопоставима с защитой, предоставленной лицу, совершившему насильственные действия, которому, по его просьбе, в соответствии со статьей 50 УПК РФ, обеспечивается защитник.
  6. В дополнение к конструкции института примирения сторон, предусмотренной ст. 76 УК РФ, и в дополнении к ст. 25 УПК РФ необходимо разработать механизмы, позволяющие возместить жертве семейного насилия моральный и материальный ущерб путем заключения примирительного договора, контролировать исполнение условий этого договора и в случае его нарушения, применять установленные законодательством санкции в отношении лица, совершившего насильственные действия. В разработке данных механизмов целесообразно использование опыта зарубеж­ных программ примирения жертвы и правонарушителя (Victim-Offender Reconciliation Programs), известных как программы посредничества (Victim-Offender Mediation Programs)[1].
  7. Предусмотреть возложение на условно осужденного за совершение преступления, сопряженного с насилием в семье, обязанности прохождения курса социальной реабилитации и если это необходимо - лечения от алкоголизма и наркомании.
  8. В целях практической реализации мер по борьбе с насилием в семье потребуется существенно изменить характер деятельности сотрудников правоохранительных органов. Мы солидарны с позицией Я.И. Гилинского[7], согласно которой, главной целью работы правоохранительных органов в сфере борьбы с насилием в семье должна стать защита каждого гражданина от неправомерных посягательств, а основными показателями работы – количество выявленных лиц, склонных к совершению правонарушений и недопущения с их стороны общественно опасных деяний.
  9. В том случае, когда потерпевший (ая) неоднократно подает заявления о фактах семейного (домашнего) насилия в правоохранительные органы и вновь забирает их, либо становится известно, что правонарушитель оказывает на свою жертву давление, необходимо в полной мере реализовывать право следователя (дознавателя) на возбуждение уголовных дел, относящихся к категории частного обвинения, даже в отсутствие заявления и показаний потерпевших. В том случае, если насильственные действия совершаются по отношению к несовершеннолетнему члену семьи в виде пренебрежения его интересами и потребностями, необходимо предпринимать меры для обнаружения признаков состава преступления, предусмотренного статьей 156 УК РФ («Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего»).
  10. Учитывая, что потерпевшие часто имеют низкий уровень правового сознания, не осведомлены о своих правах, правилах подачи заявления в суд в порядке частного обвинения, необходимо обеспечить данной категории потерпевших правовую поддержку, информировать их о правах в процессе уголовного судопроизводства, в том числе о праве подачи гражданского иска в рамках уголовного процесса в порядке статьи 44 УПК РФ.

Таким образом, резюмируя результаты проведенного анализа состояния семейного (домашнего) насилия в Российской Федерации, необходимо отметить, что данная проблема крайне актуальна для нашей страны в социальном плане и не урегулирована в достаточной степени нормами уголовного и уголовно-процессуального законодательства. В отечественном законодательстве отсутствуют легальные дефиниции не только собственно понятия «насилие в семье», но и не приведены определения видов семейного (домашнего) насилия, таких основополагающих понятий, как «семья», «зависимое лицо» и т.д. В уголовном законодательстве отсутствует ответственность за психологическое насилие, а также нормативно-правовая база, необходимая для обеспечения потребности потерпевших в поддержке, признании несправедливости причиненного вреда, компенсации и обеспечения безопасности жертв насилия.

В связи с этим, требуется проведение дальнейшей законотворческой работы, а также практической реализации мер, направленной на борьбу с семейным (домашним) насилием.

Библиография
1.
Zehr H. Changing Lenses: A New Focus for Crime and Justice. Herald Press, 1990.
2.
Агапов Е. П. Семьеведение: учебное пособие / Е. П. Агапов, О. А. Норд-Аревян. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и Кº». 2010. – С. 185.
3.
Бойко А.Д. Защита жертв преступления в уголовном судопроизводстве РФ // Правовые и социальные аспекты защиты жертв преступлений. – М., 1998. – С. 9.
4.
Бутенко А.П., Миронов А.В. Сравнительная политология в терминах и понятиях. – М., 1998.
5.
Галицкий М. Психологическое насилие в семье // Юрист. – 2011. – № 20. – С. 13.
6.
Гаухман Л.Д. Насилие как средство совершения преступления. М., 1974.-С. 75-80.
7.
Гилинский Я. И. О реализации уголовной политики в современных условиях. Тезисы доклада к заседанию Совета по судебной реформе при Президенте РФ от 12 марта 1997. Рукопись.-С. 6.
8.
Гурко Т. А. Трансформация института семьи // Социологические исследования. – 2009. – № 10. – С. 95 – 99.
9.
Демьяненко И. И. Жестокое обращение с детьми / Т. Я. Сафонова, Е. И. Цымбал, Л. Я. Олиференко. – М.: Институт повышения квалификации переподготовки работников народного образования московской области, 1993. – 63 с.
10.
Демьяненко И. И. Жестокое обращение с детьми / Т. Я. Сафонова, Е. И. Цымбал, Л. Я. Олиференко. – М.: Институт повышения квалификации переподготовки работников народного образования московской области, 1993. – С. 38-40.
11.
Демьяненко И. И. Жестокое обращение с детьми / Т. Я. Сафонова, Е. И. Цымбал, Л. Я. Олиференко. – М.: Институт повышения квалификации переподготовки работников народного образования московской области, 1993. – С. 45.
12.
Захарова М. Представитель не поможет // Новая адвокатская газета. 2011. № 20.
13.
Королев Ю.Н. Семейное насилие: социально-правовые, социологические, психологические и криминолого-виктимологические аспекты, проблемы и пути их решения. – М., 2008. – С. 190.
14.
Королев Ю.Н. Семейное насилие: социально-правовые, социологические, психологические и криминолого-виктимологические аспекты, проблемы и пути их решения. М.: Изд-во МГОУ, 2008.
15.
Королев Ю.Н.. Семейное насилие: социально-правовые, социологические, психологические и криминолого-виктимологические аспекты, проблемы и пути их решения. – М., 2008. – С. 126.
16.
Кригер Г.Л. Ответственность за разбой. М., 1968.-С. 20-22.
17.
Кризисные центры для женщин: опыт создания и работы / Под ред. Е.В. Исраэлян, Т.Ю. Забелиной. – М., 1998. – С. 132.
18.
Мэнделл Дж. Г. Групповая психотерапевтическая работа с детьми, пережившими насилие: пер. с англ. – М.: Генезис, 1998. – С. 71.
19.
Парий А. Защита прав жертвы преступления в российском уголовном процессе // Правозащитник. – 1997. – № 1.
20.
Петрова Р. Г. Гендерология и феминология. – М., 2007. – С. 108.
21.
Петрова Р. Г. Гендерология и феминология. Учебное пособие. – 3-е изд. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и Кº», 2007. – С. 108.
22.
Рамих В. А. От ненасилия в семье — к ненасилию в обществе // Тез. докл. Третий Российский философский конгресс «Рационализм и культура на пороге III тысячелетия», 2005. URL: http://www.auditorium.ru.
23.
Российская энциклопедия социальной работы / Под ред. А.М. Панова и Е.И. Холостовой: В 2 т. Т. 2. – М., 1997.
24.
Синельников А. С. Выученные уроки: Подростки и проблема насилия в семье. Обыкновенное зло: исследования насилия в семье / Под ред. О. М. Здравомысловой. – М., 2003. – С. 92.
25.
Степанян Ш.У. Криминогенные факторы в семье – катализатор женской преступности. //Гражданин и право, 2006, № 8
26.
Холостова Е. И. Социальная работа с семьей. Учебное пособие / Е. И. Холостова. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и Кº», 2004. – С. 498.
27.
Энциклопедия социальной работы / Под ред. Л.Э. Кунельского и М.С. Мацковского: В 3 т. Т. 2. М., 1994.-С. 105.
28.
Энциклопедия социальной работы. В 3 Т. Т.1: пер. с англ. – М.: Центр Общечеловеческих ценностей, 1993. – С. 47.
29.
Энциклопедия социальной работы. Т. 1. М., 1993.-С. 202.
30.
Шестопалова Е.Р. Особенности правового регулирования криминогенной виктимности женщин и профилактика семейного насилия // Административное и муниципальное право. - 2012. - 8. - C. 86 - 89.
31.
М. А. Лактионова Гендерное насилие как глобальная проблема: экспертный анализ // Национальная безопасность. - 2011. - 4. - C. 27 - 35.
32.
Кобец П.Н. Законодательная регламентация, особенности уголовной ответственности за изнасилование в странах постсоветского пространства, ряде европейских государств, странах Азиатско-Тихоокеанского региона и сравнительный анализ с российским законодательст // Полицейская деятельность. - 2012. - 1. - C. 52 - 56.
33.
Áйвар Л.К. К вопросу о правовом равноправии женщин в Российской Федерации // Административное и муниципальное право. - 2012. - 11. - C. 10 - 13.
34.
Зарубина К.Д. Криминологический анализ социально-экономических причин насильственных преступлений, совершаемых в семейно-бытовой сфере // Актуальные проблемы российского права. - 2012. - 3. - C. 241 - 250.
35.
Зарубина К.Д. Насилие в семейно-бытовой сфере // Актуальные проблемы российского права. - 2011. - 4. - C. 216 - 224.
36.
Ясинова Н.О. СЕМЬЯ КАК ФАКТОР, ДЕТЕРМИНИРУЮЩИЙ КРИМИНАЛЬНОЕ НАСИЛИЕ У НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ, НЕ ДОСТИГШИХ ВОЗРАСТА ПРИВЛЕЧЕНИЯ К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ // Актуальные проблемы российского права. - 2009. - 2. - C. 306 - 310.
37.
А.В. Прокофьев Этика ненасилия как бегство от нравственного риска // Философия и культура. - 2011. - 7. - C. 137 - 149.
References (transliterated)
1.
Zehr H. Changing Lenses: A New Focus for Crime and Justice. Herald Press, 1990.
2.
Agapov E. P. Sem'evedenie: uchebnoe posobie / E. P. Agapov, O. A. Nord-Arevyan. – M.: Izdatel'sko-torgovaya korporatsiya «Dashkov i Kº». 2010. – S. 185.
3.
Boiko A.D. Zashchita zhertv prestupleniya v ugolovnom sudoproizvodstve RF // Pravovye i sotsial'nye aspekty zashchity zhertv prestuplenii. – M., 1998. – S. 9.
4.
Butenko A.P., Mironov A.V. Sravnitel'naya politologiya v terminakh i ponyatiyakh. – M., 1998.
5.
Galitskii M. Psikhologicheskoe nasilie v sem'e // Yurist. – 2011. – № 20. – S. 13.
6.
Gaukhman L.D. Nasilie kak sredstvo soversheniya prestupleniya. M., 1974.-S. 75-80.
7.
Gilinskii Ya. I. O realizatsii ugolovnoi politiki v sovremennykh usloviyakh. Tezisy doklada k zasedaniyu Soveta po sudebnoi reforme pri Prezidente RF ot 12 marta 1997. Rukopis'.-S. 6.
8.
Gurko T. A. Transformatsiya instituta sem'i // Sotsiologicheskie issledovaniya. – 2009. – № 10. – S. 95 – 99.
9.
Dem'yanenko I. I. Zhestokoe obrashchenie s det'mi / T. Ya. Safonova, E. I. Tsymbal, L. Ya. Oliferenko. – M.: Institut povysheniya kvalifikatsii perepodgotovki rabotnikov narodnogo obrazovaniya moskovskoi oblasti, 1993. – 63 s.
10.
Dem'yanenko I. I. Zhestokoe obrashchenie s det'mi / T. Ya. Safonova, E. I. Tsymbal, L. Ya. Oliferenko. – M.: Institut povysheniya kvalifikatsii perepodgotovki rabotnikov narodnogo obrazovaniya moskovskoi oblasti, 1993. – S. 38-40.
11.
Dem'yanenko I. I. Zhestokoe obrashchenie s det'mi / T. Ya. Safonova, E. I. Tsymbal, L. Ya. Oliferenko. – M.: Institut povysheniya kvalifikatsii perepodgotovki rabotnikov narodnogo obrazovaniya moskovskoi oblasti, 1993. – S. 45.
12.
Zakharova M. Predstavitel' ne pomozhet // Novaya advokatskaya gazeta. 2011. № 20.
13.
Korolev Yu.N. Semeinoe nasilie: sotsial'no-pravovye, sotsiologicheskie, psikhologicheskie i kriminologo-viktimologicheskie aspekty, problemy i puti ikh resheniya. – M., 2008. – S. 190.
14.
Korolev Yu.N. Semeinoe nasilie: sotsial'no-pravovye, sotsiologicheskie, psikhologicheskie i kriminologo-viktimologicheskie aspekty, problemy i puti ikh resheniya. M.: Izd-vo MGOU, 2008.
15.
Korolev Yu.N.. Semeinoe nasilie: sotsial'no-pravovye, sotsiologicheskie, psikhologicheskie i kriminologo-viktimologicheskie aspekty, problemy i puti ikh resheniya. – M., 2008. – S. 126.
16.
Kriger G.L. Otvetstvennost' za razboi. M., 1968.-S. 20-22.
17.
Krizisnye tsentry dlya zhenshchin: opyt sozdaniya i raboty / Pod red. E.V. Israelyan, T.Yu. Zabelinoi. – M., 1998. – S. 132.
18.
Mendell Dzh. G. Gruppovaya psikhoterapevticheskaya rabota s det'mi, perezhivshimi nasilie: per. s angl. – M.: Genezis, 1998. – S. 71.
19.
Parii A. Zashchita prav zhertvy prestupleniya v rossiiskom ugolovnom protsesse // Pravozashchitnik. – 1997. – № 1.
20.
Petrova R. G. Genderologiya i feminologiya. – M., 2007. – S. 108.
21.
Petrova R. G. Genderologiya i feminologiya. Uchebnoe posobie. – 3-e izd. – M.: Izdatel'sko-torgovaya korporatsiya «Dashkov i Kº», 2007. – S. 108.
22.
Ramikh V. A. Ot nenasiliya v sem'e — k nenasiliyu v obshchestve // Tez. dokl. Tretii Rossiiskii filosofskii kongress «Ratsionalizm i kul'tura na poroge III tysyacheletiya», 2005. URL: http://www.auditorium.ru.
23.
Rossiiskaya entsiklopediya sotsial'noi raboty / Pod red. A.M. Panova i E.I. Kholostovoi: V 2 t. T. 2. – M., 1997.
24.
Sinel'nikov A. S. Vyuchennye uroki: Podrostki i problema nasiliya v sem'e. Obyknovennoe zlo: issledovaniya nasiliya v sem'e / Pod red. O. M. Zdravomyslovoi. – M., 2003. – S. 92.
25.
Stepanyan Sh.U. Kriminogennye faktory v sem'e – katalizator zhenskoi prestupnosti. //Grazhdanin i pravo, 2006, № 8
26.
Kholostova E. I. Sotsial'naya rabota s sem'ei. Uchebnoe posobie / E. I. Kholostova. – M.: Izdatel'sko-torgovaya korporatsiya «Dashkov i Kº», 2004. – S. 498.
27.
Entsiklopediya sotsial'noi raboty / Pod red. L.E. Kunel'skogo i M.S. Matskovskogo: V 3 t. T. 2. M., 1994.-S. 105.
28.
Entsiklopediya sotsial'noi raboty. V 3 T. T.1: per. s angl. – M.: Tsentr Obshchechelovecheskikh tsennostei, 1993. – S. 47.
29.
Entsiklopediya sotsial'noi raboty. T. 1. M., 1993.-S. 202.
30.
Shestopalova E.R. Osobennosti pravovogo regulirovaniya kriminogennoi viktimnosti zhenshchin i profilaktika semeinogo nasiliya // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. - 2012. - 8. - C. 86 - 89.
31.
M. A. Laktionova Gendernoe nasilie kak global'naya problema: ekspertnyi analiz // Natsional'naya bezopasnost'. - 2011. - 4. - C. 27 - 35.
32.
Kobets P.N. Zakonodatel'naya reglamentatsiya, osobennosti ugolovnoi otvetstvennosti za iznasilovanie v stranakh postsovetskogo prostranstva, ryade evropeiskikh gosudarstv, stranakh Aziatsko-Tikhookeanskogo regiona i sravnitel'nyi analiz s rossiiskim zakonodatel'st // Politseiskaya deyatel'nost'. - 2012. - 1. - C. 52 - 56.
33.
Áivar L.K. K voprosu o pravovom ravnopravii zhenshchin v Rossiiskoi Federatsii // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. - 2012. - 11. - C. 10 - 13.
34.
Zarubina K.D. Kriminologicheskii analiz sotsial'no-ekonomicheskikh prichin nasil'stvennykh prestuplenii, sovershaemykh v semeino-bytovoi sfere // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava. - 2012. - 3. - C. 241 - 250.
35.
Zarubina K.D. Nasilie v semeino-bytovoi sfere // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava. - 2011. - 4. - C. 216 - 224.
36.
Yasinova N.O. SEM''Ya KAK FAKTOR, DETERMINIRUYuShchII KRIMINAL''NOE NASILIE U NESOVERShENNOLETNIKh, NE DOSTIGShIKh VOZRASTA PRIVLEChENIYa K UGOLOVNOI OTVETSTVENNOSTI // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava. - 2009. - 2. - C. 306 - 310.
37.
A.V. Prokof'ev Etika nenasiliya kak begstvo ot nravstvennogo riska // Filosofiya i kul'tura. - 2011. - 7. - C. 137 - 149.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"