Статья 'К вопросу об основаниях выбора способа собирания доказательств в ходе досудебного производства по уголовному делу' - журнал 'Полицейская и следственная деятельность' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Полицейская и следственная деятельность
Правильная ссылка на статью:

К вопросу об основаниях выбора способа собирания доказательств в ходе досудебного производства по уголовному делу

Терехов Алексей Юрьевич

кандидат юридических наук

старший преподаватель, кафедра уголовного процесса, Московский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации

117437, Москва, ул. Академика Волгина, д.12.

Terekhov Aleksei Yur'evich

PhD in Law

Senior lecturer of the Department of Criminal Proceeding at Moscow University of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation

117437, Moscow, ul. Akademika Volgina 12 

terekhov.au@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-4218.2013.2.802

Дата направления статьи в редакцию:



Дата публикации:

1-6-2013


Аннотация.

В работе рассматриваются вопросы, связанные с основаниями производства следственных и иных процессуальных действий в ходе досудебного производств по уголовному делу. Говорится о деятельности следователя, ее творческом, поисковом начале. Приводятся определения сущности оснований производства следственных действий, имеющихся в уголовно-процессуальной теории. Подробно рассматриваются основания выбора способа собирания доказательств: общие основания и специальные основания. Обязательным элементом общих оснований является анализ и оценка обстоятельств расследуемого уголовного дела. Отмечается, что от обоснованности решений, принимаемых в ходе расследования уголовного дела, зависят гарантии соблюдения уголовно-процессуальных и конституционных принципов и эффективность его производства. Описываются виды оснований производства следственных действий: правовые и фактические. Отмечается, что следственное действие планируется для того, чтобы получить новые, ранее неизвестные данные. Делается вывод, что существует острая необходимость законодательного закрепления единого порядка проведения и оформления процессуальных действий, направленных на собирание доказательств: истребование, представление и изъятие.

Ключевые слова: уголовный процесс, следственные действия, предварительное расследование, доказательства, познание, основания производства, уголовное дело, следователь, дознаватель, процессуальное действие

Abstract.

The article is devoted to the questions about the grounds of investigative or other procedural actions in the course of pre-trial criminal procedure. The author of the article describes the scope of activities performed by an investigator and underlines its creative nature. He also offers definitions of the grounds of investigative procedures as they are described in the theory of criminal procedures. The author of the article focuses on the grounds for selecting a method of collection of evidence and describes general and particular aspects of this matter. General grounds must necessarily include the analysis and evalution of circumstances of a committed criminal act.It is underlined that the better founded investigative solutions are, the more efficient the procedure can be and the more guarantees of observing criminal law and constitutional principles can be fulfilled. The atuhor also describe different types of the grounds of investigative solutions. It is stressed out that an investigative action should be planned in order to discover new facts and data. In conclusion, the author states that there is a serious need in providing a legislative framework for creating common rules for performing and recording procedural actions aimed at collection of evidence.

Keywords:

investigator, criminal proceeding, procedure grounds, knowledge, evidence, pre-trial investigation, investigative actions, criminal trial, inquiry officer, procedural action

Собранные доказательства признаются допустимыми, если будет законным и обоснованным решение следователя (в данном случае, говоря о следователе, необходимо иметь в виду так же дознавателя и любое другое лицо, уполномоченное на проведение следственных действий ) о производстве следственных действий.

С.А. Шейфер справедливо отмечает, что каждый способ получения доказательств, в том числе следственные действия, с гносеологической стороны представляет собой идеальную совокупность познавательных приемов (операций), а с процессуальной стороны выступает как система определенных правил поведения следователя, то есть определенных дозволений и запретов при проведении им допроса, осмотра и т.д.[21]

Важно отметить, что деятельность следователя при собирании доказательств подлежит строгому правовому регулированию.

Следователь, собирающий доказательства, обвиняемый, потерпевший, свидетели, передающие фактические данные, эксперты, специалисты, понятые, способствующие получению доказательств – это субъекты права, а их действия представляют собой осуществление права или исполнение обязанности, т.е. образуют правоотношения[20, с. 104]

Следственное действие представляет собой систему взаимосвязанных процессуальных, тактических и технических приемов, которые в своей совокупности образуют правоотношения между следователем и участниками уголовного процесса.

Положения, касающиеся способов собирания доказательств, подлежат детальной регламентации в УПК РФ. Они должны представлять собой систему правил поведения следователя и других участников уголовного судопроизводства в процессе собирания доказательств. Так, в главах 22, 24, 25, 26, 27 УПК РФ содержатся нормы, регламентирующие как общие правила производства следственных действий, так и нормы, касающиеся условий производства каждого следственного действия в отдельности.

Выбрать следственное действие – значит остановиться на одном из многочисленных способов собирания доказательств, составляющих арсенал следователя, признать его подходящим для данного случая инструментом познания [18, с. 45].

Деятельность следователя, направленная на собирание доказательств, несомненно, имеет творческий, поисковый характер. Это обусловлено двумя факторами. Во-первых, многообразием следов преступления. Во-вторых, широким «набором» следственных и процессуальных действий, приспособленных для формирования доказательств. На этом основании А.В. Дулов и П.Д. Нестеренко говорят о свободе выбора следственного действия как об одном из принципов следственной тактики [5]. Данная точка зрения представляется ошибочной. Справедливо отмечает С.А. Шейфер: «Если интерпретировать данное положение как неограниченное усмотрение следователя, то оно вызывает возражение, ибо создает условия для необоснованного вторжения органов расследования в сферу личных интересов граждан, охраняемых Конституцией РФ. С другой стороны, чрезмерная свобода в принятии решений может привести к бесцельной трате процессуальных усилий. Отсюда вытекает необходимость правового ограничения субъективизма при принятии решения о производстве следственного действия»[19, с. 91].

По нашему мнению, принятие решения о применении того или иного способа собирания доказательств является завершающим элементом сложного мыслительного процесса, в ходе которого следователь анализировал объективные свойства, подлежащей отображению информации, предписания уголовно-процессуального закона и, конечно же, тактические соображения, от которых зависит больший или меньший познавательный эффект следственного либо процессуального действия.

Понятие «основания выбора способа собирания доказательств» значительно шире, чем понятие «основания производства способа собирания доказательств». А если быть более точным, второй термин является обязательной частью первого.

В научной литературе и УПК РФ широко используется термин «основания производства следственных действий». Однако понятия его законодатель не закрепляет.

В данном случае справедливым видится высказывание В.Т. Томина, считающего, что «...раскрытие понятий и формулирование определений в нормах уголовно-процессуального закона явление не частое»[14]. В части определения в уголовно-процессуальном законодательстве России термина «основания производства следственных действий» высказывание В.Т. Томина полностью подтверждается.

На страницах юридической литературы встречаются различные дискуссионные суждения о сущности, видах и правовой природе этой процессуальной категории. Представляется возможным условное объединение научных позиций, существующих в уголовно-процессуальной теории по поводу определения сущности оснований производства следственных действий, в три блока:

  1. Позиции, авторы которых используют для интерпретации оснований производства следственных действий законодательные формулировки, цитируя при этом диспозиции соответствующих правовых норм о следственных действиях[13, 16, 3, 9]. В рамках данного подхода, происходит смешивание значений оснований и целей следственного действия.
  2. Позиции, авторы которых считают, что при выборе способов собирания доказательств (следственных и процессуальных действий) следователь свободен и может руководствоваться только положениями следственной тактики[6, 4, 2, 17].
  3. Позиции, авторы которых, констатируя декларативный характер правовых норм о следственных действиях, в качестве оснований для проведения каждого конкретного из них называют усмотрение следователя[10].

Кроме этого, в литературе имеется точка зрения, в соответствии с которой основаниями принятия процессуальных решений, в том числе и о производстве следственных действий, являются предположения (суждения)[15].

По нашему мнению, приведенные точки зрения имеют недостаток в том, что их авторы, формулируя основания следственных действий, игнорируют информационный аспект, а также не учитывают процессуальные требования к оформлению принятого решения о проведении следственного действия.

Важно отметить тот факт, что в науке уголовного процесса ведется дискуссия лишь исключительно о видах оснований следственных действий и не предпринимается попытка для формулирования понятия «основания производства следственных и процессуальных (представление, истребование) действий». Хотя последние широко применяются следователями на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Представляется необходимым и обоснованным деление оснований выбора способа собирания доказательств на общие основания, которые характерны для выбора любого из способов собирания доказательств и специальные основания – характеризующие специфические особенности выбора конкретно способа собирания доказательств. Рассмотрим данные понятия более подробно.

Общие основания выбора способа собирания доказательств включают в себя следующие элементы:объективные свойства информации, подлежащей отображению, обязательное законодательное закрепление любого выбираемого способа собирания доказательств,нормативные предписания УПК РФ и определение рациональности производства следственного действия либо процессуального действия.

Правильной является точка зрения на данный вопрос, предложенная С.А. Шейфером [19, с. 94]. В зависимости от особенностей нормативного регулирования он выделяет две схемы процесса принятия решения следователем о производстве следственного действия.

Схема №1. Она охватывает случаи, когда условия принятия решения и вытекающий из них способ действия однозначно описаны в нормах закона, чем предопределен выбор способа собирания доказательств. Представляется, что по такой схеме могу быть приняты решения о производстве допроса подозреваемого (ст.ст. 46, 92 УПК РФ), допроса обвиняемого (ст. 173 УПК РФ) и др. Наличие четко прописанных оснований принятия решения (задержание подозреваемого, предъявление обвинения) свидетельствует о обязанности следователя приступить к производству конкретного следственного действия или процессуального действия.

Схема №2. Применяется в тех случаях, когда условия, необходимые для принятия решения о производстве следственного или процессуального действия, описаны в уголовно-процессуальном законе в общей форме. Таким образом, в данном случае производство того или иного способа собирания доказательств является правом следователя, которое он реализует, основываясь на конкретных обстоятельствах расследуемого уголовного дела.

В УПК РФ четко выражена процессуальная самостоятельность следователя в ходе принятия решений о производстве следственных и процессуальных действий (ст. 38 УПК РФ). Говоря о свободе выбора, необходимо отметить, что законодатель применяет к описаниям оснований производства следственных действий условия, лишенные строгой формализации: «наличие достаточных оснований полагать» (ст. 182 УПК РФ); «при необходимости изъятия» (ст. 183 УПК РФ); «в целях проверки» (ст. 181 УПК РФ); «в целях установления новых обстоятельств» (ст. 194 УПК РФ); «вправе» (ст. 202 УПК РФ). В таких случаях обязательным элементом принятия решения о производстве того или иного способа собирания доказательств является анализ и оценка обстоятельств расследуемого уголовного дела.

Специальные основания выбора способа собирания доказательств характеризуют специфические особенности выбора конкретно способа собирания доказательств и включают следующие элементы:

  1. Анализ сложившейся на конкретный момент расследования следственной ситуации.
  2. Определение пределов доказывания по каждому уголовному делу (эпизоду).
  3. Определение очередности производства способов собирания доказательств.
  4. Наличие оснований производства способов собирания доказательств.

Важным элементом института следственного действия являются его основания, то есть комплекс предписаний, определяющих цель следственного действия, круг источников, из которых может быть извлечена информация, и объем данных, необходимых для вывода о возможности ее получения (то есть достижения цели) [20, с. 127]. Иными словами, это определенная совокупность условий, при которых у следователя появляется законная возможность применить то или иное следственное или процессуальной действие.

От четкости предписаний зависит решение следователя о выборе того или иного способа собирания доказательств. Несомненно, что от обоснованности решений, принимаемых в ходе расследования уголовного дела, зависят как эффективность его производства, так и гарантии соблюдения уголовно-процессуальных и конституционных принципов.

До принятия решения перед следователем всегда возникает вопрос: на чем основано его предположение о том, что кто-то и где-то располагает предметами и документами, которые могут стать доказательствами по уголовному делу? Должны ли эти предположения строиться на собранных доказательствах и данных, полученных в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий?

В литературе различается два вида оснований производства следственных действий: правовые и фактические. Необходимо отметить, что по поводу фактических оснований в уголовно-процессуальной теории отмечается общность взглядов, тогда как по отношению к группе правовых оснований производства следственных действий такой вывод сделать нельзя.

На страницах специальной литературы встречаются термины «юридические основания»[11], «процессуальные основания»[12], «формальные основания»[8].

В толковом словаре С.И. Ожегова под термином «правовой» понимается совокупность установленных и охраняемых государственной властью норм и правил, регулирующих отношения людей в обществе; охраняемая государством, узаконенная возможность что-нибудь делать, осуществлять. Термин «юридический» означает «относящийся к праву, правовой»; «процессуальный» употребляется в значении «процесс», т.е. порядок разбирательства судебных и административных дел, а также само такое дело. Термин «формальный» означает произведенный в принятом, законном порядке или действие, необходимое с точки зрения установленного порядка при выполнении, оформлении какого-нибудь дела, способ существования содержания, неотделимый от него и служащий его выражением.

Определенно, что смысл этих формулировок принципиальной разницы не имеет. Подобная несогласованность является наглядным примером вовлечения в аппарат науки понятий — «дубликатов».

Правовые основания – совокупность предусмотренных уголовно-процессуальным законом условий, дающих следователю право произвести то или иное действие[18, с. 60].

1. Наличие у следователя правомочий на производство предварительного расследования . Правомочия следователя на производство предварительного расследования определяются следующим образом:

А. Возможность производства способа собирания доказательств. Все следственные действия (исключение – осмотр места происшествия) могут проводиться только после возбуждения уголовного дела. Иные процессуальные действия, направленные на собирание доказательств, могут применяться на любой стадии уголовного судопроизводства.

Б. Право на производство способов собирания доказательств. Такое право появляется только у субъектов доказывания в следующих случаях:

  • с момента начала проверки сообщения о преступлении – ст. 144 УПК РФ;
  • с момента возбуждения или принятия уголовного дела к своему производству лицом, производящим предварительное следствие или дознание – ст. 156 УПК РФ;
  • при проведении органом дознания неотложных следственных действий по делам, по которым обязательно производство предварительного следствия ст. – 157 УПК РФ;
  • при исполнении отдельного поручения следователя органом дознания либо следственным органом в случае необходимости производства следственных действий в другом месте – ст. 38 ч.2 п. 4, ст. 152 УПК РФ.

2. Совокупность конкретных нормативных предписаний УПК РФ, характеризующих определенный порядок принятия решения о производстве того или иного способа собирания доказательств. Нормативные предписания уголовно-процессуального закона можно охарактеризовать следующим образом:

  • обязательные и надлежаще оформленные следователем процессуальные документы (постановление, запрос) – истребование, выемка, получение образцов для сравнительного исследования, обыск;
  • согласование постановлений с руководителем следственного органа, прокурором либо получение судебного разрешения на производство следственного действия ; – обыск в жилище, личный обыск, выемка в жилище, выемка предметов и документов, содержащих государственную тайну или иную охраняемую федеральным законом тайну, выемка предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях, осмотр жилища, если нет согласия проживающих в нем лиц;
  • не оформляемые постановлениями – осмотр в жилище с согласия проживающих в нем лиц; допрос, очная ставка, осмотр местности; осмотр предметов, документов; следственный эксперимент; проверка показаний на месте; представление; изъятие.

Основная роль в структуре общего основания следственных действий отводится кругу вопросов, связанных с определением правомочий, которыми наделены органы, осуществляющие уголовное преследование. Справедливо мнение С.А. Шейфера, считающего, что «при отсутствии их становится беспредметным дальнейшее рассмотрение вопроса о других правовых требованиях, составляющих основание следственного действия. Более того – проведение следственного действия неуправомоченным лицом делает полученные фактические данные недопустимым доказательством»[19, с. 208].

Фактические основания. Понятие фактического основания производства следственного действия в литературе понимается неоднозначно. Например, Г.З. Адигамова полагает, что фактическим основанием проведения следственного действия является наличие достаточных данных, свидетельствующих о необходимости производства именно этого следственного действия[1]. Более точной является точка зрения С.А. Шейфера, который пишет, что фактические основания проведения следственного действия – конкретные сведения о возможности извлечения доказательственной информации из следов определенного вида[18, с. 61].

Необходимо отметить, что уголовно-процессуальный закон не требует от следователя при выборе способа собирания доказательств наличия такой совокупности фактических данных, которые свидетельствовали об успехе предстоящего следственного или процессуального действия. Таким образом, в обоснование решения могут быть положены такие сведения, которые могут привести к вероятному выводу. Правильно отмечает А.М. Ларин, что предварительная информация не может быть исчерпывающей по своей природе: следственное действие для того и планируется, чтобы получить новые, ранее неизвестные данные[7]. Информация, способствующая принятию таких решений, может сформироваться как при допросе свидетелей, потерпевшего, обвиняемого, подозреваемого, так и в ходе анализа собранных доказательств.

Однако содержание и объем фактических данных, необходимых для принятия решения о производстве того или иного способа собирания доказательств, не одинаковы и имеют прямую зависимость от характера следственного или процессуального действия, направленного на собирание доказательств. Данный факт подтверждается тем, что для допроса свидетеля субъекту доказывания достаточно обоснованного предположения о том, что данное лицо располагает информацией, имеющей существенное значение для уголовного дела. Тогда как при производстве следственных действий, представляющих существенное ограничение прав граждан (обыск, осмотр, выемка в жилище), гарантированных Конституцией РФ, необходимы более убедительные данные, указывающие на возможность достижения желаемых результатов. В таких случаях закон требует от субъекта доказывания вынесения мотивированных постановлений и получения санкций прокурора, руководителя следственного органа и суда.

Резюмируя наши рассуждения, следует отметить следующее:

Термин «основания выбора способа собирания доказательств» по своему содержанию значительно шире термина «основания производства способа собирания доказательств». А если быть более точным, второй термин является составной частью первого.

Считаем обоснованным деление оснований выбора способов собирания доказательств на общие и специальные.

Общие основания – характерны для выбора любого из способов собирания доказательств. Специальные основания – характеризующие специфические особенности выбора конкретно способа собирания доказательств.

Несомненно, существует острая необходимость законодательного закрепления единого порядка проведения и оформления процессуальных действий, направленных на собирание доказательств: истребование, представление и изъятие.

Библиография
1.
Адигамова Г.З. Следственные действия, проводимые по судебному решению и с санкции прокурора: Автореф. дис.: канд. юрид. наук. – Челябинск, 2004. – С. 17.
2.
Божкова Н.Р. Следственная (криминалистическая тактика). – Саратов, 1996. –С. 58.
3.
Валеев Р.Ш. Обыск в системе средств и способов обеспечения процесса доказывания по уголовному делу: Дис. ...канд. юрид. наук. – Саратов, 2003. – С. 65.
4.
Гусаков А.Н., Филющенко А.А. Следственная тактика (в вопросах и ответах). – Свердловск, 1991. – С. 29.
5.
Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. – Минск, 1971. – С. 10.
6.
Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики /Под ред. А.И.Михайлова. – Саратов, 1987. – С. 45.
7.
Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. – М., 1985. – С. 192.
8.
Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Лебедева. – М., 2002. – С. 364.
9.
Рогозин В.Ю. Особенности подготовки и производства отдельных след-ственных действий при расследовании преступлений в сфере компьютерной информации. – Волгоград, 2001. – С. 32 и др.
10.
Россов С.А. Вопросы теории и практики следственной работы в свете нового УПК РФ. – Иркутск. 2003. – С. 16.
11.
Рыжаков А.П. Уголовный процесс. – М., 1999. – С. 320; Дунаева М.С. Основания и пределы уголовно-процессуального вмешательства в частную жизнь граждан: Дис. ...канд. юр. наук. – Иркутск, 2002. – С. 68.
12.
Следственные действия по советскому уголовно-процессуальному праву / А.К. Гаврилов, С.П. Ефимичев, и др. / Под ред. С.В. Мурашова. – Волгоград, 1975. – С. 33.
13.
Субботина И.Г. Нравственные начала предварительного расследова¬ния (на основе сравнительного анализа УПК РСФСР и УПК РФ): Дис. ...канд. юр. наук. – Иркутск, 2002. – С. 153.
14.
Томин В.Т. Динамика взглядов процессуалиста на понятие и систему принципов уголовного процесса //Правовая наука на рубеже XXI столетия: Сб. науч. тр. – Омск, 2000. С. 117.
15.
Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. – М., 2004. – С. 216.
16.
Чаднова И.В. Проверка и уточнение показаний на месте: Автореф. дис. ...канд. юр. наук. – Томск, 2002. – С. 21.
17.
Шаталов А.С. Тактика отдельных следственных действий на первоначальном и последующем этапах при расследовании уголовных дел, связанных с наркотиками // Следователь. – 1998. – № 3. – С. 46 и др.
18.
Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. – М., 1981.
19.
Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. – М., 2001.
20.
Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе: методологические и правовые проблемы. – Саратов, 1986.
21.
Шейфер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе. – М., 1972. – С.56.
22.
Сумин С.А. Обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства с использованием инновационных технических средств фиксации и защиты доказательственной информации. // Актуальные проблемы российского права. - 2012. - 1. - C. 269 - 279.
23.
Ванявин Д.В. Особенности оценки вещественных доказательств в уголовном процессе // Актуальные проблемы российского права. - 2010. - 1. - C. 281 - 289.
24.
Егорова О.В. К вопросу о понятии достоверности доказательств // Актуальные проблемы российского права. - 2009. - 4. - C. 234 - 243.
References (transliterated)
1.
Adigamova G.Z. Sledstvennye deistviya, provodimye po sudebnomu resheniyu i s sanktsii prokurora: Avtoref. dis.: kand. yurid. nauk. – Chelyabinsk, 2004. – S. 17.
2.
Bozhkova N.R. Sledstvennaya (kriminalisticheskaya taktika). – Saratov, 1996. –S. 58.
3.
Valeev R.Sh. Obysk v sisteme sredstv i sposobov obespecheniya protsessa dokazyvaniya po ugolovnomu delu: Dis. ...kand. yurid. nauk. – Saratov, 2003. – S. 65.
4.
Gusakov A.N., Filyushchenko A.A. Sledstvennaya taktika (v voprosakh i otvetakh). – Sverdlovsk, 1991. – S. 29.
5.
Dulov A.V., Nesterenko P.D. Taktika sledstvennykh deistvii. – Minsk, 1971. – S. 10.
6.
Komissarov V.I. Teoreticheskie problemy sledstvennoi taktiki /Pod red. A.I.Mikhailova. – Saratov, 1987. – S. 45.
7.
Larin A.M. Rassledovanie po ugolovnomu delu: protsessual'nye funktsii. – M., 1985. – S. 192.
8.
Nauchno-prakticheskii kommentarii k Ugolovno-protsessual'nomu kodeksu Rossiiskoi Federatsii / Pod red. V.M. Lebedeva. – M., 2002. – S. 364.
9.
Rogozin V.Yu. Osobennosti podgotovki i proizvodstva otdel'nykh sled-stvennykh deistvii pri rassledovanii prestuplenii v sfere komp'yuternoi informatsii. – Volgograd, 2001. – S. 32 i dr.
10.
Rossov S.A. Voprosy teorii i praktiki sledstvennoi raboty v svete novogo UPK RF. – Irkutsk. 2003. – S. 16.
11.
Ryzhakov A.P. Ugolovnyi protsess. – M., 1999. – S. 320; Dunaeva M.S. Osnovaniya i predely ugolovno-protsessual'nogo vmeshatel'stva v chastnuyu zhizn' grazhdan: Dis. ...kand. yur. nauk. – Irkutsk, 2002. – S. 68.
12.
Sledstvennye deistviya po sovetskomu ugolovno-protsessual'nomu pravu / A.K. Gavrilov, S.P. Efimichev, i dr. / Pod red. S.V. Murashova. – Volgograd, 1975. – S. 33.
13.
Subbotina I.G. Nravstvennye nachala predvaritel'nogo rassledova¬niya (na osnove sravnitel'nogo analiza UPK RSFSR i UPK RF): Dis. ...kand. yur. nauk. – Irkutsk, 2002. – S. 153.
14.
Tomin V.T. Dinamika vzglyadov protsessualista na ponyatie i sistemu printsipov ugolovnogo protsessa //Pravovaya nauka na rubezhe XXI stoletiya: Sb. nauch. tr. – Omsk, 2000. S. 117.
15.
Ugolovnyi protsess / Pod red. K.F. Gutsenko. – M., 2004. – S. 216.
16.
Chadnova I.V. Proverka i utochnenie pokazanii na meste: Avtoref. dis. ...kand. yur. nauk. – Tomsk, 2002. – S. 21.
17.
Shatalov A.S. Taktika otdel'nykh sledstvennykh deistvii na pervonachal'nom i posleduyushchem etapakh pri rassledovanii ugolovnykh del, svyazannykh s narkotikami // Sledovatel'. – 1998. – № 3. – S. 46 i dr.
18.
Sheifer S.A. Sledstvennye deistviya. Sistema i protsessual'naya forma. – M., 1981.
19.
Sheifer S.A. Sledstvennye deistviya. Sistema i protsessual'naya forma. – M., 2001.
20.
Sheifer S.A. Sobiranie dokazatel'stv v sovetskom ugolovnom protsesse: metodologicheskie i pravovye problemy. – Saratov, 1986.
21.
Sheifer S.A. Sushchnost' i sposoby sobiraniya dokazatel'stv v sovetskom ugolovnom protsesse. – M., 1972. – S.56.
22.
Sumin S.A. Obespechenie bezopasnosti uchastnikov ugolovnogo sudoproizvodstva s ispol'zovaniem innovatsionnykh tekhnicheskikh sredstv fiksatsii i zashchity dokazatel'stvennoi informatsii. // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava. - 2012. - 1. - C. 269 - 279.
23.
Vanyavin D.V. Osobennosti otsenki veshchestvennykh dokazatel'stv v ugolovnom protsesse // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava. - 2010. - 1. - C. 281 - 289.
24.
Egorova O.V. K voprosu o ponyatii dostovernosti dokazatel'stv // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava. - 2009. - 4. - C. 234 - 243.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"