Статья 'Защита Отечества: призыв на военную службу по мобилизации' - журнал 'Полицейская и следственная деятельность' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Полицейская и следственная деятельность
Правильная ссылка на статью:

Защита Отечества: призыв на военную службу по мобилизации

Манин Ярослав Валерьевич

кандидат юридических наук

доцент кафедры правоведения и практической юриспруденции Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

119571, Россия, г. Москва, Вернадского проспект, 82, корпус 2

Manin Iaroslav

PhD in Law

Associate Professor, Department of Legal Studies and Practical Jurisprudence, Institute for Social Sciences of The Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

119571, Russia, Moscow, Vernadsky Prospekt, 82, building 2

manin-yv@ranepa.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7810.2022.3.38878

EDN:

PODLWD

Дата направления статьи в редакцию:

29-09-2022


Дата публикации:

06-10-2022


Аннотация: Объектом исследования являются конституционные правовые отношения по защите российскими гражданами своего государства в связи с призывом на военную службу по мобилизации в Вооруженные Силы Российской Федерации, предметом - нормативные правовые акты, регулирующие воинскую обязанность. Автор разъясняет правовой смысл конституционной обязанности по защите Отечества, предлагает дополнение в российскую концепцию национальной безопасности положением о превентивной самообороне, поправки в Федеральный закон "Об обороне", Федеральный закон "О воинской обязанности и военной службе", Федеральный закон "О мобилизационной подготовке и мобилизации" и другие нормативные правовые акты. В статье анализируется международное правовое и конституционное регулирование актуальных проблем обороны и безопасности Российской Федерации в свете текущих исторических событий и образования в составе нашей Родины четырех новых субъектов: Донецкой Народной Республики, Луганской Народной Республики, Запорожской области и Херсонской области. Рассматриваются основные правовые проблемы призыва российских граждан на военную службу по мобилизации, предлагаются их решения. Особое внимание автора уделяется отсрочке от военной службы по мобилизации, юридической ответственности граждан и организаций в связи с частичной мобилизацией населения. В статье обосновывается освобождение учёных от военной обязанности, определяется статус мобилизуемых, даётся правовая характеристика мобилизационных контрактов. Выводы и предложения представлены в тексте актуального исследования, содержащего принципиально новую информацию по предмету научной работы.


Ключевые слова:

защита Отечества, превентивная самооборона, военная служба, мобилизация, новые российские регионы, призыв по мобилизации, мобилизационный контракт, отсрочка от мобилизации, уголовная ответственность мобилизуемых, административная ответственность мобилизуемых

Abstract: The object of the study is constitutional legal relations for the protection of Russian citizens of their state in connection with conscription for military service in the Armed Forces of the Russian Federation, the subject of the study is normative legal acts regulating military duty. The author explains the legal meaning of the constitutional duty to protect the Fatherland, proposes an addition to the Russian concept of national security with a provision on preventive self-defense, amendments to the Federal Law "On Defense", the Federal Law "On Military Duty and Military Service", the Federal Law "On Mobilization Training and Mobilization" and other regulatory legal acts. The article analyzes the international legal and constitutional regulation of the current problems of defense and security of the Russian Federation in the light of current historical events and the formation of four new regions of Russia: the Donetsk People's Republic, the Luhansk People's Republic, the Zaporozhye region and the Kherson region. The main legal problems of conscription of Russian citizens for military service on mobilization are considered, their solutions are proposed. The author pays special attention to the postponement of military service for mobilization, the legal responsibility of citizens and organizations in connection with the partial mobilization of the population. The article substantiates the exemption of scientists from military duty, determines the status of the mobilized, and gives a legal description of mobilization contracts. Conclusions and suggestions are presented in the text of the current study, which contains fundamentally new information on the subject of scientific work.



Keywords:

Defense of The Fatherland, preventive self-defense, military service, mobilization, new Russian regions, call for mobilization, mobilization contract, delay from mobilization, criminal liability of mobilized, administrative responsibility of mobilized

Защита Отечества – конституционный долг и обязанность каждого российского гражданина (пункт 1 статьи 59 Конституции Российской Федерации)[1]. Как понимать эту норму права для надлежащей реализации? Что означает гражданский долг по защите Отечества? Как исполнять соответствующую обязанность гражданина? Об этом и о многом другом пойдет речь в нашей статье в свете текущих исторических событий.

Понятие «Отечество» четырежды упоминается в Конституции России: во-первых, в преамбуле, когда речь идет о многонациональном народе Российской Федерации, чтящем память предков, передавших ему любовь и уважение к Отечеству; во-вторых, в уже приведенной нами конституционной норме пункта 1 статьи 59; в-третьих, дважды в пункте 3 статьи 67.1, где указывается на недопустимость умаления значения подвига народа при защите Отечества, защитников которого чтит Российская Федерация.

Толковый словарь русского языка понятие «Отечество»[2] понимает как государство, гражданином которого является человек. Следовательно, российские граждане должны и обязаны защищать Российскую Федерацию. Там же понятие «защита» толкуется как синоним понятия «оборона».[3] Значит россияне должны защищать от нападения своё государство – оборонять его. Понятие «долг»[4] в пункте 1 статьи 59 используется в значении «обязан» для усиления понятия «обязанность» как его синоним, а не как обязанность, вытекающая из имущественных правоотношений, в том числе денежных гражданских правовых обязательств. Обязанность по защите Отечества возникает нематериальная – личная неимущественная из юридического факта пребывания в гражданстве Российской Федерации. «Оборона»[5] же в данном случае понимается как военная обязанность участия в боевых действиях в целях сорвать или отразить наступление противника. Оборона может заключаться в отпоре натиска врага – отражении нападения, а также в предотвращении такого нападения путем сдерживания противника при угрозе его нападения, в срыве этого нападения, или же в атаке на противника для предотвращения нападения с его стороны[6] – превентивная оборона[7].

Таким образом, смысл пункта 1 статьи 59 Конституции России заключается в том, что российские граждане обязаны вооруженным путем оборонять Российскую Федерацию как от напавшего на неё противника, так и от потенциальной реальной угрозы со стороны возможного неприятеля . К примеру, в 1967 году Израиль, как отмечает Фархутдинов И.З., совершил самый первый крупный упреждающий военный удар по скоплению египетской армии и не только. Вооруженный силы пяти государств: Египта, Ливана, Сирии, Иордании, Ирака по инициативе египетского президента Абдель Насера собрали вооружение, военную технику и живую силу коллективного арабского востока для удара по Израилю. Военно-воздушные силы государства Израиль и другие воинские формирования нанесли превентивный удар по противнику в целях самообороны, завершив вооруженный арабо-израильский конфликт за шесть дней. Самооборона государств допускается статьей 51 Устава Организации Объединенных Наций.[8] Израиль был оправдан мировым сообществом и ввел в свою военную доктрину право развязывания упреждающей войны.[9] Доктрина превентивной обороны и безопасности государства Израиль[10] была заимствована Соединенными Штатами Америки[11] как концепция упреждающей или превентивной самообороны (или апробирована на израильской базе перед внедрением).[12] Она постепенно стала находить своё отражение в фактической деятельности, а затем и в стратегии национальной безопасности Соединенных Штатов Америки.[13] Ярким примером реализации этой американской стратегии явилась Югославия.[14] Гегемон неоднократно использовал силу за пределами своей территории, обосновывая её применение интересами национальной безопасности. Самооборона для предотвращения нападения врага постепенно становится элементом доктрин национальной безопасности государств, превращаясь в универсальный принцип – концепцию превентивной самообороны . Нельзя не согласиться с А.В. Яшиной, которая обосновывает этот процесс глобализацией.[15] Российская Федерация стремится в свою очередь избегать необоснованного применения силы и не включает превентивную оборону (упреждающую самооборону) в качестве принципа или элемента своей национальной безопасности. Указ Президента Российской Федерации от 2 июля 2021 года № 400 «О стратегии национальной безопасности» не содержит положений о предупредительном применении военной силы.[16] Это означает, что российское государство будет реагировать лишь на вооруженное вторжение, нарушение его территориальной целостности, суверенитета – акты агрессии, но не станет наносить упреждающего удара, несмотря на сформировавшийся универсальный подход в зарубежных странах. России следовало бы иметь правовые принципы и нормы, позволяющие превентивно использования военную силу за рубежом в целях самообороны, но их нет. Предлагаем ввести соответствующий принцип в отечественную концепцию национальной безопасности, а необходимые нормы, обеспечивающие упреждающую самооборону, – в Федеральный закон «Об обороне».

Российская Федерация применяет силу за пределами своей территории только на основании международных договоров. К примеру, сенаторы единогласно одобрили использование российских Вооруженных сил на территории Сирии.[17] В соответствии с пунктом «г» части 1 статьи 102 Конституции Российской Федерации Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации 22 февраля 2022 года дал согласие Президенту Российской Федерации на использование Вооруженных Сил Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации на основе общепризнанных принципов и норм международного права.[18]

Так, Указом Президента России от 21 февраля 2022 г. № 71 "О признании Донецкой Народной Республики" и Указом Президента России от 21 февраля 2022 г. № 72 "О признании Луганской Народной Республики" соответствующие бывшие регионы Украины были признаны суверенными и независимыми государствами.

Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Российской Федерацией и Донецкой Народной Республикой от 21 февраля 2022 года, [19] и Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Российской Федерацией и Луганской Народной Республикой от 21 февраля 2022 года, [20] вступили в силу 25 февраля 2022 года. Статьи 2 – 4 перечисленных договоров предполагают взаимодействие договаривающихся сторон в части защиты суверенитета, территориальной целостности и обеспечения безопасности Российской Федерации, Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики, включая взаимную военную помощь для противодействия актам агрессии со стороны другого государства или группы государств в порядке осуществления права на индивидуальную или коллективную самооборону в соответствии со статьёй 51 Устава Организации Объединенных Наций. С момента вступления в силу указанных договоров началась специальная военная операция, анонсированная российским президентом 24 февраля 2022 года.[21]

В Донецкой Народной Республике, Луганской Народной Республике, а также в Херсонской и Запорожской областях Украины с 22 по 27 октября 2022 года были проведены референдумы, признанные состоявшимися. На основании проведенных референдумов возникли два новых субъекта международного права: Запорожская область, Херсонская область. Донецкая Народная Республика (провозглашена 7 апреля 2014 года), Луганская Народная Республика (провозглашена 27 апреля 2014 года), референдумы об их самоопределении были проведены 11 мая 2014 года, а 21 февраля 2022 г. республики признаны Российской Федерацией субъектами международного права. Указом Президента России № 685 от 29 сентября 2022 года «О признании Запорожской области»[22] и Указом Президента России № 685 от 29 сентября 2022 года «О признании Херсонской области»[23] в соответствии общепризнанными принципами и нормами международного права, принципом равноправия и самоопределения народов, были признаны государственный суверенитет и независимость Запорожской и Херсонской областей.

Донецкая Народная Республика, Луганская Народная Республика, Запорожская область, Херсонская область (четыре суверенных и независимых государства – четыре субъекта международного права) на основании волеизъявления своих граждан, выраженного путем плебисцита, изъявили желание войти на правах субъектов в состав Российской Федерации, о чём 30 сентября 2022 года в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца были подписаны договоры о принятии в Россию перечисленных государств и образовании новых субъектов Российской Федерации.[24] Конституционный суд Российской Федерации постановлениями № 36-П[25], № 37-П[26], № 38-П[27], № 39-П[28] признал не вступившие в силу договоры, заключенные 30 сентября 2022 года, между Российской Федерацией и четырьмя принимаемыми в её состав суверенными государствами, соответствующими Конституции Российской Федерации. К тому же суд обосновал применение этих договоров, и, как следствие возникновение у принятых в состав Российской Федерации государств статуса российских регионов не с момента вступления в силу соответствующих международных договоров после их ратификации, а с момента их подписания – 30 сентября 2022 года. Следовательно, в указанный день, исходя из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, произошло образование в составе Российской Федерации четырех новых субъектов: Донецкой Народной Республики, Луганской Народной Республики, Запорожской области, Херсонской области.

Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации 3 октября 2022 года ратифицировала[29] указанные выше договоры, подписанные Президентом Российской Федерации в последний день сентября текущего года, соответствующие законы уже опубликованы [30] [31] [32] [33].

Образование новых субъектов Российской Федерации на базе независимых государств – Донецкой Народной Республики, Луганской Народной Республики, Запорожской области, Херсонской области означает прекращение специальной военной операции на их территории вместе с Договорами о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, заключенными с республиками, принятыми в состав Российской Федерации. При этом все граждане Российской Федерации обязаны защищать новые российские субъекты на основании пункта 1 статьи 59 Конституции Российской Федерации начиная с 30 сентября 2022 года. Однако согласие Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, данное 22 февраля 2022 года Президенту Российской Федерации на использование Вооруженных Сил Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации, продолжает действовать, поскольку международные договоры, послужившие основанием для обращения Президента России к сенаторам, включали положение не только об обороне Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики, но и об индивидуальной обороне Российской Федерации, обеспечении безопасности, суверенитета и территориальной целостности Российской Федерации, как договаривающейся стороны. Правовая цель применения силы за рубежом не достигнута, следовательно российский президент и далее вправе использовать Вооруженные Силы Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации без дополнительного согласия Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.

Обязанность российских граждан по обороне своего государства реализуется путем несения военной службы (пункт 2 статьи 59 Конституции Российской Федерации), которая реализуется в соответствии с Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе» за счёт воинской обязанности граждан Российской Федерации. Воинская обязанность граждан Российской Федерации (далее - граждане) предусматривает:

· во-первых, воинский учет;

· во-вторых, обязательную подготовку к военной службе;

· в-третьих, призыв на военную службу;

· в-четвертых, прохождение военной службы по призыву;

· в-пятых, пребывание в запасе;

· в-шестых, призыв на военные сборы и прохождение военных сборов в период пребывания в запасе.

Воинская обязанность граждан дополнительно регулируется в трех случаях: во-первых, в период мобилизации; во-вторых, в период военного положения; и в третьих, в военное время. В такие периоды она определяется федеральными конституционными законами, федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Воинская обязанность граждан при этом включает три вида призыва:

· во-первых, призыв на военную службу по мобилизации,

· во-вторых, призыв на военную службу в период военного положения;

· в- третьих, призыв на военную службу в военное время.

Граждане Российской Федерации, кроме прохождения военной службы по призыву и по контракту, проходят военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации еще в трех случаях:

· во-первых, в период мобилизации;

· во-вторых, в период военного положения;

· в-третьих, в военное время.

Эти три вида службы включаются в воинскую обязанность граждан вместе обучением в период военного положения и в военное время. Замечу, что обучение в период мобилизации законодательством не предусмотрено.

Право граждан на прохождение альтернативной гражданской службы (пункт 2 статьи 59 Конституции Российской Федерации) реализуется лишь взамен прохождения военной службы по призыву на основании Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе». Это означает невозможность замены военной службы по мобилизации, военной службы в период военного положения, а также военной службы в военное время альтернативной гражданской службой. Между тем Указом Президента Российской Федерации от 21 сентября 2022 года № 647 «Об объявлении частичной мобилизации» в Российской Федерации с 21 сентября 2022 года была объявлена частичная мобилизация, начался призыв российских граждан на военную службу по мобилизации в Вооруженные Силы Российской Федерации.

При этом главой государства не был определен лимит числа мобилизуемых, что дает возможность мобилизовать резервистов почти полностью. В любом случае «частичная мобилизация» подразумевает мобилизацию не «целого», а «доли» или «части» целого – мобилизационного людского резерва. Формулировки первого и второго пунктов исследуемого президентского указа дают возможность призвать на военную службу по мобилизации всех резервистов за исключением одного человека, в таком случае мобилизация формально останется частичной. По существу же следует определить понятие и критерии всеобщей и частичной мобилизации, что мы и предлагаем сделать законодателю. Неясность количества мобилизуемых, с одной стороны, дезориентирует и дезинформирует неприятеля, с другой стороны ставит граждан Российской Федерации, составляющих мобилизационный людской резерв, в состояние неопределенности, что имеет, прежде всего, социальные последствия. Примененная верховным главнокомандующим правовая конструкция позволяет не объявлять «волны» (этапы) мобилизации, а проводить постоянный призыв в рамках уже объявленной частичной мобилизации в зависимости от обстановки и потребности Вооруженных Сил Российской Федерации в личном составе.

Определяя статус мобилизованных граждан Президент России во втором и в третьем пункте рассматриваемого указа приравнял их к военнослужащим, проходящим военную службу в Вооруженный Силах Российской Федерации по контракту с соответствующим уровнем денежного содержания. Отмечу, что основными признаками контрактной службы в соответствии со статьями 32- 34 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» является:

во-первых, добровольность;

во-вторых, срочность;

в-третьих, возмездность;

в-четвертых, медицинская, физическая, профессиональная пригодность и другие.

Однако добровольности при заключении контрактов о прохождении военной службы по мобилизации нет, они априори заключаются с военнообязанными, подлежащими призыву по мобилизации, то есть при отсутствии воли призывника как стороны контракта. Такие контракты заключаются по решению государства, что, казалось бы, влечет их первоначальную ничтожность из-за наличия порока воли. Добровольцы могут заключить контракт о прохождении военной службы без призыва по мобилизации и проходить военную службу по контракту, но не по контракту о прохождении военной службы по мобилизации. Мобилизуются запасники Президентом России в силу их долга по защите Отечества, а не по доброй воле, что принципиально. Самосознательность и добровольность может частично характеризовать действия призываемых из запаса Вооруженных Сил Российской Федерации по заключению анализируемых контрактов, но они не самостоятельно, а по вызову военных комиссариатов оставляют мирную жизнь и набираются в ряды военнослужащих в публичном правовом порядке на основании единоличного решения Президента Российской Федерации, то есть в результате административного волевого (управленческого) акта.

Контракты же на прохождение военной службы по мобилизации расторгаются только по возрасту, решению военно-врачебной комиссии или в следствие лишения военнослужащего свободы, срок их действия определен наступлением юридического факта события – окончанием периода частичной мобилизации. Президент России не устанавливает продолжительность этого периода, что нивелирует критерий срочности мобилизационных контрактов.

Между тем призыв по мобилизации в ряде случаев проводится без медицинского освидетельствования на основании заключений ранее проведенных медицинских комиссий и категорий годности, указанных в военных билетах, порой это происходит не смотря на истечение сроков давности решений о пригодности запасников к военной службе, что лишает мобилизационный контракт еще одного признака контрактной службы.

Профессиональная пригодность при мобилизации определяется формально, а не исходя из реальной потребности Вооруженный Сил России, что лишний раз дискредитирует решение Президента России о распространении статуса военнослужащих по контракту на мобилизуемых из запаса. Физическая и морально-психологическая пригодность мобилизуемых не определяется. Таким образом, нельзя сделать вывод об аутентичности статусов военнослужащего контрактной службы и мобилизованного российского гражданина. Однако правовая цель придания мобилизованным статуса «контрактников» в рамках президентского указа – это социальная защита лиц, призываемых по мобилизации, чему в полной мере удовлетворяет примененная главой государства правовая конструкция. Президент России приравнял мобилизуемых граждан не к призывникам срочной службы, а к военнослужащим по контракту, воплощая в жизнь положение седьмой статьи российской конституции о социальном государстве и обеспечении достойной жизни человека.

Полагаем, что правовая цель распространения на граждан Российской Федерации, призываемых и проходящих военную службу по мобилизации, статуса военнослужащих по контракту является социальной. Введенная Президентом России и исследуемая в его указе правовая фикция обеспечивает социальную защиту мобилизуемых, а отсутствие некоторых признаков контракта на прохождение военной службы у контрактов на прохождение военной службы по мобилизации не влечет ничтожность последних из-за различия в правовых целях их заключения, а также из-за различия в их правовой природе. Социальные гарантии мобилизованных граждан лишь оформляются соответствующими контрактами, но призыв таких граждан осуществляется в публичном правовом порядке. Контракт о прохождении военной службы по мобилизации имеет публичную правовую природу и не имеет гражданских (частных) правовых начал, которые могли бы повлечь его недействительность. Оплата по мобилизационным контрактам выполняет публичною правовую компенсаторную функцию, являясь социальной выплатой, а военная служба по контракту, предусмотренная пятым разделом Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», оплачивается как профессиональная деятельность военных, представляя собой по существу жалование, то есть оплату труда государственного служащего.

Вывод из выше изложенного следующий: правовые статусы «мобилизованного» и «профессионального контрактника» имеют разную правовую природу, особенно в части их возникновения, и отличающееся, но пересекающееся, правовое содержание. Ещё хотя бы и потому эти статусы не идентичны, что на контрактную службу нельзя призвать. Пересекаются эти неаутентичные статусы по содержанию, формальное равенство которых провозглашено главой государства, в целях удовлетворения публичного правового интереса Российской Федерации, в том числе для обеспечении обороны страны и безопасности государства, а также в других законных целях.

Отметим, что поправки в тридцать третью главу Уголовного кодекса Российской Федерации («Преступления против военной службы»), внесенные Федеральным законом от 24 сентября 2022 г. № 365-ФЗ “О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации” применяются только в отношении военнослужащих. Следовательно, граждане Российской Федерации, призванные по мобилизации, могут являться субъектами преступлений, составы которых содержатся в тридцать третьей главе российского уголовного кодекса, ТОЛЬКО С МОМЕНТА ВОЗНИКНОВЕНИЯ У НИХ СТАТУСА ВОЕННОСЛУЖАЩЕГО ПО КОНТРАКТУ. Указ Президента Российской Федерации от 21 сентября 2022 года № 647 «Об объявлении частичной мобилизации» (пункты 2 и 3) распространил на граждан Российской Федерации, проходящих военную службу по мобилизации, статус военнослужащих, проходящих военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации по контракту. Это значит, что мобилизованные к ответственности в рамках составов преступлений тридцать третьей главы Уголовного кодекса Российской Федерации могут быть привлечены только с момента вступления в силу контрактов о прохождении военной службы по мобилизации. СТАТУС ВОЕННОСЛУЖАЩЕГО ВОЗНИКАЕТ У ГРАЖДАНИНА РОССИИ, ПРИЗВАННОГО ПО МОБИЛИЗАЦИИ, С МОМЕНТА ВСТУПЛЕНИЯ В СИЛУ ЗАКЛЮЧЕННОГО ИМ КОНТРАКТА О ПРОХОЖДЕНИИ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ ПО МОБИЛИЗАЦИИ.

Между тем можно возразить на представленную нами правовую позицию следующее: «Применение уголовного закона по аналогии не допускается. Преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только Уголовным кодексом Российской Федерации» (статья 3 УК РФ).

Преступлениями против военной службы признаются предусмотренные тридцать третьей главой Уголовного кодекса Российской Федерации преступления против установленного порядка прохождения военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов (статья 331 УК РФ).

Таким образом, мобилизованные граждане не входят в круг субъектов преступлений, предусмотренных тридцать третьей главой Уголовного кодекса Российской Федерации, так как указы российского президента не могут содержать норм уголовного права и расширять круг субъектов преступлений, в том числе распространяя аналогию закона на мобилизуемых путем придания им статуса лиц, проходящих военную службу по контракту. Проблема неоднозначного понимания круга субъектов преступлений, предусмотренных тридцать третьей главой Уголовного кодекса Российской Федерации: «Преступления против военной службы», должна быть разрешена законодателем путем уточнения 331-й статьи УК РФ, что мы и предлагаем. Морально-политическое значение, как пролетарское наследие социалистической законности, имеет обвинительный уклон толкования статьи 331 УК РФ в свете обозначенного президентского указа, но формальное юридическое толкование позволяет выстроить оправдательную логику. Если не применять политическую целесообразность, то склоняемся к тому, что объективно мобилизованные граждане не являются субъектами преступлений, предусмотренных статьями главы 33 российского уголовного кодекса. Но, в любом случае, ответственность по этим статьям не может наступать ранее вступления в силу заключенных ими контрактов на прохождение военной службы по мобилизации. Таким образом, однозначно, что гражданин Российской Федерации, призванный по мобилизации, не является специальным субъектом преступлений против военной службы до момента возникновения статуса военнослужащего, проходящего военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации по контракту, то есть до вступления в силу заключенного с ним контракта о прохождении военной службы по мобилизации.

Отсрочка от призыва на военную службу по мобилизации предоставляется следующим категориям российских граждан на основании статьи 18 Федерального закона от 26 февраля 1997 г. № 31-ФЗ «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации»[34]: во-первых, поименованным в указах Президента Российской Федерации;во-вторых, определенных Правительством Российской Федерации;в-третьих, забронированным в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации;в-четвертых, работающим в организациях оборонно-промышленного комплекса (на период работы в этих организациях);в-пятых, признанным временно не годными к военной службе по состоянию здоровья - на срок до шести месяцев;в-шестых, занятым постоянным уходом за отцом, матерью, женой, мужем, родным братом, родной сестрой, дедушкой, бабушкой или усыновителем, нуждающимися по состоянию здоровья в соответствии с заключением федерального учреждения медико-социальной экспертизы в постороннем постоянном уходе (помощи, надзоре) либо являющимися инвалидами I группы, при отсутствии других лиц, обязанных по закону содержать указанных граждан;в-седьмых, являющимся опекуном или попечителем несовершеннолетнего родного брата и (или) несовершеннолетней родной сестры при отсутствии других лиц, обязанных по закону содержать указанных граждан;в-восьмых, имеющим на иждивении четырех и более детей в возрасте до 16 лет или имеющим на иждивении и воспитывающим без матери одного ребенка и более в возрасте до 16 лет (гражданам женского пола, имеющим одного ребенка и более в возрасте до 16 лет, а также в случае беременности, срок которой составляет не менее 22 недель);в-восьмых, имеющим жену, срок беременности которой составляет не менее 22 недель, и имеющим на иждивении трех детей в возрасте до 16 лет;в-девятых, матерям которых кроме них имеют четырех и более детей в возрасте до восьми лет и воспитывают их без мужа;в-десятых, членам Совета Федерации и депутатам Государственной Думы. Логика законодателя, изложенная в статье 18 Федерального закона «О мобилизации», представляется весьма странной: отсрочка от призыва по мобилизации не предоставляется судьям Верховного Суда Российской Федерации, Конституционного Суда Российской Федерации, иным судьям, следователям и прокурорам, главам субъектов Российской Федерации, главам муниципальных образований, региональным и муниципальным депутатам, государственным и муниципальным служащим, в том числе обеспечивающим управление и безопасность в критически важных, системообразующих областях экономики государства, а также другим лицам, в том числе более полезным для государства и общества не на военной службе по мобилизации, а в своем «мирном» статусе. Некоторые из перечисленных категорий граждан могут быть забронированы, но далеко не все. Подобные пробелы в праве ставят под угрозу не только государственный механизм, порождают коррупцию, но и лишают государство части его научного потенциала и части лиц, задействованных в воспроизводстве кадров, в том числе для системообразующих отраслей российской экономики, включая работников начального, среднего и высшего образования, не говоря уже о лицах, имеющих ученую степень – отечественных учёных.Указом Президента Российской Федерации от 24 сентября 2022 года № 664 отсрочка от призыва по мобилизации предоставлена очным и очно-заочным студентам государственных и научных организаций, впервые получающим среднее профессиональное либо высшее образование соответствующего уровня по аккредитованным государством образовательным программам.«Отсрочка от призыва на военную службу по мобилизации предоставляется студентам, обучающимся по очной и очно-заочной формам обучения по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам среднего профессионального и высшего образования в государственных образовательных организациях, в научных организациях и получающим образование соответствующего уровня впервые».[35] Полагаем, что подобная формулировка, процитированная из президентского указа, нарушает равенство прав граждан, предусмотренное частью 2 статьи 19 Конституции Российской Федерации: равенство студентов аккредитованных государством образовательных организаций различных форм собственности, дискриминируются не только студенты частных, но и муниципальных учебных заведений. Кроме того, в исследуемом указе не упоминаются аспиранты (они являются обучающимися (имя существительное), но не студентами), поскольку по тексту президентского акта использовано деепричастие «обучающиеся», а не омонимичное отглагольное существительное, постольку аспирантам соответствующая отсрочка не предоставляется. Представленное является негативным образцом юридической техники при подготовке акта главы государства. Довод о том, что частные учебные заведения могут стать «убежищем уклонистов» не состоятелен, поскольку они почти ничем в этом плане не отличаются от государственных, ведущих набор на обучение по договорам оказания платных образовательных услуг. Хотя, действительно, любое учебное заведение, студенты которого получают отсрочку от призыва на военную службу по мобилизации, может стать надежным «убежищем уклонистов», требующим дополнительного надзора в части надлежащей реализации образовательных программ, а также антикоррупционного контроля со стороны правоохранительных органов. Повторю, что указанное нами нарушение заключается в нераспространении отсрочки на студентов негосударственных образовательных учреждений, обучающихся впервые по очной и очно-заочной формам обучения по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам среднего профессионального и высшего образования. По информации из различных источников[36] в настоящее время это нарушение равенства единого статуса обучающихся, независимого от формы собственности аккредитованной государством образовательной организации, намереваются исправить посредствам издания нового нормативного правового акта.[37] Предлагаем не только президентским указом, но и на уровне федерального закона предусмотреть отсрочку для учёных (лиц, имеющих учёную степень, предусмотренную государственной системой научной аттестации) от всех видов мобилизации, правовой режим которых следует дифференцировать. Законодательно следует ввести дефиниции или признаки, отграничивающие всеобщую (полную) от частичной мобилизации. Кандидатам и докторам наук предлагаем предоставить право на освобождение от всех видов призыва, включая призыв на военную службу по мобилизации, в военное время и во время военного положения, а не только освобождение от военной службы по призыву. Пункты 2 и 3 статьи 23 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» следует продублировать в Федеральном законе «О мобилизационной подготовке и мобилизации» и других законах – распространить на все существующие виды призыва в Вооруженные Силы Российской Федерации в части определения круга лиц, не подлежащих призыву либо имеющих право на освобождение от призыва на военную службу.Пункт 3 статьи 1 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» предусматривает освобождение от исполнения воинской обязанности, такие основания содержатся лишь в статье 23 рассматриваемого закона. При этом в нём не указывается от каких видов призыва освобождаются лица, перечисленные в его двадцать третьей статье. К примеру, призыв по мобилизации является видом призыва на военную службу, из чего мог бы следовать вывод о том, что на категории российских граждан, предусмотренные в статье 23 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» распространяется освобождение от всех существующих видов призыва. Имеются и возражения по этому поводу. Так, С.Н. Мореева полагает, что Федеральный закон «О мобилизационной подготовке и мобилизации» является специальным по отношению к Федеральному закону «О воинской обязанности и военной службе» на основании пункта 2 статьи 1 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» и в период мобилизации определяет содержание воинской обязанности, предусматривая лишь отсрочку от призыва по мобилизации, а не освобождение. Несмотря на то, что в статье 23 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» не указаны виды призыва на военную службу, от которых освобождаются граждане, учёная полагает волю законодателя в освобождении российских граждан на основании этой статьи только от военной службы по призыву, но не от всех видов военной службы. Данная точка зрения заслуживает особого внимания, является общераспространенной, нам с ней следует согласиться, прежде всего из-за системного толкования соответствующей нормы в правовом смысле её включения в Раздел IV «Призыв на военную службу» Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», который регулирует только военную службу по призыву, а не все виды военной службы. Между тем, позволю заметить – законодатель в Федеральном законе «О воинской обязанности и военной службе» определил правовые основы воинской обязанности и военной службы, касающиеся абсолютно всех её видов, закон является общим для определения правового режима военной службы и специальным для военной службы по призыву и по контракту, запутав употребление понятий «военная служба по призыву » (имеется ввиду «обязательная срочная служба лиц от 18 до 27 лет») и «призыв на военную службу », включающий все виды призыва на военную службу. Иногда законодатель заменяет понятие «военная служба по призыву» понятием «призыв на военную службу» как синонимичными, в других случаях употребляя «призыв на военную службу», включая в объем этого понятия другие виды призыва на военную службу. Предлагаем привести понятийный аппарат Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» с точки зрения юридической техники к системе однозначно понимаемых дефиниций, а также инкорпорировать нормы права, регулирующие воинскую обязанность в единый нормативный правовой акт, устанавливающий детальный и ясный режим всех видов призыва и несения военной службы в нашем Отечестве.

В силу пункта 3 статьи 1 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» граждане освобождаются от воинской обязанности, содержание которой раскрывается в пунктах 1 и 2 статьи 1 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе». В пунктах 1 – 3 статьи 23 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» содержатся основания освобождения от призыва на военную службу для граждан Российской Федерации, не состоящих в запасе - граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, состоящих на воинском учете или не состоящих, но обязанных состоять на воинском учете и не пребывающих в запасе, то есть для призывников в рамках срочной службы .

Граждане, признанные не годными к военной службе по состоянию здоровья, освобождаются от исполнения воинской обязанности на основании пункта 4 статьи 23 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», другие лица несут воинскую обязанность, и могу иметь лишь отсрочку, как, например, в случае с мобилизацией. Исходя из этого, ПОЛАГАЕМ РАЗУМНЫМ ОСВОБОДИТЬ УЧЁНЫХ ОТ ИСПОЛНЕНИЯ ВОИНСКОЙ ОБЯЗАННОСТИ. Количество ученых – российских граждан, имеющих предусмотренную государственной системой научной аттестации ученую степень, около ста тысяч человек: 75 000 кандидатов наук и 25 000 докторов, [38] из 145 557 576 человек – населения Российской Федерации на начало текущего, 2022, года. Доля учёных в составе российского населения – составляет, примерно, 0,00068701 процента. И эти 0, 0007 – семь десятитысячных процента населения Российской Федерации необходимо сохранить, беречь как зеницу ока для обеспечения развития государства, его экономики, воспроизводства кадрового потенциала. Наука является двигателем устойчивого развития общества, и, если государство будет отправлять в окопы будущих профессоров физики, не забронированных за предприятиями оборонно-промышленного комплекса, то будущего у государства не будет, оно не сможет конкурировать с другими державами из-за дефицита и истощения интеллектуальных ресурсов. Другое дело, что для присуждения учёных степеней необходимо разработать строгие критерии, исключающие попадание в академическую науку коррупционным и иным незаконным путем. Качественные научные кадры, несомненно, нужны Российской Федерации, и не может идти речи об их мобилизации, учитывая и тот факт, что значительная часть учёных – женщины, многие отечественные учёные старше предельного возраста призыва по первому и второму разряду, но всё равно учёные получают повестки из военных комиссариатов или через подразделения кадров и военно-учётные столы высших учебных заведений и научных организаций. При таком отношении к науке, к научно-педагогическим кадрам вызывает сомнение отношение отдельных сотрудников государственного аппарата к России, будущее которой подрывается призывающими по мобилизации учёных. Может быть они умышленно уничтожают интеллектуальный потенциал Российской Федерации как враги народа и государства по заданию коллективного запада , отрывая учёных от работы и ставя под угрозу их жизнь и здоровье в сложившихся обстоятельствах? Сложно выделить ненужные научные направления, для гармоничного развития государства нужны все общепризнанные отрасли научных знаний. Неслучайно Российская академия наук вступилась за кандидатов и докторов наук, предложив для них отсрочку от призыва по мобилизации.[39] Недоумение учёных заключалось и в том, что они, в большинстве являясь научно-педагогическими работниками, подлежат призыву, в то время как их студенты в первую очередь получили президентскую отсрочку, что представляется социально несправедливым, подрывающим авторитет власти, которая сама себя дискредитирует такими решениями.

Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации обнародовало перечень из 195 специальностей в сферах IT и связи, по которым рекомендована отсрочка от мобилизации.[40] Приказ Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации от 26 сентября 2022 года № 712[41] определил потребность в квалифицированных кадрах, что не сделано в отношении учёных. Правительство Российской Федерации Постановлением от 28 марта 2022 года № 490 утвердило «Правила предоставления права на получение отсрочки от призыва на военную службу гражданам Российской Федерации, работающим в аккредитованных организациях[42], осуществляющих деятельность в области информационных технологий», касающиеся предоставления отсрочки военнообязанным от 18 до 27 лет от военной службы по призыву. Эти же критерии предлагается применить к предоставлению им отсрочки от призыва по мобилизации, что приведет к получению такой отсрочки сотрудниками более 19 000 юридических лиц по 195 специальностям. Предоставление каких бы то ни было отсрочек от военной службы, тем более от призыва по мобилизации, сотрудникам организаций, аккредитованных в Министерстве цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации приведет к откровенной коррупции (взяточничеству и коммерческому подкупу – в зависимости от формы собственности аккредитованных юридических лиц) в целях уклонения от призыва на военную службу. Сопоставляя уровень развития отечественных цифровых технологий по сравнению с аналогами коллективного запада подобные управленческие решения представляются сомнительными, особенно на фоне отсутствия отсрочек для учёных, в том числе готовящих кадры цифровой экономики. Средства массовой информации сообщают об иммиграции из Российской Федерации около 70 000 IT специалистов и о прогнозе иммиграции еще 100 000. Следовательно, Россия становится полигоном для обучения и практической подготовки IT специалистов для коллективного запада, предоставляет им отсрочку от прохождения военной службы, дискриминируя другие профессии, позволяя кадрам цифровой экономики покидать Родину. А не являются ли инициаторы подобных решений агентами влияния коллективного запада? Можно спрогнозировать и оставление Отечества учёными, отсрочки которым вынуждено просить руководство Российской академии наук, и которых мы предлагаем полностью освободить от воинской обязанности.

Министерство обороны Российской Федерации для обеспечения работы отдельных высокотехнологических отраслей, а также финансовой системы Российской Федерации принято решение о непривлечении на военную службу в рамках частичной мобилизации граждан с высшим образованием по соответствующим специальностям и направлениям подготовки, работающих:

· в аккредитованных организациях, осуществляющих деятельность в области информационных технологий и задействованным в разработке, развитию, внедрению, сопровождению и эксплуатации решений в области информационных технологий и обеспечения функционирования информационной инфраструктуры;

· в российских операторах связи и задействованным в обеспечении устойчивости, безопасности и целостности функционирования сооружений связи, центров обработки данных, а также средств и линий связи общего пользования Российской Федерации;

· в системообразующих организациях в сфере информации и связи, а также их взаимозависимых лицах, которые являются учредителем и (или) редакцией и (или) издателем зарегистрированного средства массовой информации и (или) вещателем телеканала, радиоканала и задействованных в производстве и (или) распространении продукции средств массовой информации;

· в организациях, обеспечивающих стабильность национальной платежной системы и инфраструктуры финансового рынка, управление банковской ликвидностью, наличное денежное обращение.

Основанием для освобождения от привлечения граждан к призыву на военную службу по мобилизации будут считаться списки граждан, представляемые руководителями соответствующих организаций по установленной форме в Генеральный штаб Вооруженных Сил Российской Федерации. [43] Описанное решение не оформлено правовым актом, не является бронированием, а имеет лишь признаки бронирования граждан и подлежит внесению в необходимый нормативный правовой акт российского президента либо правительства, или в соответствующий федеральный закон.

Правительство Российской Федерации приняло Постановление от 30 сентября 2022 года № 1725 «Об утверждении Правил предоставления права на получение отсрочки от призыва на военную службу по мобилизации гражданам Российской Федерации, работающим в организациях оборонно-промышленного комплекса»[44], распространяющееся на правоотношения, возникшие с 21 сентября 2022 года. Право на получение отсрочки от призыва на военную службу по мобилизации в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 21 сентября 2022 г. № 647 "Об объявлении частичной мобилизации в Российской Федерации" предоставляется следующим категориям граждан Российской Федерации - руководителям, специалистам и рабочим, работающим в организациях и участвующим в выполнении заданий государственного оборонного заказа. Перечень организаций разрабатывается Министерством промышленности и торговли Российской Федерации с разбивкой по субъектам Российской Федерации с учетом предложений Государственной корпорации по атомной энергии "Росатом" и Государственной корпорации по космической деятельности "Роскосмос", утверждается в 5-дневный срок со дня вступления в силу рассматриваемых правил и направляется в Министерство обороны Российской Федерации. Выписки из перечня организаций доводятся Министерством обороны Российской Федерации до военных комиссариатов соответствующих субъектов Российской Федерации в 3-дневный срок после получения указанного перечня организаций. Отсрочка от призыва на военную службу по мобилизации предоставляется гражданам призывными комиссиями по мобилизации граждан на основании списков граждан, направляемых руководителями организаций, в 3-дневный срок после получения указанных списков граждан. В списках граждан указываются фамилия, имя и отчество (при наличии) граждан, год и место их рождения, категория из числа указанных в пункте 2 рассматриваемых правил, а также степень их участия в выполнении заданий государственного оборонного заказа. Организации, в которых работают граждане, получившие отсрочку от призыва на военную службу по мобилизации, в недельный срок со дня увольнения таких граждан обязаны проинформировать об этом соответствующий военный комиссариат.

Значительное количество юридических лиц в целях содействия своим сотрудникам в уклонении от призыва по мобилизации направляют их в командировки, в том числе за рубеж, содействуют уклонению от призыва по мобилизации другими способами, в том числе умышленно не вручают повестки работникам. Военные комиссариаты безуспешно пытаются требовать отзыва командированных мобилизуемых, вручать повестки через вторые отделы или военно-учётные столы организаций, но массово – безуспешно.

В статье 21.2. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена ответственность работодателей за неоповещение о вызове их сотрудников по повестке военного комиссариата, в том числе в целях мобилизации. Ответственность за это административное правонарушение несет руководитель или другое должностные лицо организации, ответственное за военно-учетную работу, равно как за необеспечение гражданам возможности своевременной явки по вызову по повестке военного комиссариата или иного органа, осуществляющего воинский учет. Санкция приведенной выше статьи предусматривает наложение административного штрафа в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей. Дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 19.25, 21.1 – 21.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях рассматривают военные комиссариаты в лице военных комиссаров, военных комиссаров муниципальных образований, а также начальников отделений военных комиссариатов муниципальных образований на основании статьи 23.11. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Таким образом, работодателей к ответственности за невыполнение ими обязанностей, предусмотренных пунктом 6 статьи 1 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» по статье 21.2. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях привлекает непосредственно военный комиссариат.На основании статьи 21.5. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях неявка гражданина, состоящего или обязанного состоять на воинском учете, по вызову (повестке) военного комиссариата или иного органа, осуществляющего воинский учет, в установленные время и место без уважительной причины, неявка в установленный срок в военный комиссариат для постановки на воинский учет, снятия с воинского учета и внесения изменений в документы воинского учета при переезде на новое место жительства, расположенное за пределами территории муниципального образования, место пребывания на срок более трех месяцев либо выезде из Российской Федерации на срок более шести месяцев или въезде в Российскую Федерацию, а равно несообщение в установленный срок в военный комиссариат или в иной орган, осуществляющий воинский учет, об изменении семейного положения, образования, места работы или должности, о переезде на новое место жительства, расположенное в пределах территории муниципального образования, или место пребывания влечет предупреждение или наложение административного штрафа в размере от пятисот до трех тысяч рублей. Граждане, совершившие указанное административное правонарушение, равно как административное правонарушение, имеющее аналогичную санкцию (наказание) и предусмотренное статьей 21.6. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для уклонившиеся от медицинского освидетельствования либо обследования по направлению комиссии по постановке граждан на воинский учет или от медицинского обследования по направлению призывной комиссии привлекаются к ответственности военным комиссариатом, как и работодатели, способствующие уклонистам.Давность привлечения к административной ответственности по статьям 19.25, 21.1 – 21.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, установлена в статье 4.5. этого кодекса. Постановление по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьями 21.2. и 21.5. не может быть вынесено военным комиссариатом по истечении двух месяцев со дня совершения соответствующего административного правонарушения, поскольку ни одно из них не является длящимся. Таким образом, привлечение к административной ответственности граждан и их работодателей за совершенные ими административные правонарушения в области воинского учёта военными комиссариатами представляется возможным только в течение двух месяцев с момента совершения этих правонарушений. Военный комиссар Москвы предупредил адвокатов об ответственности за противодействие мобилизации. [45] Следует заметить, что никакой юридической ответственности, в том числе за соучастие, кроме приведённой нами административной ответственности за правонарушения в области воинского учёта не предусмотрено. Деятельность адвокатов по оказанию ими юридической помощи мобилизуемым, равно как уклонение российскими гражданами от призыва по мобилизации, не предусмотрены уголовным законодательством в качестве преступлений, в том числе статьями 280.3. «Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности или исполнения государственными органами Российской Федерации своих полномочий в указанных целях» и 328 «Уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы» Уголовного кодекса Российской Федерации, а также Федеральным законом от 24 сентября 2022 г. № 365-ФЗ “О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”. Прокуратура Челябинской области разъясняет, что статья 328 Уголовного кодекса Российской Федерации предполагает уголовную ответственность лиц мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, на которых возложена обязанность прохождения службы в вооруженных силах и уклоняющихся от исполнения такой обязанности.[46] Аналогичной позиции придерживаются прокуратуры Ямало-Ненецкого автономного округа[47], Прокуратура Иркутской области [48], Прокуратура Омской области [49], Прокуратура Кемеровской области – Кузбасса [50], Прокуратура Владимирской области [51], Прокуратура Чувашской Республики [52], Прокуратура Тульской области [53], Бабушкинская межрайонная прокуратура города Москвы[54] и другие территориальные подразделения Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Прокуратура Московской области [55] ссылается на Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 03.04.2008 N 3 (ред. от 23.12.2010) "О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы", в котором указано, что субъектами преступления, предусмотренного частью 1 статьи 328 Уголовного кодекса Российской Федерации, являются граждане мужского пола, достигшие возраста 18 лет, состоящие или обязанные состоять на воинском учете и не пребывающие в запасе, подлежащие в установленном законом порядке призыву на военную службу. Верховный Суд Российской Федерации полагает, что при рассмотрении уголовных дел, связанных с уклонением от призыва на военную службу, следует учитывать, что в соответствии с пунктом 1 статьи 22 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" призыву на военную службу подлежат граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет. Поэтому после достижения возраста 27 лет уголовному преследованию за уклонение от призыва на военную службу могут подлежать только лица, совершившие это преступление до указанного возраста, при условии, что не истекли сроки давности привлечения их к уголовной ответственности.

Таким образом, часть 1 статьи 328 Уголовного кодекса Российской Федерации устанавливает юридическую ответственность только в отношении призывников срочной службы, то есть военной службы по призыву, а часть вторая этой статьи предусматривает ответственность за уклонениеот прохождения альтернативной гражданской службы лиц, освобожденных от военной службы по призыву. Напомню, что применение уголовного закона по аналогии не допускается. Преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только Уголовным кодексом Российской Федерации, в нём не предусмотрено уклонение от призыва на военную службу по мобилизации в качестве преступления.

Законодатель в части 1 статьи 328 Уголовного кодекса Российской Федерации явно имел ввиду военную службу по призыву для граждан от 18 до 27 лет, не состоящих в запасе, ибо только для этой категории российских граждан в статье 23 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» предусмотрены законные основания для освобождения от этой службы, в отношении призыва на военную службу по мобилизации предусмотрена лишь отсрочка, а не освобождение. Логично, что для всех случаев уголовного преследования по части 1 статьи 328 Уголовного кодекса применимы законные основания освобождения от призыва на военную службу, предусмотренные в статье 23 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе». Логично и то, что они не распространяются в отношении призыва на военную службу по мобилизации, как и сама первая часть 328 статьи российского уголовного кодекса. Для привлечения уклоняющихся от военной службы по мобилизации по части 1 статьи 328 Уголовного кодекса Российской Федерации законодателю следовало уточнить состав преступления Федеральным законом от 24 сентября 2022 г. № 365-ФЗ “О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации” и ввести дифференциацию уклонения от военной службы по призыву и уклонения от военной службы по мобилизации, но этого сделано не было. Отмечу, что криминализация общества с учётом массового оставления граждан Российской Федерации своего Отечества и уклонения от мобилизации гражданами, проживающими в нашей стране, не представляется необходимой. Ужесточить можно статью 21.5. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в целях пополнения бюджетных средств, необходимых для проведения мобилизации, соответственно, установив значительный размер административного штрафа за уклонение от призыва на военную службу по мобилизации и от заключения соответствующего контракта о прохождении военной службы по мобилизации. Наиболее правильным, в случае установления уголовной ответственности от призыва на военную службу по мобилизации, полагаю применять лишение гражданства за отказ оборонять Отечество, как в случае призыва на военную службу в период военного положения, а также призыва на военную службу в военное время.

Законодателю следует принять актуальные нормы, регулирующие отсрочки от призыва на военную службу по мобилизации, призыва на военную службу в период военного положения, призыва на военную службу в военное время, а также предусмотреть освобождение от воинской обязанности для отдельных категорий граждан для этих случаев, исключив «гнилые местечки» и «обходные пути и лазейки» наподобие отсрочек для специалистов в области информационных технологий и так далее. Отсрочки в рассматриваемых случаях должны быть социально значимыми и экономически обоснованными, юридически выверенными. На случай мобилизации, военного времени и военного положения необходимо принять и нормы трудового права, обеспечивающие соблюдение социально-трудовых гарантий граждан, сохранение за ними рабочих мест на период прохождения военной службы по мобилизации, в период военного положения и военного времени.

Библиография
1.
http://kremlin.ru/acts/constitution. Дата обращения: 01.10.2022.
2.
https://slovarozhegova.ru/word.php?wordid=19107. Дата обращения: 01.10.2022.
3.
https://slovarozhegova.ru/word.php?wordid=9014. Дата обращения: 01.10.2022.
4.
https://slovarozhegova.ru/word.php?wordid=6892. Дата обращения: 01.10.2022.
5.
https://slovarozhegova.ru/word.php?wordid=17737. Дата обращения: 01.10.2022.
6.
Фархутдинов И.З. Международное право и доктрина Соединенных Штатов Америки о превентивной самообороне / Евразийский юридический журнал. № 2 (93) 2016 // https://eurasialaw.ru/nashi-rubriki/yuridicheskie-stati/mezhdunarodnoe-pravo-i-doktrina-ssha-o-preventivnoj-samooborone. Дата обращения: 01.10.2022.
7.
Фархутдинов И.З. Израильская доктрина о превентивной самообороне и международное право / Евразийский юридический журнал. № 8 (99) 2016 // https://eurasialaw.ru/nashi-rubriki/yuridicheskie-stati/izrailskaya-doktrina-o-preventivnoj-samooborone-i-mezhdunarodnoe-pravo . Дата обращения: 01.10.2022.
8.
https://www.un.org/ru/about-us/un-charter/full-text#:~:text=%D0%A1%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D1%8F%2051,%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B6%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F%20%D0%BC%D0%B5%D0%B6%D0%B4%D1%83%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE%20%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B0%20%D0%B8%20%D0%B1%D0%B5%D0%B7%D0%BE%D0%BF%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8. Дата обращения: 01.10.2022.
9.
https://dfnc.ru/arhiv-zhurnalov/2020-4-63/izmeneniya-v-voennoj-doktrine-izrailya/. Дата обращения: 01.10.2022.
10.
Воробьев В.П. Конституционно-правовая система государства Израиль. Диссертация на соискание учёной степени доктора юридических наук. МГИМО (У) МИД России. Москва, 2002. 351 с.
11.
Чумак А.В. Национальная безопасность Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки: сопоставительный анализ концептуальных основ, механизмов и технологий. Диссертация на соискание учёной степени кандидата политических наук. Нижний Новгород. Нижегородский государственный университет имени Н. И. Лобачевского. 2009. 184 с.
12.
https://carnegieendowment.org/2022/01/21/ru-pub-86162. Дата обращения: 01.10.2022.
13.
Савосин М.В. Эволюция концепции национальной безопасности США: внешнеполитический аспект: 90-е гг. ХХ – начала XXI в. Диссертация на соискание учёной степени кандидата исторических наук. Москва. Московский государственный областной университет. 2006. 150 с.
14.
Журбей Е.В. Стратегия национальной безопасности США и её реализация в Югославии в 90-е гг. XX века. Дальневосточный государственный университет. Владивосток, 2002.
15.
Яшина А.В. Концепция обеспечения национальной безопасности в демократических государствах: сравнительный анализ. Диссертация на соискание учёной степени кандидата политических наук. Санкт-Петербургский государственный университет. Санкт-Петербург, 2013. 237 с.
16.
http://www.kremlin.ru/acts/bank/47046/page/5. Дата обращения: 01.10.2022.
17.
http://council.gov.ru/events/news/59272/. Дата обращения: 01.10.2022.
18.
http://council.gov.ru/activity/documents/133464/. Дата обращения: 01.10.2022.
19.
http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202202280001. Дата обращения: 01.10.2022.
20.
http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202202280002. Дата обращения: 01.10.2022.
21.
http://kremlin.ru/events/president/news/67843. Дата обращения: 01.10.2022.
22.
http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202209300001. Дата обращения: 01.10.2022.
23.
http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202209300002. Дата обращения: 01.10.2022.
24.
http://kremlin.ru/events/president/news/69465. Дата обращения: 01.10.2022.
25.
https://rg.ru/documents/2022/10/02/ks-post36-site-dok.html. Дата обращения: 02.10.2022.
26.
http://publication.pravo.gov.ru/SignatoryAuthority/court. Дата обращения: 02.10.2022.
27.
https://rg.ru/documents/2022/10/02/ks-post38-site-dok.html. Дата обращения: 02.10.2022.
28.
https://rg.ru/documents/2022/10/02/ks-post39-site-dok.html. Дата обращения: 02.10.2022.
29.
http://duma.gov.ru/news/55407/. Дата обращения: 03.10.2022.
30.
https://sozd.duma.gov.ru/bill/203812-8. Дата обращения: 03.10.2022.
31.
https://sozd.duma.gov.ru/bill/203813-8. Дата обращения: 03.10.2022.
32.
https://sozd.duma.gov.ru/bill/203815-8. Дата обращения: 03.10.2022.
33.
https://sozd.duma.gov.ru/bill/203814-8. Дата обращения: 03.10.2022.
34.
http://kremlin.ru/acts/bank/10602. Дата обращения: 02.10.2022.
35.
http://kremlin.ru/acts/news/69430. Дата обращения: 02.10.2022.
36.
https://www.rbc.ru/society/01/10/2022/63382d509a79473c9701c1a5. Дата обращения: 02.10.2022.
37.
https://www.gazeta.ru/army/2022/10/01/15560443.shtml. Дата обращения: 02.10.2022.
38.
http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=00cca43f-b190-4ca5-a609-ba62c091ed8d. Дата обращения: 02.10.2022.
39.
https://lenta.ru/news/2022/09/27/naukkd/. Дата обращения: 02.10.2022.
40.
https://digital.gov.ru/ru/events/42020/?utm_referrer=https%3a%2f%2fwww.google.com%2f. Дата обращения: 02.10.2022.
41.
https://digital.gov.ru/ru/documents/8361/. Дата обращения: 02.10.2022.
42.
https://digital.gov.ru/ru/activity/govservices/1/. Дата обращения: 02.10.2022.
43.
https://function.mil.ru/news_page/country/more.htm?id=12439143@egNews. Дата обращения: 02.10.2022.
44.
http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202209300078. Дата обращения: 02.10.2022.
45.
https://www.bfm.ru/news/509449. Дата обращения: 02.10.2022.
46.
https://epp.genproc.gov.ru/ru/web/proc_74/activity/legal-education/explain?item=57398404. Дата обращения: 02.10.2022.
47.
https://epp.genproc.gov.ru/web/proc_89/activity/legal-education/explain?item=66945557. Дата обращения: 03.10.2022.
48.
https://epp.genproc.gov.ru/web/proc_38/activity/legal-education/explain/criminal?item=66001157. Дата обращения: 03.10.2022.
49.
https://epp.genproc.gov.ru/ru/web/proc_55/activity/legal-education/explain?item=61778251. Дата обращения: 03.10.2022.
50.
https://epp.genproc.gov.ru/web/proc_42/activity/legal-education/explain?item=69194716. Дата обращения: 03.10.2022.
51.
https://epp.genproc.gov.ru/ru/web/proc_33/activity/legal-education/explain?item=73009459. Дата обращения: 03.10.2022.
52.
https://epp.genproc.gov.ru/ru/web/proc_21/activity/legal-education/explain?item=61546362. Дата обращения: 03.10.2022.
53.
https://epp.genproc.gov.ru/web/proc_71/activity/legal-education/explain?item=75619565. Дата обращения: 03.10.2022.
54.
https://babushkinsky.mos.ru/safety-and-security/the-prosecutor-s-office-of-informere/detail/10358129.html. Дата обращения: 03.10.2022.
55.
https://epp.genproc.gov.ru/web/proc_50/activity/legal-education/explain?item=4979289. Дата обращения: 03.10.2022.
References
1.
http://kremlin.ru/acts/constitution. Date of the application: 01.10.2022.
2.
https://slovarozhegova.ru/word.php?wordid=19107. Date of the application: 01.10.2022.
3.
https://slovarozhegova.ru/word.php?wordid=9014. Date of the application: 01.10.2022.
4.
https://slovarozhegova.ru/word.php?wordid=6892. Date of the application: 01.10.2022.
5.
https://slovarozhegova.ru/word.php?wordid=17737. Date of the application: 01.10.2022.
6.
Farkhutdinov I.Z. International Law and Doctrine of the United States of America on Preventive Self-Defense / Eurasian Law Journal.№ 2 (93) 2016 // https://eurasialaw.ru/nashi-rubriki/yuridicheskie-stati/mezhdunarodnoe-pravo-i-doktrina-ssha-o-preventivnoj-samooborone. Date of the application: 01.10.2022.
7.
Farkhutdinov I.Z. Israeli Doctrine of Preventive Self-Defense and International Law / Eurasian Law Journal. No. 8 (99) 2016 // https://eurasialaw.ru/nashi-rubriki/yuridicheskie-stati/izrailskaya-doktrina-o-preventivnoj-samooborone-i-mezhdunarodnoe-pravo . Date of the application: 01.10.2022.
8.
https://www.un.org/ru/about-us/un-charter/full-text#:~:text=%D0%A1%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D1%8F%2051,%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B6%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F%20%D0%BC%D0%B5%D0%B6%D0%B4%D1%83%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE%20%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B0%20%D0%B8%20%D0%B1%D0%B5%D0%B7%D0%BE%D0%BF%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8. Date of the application: 01.10.2022.
9.
https://dfnc.ru/arhiv-zhurnalov/2020-4-63/izmeneniya-v-voennoj-doktrine-izrailya/. Date of the application: 01.10.2022.
10.
Vorobyov V.P. The constitutional and legal system of the State of Israel. Dissertation for the degree of Doctor of Law. MGIMO (U) Russian Foreign Ministry. Moscow, 2002. 351 p.
11.
Chumak A.V. National security of the Russian Federation and the United States of America: a comparative analysis of the conceptual foundations, mechanisms and technologies. Dissertation for the degree of candidate of political sciences. Nizhny Novgorod. Nizhny Novgorod State University named after N. I. Lobachevsky. 2009. 184 p.
12.
https://carnegieendowment.org/2022/01/21/ru-pub-86162. Date of the application: 01.10.2022.
13.
Savosin M.V. Evolution of the US National Security Concept: Foreign Policy Aspect: 1990s XX-early XXI century. Dissertation for the degree of candidate of historical sciences. Moscow. Moscow State Regional University. 2006. 150 p.
14.
Zhurbey E.V. US national security strategy and its implementation in Yugoslavia in the 90s. XX century. Far Eastern State University. Vladivostok, 2002.
15.
Yashina A.V. The concept of ensuring national security in democratic states: a comparative analysis. Dissertation for the degree of candidate of political sciences. St. Petersburg State University. St. Petersburg, 2013. 237 p.
16.
http://www.kremlin.ru/acts/bank/47046/page/5. Date of the application: 01.10.2022.
17.
http://council.gov.ru/events/news/59272/. Date of the application: 01.10.2022.
18.
http://council.gov.ru/activity/documents/133464/. Date of the application:01.10.2022.
19.
http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202202280001. Date of the application: 01.10.2022.
20.
http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202202280002. Date of the application: 01.10.2022.
21.
http://kremlin.ru/events/president/news/67843. Date of the application: 01.10.2022.
22.
http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202209300001. Date of the application: 01.10.2022.
23.
http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202209300002. Date of the application: 01.10.2022.
24.
http://kremlin.ru/events/president/news/69465. Date of the application: 01.10.2022.
25.
https://rg.ru/documents/2022/10/02/ks-post36-site-dok.html. Date of the application: 02.10.2022.
26.
http://publication.pravo.gov.ru/SignatoryAuthority/court. Date of the application: 02.10.2022.
27.
https://rg.ru/documents/2022/10/02/ks-post38-site-dok.html. Date of the application: 02.10.2022.
28.
https://rg.ru/documents/2022/10/02/ks-post39-site-dok.html. Date of the application: 02.10.2022.
29.
http://duma.gov.ru/news/55407/. Date of the application: 03.10.2022.
30.
https://sozd.duma.gov.ru/bill/203812-8. Date of the application: 03.10.2022.
31.
https://sozd.duma.gov.ru/bill/203813-8. Date of the application: 03.10.2022.
32.
https://sozd.duma.gov.ru/bill/203815-8. Date of the application: 03.10.2022.
33.
https://sozd.duma.gov.ru/bill/203814-8. Date of the application: 03.10.2022.
34.
http://kremlin.ru/acts/bank/10602. Date of the application: 02.10.2022.
35.
http://kremlin.ru/acts/news/69430. Date of the application: 02.10.2022.
36.
https://www.rbc.ru/society/01/10/2022/63382d509a79473c9701c1a5. Date of the application: 02.10.2022.
37.
https://www.gazeta.ru/army/2022/10/01/15560443.shtml. Date of the application:02.10.2022.
38.
http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=00cca43f-b190-4ca5-a609-ba62c091ed8d. Date of the application: 02.10.2022.
39.
https://lenta.ru/news/2022/09/27/naukkd/. Date of the application: 02.10.2022.
40.
https://digital.gov.ru/ru/events/42020/?utm_referrer=https%3a%2f%2fwww.google.com%2f. Date of the application: 02.10.2022.
41.
https://digital.gov.ru/ru/documents/8361/. Date of the application: 02.10.2022.
42.
https://digital.gov.ru/ru/activity/govservices/1/. Date of the application: 02.10.2022.
43.
https://function.mil.ru/news_page/country/more.htm?id=12439143@egNews. Date of the application: 02.10.2022.
44.
http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202209300078. Date of the application: 02.10.2022.
45.
https://www.bfm.ru/news/509449. Date of the application: 02.10.2022.
46.
https://epp.genproc.gov.ru/ru/web/proc_74/activity/legal-education/explain?item=57398404. Date of the application: 02.10.2022.
47.
https://epp.genproc.gov.ru/web/proc_89/activity/legal-education/explain?item=66945557. Date of the application: 03.10.2022.
48.
https://epp.genproc.gov.ru/web/proc_38/activity/legal-education/explain/criminal?item=66001157. Date of the application: 03.10.2022.
49.
https://epp.genproc.gov.ru/ru/web/proc_55/activity/legal-education/explain?item=61778251. Date of the application: 03.10.2022.
50.
https://epp.genproc.gov.ru/web/proc_42/activity/legal-education/explain?item=69194716. Date of the application: 03.10.2022.
51.
https://epp.genproc.gov.ru/ru/web/proc_33/activity/legal-education/explain?item=73009459. Date of the application: 03.10.2022.
52.
https://epp.genproc.gov.ru/ru/web/proc_21/activity/legal-education/explain?item=61546362. Date of the application: 03.10.2022.
53.
https://epp.genproc.gov.ru/web/proc_71/activity/legal-education/explain?item=75619565. Date of the application: 03.10.2022.
54.
https://babushkinsky.mos.ru/safety-and-security/the-prosecutor-s-office-of-informere/detail/10358129.html. Date of the application: 03.10.2022.
55.
https://epp.genproc.gov.ru/web/proc_50/activity/legal-education/explain?item=4979289. Date of the application: 03.10.2022

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью на тему «Защита Отечества: призыв на военную службу по мобилизации».
Предмет исследования. Предложенная на рецензирование статья посвящена вопросам защиты Отечества и в частности призыва «… на военную службу по мобилизации». Автором выбран особый и очень актуальный предмет исследования: предложенные вопросы исследуются с точки зрения теории права, уголовного и административного права, юридической техники, при этом автором отмечено, что «…российские граждане обязаны вооруженным путем оборонять Российскую Федерацию как от напавшего на неё противника, так и от потенциальной реальной угрозы со стороны возможного неприятеля». Изучаются законодательство России и других стран (США, Израиля), указы Президента РФ, постановления Правительства РФ и другие НПА, имеющие отношение к цели исследования. Также изучается и обобщается большой объем современной научной литературы по заявленной проблематике, анализ и дискуссия с авторами-оппонентами приводится. При этом автор отмечает, что «Самооборона для предотвращения нападения врага постепенно становится элементом доктрин национальной безопасности государств, превращаясь в универсальный принцип – концепцию превентивной самообороны».
Методология исследования. Цель исследования определена названием и содержанием работы: «Граждане Российской Федерации, кроме прохождения военной службы по призыву и по контракту, проходят военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации еще … в период мобилизации…». Она может быть обозначена в качестве рассмотрения и разрешения отдельных проблемных аспектов, связанных с вышеназванными вопросами и использованием определенного опыта. Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана определенная методологическая основа исследования. В частности, автором используется совокупность общенаучных, специально-юридических методов познания. В частности, методы анализа и синтеза позволили обобщить различные подходы к предложенной тематике и повлияли на выводы автора. Наибольшую роль сыграли специально-юридические методы. В частности, автором применялся формально-юридический метод, который позволил провести анализ и осуществить толкование норм действующего российского и зарубежного (в необходимых случаях) законодательства. В частности, делаются такие выводы: «Формулировки первого и второго пунктов исследуемого президентского указа дают возможность призвать на военную службу по мобилизации всех резервистов за исключением одного человека, в таком случае мобилизация формально останется частичной» и др. При этом в контексте цели исследования формально-юридический метод применен в совокупности со сравнительно-правовым методом. Таким образом, выбранная автором методология в полной мере адекватна цели статьи, позволяет изучить определенные аспекты темы.
Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Данная тема является одной из наиболее важных в настоящий момент в России, с правовой точки зрения предлагаемая автором работа может считаться актуальной, а именно он отмечает, что присутствует «Введенная Президентом России и исследуемая в его указе правовая фикция обеспечивает социальную защиту мобилизуемых, а отсутствие некоторых признаков контракта на прохождение военной службы у контрактов на прохождение военной службы по мобилизации не влечет ничтожность последних из-за различия в правовых целях их заключения, а также из-за различия в их правовой природе». И на самом деле здесь должен следовать анализ законодательства в широком смысле слова (указ Президента РФ), и он следует и автор показывает умение владеть материалом. Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только приветствовать.
Научная новизна. Научная новизна предложенной статьи не вызывает сомнения. Она выражается в конкретных научных выводах автора. Среди них, например, такой: «России следовало бы иметь правовые принципы и нормы, позволяющие превентивно использования военную силу за рубежом в целях самообороны, но их нет. Предлагаем ввести соответствующий принцип в отечественную концепцию национальной безопасности, а необходимые нормы, обеспечивающие упреждающую самооборону, – в Федеральный закон «Об обороне»». Как видно, указанный и иные «теоретические» выводы «…следует принять актуальные нормы, регулирующие отсрочки от призыва на военную службу по мобилизации, …, а также предусмотреть освобождение от воинской обязанности для отдельных категорий граждан для этих случаев, исключив «гнилые местечки» и «обходные пути и лазейки» наподобие отсрочек для специалистов в области информационных технологий и так далее» могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях. Таким образом, материалы статьи в представленном виде могут иметь интерес для научного сообщества.
Стиль, структура, содержание. Тематика статьи соответствует специализации журнала «Полицейская и следственная деятельность» только отчасти, так как она посвящена общим вопросам защиты Отечества и в частности призыва «… на военную службу по мобилизации». Представленное юридическое исследование следует скорее опубликовать в журнале «Юридические исследования», так как она отвечает критериям именно как исследование в лучших традициях правовых исследований. В статье присутствует аналитика по научным работам оппонентов, поэтому автор отмечает, что уже ставился вопрос, близкий к данной теме и автор использует их материалы, дискутирует с оппонентами. Содержание статьи соответствует названию, так как автор рассмотрел заявленные проблемы, достиг цели своего исследования. Качество представления исследования и его результатов следует признать доработанным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология, результаты юридического исследования, научная новизна. Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований не обнаружено. Можно предложить дополнить авторское исследование некоторыми моментами: в частности, в подпункте 6 пункта 1 статьи 18 Федерального закона от 26 февраля 1997 года N 31-ФЗ "О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации" слова «членам Совета Федерации» заменить словами «сенаторам Российской Федерации». Иначе сенаторы РФ не имеют отсрочки от призыва.
Библиография. Следует высоко оценить качество представленной и использованной литературы, а также списка НПА. Труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, обладают признаком достаточности, способствуют раскрытию многих аспектов темы.
Апелляция к оппонентам. Автор провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Автор описывает разные точки зрения на проблему, аргументирует более правильную по его мнению позицию, опираясь не только на работы оппонентов, но и анализируя законодательство, предлагает варианты решения ряда существенных проблем.
Выводы, интерес читательской аудитории. Выводы являются логичными, конкретными, они получены с использованием общепризнанной методологии. Статья в данном виде может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней систематизированных позиций автора применительно к заявленным в статье вопросам, что и должно быть характерно для юридических исследований. На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи рекомендую «опубликовать».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.