Статья 'Интуиция следователя: условия формирования и возможность воплощения в искусственном интеллекте' - журнал 'Полицейская и следственная деятельность' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Полицейская и следственная деятельность
Правильная ссылка на статью:

Интуиция следователя: условия формирования и возможность воплощения в искусственном интеллекте

Цветкова Анна Денисовна

ORCID: 0000-0002-1631-9265

Студент, Институт юстиции, ФГБОУ ВО "Уральский государственный юридический университет имени В. Ф. Яковлева"

620034, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Колмогорова, 54

Tsvetkova Anna Denisovna

Student of the Institute of Justice, Ural State Law University named after V. F. Yakovlev

620034, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Kolmogorova, 54

at@crimlib.info

DOI:

10.25136/2409-7810.2022.3.38740

EDN:

RFTYKE

Дата направления статьи в редакцию:

08-09-2022


Дата публикации:

06-10-2022


Аннотация: В работе исследуются вопросы интуиции в следственной практике. С опорой на позиции видных учёных-криминалистов обосновывается важность данного эвристического механизма для преодоления тупиковых ситуаций, вызванных не только дефицитом информации, но и её переизбытком. Автором предлагаются механизмы развития интуиции, основным из которых называется расширение эрудиции, накопление большого числа фоновых знаний. Во второй части статьи рассматривается проблематика искусственного интеллекта. Во-первых, освещается тема его потенциальной возможности заменить человека. Во-вторых, опровергается существующая в науке позиция, согласно которой работа искусственных нейронных сетей характеризуется как интуитивная.   На основе анализа практических примеров и синтеза различных научных позиций автор сформулировал следующие выводы: 1. Положенные в основу вероятностного предположения интуитивные решения содействуют следователю в выборе конкретных следственных действий или тактики их проведения. 2. Интуиция наилучшим образом развита у следователей со средним опытом работы и широкой эрудицией. 3. Интуицию можно и нужно развивать, главным образом расширяя эрудицию, накапливая фоновый опыт. 4. Работу искусственных нейронных сетей нельзя назвать полностью интуитивной, поскольку они действуют по заданному алгоритму, пусть и генерируя не доступное человеческому восприятию решение, тогда как интуиция – творческий процесс, выходящий за рамки стандартных моделей. 5. На сегодняшний день существует только слабый искусственный интеллект, который способен перекрывать лишь ситуации переизбытка информации, но не её дефицита, хотя последние очень часто требуют обращения к интуиции. 6. Интуиция является конкурентным преимуществом человека над искусственным интеллектом, позволяя нашему виду мыслить шире, разностороннее.


Ключевые слова:

Интуиция, Раскрытие преступлений, Расследование преступлений, Мышление следователя, Слабый искусственный интеллект, Сильный искусственный интеллект, Искусственные нейронные сети, Комбинаторный взрыв, Тупиковые следственные ситуации, Эрудиция

Abstract: The paper examines the issues of intuition in investigative practice. Relying on the positions of prominent forensic scientists, the importance of this heuristic mechanism for overcoming deadlocks caused not only by a shortage of information, but also by its overabundance is substantiated. The author suggests mechanisms for the development of intuition, the main of which is called the expansion of erudition, the accumulation of a large number of background knowledge. The second part of the article discusses the problems of artificial intelligence. Firstly, the topic of its potential to replace a person is covered. Secondly, the position existing in science is refuted, according to which the work of artificial neural networks is characterized as intuitive.   Based on the analysis of practical examples and the synthesis of various scientific positions, the author formulated the following conclusions: 1. The intuitive decisions based on the probabilistic assumption assist the investigator in choosing specific investigative actions or tactics for their conduct. 2. Intuition is best developed among investigators with average work experience and broad erudition. 3. Intuition can and should be developed, mainly by expanding erudition, accumulating background experience. 4. The work of artificial neural networks cannot be called completely intuitive, since they act according to a given algorithm, even if generating a solution that is not accessible to human perception, whereas intuition is a creative process that goes beyond standard models. 5. To date, there is only a weak artificial intelligence, which is able to cover only situations of an overabundance of information, but not its deficit, although the latter very often require an appeal to intuition. 6. Intuition is a competitive advantage of humans over artificial intelligence, allowing our species to think more broadly, more versatile.



Keywords:

Intuition, Solving crimes, Investigation of crimes, The investigator's thinking, Weak artificial intelligence, Strong artificial intelligence, Artificial neural networks, Combinatorial explosion, Deadlocked investigative situations, Erudition

Тема интуиции следователя и её роли в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений уже достаточно широко изучена. При этом содержательный разговор по данному вопросу возможен, только если мы отвлечёмся от обыденного представления об интуиции как о таинственной способности[1, с. 120], каком-то «внутреннем голосе», неизвестно откуда появившемся без предпосылок к тому, и, наравне со всеми, кто исследовал данный вопрос, будем говорить про интуицию в её научном понимании, когда она выражается как прямое знание, полученное на основе обработки ранее накопленного опыта, минуя сложные стадии процесса принятия рационального решения [2, с. 82]. Ярким примером данного явления служит озарение, снизошедшее на Менделеева, который сначала очень долго работал над систематизацией химических элементов, в результате чего ему, согласно легенде, приснилась всем известная таблица.

В следственной деятельности именно такая интуиция имеет место, и роль её велика. Она позволяет принимать решение в ситуациях недостаточного или, напротив, очень большого объёма доступной информации. Для разрешения вставшей перед следователем задачи бессознательно подключаются ранее полученные знания (в процессе обучения, работы), жизненный опыт, опыт коллег, возможно даже сведения, почерпнутые из художественных произведений (фильмы, книги) [2, с. 82, 83]; накладываясь на фактическую базу версии они позволяют преодолеть неопределённость, нехватку или переизбыток информации, настроив версионный процесс.

При этом, А. Р. Ратинов, одним из первых затронувший проблему следственной интуиции, определял её как способность решения следственных задач лишь при ограниченности имеющейся информации [3, с. 239]. Однако дальнейшие разработки данной темы позволили установить и немалую роль рассматриваемой категории при переизбытке вводных данных, когда следователь попадает в ситуацию «комбинаторного взрыва», и его когнитивных способностей не хватает, чтобы структурировать, упорядочить весь тот массив сведений, которым он располагает. В этом случае интуиция, находящаяся более глубоко и не затрачивающая ресурсы для последовательного объяснения выводов, выдаёт сигнал [4, с. 196], указывающий на правильную альтернативу при множественном выборе или приоритетное направление дальнейшего расследования.

Хотелось бы привести ещё один пример, подтверждающий значимость интуиции, на этот раз из области криминалистики: на заре науки, когда техника и тактика только начинали оформляться в самостоятельную отрасль знаний, а методика и вовсе не существовала, Ганса Гросса пригласили на место смерти пожилого болезного человека – он покончил жизнь самоубийством. Отец криминалистики, придя в квартиру висельника, зарисовал обстановку, пока полиция и медики ничего не поменяли. Вернувшись к себе, Г. Гросс стал изучать рисунок, и в этот момент его осенило – под трупом не было табурета, без которого умерший никак не смог бы забраться в петлю. Логических размышлений перед выводом не было, у учёного сработал механизм интуиции, указав на негативное обстоятельство. Из этого примера также видны типичные признаки интуитивного решения, выделенные Г. А. Зориным [5, с. 194–195]: неожиданность, внутренняя уверенность у субъекта, его принявшего, изящество и гармоничность, регрессивная рационализация.

Однако неправильным будет абсолютизировать значение следственной интуиции – отнюдь не всегда необходимо обращаться к данному механизму: для решения типичных следственных ситуаций вполне подходят алгоритмизированные логические методики расследования [6, с. 31–32],[7, 34], проблемные – преодолимы эвристическими (версионными) механизмами [6, с. 34],[2, с. 50], потребность же в интуиции возникает в случае тупиковых следственных ситуаций, когда предшествующие мыслительные инструменты не привели к результату [2, с. 86–87].

Следует отметить, что появление интуиции наиболее вероятно у следователя со средним уровнем профессиональных знаний, умений и навыков: совсем молодому и неопытному неоткуда черпать фоновые знания, многовариантные модели возможной действительности ещё не накоплены [8, с. 8–9]; в то время как у сверхопытного следователя быстро и верно осуществляются все необходимые сознательные операции. Природа интуиции же такова, что она порождает новую догадку или сеет зерно сомнения в правильности восприятия окружающих событий за счёт фоновой работы нашего мозга, происходящей так быстро, что человек не в состоянии отследить момент зарождения и ход мысли, а может воспринять только результат. Мы считаем, что такой средний уровень – оптимален, потому что при переобучении «замыливается глаз», следователь становится неспособен смотреть широко, его самоуверенность в собственных силах несёт не меньший риск ошибки, нежели боязливость и нерешительность совсем молодого специалиста.

Помимо этого, в большей мере интуиция проявляется у следователей, которые характеризуются высоким уровнем рефлексии [9, с. 109], крепкой системой принципов, развитыми правосознанием и чувством справедливости [10, с. 109]. Представляется, это связано с тем, что такие люди более чувствительны, лучше ощущают других, склонны доверять своим эмоциям и в большей степени нацелены на достижение истины, а не простое закрытие дела.

С психологической точки зрения следует отметить, что не каждый человек способен уловить сигналы интуиции и прислушаться к ним [8, с. 12]. В современную эпоху, когда достижения научно-технического прогресса невероятно высоки, люди как никогда прежде стремятся всё рационализировать, подвергнуть логическому и точному обоснованию, поэтому, даже несмотря на то, что развитие научной мысли на современном этапе доказало существование огромного пласта механизмов мозговой активности человека, берущих своё начало в областях, выходящих за рамки сознания, и недоступных пока для понимания человеком, люди боятся и не доверяют тому, что не могут объяснить – проявляется ксенофобия по отношению к интуиции. Это чревато негативными последствиями, поскольку последняя – вполне признанный в среде научного сообщества компонент успешного разрешения дела и важный на практике элемент ведения следствия.

Рассмотрим в качестве примера, подтверждающего указанный тезис, следующую ситуацию. 22 февраля 2015 в Нижнем Тагиле при тушении пожара в жилом доме были обнаружены трупы трёх мужчин: смерть двух из них наступила в результате множественных ударов тупым предметом, а смерть третьего – от отравления угарным газом Расследование зашло в тупик, однако спустя 9 дней в полицию обратился несовершеннолетний К., который заявил, что это он убил двоих мужчин и поджёг дом, подтвердив информированность в ходе проверки показаний нам месте. Однако интуиция следователя подала сигнал, что что-то здесь не так, и К. был направлен на психолого-физиологическое исследование, в результате которого удалось установить факт самооговора К [11, с. 162–163]. Таким образом следственная интуиция позволила установить истину по делу и избежать наказания невиновного.

При этом из вышеприведённого примера видно ещё одно важное свойство следственной интуиции – она не может ложиться в основу доказательственной базы как самостоятельный её компонент [4, с. 195],[2, с. 83]. Это вполне обоснованно, поскольку интуитивное знание само по себе не доступно для проверки другим человеком, оно представляет собой внутреннее, индивидуальное восприятие ситуации, а оценку доказательств с точки зрения их достоверности, относимости, допустимости и достаточности осуществляет суд – внешний субъект. Поэтому самое большое на что способна интуиция следователя – подсказать ему направление дальнейшего поиска с тем, чтобы подтвердить интуитивное знание: в описанном выше примере с этой целью было проведено психофизиологическое исследование подозреваемого с применением полиграфа.

Развивая тему свойств следственной интуиции, необходимо указать, что она представляет собой сугубо индивидуальное знание, даже если опирается на опыт коллег, родственников, героев художественных произведений – ведь только сам следователь в конкретной ситуации в силу имеющихся у него теоретических и фактических знаний, когнитивных способностей, профессионального чутья и т. п. оценивает проблемную следственную ситуацию [4, с. 196]. Результат такой оценки зависит, во-первых, от всех перечисленных выше особенностей, а во-вторых, от степени развития способности следователя прислушиваться к своей интуиции и верно трактовать её сигналы. В итоге, один человек может обратить внимание на отдельные факты и интерпретировать их как нечто, вызывающее сомнение, а другой – не сделает этого в той же ситуации, из-за чего каждый придёт к собственному разрешению конкретной задачи (представляется, что первый – к более верному, так как рассмотрит большее число версий, повысив качество и достоверность подтверждённой).

В связи с этим, важным становится вопрос о методиках тренировки интуиции. По соответствующему вопросу в Интернете находится не мало онлайн-тренажёров и платных авторских курсов, однако научность большинства из них вызывает серьёзные сомнения. На наш взгляд, самым важным «упражнением» является многостороннее изучение мира – для эффективной работы интуиции, как уже не раз указывалось в работе, необходима широкая эрудиция, ложащаяся в основу субъективного опыта. Будущие и действующие следователи должны всем интересоваться, много читать, причём не только уголовные дела и узкопрофильную юридическую литературу.

Далее, так как интуиция наилучшем образом проявляется при совместной работе обоих полушарий, их необходимо развивать – выполнять привычные действия не рабочей рукой, решать нестандартные задачи (например, по математике, физике), заниматься не связанным с профессией хобби (например, рисованием или резкой по дереву). Ценным оказывается выполнение нестандартных заданий, участие в олимпиадах [12, с. 274]. Это позволит улучшить когнитивные способности и повысить восприимчивость нейронов.

Теперь рассмотрим, что может научить слышать интуицию. Во-первых, это игры – компьютерные и (или) настольные, – в которых необходимо быстро принимать решение, предсказывать возможные действия противника. Так, игрок, стремясь к повышению собственной результативности, будет ускорять темп принятия решений, для чего этот процесс придётся перевести в сжатую, интуитивную форму. В итоге человек сможет на безопасном игровом пространстве натренировать свои чутьё и внимание к интуитивным сигналам.

Во-вторых, полезной оказывается методика «прислушаться к себе», когда человек анализирует своё состояние и реагирует на внутренний зуд, покалывания в кончиках пальцев и т. п. – у всех это ощущение особенное. Точная природа его происхождения пока не изучена, однако на практике интуитивные сигналы в виде соматических ощущений получили подтверждение, поэтому полностью игнорировать их, в том числе в научном исследовании, нельзя. Следователь, должен определить, каким образом интуиция «общается» именно с ним, и каждый раз прислушиваться к соответствующему ощущению, или сразу принимая в подобных случаях подсказки внутреннего чутья, или повышая собственную осторожность и внимательность, усиливая сознательный контроль и анализ происходящего, а также перепроверяя факты, на которые среагировала интуиция. Представляется, что вышеперечисленное – необходимый минимум для овладения собственной интуицией.

Наконец, укажем, что на современном этапе вместо интуиции следователю может помочь искусственный интеллект, который, оперируя большим объёмом данных, успешно преодолевает ситуации «комбинаторного взрыва» [13, с. 111], замечая детали, которые человеческий мозг уловить и обработать не способен даже подчас при хорошо развитой интуиции. Такое значение искусственных нейронных сетей позволяет некоторым величайшим учёным (Л. Я. Драпкин [2, с. 83], М. Г. Дрорер [14, с. 69] и др.) говорить об интуитивном характере их функционирования. И действительно, параллели обнаруживаются: как человек с неуловимой для собственного сознания скоростью пробегает по имеющимся у него объёму знаний и накопленному опыту при активизации интуиции, так и искусственный интеллект быстро перебирает всю информацию, хранящуюся в базе перед выдачей результата.

Однако последний пока не способен перекрыть все ситуации, где необходимо задействовать интуицию. Так, чтобы принимать решение в условиях минимального объёма информации, следователь обращается к имеющемуся у него и отсутствующему у систем искусственного интеллекта стороннему опыту. Можно было бы предположить, что данная проблема преодолима – просто на этапе обучения искусственной нейронной сети в неё требуется загрузить материалы всех уголовных дел, заслуживающих внимание художественных детективов, а также базовые представления о мире (знания физики, математики, лингвистики и т. д.). Однако это представляется чем-то фантастическим, потому что а) данную базу должен будет собирать человек (группа учёных), который в силу естественных ограничений не сможет отыскать и загрузить всё; б) это приведёт к переобучению системы искусственного интеллекта, из-за чего он будет ошибаться [15, с. 75]; в) таким спектром знаний может обладать только сильный искусственный интеллект, который программно и конструктивно отличается от существующего сейчас слабого – специализирующегося в одном направлении [15, с. 69] – и не может быть создан при использовании современных технологий (их уровень развития пока недостаточен).

Несмотря на то, что человек часто не понимает, как искусственная нейронная сеть генерирует результат [16, с. 97], считаем, что называть её деятельность интуитивной необоснованно – не всё, что скрыто от человеческого разума интуиция, наличие таких чёрных пятен указывает лишь на недостаточность наших собственных знаний – как волшебством кажется маленькому ребёнку решение его старшим братом тригонометрических уравнений. Интуиция представляет собой результат выхода за границы алгоритмического познания [17, с. 37], неуловимое восприятие и учёт сторонних фактов, не вписывающихся в стандартную картину: так, Г. Гросс обратил внимание на отсутствие табурета под висельником, а следователь, расследовавший смерть трёх мужчин, заподозрил, что подросток обманывает, признавая свою вину в убийстве. В свою очередь, системы искусственного интеллекта на настоящем этапе их развития всё же не способны выйти за рамки той области, в которой обучаются и тренируются [18, с. 32–33], что исключает возможность учёта широкого спектра разнообразных фактов. Поэтому можно заключить, что сегодня именно интуиция выступает одним из тех факторов, которые делают невозможной перспективу замены следователя искусственным интеллектом. При этом представляется, что наилучших результатов в расследовании и раскрытии преступлений можно достичь, если объединить усилия человека, который сам того не сознавая может замечать неуловимые обстоятельства, порождающие интуицию, и машину, которая пусть и узко, но зато очень глубоко, детально оперирует в областях, недоступных для человеческого разума.

Резюмируя, укажем, что следственная интуиция – важный инструмент, который должен задействоваться при расследовании уголовных дел. Следователю необходимо тренировать свою интуицию посредством развития всесторонней эрудиции. Однако не менее важно формировать умение слышать подсказки интуиции, не игнорировать их, ведь от этого может зависеть жизнь других людей, как было показано на примерах.

Библиография
1.
Белкин Р. С. Курс криминалистики – учебное пособие для вузов в 3-х томах. 3-е изд., дополненное, 2001. Т. 3. 394 с.
2.
Драпкин Л. Я. Логические, эвристические и интуитивные механизмы мышления следователя в процессе раскрытия и расследования преступлений: Монография. Екатеринбург: Издательский дом Уральского государственного юридического университета, 2018. 104 с.
3.
Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей. М.: ООО Издательство «Юрлитинформ», 2001. 352 с.
4.
Бахтеев Д. В. Интуиция и интуитивное решение в познавательной деятельности: понятие, признаки, перспективы изучения // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2017. № 2 (31). С. 193–197.
5.
Зорин Г. А. Криминалистическая эвристика – учебное пособие по курсу «Криминалистика». Гродно: Изд-во ГрГУ, 1994. Т. 1. 212 с.
6.
Драпкин Л. Я., Долинин В. Н., Шуклин А. Е. Проблемы алгоритмизации в криминалистике и следственной деятельности // Российское право: образование, практика, наука. 2018. № 6 (108). С. 31–36.
7.
Колдин В. Я. Версионный анализ: монография. М.: Юрлитинформ, 2014. 152 с.
8.
Науменко Е. А., Бабушкин Г. Д. Интуиция в структуре принятия решений в экстремальной деятельности // Психопедагогика в правоохранительных органах. 2013. № 1 (52). С. 7–13.
9.
Спешилова Т. С., Острякова А. Ф. Роль следственной интуиции в процессе расследования преступлений // Криминалистика: вчера, сегодня, завтра. 2021. № 2 (18). С. 103–110.
10.
Науменко Е. А., Науменко О. Н. Изучение особенностей личности и деятельности следователей с различными уровнями интуитивности // Психопедагогика в правоохранительных органах. 2015. № 4 (63). С. 108–111.
11.
Бахтеев Д. В. Концептуальные основы теории криминалистического мышления и использования систем искусственного интеллекта в расследовании преступлений: дис. … д-ра юр. наук. Екатеринбург, 2022. 505 с.
12.
Васина Н. А. К вопросу о развитии следственной интуиции в процессе профессиональной подготовки сотрудников правоохранительных органов // Правоохранительная деятельность органов внутренних дел в контексте современных научных исследований: Материалы региональной научно-практической конференции, Санкт-Петербург, 06 декабря 2019 года / Составители А. А. Сарсенова, Э. Х. Мамедов. Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации, 2020. С. 272–274.
13.
Бахтеев Д. В. Ситуационный характер процесса расследования преступлений: проблемные ситуации и подходы к их разрешению // Российский юридический журнал. 2013. № 1 (88). С. 106–112.
14.
Дрорер М. Г. Психологическая интуиция искусственных нейронных сетей: дис. … канд. технич. наук. Красноярск, 1998. 122 с.
15.
Бахтеев Д. В. Искусственный интеллект: этико-правовые основы: монография. Москва: Проспект, 2021. 176 с.
16.
Tshitoyan V., Dagdelen J., Weston L. [et al.] Unsupervised word embeddings capture latent knowledge from materials science literature // Nature. 2019. № 571. Pp. 95–98.
17.
Воронкова Е. О. Интуиция и искусственный интеллект в современной правотворческой и правоприменительной деятельности // Юридическая наука. 2020. № 7. С. 37–41.
18.
Artificial intelligence. Law and Regulation. Edited by Charles Kerrigan. Partner, CMS UK. Edward Elgar Publishing Limited. 600 p.
References
1.
Belkin, R. S. (2001). Course of criminalistics. Textbook for universities in 3 volumes, 3rd edition, supplemented, Vol. 3.
2.
Drapkin, L. Y. (2018). Logical, heuristic and intuitive mechanisms of thinking of the investigator in the process of detection and investigation of crime. Monograph, Yekaterinburg: Publishing house of the Ural State Law University.
3.
Ratinov, A. R. (2001). Forensic psychology for investigators. Moscow: OOO Publishing House "Yurlitinform".
4.
Bakhteev, D. V. (2017). Intuition and intuitive decision in cognitive activity: the concept, signs, prospects of study. Library of criminalist, Scientific Journal, 2 (31), 193-197.
5.
Zorin, G. A. (1994). Criminological euristics. Textbook on the course "Criminalistics", Grodno: Izdvo GrSU, Vol. 1.
6.
Drapkin, L. Y., Dolinin, V. N., Shuklin, A. E. (2018). Problems of algorithmization in criminalistics and investigative activity. Russian law: education, practice, science, 6 (108), 31-36.
7.
Koldin, V. Y. (2014). Version analysis: a monograph. Moscow: Yurlitinform.
8.
Naumenko, E. A., Babushkin, G. D. (20130. Intuition in the structure of decision-making in extreme activity. Psychopedagogy in Law Enforcement Agencies, 1 (52), 7-13.
9.
Speshilova, T. S., Ostryakova, A. F. (2021). The role of investigative intuition in the process of crime investigation. Criminalistics: yesterday, today, tomorrow, 2 (18), 103-110.
10.
Naumenko, E. A., Naumenko, O. N. (2015). Study of personality and activity features of investigators with different levels of intuitiveness. Psychopedagogy in law enforcement agencies, 4 (63), 108-111.
11.
Bakhteev, D. V. (2022). Conceptual bases of the theory of criminalistic thinking and the use of artificial intelligence systems in the investigation of crime. Dissertation, ... doctor of juridical sciences, Ekaterinburg.
12.
Vasina, N. A. (2020). On the development of investigative intuition in the process of professional training of law enforcement officers. Law enforcement activity of law enforcement agencies in the context of modern scientific research: Materials of the regional scientific-practical conference. St. Petersburg, December 06, 2019, 272-274.
13.
Bakhteev, D. V. (2013). Situational nature of the crime investigation process: problematic situations and approaches to their resolution. Russian Law Journal, 1 (88), 106-112.
14.
Drorer, M. G. (1998). Psychological intuition of artificial neural networks. Diss, ...cc. in technical sciences, Krasnoyarsk.
15.
Bakhteev, D. V. (2021). Artificial intelligence: ethical and legal foundations: a monograph. Moscow: Prospect.
16.
Tshitoyan, V., Dagdelen, J., Weston, L. [et al.] (2019). Unsupervised word embeddings capture latent knowledge from materials science literature. Nature, 571, 95–98.
17.
Voronkova, E. O. (2020). Intuition and artificial intelligence in modern law-making and law-enforcement activity. Legal Science, 7, 37-41.
18.
Kerrigan, Ch. (2022). Artificial intelligence, Law and Regulation. UK: Edward Elgar Publishing Limited.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью на тему «Интуиция следователя: условия формирования и возможность воплощения в искусственном интеллекте».
Предмет исследования. Предложенная на рецензирование статья посвящена условиям формирования и возможности «…воплощения в искусственном интеллекте» интуиции следователя. Автором выбран особый предмет исследования: предложенные вопросы исследуются с точки зрения уголовного и уголовно-процессуального права (следственная деятельность) и научном понимании интуиции, при этом автором отмечено, что «В следственной деятельности именно такая интуиция имеет место, и роль её велика». Изучается и обобщается большой объем современной научной литературы по заявленной проблематике, анализ и дискуссия с авторами-оппонентами приводится. При этом автор отмечает, что «…неправильным будет абсолютизировать значение следственной интуиции – отнюдь не всегда необходимо обращаться к данному механизму».
Методология исследования. Цель исследования определена названием и содержанием работы: «…появление интуиции наиболее вероятно у следователя со средним уровнем профессиональных знаний, умений и навыков: совсем молодому и неопытному не от куда черпать фоновые знания, …; в то время как у сверхопытного следователя быстро и верно осуществляются все необходимые сознательные операции», «…на современном этапе вместо интуиции следователю может помочь искусственный интеллект, который, оперируя большим объёмом данных, успешно преодолевает ситуации «комбинаторного взрыва» [13, с. 111], замечая детали, которые человеческий мозг уловить и обработать не способен даже подчас при хорошо развитой интуиции». Она может быть обозначена в качестве рассмотрения и разрешения отдельных проблемных аспектов, связанных с вышеназванными вопросами и использованием определенного опыта. Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана определенная методологическая основа исследования. В частности, автором используется совокупность всеобщих и общенаучных методов познания. В частности, методы анализа и синтеза позволили обобщить различные подходы к предложенной тематике и повлияли на выводы автора. Наибольшую роль сыграли всеобщие методы. В частности, автором применялся философский, мировозренческий подход, который позволил провести анализ и осуществить толкование понятия интуиции «…в её научном понимании, когда она выражается как прямое знание, полученное на основе обработки ранее накопленного опыта…». В частности, делаются такие выводы: «Она позволяет принимать решение в ситуациях недостаточного или, напротив, очень большого объёма доступной информации» и др. Таким образом, выбранная автором методология в полной мере адекватна цели статьи, позволяет изучить определенные аспекты темы.
Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Данная тема является одной из важных как в мире, так и в России, с правовой точки зрения предлагаемая автором работа может считаться актуальной, а именно он отмечает, что «Тема интуиции следователя и её роли в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений уже достаточно широко изучена. При этом содержательный разговор по данному вопросу возможен, только если мы отвлечёмся от обыденного представления об интуиции как о таинственной способности[1, с. 120], каком-то «внутреннем голосе», неизвестно откуда появившемся без предпосылок к тому, и, наравне со всеми, кто исследовал данный вопрос, будем говорить про интуицию в её научном понимании…». И на самом деле здесь должен следовать анализ работ оппонентов, и он следует и автор показывает умение владеть материалом. Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только приветствовать.
Научная новизна. Научная новизна предложенной статьи не вызывает сомнения. Она выражается в конкретных научных выводах автора. Среди них, например, такой: «…такой средний уровень – оптимален, потому что при переобучении «замыливается глаз», следователь становится неспособен смотреть широко, его самоуверенность в собственных силах несёт не меньший риск ошибки, нежели боязливость и нерешительность совсем молодого специалиста». Как видно, указанный и иные «теоретические» выводы могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях. Таким образом, материалы статьи в представленном виде могут иметь интерес для научного сообщества.
Стиль, структура, содержание. Тематика статьи соответствует специализации журнала «Полицейская и следственная деятельность», так как она посвящена условиям формирования и возможности «…воплощения в искусственном интеллекте» интуиции следователя. В статье присутствует аналитика по научным работам оппонентов, поэтому автор отмечает, что уже ставился вопрос, близкий к данной теме и автор использует их материалы, дискутирует с оппонентами. Содержание статьи соответствует названию, так как автор рассмотрел заявленные проблемы, достиг цели своего исследования. Качество представления исследования и его результатов следует признать доработанным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология, результаты юридического исследования, научная новизна. Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований не обнаружено.
Библиография. Следует высоко оценить качество представленной и использованной литературы. Присутствие зарубежной литературы позволяет «подкрепить» выводы автора. Труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, обладают признаком достаточности, способствуют раскрытию многих аспектов темы.
Апелляция к оппонентам. Автор провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Автор описывает разные точки зрения на проблему, аргументирует более правильную по его мнению позицию опираясь на работы оппонентов, предлагает варианты решения отдельных проблем, в частности им отмечено, «…что наилучших результатов в расследовании и раскрытии преступлений можно достичь, если объединить усилия человека, который сам того не сознавая может замечать неуловимые обстоятельства, порождающие интуицию, и машину, которая пусть и узко, но зато очень глубоко, детально оперирует в областях, недоступных для человеческого разума».
Выводы, интерес читательской аудитории. Выводы являются логичными, конкретными, они получены с использованием общепризнанной методологии. Статья в данном виде может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней систематизированных позиций автора применительно к заявленным в статье вопросам, что и должно быть характерно для юридических исследований. На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи рекомендую «опубликовать».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.