Статья 'Миграция и криминологическая безопасность в Российской Федерации' - журнал 'Полицейская деятельность' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Полицейская деятельность
Правильная ссылка на статью:

Миграция и криминологическая безопасность в Российской Федерации

Лапин Алексей Алексеевич

кандидат юридических наук

докторант, кафедра уголовного права, уголовного процесса и криминалистики, Российский университет дружбы народов (РУДН)

109542, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6, оф. 344

Lapin Aleksei Alekseevich

PhD in Law

Doctoral Candidate at the Department of Criminal Law, Criminal Procedure and Criminalistics of the RUDN University 

109542, Russia, Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6, of. 344

l_a_buka@mail.ru

DOI:

10.7256/2454-0692.2017.1.18596

Дата направления статьи в редакцию:

02-04-2016


Дата публикации:

01-03-2017


Аннотация: В современных условиях проблема миграции в России стоит по-прежнему остро. В представленной статье анализируется миграционная ситуация в Российской Федерации, ее влияние на состояние преступности. Миграция рассматривается как один важных факторов преступности. Дано разграничение незаконной и криминальной миграции, указаны сферы деятельности организованных этнических групп. Отмечено, что мигранты, совершая преступления на территории Российской Федерации, сами являются достаточно виктимной группой. Указаны основные направления и результаты деятельности по обеспечению миграционных правил в Российской федерации. Для подготовки статьи автором были использованы следующие методологические основы: совокупность общенаучных и специальных методов познания социально-правовой действительности. Методологический базис исследования представлен диалектическим методом с присущими ему требованиями объективности, всесторонности, историзма, конкретности истины. Осуществляемое в последнее время ужесточение контроля за соблюдением миграционных правил обусловлено также и возросшей террористической опасностью. В работе сделан вывод, что усиленными мерами контроля и адаптации не нарушаются права человека, а осуществляется попытка поставить барьер потенциальным преступникам, выявить угрозы внутренней безопасности страны


Ключевые слова: незаконная миграция, мигранты, иностранные граждане, преступность, границы, уголовное право, преступное сообщество, юридическая ответственность, корректировка законадательства, усиление ответственности

Abstract: The problem of migration is still urgent in the Russian Federation nowadays. The present article analyzes the current migration situation in the Russian Federation and its impact on the crime rate. Migration is considered as one of the important factors of crime. The author differentiates illegal and criminal migration and describes the spheres of illegal ethnic groups’ activities. The author notes that migrants, who commit crimes in the territory of the Russian Federation, are also vulnerable to crimes. The study points at the main directions and the results of work aimed at migration rules observance in the Russian Federation. The author applies the set of general scientific and special methods of social and legal reality cognition. The research methodology is based on the dialectical method with the typical requirements for objectivity, comprehensiveness, historicism, and specificity of truth. The recent toughening of control over migration rules observance is also conditioned by the increased terrorist threat. The author concludes that control and adaptation measures tightening doesn’t violate human rights, but helps create obstacles to potential criminals and reveal internal security threats.  



Keywords:

criminal community, criminal law, borders, crime, foreign citizens, migrants, illegal migration, legal responsibility, legislation adjustment, responsibility tightening

В современных условиях проблема миграции в России стоит по-прежнему остро. Как отметил И.В. Никитенко, для России с ее огромной территорией, слабой защищенностью границ и демографическим неблагополучием проблема миграции населения стоит особенно остро, а ее актуальность подчеркивается в ежегодных посланиях Президента России к Федеральному Собранию РФ на протяжении последних лет[1].

Это обусловлено как факторами экономическими, так и влиянием миграционных процессов на преступность, что наиболее наглядно проявилось еще в 90-х гг. ХХ в. Миграция с тех пор рассматривается как один важных факторов преступности. В частности, о том, что миграция населения является важным фактором, влияющим на преступность, в 1999 г. указывал М.М. Бабаев[2].

По данным Федеральной миграционной службы России по состоянию на второе полугодие 2015 г. в Российской Федерации проживало около 5 млн мигрантов. Из них более 2 млн – жители Узбекистана, около 1 млн – выходцы из Таджикистана, в среднем по 500 тыс. киргизов и казахов, представителей других стран СНГ и дальнего зарубежья гораздо меньше[3].

Несмотря на экономический кризис, Россия по-прежнему привлекательна для трудовых мигрантов. Сейчас в стране работают 1,7 млн иностранцев, в 2015 г. выдано 217 тыс. разрешений на работу, в ом числе квалифицированным специалистам – 21 тыс. Продажа патентов трудовым мигрантам принесла в российский бюджет около 75 млрд руб., только за 2015 г. сумма составила более 33,3 млрд руб.[4]

Анализируя миграционные процессы в Российской Федерации следует особо обратить внимание на такие понятия как «незаконная миграция» и «криминальная миграция». Во многих случаях их понимают, как тождественные. Однако они имеют различное значение. Незаконная миграция – это въезд иностранных граждан и лиц без гражданства в Российскую Федерацию, нахождение их на ее территории, выезд указанных категорий лиц за пределы Российской Федерации с нарушением установленных миграционных правил. Криминальная миграция представляет собой въезд на территорию Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства заведомо с целью совершения преступлений или занятия преступной деятельностью[5].

В литературе отмечается, что простота и постоянно увеличивающаяся скорость пересечения границ открывает новые возможности не только для законопослушных граждан, но и для преступных элементов, делая их более неуловимыми[6].

Российская Федерация в силу своего географического положения является своеобразным транзитным мостом между Азией и Европой, вследствие чего ее территория привлекательна для незаконной миграции как из стран СНГ, так и из дальнего зарубежья. Наиболее многочисленные из миграционных потоков на территорию России сосредоточены в географическом диапазоне сран Юго-Восточной и Средней Азии. По оценкам экспертов пограничной службы ФСБ России наиболее уязвимым с точки зрения возможностей незаконного пересечения является российско-казахстанский участок государственной границы. Наряду с этим наблюдается миграционная активность на приграничных территориях Китая и проявляемый интерес к освоению территорий Сибирского и Дальневосточного федеральных округов, граничащих с северными провинциями Китая. Трафик нелегальной миграции осуществляется также через территории Азербайджана, Армении, Грузии, Турции[1].

В свое время О. А. Евланова отметила, что незаконная миграция являясь одной из наиболее прибыльных сфер преступной деятельности, детерминирует целый ряд других видов и сфер криминального бизнеса организованной преступности, в том числе и международной организованной преступности: незаконный оборот оружия и наркотиков, незаконное изъятие внутренних органов человека для трансплантации, проституция, работорговля и ряд других, напрямую связанных с незаконной миграцией[7].

Статистика показывает, что иностранными гражданами и лицами без гражданств на территории Российской Федерации в 2015 г. (по данным www.mvd.ru) совершено 46,4 тыс. преступлений, что на 4,4 % больше, чем за январь-декабрь 2014 г., в том числе гражданами государств-участников СНГ – 40,3 тыс. преступлений (+4,9 %), их удельный вес составил 86,9 %.

Отдельным аспектом преступности мигрантов является создание организованных этнических преступных групп, имеющих определенную криминальную специализацию. В литературе отмечено, что этническая преступность представляет собой постоянно действующий фактор, существенно влияющий на криминогенную ситуацию. Организованная этническая преступность проявляет себя во всех сферах политической, социальной и хозяйственной жизни, добивается подступов к ключевым постам управления экономикой и финансами, получения крупных неконтролируемых доходов. Этнические формирования обладают большей сплоченностью, так как корыстные интересы дополняются национальной общностью[6]. Например, в Санкт-Петербурге был выявлен ряд этнических и смешанных преступных сообществ и групп, имевших следующую криминальную направленность: таджикские – перевозка, хранение и распространение наркотических веществ; азербайджанские – контроль за торговлей фальсифицированными акцизными товарами, распространение наркотиков и оружия; грузинские – кражи, торговля наркотиками и фальсифицированными акцизными товарами, угоны автотранспорта; армянские – контроль в сфере оборота акцизных товаров, торговля наркотиками, мошенничество; специализацией вьетнамских этнических преступных групп являлся рэкет своих соотечественников, занимавшихся коммерческой деятельностью[6].

Незаконная миграция имеет также обратный эффект. Мигранты зачастую обладают повышенной виктимностью, становясь жертвами преступлений.

А.Д. Кутьин отмечает, что незаконная миграция угрожает безопасности населения страны, в которой оседают иностранные мигранты, а это, в свою очередь, порождает социальную тревожность и агрессию коренного населения, проявляющуюся в убийствах на почве ксенофобии и иных преступных посягательствах в отношении иностранцев[8].

По мнению К.В. Вишневецкого, социальной группой с повышенной степенью виктимности являются сами мигранты, в первую очередь, незаконные. Этническая принадлежность значительной части участников организованной преступности ведет к резкому усилению виктимности представителей соответствующих этносов, которые становятся объектами мести, неоправданного насилия со стороны представителей правоохранительных органов, других противоправных действий, при том что у значительной части населения снижается уровень негативного отношения к преступлениям против иностранцев. В общественном мнении формируется негативный образ мигранта, распространяются идеи ксенофобии, находящие активную поддержку у представителей различных политических течений националистической, а нередко и откровенно фашистской направленности[9].

По официальным данным МВД России, количество преступлений в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства в 2015 г. возросло на 17,5 % и составило 16,5 тыс. преступлений (www.mvd.ru). Здесь необходимо подчеркнуть, что данные цифры весьма условны. Мигранты, особенно незаконные, зачастую не обращаются в правоохранительные органы с заявлением о совершенном в отношении них преступлении.

В современных условиях Российской Федерацией уже предпринят ряд мер по обеспечению миграционной безопасности. В 2012 г. утверждена Концепция миграционной политики Российской Федерации, разделенная на три этапа – первый проходил до 2015 г., третий окончится в 2025 г.[10]

Выступая на расширенном заседании коллегии Федеральной миграционной службы 27 февраля 2016 г., ее руководитель К. Ромодановский отметил, что «на первый план выходят вопросы обеспечения национальной безопасности в сфере миграционной политики. В стратегии национальной безопасности, утвержденной Президентом России 31 декабря 2015 года, указывается на рост угроз, связанных с незаконной миграцией, а наличие условий для незаконной миграции названо одной из главных стратегических угроз национальной безопасности в сфере экономики». Далее он привел данные о том, что за последние три года въезд в страну закрыт почти 1,7 млн иностранных граждан, за прошлый (2015 г.) выдворено и депортировано почти 120 тыс. нарушителей миграционного законодательства. Еще год назад количество незаконно работавших составляло 3,7 млн человек, сегодня этот показатель снижен почти в два раза. Залогом успеха в обеспечении миграционной безопасности является взаимодействие многих государственных органов. Среди них наиболее активно участвуют в этой деятельности органы внутренних дел. Например, в октябре 2015 г. в Москве прошла операция «Мигрант». Полиция провела облавы в гостиницах, общежитиях, квартирах, на строительных площадках, в подвалах. В Результате за несколько дней было задержано более 4,3 тыс. иностранцев. В ходе обысков оперативники изъяли большое количество запрещенной религиозной литературы, в связи с чем около 15- мигрантов задержаны по подозрению в связях с террористами[10].

В марте 2016 г. сотрудниками полиции, ФМС и Роспотребнадзора проведена проверка хостелов. По словам чиновников ФМС, многие из хостелов на самом деле представляют собой колонии мигрантов, где нарушаются все возможные юридические и санитарные нормы, что вызывает множество нареканий со стороны местных жителей[4].

Осуществляемое в последнее время ужесточение контроля за соблюдением миграционных правил обусловлено также и возросшей террористической опасностью. Как отметил, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН В. Сотников, сейчас возникла новая угроза связанная с приезжими, – вероятность террористических проявлений. Под видом обычных трудовых мигрантов, не исключают эксперты, в страну движется поток экстремистов и террористов. По его словам, «они приезжают из республик Центральной Азии для создания террористического подполья и интернационала, включая запрещенной в России «Исламское государство», которое имеет законспирированные ячейки». В. Сотников, обоснованно считает, что усиленными мерами контроля и адаптации не нарушаются права человека, а осуществляется попытка поставить барьер потенциальным преступникам, выявить угрозы внутренней безопасности страны[5].

Библиография
1.
Никитенко И.В. Миграционная безопасность России (криминологический аспект). М., 2013. С. 8.
2.
Бабаев М.М. Методы анализа влияния различных факторов социально-экономической ситуации на состояние оперативной обстановки. М., 1999. С. 78.
3.
Трифонова Е. Мигрантам не нравятся чиновники // Независимая газета. 2015. 39 окт. С. 4.
4.
Трифонова Е. ФМС получила от правительства «удовлетворительно» // Независимая газета. 2016. 29 февр. С. 3.
5.
Соколов Д.А. Организация незаконной миграции и безопасность государства // Преступность, организованная преступность и проблемы безопасности. М., 2010. С. 80-81.
6.
Частная криминология / Отв. ред. д-р юрид. наук, проф. А.Д. Шестаков. СПб., 2007. С. 655.
7.
Евланова О. А. Криминологически значимые проблемы борьбы с преступной деятельностью в сфере организованного криминального рынка в России // Преступность в России и борьба с ней: региональный аспект. М., 2003. С. 44.
8.
Кутьин А.Д. Виктимология миграционных процессов в России // Профессионал. 2007. № 2. С. 35.
9.
Вишневецкий К.В. Криминогенная виктимизация социальных групп в современном обществе: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 2008. С. 26 – 27.
10.
Трифонова Е. Миграционные потоки возьмут под контроль к 2020 году // Независимая газета. 2015. 28 окт. С. 2.
References (transliterated)
1.
Nikitenko I.V. Migratsionnaya bezopasnost' Rossii (kriminologicheskii aspekt). M., 2013. S. 8.
2.
Babaev M.M. Metody analiza vliyaniya razlichnykh faktorov sotsial'no-ekonomicheskoi situatsii na sostoyanie operativnoi obstanovki. M., 1999. S. 78.
3.
Trifonova E. Migrantam ne nravyatsya chinovniki // Nezavisimaya gazeta. 2015. 39 okt. S. 4.
4.
Trifonova E. FMS poluchila ot pravitel'stva «udovletvoritel'no» // Nezavisimaya gazeta. 2016. 29 fevr. S. 3.
5.
Sokolov D.A. Organizatsiya nezakonnoi migratsii i bezopasnost' gosudarstva // Prestupnost', organizovannaya prestupnost' i problemy bezopasnosti. M., 2010. S. 80-81.
6.
Chastnaya kriminologiya / Otv. red. d-r yurid. nauk, prof. A.D. Shestakov. SPb., 2007. S. 655.
7.
Evlanova O. A. Kriminologicheski znachimye problemy bor'by s prestupnoi deyatel'nost'yu v sfere organizovannogo kriminal'nogo rynka v Rossii // Prestupnost' v Rossii i bor'ba s nei: regional'nyi aspekt. M., 2003. S. 44.
8.
Kut'in A.D. Viktimologiya migratsionnykh protsessov v Rossii // Professional. 2007. № 2. S. 35.
9.
Vishnevetskii K.V. Kriminogennaya viktimizatsiya sotsial'nykh grupp v sovremennom obshchestve: Avtoref. dis. … dokt. yurid. nauk. M., 2008. S. 26 – 27.
10.
Trifonova E. Migratsionnye potoki voz'mut pod kontrol' k 2020 godu // Nezavisimaya gazeta. 2015. 28 okt. S. 2.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"