Статья 'Чувашские гусли в научном наследии В.А.Мошкова' - журнал 'PHILHARMONICA. International Music Journal' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
PHILHARMONICA. International Music Journal
Правильная ссылка на статью:

Чувашские гусли в научном наследии В.А.Мошкова

Таникова Елена Сергеевна

Федеральное государственное бюджетное научно-исследовательское учреждение "Российский институт истории искусств", начальник отдела культурно-образовательных программ

190000, Россия, г. Санкт-Петербург, Исаакиевская площадь, 5

Tanikova Elena Sergeevna

Federal State Budgetary Research Institution "Russian Institute of Art History", Head of the Department of Cultural and Educational Programs

190000, Russia, g. Saint Petersburg, Isaakievskaya ploshchad', 5

tanikova@mail.ru

DOI:

10.7256/2453-613X.2022.1.37057

Дата направления статьи в редакцию:

08-12-2021


Дата публикации:

14-03-2022


Аннотация: Предметом исследования стала инструментальная музыка чувашей и шире – инструментальной гусельной традиции Поволжья. Объектом исследования - работа о музыке народов Поволжья ученого-этнографа XIX века В.А.Мошкова "Мелодии Волго-Камья" (1894 г.), первое серьёзное исследование и музыкально-теоретическая монография по традиционной музыке народов Поволжья. Применяя метод исполнительской апробации, автор впервые дает инструментоведческие комментарии по материалам, исследует нотации и строй гуслей, в результате которого обнаруживается важная роль позиционного мышления музыканта, - аспекта, регулирующего ключевые параметры исполнительского процесса и играющего существенное значение в инструментальной музыке народов Поволжья.    Научная новизна статьи заключается в инструментоведческом анализе, впервые примененным к примечаниям В.А. Мошкова, не подвергавшимся ранее исполнительско-апробационному методу исследования и затрагивающем важнейшие элементы музыки - особенности настройки инструмента и нотации наигрышей. Исследование проблемы соответствия строя инструмента записанному наигрышу - один из самых острых вопросов исследователя при попытке воспроизведения нотаций, от этого зависит дальнейшее выстраивание всего исполнительского корпуса нотации – аппликатуры, агогики, фактурного сопровождения, штрихов и в конечном итоге структуры наигрыша. Исследовав материалы Мошкова, автор статьи обнаруживает идентичные элементы исполнительской культуры в традиции мари, территориально и исторически существующей по соседству с чувашским этносом, что подтверждает общее мнение исследователей о регионе Волго-Камья как полиэтническом пространстве «мозаичных» элементов культуры, уникальное сочетание которых составляет самобытность каждой традиции.


Ключевые слова:

традиционная музыка, чувашские гусли, музыка народов Поволжья, народные инструменты, инструментальная музыка, марийская инструментальная традиция, чувашская инструментальная традиция, инструментальная нотация, традиционные мелодии чуваш, строй чувашских гуслей

Abstract: The subject of the study was instrumental music of the Chuvash and wider – instrumental gusel tradition of the Volga region. The object of the research is the work on the music of the peoples of the Volga region by the scientist-ethnographer of the XIX century V.A.Moshkov "Melodies of the Volga-Kamya" (1894), the first serious study and musical-theoretical monograph on the traditional music of the peoples of the Volga region. Applying the method of performing approbation, the author for the first time gives instrumental comments on the materials, explores the notation and the structure of the gusli, as a result of which the important role of the positional thinking of the musician is revealed - an aspect that regulates the key parameters of the performing process and plays an essential role in the instrumental music of the peoples of the Volga region.    The scientific novelty of the article lies in the instrumental analysis, applied for the first time to the notes of V.A. Moshkov, which had not previously been subjected to the performing-approbation method of research and affecting the most important elements of music - the features of instrument tuning and notation of the playing. The study of the problem of matching the structure of the instrument to the recorded playing is one of the most pressing questions of the researcher when trying to reproduce notations, the further alignment of the entire performing body of notation - fingering, agogics, textural accompaniment, strokes and ultimately the structure of the playing depends on it. Having examined Moshkov's materials, the author of the article discovers identical elements of performing culture in the Mari tradition, geographically and historically existing in the neighborhood of the Chuvash ethnos, which confirms the general opinion of researchers about the Volga-Kamya region as a multiethnic space of "mosaic" cultural elements, a unique combination of which constitutes the identity of each tradition.



Keywords:

traditional music, chuvash gusli, music of the peoples of the Volga region, folk instruments, instrumental music, Mari instrumental tradition, Chuvash instrumental tradition, instrumental notation, traditional chuvash melodies, the system of the Chuvash gusli

Научное наследие В.А. Мошкова представляет собой уникальное музыкально-этнографическое свидетельство традиционной культуры Волжского региона рубежа девятнадцатого двадцатого веков. Внимательность к деталям и аналитический склад ума позволили исследователю, профессиональному военному, составить подробную картину музыкальной и материальной культуры народов поволжского региона, став своего рода первооткрывателем традиционного искусства многих этносов. Труд ученого «Материалы для характеристики музыкального творчества инородцев Волжско-Камского края» стал первым серьёзным исследованием по данной тематике [9], первой музыкально-теоретической монографией по традиционной музыке народов Поволжья. Среди вопросов, обсуждаемых им: вариативность напевов, разновидности ладового строения наигрышей, квантитативность традиционной музыкальной ритмики. Одним из первых исследователь обращает внимание на личность традиционного музыканта, разделяя профессиональное и любительское исполнительство. Он подробно описывает названия частей чувашских гуслей, особенности морфологии, технические детали изготовления, положение инструмента во время игры и даже нюансы его настройки. Важными инструментоведческими моментами этого труда являются аналитические замечания по поводу строя чувашских гуслей и структуры наигрышей (впервые записанных в двуручной нотации), где акцентуализируются особенности фактуры, насыщенной аутентичными модальными оборотами и переменной ладовой структурой.

Содержание его работы существенно опередило время самого автора и предвосхитило будущие выводы исследователей культуры народов Поволжья. В 2011 г. его работа, благодаря усилиям ученых, исследователей фольклора региона Поволжья М.Г.Кондратьева и Н.Ю.Альмеевой, была переиздана, снабжена аналитическими комментариями редакторов и стала доступна широкому кругу читателей [10].

Стало очевидно, что при всем разнообразии музыкально-стилевых особенностей, традиционная культура народов Волго-Камья имеет общий историко-культурный комплекс в сфере обрядовой песенной и инструментальной музыки, которая проявляется на уровне целого ряда элементов музыкальной ткани: в ангиметоновых мелодических структурах, кварто-квинтовых сопоставлениях, в квантитативности ритмических моделей, в особенностях обрядовой практики, в морфологии и способах изготовления народных инструментов. В частности, исследователь чувашской музыкальной культуры, М.Г.Кондратьев отмечает, что «есть смысл основательнее разработать и ввести в общую теорию музыки понятия о Волжско-Уральских региональных разновидностях пентатоники, гетерофонии, ритмики, сюжетики и т.п.» [6, с.59-63].

В данной статье мы предлагаем инструментоведческий анализ примечаний В.А. Мошкова, упомянутых им в своих работах, но не подвергавшихся ранее исполнительскому и морфологическому анализу. Они касаются конструкции, изготовления, особенностей настройки гуслей, а также нотации инструментальных наигрышей. Идентичные элементы исполнительской культуры мы обнаружили в традиции горных мари, территориально и исторически существующих по соседству с чувашским этносом, что подтверждает единое мнение исследователей, что регион Волго-Камья представляет собой полиэтническое пространство «мозаичных» культур, уникальное сочетание каждого из элементов составляет самобытность каждой традиции [1,2,3,7,12].

Говоря о настройке чувашских гуслей, В.А. Мошков отмечает, что традиционные исполнители используют в настройке гуслей открытые интервалы, сохраняя, подобно аэрофонам, натуральный строй инструмента (ценное указание, нигде ранее не встречавшееся): «первые пять струн настраиваются самостоятельно с соблюдением между ними надлежащих интервалов, затем 6-я строится по второй, а седьмая по третьей - квинтами, все же остальные строятся октавами: восьмая по второй, девятая по третьей, десятая по четвертой и т.д.» [6, с.40].

Вместе с тем, в строй, представленный В.А.Мошковым, представляется логичным внести некоторые коррективы. Если следовать его указаниям, то пятая струна должна составлять октаву вместе с 11-ой струной, т.е. должна быть изменена на ми (вместо фа бекар), а седьмая струна – составлять октаву с тринадцатой - т.е. быть настроенной на соль диез (вместо ля диез).

В защиту нашего предположения отметим, что данный строй коррелируется с инструментальными наигрышами, к которым далее в статье обращается исследователь. Возможно Мошков, обладая отменным музыкальным слухом, зафиксировал строй несколько расстроенного инструмента.

Интересен пример нотации двуручного исполнения, записанный от Алексея Ермолаева [6, с.40-41].

Отметим в мелодии характерную для традиционных культур Волжского бассейна шестиступенную гемитонную кварто-терцовую ладовую структуру в амбитусе большой сексты. Случаи применения кварто-терцовых структур в культуре народов Поволжья наиболее часто встречаются в обрядовом фольклоре, что исследователь О.К.Егорова связывает с их архаичностью, а Ласло Викар в результате экспедиций 70-х гг по Марийской, Чувашской и Татарской АССР приходит к выводу, что гемитонные структуры в культуре этих народов могут являться по времени возникновения более ранними, чем это было принято считать [4, с.22], - тем более ценной становится нотация наигрыша Мошкова, живое свидетельство предложенных гипотез. Запись же нотации двуручного исполнения, разделенная по партиям, дает представление об уровне исполнительского искусства гусляров того времени. По замечаниям самого Мошкова, музыканты играли этот наигрыш бесчисленное количество раз, «пока не надоест», поэтому во время исполнения исполнитель вполне мог импровизировать, меняя ритмическое, фактурное сопровождение, используя синкопы, мелизматику, арпеджато и др. исполнительские приемы.

Несколько инструментальных наигрышей, представленных в статье в виде одноголосных нотаций, представляют интерес, поскольку дают довольно точное представление о ритмических структурах и мелодике наигрышей того периода. Отметим гемитонные мелодические структуры и ритмические модели, характерные для танцевальных наигрышей (возможно, представленные ниже наигрыши так и использовались) [10, с. 141].

При реконструкции этого наигрыша возникли следующие предложения относительно способа их исполнения: технически на струнном инструменте сложно исполнять шестнадцатые на одной струне, так как струна еще в это время вибрирует, и второй звук заглушает первый. Сравнив традицию исполнительства подобных наигрышей на горномарийских кусле (территориально функционирующих в непосредственной близости от исследуемого региона), можем предположить способ, который мог использоваться в данном наигрыше. В ритмической модели «восьмая-две шестнадцатые», в которой шестнадцатые находятся на высоте одного тона, традиционные гусляры часто используют октавный интервал.

Тот же принцип можно предположить при исполнении инструментальной версии русской народной песни «Барыня» и «Казачка»:

Инструментальные наигрыши, представленные в статье дают довольно точное представление о ритмических структурах и мелодике наигрышей того периода, даже если они записаны в виде одноголосных нотаций. На основе этих данных можно увидеть, какую важную роль при исполнении напевов играет строй инструмента, регулирующее многие элементы музыкальной ткани напева – аппликатуру, артикуляцию, стилистические особенности, ритмические паттерны, приемы игры и орнаментику.

Устное музыкально-поэтическое творчество чувашей и народов Волго-камского региона, оказалось фантастически благодарным материалом для науки. Как говорил сам В.А.Мошков: «Я не исчерпал и тысячной доли того, что заключает в себе поучительного для науки народная музыка чуваш, а потому я смотрю на свой труд только как на почин в деле изучения этой музыки» [10, с.53].

Библиография
1.
Альмеева Н. Ю. Финно-угры, тюрки: вопросы этнической идентичности фольклорных мелодий в Волго-Камском регионе // Ежегодник финно-угорских исследований. 2017. №2.
2.
Альмеева Н.Ю. Вопросы этнической специфики в фольклоре тюрков и финно-угров Волго-Камья (о мелодических аргументах в изучении истории)// Финно-угорская музыкальная культура и современный мир: Материалы Международной научной конференции. Казань, 2013.
3.
Герасимов О. М. Марийский музыкальный фольклор в системе культуры финно-угорского сообщества // Ежегодник финно-угорских исследований. 2017. №4.
4.
Егорова О.К. Вопросы ладообразования в марийской народной песне//Музыкальная культура народов Поволжья. Сборник научных трудов. М: М6ГМПИ им. Гнесиных,-182 с.
5.
Ефремов Т.Е. Очерк о марийской инструментальной музыке // НРФ МарНИИЯЛИ. Оп. 1. Д. 531.
6.
Кондратьев М.Г. Об общих компонентах музыкально-поэтических систем Поволжья и Приуралья// Музыкальная наука Среднего Поволжья. Итоги и перспективы: мат-лы науч. конф., г. Казань, 20 июня 1996 г.) – Казань, 1999
7.
Кондратьев М.Г. Чувашская музыка в зеркале параллелей: к проблеме Волго-Уральской музыкальной цивилизации. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2018. 447 с.: ил.
8.
Майнов В. М. Инородцы Среднего Поволжья // Живописная Россия. Отечество наше в его земельном, историческом и бытовом значении. –СПб., 1901. – Т. 8. – Ч. 1: Среднее Поволжье и Приуральский край
9.
Мошков В.А. «Материалы для характеристики музыкального творчества инородцев Волжско-Камского края»-Т.1 Мелодии чувашских песен – Казань: Типо-литография Императорского Университета, 1894.
10.
Мошков В.А. Мелодии Волго-Камья//В.А.Мошков (под ред. М.Г.Кондратьева и Н.Ю.Альмеевой). – Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2011. – 366 с.
11.
Таникова Е.С. Традиция гусельного исполнительства в музыкальной культуре мари // Гусли. Альманах для концертных исполнителей и педагогов. Вып. 4 – Псков: Издательство Областного центра народного творчества, 2003 – 88 с.,-с. 25-30
12.
Струнные инструменты мари в культуре хордофонов Поволжья: кон-кон, ия-ковыж// Вопросы инструментоведения. Сб.реф. Вып. 4 – С-Пб, 2000,-189 с.
References
1.
Almeeva N. Yu. Finno-Ugrians, Turks: issues of ethnic identity of folklore melodies in the Volga-Kama region // Yearbook of Finno-Ugric studies. 2017. №2.
2.
Almeeva N.Yu. Questions of ethnic specificity in the folklore of the Turks and Finno-Ugric in Volga-Kama region (on melodic arguments in the study of history)// Finno-Ugric musical culture and the modern world: Materials of the International Scientific Conference. Kazan, 2013.
3.
Gerasimov O. M. Mari musical folklore in the system of culture of the Finno-Ugric community // Yearbook of Finno-Ugric studies. 2017. №4.
4.
Egorova O.K. Questions of mode formation in the Mari folk song//Musical culture of the peoples of the Volga region. Collection of scientific papers. M: M6GMPI im. Gnessin,-182 p.
5.
Efremov T.E. An essay on Mari instrumental music // NRF Marniiyali. Op. 1. d. 531.
6.
Kondratiev M.G. On the common components of the musical and poetic systems of the Volga and Ural regions // Musical science of the Middle Volga region. Results and prospects: materials of scientific. conf., Kazan, June 20, 1996)-Kazan, 1999. p. eleven
7.
Kondratiev M.G. Chuvash music in the mirror of parallels: to the problem of the Volga-Ural musical civilization. Cheboksary: Chuvash. book. publishing house, 2018. 447 p.
8.
Mainov V. M. Foreigners of the Middle Volga // Picturesque Russia. Our Fatherland in its land, historical and everyday meaning.-SPb., 1901.-T. 8.-Part 1: Middle Volga and Ural region. with. one
9.
Moshkov V.A. "Materials for characterizing the musical creativity of foreigners of the Volga-Kama region"-Vol. 1 Melodies of Chuvash songs-Kazan: Typo-lithography of the Imperial University, 1894. p. 56
10.
Moshkov V.A. Melodies of the Volga-Kama region // V.A. Moshkov (under the editorship of M.G. Kondratiev and N.Yu. Almeeva).-Cheboksary: Chuvash. book. publishing house, 2011.-366 p.
11.
Tanikova E.S. The tradition of kysle performance in the musical culture of the Mari // Gusli. Almanac for concert performers and teachers. Issue. 4-Pskov: Publishing House of the Regional Center for Folk Art, 2003-88 p.,-p. 25-30
12.
Mari stringed instruments in the culture of Volga chordophones: con-con, iya-kovyzh// Questions of instrumentation. Sat.ref. Issue 4 – S-Pb, 2000,-189 p.

Результаты процедуры рецензирования статьи

Рецензия скрыта по просьбе автора

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.