Статья 'Научная и образовательная деятельность Общества любителей еврейской народной музыки в Петербурге (1908 –1921)' - журнал 'PHILHARMONICA. International Music Journal' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
PHILHARMONICA. International Music Journal
Правильная ссылка на статью:

Научная и образовательная деятельность Общества любителей еврейской народной музыки в Петербурге (1908 –1921)

Черкасова Зоя Владимировна

аспирант, кафедра этномузыкологии, Санкт-Петербургская государственная консерватория имени Н. А. Римского-Корсакова

190000, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Глинки, 2А

Cherkasova Zoya

Postgraduate at the Department of Ethnomusicology of St.Petersburg Conservatory named after N.A. Rimsky-Lorsakov

190000, Russia, g. Saint Petersburg, ul. Glinki, 2A

cherkasova.zoe@yandex.ru

DOI:

10.7256/2453-613X.2021.3.33342

Дата направления статьи в редакцию:

30-06-2020


Дата публикации:

10-05-2021


Аннотация: Предметом исследования, отраженного в данной статье, является научная и образовательная деятельность Общества любителей еврейской народной музыки, образованного в Санкт-Петербурге в 1908 году. На примере данного Общества рассматриваются воплощенные на практике идеи народного музыкального образования, ставшие широко популярными в России в начале ХХ века. Особое внимание уделяется исторической роли фольклорного компонента в музыкальном образовании горожан. В этой связи в статье рассматривается деятельность Общества, связанная с этнографическими изысканиями образцов еврейской народной музыки, их обработкой и использованием в музыкально-образовательной и просветительской деятельности. Особым вкладом автора является освещение процесса постановки в Обществе любителей еврейской народной музыки музыкально-образовательного процесса. Упоминается деятельность созданных при Обществе в 1916 году одногодичных Музыкальных курсов, специально готовящих исполнителей произведений еврейской народной музыки и известные имена преподававших там педагогов-музыкантов: И.С. Томарс, И.Ю. Ахрон, М.Е. Букиник. Кроме того, научно-историческую ценность представляют дающиеся в статье сведения об издаваемых Обществом музыкальных сборниках, а также об организуемых им концертах еврейской народной музыки, где как отмечает автор, фигурировали не только музыкальные номера, но и музыкально-просветительские лекции.


Ключевые слова: Общество еврейской музыки, музыкальное образование, еврейский фольклор, народное просвещение, национальная композиторская школа, еврейская композиторская школа, история музыкального просвещения, фольклорный компонент, музыкальные курсы, история Петербурга

Abstract: The research subject is scientific and educational work of the Jewish folk music society established in St.Petersburg in 1908. Using the example of this Society, the author considers the realized ideas of public music education which became popular in Russia in the early 20th century. Special attention is given to the historic role of the folklore component in the music education of urban dwellers. In this context, the author considers the activities of the Society connected with ethnographic research of the pieces of Jewish folk music, their processing and usage in educational work. The author’s special contribution is the consideration of organization of the educational process in the Society. The author studies the activities of one-year music courses training Jewish folk music performers, and the well-known pedagogues: I.S. Tomars, I.Yu. Akhron, M.E. Bukinik. Besides, the information about music albums, issued by the Society, and Jewish folk music concerts, organized by it, which contained not only music performances, but also music lectures, is of great scientific and historical value.  
 



Keywords:

history of music education, jewish school of composers, national school of composers, national education, jewish folklore, music education, jewish folklore society, folklore component, music course, history of St. Petersburg

Современные историографические исследования показывают, что многие общественные организации Петербурга начала ХХ в. с успехом претворяли в жизнь идеи народного музыкального образования при помощи фольклорного компонента. Среди них, например, действовавшая при Петербургском обществе народных университетов Петербургская народная консерватория, Музыкальные классы при Великорусском оркестре им. В. В. Андреева, Петербургское общество народной трезвости, осуществлявшие бесплатное обучение музыке.

Одним из ярких примеров реализации общедоступного образования с опорой на фольклор является деятельность Петербургского общества еврейской народной музыки (далее — Общество). Сведения о деятельности Общества сосредоточены в исследованиях Г. В. Копытовой, Е. В. Хаздан, А. И. Иванова и др. (см. список литературы). Результаты исследования деятельности Общества получили отражение в некоторых научных статьях[1].

Общество еврейской народной музыки (далее — Общество) возникло в Петербурге в 1908 г. В составе Музыкального комитета Общества состояли такие известные музыкальные деятели как М. Ф. Гнесин, А. М. Житомирский, фольклорист Л. И. Саминский и другие (см. Примечания). До 1911 года в Обществе состояли, в основном, жители Петербурга; позже началось привлечение иногородних членов, численность которых к 1915 году составила более 400 человек[2].

Стоит отметить, что уже в начальных черновых вариантах Устава Общества имелись пометки о том, что членами Общества могут быть «лица обоего пола», а поздние черновые и чистовые варианты Устава не поднимали вопрос национальной принадлежности[3]. Таким образом, можно предположить, что в Обществе изначально планировалась реализация идей массовости исследования и распространения еврейской фольклорной традиции, а также идей общедоступности знаний.

С первых годов существования Общества одним из основных направлений его деятельности стало собирание еврейской народной музыки, на материале которой должны были воплощаться в жизнь идеи художественного просвещения и музыкального образования народа, развития еврейской народной музыки и ознакомления с ней народных масс, а также создания композиторской школы[3]. Об этих начинаниях свидетельствуют прописанные в Уставе цели и задачи Общества — последний пункт Устава свидетельствует о необходимости формирования национальной композиторской школы, основанной на еврейском фольклорном материале. В пользу этой идеи говорят и прописанные в Уставе задачи исследования и развития еврейской народной музыки, её пропаганды в обществе[4].

Музыкальном комитетом общества было сформулировано 2 основополагающих принципа фиксации еврейского фольклора: 1) запись народной музыки, по возможности, в местах ее бытования; 2) выделение наиболее показательных по национальному колориту мелодий для последующего использования в композиторской практике[2].

В разработке концепции Общества, в особенности, в деле собирания музыкального фольклора, принимал участие этнограф, общественный деятель и педагог, «пионер в деле собирания и обработки еврейских народных мелодий»[5] Юлий Дмитриевич Энгель (1868–1927). В организованных с его участием фольклорных экспедициях принимали участие упоминавшийся выше Л. И. Саминский, писатель С. А. Ан-ский (см. Примечания) и другие члены Общества. География экспедиций охватывала различные области Российской империи, входившие в черту еврейской осёдлости: Витебскую, Волынскую, Могилевскую, Херсонскую и другие губернии. посещавшие различные географические области Российской империи, где были выражены черты еврейской оседлости: Витебскую, Волынскую, Могилевскую, Херсонскую и другие губернии. В 1913 г. Обществом было организовано посещение «населённых туземными евреями пунктов Палестины», где осуществлялись записи от руки, так и с помощью фонографа. Как отмечается в петербургской периодике, общее число собранных еврейских народных мелодий к концу 1913 г. превысило количество 500[2].

Большой вклад в развитие и функционирование Общества внёс также этнограф и педагог З. А. Кисельгоф (см. Примечания). Кисельгоф был настоящим подвижником в деле собирания еврейского фольклора, о чём красноречиво говорила пресса дореволюционного времени. Например, в экспедиции 1915 г. ему удалось зафиксировать 75 напевов, среди которых преобладали песни «хасидския, синагогальныя и клезмерския», собранные в разных населённых пунктах еврейской осёдлости того времени: Бабиковичи, Могилевск, Велиж, Витебск и др. Примечательно, что Кисельгоф фиксировал этнографически интересные образцы: так, сообщалось, что в данной экспедиции «он получил 4 очень интересных напева от Шмуэля Берлина, внука известнаго героя велижского процесса»[6]. Записанные им еврейские музыкально-фольклорные образцы использовались композиторами Общества для обработки еврейских песен и разработки их тематизма в других музыкальных жанрах.

Напомним, что одна из задач Общества состояла в популяризации еврейской музыкальной культуры. В Уставе это было зафиксировано следующим образом: «содействовать изучению и развитию еврейской народной музыки (духовной и светской) путём собирания образцов <...> и распространения их в обществе<...>»[4]. С этой целью проводились многочисленные собрания и лекции, а также концерты в Малом зале Петербургской консерватории, зале Дворянского собрания и на других концертных площадках города.

Так, 8 ноября 1915 г. в зале Дворянского собрания Энгель читал лекцию «У истоков народной песни», где сообщал о своей этнографической поездке вместне с Ан-ским летом 1912 года в Киевскую и Волынскую губернии. Сообщалось, что в результате скрупулёзной собирательской работы был собран обширный музыкальный и этнографический материал[5].

В ходе лекции Энгель описывал картины быта еврейской оседлой жизни. Энгель также подробно излагал способы записывания мелодии в разных местах и условиях. Как сообщалось в его докладе, он записывал песни непосредственно из уст народа. В некоторых местах исследователями применялся фонограф. Примечательно, что в докладе Энгеля также были подробно описаны очаги хасидизма, — одного из религиозных течений в иудаизме[7]. Как будет отмечено далее, некоторые исследователи того времени при классификации еврейского фольклора выделяли отдельную группу «хасидских мелодий». Таким образом, можно констатировать, что Общество освещало как историко-этнографические и религиозные аспекты еврейской жизни, так и аспекты исследовательских методик, принципов собирания фольклорного материала.

Помимо этого, в ходе своего доклада Энгель констатировал: поездка в 1912 г. полностью подтвердила мнение, что «“еврейская песня независимо от национального увлечения ею, независимо от этнографического ея значения, имеет и самостоятельную, абсолютную художественную ценность”», и, как он отметил, именно это обстоятельство, в частности, побудило знаменитую петербургскую певицу М. А. Оленину-Д’Альгейм (см. Примечания) включить еврейскую песню в свой репертуар. При этом доклад Энгеля сопровождался световыми картинами и музыкальными иллюстрациями, в качестве которых выступали народные песни в гармонизации в обработке докладчика. Как сообщала хроника, музыкальные номера были исполнены «певицами Миколаевской, Раковской, Фишер, Ратиной-Гуревич и пианистом Эрбштайн, певцом Томарсом и пианистом Хайновским»[5].

На докладах-лекциях членов Общества часто фигурировала проблематика подготовки национального музыкального материала — базы для композиторского творчества, а также вопросы ознакомления народных масс с еврейской фольклорной культурой. Например, 25 мая 1915 г. Саминский на очередном открытом собрании Общества в Петербурге читал доклад «Еврейская музыка, её прошлое и настоящее, её перспективы». Подчёркивалось, что впоследствии доклад предназначался для чтения в концертах, устраиваемых обществом в разных городах России, и что его цель — дать широким массам представление об общем характере дошедшей до тех дней еврейской народной музыки, обозначить задачи, стоящие перед композиторами — членами Общества.

Говоря о еврейской народной музыке, Саминский классифицировал её по трём типам. К первому типу он относил религиозные мелодии — молитвенные традиционные песнопения, часть которых имеет «кантиляционный» характер, то есть мелодии, сопровождающие чтение нараспев стихов священного писания в синагогах (чтение Торы) и зафиксированные с помощью знаков кантилляции (см. Примечания). Рассуждая о тональностях еврейских традиционных молитвенных песнопений, Саминский отмечал их общее сходство с древне-греческими ладами. Ко второму типу Саминский относил бытовые мелодии, среди которых свадебные, колыбельные, игровые песни и т. д. К третьему типу он относил так называемые мелодии полурелигиозные: «всякого рода застольные и так называемые хасидские»[8]. При этом подчёркивалось, что хасидские мелодии (и речь, безусловно, шла о хасидском нигуне — «паралитургическом жанре в традиционной музыкальной культуре восточноевропейских евреев»[9]) оставили глубокий след в жизни еврейского народа, а также, что последователи хасидизма придавали большое значение музыке, которая, по их мнению, поддерживала религиозный экстаз. Таким образом, становится очевидным особое внимание членов Общества к хасидскому нигуну, его отдельное выделение при попытке классификации музыкального еврейского фольклора. Отметим также, что классификация еврейской народной музыки в докладе Саминского была во многом схожа с классификацией современных исследователей. Так, Л. В. Шолохова в своём материале приводит более развёрнутую, но схожую по элементам дифференциацию жанров, основанную на коллекции Киссельгофа[10]. Помимо обозначенных Саминским жанров, Шолохова приводит в отдельных группах классификации инструментальную музыку и музыкально-шуточный жанр Пуримшпиль. Е. В. Хаздан, наряду с другими жанрами, отмечает выделение хасидского нигуна в отдельную группу при современных классификациях традиционной ашкеназской музыкальной культуры[9].

В своём докладе Саминский также сообщал о плодотворной работе членов Общества по собиранию еврейских народных мелодий и их обработке. По его глубокому убеждению, «соприкосновение еврейской народной песни с европейской композиционной культурой при условии строгого — в национальном и культурном отношении — выбора обрабатываемых мелодий, даёт новые музыкальные ценности»[8]. По мнению Саминского, «правильно и осторожно-сознательное приложение выработанных европейской культурой музыкальных форм и приемов к обработке еврейской народной песни есть тот путь, который приведёт к созданию еврейской национальной музыки»[8]. Доклад также сопровождался музыкальными номерами, вызвавшими у публики большой интерес.

В целях популяризации Общество устраивало концерты еврейского фольклора, сопровождавшиеся короткой преамбулой лектора (аналог современных этнографических концертов). В процессе организации концертной деятельности Обществом преследовались такие цели, как:

l вытеснение псевдо-народной еврейской музыки,

l содействие формированию ансамблей еврейских исполнителей для концертных выступлений,

l пестование образцовых исполнителей.

Подобные мероприятия организовывались как в Петрограде, так и в провинции, а также за границей. В период 1908–1913 гг. Обществом устроено 154 концерта, из них 8 — в Петрограде. На концертах со вступительной речью выступали М. Ф. Гнесин, З. А. Кисельгоф, Л. И. Перец, С. А. Раппопорт (Ан-ский), Ю. Д. Энгель и др[2] (См. Примечания). Нередко докладчики, например, Кисельгоф, в конце вступительной речи сами демонстрировали еврейский фольклорный материал — исполняли народные песни[6].

Обширную работу Общество вело над изданием еврейских песен, которые могли быть использованы для музыкального обучения и воспитания, приобщения к элементам традиционной еврейской культуры: в течение первого пятилетия существования Общества были изданы 3 серии еврейских песен. Эти издания, местонахождение которых в настоящее время, к сожалению, не установлено, заключали в себе 58 музыкальных номеров: 23 были предназначены для пения, 4 — для дуэта, 3 — для пения и скрипки, 11 — для хора и вокального квартета, 9 — для скрипки, 1 — для виолончели, 2 — для рояля, 2 — для инструментального трио, 2 — для струнного квартета, 1— для струнного квинтета[2]. В 1912 г. Общество издало сборник песен «для Еврейской школы и семьи[11], который составил З. А. Кисельгоф. В него вошли как традиционные образцы еврейского фольклора, так и академические произведения (например, «Вечерняя песня» Моцарта, «Персидский хор» из оперы «Руслан и Людмила» М. И. Глинки). Гармонизация народных образцов сборника, представленная в виде простого четырехголосного изложения, где каждый голос двигается в одном ритме с мелодической линией и отсутствует развитая фактура, принадлежала А. М. Житомирскому и П. Р. Львову (см. Примечания). Во второе издание данного сборника вошли методические реко­мендации и были указаны песни для учеников различного уровня подготовки. Как отмечает Е. В. Хаздан, данный сборник был единственным изданием, представляющем все вокальные жан­ры у ашкеназов, в нём были представлены песнопения, традиционно сопровождающие празднование Субботы, ритуальный плач, застольные песни (змирес ), а один из разделов сборника был посвящён кантилляционным напевам священных книг. Таким образом, сборник предполагал изучение знаков кантилляции , необхо­димых для синагогальной службы (чтения Торы). Кроме того, данный сборник стал первым нотным изданием еврейских песен. Тексты народных песен были представлены на идише и древнееврейском языке, применяемом для духовных песнопений лошн-койдеш . Также сборник располагал несколькими хасидскими нигунами[12]. Представленный музыкальный материал предполагал хоровое трёхголосное исполнение песен, либо сольное пение под фортепианный аккопанемент. Е.В. Хаздан в своем исследовании также отмечает: одна из задач сборника состояла в том, чтобы «представить музыку своего народа на одном уровне с европейской классикой и тем самым заявить о зарождении нацио­нальной академической традиции». Безусловно, данный сборник издавался в соответствии с образовательно-просветительскими целями Общества: способствовать всестороннему развитию музыкального образования среди еврейского народа, одновременно опираться на еврейские музыкально-фольклорные образцы. Как следствие, возникло и некоторое несоответствие в представлении музыкального материала: фольклорные образцы, имеющие зачастую традиционный монодический склад, предстают в хоровой обработке, исполняются под аккомпанемент.

Обществом издавались и другие сборники, посвящённые еврейским народным песням. Как уже отмечалось, музыкальный еврейский фольклор рассматривался как средство воспитания и образования детей. Например, в 1916 г. Обществом был издан сборник Энгеля под названием «50 еврейских народных песен: для детских домов (т.е., садов — прим. библиографа ), школ и семьи»[13], включающий, в том числе, изложенные без аккомпанемента характерные мелодии «молитвеннаго, праздничнаго характера», как отмечал сам автор[14]. Сборник был издан на идише. Также в 1916 г. анонсировался[15] выход в свет сборника еврейских песен, над которым работал известный еврейский учёный–этнограф, литератор и публицист Мойше Шалит (другой вариант написания фамилии — Шалыт, 1885–1941). Данный сборник был специально направлен на процесс приобщения к музыке детей дошкольного возраста, — его песенный материал, представленный в виде мелодии и текста, был тематически разделён на группы по временам года: весна, лето, осень и зима, один из разделов сборника был посвящён детским играм[16]. Сборник был издан лишь в 1918 г., вероятно, в связи с неурядицами, последовавшими в ходе революционных событий. В просветительских и образовательных целях Общество планировало расширять свою издательскую деятельность. Так, планировалось выпускать литературный «Ежегодник», в редакционную комиссию которого должны были войти Энгель, Саминский, Розовский, Ан-ский, освещающий вопросы еврейской народной музыки[17]. Но последнее так и не осуществилось. На сегодняшний день известно, что всего Обществом было опубликовано 4 серии нотных изданий, включающих 81 произведение композиторов-членов Общества, написанных в различных жанрах и для разных исполнительских составов[1, C.9].

Общество было заинтересовано в обучении и подготовке исполнителей еврейских музыкальных произведений, преемников-хранителей традиций и принимало в этом процессе живое участие. На 1916 г. при Обществе уже функционировал инструментальный квинтет (в нем фигурировали фамилии: Гузиков, Корецкий, Михновский, Букиник, Бейлезон) и был организован смешанный хор[14]. Имелась практика подготовки исполнения как сольных вокальных номеров, так и вокальных квинтетов и квартетов, базировавшихся на представленных еврейских фольклорных образцах в издаваемых Обществом сборниках. Например, в программу московского открытого концерта Общества 28 марта 1916 г. (см. Примечания) вошли квартеты «Ani hadal», «Eil jiwne Hagalil», написанные Саминским, как отмечалось, «на палестинские мотивы», певшиеся квартетом «застольная хасидская песня» «Schabeslid» Л. Цейтлина, песня «Karahod» из упомянутого выше сборника Энгеля. Помимо квартетной интерпретации в данном концерте исполнялось около 12 сольных номеров из этого же сборника. Особого внимания заслуживают исполненные на концерте квинтет Энгеля «Schlof mein Veigele» — народная песня, в которой, как отмечалось, «слова и основная мелодия поручены сопрано, а остальные четыре голоса, поющие с закрытыми ртами, играют роль сопровождения» и песня «Osso boiker» — народная песня «новаго, впервые демонстрируемаго типа магидской песни-притчи»[14].

Наряду с просветительской и издательской деятельностью Общество вело обширную работу в области общедоступного музыкального образования. В августе 1916 г. был зарегистрирован новый Устав Общества, согласно которому оно имело право официально открывать «музыкальные курсы, классы и школы»[18]. В этой связи сообщалось о начале регулярного функционирования Музыкальных курсов для обучения исполнению произведений еврейской музыки.

Музыкальные курсы были поделены на два класса, в каждый из которых набиралось по 15 учеников ежегодно.

В первом классе осуществлялось обучение вокалу. Обучение в нём осуществлял Иосиф Семёнович Томарс (1867–1934) — российский певец (лирический тенор) и музыкально-педагогический деятель. В 1889 г. Томарс окончил петербургскую консерваторию по классу пения у С. И. Габеля (см. Примечания), являлся учеником А. К. Лядова и Н. А. Римского-Корсакова по музыкально-теоретическим дисциплинам. Обладая безупречной техникой и «бархатным» тембром («tenore di grazia»), являясь представителем школы бельканто, Томарс много концертировал и заменял в спектаклях петербургской Итальянской оперы А. Мазини и Э. Карузо. Как следствие, музыкальные критики называли его «русским Мазини». С 1902 г. Томарс активно вёл педагогическую деятельность и впоследствии был известен как первоклассный педагог-вокалист. Желая активно развивать музыкальные способности своих учеников, Томарс придерживался конкретных педагогических принципов: вёл работу не только по постановке голосов и разучиванию арий, но и по ансамблевому музицированию, сам играл все распевки и аккомпанемент, устраивал частые публичные ученические выступления, где, будучи тщательно подготовленными, его воспитанники исполняли сложные вокальные партии (см. Примечания). Общественность отмечала как художественно-исполнительский, так и несомненный педагогический талант Томарса. Певца и педагога высоко ценили Л. В. Собинов, Ф. И. Шаляпин, Н. А. Римский-Корсаков, А. В. Оссовский[19].

Второй класс был инструментальным. В нём подразумевалось обучение на различных инструментах по выбору ученика — в начале функционирования курсов планировалось обучение игре на «скрипке, рояли и виолончели»[20]. Инструментальным классом руководил Иосиф (Юзель) Юльевич Ахрон (1886 – 1943) — российский скрипач-виртуоз, композитор и музыкальный педагог[21]. В 1904 году Ахрон окончил петербургскую консерваторию в классе Л. С. Ауэра и брал уроки композиции у А.К. Лядова. Выпустившись из консерватории, Ахрон стал обладателем малой золотой медали консерватории и премии Михайловского дворца, много концертировал и впоследствии также вёл педагогическую деятельность в Харькове, где среди его учеников был И. О. Дунаевский.

Как свидетельствовала пресса, в музыкально-образовательной деятельности Общества принимал также участие известный российский виолончелист и музыкальный педагог Михаил Евсеевич Букиник (1872 – 1947). При музыкальных курсах Общества он руководил смешанным хором учащихся[22].

Обучение в обоих классах музыкальных курсов Общества было одногодичным[20], однако, несмотря на непродожительный образовательный срок, данное начинание имело положительный плодотворный эффект, — впоследствии сообщалось об успешных выступлениях учащихся музыкальных курсов на открытых концертах Общества[22]. В дальнейшем примеру петербургской образовательной и музыкально-практической деятельности Общества последовало его московское отделение — в 1917 г. там был организован учебный смешанный хор[23] под руководством Д.С. Шора (см. Примечания). Таким образом, можно говорить об успешно претворённой в эти годы образовательно-просветительской идее Общества.

Исходя из музыкально-педагогических целей членами Общества был выработан каталог сочинений, рекомендуемых к исполнению на еврейских концертах. В каталог вошли издания Общества, произведения Ю. Д. Энгеля и список музыкальных сочинений, написанных на еврейские темы, на библейский текст или на слова еврейских поэтов[2].

Итак, можно говорить о плодотворной исследовательской, просветительской и музыкально-образовательной работе Общества еврейской народной музыки. Показателем результативности работы можно считать открытие к 1915 году отделений Общества в Москве, Киеве, Симферополе и Харькове[2].

В послереволюционной России деятельность Общества уже не имела живого отклика у общественности. Как отмечают современные исследователи, не позднее осени 1921 г. оно прекратило существование[24].

Таким образом, деятельность Петербургского общества еврейской народной музыки можно охарактеризовать как плодотворную и широкомасштабную. В деятельности Общества объединились задачи собственно научные (собирание фольклора), художественно-просветительские и образовательные. Идеи популяризации народного искусства, реализация концепции общедоступности знаний и сохранения национальных традиций нашли в трудах Общества свое достойное продолжение.

Примечания.

Учредителями Общества являлись пианист Л.А. Несвижский, композитор С.Б. Розовский и оперный певец и педагог И.С. Томарс. Общество еврейской народной музыки проводило собрания в Петербурге по адресам: ул. Офицерская, д. 42 (помещение Еврейского ремесленного училища), 5-я линия В.О., д. 50 (Еврейская богадельня), на частных квартирах членов Общества (в частности, в отчётах фигурирует адрес: 9-я Рождественская ул., д. 9, кв. 22); организовывало впоследствии концерты в Малом зале Петербургской консерватории, зале Дворянского собрания и в других концертных залах города.

Александр Матвеевич Житомирский (1881–1937) — музыкальный педагог, теоретик музыки и композитор. Окончил Петербургскую консерваторию по классу композиции у А. К. Лядова, по классу инструментовки у Н. А. Римского-Корсакова. C 1914 г. преподавал в консерватории в классах инструментовки, контрапункта, композиции, музыкальной формы, с 1919 г. — профессор.

Михаил Фабианович Гнесин (1883–1957) — композитор, выдающийся музыкальный педагог, музыкально-общественный деятель.

Лазарь Семёнович Саминский (1882–1959) — композитор, музыкальный критик, музыковед, музыкальный педагог, исследователь еврейского фольклора. Выпускник Петербургской консерватории по классу композиции у Н. А. Римского-Корсакова и А. К. Лядова, по классу дирижирования у Н. Н. Черепнина.

Давид Ааронович Черномордиков (1869–1947) — композитор, педагог, пианист, музыкальный критик. Являлся также учредителем Общества.

Семён Акимович Ан-ский (настоящие имя и фамилия — Соломон Раппопорт, 1863–1920) — литератор, драматург, публицист, общественно-политический деятель.

Зиновий Аронович Кисельгоф (1884–1939) — еврейский педагог и музыкант, собиратель еврейского фольклора, основатель Петроградского еврейского учительского общества, общественный деятель. В течение 1910 г. исполнял обязанности секретаря правления Общества еврейской народной музыки, возглавлял концертные турне под эгидой Общества, участвовал в многочисленных фольклорно-этнографических экспедициях Общества. Подготовил «Сборник песен для еврейской школы и семьи» (1912), о котором речь пойдёт ниже. В советское время являлся директором 76–го детского дома и Национальной еврейской школы в Ленинграде (адрес: 10-я линия В.О., д. 37).

Мария Алексеевна Оленина-д’Альгейм (1869–1970) — российская камерная певица, являющаяся одной из основоположниц русской школы камерного пения. Активный музыкально-общественный деятель, пропагандистка развития камерной вокальной музыки.

Знаки кантилляции – совокупность интонационных знаков для речитативного исполнения отрывков из Библии в процессе древнееврейского синагогального богослужения.

Ицхок-Лейбуш Перец (1852–1915) — российский писатель еврейского происхождения, автор литературных произведений на идише, общественный деятель, оказавший содействие развитию еврейской культуры дореволюционного времени.

Пейсах Львов (годы жизни неизв.) — российский композитор еврейского происхождения, по некоторым данным обучался у Н. А. Римского-Корсакова.

В концерте Общества 28 марта 1916 года принимали участие С.М. Астров, А.С. Гринтух, Л.Б. Фридман, С.Л. Фридман, Ф.Л. Халиевская (сопрано), Г.Н. Дукельская-Лунц, М.С. Неменова-Лунц (фортепиано), А.Г. Мец (скрипка). Концерт, очевидно, проходил в здании училища Плаксина (Мерзляковский пер., д. 2), где московское отделение Общества устраивало собрания и лекции.

Станислав Иванович Габель (1849–1924) — российский оперный певец, музыкальный педагог. Учился в Варшавском музыкальном институте по классу фортепиано у Ю. Янота и Р. Стробль, по классу пения — у Ф. Чиаффеи, по теории музыки — у С. Монюшко, затем в Петербургской консерватории (в классе пения у К.Эверарди и В. Самуся), где впоследствии преподавал. Активно концертировал на территории России и Европы. Занимался режиссурой.

С 1902 г. Томарс давал частные уроки у себя на дому (адрес: Ямская ул., д.10), с 1923 г. преподавал в консерватории, где с 1928 г. руководил оперной студией. Известно, что ученики Томарса исполняли романсы Калинникова и Рубинштейна, Даргомыжского, арии из оперы «Короля Лагорио» Ж. Масснэ и т.д.

Давид Соломонович Шор (1867–1942) — российский музыкант еврейского происхождения, известный пианист, музыкальный педагог, участник общественного сионистского движения, вёл правозащитную деятельность. Также известен благодаря основанному им московскому ансамблю «трио Шора».

Библиография
1.
Из истории еврейской музыки в России: материалы международной научной конференции «90 лет Обществу еврейской народной музыки в Петербурге-Петрограде (1908–1919)» / сост. и отв. ред. Л. Ю. Гуральник. Санкт-Петербург: Еврейский общинный центр Санкт-Петербурга, 2001. ISBN 5–93363–021–7. 172 с.: ил.; Из истории еврейской музыки в России / сост. и отв. ред. Г.В. Копытова, А.С. Френкель. Санкт-Петербург: Еврейский общинный центр Санкт-Петербурга, 2015. ISBN 978–5–903445–76–9. Вып. 3. 203 с.: ил.
2.
В Обществе еврейской народной музыки // Хроника журнала «Музыкальный современник». 1915. № 6. С. 22.
3.
Копытова, Г. В. Уставные документы Общества еврейской народной музыки/ Г.В. Копытова // Из истории еврейской музыки в России / сост. и отв. ред. Г.В. Копытова, А.С. Френкель. Санкт-Петербург: Еврейский общинный центр Санкт-Петербурга, 2015. ISBN 978–5–903445–76–9. Вып. 3. СС 22–24.
4.
Устав Общества еврейской народной музыки: утверждён 23 марта 1910 г. / Общество еврейской народной музыки. Санкт-Петербург: [б. и.], 1910. С. 1.
5.
У истоков народной песни // Хроника журнала «Музыкальный современник». 1915. № 7. С.13.
6.
В обществе еврейской народной музыки // Еврейская жизнь. 1916. №26. Стб. 32–33.
7.
Исаев, А.А. О хасидизме как течении иудаизма: по материалам очерка Е. Беленсон «Тайный Христос у евреев» / А.А. Исаев // Религиозная ситуация в российских регионах: Тезисы докладов и сообщений Шестой всероссийской научно-практической конференции / ред.: Г.Ч. Синченко, Д.В. Попов; отв. ред.: Л.В. Денисова, А.А. Морозов. Омск: Омская академия Министерства внутренних дел Российской Федерации, 2018. ISBN 978-5-88651-692-0. СС.45–48.
8.
В Обществе еврейской музыки в Петрограде // Хроника журнала «Музыкальный современник». 1915. № 5. С.15.
9.
Хаздан, Е.В. Хасидский нигун: голос как инструмент // Традиционная культура. 2007. №1(25). С.98.
10.
Шолохова, Л. В. Коллекция Зиновия Киссельгофа как источник исследования по еврейскому музыкальному фольклору / Л.В. Шолохова // Из истории еврейской музыки в России: материалы международной научной конференции «90 лет Обществу еврейской народной музыки в Петербурге-Петрограде (1908–1919)» / сост. и отв. ред. Л. Ю. Гуральник. Санкт-Петербург: Еврейский общинный центр Санкт-Петербурга, 2001. ISBN 5–93363–021–7. СС. 82–83.
11.
Lider-zamlbukh far der yidisher shul un familie: 82 lider far a drayshtimiken khor (oykh far solo) m it begleytung fun piano. Beylage fun trop (teamey amikra) / Tsuzamengeshtelt fun Z. Kiselgof, bearbet fun A. Zhitomirski in P. L’vov. – Petersburg; Berlin: Gezelshaft far idishe folks-muzik in Peterburg un Leo Vints in Berlin, 1912. 47 z., 131 z.
12.
Хаздан, Е. В. Сборник З. Кисельгофа «Для еврейской школы и семьи»: звучание традиции / Е.В. Хаздан // Труды по иудаике: история и этнография / отв. ред. М. О. Мельцин. Санкт-Петербург: Петербургский институт иудаики, 2016. вып. 11: Евреи Европы и Ближнего Востока: традиция и современность. История, языки, литература: Материалы международной научной конференции 17 апреля 2016 г. СС. 335–336.
13.
Энгель, Ю.Д. 50 yudishe kinderlider: Far kinderheymey, shuln un familie / Fun Y. Engel 50 יודישע קינדערלידער : פאר קינדערהיימעי, שולן און פאמיליע // פון י. ענגעל. Moskve: Noten-drukeray fun V. Grose, 1916. 43 с.
14.
В обществе еврейской народной музыки // Еврейская жизнь. 1916. №12. Стб. 45.
15.
Литературно-художественные вести // Еврейская жизнь. 1916. №7. Стб. 35.
16.
Шалит, М. Сборник песен и игр для детей: Мелодии с текстом / М. Шалит. Петроград: Общество еврейской народной музыки, 1918. – 24 с.
17.
В обществе еврейской народной музыки // Еврейская жизнь. 1916. №43. Стб. 32.
18.
В обществе еврейской народной музыки // Еврейская жизнь. 1916. № 39–40. Стб. 54.
19.
Барсова, Л.Г. Из истории петербургской вокальной школы: Эверарди, Габель, Томарс, Ирецкая. Лекции / Л.Г. Барсова. Санкт-Петербург: Петровский фонд, 1999. СС. 64–81.
20.
Еврейские музыкальные курсы // Еврейская жизнь. 1916. №45. Стб. 31.
21.
Разные вести // Хроника журнала «Музыкальный современник». 1916. №№ 9–10. С.28.
22.
Концерт еврейского общества народной музыки // Еврейская жизнь. 1917. №18. Стб. 31.
23.
В обществе еврейской народной музыки // Еврейская жизнь. 1917. №1. Стб. 44.
24.
Иванов, А. И. Петроградское общество еврейской народной музыки в начале 1920-х годов: документы, мнения, гипотезы / А.И. Иванов // Из истории еврейской музыки в России / сост. и отв. ред. Г. В. Копытова, А. С. Френкель. Санкт-Петербург: Еврейский общинный центр Санкт-Петербурга, 2015. ISBN 978–5–903445–76–9. Вып. 3. С. 126
References (transliterated)
1.
Iz istorii evreiskoi muzyki v Rossii: materialy mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii «90 let Obshchestvu evreiskoi narodnoi muzyki v Peterburge-Petrograde (1908–1919)» / sost. i otv. red. L. Yu. Gural'nik. Sankt-Peterburg: Evreiskii obshchinnyi tsentr Sankt-Peterburga, 2001. ISBN 5–93363–021–7. 172 s.: il.; Iz istorii evreiskoi muzyki v Rossii / sost. i otv. red. G.V. Kopytova, A.S. Frenkel'. Sankt-Peterburg: Evreiskii obshchinnyi tsentr Sankt-Peterburga, 2015. ISBN 978–5–903445–76–9. Vyp. 3. 203 s.: il.
2.
V Obshchestve evreiskoi narodnoi muzyki // Khronika zhurnala «Muzykal'nyi sovremennik». 1915. № 6. S. 22.
3.
Kopytova, G. V. Ustavnye dokumenty Obshchestva evreiskoi narodnoi muzyki/ G.V. Kopytova // Iz istorii evreiskoi muzyki v Rossii / sost. i otv. red. G.V. Kopytova, A.S. Frenkel'. Sankt-Peterburg: Evreiskii obshchinnyi tsentr Sankt-Peterburga, 2015. ISBN 978–5–903445–76–9. Vyp. 3. SS 22–24.
4.
Ustav Obshchestva evreiskoi narodnoi muzyki: utverzhden 23 marta 1910 g. / Obshchestvo evreiskoi narodnoi muzyki. Sankt-Peterburg: [b. i.], 1910. S. 1.
5.
U istokov narodnoi pesni // Khronika zhurnala «Muzykal'nyi sovremennik». 1915. № 7. S.13.
6.
V obshchestve evreiskoi narodnoi muzyki // Evreiskaya zhizn'. 1916. №26. Stb. 32–33.
7.
Isaev, A.A. O khasidizme kak techenii iudaizma: po materialam ocherka E. Belenson «Tainyi Khristos u evreev» / A.A. Isaev // Religioznaya situatsiya v rossiiskikh regionakh: Tezisy dokladov i soobshchenii Shestoi vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii / red.: G.Ch. Sinchenko, D.V. Popov; otv. red.: L.V. Denisova, A.A. Morozov. Omsk: Omskaya akademiya Ministerstva vnutrennikh del Rossiiskoi Federatsii, 2018. ISBN 978-5-88651-692-0. SS.45–48.
8.
V Obshchestve evreiskoi muzyki v Petrograde // Khronika zhurnala «Muzykal'nyi sovremennik». 1915. № 5. S.15.
9.
Khazdan, E.V. Khasidskii nigun: golos kak instrument // Traditsionnaya kul'tura. 2007. №1(25). S.98.
10.
Sholokhova, L. V. Kollektsiya Zinoviya Kissel'gofa kak istochnik issledovaniya po evreiskomu muzykal'nomu fol'kloru / L.V. Sholokhova // Iz istorii evreiskoi muzyki v Rossii: materialy mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii «90 let Obshchestvu evreiskoi narodnoi muzyki v Peterburge-Petrograde (1908–1919)» / sost. i otv. red. L. Yu. Gural'nik. Sankt-Peterburg: Evreiskii obshchinnyi tsentr Sankt-Peterburga, 2001. ISBN 5–93363–021–7. SS. 82–83.
11.
Lider-zamlbukh far der yidisher shul un familie: 82 lider far a drayshtimiken khor (oykh far solo) m it begleytung fun piano. Beylage fun trop (teamey amikra) / Tsuzamengeshtelt fun Z. Kiselgof, bearbet fun A. Zhitomirski in P. L’vov. – Petersburg; Berlin: Gezelshaft far idishe folks-muzik in Peterburg un Leo Vints in Berlin, 1912. 47 z., 131 z.
12.
Khazdan, E. V. Sbornik Z. Kisel'gofa «Dlya evreiskoi shkoly i sem'i»: zvuchanie traditsii / E.V. Khazdan // Trudy po iudaike: istoriya i etnografiya / otv. red. M. O. Mel'tsin. Sankt-Peterburg: Peterburgskii institut iudaiki, 2016. vyp. 11: Evrei Evropy i Blizhnego Vostoka: traditsiya i sovremennost'. Istoriya, yazyki, literatura: Materialy mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii 17 aprelya 2016 g. SS. 335–336.
13.
Engel', Yu.D. 50 yudishe kinderlider: Far kinderheymey, shuln un familie / Fun Y. Engel 50 יודישע קינדערלידער : פאר קינדערהיימעי, שולן און פאמיליע // פון י. ענגעל. Moskve: Noten-drukeray fun V. Grose, 1916. 43 s.
14.
V obshchestve evreiskoi narodnoi muzyki // Evreiskaya zhizn'. 1916. №12. Stb. 45.
15.
Literaturno-khudozhestvennye vesti // Evreiskaya zhizn'. 1916. №7. Stb. 35.
16.
Shalit, M. Sbornik pesen i igr dlya detei: Melodii s tekstom / M. Shalit. Petrograd: Obshchestvo evreiskoi narodnoi muzyki, 1918. – 24 s.
17.
V obshchestve evreiskoi narodnoi muzyki // Evreiskaya zhizn'. 1916. №43. Stb. 32.
18.
V obshchestve evreiskoi narodnoi muzyki // Evreiskaya zhizn'. 1916. № 39–40. Stb. 54.
19.
Barsova, L.G. Iz istorii peterburgskoi vokal'noi shkoly: Everardi, Gabel', Tomars, Iretskaya. Lektsii / L.G. Barsova. Sankt-Peterburg: Petrovskii fond, 1999. SS. 64–81.
20.
Evreiskie muzykal'nye kursy // Evreiskaya zhizn'. 1916. №45. Stb. 31.
21.
Raznye vesti // Khronika zhurnala «Muzykal'nyi sovremennik». 1916. №№ 9–10. S.28.
22.
Kontsert evreiskogo obshchestva narodnoi muzyki // Evreiskaya zhizn'. 1917. №18. Stb. 31.
23.
V obshchestve evreiskoi narodnoi muzyki // Evreiskaya zhizn'. 1917. №1. Stb. 44.
24.
Ivanov, A. I. Petrogradskoe obshchestvo evreiskoi narodnoi muzyki v nachale 1920-kh godov: dokumenty, mneniya, gipotezy / A.I. Ivanov // Iz istorii evreiskoi muzyki v Rossii / sost. i otv. red. G. V. Kopytova, A. S. Frenkel'. Sankt-Peterburg: Evreiskii obshchinnyi tsentr Sankt-Peterburga, 2015. ISBN 978–5–903445–76–9. Vyp. 3. S. 126

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Статья знакомит с деятельностью одной из ярких общественных организаций Петербурга начала ХХ века – с Обществом любителей еврейской народной музыки. Введением подробных фактологических сведений о деятельности Общества характеризуется новизна исследования. С погружением в изучение культурного контекста Российской империи на сломе исторических эпох связана актуальность работы.
Автор статьи раскрывает деятельность Общества любителей еврейской народной музыки в контексте деятельности ряда организаций, воплотивших в жизнь идеи народного музыкального образования (Петербургская народная консерватория и др.), что стало отличительным знаком своего времени. Автором подробно разбираются цели и задачи деятельности Общества, зафиксированные в его Уставе; выводятся два основополагающих принципа его деятельности: фиксация еврейского фольклора и применение его в последующей композиторской практике. Именно на этих принципах базировалась, как показано в статье, обширная научная и образовательная деятельность Общества. Подробно в статье характеризуется научная деятельность общества, связанная с организацией фольклорных экспедиций для сбора еврейского фольклора. В опоре на архивные документы автор характеризует результаты таких экспедиций: зафиксированный материал, типы напевов. С публичным представлением результатов экспедиций на открытых лекциях связана часть образовательной деятельности Общества. Автор статьи подробно представляет содержание нескольких открытых лекций; а через них дает и некоторые сведения о предложенной лекторами классификации еврейской народной музыки (религиозные, полурелигиозные и бытовые мелодии), схожей с классификациями современных исследователей. В работе характеризуются различные грани образовательной деятельности общества: не только просвещение широкой аудитории, но и подготовка исполнительских кадров. Тем самым в работе показано, как образовательная деятельность смыкалась с творческой: Обществом было организовано значительное число концертов и выпуск нотных изданий. Подробно разбирается содержание нотного сборника «Для Еврейской школы и семьи», который был направлен на изучение знаков кантилляции, необходимых для синагогальной службы, а также содержал обработки еврейского фольклора. Автором статьи кратко характеризуется специфика гармонизации представленных народных мелодий. Также при Обществе функционировал инструментальный квинтет и смешанный хор.
Подобно деятельности народных консерваторий, при Обществе любителей еврейской народной музыки функционировали классы по обучению вокалу и игре на инструментах.
Отметим, что автор указывает на открытость деятельности общества – ориентация на общедоступность, без национальных ограничений. Интерес представляет не только информация о деятельности Общества любителей еврейской народной музыки, но и об известных деятелях музыкальной культуры Петербурга, которые также подключились к работе Общества: А.М. Житомирский, П.Р. Львов, М.Ф. Гнесин, Ю.Д. Энгель и многие другие.
Хотя одним из ключевых направлений деятельности Общества в статье указывается композиторское творчество на основе еврейского фольклора. Однако эта грань деятельности Общества раскрыта, по мнению рецензента, в меньшей степени, чем остальные. Небольшие стилистические шероховатости работы связаны с повтором слов и фраз.
Статья сопровождается развернутыми примечаниями, дающими подробную фактологическую информацию об учредителях и членах Общества. Библиография соответствует содержанию работы, содержит ретропериодику и современные источники (в том числе на иностранных языках).
Статья представляет интерес для широкой читательской аудитории. Работа рекомендуется к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"