Статья 'Оперативная деятельность Министерства Внутренних Дел Литвы против национал-сепаратистов в 1944 - 53 гг.' - журнал 'Полицейская деятельность' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет и редакционная коллегия > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Полицейская деятельность
Правильная ссылка на статью:

Оперативная деятельность Министерства Внутренних Дел Литвы против национал-сепаратистов в 1944 - 53 гг.

Килимник Евгений Витальевич

доктор искусствоведения

профессор, кафедра общей психологии и гуманитарных дисциплин, Уральский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации,

620000, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург,, ул. Пр. Ленина, 48, кв. 24

Kilimnik Evgenii Vital'evich

Doctor of Art History

Professor at the Department of General Psychology and the Humanities of the Ural Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation

620000, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg,, ul. Pr. Lenina, 48, kv. 24

kilimnik_06@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0692.2021.2.35439

Дата направления статьи в редакцию:

06-04-2021


Дата публикации:

08-05-2021


Аннотация: На основе историко-правового подхода в статье объектом исследования является национал-сепаратисткая организация «Лесные братья», действовавшая в Литве в 1944 – 1953 гг., которая проведением терактов противодействовала органам власти. Предметом исследования становится рассмотрение комплекса мер, направленных на подавление националистических вооруженных формирований. Особое внимание к работе продиктовано необходимостью анализа действий «Лесных братьев», т.к., с постсоветского периода в Литве проводится политика по героизации действий националистов, многие из которых в период оккупации служили в подразделениях, подчинявшихся немецкой администрации. Целью исследования становится историко-правовая оценка действий сепаратистов в послевоенной Литве.        Особое внимание уделяется оперативным действиям НКВД в подавлении регионального экстремизма и наведение правового порядка в Литве в послевоенное время. Особым вкладом автора стало рассмотрение вопросов национал-сепаратизма в Литве. Определено, что для подавления и идейного противостояния с «Лесными братьями» органами НКВД-МВД республики был разработан комплекс мер оперативно-тактического и идейного содержания, позволивший уже к концу 1945 г. переломить ситуацию в республике, добившись постоянного ежегодного снижения деструктивных действий националистов, а с конца 40-х ‒ начала 50 гг. XX ст. полностью взявших под контроль криминогенную ситуацию в республике. Установлено, что комплекс мер, направленных против литовских национал-сепаратистов представлял пять основных направлений, состоявших из создания отрядов местной самообороны «Истребителей», постоянное прочесывание лесных массивов для ликвидации очагов сопротивления, агентурной работы, проведение широкомасштабной амнистии среди боевиков, политика депортирования лиц, разделявших и поддерживающих национализм и сепаратизм. Новизна исследования заключается в критическом, научном осмыслении литовского национал-сепаратизма, причин его породивших и методов борьбы с этим явлением органов МВД Литвы в 1944 – 53 гг.


Ключевые слова:

сепаратизм, национализм, экстремизм, вооруженная борьба, Лесные братья, Литовская Советская республика, меры, подавление, послевоенное время, НКВД-МВД

Abstract: Based on the historical-legal approach, the author studies the national-separatist organization The Forest Brothers that was acting in Lithuania in 1944 - 1953 and was resisting the authorities by means of terrorist acts. The research subject is the set of measures aimed at suppressing nationalist armed groups. Special attention to this research is caused by the necessity to analyze the activities of the Forest Brothers, as in Lithuania since the Post-Soviet period, the actions of nationalists have been heroified, many of whom, during the occupation, served in divisions under the German administration. The purpose of the research is the historical and legal assessment of the activities of separatists in postwar Lithuania. Special attention is given to the operative activities of NKVD aimed at suppressing regional extremism and introducing legal order in postwar Lithuania. Special contribution of the author is the consideration of the problem of national-separatism in Lithuania. It’s been established that to suppress and oppose the Forest Brothers, the bodies of NKVD and the Ministry of the Interior of the Republic developed a set of operative, tactical and ideological measures which helped as early as by the late 1945 to change the situation in the Republic and achieve the permanent annual decrease of destructive actions of nationalists, and since the late 1940s - the early 1950s to fully control the criminogenic situation in the Republic. It’s been established that the set of measures against Lithuanian separatists consisted of five main directions which included the creation of People's Defense Platoons known as “Destroyers”, constant mopping up of forests for extinguishing the resistance zones, intelligence work, large scale amnesty of fighters, deportation of persons who shared the ideas and supported nationalism and separatism. The scientific novelty of the research consists in the critical scientific insight into Lithuanian separatism, its prerequisites and methods of struggling against it by the internal affairs bodies of Lithuania in 1944 - 1953.   


Keywords:

separatism, nationalism, extremism, armed struggle, Forest Brothers, Lithuanian Soviet Republic, measures, suppression, post-war period, NKVD-MVD

Актуальность работы продиктована необходимостью дать политико-правовую оценку деятельности национал- сепаратистов в Литовской Советской республике в период начало, которого приходится начиная с лета 1944 г., что было связано с освобождением Прибалтийского региона от немецких оккупационных войск подразделениями Красной армии, вплоть до 1953 г., когда националистическое движение «Лесные братья» было практически полностью ликвидировано органами НКВД-МВД республики при широкой поддержке местного населения. В современной постсоветской Литве в научных и политических кругах, тем не менее, постоянно происходит героизация участников этого сопротивления, а реальная история событий переписывается в угоду новой пронационалистической политике представителей государственных органов и части литовского научного сообщества, что также актуализирует представленную статью. В результате, целью исследования становится проведение исторического анализа национал-сепаратистского подпольного движения "Лесные братьев" в Литве и его трансформацию в военные и послевоенные годы. Задачами представленной работы становится определение комплекса оперативно-розыскных и идеологических мер органов НКВД-МВД и руководства республики, направленных на ликвидацию бандформирований. Определение результатов, выявленных в результате применения органами внутренних дел Литвы примененой тактики по ликвидации незаконных вооруженных формирований. Исследование истории работы органов внутренних дел и всего их богатого опыта, который возможен к применению в условиях борьбы с сепаратистскими проявлениями в современной Российской Федерации. Анализ общей социально-экономической и политической ситуации в военное и послевоенное время в Литовской Советской республике в условиях, в которых проходила борьба с вооруженным национализмом. Рассмотрение и оценка на основе критического подхода современного видения национал-сепаратизма в трудах совремнных литовских политиков и ряда национальных историков.

После освобождения Литовской Советской республики, согласно постановлению Правительства СССР новые органы власти немедленно приступили к призыву всех трудоспособных мужчин и женщин Литвы для участия в трудовых отрядах. Задействование на общественных работах местного населения было вызвано прямой военной необходимостью, ‒ все призванные должны были оборудовать сеть оборонительных сооружений и подготовить грунтовые дороги для аэродромов для дальнейшего проведения советских военных операций, чтобы полностью разгромить немецкую группу армии «Север». В результате освобождения районов Литвы войсками армии 3-го Белорусского фронта и 1-го Прибалтийского фронта, организацией защиты тыла занялись подразделения НКВД, которые взаимодействовали с отдельными пехотными подразделениями для ликвидации остаточных немецких групп и национал-полицейских формирований, пробивавшихся на Запад. С этой целью активно применялись помимо отдельных частей внутренних войск НКВД СССР территориальные органы НКВД-МВД и оперативники СМЕРШ. Была создана сеть местных агентов-информаторов для оперативного предоставления информации представителям органов о местных коллаборантах и боевиках-националистах, а также примкнувшей к ним идейно и религиозно настроенной части местного сельского населения и католического священства. Например, в ходе борьбы органов НКВД-МВД республики с националистами за разжигание сепаратизма в Литве было арестовано и предано суду сто три католических ксендза в период с 1944 по 1952 гг.(12) С освобождением территории, в течение нескольких недель в Литовской Советской республике военные комиссариаты стали осуществлять призыв всех молодых мужчин призывного возраста в Красную Армию.[1] Когда это постановление было проигнорировано частью населения, НКВД‒МВД республики было вынуждено проводить соответствующие оперативные мероприятия по обнаружению уклоняющихся призывников, которые в ряде случаев оказывали вооруженное сопротивление, вынуждая оперативников НКВД применять в ответ оружие на поражение.[2]

В сентябре 1944 г. органы НКВД и СМЕРШ возглавили компанию по борьбе с отрядами «Лесных братьев» и уклонистами от призыва в вооруженные силы РККА. Имея репутацию жесткого человека ко всем оппозиционно-националистическим и бандитским проявлениям, и как заместитель руководителя СМЕРШ, С.Н. Круглов подошел к ликвидации вооруженного сопротивления в Литве и явлениям частого уклонения от военной службы по законам военного времени. По словам С.Н. Круглова, «любой, кто сбежал от призыва, будь то вооруженный или нет, был врагом, и его нужно было расстрелять».[3] Таким образом, большинство деревенских дезертиров, подвергнутых национал-религиозной обработке, были ликвидированы в ходе их задержания при оказании ими вооруженного сопротивления. Часть сельских домов, где проживали уклонисты, в ходе операций также была уничтожена, как очаги, оказавшие вооруженного сопротивление. Общая стратегия, предпринятая С.Н. Кругловым, оказывала эффективное и постоянное содействие всему спектру политических, информационных, военных и экономических направлений развития в Литовской Советской республике. В установленной автором исследования стратегии по борьбе с вооруженными националистами были прописаны пять основных положений:

‒ формирование локальных вооруженных групп и отдельных завербованных местных ополченцев, именуемых «истребителями» для борьбы с сепаратистами;

‒ комбинированная работа "истребителей" и подразделений НКВД для прочесывания лесных массивов, чтобы окружать, захватывать или ликвидировать литовских националистов – «Лесных братьев»;

‒ проникновение в отряды «Лесных братьев» агентов и сотрудников НКВД‒МВД республики;

‒ периодические предложения об амнистии боевикам;

‒ депортация всех сочувствующих националистическому подполью.

«Истребители», которых еще называли «Защитниками народа», были фактически организованной местной советской милицией, созданной для противодействия «Лесным братьям»; они выступали и как своеобразная информационная компания по трансформации восприятия населением действий новой власти и снижением его поддержки национал-сепаратистов.[4] Эти вооруженные силы состояли примерно численно из шестидесяти процентов всех сочувствующих литовцев, которые получали за свою службу различное довольствие, через районные управления НКВД республики и в основном состояли из лиц, разделявших идеи новой власти, а также бывших военнослужащих Красной армии. В ходе партизанских действий «истребители» приобрели репутацию среди «Лесных братьев», как отряды, относившиеся безжалостно к национал-сепаратизму, подавлявшие любое внутреннее в Литве сопротивление боевиков. Хотя их общая эффективность, как отдельных подразделений была невысокой для проведения, например, фронтовых операций, тем не менее «истребители» доказали своими действиями, что в сочетании с руководством ими НКВД республики они могли эффективно проводить прочесывание лесных массивов и ликвидацию незаконных националистических вооруженных формирований.

Вместе с бойцами НКВД‒МВД республики «истребители» проводили оцепление и обыски жилых мест, операции в лесных массивах Литвы по уничтожению лагерей и самих «Лесных братьев», вступали в открытые боестолкновения с ними. Военнослужащие подразделений и войск НКВД-МВД в ходе масштабных операций окружали целые районы живой цепью, разбитой на вооруженные пары, имевшие промежутки от десяти до пятнадцати метров между ними, для взаимного обеспечения и поддержания общих усилий по выявлению и ликвидации националистов. Они эффективно проводили эти операции по прочесыванию леса до тех пор, пока крупные бандформирования «Лесных братьев» не были полностью разгромлены, а оставшиеся небольшие формирования были вынуждены изменить свои наземные дислокации и занять альтернативные убежища в подземных бункерах-убежищах, что приобрело массовый характер уже к концу 1945 г.

Осуществление распропагандированной программы амнистии для сдавшихся боевиков генерал-майора НКВД Барташунаса Иосифа Марциановича оказалось одним из самых больших успехов в ликвидации национализма в Литовской Советской республике.[5] Так, им были даны гарантии всем националистам, которые сдавались, что они (и, соответственно, их семьи) не будут пострадавшими или арестованными в результате их сдачи после объявления амнистии. В соответствии с проведеннием политики амнистии в Литве, сдалось порядка 38604 боевиков и их сторонников при условии, что никто из них не был запятнан кровью. Так, уже 36272 человек было амнистировано в период уже 1945 г.[6]

В экономическом отношении новые органы власти в Литовской Советской республике приступили к национализации и программе коллективизации, изъявшей всю землю из частной собственности. Например, цифры статистики в 1940 г. отражают значение сельского хозяйства для экономики Литвы, в которой, примерно, 76,7 процентов населения были заняты в сельском хозяйстве на частных средних и крупных фермерских хозяйствах и только оставшиеся 23,3% были задействованы в промышленности, торговле и других отраслях экономики.[7] Фактически, эти показатели демонстрируют литовскую экономику и ее особое аграрное развитие.

Программа коллективизации позволила советскому государству претендовать на владение всей землей в республике, и одновременно обеспечивала новой власти поддержку большей части населения в рамках проходившей компании по изъятию земельного фонда у средних и крупных землевладельцев.

При этом большая часть земельного фонда была передана сторонникам Литовской Советской республики и тем, у кого земля была в небольших производственных объемах. В августе 1944 г. началась программа коллективизации, которая «провела распределение всей имевшейся земли, что раздробило бывшие земельные владения латифундистов и подвергло экономическому наказанию "кулаков" (т.е. любого фермера, владевшего более 25 гектаров земельных угодий), а также фермеров, выделенных в группу лиц, отнесенных к категории "немецкие пособников".[8] В конечном итоге процесс коллективизации лишил земли не только, так называемых «кулаков», но и многочисленный класс средних землевладельцев, подозреваемых в оказании помощи националистам.

Коллективизация сельского хозяйства сопровождалась политикой депортации в районы Сибири «кулаков» и всех сочувствующих идеям национализма, а также выступала, как мера пресечения деятельности тех фермеров, которые активно сопротивлялись советской власти, поддерживая «Лесных братьев» различными продуктами или участвуя в национал-сепаратистском вооруженном движении. В результате, план С.Н. Круглова оказался очень эффективным в решении подавления вооруженного сепаратизма в Литве. В своих последних планах, чтобы полностью изолировать «Лесных братьев» в 1950 году, С.Н. Круглов приказал усилить оперативные спецгруппы райотделов НКВД‒МВД республики и включать в них чекистские воинские формирования, состоящие из 10 ‒ 30 военнослужащих или сотрудников, которые сосредоточились именно на ликвидации отдельных отрядов сепаратистов.[9] Эти спецгруппы просуществовали вплоть до ликвидации практически всех подразделений «Братьев». Основой их наведения на боевиков была предварительная разведка с определением «количества боевиков, их кодовых имен, фамилий, возраста, особенностей поведения, способах маскировки и опыта ведения боевых действий, конспиративных баз, подземных бункеров, системы связи и тайных сторонников».[10]

На пике боевых действий в 1945 году поддержка райотделов и спецгрупп НКВД‒МВД в Литве составляла примерно 8 полков из числа вооруженных сил внутренних войск, размещенных в республике. Так, с первых дней августа 1944 г. в Литовскую Советскую республику приказом по Наркомату внутренних дел СССР Л.П. Берии №001257/00388 по усилению борьбы с литовским национализмом была направлена из районов Северного Кавказа наиболее укомплектованная 4-я стрелковая дивизия НКВД под руководством генерал Павла Михайловича Ветрова, ранее занимавшаяся ликвидацией местного бандитизма и выселением населения из Чечено-Ингушетии.(11) Именно эти вооруженные силы, применяя оперативно-розыскные мероприятия, небольшими поисковыми группами, проводя широкомасштабные спланированные операции по прочесыванию и зачистке территорий (проведено 1243 чекистко-войсковых операций), в кратчайшие сроки разгромили все основные очаги активного вооруженного сопротивления в Литве,(12) заставив боевиков перейти к системе сопротивления в виде мелких засад и нападений на поселковые зоны, охраняемые малочисленными группами советских бойцов или силами местного сопротивления из числа «истребителей».

Хотя многие современные литовские исследователи и политики утверждают, что звездный час литовского вооруженного националистического движения произошел в 1946 ‒ 47 гг., совокупность выявленных архивных материалов и свидетельств указывает на кульминацию вооруженного противостояния именно в 1945 г., после которого силы «Лесных братьев» так и не оправились от нанесенного им поражения. Частично этот кульминационный момент можно отнести на счет «слабо просчитанных ресурсов» руководством сепаратистского движения в дополнение к отсутствию масштабной внешней поддержки из-за рубежа, умело пресеченной сотрудниками НКВД-МВД республики.[11] Однако главная причина поражения кроется в неспособности «Лесных братьев» вести обычную войну против комплекса всех мер, направленных на подавление национал-сепаратизма. Так, в период 1946 - 49 гг. на территолрии Литовской Советской республики с целью подавления вооруженного сепаратизма активно действовали подразделения четырнадцатой стрелковой дивизии войск НКВД-МВД СССР под руководством генерала А.К. Крылова.(12) Кроме этого, в районах Литвы для борьбы с политическим бандитизмом действовали тридцать два сотрудника ОББ УНКВД республики. Общая численность личного состава войск НКВД и оперативных групп в Литовской Советской республике в 1944 - 53 гг. составляла порядка 17 тысяч военнослужащих.(12) С 1946 г. в Литву для борьбы с бандформированиями направлялись также и курсанты старщих курсов Ленинградского военного училища войск НКВД СССР. Размах борьбы с вооруженным сепаратизмом потребовал усиления присутствия войсковых соединений НКВД-МВД в Литве. В результате, для скорейшего подавления национал-сепаратизма в Литве с конца 1946 г. находилось восемь полков НКВД-МВД СССР - 25-й, 32-й, 34-й, 137-й, 261-й, 273-й, 298-й, 353-й, которые активно действовали против "Лесных братьев" до 1953 г., когда с вооруженными незаконными формированиями было практически полностью покончено.(12)

Современный "Литовский центр исследований геноцида и сопротивления" на основе своих изысканий считает, что примерно два процента или около 30000 человек прямо или косвенно из трех миллионов населения Литвы, участвовали в движении «Лесных братьев».[12] Для сравнения: два процента населения прямо или косвенно поддерживало народно-освободительное движение во Вьетнаме. Из этих 30000 националистов в Литве, более 60 процентов было нейтрализовано только в одном 1945 г., что можно определить на основании сохранившихся документов НКВД республики (т.е. в своей массе они были амнистированы, ликвидированы, арестованы).[13]

В более широком смысле, к эффективности деятельности органов НКВД‒МВД республики в подавлении усилий националистов можно также отнести комплексное понимание того, как умело вести контрпартизанскую войну, осознавая, что мятеж ‒ это война различных групп населения и идеологий, в которой позиция общей массы населения определяется тем, «какая сторона обеспечивает лучшую защиту, какая угрожает больше всего, и кто из противоборствующих сторон, скорее всего, победит».[14]

Хотя усилия «Лесных братьев» представляли собой менее «ортодоксальный» метод повстанческого движения, несоблюдение основных принципов ведения повстанческой борьбы могло привести к преждевременному прекращению всей вооруженной деятельности. В начале сопротивления, в 1944‒1945 гг. «Братьями» руководили бывшие офицеры литовской армии.[15] Все еще сохраняя привитое им структурированное мышление, полученное в результате профильной учебы в годы Литовской республики в межвоенный период, а также в организации «Ополчение», действовавшей при немецком командовании в Литве, эти руководители бандформирований были в основном обучены только обычным традиционным способам войны. Эти бывшие офицеры «не знали тактики партизанской войны и попытались вести позиционную войну с силами Красной армией и НКВД (включая строительство окопов, блиндажей и т.д.)». Поэтому понеся значительные потери при попытках ведения обычной войны, «почти все отряды «Лесных братьев» перешли к партизанской тактике уже в конце 1945 г.». [16]

К этому времени численность военизированных отрядов «Лесных братьев» сократилась с 30 000 до, примерно, 4000 человек.[17]

К августу 1945 г. усилившееся давление комплекса мер, проводимых органами власти и НКВД-МВД республики, по проведению масштабной амнистии, продленной генерал-майором НКВД И.М. Бертасюнасом, вынудило лидеров националистического сопротивление провести «съезд партизанских командиров».[18] Руководство съезда выступило с общим предложением по амнистии генерала, которая «призвала «Братьев» сложить оружие и вернуться из лесов, при этом обещая не наказывать тех, кто сдавался, и не применять репрессивных мер против их семей и родственников». Хотя многим «Братьям» казалось ясным, что это провозглашение амнистии несовместимо с текущими действиями исполнительной власти в Литовской Советской республике, она, тем не менее, предоставила многим возможность «выхода» с чувством отчаяния, но и облегчения из лесов. Видя желание многих «Братьев» сложить оружие, съезд партизанских командиров пришел к общему выводу, что они «не будут запрещать боевикам уходить».[19] Это решение, возможно, было продиктовано чувством возникшего общего отчаяния от грамотных действий органов НКВД республики. Как было установлено, руководство национал-сепаратистов оправдывало участие в амнистии по трем причинам ‒ неспособность ими «содержать большое количество партизан», «нет вероятности скорой смены политической ситуации в Европе», а также «количество вооруженных участников сопротивления было слишком малым для возложенных на них задач по освобождению Литвы».[20]

Это решение позволило рядовым «Братьям» свободно уже самим решать вопрос об амнистии. В результате, возникла наиболее крупная потеря в численном составе националистов по данным сотрудников НКВД республики.

Помимо программы амнистии, программа коллективизации, реализованная в августе 1944 г., позволила быстро закрыть направления продовольственной поддержки боевиков в сельской местности, поскольку все хранилища были взяты под плотный контроль органами власти и оперативниками НКВД-МВД республики. Силы сопротивления «Лесных братьев» к концу 1945 г. были вынуждены разделиться на более мелкие отряды и «вместо лагерей, расположенных в лесах или усадьбах, националисты стали сооружать хорошо замаскированные подземные бункеры-убежища».[21] Этот же год стал периодом оперативного пика работы органов НКВД по уничтожению подпольных командных центров, поиска и ликвидации региональных, районных штабов и их участников. В результате, закрывшись в глухой обороне, командование национал-сепаратистов значительно утратило свой контроль и связь с местными районными подразделениями. С сокращением контроля территорий, «Братья» были вынуждены проводить меньшее количество операций с небольшой результативностью против представителей Литовской Советской республики, снизив их численно с 3324 в 1945 г. (на пике своей деятельности) до 2354 в 1946 г.

Потеря людских и материальных ресурсов создали дополнительную неустранимую проблему для национал-истического сопротивления. Без пополнения запасов «развитие повстанческих военных действий стало невозможным».[22] Чтобы продолжить свои усилия по борьбе с органами власти Литовской Советской республикой, ресурсы должны были быть либо захвачены, либо получены из внешнего источника. Но органы НКВД республики эффективно заблокировали внешние границы, а также предотвратили внутренне пополнение запасов и приток новобранцев для сепаратистов. По данным сотрудников НКВД количество трофейных систем вооружения на балансе боевиков достигало своего пика в 1945 г. и после этого резко стало уменьшаться.

Кроме этого, хотя количество операций органов НКВД почти удвоилось с 1945 по 1946 гг. с 8807 до 15811, количество убитых боевиков уменьшилось с 9777 до 2143 человек. Далее всего 563 операвные операции проводились в 1947 г. и 515 в 1948 г.[23] Эти цифры отражают переход от крупномасштабных наступательных операций литовских националистов в 1945 г. до чисто оборонительных, значительно меньших по масштабам, представленных нападениями из засад и на сельские поселения в 1946 г., после чего их усилия постепенно к началу 50-х годов превратились в обычные уголовные нападения с целью грабежа и разбоя, т.е. практически полностью утратили всякую прежнюю идейную составляющую.

Таким образом, подводя итоги, следует отметить, что, несмотря на то, что произошел ранний спад боевой активности национал-сепаратистской деятельности боевиков, осуществленный под комбинированным давлением органов НКВД‒МВД Литовской Советской республики к 1946 г., важно также отметить, что сопротивление органам власти продолжалось еще восемь лет. Борьба «Лесных братьев» превратились сегодня в Литве в символ патриотизма, пронизывающего все современное литовское искусство, рассказы в литературе и тексты песен.

Согласно текущим данным переписи населения в Литве, «в то время как этнические русские сейчас составляют треть населения Латвии и четверть населения Эстонии, всего около шести процентов населения Литвы являются этническими русскими».[24] Анализируя эти проценты, как меру «эффективности» проводимой национальной политики, можно сделать вывод, что репутация усилий сопротивления «Лесных братьев» и современная пронационалистическая политика литовских властей заставили русских переселенцев неохотно селиться в Литве в послевоенное время и активно покидать ее теперь (с конца 80-х годов XX ст.), переселяясь в регионы России.

Ведя вооруженную борьбу, на ментальном уровне литовские националисты понимали, что внешней поддержки из-за рубежа с демократического Запада им не будет, что Запад вообще не рассматривает их интересы. Когда надежды «Лесных братьев» угасли, органы власти Литовской Советской республики смогли быстро изменить текущую ситуацию в регионе, активизируя оперативные силы НКВД‒МВД и проводя широкую политику амнистии. В результате, большинство литовцев было уже менее склонно желать продолжения прежней националистической войны. Кроме этого, усталость от борьбы против государственной машины подавления также могло быть дополнительным фактором к быстрому перелому ситуации в сознании части местного населения, о чем свидетельствует количество литовцев охотно сдававшихся с 1945 г. органам НКВД‒МВД республики в рамках проводимой программы амнистии.

В итоге, выявленные цифры статистики отражают пик военного потенциала «Лесных братьев» после 1945 года. Так, количество литовских «Братьев-националистов» сократилось с 30000 в 1945 г. до 4000 в 1946 г., количество нападений уменьшилось с 3324 в 1945 г. (на пике необъявленной войны) до 2354 в 1946 г., количество оружия, захваченного у националистов, продолжало также активно снижаться после подавления наивысшей фазы вооруженной деятельности боевиков в 1945 г.

Соответственно, наибольший накал национал-сепаратистских действий в 1945 году явно представляет собой кульминационный момент, после которого литовское движение сопротивления «Лесных братьев» резко пошло на спад из-за нехватки ресурсов, отсутствия внешней поддержки и неспособности руководства националистического сопротивления быстро адаптироваться к всесторонней советской политике в Литве.

В конечном итоге, установлено, что, судя по анализу сохранившихся исторических свидетельств и материалов, сопротивление националистов проходило в два этапа:

1. 1944 ‒ 45 гг. ‒ обычные военные действия; период традиционной наступательной войны организованного национал-партизанского движения;

2. 1946 ‒ 1953 гг. ‒ нерегулярные боевые действия, период непрекращающегося спада из-за значительно снизившегося сопротивления, ведение оборонительных действий и мелкомасштабных наступательных операций. После этого окончательного периода организованной масштабной борьбы «Лесных братьев» против Литовской Советской республики говорить уже не приходится, а сами оставшиеся на свободе мелкие отдельные разрозненные группы и боевики-одиночки, превратились в обычных грабителей, действовавших под привычными националистическими лозунгами. Отдельные вылазки, продиктованные уже криминальным интересом, сохранялись и далее, но уже эпизодически и реальной идеологической платформы под собой не несли. В ходе подавления вооруженного сепаратизма в Литовской Советской республике погибло 680 и 483 сотрудников территориальных подразделений НКВД-МВД и МГБ; пало в вооруженном противостоянии c националистами 259 и 222 военнослужащих из частей МВД и МГБ СССР.(12) Такова была цена предотвращения попытки развязать гражданскую войну вооруженными формированиями националистов в Литовской Советской республике в послевоенные годы. В ходе проведения исследования было установлено, что проведением новой социально-экономической политики в Литовской республике удалось значительно подорвать материальную базу национал-сепаратистов. Кроме этого, следует отметить, что в результате комплекса идеологических мер и оперативных мероприятий, проводимых органами власти и Главным Управлением НКВД-МВД республики, удалось значительно снизить пополнение рядов бандформирований. В результате, существенное снижение материальной и людской базы националистов, блокирование внешней поддержки из-за рубежа, весь комплекс проводимых оперативных мероприятий привели к краху литовское националистическое движенияе и поддерживающего его католическое духовенство в 1953 г.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Оперативная деятельность Министерства Внутренних Дел Литвы против национал-сепаратистов в 1944 - 53 гг. // Журнал: Полицейская деятельность
Представленное исследование посвящено актуальной и важной проблеме включения прибалтийских республик в состав СССР в конце Великой Отечественной войны против фашизма. Освобождение Прибалтики сопровождалось затяжным военным противодействием со стороны так называемых «лесных братьев». В современной литературе существует мнение, что это название являлось скорее не официальным, а просторечным. Однако слухи о жестокости действующих в литовских лесах «лесных братьев» достигали даже Сибири. Само движение в современной историографии также оценивается неоднозначно. Автор относит движение «лесных братьев» к национал-сепаратизму. Задача исследования заключается в том, чтобы показать ход борьбы с «лесными братьями» и выяснить, как происходила борьба органов НКВД‒МВД с национал-сепаратистами в Литве. В стратегии борьбы с вооруженными националистами автор выявил пять основных позиций. Это не вызывает сомнения, но требует четких оценок каждого положения. Автор считает, что одним из самых больших успехов в Литовской Советской республике стало осуществление распропагандированной программы амнистии для боевиков. Интересно утверждение, что руководство национал-сепаратистов оправдывало участие в амнистии по трем причинам ‒ неспособность «содержать большое количество партизан» и «нет вероятности скорой смены политической ситуации в Европе» и «количество вооруженных участников сопротивления было слишком малым для возложенных на них задач по освобождению Литвы». Другой успех борьбы в «лесными братьями» автор объясняет проведением коллективизации. Но по мнению автора, процесс коллективизации лишил земли не только, так называемых «кулаков», но и многочисленный класс мелких землевладельцев, которые в результате стали самодостаточными фермерами. Автор обращает внимание на мнение многих современных литовских исследователей и политиков, которые утверждают, что звездный час литовского вооруженного национального движения произошел в 1946‒1947 гг. Не соглашаясь с этим мнением, автор приходит к выводу, что архивные документы указывают на кульминацию вооруженного противостояния именно в 1945 г. После этого силы «лесных братьев» так и не оправились от нанесенного им поражения. Автор видит главную причину поражения в неспособности «лесных братьев» вести обычную войну против комплекса мер, направленных на подавление национал-сепаратизма». Можно согласиться с выводом, что бывшие офицеры «не знали тактики партизанской войны и попытались вести позиционную войну с силами Красной армией (включая строительство окопов, блиндажей и т.д.)». Понеся значительные потери при попытках ведения обычной войны, «почти все отряды «лесных братьев» перешли к партизанской тактике в конце 1945 г.». «Лесные братья» были вынуждены разделиться на более мелкие части и «вместо лагерей, расположенных в лесах или усадьбах, националисты построили хорошо замаскированные подземные бункеры». Автор показал эволюцию идеологии лесных братьев: переход от крупномасштабных наступательных операций до чисто оборонительных, значительно меньших по масштабам, представленных нападениями из засад и сельские поселения в 1946 г., после чего их усилия постепенно превратились в уголовные нападения с целью грабежа и разбоя. По утверждению автора, борьба «лесных братьев» превратились в современной Литве в символ патриотизма, а современная пронационалистическая политика литовских властей заставила русских переселенцев неохотно селиться в Литве в послевоенное время и активно покидать ее с конца 1980-х гг. Автор приводит данные о потерях «лесных братьев», но нет данных о потерях служащих МВД и НКВД. Сделан вывод, что сопротивление националистов проходило в два этапа: 1944‒1945 гг. (обычные военные действия) и 1946‒1953 гг. (нерегулярные боевые действия, период непрекращающегося спада). Список использованной литературы лаконичен, содержит всего девять названий. Но достоинством работы является привлечение не только русской, но и англоязычной и литовской литературы ХХ в. К сожалению, представленный текст не вычитан. К слабым сторонам рукописи относится большое количество неудачных формулировок, синтаксические ошибки и несогласованность отдельных словосочетаний. В качестве примера приведем фразу: «С этой целью активно применялись помимо отдельных частей вооруженных сил территориальные органы НКВД, оперативники СМЕРШ, задействуя сеть местных информаторов, а также аппарат подавления сопротивления, идущее от местных коллаборантов и примкнувших к ним части идейно и религиозно подготовленного местного сельского населения». В рукописи отсутствует раздел о методологических приемах автора. Можно высказать еще одно пожелание. В начале статьи можно было бы не ограничиваться только глухими упоминаниями, что борьбу вели кадры МВД, НКВД, но сказать, что кадры МВД вели в конце войны и после ее окончания разные действия по целевым установкам, масштабам и результатам; перечислить, какие именно части были отправлены в Прибалтику, каковы были потери. Тогда будет понятно, почему автор намерен опубликовать статью именно в журнале «Полицейская деятельность».
Статью можно рекомендовать к публикации только после тщательного исправления стиля.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

на статью
Оперативная деятельность Министерства Внутренних Дел Литвы против национал-сепаратистов в 1944 - 53 гг.

Название в целом соответствует содержанию материалов статьи.
В названии статьи просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора.
Рецензируемая статья представляет относительный научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и обосновал её актуальность.
В статье сформулирована цель исследования, которая не соответствует теме статьи, заявленной автором («целью исследования становится проведение анализа национал-сепаратистского подпольного движения "Лесные братья" в Литве и его трансформации в военные и послевоенные годы»). При этом в качестве «задач» автор указал «определение комплекса оперативно-розыскных и идеологических мер органов НКВД-МВД и руководства республики, направленных на ликвидацию бандформирований» и «определение результатов, выявленных в результате применения органами внутренних дел Литвы примененной тактики по ликвидации незаконных вооруженных формирований». На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором не вполне продуманы, что отразилось на его результатах.
Автор не представил результатов анализа историографии проблемы и не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи.
При изложении материала автор избирательно продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования и абстрактной апелляции к оппонентам. В статье имеются 24 ссылки на источники и литературу и список использованных источников и литературы из 9 позиций, что необъяснимо.
Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы.
Автор отчасти разъяснил выбор хронологических рамок исследования.
Автор не разъяснил и не обосновал выбор географических рамок исследования.
На взгляд рецензента, автор не сумел грамотно использовать источники, стремился выдержать научный стиль изложения, грамотно использовать методы научного познания, но не сумел соблюсти принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала.
В качестве вступления автор указал на причину выбора темы исследования, обосновал её актуальность, сообщил цель и задачи.
В основной части статьи автор сообщил, что после освобождения Литвы «всех трудоспособных мужчин и женщин» призвали «для участия в трудовых отрядах», «всех молодых мужчин» – в Красную Армию, перечислил ряд актуальных задач, поставленных перед органами НКВД и СМЕРШ, и некоторые мероприятия, проведённые ими. Автор охарактеризовал стиль руководства операциями как жёсткий. Затем автор неясно сообщил о том, что «в установленной» им «стратегии по борьбе с вооруженными националистами были прописаны пять основных положений», сформулировал данные положения, но в какой именно «стратегии» «были прописаны» данные «положения», осталось неясно. Вероятно, данные положения сугубо умозрительные. Автор охарактеризовал карательные советские отряды как «фактически организованную местную советскую милицию». При этом автор вновь неясно сообщил, что «эти вооруженные силы состояли примерно численно из шестидесяти процентов всех сочувствующих литовцев» т.д., оценив ниже численность населения Литвы в 3 млн. чел. Затем автор описал некоторые методы, применявшиеся «истребителями» против «лесных братьев».
Далее автор сообщил о результатах реализации «программы амнистии» и неожиданно перешёл к сюжету о «национализации и программе коллективизации». Автор пришёл к выводу о том, что «процесс коллективизации лишил земли не только, так называемых «кулаков», но и многочисленный класс мелких землевладельцев, которые в результате стали самодостаточными фермерами с близкой привязанностью к своим земельным наделам» т.д. Затем автор вновь внезапно переключился на сюжет об успешном усилении «спецгрупп райотделов НКВД‒МВД республики» воинскими силами.
Далее автор заявил, что «совокупность архивных материалов и свидетельств указывает на кульминацию вооруженного противостояния именно в 1945 г., после которого силы «Лесных братьев» так и не оправились от нанесенного им поражения» т.д. и вдруг, что «главная причина поражения кроется в неспособности «Лесных братьев» вести обычную войну против комплекса всех мер, направленных на подавление национал-сепаратизма» т.д. При этом автор сообщил, что после 1945 г. «размах борьбы с вооруженным сепаратизмом потребовал усиления присутствия войсковых соединений НКВД-МВД в Литве» т.д. и ниже, что «более 60 процентов» «сепаратистов» «было нейтрализовано только в одном 1945 г.».
Далее автор кратко описал изменения в задачах и тактике «национал-сепаратистов» и вдруг вновь неожиданно сообщил о том, что «помимо программы амнистии, программа коллективизации, реализованная в августе 1944 г., позволила быстро закрыть направления продовольственной поддержки боевиков в сельской местности, поскольку хранилища были взяты под контроль органами власти» т.д., заключив, что «без пополнения запасов «развитие повстанческих военных действий стало невозможным» т.д.
Затем автор сообщил, что сокращение числа «советских операций» «отражают переход от крупномасштабных наступательных операций литовских националистов в 1945 г. до чисто оборонительных» т.д.
В завершение основной части статьи автор сообщил, что «сопротивление органам власти продолжалось еще восемь лет» и что борьба «Лесных братьев» превратились сегодня в Литве в символ патриотизма» т.д., а также неясно о том, что «современная пронационалистическая политика литовских властей заставили русских переселенцев неохотно селиться в Литве в послевоенное время и активно покидать ее теперь (с конца 80-х годов XX ст.)» т.д. Наконец, автор сообщил, что «цифры статистики отражают пик военного потенциала «Лесных братьев» после 1945 года» т.д. и что «наибольший накал национал-сепаратистских действий в 1945 году явно представляет собой кульминационный момент, после которого литовское движение сопротивления «Лесных братьев» резко пошло на спад из-за нехватки ресурсов, отсутствия внешней поддержки и неспособности руководства националистического сопротивления быстро адаптироваться против всесторонней советской политики в Литве».
В статье встречаются множественные ошибки/описки, как-то: «Министерства Внутренних Дел», «совремнных литовских политиколв», «Лмитвы примененой» и т.д., неудачные или некорректные выражения, как-то: «в период, действовавших начиная с лета 1944 г.», «с освобождением этого Прибалтийского региона», «проведение анализа национал-сепаратистского дподпольного движения "Лесные брать" в Литве и его трансформацию», «оппозиционно-националистическим и бандитским проявлениям», «стратегия С.Н. Круглова оказывала эффективное и постоянное содействие всему спектру политических, информационных, военных и экономических направлений развития в Литовской Советской республике», «Осуществление распропагандированной программы амнистии для боевиков» и т.д.
Выводы не позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы не отражают результатов исследования, проведённого автором, в полном объёме.
В заключительных абзацах статьи автор сообщил, что «сопротивление националистов проходило в два этапа»: «1944 ‒ 45 гг. ‒ обычные военные действия; период традиционной наступательной войны организованного национал-партизанского движения» и «1946 ‒ 1953 гг. ‒ нерегулярные боевые действия, период непрекращающегося спада из-за значительно снизившегося сопротивления, ведение оборонительных действий и мелкомасштабных наступательных операций» т.д.
Автор резюмировал, что «в ходе подавления вооруженного сепаратизма в Литовской Советской республике погибло 680 и 483 сотрудника территориальных подразделений НКВД-МВД и МГБ, военнослужащих 259 и 222 человек соответственно», такова была цена за попытку развязать гражданскую войну» т.д.
Выводы, на взгляд рецензента, не проясняют цель исследования.
На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования достигнута автором отчасти.
Публикация в данном виде не может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья требует существенной доработки, прежде всего, в части формулирования ключевых элементов программы исследования и соответствующих им выводов.

Результаты процедуры окончательного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Эпоха Перестройки привела не только к кардинальным переменам в общественно-политической и социально-экономической жизни нашей страны, но и к серьёзным изменениям в духовной жизни нашей страны. В самом деле, крушение официальной коммунистической идеологии вызвало поиски новых нравственных и патриотических ориентиров, а вместе с тем к попыткам пересмотра и переоценке прошлого. Это было характерно и для ставших суверенными балтийскийских республик, пытавшихся обосновать тезис советской оккупации.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является деятельность Министерства внутренних дел Литовской ССР против национал-сепаратистов. Хронологические рамки исследования охватывают период с момента освобождения прибалтийских земель советскими войсками до ликвидации «Лесных братьев» в 1953 г. Автор ставит своими задачами определение комплекса оперативно-розыскных и идеологических мер органов НКВД-МВД и руководства республики, направленных на ликвидацию бандформирований, проанализировать общую социально-экономическую и политическую ситуацию в военное и послевоенное время в Литовской Советской республике.
Работа основана на принципах историзма, анализа и синтеза, достоверности, методологической базой исследования выступает историко-генетический метод, в основе которого по определению академика И.Д. Ковальченко находится «последовательное раскрытие свойств, функций и изменений изучаемой реальности в процессе ее исторического движения, что позволяет в наибольшей степени приблизиться к воспроизведению реальной истории объекта», а его отличительными сторонами выстапают конкретность и описательность.
Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор стремится охарактеризовать национал-сепаратистское подпольное движение "Лесные братья" в Литве и его трансформацию в военные и послевоенные годы.
Рассматривая библиографический список статьи как позитивный момент следует отметить его разносторонность: всего список литературы включает в себя свыше 10 различных источников и исследований. Несомненным достоинством рецензируемой статьи является привлечение зарубежных материалов на английском языке, а также литовских материалов. Автор привлекает как литературу советского периода, так и работы современных литовских историков. Заметим, что библиография обладает важностью как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста рецензируемой статьи читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, использование различных источников и исследований в известной мере способствовало решению стоящих перед автором задач.
Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем автор тяготеет к излишней описательности, материал доступен для понимания всем, кто интересуется как историей Советского Союза, в целом, так и ситуацией в послевоенный период, в частности. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи.
Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть, заключение. В начале статьи автор определяет актуальность темы, показывает, что «в современной постсоветской Литве в научных и политических кругах, тем не менее, постоянно происходит героизация участников этого сопротивления, а реальная история событий переписывается в угоду новой пронационалистической политике представителей государственных органов и части литовского научного сообществ». В работе показаны следующие методы борьбы с подпольем: «формирование локальных вооруженных групп и отдельных завербованных местных ополченцев, именуемых «истребителями» для борьбы с сепаратистами; комбинированная работа "истребителей" и подразделений НКВД для прочесывания лесных массивов, чтобы окружать, захватывать или ликвидировать литовских националистов – «Лесных братьев»;
проникновение в отряды «Лесных братьев» агентов и сотрудников НКВД‒МВД республики;
периодические предложения об амнистии боевикам; депортация всех сочувствующих националистическому подполью».
Главным выводом статьи является то, что «проведением новой социально-экономической политики в Литовской республике удалось значительно подорвать материальную базу национал-сепаратистов», кроме того, немалую роль сыграла и идеологическая работа.
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в курсах лекций по истории России, так и в различных спецкурсах.
В тоже время к статье есть замечания:
1) Автор пишет, что одной из его задач является «рассмотрение и оценка на основе критического подхода современного видения национал-сепаратизма в трудах совремнных литовских политиков и ряда национальных историков». Однако в работе подобного анализа нет.
2) Необходимо вычитать текст статьи, устранив отдельные опечатки и стилистические ошибки. Приведём только один пример: «В результате, целью исследования становится проведение исторического анализа национал-сепаратистского подпольного движения "Лесные братьев" в Литве и его трансформацию в военные и послевоенные годы. Задачами представленной работы становится определение комплекса оперативно-розыскных и идеологических мер органов НКВД-МВД и руководства республики, направленных на ликвидацию бандформирований. Определение результатов, выявленных в результате применения органами внутренних дел Литвы примененой тактики по ликвидации незаконных вооруженных формирований. Исследование истории работы органов внутренних дел и всего их богатого опыта, который возможен к применению в условиях борьбы с сепаратистскими проявлениями в современной Российской Федерации. Анализ общей социально-экономической и политической ситуации в военное и послевоенное время в Литовской Советской республике в условиях, в которых проходила борьба с вооруженным национализмом. Рассмотрение и оценка на основе критического подхода современного видения национал-сепаратизма в трудах совремнных литовских политиков и ряда национальных историков».
3) Библиография должна быть приведена в соответствие с требованиями ГОСТ.
4) Возможно, что статья больше подходит для журнала исторической тематики.
После исправления указанных замечаний статья может быть рекомендована для публикации.
Заключение главного редактора от 07.05.2021: "Автор доработал статью в соответствии с требованиями рецензента"
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.