Статья 'Особенности правового статуса сотрудника полиции в условиях вооруженного конфликта' - журнал 'Полицейская деятельность' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет и редакционная коллегия > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Полицейская деятельность
Правильная ссылка на статью:

Особенности правового статуса сотрудника полиции в условиях вооруженного конфликта

Цветков Алексей Олегович

кандидат юридических наук

капитан полиции

644032, Россия, г. Омск, ул. 2-Я солнечная, 30А

Tsvetkov Aleksei Olegovich

PhD in Law

Police captain

644032, Russia, g. Omsk, ul. 2-Ya solnechnaya, 30A

tsvetkoff.lesha@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0692.2021.2.34605

Дата направления статьи в редакцию:

13-12-2020


Дата публикации:

08-05-2021


Аннотация: В контексте исследования рассматривается проблема привлечения полиции к участию в военном конфликте и решению не свойственных для нее боевых задач. При наступлении условий войны полиция может выступать на стороне одной из действующих сил во время конфликта. Сторона, которая включает личный состав полиции в свой контингент, обязана предупредить противника о таком решении. В условиях ведения военных действий личный состав становится законной военной целью для неприятеля, в связи с чем действия направленные на причинение вреда жизни и здоровью полицейского перестают носить преступный характер. Основными выводами проведенного исследования являются то, что деятельность полиции в условиях вступления в военный конфликт отличается не только противоречием между международным и отечественным законодательством, где, с одной стороны полиция не может выступать воюющей стороной, а с другой, МВД входит в количество субъектов, привлекаемых к обороне государства в случае военного конфликта с внутренними и внешними врагами. Полицейский, принимающий участие в вооруженном конфликте на территории России это законный комбатант, попадание его во власть противника должно расцениваться как состояние плена, а не удержание в качестве заложника. Согласно нормам международного права, полиция, не может выступать воюющей стороной, следовательно, применение оружия полицейским может иметь уголовно-правовые последствия, если это не связано с положениями, перечисленными в ст. 23 Главы 5 Закона «О полиции». В контексте проблемы особенно остро встает вопрос о законодательной инициативе приравнивания полиции к военнослужащим, в части признания полицейских законными комбатантами во время участия их в военном конфликте, с проработкой соответствующих гарантий и компенсаций для сотрудников полиции и членов семей полицейских принимающих участие и попавших в плен.


Ключевые слова:

полиция, Женевские конвенции, военный конфликт, армия, право на плен, сотрудник полиции, комбатанты, международное право, война, оборона государства

Abstract: The article considers the problem of the police involvement in an armed conflict with non-typical combat tasks. In the case of war, police officers can act for one of the operating forces. A party to a conflict, which uses police among its forces, must inform the opponent about it. During a military conflict, police personnel becomes a legal military target, therefore the actions, aimed at damaging the life and health of a police officer, are no longer considered as a crime. The author arrives at the conclusion that the activities of the police during an armed conflict are not only characterized by the contradiction between the international and Russian legislation, in which, correspondingly, police can’t be a party to a conflict, and the Ministry of Internal Affairs is among the structures used for the national defence during an armed conflict with external and internal enemies. A police officer, participating in an armed conflict on the territory of the Russian Federation, is a legal combatant; in case he is taken by the adversary, he is considered as a prisoner and not as a hostage. According to the international law, police can’t be a belligerent party, therefore weapon employment by a police officer can cause legal consequences, unless it comes within the provisions of article 23 chapter 5 of the Law on Police. In the context of the problem, the question about legislative initiative for treating police officers as members of armed forces becomes vexed, in terms of recognition of police officers as legal combatants during their participation in an armed conflict, with the corresponding guarantees and compensation for imprisoned police officers and their family members.   


Keywords:

The police, Geneva Convention, militari conflict, army, the right to the prisoner, polis oficer, combatants, international law, war, the defense of the state

В конце XX начале XXI в. личный состав МВД России был активно вовлечен в контртеррористическую деятельность проводимую руководством страны на территории бывших союзных республик и Северного Кавказа, где выполнял задачи, в том числе, и военного значения, напрямую участвуя в полномасштабных военных действиях наравне с военнослужащими. При выполнении задач в условиях открытого вооруженного противостояния личный состав МВД России понес потери умершими, убитыми, пропавшими без вести, попавшими в плен. Так, во время Осетино-Ингушского конфликта (октябрь-ноябрь 1992 г.) потери федеральных сил составили 27 человек (военнослужащие МО – 22 человека). МВД – 5 человек. В ходе вооруженного конфликта в Чечне общие потери федеральной группы войск в виде убитых, умерших, пропавших без вести и попавших в плен составили 5552 человека, пропало без вести и попало в плен 510 человек. Из них со стороны внутренних войск МВД всего потери составили 1551 человек. Пропавших без вести и попавших в плен 187 человек. Из них сотрудников ОВД всего 311, в том числе пропало без вести 37. При событиях в Дагестане безвозвратные потери сил МВД составили 162 человека. Из них сотрудников ОВД 53 человека [1]. В настоящее время МВД не ведет активных военных действий на территории России. Тем не менее, богатый боевой опыт, накопленный за долгие годы различных войн последних лет показывает, что сотрудники милиции и полиции, как территориальных ОВД, так и УВД, ГУВД различных уровней активно привлекались для выполнения служебных обязанностей на территории Северокавказского региона, участвуя в операциях по обезвреживанию и уничтожению террористов наряду с военнослужащими. При этом участие в подобных операциях не обходилось без потерь как невосполнимых в виде убитых, так и пропавших без вести и попавших в плен. При подобных обстоятельствах правовое положение попавших в плен сотрудников из числа личного состава, не отнесенного к Внутренним войскам и иным структурам, где личный состав приравнен к военнослужащим вызывает наибольшую обеспокоенность в связи с проблемой признания такого статуса за полицейскими в отличие от представителей Министерства Обороны РФ.

В то же время, согласно пп. 29, 30 ст. 12 Федерального закона от 3 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» [2] сотрудники обязаны участвовать в обеспечении режима военного положения и режима чрезвычайного положения в случае их введения на территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях, оказывать содействие пограничным органам ФСБ, в том числе, при отражении вооруженных вторжений на территорию Российской Федерации.

В соответствии с ч. 1 ст. 35 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 30 ноября 2011 г. № 342 – ФЗ сотрудник полиции может привлекаться к службе в особых условиях к которым относятся: военное положение, чрезвычайное положение, контртеррористическая операция, вооруженный конфликт, ликвидация последствий аварий, катастроф природного и техногенного характера и других чрезвычайных ситуаций без согласия сотрудника. В таком случае, как и военнослужащий, участвующий в военном конфликте, он, должен иметь статус законного комбатанта[1]. В нормативных правовых актах регламентирующих права, обязанности, законные интересы, связанные с прохождением службы в полиции, подобная норма отсутствует, тем самым ущемляется правовой статус полицейского как участника боевых действий.

Ход военного конфликта и правовой статус его участников регулируется актами международного гуманитарного права[2]. В настоящее время комплекс основных источников, регулирующих юридические особенности ведения войны и нормативно-правовую основу статуса человека на войне составляют: IV Гаагская конвенция 1907 г. и являющееся приложением к ней Положение о законах и обычаях сухопутной войны; четыре женевских конвенции о защите жертв войны от 12 августа 1949 г. и два Дополнительных протокола к ним от 8 июня 1977 г. – Протокол I, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов [3]; Протокол II о защите жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера [3]. К сожалению, в действующих актах международного права нет прямой ссылки на правовой статус полицейских, вовлеченных в вооруженный конфликт.

Особое место в условиях военного конфликта имеет правовое положение полиции. Силы правопорядка не входят в состав субъектов, перечисленных в Конвенциях, следовательно, не могут иметь право на статус законного комбатанта по нормам международного гуманитарного права.

В Декларации о полиции 1979 г. в частности, разделе «С», указано, что полицейский должен продолжать выполнять свои задачи по защите граждан и собственности во время войны и вражеской оккупации в интересах гражданского населения. В связи с этим он не должен иметь статуса «воюющей Стороны», и к нему не должны применяться положения Третьей Женевской конвенции от 12 августа 1949 г. [4] Таким образом, полицейские изначально не являются военными и согласно данного документа не имеют право на плен в случае их задержания стороной противника. По смыслу положений международного права, лица осуществляющие полицейские функции, подпадают под действие ст. 75 Дополнительного протокола к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающегося защиты жертв вооруженных конфликтов (Протокол I) и закрепляющего основные положения гуманного обращения с попавшими во власть неприятельской стороны. В случаях, не предусмотренных настоящим Протоколом или другими международными соглашениями, сотрудники органов внутренних дел все равно вправе рассчитывать на покровительство со стороны международного права. В частности, полицейские принимающие участие в военном конфликте, будут пользоваться покровительством IV Женевской конвенции о защите гражданского населения и Международного Пакта о гражданских и политических правах, согласно которым им должны быть гарантированы общечеловеческие права (неприкосновенность жизни, здоровья, частной собственности и т. д.). Международное гуманитарное право, основной субъектной группой, в отличие от полиции, выделяет армию. Представители вооруженных сил являются законными комбатантами и в соответствии с этим имеют право на военный плен в случае попадания во власть противника[3]. Данную норму следует отнести ко всем лицам, проходящим военную службу, т. е. личный состав армии, Федеральной Службы Безопасности, Службы Внешней Разведки, военной полиции, войск Росгвардии и войск МЧС. Сотрудник полиции не обладают статусом военнослужащих и соответственно не могут напрямую быть отнесены к действию данной правовой нормы. Для определения позиции МВД в деятельности по обороне следует обратиться к Федеральному закону от 31 мая 1996 г. № 61 ФЗ «Об обороне» в частности, п. 8 ст. 1, в котором говорится: «…другие войска, воинские формирования и органы привлекаются к совместной с Вооруженными Силами Российской Федерации оперативной и мобилизационной подготовке в целях подготовки к выполнению задач в области обороны» [5]. Следовательно, закон напрямую относит МВД к субъектам, осуществляющим деятельность по обороне Российской Федерации. Данная позиция закреплена в ст. 17 Раздела IV настоящего Федерального закона.

В свете проблемы правового регулирования положения сотрудника полиции участвующего в военном конфликте, отдельно встает вопрос о правовом статусе сотрудника органов внутренних дел, попавшего в плен. По факту следует различать нахождение полицейского в качестве заложника[4] и военнопленного[5]. Находясь во власти противника, он может быть заложником, если за его освобождение требуется, к примеру, выполнение каких-либо действий, бездействий или назначен выкуп. Такой статус полицейского закреплен в п. 4 части 3, ст. 68 Главы 9 ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации» от 30 ноября 2011 г. № 342 ФЗ. В данной ситуации он будет считаться продолжающим службу полицейским. В отличие от заложников, пленные, согласно международному гуманитарному праву, должны быть обменены, или отпущены на свободу удерживающей стороной после окончания боевых действий без каких-либо материальных обязательств.

В Законе «О полиции» отсутствуют нормы, регламентирующие статус сотрудника при наступлении подобных обстоятельств. Назначение полиции на территории Российской Федерации – защищать жизнь, здоровье, права и свободы граждан, лиц без гражданства, противодействовать преступности, охранять общественный порядок, собственность и обеспечивать общественную безопасность. Полиция незамедлительно приходит на помощь каждому, кто нуждается в ее защите от преступных и иных противоправных посягательств [2]. В данном контексте не ставятся задачи по обороне государства, а преследуются исключительно мирные цели в рамках общегражданских правоотношений.

К сожалению, следует отметить отсутствие серьезных, крупных исследований (диссертаций, монографий) посвященных, данной проблеме, хотя опыт участия МВД в вооруженных конфликтах различного характера очень богат, и, безусловно, заслуживает отдельного пристального внимания со стороны ученых. Сотрудник полиции в отличие от гражданина наделен специальным правовым статусом, позволяющим ему исполнять обязанности и реализовывать права при несении службы при этом ограничивая права, в том числе конституционные, других лиц. Кроме того, полицейский имеет право на ношение и применение табельного боевого огнестрельного оружия, проходит подготовку и проверку на знание и умение им пользоваться, что является ключевым моментом в различии полиции и гражданского населения в условиях войны. Если гражданские лица применяют оружие в отношении личного состава вооруженных сил противника, то могут быть лишены тех привилегий, которыми пользуется мирное население. Такие действия не законны. Таким образом, личный состав полиции, согласно национальной доктрине безопасности, благодаря специальному правовому статусу входит в число субъектов по обороне государства, наряду с армией и иными государственными органами.

В целом следует отметить, что основная деятельность полиции включает в себя очень широкий круг прав и обязанностей по охране общества от противоправных посягательств. В процессе военного конфликта перестраиваются общественные отношения, вступают в действие специальные правовые акты, цель применения которых – уменьшить потери и разрушительную силу войны. С изменением общественных отношений естественным образом меняется и деятельность полиции, и насколько она будет эффективна, зависит, в том числе, и от правильного понимания ее места в условиях военного конфликта.

Деятельность полиции в условиях вступления в военный конфликт отличается не только противоречием между международным и отечественным законодательством, где, с одной стороны, полиция не может выступать воюющей стороной, а с другой, МВД входит в количество субъектов, привлекаемых к обороне государства в случае военного конфликта с внешними и внутренними врагами. В данном контексте следует заключить, что на территории России привлечение личного состава полиции к участию в вооруженном конфликте будет легитимным, соответственно, полицейский, принимающий участие в военном конфликте на территории РФ, должен иметь статус законного комбатанта, как и военнослужащий Министерства Обороны РФ.

Полицейский, принимающий участие в военном конфликте на территории России это законный комбатант, попадание его во власть противника должно расцениваться как состояние плена, а не удержание в качестве заложника. Оба статуса должны расцениваться равнозначно и считаться продолжением службы сотрудником полиции в особых условиях.

Согласно нормам международного права, полиция не может выступать воюющей стороной, следовательно, применение оружия полицейским может иметь уголовно-правовые последствия, если это не связано с положениями, перечисленными в ст. 23 Главы 5 Закона «О полиции».

В контексте проблемы особенно остро стоит необходимость законодательной инициативы, приравнивания полиции к военнослужащим, в части признания полицейских законными комбатантами во время участия их в военном конфликте, с проработкой соответствующих гарантий и компенсаций для сотрудников полиции и членов семей полицейских принимающих участие и попавших в плен. Внесение дополнений в Закон «О полиции» где необходимо закрепить исполнение обязанностей и реализацию прав полиции в ходе несения службы в условиях боевой обстановки. Отдельно проработав порядок на применение, физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия в условиях боя.

Принятие данных мер позволит улучшить правовое положение полицейских, повысить эффективность применения личного состава при выполнении возложенных задач в особых условиях.

[1] Комбатант (сражающийся) – лицо, входящее в состав вооруженных сил одной из сторон международного вооруженного конфликта [6].

[2] Международное гуманитарное право – это совокупность международно-правовых норм и принципов, направленных, по гуманитарным соображениям, на ограничение негативных последствий вооруженных конфликтов. Оно защищает лиц, которые не участвуют или прекратили свое участие в военных действиях, и ограничивает средства и методы ведения военных действий. Международное гуманитарное право известно также как право войны или право вооруженных конфликтов [7].

[3] Федеральный закон от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» содержит в себе нормы, согласно которым за военнослужащими, захваченными в плен или в качестве заложников, а также интернированными в нейтральных странах, сохраняется статус военнослужащих. Органы государственной власти и военное командование обязаны принимать меры по освобождению указанных военнослужащих в соответствии с нормами международного права. В случае безвестного отсутствия военнослужащих за ними сохраняется статус военнослужащих до признания их в установленном законом порядке безвестно отсутствующими или объявления умершими. За указанными военнослужащими сохраняются материальное и иные виды обеспечения, которые выплачиваются (выдаются) супругам или другим членам семей военнослужащих, проживающим совместно с ними, в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, до полного выяснения обстоятельств захвата в плен или в качестве заложников, интернирования военнослужащих или их освобождения либо до признания их в установленном законом порядке безвестно отсутствующими или объявления умершими [8].

[4] Заложник – физическое лицо, захваченное и (или) удерживаемое в целях понуждения государства, организации или отдельных лиц совершить какое-либо действие (воздержаться от его совершения) как условия освобождения удерживаемого лица (Федеральный закон «О борьбе с терроризмом» от 25 июля 1998 г.) [9].

[5] Военнопленный (англ. prisoner of war) – в международном праве захваченный во время войны. или вооруженного конфликта противником и находящийся в его власти комбатант или др. лицо, на которых распространяется режим военного плена. Этот режим регулируется Положением о законах и обычаях сухопутной войны, являющимся приложением Гаагской конвенции 1907 г., и Женевской конвенцией 1949 г. об обращении с военнопленными, а также другими международными актами [10].

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Особенностям «правового статуса сотрудника полиции в условиях вооруженного конфликта» посвящен предмет исследования.
Методология исследования – ряд методов, правильно используемых автором: сравнительно-правовой, формально-юридический, анализ и синтез, логика и др.
Автором во введении к статье обоснована актуальность, которая выражается в следующем: «При выполнении задач в условиях открытого вооруженного противостояния личный состав МВД России понес потери умершими, убитыми, пропавшими без вести, попавшими в плен». Тут же автор при постановке проблемы говорит о том, что «…сотрудники милиции и полиции… активно привлекались для выполнения служебных обязанностей …, участвуя в операциях по обезвреживанию и уничтожению террористов наряду с военнослужащими».
Научная новизна обоснована в исследовании автора.
Стиль, структура, содержание заслуживают особого внимания. Исследование имеет все необходимые структурные элементы: актуальность, постановка проблемы, цели и задачи, предмет, научная новизна, методология и выводы.
Стиль работы хороший, она легко читается и носит исследовательский характер.
Содержание отражает существо статьи.
Автор логично подводит читателя к существующей проблеме. В начале статьи автор акцентирует внимание читателя на предмете статьи. Он показывает, что «…правовое положение попавших в плен сотрудников из числа личного состава, не отнесенного к Внутренним войскам и иным структурам, где личный состав приравнен к военнослужащим вызывает наибольшую обеспокоенность в связи с проблемой признания такого статуса за полицейскими».
Автор отмечает «Особое место в условиях военного конфликта имеет правовое положение полиции …».
Далее автор переходит к анализу подходов «правовой статус полицейских», используя ссылки на акты международного права [4],[5],[6]» и отмечает: «К сожалению, в действующих актах международного права нет прямой ссылки на правовой статус полицейских, вовлеченных в вооруженный конфликт», «Силы правопорядка … не могут иметь право на статус законного комбатанта по нормам международного гуманитарного права», «… полицейские изначально не являются военными и согласно данного документа не имеют право на плен в случае их задержания стороной противника [7]».
При этом автор отмечает, что ФЗ «Об обороне» «…напрямую относит МВД к субъектам, осуществляющим деятельность по обороне Российской Федерации». Правда не ясно почему автор игнорирует Положение о МВД России «В единую централизованную систему МВД России входят: органы внутренних дел, включающие в себя полицию…».
Переходя к анализу вопроса «о правовом статусе сотрудника органов внутренних дел, попавшего в плен», автор правильно показывает, что «…Находясь во власти противника, он может быть заложником, если за его освобождение требуется, к примеру, выполнение каких либо действий, бездействий или назначен выкуп. Такой статус полицейского закреплен в п.4 части 3, ст.68 Главы 9 ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации»». Тем более, что автор все-таки приравнивает статус полицейского и статус сотрудника органов внутренних дел
Автор замечает: «С изменением общественных отношений естественным образом меняется и деятельность полиции, и насколько она будет эффективна, зависит, в том числе, и от правильного понимания ее места в условиях военного конфликта». Примеры подкрепляются ссылками на НПА и делается вывод: «Деятельность полиции в условиях вступления в военный конфликт отличается не только противоречием между международным и отечественным законодательством…».
Автор правильно отмечает также, что «…на территории России привлечение личного состава полиции к участию в вооруженном конфликте будет легитимным, соответственно, полицейский, принимающий участие в военном конфликте на территории РФ, должен иметь статус законного комбатанта, как и военнослужащий Министерства Обороны РФ». Все выводы подкреплены ссылками на НПА, но не работы ученых-оппонентов (как выясняется их и нет).
Автор подводит промежуточный итог: «Согласно нормам международного права, полиция не может выступать воюющей стороной, следовательно, применение оружия полицейским может иметь уголовно-правовые последствия…».
В заключение автор подводит итог: «В контексте проблемы особенно остро стоит необходимость законодательной инициативы, приравнивания полиции к военнослужащим…» и приводит свои доводы, в частности «необходимо закрепить исполнение обязанностей и реализацию прав полиции в ходе несения службы в условиях боевой обстановки …», «Отдельно проработав порядок на применение, физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия в условиях боя».
И автор отмечает: «Принятие данных мер позволит улучшить правовое положение полицейских, повысить эффективность применения личного состава при выполнении возложенных задач в особых условиях».
Как нам кажется, приведены отдельные, дающие для практики и теории выводы. Жаль мало конкретики.
Необходимо констатировать, что журнал, в который представлена статья является научным, и автор направил в издательство статью, соответствующую требованиям, предъявляемым к научным публикациям, но для научной полемики он не обращается к текстам научных статей оппонентов (их просто нет). И автор прав «К сожалению, следует отметить отсутствие серьезных, крупных исследований (диссертаций, монографий) посвященных, данной проблеме…».
Библиография (требует переработки!) содержит нормативные и международные акты, ссылки на определения (что не допустимо), отсутствуют научные исследования хотя бы по отдельным частям рассматриваемой проблемы, к которым автор мог бы обращаться. Это не мешает автору правильно определить проблемы и поставить их на обсуждение. Он, проанализировав их, пытается раскрыть предмет статьи, как ему видится.
К замечаниям можно отнести: неработающие и ничего не значащие ссылки («он, должен иметь статус законного комбатанта[3]»), указания на даты 2019 и начала 2020 г. г. обращения к интернет ресурсам, повторения в библиографии и ссылках, наименование статьи с маленькой буквы.
Апелляция к оппонентам в связи с вышесказанным отсутствует (не вина автора). Автором используется материал международных и национальных актов.
Выводы – работа заслуживает опубликования (с небольшими замечаниями), интерес читательской аудитории будет присутствовать.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.