Статья 'Виды и классификация преступлений экстремистской направленности' - журнал 'Полицейская деятельность' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет и редакционная коллегия > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Полицейская деятельность
Правильная ссылка на статью:

Виды и классификация преступлений экстремистской направленности

Алехин Егор Владимирович

кандидат юридических наук

старший преподаватель, кафедра оперативно-разыскной деятельности органов внутренних дел, Дальневосточный юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации

680020, Россия, Хабаровский край, г. Хабаровск, пер. Казарменный, 15

Alekhin Egor Vladimirovich

PhD in Law

Senior Lecturer of the Department of Investigative Activity of Internal Affairs Agencies at Far Eastern Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation

680020, Russia, Khabarovskii krai, g. Khabarovsk, per. Kazarmennyi, 15

negus87@mail.ru

DOI:

10.7256/2454-0692.2018.4.27486

Дата направления статьи в редакцию:

24-09-2018


Дата публикации:

16-10-2018


Аннотация: Содержание статьи направлено на совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступлениями экстремистской направленности. Анализ действующего законодательства свидетельствует о неоднозначности толкования понятия преступления экстремистской направленности, что не позволяет утверждать какие составы преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом, могут быть признаны в качестве таковых и представить их систему. Проведенное исследование показывает, что для отнесения того или оного деяния к преступлениям рассматриваемой группы необходимо учитывать экстремистский мотив их совершения, который подразумевает политическую, идеологическую, расовую, национальную или религиозную ненависть или вражду либо ненависть или вражду в отношении какой-либо социальной группы. Кроме этого автор в статье уделяет внимание соотношению понятий «экстремизм» и «терроризм» которые, несмотря на наличие определенной общности этих двух понятий, позволяющей рассматривать терроризм в качестве крайней формы проявления экстремизма, не являются тождественны друг другу и не могут рассматриваться в качестве синонимов. Методологическую основу исследования составили общенаучные (сравнение, анализ) и эмпирические методы (анализ и изучение нормативной, научной и специальной литературы). Выводы, указанные в работе, дают возможность представить систему преступлений экстремистской направленности, в основу которой положены такие критерии, как объективные и субъективные признаки деяния, что позволяет отражать сущность современного экстремизма, повысить эффективность деятельности правоохранительных органов по выявлению и квалификации данного вида преступлений.


Ключевые слова:

экстремизм, терроризм, преступления экстремистской направленности, экстремистский мотив, классификация, экстремистская деятельность, уголовный кодекс, квалификация, ненависть или вражда, уголовная ответственность

Abstract: The aim of the article is to improve the law enforcement activity that fights against extremist crimes. The results of the analysis of the current legislation on the matter demonstrate contradictions in the interpretation and definition of extremist crime. This does not allow to define what elements of crime under the Criminal Code can be considered to be of extremist nature. Based on the research, in order to attribute this or that action to extremist crime it is necessary to take into account the extremist motive for their commitment that implies political, ideological, racist, national or religious hatred or enmity, or hatred or enmity towards a particular social group. In addition, the author pays attention to the relation between the concepts of 'extremism' and 'terrorism' which, despite certain similarity between these concepts allowing to view terrorism as an extreme example of extremism, are not identical concepts and cannot be synonymized. The methodological basis of the research implies general research methods (comparison and analysis) and empirical methods (analysis and review of research and special literature). The conclusions made by the author of the article allow to present a classification of extremist crimes depending on such criteria as objective and subjective attributes of crime. This provides a better insight into the nature of modern extremism and allows to increase efficiency of law enforcement activity aimed at discovery and qualification of crime of this kind. 


Keywords:

extremism, terrorism, extremist crimes, extremist motive, classification, extremist activity, criminal code, qualification, hatred or enmity, criminal liability

Качество и глубина имеющихся знаний о преступлении, его специфики, содержании, присущих характеристиках и иных элементах определяют эффективность борьбы как с конкретными деяниями, так и с преступностью в целом. Экстремизм в своих проявлениях многогранен, что усложняет деятельность правоохранительных органов как по выявлению преступлений экстремистской направленности, так и их дальнейшему раскрытию, и расследованию. Исходя из этого, в первую очередь, необходимо определить какие деяния могут быть признаны в качестве экстремистских. Федеральный закон «О противодействии экстремист­ской деятельности» в статье 1 раскрывает, что в качестве экстремистской деятельности (экстремизма) можно признать тринадцать обособленных деяний, ответственность за которые предусматривается нормами УК РФ и КоАП РФ, что приводит к необходимости выделить и более подробно рассмотреть те деяния, которые возможно отнести к преступлениям экстремисткой направленности.

Прежде всего хотелось бы отметить неоднозначность толкования понятия преступления экстремистской направленности, в связи с чем до настоящего момента отсутствует их четкая система. Но несмотря на данный негативный фактор, попробуем разобраться в критериях, позволяющих отнести те или иные деяния к преступлениям экстремистской направленности.

Исходя из положений примечания 2 к статье 282.1 УК РФ к числу преступлений экстремистской направленности относятся преступления, совершаемые по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, предусмотренные соответствующими статьями Уголовного кодекса Российской Федерации, которые исходя из имеющейся структуры можно разбить на три группы:

1. Преступления экстремистской направленности против личности:

- преступления против жизни и здоровья (предусмотрены пунктом «л» части 2 статьи 105, пунктом «е» части 2 статьи 111, пунктом «е» части 2 статьи 112, пунктом «б» части 2 статьи 115, статьей 116, пунктом «з» части 2 статьи 117, частью 2 статьи 119 УК РФ);

- преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статья 136 УК РФ);

- преступления против семьи и несовершеннолетних (часть 4 статьи 150 УК РФ).

2. Преступления экстремистской направленности против общественной безопасности и общественного порядка:

- преступления против общественной безопасности (предусмотрены пунктом «б» части 1 статьи 213, часть 2 статьи 214 УК РФ);

- преступления против здоровья населения и общественной нравственности (пункт «б» части 2 статьи 244 УК РФ).

3. Преступления экстремистской направленности против конституционного строя и безопасности государства (статьи 280, 280.1, 282, 282.1, 282.2, 282.3 УК РФ).

Стоит оговориться, что указанный перечень не является исчерпывающим и лишь позволяет в некоторой мере систематизировать преступную деятельность в сфере экстремизма. Так, к данным проявлениям можно также отнести статью 357 УК РФ («Геноцид») и др. При этом, содержание уголовного кодекса дает возможность сделать вывод, что любое деяние, которое совершается по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, может быть отнесено к преступлениям экстремистского характера даже если эти мотивы не указаны в качестве квалифицирующего признака. В таком случае они признаются обстоятельствами, отягчающими наказание в соответствии с пунктом «е» статьи 63 УК РФ. Такого рода преступлениями могут быть грабеж, разбой в отношении лиц, принадлежащих по мнению виновного к ненавистной (по причинам, вытекающим из указанных выше мотивов) ему группе, незаконное лишение свободы, умышленные уничтожение или повреждение их имущества, либо косвенно относящегося к ним (уничтожение объектов культурного наследия или культурных ценностей) и др.

Говоря о многообразии видов преступлений экстремистской направленности, невозможно не сказать о тех преступлениях, которые можно считать таковыми при наличии в статистической карточке отметки о совершении преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Такой перечень дается в Указании Генпрокуратуры России № 870/11, МВД России № 1 от 27 ноября 2017 г. «О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетно­сти», где помимо указанных выше составов перечислены: части 3 и 4 статьи 111, часть 2 статьи 213, статьи 136, 148, 149, 212, 239, 243, 335, 336, 354.1 УК РФ.

Таким образом, для отнесения деяний к преступлениям экстремистской направленности необходимо учитывать экстремистский мотив их совершения, который подразумевает политическую, идеологическую, расовую, национальную или религиозную ненависть или вражду либо ненависть или вражду в отношении какой-либо социальной группы.

Спорным остается вопрос отнесения терроризма и его проявлений к преступлениям экстремистской направленности. Отсутствие единообразия в его понимании подчас приводит к смешению данных понятий и их употреблению в качестве равнозначных. Несомненно, такое положение не лучшим образом сказывается не только на законодательном уровне, а, в первую очередь, на деятельности правоохранительных органов, осуществляющих борьбу с данными негативными явлениями.

В соответствии с Кратким политическим словарем «экстремизм – приверженность к крайним взглядам и мерам, в политическом смысле означает стремление решать проблемы, достигать поставленных целей с применением самых радикальных методов, включая все виды насилия и террора» [4]. Подобного рода характеристика дается в толковом словаре русского языка С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой [5], где «экстремизм» (приверженность к крайним взглядам, мерам (обычно в политике)) и «террор» (устрашение своих политических противников, выражающееся в физическом насилии, вплоть до уничтожения), определяются как понятия, содержание которых в целом совпадает.

В Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, экстремизм определяется как «какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них» [12]. Что позволяет рассматривать преступления против общественной безопасности в качестве одной из форм проявления экстремизма.

Исходя из содержания Федерального закона «О противодействии экстремист­ской деятельности», где, как отмечалось выше, в качестве экстремизма признаются тринадцать деяний, одним из них названо «публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность». Подобного рода формулировка позволяет сделать вывод, что по мнению законодателя терроризм является разновидностью экстремизма, его составляющим элементом. Аналогичные выводы могут быть сделаны и из содержания Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2011 г. № 11 "О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности", после внесения изменений в который указано на необходимость решать вопрос о конфискации денег, ценностей и иного имущества, которые могут быть использованы для финансирования как экстремистской деятельности, так и терроризма, у лиц, признанных виновными в организации экстремистского сообщества, экстремистской организации либо финансировании экстремистской деятельности.

Не вдаваясь в дискуссию относительно понятий «экстремизм» и «терроризм», которые в юридической науке вызывают определенные споры, стоит отметить несколько подходов к их пониманию. Одни ученые отождествляют экстремизм с терроризмом и насилием, рассматривают их качестве неразрывно связанных между собой, взаимообуславливающих явлений [3, 9]. Другие считают, что экстремизм, проходя определенные этапы своего развития в конечном счете видоизменяется и переходит в более опасный вид – терроризм, что позволяет рассматривать их между собой как общее и частное [2, 6]. Иными словами, несмотря на наличие определенной общности этих двух понятий, позволяющей рассматривать терроризм в качестве крайней формы проявления экстремизма, они не являются тождественны друг другу и не могут рассматриваться в качестве синонимов.

Изложенное вызывает необходимость вернуться к вопросу о характеристике преступлений экстремистской направленности, рассмотреть их систему и определить критерии, которые могут быть положены в ее основу.

Ряд авторов предлагают делить преступления экстремистской направленности на две самостоятельные группы исходя из имеющихся в законодательстве признаках. Первая группа, в одном случае, может быть представлена деяниями, указанными в статье 1 ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» [1, 8]. В другом, – деяния, непосредственно содержащие в себе экстремистские мотивы согласно УК РФ [7]. Вторая группа, по обоюдному мнению, включает в себя преступления, совершаемые по мотивам, указанным в пункте «е» части 1 статьи 63 УК РФ.

Более альтернативные подходы, включающие терроризм в систему преступлений экстремистской направленности, предлагаются иными авторами. Так, классифицируя нормы УК РФ, посвященные экстремизму, С.Н. Фридинский для систематизации учитывает такие критерии, как степень общественной опасности рассматриваемых преступлений и мотивы их совершений:

- «чистые» экстремистские преступления, т.е. деяния, совершая которые, виновные движимые экстремистскими побуждениями, совершают действия, направленные на насильственное распространение таких взглядов и искоренение взглядов, отличных от отстаиваемых ими, или организацию таких действий в будущем (ст. 280, 282, 2821, 2822 УК РФ);

- любые иные преступления из предусмотренных УК РФ, при условии, что они совершаются по экстремистским мотивам;

- террористическая деятельность как крайняя форма проявления экстремизма [11].

Р.М. Узденов, классифицируя преступления экстремистской направленности учитывает общественные отношения, связанные с конституционными основами:

- общественные отношения, обеспечивающие реализацию конституционного статуса личности (ст. 105, 108, 110-112, 114-117, 119-122, 124-133, 136-141, 148-149 УК РФ);

- общественные отношения, обеспечивающие реализацию конституционных основ экономических отношений (ст. 158-163, 165, 167, 169, 178, 179 УК РФ);

- общественные отношения, обеспечивающие реализацию конституционных основ общественного строя (ст. 205-206, 208, 212, 213, 214, 239, 243-244, 353-354, 357, 360 УК РФ);

- общественные отношения, обеспечивающие реализацию конституционных основ государственного строя (ст. 277 - 282.2, УК РФ) [10].

А.В. Петрянин в основу системы преступлений экстремистской направленности вкладывает два критериеобразующих признака: видовой объект и мотив посягательства, представив несколько иную классификацию:

- преступления, причиняющие вред общественным отношениям, обеспечивающим охрану общественной безопасности России (ст. 205, 2051, 2052, 2053, 2054, 2055, 206, 207, 208, 212 УК РФ);

- деяния, посягающие на общественные отношения, регулирующие нормальное функционирование конституционного строя Российской Федерации (ст. 239, 277, 278, 279, 280, 2801, 281, 282, 2821, 2822, 2823 УК РФ);

- деяния, наносящие ущерб общественным отношениям, устанавливающим легитимные условия сохранения мира и безопасности человечества (ст. 3541, 357, 360 УК РФ) [6].

Исходя из имеющихся классификаций, система преступлений экстремистской направленности может иметь различные формы в зависимости от той или иной авторской научной позиции. Представляется, что для получения наиболее полной системы рассматриваемых преступлений в ее основу должны быть положены такие критерии, как объективные и субъективные признаки деяния, что позволит отражать сущность современного экстремизма. Поэтому, не отрицая возможности существования иных подходов относительно классификации преступлений экстремистской направленности, предлагается подразделять их на:

- деяния, содержащие в себе исключительно признаки преступлений экстремистской направленности (статьи 280, 280.1, 282, 282.1, 282.2, 282.3 УК РФ);

- преступления террористической направленности, как крайняя форма проявления экстремизма;

- преступления, которые считаются экстремистскими в силу наличия соответствующих субъективных признаков, выступающих в качестве квалифицирующих;

- преступления, объективные признаки которых не позволяют отнести их к преступлениям экстремистской направленности, но могут признаются таковыми при наличии экстремистского мотива (указанного в пункте «е» части 1 статьи 63 УК РФ), который будет считаться отягчающим обстоятельством.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.