Статья 'Преодоление кризиса COVID-19: реиндустриализация современной России' - журнал 'Национальная безопасность / nota bene' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Национальная безопасность / nota bene
Правильная ссылка на статью:

Преодоление кризиса COVID-19: реиндустриализация современной России

Вакарёв Александр Алексеевич

ORCID: 0000-0002-2151-3142

доктор экономических наук

профессор, кафедра Прикладной экономики и менеджмента, МБОУ ВО Волжский институт экономики, педагогики и права

404111, Россия, Волгоградская область, г. Волжский, ул. Советская, 6

Vakarev Aleksander Alekseevich

Doctor of Economics

Professor, Department of Applied Economics and Management, Volga Institute of Economics, Pedagogy and Law

404111, Russia, Volgogradskaya oblast', g. Volzhskii, ul. Sovetskaya, 6

management@viepp.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Виноградов Валерий Валериевич

ORCID: 0000-0001-8627-8641

кандидат юридических наук

доцент, кафедра Теории и истории государства и права, Муниципальное бюджетное образовательное учреждение высшего образования Волжский институт экономики, педагогики и права

404111, Россия, Волгоградская область, г. Волгоград, ул. Лодыгина, 6, оф. 10

Vinogradov Valerii Valerievich

PhD in Law

Associate Professor, Department of Theory and History of State and Law, Municipal Budgetary Educational Institution of Higher Education Volga Institute of Economics, Pedagogy and Law

404111, Russia, Volgogradskaya oblast', g. Volgograd, ul. Lodygina, 6, of. 10

12000102@mail.ru
Бурдюгова Ольга Михайловна

ORCID: 0000-0002-1895-0237

кандидат экономических наук

доцент, кафедра Прикладной экономики и менеджмента, Муниципальное бюджетное образовательное учреждение высшего образования Волжский институт экономики, педагогики и права

404111, Россия, Волгоградская область, г. Волжский, ул. Советская, 6

Burdyugova Ol'ga Mikhailovna

PhD in Economics

Associate Professor, Department of Applied Economics and Management, Municipal Budgetary Educational Institution of Higher Education Volga Institute of Economics, Pedagogy and Law

404111, Russia, Volgogradskaya oblast', g. Volzhskii, ul. Sovetskaya, 6

burdugova@yandex.ru
Иевлева Наталья Владимировна

ORCID: 0000-0001-5124-7079

кандидат экономических наук

доцент, кафедра Экономики и менеджмента, Волжский политехнический институт (филиал) федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования Волгоградский государственный технический университет

404111, Россия, Волгоградская область, г. Волжский, ул. Энгельса, 42 А

Ievleva Natal'ya Vladimirovna

PhD in Economics

Associate Professor, Department of Economics and Management, Volga Polytechnic Institute (branch) of the Federal State Budgetary Educational Institution of Higher Education Volgograd State Technical University

404111, Russia, Volgogradskaya oblast', g. Volzhskii, ul. Engel'sa, 42 A

ievleva@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Сычева Александра Васильевна

ORCID: 0000-0001-9671-438X

кандидат экономических наук

доцент, кафедра Прикладной экономики и менеджмента, Муниципальное бюджетное образовательное учреждение высшего образования Волжский институт экономики, педагогики и права

404111, Россия, Волгоградская область, г. Волжский, ул. Энгельса, 21, оф. 32

Sycheva Aleksandra Vasil'evna

PhD in Economics

Associate Professor, Department of Applied Economics and Management, Municipal Budgetary Educational Institution of Higher Education Volga Institute of Economics, Pedagogy and Law

404111, Russia, Volgogradskaya oblast', g. Volzhskii, ul. Engel'sa, 21, of. 32

Al75-06@ya.ru

DOI:

10.7256/2454-0668.2022.1.37339

Дата направления статьи в редакцию:

18-01-2022


Дата публикации:

15-03-2022


Аннотация: Современный кризис COVID-19 знаменовал собою необходимость смены парадигм развития мировой экономики с финансовой на производственную. Наиболее ясно это в настоящее время осознано в США, стране мировом лидере, который уже несколько лет ведет активную деятельность по решорингу своих предприятий реального сектора экономики. Россия на этом фоне уже имеет некоторое отставание, ещё практически не начав возрождения своей некогда мощной индустрии. Кроме того, даже те немногие индустриальные проекты, которые реализуются, в основном направлены на развитие добывающих отраслей и производство продукции первичного передела. Данное положение дел нуждается в коррекции, в основу которой должен быть положен широкий комплекс мероприятий научного, организационного и технологического характера, затрагивающий не только Российскую Федерацию, но и интегрируя большое число союзных и сопредельных стран. В целях преодоления существующих проблем, таким образом, можно высказать некоторые рекомендации, которые было бы целесообразно реализовать: - осуществить систему полномасштабного изучения диалектики смен финансовой и производственной парадигм; - разработать четкие концепции финансового и производственного социально-экономического развития; - разработать единую государственную программу реиндустриализации страны с учетом её осуществления на отечественной сырьевой базе; - сформировать стратегию интеграции экономик стран СНГ для повышения их конкурентоспособности; - сформировать эффективную систему стимулирования реального производства на основе оптимизации налогообложения и развития государственного инвестирования; - создать логистическую систему поставок отечественной продукции или продукции альянса, сформированного на базе Шанхайской организации сотрудничества; - определить концепцию владения производственными мощностями реального сектора экономики российским государством и бизнесом; - создать систему развития и использования инновационного потенциала России в том числе в её регионах; - создать систему регулирования инфляционными процессами в интересах реального сектора экономики.


Ключевые слова:

индустрия, реиндустриализация, реальный сектор экономики, производственный аспект, финансовый аспект, инвестиция, степень передела, бэкшоринг, ниашоринг, аутсорсинг

Abstract: The current COVID-19 crisis signaled the need to change the paradigms of the development of the world economy from financial to industrial. This is most clearly realized at present in the USA, a world leader country that has been actively engaged in solving its enterprises in the real sector of the economy for several years. Against this background, Russia already has some lag, having almost not yet begun the revival of its once powerful industry. In addition, even the few industrial projects that are being implemented are mainly aimed at the development of extractive industries and the production of primary processing products. This state of affairs needs correction, which should be based on a wide range of scientific, organizational and technological measures, affecting not only the Russian Federation, but also integrating a large number of allied and neighboring countries. In order to overcome the existing problems, therefore, it is possible to make some recommendations that would be advisable to implement: - to implement a system of full-scale study of the dialectics of financial and industrial paradigm shifts; - to develop clear concepts of financial and industrial socio-economic development; - to develop a unified state program for the reindustrialization of the country, taking into account its implementation on the domestic raw materials base; - to form a strategy for integrating the economies of the CIS countries to increase their competitiveness; - to form an effective system for stimulating real production based on tax optimization and the development of public investment; - to create a logistics system for the supply of domestic products or products of the alliance formed on the basis of the Shanghai Cooperation Organization; - to define the concept of ownership of the production capacities of the real sector of the economy by the Russian state and business; - create a system for the development and use of Russia's innovative potential, including in its regions; - create a system for regulating inflationary processes in the interests of the real sector of the economy.


Keywords:

industry, reindustrialization, the real sector of the economy, production aspect, financial aspect, investment, degree of redistribution, backshoring, niashoring, outsourcing

Общие положения

Одной из наиболее специфических особенностей рыночной экономики является периодическое возникновение всемирных экономических кризисов. Данные кризисы при этом можно рассматривать, как переломные моменты в ходе которых зарождаются новые векторы трендов социально-экономического развития всей мировой социально-экономической системы на ближайшие 10-11 лет, вплоть до очередного кризиса. Именно такой кризис COVID-19в настоящее время и имеет место, настоятельно требуя выработать планы коррекции развития практически всех стран мирового сообщества на перспективу очередного межкризисного этапа развития глобальной экономики. Считается, что текущий кризис, будучи сопряжен как с высоким экономическим значением, так и с социальными последствиями, уже дает «ощущение, что начинается какое-то совсем другое время. Что мы не просто на пороге кардинальных перемен, а эпохи тектонических сдвигов, причем во всех сферах жизни», — сказал Путин на заседании дискуссионного клуба «Валдай» [10]. Поэтому подобная необходимость выбора весьма остро стоит и перед Российской Федерацией, которая в настоящее время находится на довольно скромных позициях мирового экономического прогресса, хотя при этом обладает просто феноменальными природными и социальными ресурсами и возможностями для своего процветания.

Основная дилемма данного кризиса заключается в том, что в настоящее время весьма назрел вопрос отказа от современной финансовой концепции развития мировой экономики и возвращение к производственной концепции развития. Вообще, диалектика смены данных концепций изначально в весьма острой форме присутствовала в рыночной экономике. Её смысл заключается в том, что существует два принципиальных подхода к обеспечению успеха в условиях рынка:

- производственный, когда акцент делается на производстве высококачественной продукции. Данный подход адаптирован к сложным условиям всевозможных катаклизмов, когда потребителям необходимы реальные продукты, а вопросы финансовых прибылей уходят на второй план, либо вообще не могут решаться;

- финансовый, в том случае, если рынок работает без потрясений, на нем надуваются всевозможные финансовые пузыри, манипулируя которыми или в которых можно с относительной легкостью иметь высокие прибыли, не утруждая себя реальным производством.

Кстати, о подобной структуре рыночных отношений упоминал ещё Ж.Б. Сэй (1767-1832), подчеркивая, что рынок нуждается в систематическом регулировании с целью того, чтобы не дать его финансовой составляющей привести к экономической катастрофе [3]. Финансисты могут заиграться в спекуляции, и их необходимо, время от времени, возвращать на землю, где основой жизни является материальное производство.

Последний производственный период в развитии мирового рынка можно датировать 1939-1985 гг., когда в силу II Мировой войны и периода восстановления её последствий несомненный акцент делался на реальное производство. С 1985 г. вплоть по настоящее время реализовывалась финансовая концепция развития, которая к настоящему моменту начинает выходить из под контроля, нуждается в ограничении и очередной смене на производственную концепцию.

Каждая очередная смена, когда господство получает производственная концепция бывает сопряжена с переходом к принципиально новым технологиям. В настоящее время это будут технологии V и VI технологических укладов. Поэтому особо остро сейчас стоит вопрос рассмотреть, как обстоят дела, и каковы перспективы по смене вышеозначенных концепций для различных стран и особенно для России. Её текущего состояния, сравнения с лидерами, а также определения рекомендаций для нашей страны по тому, как добиться преимуществ в ходе смены финансовой концепции на производственную.

Современное состояние развития реального сектора экономики России

Современное состояние отечественного реального сектора экономики в России в значительной мере определено последствиями экономического краха 90-х годов. В последнее время вроде бы уже не принято обращаться к данному периоду и выводить текущие проблемы из него, но для того, чтобы разобраться в текущих делах при подготовке реиндустриализации страны без этого обойтись невозможно. Ведь, покуда, не будет проведено исследование неудач, трудно рассчитывать на будущие успехи.

Итак, анализируя причины современного состояния дел следует выдвинуть следующие тезисы:

- при переходе на рыночные рельсы развития экономика России пережила весь глубокий коллапс, подорвавший её техническую базу, разрушивший технологические цепочки и практически радикально изменивший всю систему экономических отношений;

- наибольший удар при развале прежней экономики получили наиболее передовые производства, что привело отечественный реальный сектор в состояние, когда у страны практически отсутствуют мощности I подразделения общественного воспроизводства – производства средств производства, особенно для производства средств производства;

- отечественная экономика в настоящее время поставлена в весьма жесткие рамки международной интеграции, которые предопределяют её развитие только в направлении добычи природных ресурсов и развития производств первичного передела с низкой добавленной стоимостью.

Первый из данных тезисов наиболее наглядно может быть проиллюстрирован на основе материалов, которые в свое время собрал и представил Кисельников А.А. - сотрудник территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Новосибирской области. Кстати, довольно редких, поскольку полномасштабные исследования экономики 80-х - 90-х в отечественной науке практически не проводились.

Таблица 1 - Среднегодовой темп прироста (снижения) выпуска продукции по Российской Федерации за период 1966-1995 гг., % [7, с.10; 2, с. 20]

Отрасли

Период

1966-70

1971-75

1976-80

1981-85

1986-90

1991-95

Промышленность

8,0

7,0

4,0

3,0

3,0

- 13,0

Сельское хозяйство

3,7

1,7

1,0

1,0

2,2

-7,6

Инвестиции в основной капитал

7,2

7,2

4,1

3,5

6,6

-21,0

Ввод в действие основных фондов

7,2

6,8

4,0

3,0

4,2

-28,4

Ввод в действие жилых домов

1,8

6,9

-3,0

4,6

11,2

-7,8

Грузооборот транспорта

6,2

6,6

4,0

1,2

0,2

-9,7

Пассажирооборот транспорта

8,3

5,7

2,9

2,5

2,6

-7,9

Оборот розничной торговли

7,8

6,2

4,4

3,4

6,0

-2,2

Рис. 1 - Среднегодовой темп прироста (снижения) выпуска продукции по Российской Федерации за период 1966-1995 гг., %

Причем, остается лишь подчеркнуть, что по закону А.М. Оукена (1928-1980 гг.) [1] при падении объемов производства начиная с 7,0 % можно говорить о полном развале производства. И остается лишь удивляться, что по всем вышеприведенным отраслям после 90-х годов в нашей стране к настоящему времени хоть что-то осталось.

Падение технологического уровня может быть показано на основе сокращения объемов отечественного производства наиболее передовой продукции 90-х годов.

Таблица 2 - Производство важнейших видов прогрессивной высокоэффективной промышленной продукции [11]

Виды передовой продукции

1990

1991

1992

1993

Кислородно-конвертерная сталь, млн. т

28,4

24,3

23,1

22,0

Электросталь, млн. т

13,4

12,4

10,4

8,2

Листовой прокат, млн. т

27,8

24,4

20,7

16,2

Синтетические волокна и нити, млн. т

317

285

267

181

Стеклопластики и изделия из них, тыс. т.

60,1

57,3

34,8

17,7

Вычислительные и управляющие комплексы в одномашинном исчислении, тыс. шт

3,1

1,5

0,3

0,02

Устройства программного управления для всех видов технологического оборудования, тыс. шт

22,9

15,3

4,6

0,5

Персональные ЭВМ, тыс. шт

313,0

254,0

137,0

108,0

Металлорежущие станки с числовым программным управлением, тыс. шт

16,7

12,6

5,0

1,4

Металлорежущие станки высокой и особо высокой точности, тыс. шт

7,7

7,5

4,7

2,7

Машины для внесения в почву минеральных удобрений и извести, тыс. шт

21,1

23,8

4,3

1,3

Панели асбестоцементные экструзионные, тыс. м2

446

448

276

17,0

По закону А.М. Оукена и здесь можно говорить практически о полном крахе производства передовой продукции, и лишь удивляться не до конца потерянным компетенциям. Впрочем, объяснение тому, что к настоящему времени вопреки вышеприведенным данным многое удалось сохранить, кроится, как это не странно, большой доле теневого сектора тогдашней экономики. Как раз в тот период, д.г.н., проф., чл.-корр. РАН Н.Ф. Глазовский проведя специальное исследование установил, что отечественная экономика приблизительно в 2 раза производит реальной продукции, чем это отражается в статистике. И получается, что только поэтому современная Россия имеет ещё достаточно мощную, но уже весьма транформированную экономику, чем это было ранее.

Если в прошлом основу индустрии страны составляли предприятия высоких степеней передела с большим объемом машиностроительной продукции, то теперь присутствует другой акцент, особо хорошо просматриваемый с помощью сравнения того какие именно российские производящие компании имеют наивысшие рейтинги и перспективы для развития в условиях современного рынка, особенно в сравнении с наиболее важными конкурентами.

Таблица 3 - Рейтинг наиболее успешных нефинансовых компаний США, Российской Федерации и Китая в 2021 г. по материалам фондовой биржи [4]

№ п/п

Наименование фирмы

Изменение цены за год

Вид деятельности

Соединенные Штаты Америки

1.

Moderna (MRNA)

+452,58 $

Фармацевтическая компания (США), осуществляет разработку лекарств и вакцин на основе технологий работы с матричной РНК. В 2020 году выпустила вакцину от COVID-19.

2.

MicroStrategy, Class A (MSTR)

+367,58 $

Разработчик программного обеспечения и мобильных приложений для бизнес-аналитики.

3.

Tesla (TSLA)

+173,89 $

Производитель электрокаров и компонентов силовых агрегатов. Компания владеет собственной сетью продаж и техобслуживания, поставляет компоненты другим автопроизводителям.

4.

Nvidia (NVDA)

+ 104,98 $

Создаёт графические процессоры и сопутствующее программное обеспечение для компьютеров и мобильных устройств.

5.

Microsoft (MSFT)

+ 62,12 $

Разработчик и производитель программного и аппаратного обеспечения.

Российская Федерация

1.

Русал (RUAL)

+122,72

Производит алюминий, глинозем, порошки, фольгу, сплавы и другую продукцию на основе алюминия.

2.

Газпром (GZPR)

+ 117,51

Геологическая разведка углеводородных и нефтяных месторождений; добыча, переработка, хранение и транспортировка газа и нефти; генерация и сбыт тепловой энергии и электроэнергии.

3.

АЛРОСА (ALRS)

+81,71

Группа алмазодобывающих компаний. Занимается разведкой месторождений, добычей, обработкой и продажей алмазного сырья.

4.

ЛУКОЙЛ (LKOH)

+68,72

Занимается разведкой и добычей углеводородов, переработкой сырья, продажей нефти и нефтепродуктов (РФ)

5

Роснефть (ROSN)

+65,78

Геологическая разведка месторождений углеводородов, добыча нефти и газа, переработка и реализация сырья.

Китай

1.

Aluminum Corporation of China (ACH)

+154,34

Производство алюминия и алюминесодержащих продуктов, добыча угля, логистика и другие сферы бизнеса.

2.

Bilibili (BILI)

+77,37

Онлайн-развлечения.

3.

PetroChina (PTR)

+61,08

Занимается разведкой, разработкой и добычей нефти и природного газа, а также переработкой, транспортировкой и распределением нефти и нефтепродуктов

4.

Baidu (BIDU)

+21,89

Технологическая компания, предоставляющая комплекс веб-сервисов

5.

NetEase (NTES)

+16,55

Интернет компания. Основная продукция: игры для ПК и мобильных устройств, поисковая система Youdao и онлайн-сервисы.

Дополнительный материал для анализа того, как развивается в настоящее время реальный сектор экономики России дает оценка её наиболее перспективных производственных объектов.

Таблица 4 - Наиболее крупные промышленные объекты строящиеся в России в 2021 г [15].

№ п/п

Наименование объекта

Место располо-жения

Вид деятельности

1.

Амурский газопеперабатывающий завод (ГПЗ)

Амурская обл.

Переработка природного газа.

2.

Амурский газохимический комплекс (ГХК)

Амурская обл.

Производить полиэтилен и полипропилен различных товарных марок из этана, пропана и бутана, которые будут поступать с Амурского ГПЗ

3.

Запсибнефтехим

Тюменская обл.

Производство полиэтилена и полипропилена путем переработки попутного нефтяного газа и газового конденсата.

4.

Арктик сжиженный природный газ (СПГ) 2

Добыча газа и производство сжиженного природного газа

5.

Баимский горнообогатительный комбинат (ГОК)

Чукотский АО

Получение конденсата меди, молибдена, золота и серебра.

6.

Ямал СПГ (4-я очередь)

Ямало-Ненецкая А.О

Добыча газа и производство сжиженного природного газа

7.

Олефиновый комплекс ЭП-600 ПАО «Нижнекамскнефтехим»

Татарстан

Производство каучука и полеэтилена

8.

Удоканский горнометаллургический комбинат (ГМК)

Забайкальский край

Добыча и производство меди.

9.

Талицкий ГОК

Пермская обл.

Добыча калийно-магниевых солей, производство азотных и сложных удобрений. Производство органических соединений и промышленных газов.

10.

Гремячинский ГОК

Волгоградская обл.

Производство калийных удобрений и пищевой соли.

11.

Усольский калийный комбинат

Пермская обл.

Производство калийных удобрений.

12.

Усть-Кутский ГПЗ

Иркутская обл.

Производство бензина и дизельного топлива.

13.

Завод полимеров в Усть-Куте

Иркутская обл.

Производство полимеров.

14.

Богучанский алюминиевый завод

Красноярский край

Производство алюминия.

15.

Судоверфь Новатэк в Белокаменке (ЦСКМС, ранее известна как Кольская верфь)

Мурманская обл.

Производство СПГ-оборудования: на его площадке - оснований гравитационного типа (ОГТ) для сжижения. Ремонт газоперевозящих судов.

16.

Тайшетский алюминиевый металлургический завод

Иркутская обл.

Производство алюминия.

17.

Судостроительный комплекс «Звезда» (Приморский край, бухта Большой Камень)

Приморский край.

Строительство крупных судов, в т. ч. танкерного флота.

18.

Балтийский СПГ

Ленинградская обл.

Газопереработка, выпуск полимеров.

19.

Балтийский ГХК

20.

Балтийский ГПЗ

Вывод здесь однозначный: российский реальный сектор экономики развивается в направлении добычи сырья и обеспечения ресурсами более развитых стран. Это, конечно, слабо отвечает интересам страны и следует каким-либо образом изменить тенденцию. Но такое изменение является весьма сложным, и пере тем как начать предпринимать соответствующие действия в это направлении, было бы целесообразно изучить, что именно происходит в настоящее время кризиса COVID-19 у главного лидера современного рынка – США.

США - лидер современной реиндустриализации: обобщение опыта

Являясь основным лидером мировой экономики, США решают вопросы де- и реиндустриализации экономики наиболее ярко и осознанно. Именно эти вопросы являются главенствующими с социально-экономическом развитии этой страны в последние 40 – 50 лет.

Считается, что процесс деиндустриализации США начался в результате мирового экономического кризиса 1975 г. и рецессии 1981-1982 гг. Тогда за один только 1982 г. в стране было закрыто 2,7 тыс. предприятий промышленности, вследствие чего на 1,2 млн. сократилось количество рабочих мест. Приблизительно в этот же период начался мощный экономический подъем Китая, а также стран Индокитая (Малайзии. Сингапура, Тайваня др.), которые в настоящее время являются основной мастерской мирового рынка. В тот период данные страны имели огромное конкурентное преимущество - дешевую рабочую силу, что обусловило отток промышленного производства США и стран западной Европы в данные государства [5]. Подобный отток шел несколько десятилетий с нарастающим темпом. Только за период 2001-2009 гг. в США было закрыто порядка 42,0 тыс. промышленных предприятий при сокращении численности работающих на них на 32,0% [8].

Деиндустриализация США привела к тому, что в 2000-е годы в стране из 23 отраслей, поддерживающих экономический рост осталось только 12 отраслей, при том, что первоначальное количество 5 отраслей, сдерживающих экономический рост выросло до 16 отраслей [13, с. 21].

Опасность деиндустриализации страны в США в полной мере была осознана в 2009 г. Именно тогда был разработан Акт о восстановлении экономики (American Recovery and Reinvestment Act) по протекционизму внутреннего рынка и началу процесса реиндустриализации страны. По существу уже с того времени США ведут активную работу, опережая, например, Россию в деле реиндустриализации к настоящему моменту (январь 2022 г.) практически на 13 лет. Кстати, работа в данном направлении в США практически сразу же приобрела довольно активный характер. Уже в 2013 г. из общего количества компаний с объемом продаж более 1,0 млрд. долл. проводили исследования разработки планов по бэкшорингу 37,0% компаний. А из состава 108 наиболее крупных фирм 14,0% уже осуществляли практические меры по возврату производственных мощностей на территорию США, а порядка 30,0% из данного общего числа проводили п предварительное изучение. Только за период 2012-2014 гг. доля руководителей крупных фирм, заявивших о желании переноса своих материальных активов в США возросла с 9,0% до 25,0% [9]. Кстати, в США хорошо осознается и проблема наличия квалифицированных кадров для воссоздания материального производства. Опрос, организованный Boston Consulting Group показал, что данную проблему в качестве основной в 2014 г. назвали 74,0 % опрошенных бизнесменов [14].

В качестве основных направлений возврата промышленности в США признаны следующие:

- бэкшоринг – возвращение производственных мощностей непосредственно в США, в том числе на прежнюю промышленную площадку;

- ниашоринг – перенос промышленных мощностей из страны, куда ранее они были вынесены из США, в другую страну, чаще всего расположенную по близости от США. Наиболее часто таким образом переносятся промышленные объекты, например из Китая в Мексику, имеющую низкий уровень оплаты рабочей силы, теперь более низкий, чем даже в Китае;

- аутсортинг – аутсорсинг, используемый в виде оставления возможностей производства продукции в других странах, при выносе с их территории непосредственных производственных мощностей. При этом со стороны США оставляется, как правило, морально устаревшее производство морально устаревшей продукции.

Проводимые мероприятия не могут не основываться на создании специальных макроэкономических условий. По этой причине в США проводится активная стимулирующая политика по возврату производственных мощностей в масштабах всей национальной экономики. Например, согласно налоговой реформе 2017 г. было осуществлено резкое снижение налогообложения прибыли с 35,0% до 21,0%, что послужило несомненным улучшением привлекательности рынка инвестиций в стране. Кроме того, было предусмотрено сокращение налогообложения до 15,5 % для наличных средств и 8,0% для безналичных при возвращении прибыли от деятельности за рубежом [6]. Данные меры практически немедленно стали приносить практический результат.

Таблица - 5 Основные страны, из которых произошел возвратобрабатывающих производств на территорию США в 2010 – 17 годы [5]

№ п/п

Страна

Количество рабочих мест, чел.

Количество компаний

Количество от общего числа, %

1

Китай

28388

721

62

2

Мексика

8795

81

19

3

Япония

3585

27

8

4

Канада

2951

49

6

5

Испания

675

5

1

6

Тайвань

420

8

1

7

Италия

272

19

1

8

Иордания

225

3

0

9

Шри Ланка

207

5

0

10

Объединенные Арабские Эмираты

122

3

0

11

Венгрия

105

3

0

12

Германия

68

8

0

13

Корея

68

8

0

14

Все остальные

8

16

0

Более того, создание благоприятного инвестиционного климата в США привело к тому, что страны, в которые ранее осуществлялся экспорт капитала из США, сами стали инвестировать американскую экономику, создавая в ней реальное производство и рабочие места.

Таблица - 6. Основные страны, осуществившие прямые зарубежные инвестиции в США [5]

№ п/п

Страна

Количество рабочих мест, чел.

Количество компаний

Количество от общего числа, %

Китай

61601

186

60

Южная Корея

15785

47

15

Индия

6731

48

6

Тайвань

5715

11

6

Мексика

3949

17

3

Бразилия

3618

18

3

Другие

7187

21

7

Помимо этого, реиндустриализация и изменение налогового климата в США повлекли за собой начало процесса деоффшоризации средств американского бизнеса. Вот всего лишь два примера весьма показательных компаний американского бизнеса. Так, из своих 269,0 млрд. долл., которые Apple имеет в оффшорах, компания запланировала вернуть в США 245,0 млрд. долл. При этом данная компания намеревается 55,0 млрд. долл. инвестировать в экономику страны, что принесет ей 20,0 тыс. новых рабочих мест. А компания Ford, которая первоначально намечала построить новый завод в Мексике, отказывается от этого проекта и высказывает желание реализовать его на территории США, обеспечив 2,0 тыс. рабочих мест у себя на родине.

Ещё одним из важнейших макроэкономических мероприятий, которое в 2021 г. стало приниматься США для проведения дефляции доллара, это проведение сделок по обратному РЕПО. Смысл здесь состоит в том, что государство США становится, практически кредитополучателем, выдавая в качестве обеспечения взятых кредитов, собственные ценные бумаги - преимущественно облигации [12]. Подобный подход имеет свою историю. Использование механизма обратного РЕПО эффективно использовался в США в 20-е годы прошлого века, когда нужно было обуздать инфляцию после первой мировой войны. Таким образом, США помимо экономико-административных методов задействует и число экономические на финансовом рынке, что должно привести к особо эффективным результатам.

Впрочем, как это всегда происходит на практике, общая картина наверняка далека от идеала. Многое из вышеуказанного, скорее всего, реализуется в добровольно-принудительном виде. Но на лицо острое стремление к реиндустриализации США и готовность со стороны их элиты к самым активным действиям в этом направлении. Получается, что мировой лидер опять оказывается на лидирующих позициях, и скорее всего в ближайшие годы вновь обеспечит себе преимущества в экономико-технологической сфере в масштабах всей мировой экономики. Тем ценнее является изучение его опыта и адаптация данного опыта к условиям современной России, чтобы она в очередной раз не отстала от мировых тенденций и смогла бы себе обеспечить достойные позиции в глобальном рынке.

Основные направления совершенствования реиндустриализации России

Таким образом, проведенное исследование показывает, что вопросы реиндустриализации в современном мире уже приобрели самое высокое значение, и уже несколько лет ведется активная работа по практическому решению данных вопросов. На этом фоне Россия отстает от развивающейся тенденции, как в общем по реиндустриализации, так и по её развитию на передовом технологическом уровне. Это создает условия, чтобы попытаться высказать некоторые рекомендации по тому, как преодолеть для нашей страны данное отставание, и как настроить весь процесс перехода от финансовой концепции социально-экономического развития к производственной. В качестве подобных рекомендаций при этом целесообразно выдвинуть следующие:

- осуществить систему полномасштабного изучения диалектики смен финансовой и производственной парадигм развития социально-экономических систем всего комплекса их уровней (локального, объектового, муниципального, ведомственного, регионального, федерального и глобального);

- разработать четкие концепции финансового и производственного социально-экономического развития, выявив основные критерии и различия по данным критериям в обоих случаях;

- разработать единую государственную программу реиндустриализации страны с учетом её осуществления на отечественной сырьевой базе, на передовом техническом уровне с выпуском продукции преимущественно высоких степеней передела;

- сформировать стратегию интеграции экономик стран СНГ для повышения конкурентоспособности экономик всех участников данной интеграции. За основу может быть взят союз стран Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). При этом необходимо рассмотреть создание устойчивых технологических цепочек по типу тех, которые имелись в советский период. Разработать концепцию и институциональную базу инвестирования предприятий данных технологических цепочек со стороны российского государства и бизнеса таким образом, чтобы данные инвестиции приносили эффект в первую очередь России, и были включены в комплекс обеспечения национальной безопасности РФ;

- сформировать эффективную систему стимулирования реального производства на основе оптимизации налогообложения и развития государственного инвестирования проектов по производству реальной продукции передового научно-технического уровня;

- создать логистическую систему поставок отечественной продукции или продукции альянса, сформированного на базе ШОС (далее альянса – авторы), друг другу и в другие страны. Причем данная логистическая систем должна включать и товаропотоки электроэнергии, углеводородов и т.п. Например, поставки электроэнергии с таджикских гидроэлектростанций в Афганистан и Пакистан;

- определить концепцию владения производственными мощностями реального сектора экономики российским государством и бизнесом, как на территории России, так и на территориях стран альянса, с учетом безусловного приоритета экономической безопасности России;

- разработать и задействовать систему стимулирования развития реального сектора российской экономики по всему спектру факторов подобного стимулирования, в том числе по снижению ставки рефинансирования российского Центробанка и созданию условий длинного инвестирования производственных проектов;

- создать систему развития и использования инновационного потенциала России в том числе в её регионах. В качестве одного из важнейших органом подобной системы создать сеть инновационных банков, как механизмов накопления нематериальных активов, информационной и финансовой поддержки предпринимателей при осуществлении капитальных вложений передового технического уровня;

- создать систему регулирования инфляционными процессами в целом по стране, с учетом задействования механизмов финансового рынка с четким определением пороговых значений финансового разогрева и стабилизации деловой активности в области развития реального сектора экономики.

Разумеется, что предлагаемый комплекс рекомендаций носит весьма объемный характер. Но это так и должно быть, поскольку он касается, как уже отмечалось, регулирования тектонических процессов, чье развитие уже вызвано текущим кризисом COVID-19. И данный кризис следует использовать как способствующий фактор, который позволит легко отказаться от старого отжившего и перейти к новому прогрессивному – производственной концепции, которая, как уже это неоднократно бывало, создаст для нашей страны условия, в которых мы выигрываем.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования статьи выступают происходящие в мировой экономике изменения в связи со сменой технологических укладов и затяжного финансового кризиса, на которые наложилась пандемия коронавируса. Все это обусловило необходимость изменения господствующей парадигмы, когда основным двигателем экономического развития признавались финансовый сектор, перетоки капитала из отрасли в отрасль, из страны в страну, развитый фондовый рынок, гибко реагирующий на смены конъюнктуры со стороны потребителей продукции. Доминирование финансового сектора рассматривалось как признак перехода к постиндустриальной экономике, преобладанию стоимости нематериальных активов над материальными, поэтому перемещение материального производства из развитых стран в страны так называемого третьего мира считалось залогом стремительного экономического роста и процветания стран – экономических лидеров. Однако, как мы уже отметили, данная парадигма оказалась опровергнута, а потому требуется формирование иных подходов к созданию факторов экономического роста.

Методология исследования строится на анализе трех взаимосвязанных фактов – смена доминирования финансовых активов материальными или интеллектуальными активами, процесс деиндустриализации России во время рыночных реформ и переход к сырьевой экономике, а также политика реиндустриализации США. Автор аргументирует тесную взаимосвязь данных процессов, анализирует динамику макроэкономических трендов, а также показатели современных нефинансовых компаний как в РФ, так и в Китае и США.
Вместе с тем, по нашему мнению, сводя все разнообразие экономического развития лишь к финансовому сектору и материальному производству, автор упускает из вида интеллектуальный сектор, который в современных условиях превратился в крупнейший производящий сектор мировой экономики, и без которого невозможно осуществить реиндустриализацию экономику. За каждым современным материальным производством стоят интеллектуальные активы – патенты, изобретения, НИОКР, стоимость которых порой превосходит стоимость материального производства.

Актуальность исследования заключается в необходимости для российской экономики гибко реагировать на указанные проблемы, отягощенные в нашем случае еще и режимом санкций, которые особенно болезненны в части технологической зависимости нашей экономики. Как показывает автор, реализуемые в настоящее время в России крупные проекты почти все относятся к добыче, первичной переработке и транспортировке ресурсов, причем не секрет, что многие технологии, на которых они базируются, приходится закупать у западных компаний. В этих условиях возможности экономического роста российской экономики значительно ограничены.

Научная новизна исследования обусловлена выделением двух доминирующих парадигм мировой экономике, исследованием причин их смены в современных условиях и аргументация необходимости для российской экономики реализовать политику реиндустриализации, но в гораздо более широком аспекте, чем это происходит сейчас.
Как мы уже отмечали, автору, по нашему мнению, необходимо учесть также критическую важность развития интеллектуального капитала страны, создания условий для поддержки науки и научных исследований, которые необходимы для развития современных производств.

Содержание статьи изложено научным стилем, материал хорошо структурирован и проиллюстрирован таблицами и графиками, которые обеспечивают лучшее понимание ее основных положений.
Вместе с тем отметим, что в статье присутствуют два списка литературы, но, возможно, это является следствием какого-то технического сбоя.

Библиография исследования включает 15 источников, однако оформление источников в ряде случаев, как нам представляется, не полностью соответствует ГОСТу и требует корректировки. Кроме того, среди источников преобладают материалы новостного характера, а также отсутствуют иностранные источники, что, по нашему мнению, требует также исправления и расширения списка литературы.

Несмотря на высказанные замечания статья достойна публикации, она представляет интерес для научных работников и сотрудников профильных органов государственного управления.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.