по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Вопросы безопасности
Правильная ссылка на статью:

Проблемы структурной перестройки региональной экономики: роль инноваций, инвестиций и институтов
Розанова Людмила Ивановна

кандидат экономических наук

старший научный сотрудник, Институт экономики ФИЦ Карельский научный центр РАН

185030, Россия, Республика Карелия, г. Петрозаводск, пр. А. Невского, 50

Rozanova Lyudmila Ivanovna

PhD in Economics

Senior Scientific Associate, Institute of Economics of the Karelian Scientific Center of the Russian Academy of Sciences

185030, Russia, respublika Resp Kareliya, g. Petrozavodsk, pr. A.Nevskogo, 50

lirozanova@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Морошкина Марина Валерьевна

кандидат экономических наук

научный сотрудник, Институт экономики Карельского НЦ РАН

Институт экономики Карельского НЦ РАН

Moroshkina Marina Valer'evna

PhD in Economics

Scientific Researcher, the Institute of Economics, the Karelian Scientific Center of the Russian Academy of Sciences

the Institute of Economics, the Karelian Scientific Center of the Russian Academy of Sciences

maribel74@mail.ru
Тишков Сергей Вячеславович

кандидат экономических наук

младший научный сотрудник, Институт экономики Карельского НЦ РАН

Институт экономики Карельского НЦ РАН

Tishkov Sergei Vyacheslavovich

PhD in Economics

Junior Scientific Researcher of the Institute of Economics, the Karelian Scientific Center of the Russian Academy of Sciences

644105, Russia, Omskaya oblast', g. Omsk, ul. 4-џ Chelyuskintsev, 2 A

insteco_85@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Республика Карелия в сравнении с другими северными регионами РФ обладает территориальными преимуществами, поскольку имеет протяженную границу с Финляндией и, соответственно, связь с рынками Евросоюза. Как правило, данный фактор может способствовать диффузии инноваций в республику из развитых стран. Кроме того, республика располагает развитой научно-образовательной базой. Однако уровень инновационной и инвестиционной активности в Карелии остается одним из низких как среди субъектов СЗФО, так и России в целом. В статье рассматриваются возможности инновационно-инвестиционной деятельности в регионе и ограничения, препятствующие инновационному развитию. Авторы отражают тенденции социально-экономического развития региона с учетом влияния различных факторов: прогрессивных структурных сдвигов в экономике, изменений ценностных установок, мотивации инвесторов и других. Оценивая инновационный потенциал развития региональной экономики, авторы приходят к выводу, что более полное его вовлечение в рыночный оборот будет способствовать не только улучшению экономических позиций региона за счет повышения конкурентоспособности, но и стабилизации на рынке труда и в демографических процессах. Если же следовать инерционному сценарию без ориентации на инновационное развитие экономики, в регионе будут усиливаться деструктивные тенденции в мобильности факторов производства, особенно человеческого капитала, о чем свидетельствуют отрицательные миграционные потоки.

Ключевые слова: инновационный потенциал, инвестиции, усиление конкуренции, критерии конкурентных преимуществ, технологическое развитие, модернизация экономики региона, структурные сдвиги, открытость экономики, качество образования, мобильность факторов производства

УДК:

332+330.322+338.2

DOI:

10.7256/2306-0417.2013.5.9857

Дата направления в редакцию:

23-10-2013


Дата рецензирования:

24-10-2013


Дата публикации:

1-10-2013


Abstract.

The Republic of Karelia has a number of positive features compared with other northern regions of the Russian Federation, since it has a rather lengthy border with Finland, and accordingly it has connections with the markets of the European Union.  Usually such a factor may facilitate diffusion of innovative and investment activities into the Republic from the developed states.  Additionally, the Republic has a developed scientific and educational basis. However, the level of innovative and investment activities in Karelia is among the lowest in the North-Western Federal District, and in Russia in general.  The article includes analysis of innovative and investment activities in the region and the limitations precluding innovative development.  The authors reflect the tendencies of social and economic development in the region, taking into account various factors, such as progressive structural  moves in the economy, changes in the values and attitudes, investor motivation, etc.  Having evaluated innovative potential of development of the regional economy, the authors come to a conclusion that its greater involvement into the market turnover shall facilitate the improvement of the economic positions of the region, making it more competitive, and it shall also provide for stability in the labor market and demographic processes.  However, if a inertia scenario is followed without the direction towards innovative economic development, the destructive tendencies in production mobility, human capital mobility shall be strengthened, which is evidenced by the negative migrant flow.

Keywords:

innovative potential, investments, strengthened competition, competitive benefits criteria, technological development, modernization of regional economy, structural moves, openness of economy, education quality, production factors mobility

Введение

В условиях становления и развития рыночных отношений большое значение приобретают вопросы, связанные с региональным развитием. В отечественной и зарубежной науке усиливается внимание к исследованию проблем регионализма в целом. Существует большое количество различных факторов, определяющих региональное пространственное развитие. Это, прежде всего, естественные отличия: ресурсный потенциал, климатические условия, демографические условия, качество человеческого потенциала, структура экономики региона. В рамках анализа различий регионального развития отмечается, что существенное влияние на уровень и темы экономического роста оказывает не только начальный запас факторов производства и различия в производственных технологиях, но и ряд других не менее объективных факторов.

Одной из важнейших причин экономического неравенства в региональной науке признается давно изученный процесс концентрации экономической деятельности в тех местах, которые обладают конкурентными преимуществами, позволяющими бизнесу снижать издержки. В «новой экономической географии», разработанной П. Кругманом (Krugman P.R. (1991) Geography and Trade. MIT Press, Cambridge, MA), такие преимущества определяют факторы «первой природы» и «второй природы». К первым относятся: богатство природными ресурсами и выгодное географическое положение, снижающее транспортные издержки, а ко вторым - факторы агломерационного эффекта, высокого уровня развития человеческого капитала, лучшей институциональной среды, связанной с деятельностью государства и общества.

В России основными факторами, поддерживающими темпы экономической динамики, уровень конкурентоспособности регионов и объясняющими их неравенство выступают обеспеченность сырьевыми ресурсами и эффект агломерации. Факторы «первой природы» не могут давать долговременных эффектов, поэтому мы наблюдаем в пореформенный период значительные перекосы в демографии, когда численность населения в регионах уменьшается не столько по причине естественной убыли, сколько из-за отрицательных миграционных потоков. Факторы «второй природы» приводят к все большему «стягиванию» капитала в агломерации, а его концентрация в полюсах роста и усиливает расслоение регионов в социально-экономическом развитии, снижая степень адаптационной способности слабых субъектов федерации. В последние годы дифференциация регионов нарастает, порождая проблемы в социально-демографических процессах, отражающих состояние региональной экономики.

Тенденции развития мировой экономики показывают, что роль тех или иных факторов, создающих в определенный период конкурентные преимущества, со временем меняется: снижается значимость природных ресурсов, но выдвигается на приоритетные позиции качество человеческого капитала и институтов. В постиндустриальной стадии общественного развития именно они оказывают влияние на процесс модернизации региональных экономик, когда лидерами могут стать другие территории с иным набором конкурентных преимуществ. Однако реализовать капитал знаний возможно в условиях системной модернизации, предполагающей создание предпосылок готовности общественно-производственной среды к применению научных разработок.

Успешность процессов модернизации зависит от уровня развития адаптационной способности экономики, мощности ее инновационного потенциала. Особенность современного периода формирования многоукладной экономики определяет актуальность прогрессивных структурных сдвигов. В наше время наука и инновации обеспечивают экономическое воспроизводство на новой экономической основе, ориентируясь на высокое качество производимой продукции, сбережение природных ресурсов, стимулируют повышение квалификации кадров, рост доходов, что и становится фундаментом общественного благосостояния, а также теми ценностными ориентирами, которые определяют цели инновационного и технологического развития регионов.

Вместе с тем, модернизация экономики, способствующая созданию конкурентных преимуществ на базе освоенных инноваций, возможна при определенных условиях. Основополагающими критериями для создания конкурентных преимуществ являются: видение стратегических перспектив и разработка стратегий развития, качественный уровень факторов производства, характер и качество внутреннего спроса и, с учетом открытости экономики, наличие отраслей, конкурирующих на мировом рынке.

В статье рассматривается возможность модернизации экономики приграничного региона при условии активизации инновационных и инвестиционных процессов.

Теоретические и концептуальные аспекты инновационной и инвестиционной деятельности

Инновационные процессы получают новые стимулы к развитию в условиях постоянно меняющейся внешней среды. Цикличность экономики показывает неэффективность старых, устоявшихся методов регулирования и управления общественным производством. При завершении определенного цикла экономика утрачивает эффективность вследствие снижения производительности труда в процессе старения материально-технической базы. Инновационная деятельность оказывает воздействие на структуру экономики и влечет за собой структурные сдвиги, обусловленные, прежде всего, изменением уровня потребления прежних и создаваемых новых благ. Динамика потребления и потенциальный потребительский спрос отражается на качественных изменениях в экономике, способной изначально обеспечивать достаточно полное удовлетворение элементарных потребностей, а с ростом доходов населения удовлетворять запросы более высокого порядка. Структурные сдвиги не только в отраслях общественного производства, но и в институциональной среде дают представление насколько существенно воздействие социально-экономических и технологических нововведений на региональное развитие. Таким образом, социально-экономическое развитие региона невозможно без серьезной модернизации экономики и повышения конкурентоспособности. Конкурентоспособность в первую очередь определяется качеством технологической базы.

Вместе с тем не всегда решения технического характера могут повысить эффективность экономической системы. Так, французский социолог Будон Р. в критике теорий социальных изменений констатирует: если даже правительство убеждено, что политическая проблема может быть решена методами технического порядка, на деле по мере их реализации все методы подобного рода терпят крах. «Постепенно начинает вырисовываться идея о том, что решение имеет не технический, а социальный характер», и «любой социальный процесс в конечном счете является результатом поведенческих актов, основанных на тех понятиях и ценностях, которые были интериоризованы индивидами в процессе их социализации». Новая политика является результатом процесса, представляющего собой переплетение действий, реакций, но никак не следствием одной причины или даже серии причин [1]. И здесь важно решить проблему институциональных ограничений.

В ускоряющейся динамике процесса экономических изменений под воздействием научно-технического прогресса, согласно институциональной теории Д.Норта, особое значение следует уделять взаимодействию технологий и институтов. При этом институты должны обладать некоторой гибкостью, которая позволила бы им своевременно адаптироваться к новым реалиям и генерируемым внутри системы прогрессивным инновациям. Эволюционируя под воздействием глобальных технологических сдвигов институты, обладая гибкостью, становятся ответственны за общественный прогресс и играют стратегическую роль в перенастраивании системы на новую траекторию развития.

Взгляды Д.Норта на феномен экономического роста подводят к пониманиюинтересной связки между знаниями, ценами, трансакционными издержками и институтами. Особое внимание уделяется снижению трансакционных издержек, играющих важную роль в формировании рыночных цен, вернее в их повышении. Так, с течением времени человечество генерирует и накапливает знания, благодаря которым осуществляется специализация и разделение труда, лежащие в основе роста производительности и прогресса. Но разделение труда сопровождается разделением и дифференциацией знаний, а объединение и упорядочение знаний происходит через институты, но никак не через рыночные цены. Специализация, разделение труда и разрозненные знания порождают рост трансакционных издержек и усложняют процесс установления адекватных рыночных цен. Наблюдаемый неуклонный рост трансакционных издержек в мире объясняет эту закономерность. Данную тенденцию может скорректировать внедрение более эффективных институтов, которые влекут рост общей экономической эффективности, а, следовательно, снижение трансакционных и производственных издержек. Опираясь на теорию Норта, можно сказать: если раньше все усилия человечества были направлены на развитие производственных технологий, то теперь они направлены преимущественно на формирование эффективных социальных технологий (институтов) [6].

Таким образом, с одной стороны, требуется учитывать внешние воздействия на процессы модернизации не только в области технологий, принимая во внимание инновационные аспекты, а также социальные и политические проблемы, а с другой стороны, искать адаптационные механизмы на мезо- и микроуровнях, поскольку изменение ценностных установок выражается в реакции на восприимчивость к инновациям, которая обеспечивается ближним окружением. Человеческие ценности могут служить причиной изменений в производственных отношениях, что выразится в организационных инновациях. При изменении производственной системы изменяется вся окружающая ее среда: экология, управление, образовательная система, инфраструктура.

Инновационная политика регионов должна учитывать все вышеуказанные аспекты, опираясь при этом на имеющийся инновационный потенциал в конкретном регионе, поскольку российские регионы значительно различаются как по уровню экономического развития, так и по возможностям инновационного развития. Несмотря на то, что большинство российских регионов заявило об инновационном развитии, но потенциал большей части регионов невелик и необходимы специальные исследования для оценки возможности перехода к инновационному развитию. Определяющим является наличие промышленного, научного, образовательного и технологического потенциала, обычной и инновационной инфраструктуры, инновационной и инвестиционной активности предприятий [2].

Инновационный потенциал определяет реальные возможности региональной инновационной системы к созданию новых продуктов, их эффективному продвижению и выведению на рынок, а также способность к восприятиюопыта других регионов и стран, своевременной и адекватной реакции на изменяющиеся условия внешней и внутренней среды [14].

Инновационный потенциал региона – это совокупность различных видов ресурсов, включая материальные, финансовые, интеллектуальные, информационные, научно-технические и иные ресурсы, необходимые для осуществления инновационной деятельности, отвечающей требованиям мирового рынка. Инновационный потенциал можно рассматривать с нескольких точек зрения. Он является сложной динамической системой, который влияет на инновационное развитие макросистемы (региона) и обуславливает эффективность регионального управления. В.В.Киселёва, М.Г.Колосницына отмечают, что инновационный потенциал «характеризует способность страны, как политической и экономической общности людей, производить и коммерциализировать поток технологий в долгосрочной перспективе» [4].

В перечень показателей, характеризующих инновационный потенциал, включаются [2] :

  • персонал занятый НИОКР и его распределение по стадиям инновационного цикла и технологическим уровням,
  • доля науки в численности занятых региона,
  • затраты на НИОКР, основные средства НИОКР,
  • использование IT-технологий,
  • уровень образования, количество студентов,
  • соотношения структуры выпуска продукции и структуры региональной экономики с отраслями пятого и шестого технологических укладов,
  • рейтинг ведущих вузов и их исследовательская активность,
  • уровень экономического развития (ВРП, объем промышленного производства и доля занятых в отраслях пятого и шестого технологических укладов),
  • доля крупных предприятий,
  • наличие инновационной инфраструктуры,
  • консолидированный бюджет региона,
  • прибыль и оборот предприятий,
  • согласованность структуры науки и структуры экономики

В то же время темпы, внутреннее содержание и масштабы инновационного потенциала неразрывно связаны с инвестиционной деятельностью. Поиск и привлечение инвестора является важной составной частью менеджмента инноваций. Заинтересованность инвестора в осуществлении инновационных проектов предопределяется рядом факторов, которые позволяют оценить не только возможность получения прибыли, но и возникновение рисков, и, как следствие, финансовых потерь. Инвестор должен определить как экономический потенциал инноваций, так и существующие ограничения для инновационной деятельности, то есть в целом иметь представление об инвестиционном климате, характеризующим имеющийся потенциал и риски.

Например, Зенченко С.В., Шемёткина М.А. в своей работе выделяют ряд факторов, оказывающих наибольшее влияние на инвестиционный потенциал региона [3]. Так, наиболее значимыми для оценки инвестиционного потенциала региона являются следующие факторы:

  • ресурсно-сырьевой (средневзвешенная обеспеченность балансовыми запасами основных видов природных ресурсов);
  • производственный (совокупный результат хозяйственной деятельности в регионе);
  • потребительский (совокупная покупательная способность населения региона);
  • инфраструктурный (экономико-географическое положение региона и его инфраструктурная обустроенность);
  • интеллектуальный (образовательный уровень населения);
  • институциональный (степень развития ведущих институтов рыночной экономики);
  • инновационный (уровень внедрения достижений научно-технического прогресса в регионе).

Оценивая инвестиционно-инновационный потенциал региона, необходимо анализировать факторы, влияющие в совокупности на инвестиционную привлекательность региона. Среди этих факторов можно выделить и эффективность проводимой экономической, социальной и инвестиционной политики региональными властями. При государственном регулировании регионального развития должны учитываться характерные особенности, специфика регионов в общероссийской структуре, степень развития структурных преобразований на региональном уровне, развитие местного самоуправления и предпринимательства, уровень и степень использования природных ресурсов и т.д.

Анализ степени влияния реализации инновационной и инвестиционной политики на структурные сдвиги в региональной экономике

Ядром инновационной сферы, или центральным звеном в трансфертной цепочке инноваций «наука – производство – рынок», является производственное предприятие. Устойчивый и возрастающий спрос на знания, новые технологии, продукты, методы и системы управления диктуется необходимостью поддержания высокого технологического уровня современного предприятия, укрепления его позиций на рынке при условии выпуска конкурентоспособной продукции, повышения эффективности производства, что, в конечном счете, и определяет стабильное финансовое положение.

Вместе с тем, как показывает анализ, региональное развитие крайне дифференцировано вследствие различий в структуре экономики и неодинаковых возможностей реализации инновационной и инвестиционной политики, осуществления инновационной деятельности субъектами предпринимательства.

Проведенный анализ [9] определил региональную дифференциацию развития российских регионов, усилившуюся в результате разных возможностей для структурных преобразований, и выявил основные факторы, влияющие на региональные различия. Исследования также показали, что в ходе рыночных реформ одни регионы характеризуются более высокими, другие – более низкими социальными и экономическими показателями. Однако, в результате развития рыночных преобразований, изменяются и факторы, влияющие на уровень регионального развития. В результате изменяется и межрегиональное соотношение степени развития российских территорий.

Пробные расчёты позволили выделить и построить рейтинг российских регионов по уровню инновационного потенциала [14]. Данные, ранжированные в порядке убывания, позволяют сделать вывод о том, что существуют регионы, которые обладают высокой, средней и низкой инновационной активностью. Расчеты по оценке инновационного потенциала позволили выделить четыре основных группы регионов. В первой – Москва, Санкт-Петербург, Московская и Свердловская области, которые намного опережают все остальные регионы России. В регионах, являющихся генераторами инноваций, сосредоточена большая часть инновационного потенциала страны. По многим показателям инновационной деятельности суммарная доля Москвы, Санкт-Петербурга и Московской области превышает 50%, а по количеству предприятий с иностранными инвестициями в сфере науки даже 80%. Доля этих трех регионов в ВВП страны значительно меньше и составляет примерно 28%.

Вторая группа регионов обладает высоким инновационным потенциалом, особенно такие как Татарстан, Нижегородская, Самарская, Челябинская, Ростовская и Новосибирская области. В них активно занимаются инновационной деятельностью, их доля в ВРП несколько меньше, чем по показателям инновационности. Уровень инновационной активности примерно в 1.5 раза выше, чем в РФ в среднем. Среди остальных регионов можно выделить еще несколько, имеющих повышенный инновационный потенциал и заметную инновационную активность.

Во вторую группу из приграничных регионов входят Тюменская, Челябинская, Ростовская, Новосибирская, Омская, Волгоградская, Воронежская, Ленинградская и Саратовская области, Краснодарский и Приморский края, обладающие достаточно высоким потенциалом.

Большинство российских регионов относится к пассивным зонам с невысоким и низким инновационным потенциалом. Предпринимательство в пассивных зонах слабо развито, его уровень примерно в 2-3 раза ниже. Количество малых научных и инновационных предприятий незначительно, новые технологии во многих регионах не создаются, но в отдельных активно используются новые технологии, созданные в других регионах и странах. Инновационный потенциал невелик – университеты слабы как научные центры, мало новых идей и молодых ученых, ограничены финансовые возможности региональных властей и крупного бизнеса, отсутствует или существует формально инновационная инфраструктура, структура науки не соответствует структуре экономики, незначительна доля предприятий пятого и шестого технологических укладов. За 15 лет работы ученых без финансирования со стороны бизнеса научный сектор деградировал, во многих регионах количество ученых менее 1000 человек, причем значительная часть их занимается фундаментальными исследованиями. А наиболее успешные научные организации сейчас уже частично встроены в технологические цепочки развитых стран и Китая. Поэтому строящиеся региональные инновационные системы должны различаться в зависимости от экономического и инновационного потенциала регионов.

В третьей группе оказались Оренбургская, Белгородская, Мурманская, Курская и Калининградская области, Хабаровский и Алтайский края и Республика Дагестан. В четвертую группу с низким инновационным потенциалом вошла почти половина приграничных регионов – Смоленская, Брянская, Астраханская, Амурская, Курганская и Псковская области, Забайкальский край, республики Бурятия, Карелия, Чечня, Кабардино-Балкария, Алания, Караваево-Черкессия, Тыва, Алтай и Ингушетия.

У каждой группы должен быть свой путь инновационного развития, по-разному должны строиться региональные инновационные системы, развиваться инновационная инфраструктура. Группы регионов, создающие условия для реализации своего инновационного потенциала должны увеличивать свою активность.

Отличие Республики Карелия от выделенных в четвертую группу приграничных регионов заключается в том, что она соседствует с Финляндией, занимающей высокие позиции в мировом рейтинге стран по конкурентоспособности. То есть республика обладает территориальными преимуществами, поскольку имеет протяженную границу с Финляндией и, соответственно, связь с рынками Евросоюза. Как правило, данный фактор может способствовать и диффузии инноваций в республику из развитых стран. Однако уровень инновационной и инвестиционной активности в Карелии остается одним из низких как среди субъектов СЗФО, так и России в целом.

Уровень инвестиционной и инновационной привлекательности территории является важной составляющей регионального развития. Существует большое количество факторов, позволяющих оценить регион с позиций исследуемых процессов. В рамках определения инновационной составляющей территории предлагается оценить по показателям инновационной активности предприятий и удельному весу организаций, осуществляющих технологические инновации. На основе статистических наблюдений Росстата по данным показателям выделяем регионы СЗФО.

Таблица 1

Инновационная активность организаций (удельный вес организаций, осуществлявших технологические, организационные, маркетинговые инновации в отчетном году, в общем числе обследованных организаций), по субъектам СЗФО

2009

2010

2011

2012

Российская Федерация

9,3

9,5

10,4

10,3

Северо-Западный федеральный округ

9,5

9,4

11,2

11,0

Республика Карелия

5,3

6,6

9,2

10,9

Республика Коми

6,3

7,5

6,1

7,6

Архангельская область

8,8

9,0

9,3

8,2

в том числе Ненецкий автономный округ

13,5

5,3

11,4

10,5

Вологодская область

7,6

7,4

9,3

7,3

Калинингpадская область

5,5

3,2

3,3

5,1

Ленинградская область

8,6

9,4

9,1

10,1

Мурманская область

7,6

9,7

8,5

9,0

Новгородская область

9,7

8,7

7,5

7,5

Псковская область

8,7

9,6

10,0

8,1

г. Санкт-Петербург

14,0

13,0

18,9

18,8

По данным формы федерального статистического наблюдения № 4-инновация "Сведения об инновационной деятельности организации" (годовая). Начиная с отчета за 2011 год, в отчет включены организации с 73 кодом ОКВЭД.

В таблице 1 представлен уровень инновационной активности субъектов СЗФО. Уровень инновационной активности организаций определяется как отношение числа организаций, осуществляющих инновации хотя бы одного типа: технологические, организационные или маркетинговые, к общему числу обследуемых за определенный период времени организаций. Как видно из представленных в таблице 1 данных, наиболее высоким по сравнению с уровнем инновационной активности по России в целом в СЗФО обладают Санкт-Петербург, Псковская, Архангельская Мурманская области и Республика Карелия. Отстающими регионами являются Калининградская, Новгородская, Вологодская области и Республика Коми. Однако, повышение инновационной активности в Республике Карелия за последние два года пока нельзя считать переломным моментом в тенденции развития, поскольку влияние данного фактора на региональную экономику нельзя оценить на таком коротком временном интервале. По уровню ВРП и инвестиций в основной капитал республика имеет существенное отставание не только от лидирующих по данным показателям регионов в СЗФО, но и от среднероссийского уровня .

Наиболее высокая инновационная активность предприятий отмечена в Санкт-Петербурге, где традиционно сконцентрированы высоквалифицированные трудовые ресурсы. 18,8% от общего числа предприятий в 2012 году в Санкт-Петербурге осуществляли технологические инновации. Самый низкий уровень инновационной активности зафиксирован в Калининградской области, где только 5,1% общего количества предприятий осуществляют технологические инновации. В остальных регионах различия в уровне инновационной активности предприятий не значительные.

Таблица 2

Удельный вес организаций, осуществлявших технологические

инновации в отчетном году, в общем числе обследованных организаций,

по субъектам СЗФО

2009

2010

2011

2012

Российская Федерация

7,7

7,9

8,9

9,1

Северо-Западный федеральный округ

8,2

7,6

9,5

9,5

Республика Карелия

4,6

5,1

8,1

9,8

Республика Коми

5,8

6,6

4,5

5,8

Архангельская область

5,8

7,4

7,4

7,2

в том числе Ненецкий автономный округ

10,8

5,3

8,6

5,3

Вологодская область

6,2

5,9

7,7

6,1

Калинингpадская область

4,1

2,4

3,3

3,8

Ленинградская область

7,3

7,3

7,6

8,7

Мурманская область

5,5

6,4

5,9

6,6

Новгородская область

8,8

6,7

7,1

7,5

Псковская область

8,4

9,2

10,0

7,5

г. Санкт-Петербург

12,8

10,9

16,1

16,6

По данным формы федерального статистического наблюдения № 4-инновация "Сведения об инновационной деятельности организации" (годовая). Начиная с отчета за 2011 год, в отчет включены организации с 73 кодом ОКВЭД.

Удельный вес предприятий, осуществлявших технологические инновации рассчитывается как отношение количества предприятий, осуществлявших какой-либо вид инновационной деятельности, к общему числу обследуемых за определенный период времени предприятий. Этот показатель используется для оценки инновационной активности как крупных и средних, так и малых предприятий. Инновационная активность в сфере малого бизнеса характеризуется также приростом числа малых предприятий, осуществлявших технологические инновации, рассчитываемым как разность между числом малых инновационных предприятий текущего и предыдущего годов.

В таблице 2 представлен удельный вес организаций субъектов СЗФО, осуществлявших технологические инновации. Значение показателя «удельный вес организаций, осуществлявших технологические инновации» варьируется от 3,8% в Калининградской области до 9,8% в Республике Карелия. Как видно из представленных в таблице 2 данных, наиболее высоким удельным весом организаций, осуществляющих технологические инновации обладают Санкт-Петербург, Псковская, Ленинградская и Архангельская области и Республика Карелия. Отстающими регионами являются Калининградская, Мурманская, Новгородская области и Республика Коми.

___02

Выделив в качестве одного из важных направлений экономических преобразований в регионах также инвестиционную составляющую, следует сказать, что привлечение инвестиций для регионов РФ имеет большое значение. Инвестиции увеличивают запас капитала. Они оказывают влияние на структурную перестройку экономики, способствуют созданию новых рабочих мест, обновлению основного капитала, повышению инновационного потенциала и конкурентных преимуществ, а также ускоряют интеграционные процессы субъектов хозяйствования.

Анализ инвестиционного потенциала регионов СЗФО (таблица 3) выявил неоднозначную тенденцию среди анализируемых регионов. Несомненным лидером данной группы регионов является Санкт-Петербург, который является территорией с диверсифицированной экономикой, что существенным образом отличает его от общего массива регионов. Все остальные регионы СЗФО демонстрируют вполне объяснимую динамику исследуемых показателей. К примеру, Республика Карелия, Республика Коми, Мурманская область которые являются, территориями с высоким ресурсным потенциалом – показывает и достаточно высокий ранг природно-ресурсного фактора.

При оценке степени развития ведущих институтов рыночной инфраструктуры (инвестиционной, банковской, страховой, торговой) лидерство остается за Санкт-Петербургом. То есть, здесь явно отслеживается агломерационный эффект и удобное местоположение.

Анализ факторов, влияющих на инвестиционный потенциал регионов, дает объяснение причин увеличивающейся дифференциации регионов по инвестиционной деятельности. В Республике Карелия уровень инвестиций основной капитал на душу населения в 1,9 раза ниже общероссийского, в 2,2 ниже, чем в СЗФО и 4,6 раза меньше показателя по Ленинградской области. Доля Республики Карелия в общем объеме инвестиций в основной капитал в СЗФО составляет около 2%, в то время как в 2000 г. она составляла 5,5%, в 2005г. – 3,1% [10].

При оценке инвестиционной привлекательности по видам экономической деятельности (рис. 1), видно, что привлекательными для инвесторов остаются финансовая и торговая деятельность, добывающая и обрабатывающая промышленность, транспорт и связь. Однако потребности национальной экономики в инвестициях наиболее актуальны в отраслях, влияющих на увеличение инновационного потенциала (образование, здравоохранение, обрабатывающие производства) и требующих немедленной модернизации. Вместе с тем, инвестиции в транспорт и связь создают необходимую инфраструктуру, способствующую увеличению товародвижения, а отрасль связи с современными IT-технологиями является одним из драйверов национальной экономики.

pic_1

Рис. 1. Инвестиции в основной капитал СЗФО

по видам экономической деятельности в 2011 г.

Оценивая в целом по России возможности инновационного развития в регионах, надо признать, что при сверхцентрализации экономических ресурсов (инвестиционных, трудовых, инновационных и пр.) в Центральном федеральном округе РФ и преимущественно в столице страны остальные регионы теряют способность к концентрации капитала для осуществления модернизации экономики, создания современных производств. Различия в структуре экономики оказывают существенное влияние на доходы населения, формируемые за счет развития разных видов деятельности. В диверсифицированной экономике региона у населения больше шансов в трудоустройстве по выбранному направлению деятельности. Изменение структуры экономики влияет и на социально-демографические процессы. Как показали наши исследования, для северных регионов в целом не всегда фактор инвестиционной активности становится определяющим в выборе населением мест проживания. Примером может служить Республика Коми. Несмотря на существенные преимущества среди регионов СЗФО по выше рассмотренным показателям (инвестиции, валовой региональный продукт), республика за годы реформ имеет значительные потери по численности населения, определяемые не только естественным движением, но и миграционными процессами: с 2000 г. по 2011г. население сократилось на 15% или чуть более, чем в Псковской области (там на 14,7%). В Республике Карелия численность населения составила в 2011г. 87,8% от уровня 2000 г.

Более детальный анализ влияния структурных изменений в региональной экономике на социально-демографические процессы проведен по Республике Карелия. Влияние на ситуацию на рынке труда в большей степени оказывают обрабатывающие производства, которые обеспечивают гораздо большую занятость, чем добывающие. Однако с 2007 по 2011 г. сокращение численности работников в большей степени коснулось обрабатывающих производств, где она сократилась с 35411 чел. до 26468 чел. (на 25%), в то время как в добывающей промышленности уменьшилась с 9042 чел. до 8084 чел. (на 11%) [16]. Вместе с тем эффективность производственного сектора не настолько высока, чтобы это нашло отражение в прогрессивных структурных сдвигах: обрабатывающая промышленность в Республике Карелия по физическим объемам производства в динамике имеют тенденцию к снижению, в то время как добывающие производства быстрее восстанавливаются после кризиса и имеют более высокие темпы роста.

Прогрессивные структурные сдвиги в региональной экономике зависят от уровня инновационной и инвестиционной деятельности, являющегося основным индикатором экономической динамики. Явным признаком неблагополучия можно считать стабильно низкие инвестиции в Карелии в течение последних пяти лет. Низкая конкурентоспособность обрабатывающих производств не позволяет переломить тенденцию сырьевой ориентации экономики.

Выводы

Экономическое развитие регионов в современных условиях зависит от их научного и инновационного потенциала, определяемого качественным уровнем материально-технических, трудовых, информационных и финансовых ресурсов, чем и обладают регионы-лидеры, экономика которых базируется не на сырьевом секторе. Отстающим регионам требуются серьезные структурные изменения в экономике, касающиеся создания новых производств, поскольку имевшийся ранее производственный потенциал устарел морально и физически.

Анализ тенденций в изменениях структуры региональной экономики с учетом влияния инвестиций свидетельствуют о том, что в Республике Карелия экономика не изменяет сырьевой ориентации, т.к. уменьшается доля обрабатывающих производств, хотя в последние годы существенно выросла доля сферы услуг. Теоретически обрабатывающее производство в процессе модернизации должно вносить больший вклад в создание цепочки добавленной стоимости.

Интерес представляют исследования традиционных отраслей Республики Карелия, где также требуется модернизация. Повышение эффективности лесного сектора предполагается на основе создания кластеров [7,8].

Добывающие производства обеспечивают меньшую занятость, чем обрабатывающие, поэтому недостаточный уровень инвестиций в обрабатывающий сектор экономики будет способствовать оттоку населения из регионов с преимущественно сырьевой направленностью экономики.

Модернизация становится главным фактором, обеспечивающим экономический рост, увеличение доходов населения, и как следствие, улучшение и стабилизацию демографической ситуации. Необходимость инновационной модернизации обусловлена тем, что без нее из регионов будут уезжать квалифицированные кадры, не находящие в своем регионе применения профессиональным знаниям [10].

Таким образом, инвестиционно-инновационные процессы являются наиболее эффективными механизмами социально-экономических преобразований и оказывают существенное влияние на устойчивое функционирование экономики регионов, повышение их экономического и социального потенциала. Кроме того, следует повышать эффективность механизма государственного перераспределения. Необходимы меры государственного воздействия на основе программно-целевого подхода для изменения направленности структурных сдвигов в региональной экономике.

Библиография
1.
Будон Р. Место беспорядка. Критика теорий социального изменения. Пер. с французского М., 1998. 284 с.
2.
Дружинин П.В., Тишков С.В. Инновационный потенциал и инновационная активность. Инновационные процессы в Карелии: анализ, моделирование и управление/Институт экономики КарНЦ РАН. Кол. Монография под общей ред. П.В. Дружинина.-Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2009. С. 110.
3.
Зенченко С. В., Шемёткина М. А. «Инвестиционный потенциал региона». Сборник научных трудов СевКавГТУ. Серия «Экономика». 2007. №6.
4.
Киселева В.В., М.Г. Колосницына М.Г. Государственное регулирование инновационной сферы.-М.: ГУ ВШЭ, 2008.-408 с.
5.
Морошкина М. В. Формирование региональных кластеров как инновационный фактор развития Региональная экономика: теория и практика. 2013. № 34. С. 30-37.
6.
Норт Д.С. Понимание процесса экономических изменений [Текст] /пер. с англ. К. Мартынова, Н.Эдельмана; Гос. ун-т – Высшая школа экономики. – М.: Изд. дом Гос. ун-та – Высшей школы экономики, 2010. — 256 с.
7.
Прокопьев Е.А. Модернизационные тенденции лесного комплекса в регионе (на примере Республики Карелия) / Е.А. Прокопьев // Экономический и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. 2011. №3. С. 88-95.
8.
Прокопьев Е.А. О создании лесного кластера в Республике Карелия / Е.А. Прокопьев // Труды карельского научного центра РАН. 2012. № 6. С.193-195.
9.
Розанова Л.И., Морошкина М.В. Проблемы адаптации общественного хозяйства к внешним вызовам при усилении дифференциации региональн6ого развития Региональные проблемы преобразования экономики. 2013. № 2. С. 27-36.
10.
Розанова Л.И. Инновационная модернизация как фактор сглаживания пространственных неравенств // Пространственные факторы инновационной модернизации экономики: Материалы Всероссийской науч.-практ. конф. 25-26 июня 2013 г. ИПРЭ РАН. – СПб.: ГУАП, 2013. – 352 с.
11.
Розанова Л.И. Модернизация социально-экономической системы и инновационная политика региона, с.6-31 / Л.И. Розанова // Инновационные процессы в Карелии: анализ, моделирование и управление / Институт экономики КарНЦ РАН. Под общей редакцией П.В. Дружинина.-Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2009. – 202 с.
12.
Розанова Л.И. Структурные сдвиги в экономике региона в процессе её модернизации, с.118-128 / Л.И. Розанова // Модернизация региональной экономики. Труды Петрозаводского государственного университета. Серия: Экономика. Вып. 12-Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2011. – 208 с.
13.
Румянцев А.А. Анализ и задачи использования инновационного потенциала региона на примере Санкт-Петербурга // Экономика Северо-запада: проблемы и перспективы развития. – 2004.-№2. – С.106-114.
14.
Тишков С.В. Научный и инновационный потенциал северного приграничного региона. Экономика и право. XXI век. 2013. № 2. С.45.
15.
Тишков С.В. Совершенствование региональной политики в сфере развития инновационных процессов северного приграничного региона (на примере Республики Карелия) // Регион: системы, экономика, управление. 2013 №2 (21).С.102.
16.
Промышленное производство в Республике Карелия: Статистический сборник/ Карелиястат,-Петрозаводск, 2012 – 162с.
17.
Эксперт. Инвестиционная привлекательность регионов России 2012. № 52 от 16 декабря 2012 года. С.20.
18.
Регионы России, 2000 г., Госкомстат России, том 1,2.-614 с.
19.
Розанова Л.И., Морошкина М.В. Инвестиционная диагональ в распределении иностранного капитала в России // NB: Экономика, тренды и управление. - 2013. - 2. - C. 193 - 204. URL: http://www.e-notabene.ru/etc/article_9018.html
20.
Морошкина М.В., Розанова Л.И. Роль фактора приграничности в оценке предпочтений иностранных инвесторов // NB: Национальная безопасность. - 2013. - 4. - C. 113 - 142. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_6441.html
21.
Розанова Л.И. Инвестиционное неравенство регионов // NB: Экономика, тренды и управление. - 2013. - 1. - C. 43 - 63. URL: http://www.e-notabene.ru/etc/article_809.html
22.
Хрыков В.П. Инвестиции в Россию: пути развития и регресса // NB: Проблемы общества и политики. - 2013. - 9. - C. 89 - 129. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_9168.html
23.
Погодина И.В., Фраймович Д.Ю., Мищенко З.В. Позиционирование параметров безопасности региональной социально-экономической системы в условиях модернизации // NB: Национальная безопасность. - 2012. - 1. - C. 55 - 80. DOI: 10.7256/2306-0417.2012.1.77. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_77.html
References (transliterated)
1.
Budon R. Mesto besporyadka. Kritika teorii sotsial'nogo izmeneniya. Per. s frantsuzskogo M., 1998. 284 s.
2.
Druzhinin P.V., Tishkov S.V. Innovatsionnyi potentsial i innovatsionnaya aktivnost'. Innovatsionnye protsessy v Karelii: analiz, modelirovanie i upravlenie/Institut ekonomiki KarNTs RAN. Kol. Monografiya pod obshchei red. P.V. Druzhinina.-Petrozavodsk: Karel'skii nauchnyi tsentr RAN, 2009. S. 110.
3.
Zenchenko S. V., Shemetkina M. A. «Investitsionnyi potentsial regiona». Sbornik nauchnykh trudov SevKavGTU. Seriya «Ekonomika». 2007. №6.
4.
Kiseleva V.V., M.G. Kolosnitsyna M.G. Gosudarstvennoe regulirovanie innovatsionnoi sfery.-M.: GU VShE, 2008.-408 s.
5.
Moroshkina M. V. Formirovanie regional'nykh klasterov kak innovatsionnyi faktor razvitiya Regional'naya ekonomika: teoriya i praktika. 2013. № 34. S. 30-37.
6.
Nort D.S. Ponimanie protsessa ekonomicheskikh izmenenii [Tekst] /per. s angl. K. Martynova, N.Edel'mana; Gos. un-t – Vysshaya shkola ekonomiki. – M.: Izd. dom Gos. un-ta – Vysshei shkoly ekonomiki, 2010. — 256 s.
7.
Prokop'ev E.A. Modernizatsionnye tendentsii lesnogo kompleksa v regione (na primere Respubliki Kareliya) / E.A. Prokop'ev // Ekonomicheskii i sotsial'nye peremeny: fakty, tendentsii, prognoz. 2011. №3. S. 88-95.
8.
Prokop'ev E.A. O sozdanii lesnogo klastera v Respublike Kareliya / E.A. Prokop'ev // Trudy karel'skogo nauchnogo tsentra RAN. 2012. № 6. S.193-195.
9.
Rozanova L.I., Moroshkina M.V. Problemy adaptatsii obshchestvennogo khozyaistva k vneshnim vyzovam pri usilenii differentsiatsii regional'n6ogo razvitiya Regional'nye problemy preobrazovaniya ekonomiki. 2013. № 2. S. 27-36.
10.
Rozanova L.I. Innovatsionnaya modernizatsiya kak faktor sglazhivaniya prostranstvennykh neravenstv // Prostranstvennye faktory innovatsionnoi modernizatsii ekonomiki: Materialy Vserossiiskoi nauch.-prakt. konf. 25-26 iyunya 2013 g. IPRE RAN. – SPb.: GUAP, 2013. – 352 s.
11.
Rozanova L.I. Modernizatsiya sotsial'no-ekonomicheskoi sistemy i innovatsionnaya politika regiona, s.6-31 / L.I. Rozanova // Innovatsionnye protsessy v Karelii: analiz, modelirovanie i upravlenie / Institut ekonomiki KarNTs RAN. Pod obshchei redaktsiei P.V. Druzhinina.-Petrozavodsk: Karel'skii nauchnyi tsentr RAN, 2009. – 202 s.
12.
Rozanova L.I. Strukturnye sdvigi v ekonomike regiona v protsesse ee modernizatsii, s.118-128 / L.I. Rozanova // Modernizatsiya regional'noi ekonomiki. Trudy Petrozavodskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Ekonomika. Vyp. 12-Petrozavodsk: Izd-vo PetrGU, 2011. – 208 s.
13.
Rumyantsev A.A. Analiz i zadachi ispol'zovaniya innovatsionnogo potentsiala regiona na primere Sankt-Peterburga // Ekonomika Severo-zapada: problemy i perspektivy razvitiya. – 2004.-№2. – S.106-114.
14.
Tishkov S.V. Nauchnyi i innovatsionnyi potentsial severnogo prigranichnogo regiona. Ekonomika i pravo. XXI vek. 2013. № 2. S.45.
15.
Tishkov S.V. Sovershenstvovanie regional'noi politiki v sfere razvitiya innovatsionnykh protsessov severnogo prigranichnogo regiona (na primere Respubliki Kareliya) // Region: sistemy, ekonomika, upravlenie. 2013 №2 (21).S.102.
16.
Promyshlennoe proizvodstvo v Respublike Kareliya: Statisticheskii sbornik/ Kareliyastat,-Petrozavodsk, 2012 – 162s.
17.
Ekspert. Investitsionnaya privlekatel'nost' regionov Rossii 2012. № 52 ot 16 dekabrya 2012 goda. S.20.
18.
Regiony Rossii, 2000 g., Goskomstat Rossii, tom 1,2.-614 s.
19.
Rozanova L.I., Moroshkina M.V. Investitsionnaya diagonal' v raspredelenii inostrannogo kapitala v Rossii // NB: Ekonomika, trendy i upravlenie. - 2013. - 2. - C. 193 - 204. URL: http://www.e-notabene.ru/etc/article_9018.html
20.
Moroshkina M.V., Rozanova L.I. Rol' faktora prigranichnosti v otsenke predpochtenii inostrannykh investorov // NB: Natsional'naya bezopasnost'. - 2013. - 4. - C. 113 - 142. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_6441.html
21.
Rozanova L.I. Investitsionnoe neravenstvo regionov // NB: Ekonomika, trendy i upravlenie. - 2013. - 1. - C. 43 - 63. URL: http://www.e-notabene.ru/etc/article_809.html
22.
Khrykov V.P. Investitsii v Rossiyu: puti razvitiya i regressa // NB: Problemy obshchestva i politiki. - 2013. - 9. - C. 89 - 129. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_9168.html
23.
Pogodina I.V., Fraimovich D.Yu., Mishchenko Z.V. Pozitsionirovanie parametrov bezopasnosti regional'noi sotsial'no-ekonomicheskoi sistemy v usloviyakh modernizatsii // NB: Natsional'naya bezopasnost'. - 2012. - 1. - C. 55 - 80. DOI: 10.7256/2306-0417.2012.1.77. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_77.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"