по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Вопросы безопасности
Правильная ссылка на статью:

Синергетический подход к исследованию безопасности
Урсул Аркадий Дмитриевич

доктор философских наук

профессор, директор Центра, академик, Академия наук Молдавии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские горы, 1, стр. 51

Ursul Arkadii Dmitrievich

Doctor of Philosophy

Head of the Center, Scholar at theof the Academy of Sciences of Moldova; Professor, Moscow State Univeristy

119991, Russia, Moscow, Leninskie Gory 1, building #51

ursul-ad@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Повышение интереса к феномену безопасности ставит перед исследователями фундаментальную проблему поиска оснований безопасности, выявления ее природы как для человечества, так и для многих других материальных систем. Это ведет к более глубокому пониманию сущности обсуждаемой проблемы и к появлению общей концепции безопасности, которая может сформироваться в ближайшее время. В статье рассматривается общенаучная методология исследований проблемы безопасности, акцентируя внимание на синергетическом подходе. Обсуждаются возможности использования синергетики как одного из общенаучных подходов для исследования безопасности, которая для социальных систем имеет главным образом информационный характер, если информацию трактовать как всеобщее свойство материи. Обеспечение безопасности связывается с сохранением информационного содержания кибернетической системы в условиях воздействия негативных внутренних и внешних факторов и возмушений. Показано, что наиболее эффективный способ обеспечения безопасности лежит на пути самоорганизации, усложнения и повышения информационного содержания социальной системы, а не через ее защиту и изоляцию.

Ключевые слова: аттрактор, безопасность, глобальная эволюция, необходимое разнообразие, информация, информационный критерий, самоорганизация, самосохранение, синергетика, термодинамический подход

Дата направления в редакцию:

20-10-2019


Дата рецензирования:

20-10-2019


Дата публикации:

1-12-2012


Abstract.

The growing interest to the phenomenon of security makes the researchers face the fundamental problem of searching for the bases of the security, uncovering its nature for the humanity and other material systems.  It leads to deeper understanding  of nature of the problem and the general concept of security may be formed in the nearest future.  The article concerns general scientific methodology of security problem from the standpoint of synergy approach. The author discusses the possibilities for using synergy as a general scientific approach to security research, being primarily informative for social systems , if the information is to be treated as a universal property of matter. The security associated with the preservation of a cybernetic system in conditions of negative internal and external factors and influences. It is shown that the most efficient way to guarantee security is via self-organization, greater complexity and the increase the information content of the social system, and not through its protection and insulation.

Keywords:

attractor, security, global evolution, necessary variety, information, information criterion, self-organization, self-preservation, synergy, thermodynamic approach

Введение

С появлением кризисных и чрезвычайных (не говоря уже о катастрофических) ситуаций в обществе и природе интерес к проблемам безопасности существенно усиливается. Умножение и усиление опасностей характерно для наступившего XXI века, который становится переломным столетием в человеческой истории в плане обеспечения безопасности. Обострились многие глобальные проблемы, чреватые негативными и угрожающими последствиями не только для человечества, но и в значительной степени для всей жизни на планете, которая оказалась в сильной зависимости от последующей человеческой деятельности.

Повышение интереса к феномену безопасности ставит перед исследователями фундаментальную проблему поиска оснований безопасности, выявления ее природы как для человечества, так и для многих других материальных систем. Какие особенности и свойства материи в самом ее «фундаменте» привели к появлению феномена безопасности объектов высших структурных уровней и ступеней? Ответ на этот вопрос приблизит нас к более глубокому пониманию сущности обсуждаемой проблемы и приведет к формированию общей концепции безопасности, которая может сформироваться в ближайшее время.

Причем речь пойдет не столько о прикладных исследованиях, но и о становлении фундаментального научного знания в области безопасности. И не просто фундаментального, а междисциплинарно-общенаучного, поскольку автор убежден в том, что проблема безопасности в том или ином виде существует если пока не во всех, то в большинстве научных дисциплин, изучающих высшие формы эволюции материи.

Проблема безопасности в таком широком аспекте оказывается междисциплинарной, захватывающей значительное множество научных дисциплин. Причем явно прослеживается тенденция становления понятия безопасности не просто меж- или трансдисциплинарным понятием, а общенаучной категорией. Важно также выяснить, что представляет собой самое общее знание о безопасности: науку или научное направление? Речь, скорее всего, должна идти о научном направлении, которое в силу междисциплинарности включает пересечение ряда наук (отраслей научного знания). Исследования проблемы безопасности выходит за пределы дисциплинарного видения, это обычно подчеркивают, но многие ученые продолжают считать в духе дифференциации и дисциплинарного мышления отраслью знания – дисциплиной (наукой), что выглядит логически противоречивым.

Рассмотрим далее общенаучную методологию исследований проблемы безопасности, акцентируя внимание на синергетическом подходе.

Безопасность в контексте междисциплинарных исследований

Кардинальным отличием синергетического подхода от генетически ему предшествующего традиционного термодинамического является рассмотрение материальных систем в качестве открытых в пространстве и времени, т.е. взаимодействующих с окружающей их средой и обменивающихся с ней веществом, энергией и информацией. При взаимодействии систем может происходить подвод вещества, энергии и информации из внешней среды, в результате чего в системе уменьшается энтропия, протекают процессы самоорганизации, образование новых структур, получивших наименование диссипативных (как, впрочем, одновременно могут протекать и противоположные – деградационные процессы). Введение И.Р.Пригожиным понятия «диссипативная структура» акцентирует внимание не столько на процессе самоорганизации, сколько на сопряженном с ним противоположном процессе – рассеивании, или диссипации энергии, превращении ее в менее сложные и организованные формы.

В закрытых же системах идет только процесс диссипации как непрерывной дезорганизации, хаотизации, разрушения изначально заданной структуры, что и установила в свое время классическая термодинамика, которую даже образно именуют теорией разрушения структур. Проблема безопасности как раз и связана с обеспечением сохранения тех или иных структур от разрушительного либо неблагоприятного воздействия внешних и внутренних возмущений. Безопасность в социальной ступени развития связывается с защищенностью (хотя защита является лишь одним из способов обеспечения безопасности) того или иного объекта (системы) от внешних и внутренних негативных воздействий, угроз, опасностей и т.д. При этом основными объектами, на которые направлены меры по обеспечению, например, национальной безопасности, т.е. прежде всего, защитные меры, являются общество, государство и человек (личность). Безопасность социальных ассоциируется с их сохранением либо самосохранением при воздействии внутренних или внешних негативных факторов.

В принципе такой же «механизм» обеспечения безопасности жизнедеятельности отдельной особи, популяции, вида и т.д. (сейчас – вплоть до сохранения всего биологического разнообразия) реализуется во всей живой природе, которая в процессе биоэволюции выработала свои способы самосохранения, которые теперь постоянно и все более масштабно нарушает человек. Проблема безопасности возникает и на стыке социальной и биологической ступеней развития, причем биологическая безопасность нередко трактуется как состояние защищенности людей, сельскохозяйственных животных, растений и окружающей природной среды от опасностей, источником которых выступают биолого-социальные факторы и феномены. Понятие «биобезопасности» (например, в Википедии) сейчас рассматривается как сохранение живыми организмами своей биологической сущности, биологических качеств, системообразующих связей и характеристик, предотвращение потери биологической целостности, которая может иметь место в результате самых различных воздействий вплоть до возможного внедрения чужеродных микроорганизмов из внеземных пространств. Опасности и угрозы идут как от общества к биосистемам, так и от них – к социальным процессам в их самом широком понимании [1]. Как видим на примере объектов биосистем и общества, безопасность материальных систем связывается с их сохранением либо самосохранением в процессе естественного (нормального) развития и функционирования.

Свойство особого класса материальных систем – кибернетических систем, к которым относятся биологические и социальные системы, и которое называется безопасностью, обозначает их сохранение (самосохранение) при воздействии внутренних и/или внешних негативных факторов. Однако в отличие от свойства сохранения (самосохранения) о безопасности материальных систем можно говорить только в тех случаях, когда обеспечение этого сохранения систем достигается с помощью управления как информационного процесса, хотя управление используется не только для этих целей.

Управление как основной кибернетический процесс появляется лишь с возникновением живых систем и имеет четко выраженную информационную природу. Та форма управления, которая имеет целью сохранение системы, может именоваться управлением безопасностью. Однако, в отличие от управления информация существует в неживой природе, во всяком случае, в тех ее телах и объектах, которые характеризуются наличием неоднородностей и различий (разнообразием) [2].

С синергетической точки зрения закрытые кибернетические (т.е. прежде всего, социальные и биологические) системы в принципе оказываются менее безопасными, нежели открытые, поскольку последним доступны ресурсы окружающей их среды, имеются источники и стоки вещества, энергии и информации. Поэтому изоляция системы от окружающей среды, использование способов обеспечения безопасности через защиту – не самый эффективный механизм сохранения природы объекта и поэтому такое обеспечение может быть лишь кратковременным, о чем свидетельствует история использования изоляционно-защитной идеологии обеспечения безопасности.

Если свойство самосохранения материи как ее атрибут проявляется в любом ее состоянии как в «вещественной», так и в формах «темной материи» [3], то обеспечение безопасности объектов характерно только для высших ее форм, которые сформировали особые информационные структуры, реагирующие на изменение энтропии, с целью либо сохранения ее в системе (защитные средства), либо на дальнейшее ее понижение и, следовательно, рост информационного содержания системы [4, 5]. Самосохранение материальных систем, а в дальнейшем и обеспечение безопасности кибернетических систем, на наш взгляд, выражает их атрибутивное свойство, т.е. такое качество, без которого они в принципе не могут реализовать специфику своего бытия. Безопасность – это экзистенциальная характеристика любого кибернетического объекта, а для биологических и социальных систем – это первичная, базовая потребность (а не просто «жизненно важный интерес»), которая «вырастает» из свойства самосохранения всех форм материи и, особенно, из свойства самосохранения конкретных материальных систем на пути их прогрессивной эволюции [6].

Среди используемых синергетикой средств исследования доминирующими на современном этапе ее развития являются термодинамический подход (обобщенный на открытые системы) и информационный подход. В принципе можно говорить о едином информационно-синергетическом способе исследования, поскольку понятия энтропии и информации здесь обобщаются настолько, что они, по сути дела, представляются как взаимно предполагающие полярные категории, взаимодействующие противоположности в эволюционных процессах. Можно считать, что в процессе самоорганизации структур происходит отдача энтропии в окружающую среду и, следовательно, выработка информации в открытых эволюционирующих системах, по крайней мере, в так называемой «барионной» (вещественной) форме материи, которую в основном и изучала наука вплоть до конца прошлого века.

Если в основе устойчивости и сохранения систем неживой природы лежит отрицательная обратная связь, выражающаяся, например, в принципе Ле Шателье-Брауна, свойствах типа инерционности и гистерезиса, то при переходе на уровень живой материи и шире – на уровень кибернетических систем за сохранение и устойчивость этих систем, «отвечает» закон необходимого разнообразия У.Р. Эшби, устанавливающий соответствие между негативным разнообразием воздействий и минимально необходимым информационным содержанием этих систем. Если понятие устойчивости (стабильности, самосохранения) характеризует все материальные системы, то понятие безопасности – лишь кибернетические, т.е. живые и особенно социальные системы, включая созданные человеком технические устройства (а также смешанные, гибридные системы). А это означает, что безопасность как имманентное свойство кибернетических систем, выражающее их потребность в сохранении и самосохранении, неразрывно связано с самоорганизацией, информацией и управлением, причем в определенном смысле характеризует эффективность этого последнего в плане реализации упомянутой «экзистенциальной» потребности.

Уже само понятие информации в первых попытках его математического выражения, например, вероятностной теории информации К.Шеннона, оказалось связанным с понятием энтропии, т.е. представляет собой обобщение понятия термодинамической негэнтропии, распространение его на другие процессы и явления, прежде всего, связанные с передачей сообщений. По-видимому, одной из причин такого обобщения явилось то, что с помощью понятия информации (в самом широком смысле трактуемого как отраженное разнообразие) можно характеризовать понятия сложности, организации и структуры, в том числе и количественном плане. А сам процесс эволюции системы может быть представлен «коммуникативной» моделью как передачи информационного содержания системы к ее состоянию в другой момент времени.

В неживой природе информация принимает форму разнообразия определенных материальных систем и различных его трансформаций в процессах отражения, что реализуется далеко не во всех формах и видах материи, например, согласно современным космологическим данным [7 ,8]. Однако в неживой природе «разнообразностный» аспект специально не выделен из других аспектов и свойств бытия этих систем, он (по крайней мере, в современных теоретических представлениях), а подчинен вещественно-энергетическим аспектам. Поэтому сейчас некоторые ученые полагают, что информационное описание объектов неживой природы пока не дает ничего нового по сравнению с традиционным энергетическим их описанием. В принципе это мнение отражает лишь доминирующее традиционное представление о роли энергии и информации в динамике систем неживой природы. Это мнение у части ученых даже выражается в том, что они вообще отрицают наличие информации в неживой природе, что уже выглядит явным анахронизмом. Синергетика, однако, признает наличие такого атрибута в неживой природе нашей видимой Вселенной и возлагает на него ответственность за самоорганизацию материальных систем в процессе эволюции.

Кибернетическая система должна иметь такое внутреннее информационное содержание и определенную информационно-управленческую структуру, которые позволяли бы ей “уничтожать” (парировать) негативное разнообразие воздействий внешней среды (закон необходимого разнообразия). Это “уничтожение” может заключаться в том, что система либо не пропускает, т.е. блокирует внешние возмущения, либо уходит от них в безопасную для себя область, либо предпринимает иные, например, футуризированные (опережающие) способы своего самосохранения. Тем самым у открытых систем больше возможных способов и стратегий обеспечения безопасности как формы самосохранения, чем у систем закрытых. Хотя открытые системы подвержены большему разнообразию негативных воздействий, но в тоже время они могут использовать и существенно больше ресурсов окружающей среды и стратегий деятельности по обеспечению безопасности в зависимости от их внутреннего информационного содержания.

Синергетика изучает самосохранение систем в результате их эволюции, не только в процессах самоорганизации, но и противоположных процессах, негативно влияющих на системы. Самоорганизация – это процессы спонтанного перехода от хаоса к порядку, появления более сложных из простых структур в открытых нелинейных средах. Между тем, Е.Н. Князева и С.П. Курдюмов подчеркивают, что обсуждаемое здесь междисциплинарное направление изучает также и противоположные процессы – т.е. процессы самодезорганизации, перехода от порядка к хаосу [9, с. 239]. И это определение более адекватно, чем представления о том, что синергетика изучает лишь процессы самоорганизации, что далее будет конкретизировано в ракурсе проблемы безопасности. Однако синергетика совершенно не применима к изучению таких феноменов нашей Вселенной как темная энергия, составляющей почти три четверти от массы всей Вселенной, где не обнаружены процессы эволюции и самоорганизации. В этих пока малоизученных формах материи их сохранение достигается не благодаря самоорганизации, а какими-то иными, пока неведомыми способами.

Именно наличие двух противоположно направленных процессов в видимой (вещественной) Вселенной – негэнтропийного (самоорганизации) и энтропийного (самодезорганизации) ставят проблему обеспечения безопасности материальных (в нашем случае – кибернетических) систем как проблему их самосохранения. Для обеспечения безопасности важно, чтобы внешние негативные воздействия на систему и процессы самодезорганизации не вредили бы системе, и она могла продолжать свое существование, сохранять свою природу. А для этого необходимо либо создавать благоприятную окружающую среду, либо особые механизмы обеспечения безопасности системы в «недружественной» среде.

Поскольку безопасность мы связываем с сохранением либо даже с ростом устойчивости и уровня организованности системы, то степень обеспечения этой устойчивости коррелируется с обеспечением безопасности существования самоорганизующейся системы как ее сохранением. Синергетика не акцентирует внимание на проблеме сохранения систем в общих процессах самоорганизации и самодезорганизации, поскольку это своего рода «целевой» подход, а упомянутая наука стремится объективно описать процессы самоорганизации и ей противоположные. «Целевой» и аксиологический подход скорее важен для формирующейся общей теории безопасности, начинающей использовать синергетическую методологию. Однако общий вывод, который уже вполне очевиден, заключается в том, что самый лучший способ обеспечения безопасности лежит на пути самоорганизации, усложнения систем, а не на пути лишь сохранения достигнутой системой сложности с помощью ее изоляции от среды (обеспечение безопасности через защиту). Чтобы сохраниться система должна не просто тратить только на это все средства и ресурсы, но в значительной степени – на развитие, под которым имеется в виду прогрессивное либо устойчивое развитие.

Рост информационного содержания кибернетических систем происходит за счет окружающей среды и это увеличивает их адаптивный потенциал, т.е. возможность приспособления к соответствующим условиям нелинейной экосреды с помощью совершенствования форм и методов управления, что представляет собой не что иное, как адекватную реакцию системы на изменяющиеся внешние условия. Адаптивный потенциал кибернетической системы может измеряться как количеством заключенной в ней информации, так и ее смыслом и ценностью, связанными со степенью адаптивности управления. И одной из важных особенностей самоорганизующихся кибернетических систем как раз и является рост их адаптивного и футуросинергетического потенциала, который зависит от внутреннего разнообразия этих систем. Таким образом, устойчивость (и соответственно – безопасность) кибернетических систем носит не термодинамический, а главным образом информационный характер и связана с процессами адаптивного управления и самоуправления (и соответствующего – адаптивного типа развития), без которых эти системы не смогли бы существовать.

В соответствии с упомянутым законом необходимого разнообразия и происходят процессы самоорганизации (самодезорганизации) в кибернетических системах. Если такая система оказывается в экосреде с повышенным разнообразием негативных возмущений, она неизбежно должна самоорганизовываться таким образом, чтобы увеличивать свое информационное содержание. Это происходит в ходе самоорганизации, прежде всего, как комбинаторной эволюции и коэволюции, когерентного сочетания и взаимодействия с другими низкоэнтропийными фрагментами окружающей среды. И только благодаря этому она сможет в данной среде сохраниться и функционировать, сохранять устойчивость и в других нелинейных неравновесных средах. Самосохранение системы означает вместе с тем ограничение ее свободы выбора дальнейших эволюционных траекторий в пользу одной, где она более эффективно обеспечивает свою безопасность. Но это сужает «коридор эволюции» и такое сужение существенным образом связано с требованием обеспечения безопасности эволюционирующих систем.

Только открытые системы, независимо от их природы, оказываются способными к самоорганизации и прогрессивному саморазвитию, что увеличивает их возможности по обеспечению безопасности. Это очевидно, если мы рассмотрим простейшую схему эколого-синергетического взаимодействия таких двух систем как общество и природа. Если общество и природу представим как две материальные системы, взаимодействующие между собой, то, как это следует из принципов синергетики, повышение энтропии в природе вело бы к ее снижению в обществе, а значит в этом плане – к прогрессивному развитию последнего (хотя, конечно, прогресс общества не сводится только к росту информации, негэнтропии). По-видимому, обобщение понятия энтропии, трактуемого уже в более широком смысле как любые проявления деградации, разрушения, хаоса, беспорядка могло бы стать основой для выявления одной из закономерностей взаимодействия общества и природы, которая будет иметь общенаучный характер.

Суть этой закономерности, заключается в том, что во взаимодействующих системах (в частности обществе и природе) происходит понижение энтропии в одной системе, сопряженное с увеличением ее в окружающей среде. С этой точки зрения, например, экологическая проблема выступает как частный случай увеличения энтропии в окружающей среде за счет роста негэнтропийных продуктов и систем в обществе. Взаимосвязь этих локально сопряженных процессов получило наименование диспропорционирования энтропии [10]. Именно поэтому синергетический подход также превращается в социоприродный подход и элементарное звено эволюции как самоорганизации находится не только в обществе, а в более широкой системе «общество-природа».

С синергетической точки зрения общественное производство как основа современного типа социального развития осуществляется за счет подвода негэнтропии (генерации информации) из внешней среды, причем таким высоконегэнтропийным источником служит для нас в основном Солнце и некоторые естественные ископаемые ресурсы, процессы и условия Земли. Причем второе начало термодинамики (закон возрастания энтропии) является тем фундаментальным законом, который имеет определяющее значение для проблемы источников энергии и ресурсов, необходимых для продолжения и развития производственной и иной социальной деятельности.

Для прогрессивного развития общества (как космического цивилизационного процесса), согласно синергетическим представлениям, необходимо не только заимствование негэнтропии от высококачественных источников энергии каким для нас является Солнце, но и диссипация отработанного вещества и энергии более низкого качества в окружающую среду. И чем более развита цивилизация по энергопотреблению, тем мощнее поток использованной низкокачественной энергии, уходящей в окружающий космос, что даже послужило предложением выделения в качестве одного из критериев поиска внеземных цивилизаций [11].

Информация и информационный критерий эволюции

Информация, по-видимому, играет гораздо большую роль в существовании и развитии мироздания, чем это представляется в настоящее время. Вероятно, все согласны с тем, что роль информации и информационного подхода все больше возрастает в научном познании. Но важно, понимая и принимая эту тенденцию, выявить какое же место займет информация среди наиболее фундаментальных категорий науки, если не современной, то будущей науки.

Ведь, с одной стороны, философия претендовала и пока еще претендует на то, чтобы ее категории (может быть, и не все) играли лидирующую роль в научном познании. Но не только она, но и другие, особенно наиболее развитые науки, претендующие на роль лидера в науке в целом, и, прежде всего физика, также считают свои основные понятия самыми важными и фундаментальными. Однако сейчас, в начале XXI века, после немногим более полувекового развития науки об информации, оказалось, что и информация может претендовать, не только на роль концептуального лидера, но и самое основное ее понятие считается чуть ли не самым важным понятием не только науки, но всей когнитивной системы цивилизации. Но не только цивилизации, но и в принципе, всего мироздания, по крайней мере, в представлениях наиболее видных космологов.

Итак, проблема информации, которая возникла немногим более полувека тому назад, играет все большую роль в науке благодаря интенсивному развертыванию процесса информатизации и становлению глобального информационного общества. И не случайно в последнее время появился своего рода «ренессансный» интерес к этой проблеме [12, 13]. Эта проблема стала не только междисциплинарной и общенаучной, но уже глобальной и даже космической, о чем свидетельствует современная космология и другие науки о космосе. Это весьма широкое понимание информации дает основание считать науку об информации – информатику одной из самых фундаментальных наук, приближающейся по «степени фундаментальности» к таким наукам как физика и биология. Вместе с тем, расширение и фундаментализация категориального статуса информации позволяет по-новому рассматривать ряд проблем, в числе которых проблемы эволюции и безопасности.

До сих пор информацию некоторые ученые не считают всеобщим свойством материальных систем, несмотря на то, что существует немало аргументов в пользу своего рода «атрибутивного» характера информации, причем их становится все больше. Однако, независимо от того, является ли информация атрибутом материи или не является, можно использовать некоторые информационные методы для оценки разнообразия и сложности материальных систем в процессе их эволюции (для чего и был предложен информационный критерий развития, который сейчас достаточно широко применяется [14, 15]). Здесь акцент делается в основном на количественно-синтаксическом аспекте информации, хотя синергетика уже активно использует и другие семиотические характеристики информации для исследования процессов эволюции в неживой природе видимой Вселенной.

С помощью информационного критерия развития можно оценить изменение информационного содержания (и связанной с ним негэнтропии) материальных систем в ходе эволюционной самоорганизации либо самодезорганизации. Причем на главной прогрессивной линии эволюции происходит непрерывное накопление информации в системах, и тем самым, этот критерий выступает в качестве вектора прогрессивного развития материальных систем. При этом нужно иметь в виду, что информационный критерий развития имплисите включает в себя свойство необратимости накопления разнообразия для того, чтобы не происходили процессы нарастания энтропии либо это увеличение было бы минимальным, что очень важно и для сохранения достигнутых эволюцией низкоэнтропийных систем. Информационный критерий эволюции выражает достаточно очевидную феноменологическую векторно-генетическую связь роста информационного содержания эволюционирующих систем. Однако он имеет также эколого-синергетический смысл, так как этот рост содержания происходит за счет окружающей эволюционирующую систему среды, из которой черпаются ресурсы и которая представляет экологические условия существования открытой самоорганизующейся системы. Причем, благодаря синергетике можно расширить понятийный аппарат экологии на системы неживой природы, «синергетизируя» понятие экосистемы. В качестве центрального члена (субъекта) экосистемы можно видеть именно ту систему, которая увеличивает свое информационное содержание (негэнтропию) за счет экосреды, в которой энтропия растет и, соответственно, происходит ограничение разнообразия. Это более широкое «эволюционное» расширение понятия экосистемы, так как обычно в качестве центрального члена экосистемы понимается биологический либо социальный субъект, для которых и используется понятие безопасности.

На супермагистраль универсальной эволюции (как главную траекторию прогрессивного развития) попадают лишь те системы, в которых устанавливается оптимальное соотношение между сохранением и изменением, между действием положительных и отрицательных обратных связей, в которых идет процесс наибольшего увеличения информационного содержания и минимальный рост энтропии. В процессах самоорганизации и усложнения требование сохранения всех систем (и обеспечения безопасности для высших структурных уровней, имеющих специальные информационные структуры) играет фундаментальную роль, объясняя в определенной степени необходимость «феномена усложнения» систем. Гораздо более сложная система, оказавшись вдали от термодинамического равновесия, обладает большими потенциалом и «шансами» сохранить себя, чем более простые системы. Накопление сложности делает отбор из окружающих объектов в пользу более сложной системы, способной сохранить себя в условиях воздействия внешних угрожающих возмущений.

Однако это лишь одна «сторона медали» – сохранение системы. Вторая сторона – это то, что большее содержание накопленной информации дает возможность и способность системе еще интенсивнее аккумулировать информацию, особенно в «спокойные» периоды ее существования: ведь в этом случае огромное разнообразие внутреннего содержания системы может быть направлено на поступательно-прогрессивное развитие системы.

В социальной ступени развития своего рода «концентратором» информации выступает культура, представляющая собой совокупность всей ненаследственной информации, способов ее организации и хранения. Вероятно, можно констатировать наличие специального для человека и человечества социокультурного принципа экзогенного накопления, передачи и преобразования информации. Возможность создания, накопления и передачи внегенетическим путем разнообразной информации другим индивидам и потомкам принципиально отличает человека от его ближайших диких родственников. Социальная ступень эволюции характеризуется особой надиндивидуальной и внеорганической системой средств накопления, хранения и передачи от поколения к поколению, что существенно важно для коллективного объединения входящих в общество индивидов.

И это согласуется с принципами синергетики, согласно которой рост информации в эволюционирующей материальной системе происходит за счет окружающей среды, изъятия у нее негэнтропии. Хотелось бы отметить, что внеорганизменный (экзогенный) механизм накопления и движения информации, который именуется культурой, выступает также в качестве экологического феномена: ведь для формирования культуры, да и вообще социальной ступени эволюции приходится осваивать окружающую природную среду, превращая ее в артефакты. Этот эколого-информационный и вместе с тем синергетический подход еще нуждается в обстоятельной разработке [16].

Принцип экзогенного накопления культурной информации, имеющий информационно-синергетический характер, вовсе не отменяет положения о том, что эта информация обретает свою культурную форму лишь в ходе придания сознанием человека значения, смысла артефактам, после чего они включаются в семиосферу как область человеческой культуры.

Именно в основном благодаря экзогенному информационно-культурному принципу собственно биологическое развитие человека приостанавливается (за последние 40 тыс. лет геном человека изменился меньше, чем на 0,02 %) и человечество как биологический вид практически уже не изменяется как во времени, так и в пространстве в различных природных условиях планеты. Это произошло потому, что человек передал основную функцию накопления информации в социосфере от своего организма внешнему для него, но сущностно с ним связанному культурно-эволюционному процессу.

Это также означает, что в отличие от предыдущих ступеней развития человечество начинает расширять сферу своего распространения –экологическую нишу как на Земле, так и в космосе не только для получения вещественно-энергетических ресурсов, но, прежде всего, для продолжения своих информационных процессов [17, с. 100-109; 18; 19]. Таким образом, Большой социальный взрыв вначале на планете, а теперь и за ее пределами, имеет информационно-экологическую природу, расширение по пространству планеты и космоса – это своего рода «погоня» за информацией и негэнтропией.

Для того, чтобы цивилизация не деградировала, она должна быть не только открытой системой в отношении своих источников и ресурсов развития, но и реализовывать стратегию самосохранения, которой в начале третьего тысячелетия выступает стратегия перехода к устойчивому безопасному будущему [20]. Поэтому стратегия дальнейшего социоприродного устойчивого развития должна строиться таким образом, чтобы общество могло бы неопределенно долго существовать, используя ресурсы биосферы и космоса. В этом смысле цивилизация выступает как нечто целостное по отношению к окружающей ее природе, реализуя совокупную деятельность таким образом, чтобы обеспечить свое соразвитие (коэволюцию) с биосферой и космосом. Вписываясь в биосферные процессы и циклы и переходя на потребление биопродукции в экологически приемлемом коридоре (несущей емкости экосистем), глобализирующееся через устойчивое развитие, общество в своем планетарном измерении также окажется открытым, но уже в ином – социоприродном смысле. Оно будет потреблять в основном ту энергию и негэнтропию, которую предоставляет биосфере и будущей ноосфере наше Солнце и остальной окружающий нас космос.

Развертывание глобализации и становление глобальной деятельности одновременно способствует ее прогрессивному развитию, хотя эти процессы и сопряжены с рядом негативных последствий. Основной критерий дальнейшего прогрессивного развития любых социальных систем требует увеличения их информационного содержания. И глобализация существенно усиливает возможности накопления социальной информации, поскольку в рамках традиционного международно-государственного развития темпы накопления информации не получали такого ускорения и масштаба. И этот глубинный информационно-культурный процесс «скрывается» за экономической и иными направлениями глобализации, которые представляются более очевидными с цивилизационной точки зрения. Между тем, если понятие цивилизации «тяготеет» к материально-вещественной, экономической и технико-технологической трактовке, представляя в тоже время целостную социальную ступень эволюции, то понятие культуры – к ее духовно-интеллектуальной, информационной составляющей, выражающей глубинную сущность цивилизационного процесса.

Гипотеза о примате информационно-культурной причинности над вещественно-цивилизационными факторами, была высказана в начале второй половины ХХ века для обоснования выхода человечества в космос с позиций универсального эволюционизма (хотя этот термин тогда не употреблялся). Речь шла об ориентации выхода человеческой деятельности за пределы планеты с «целью» вписаться в супермагистраль этой эволюции [21]. На супермагистрали глобально-универсальной эволюции, наряду с информационным критерием и вектором, реализуются и тенденция сужения эволюционного коридора – уменьшения пространства распространения и масс-энергетического объема возникающих все более сложных структур, С одной стороны, происходит рост информационного содержания в каждой более высокой структурной единице, увеличивается многообразие видов и форм существования все более высоких структурных уровней, а, с другой стороны, сужается их общий суммарный объем. Изменение этой тенденции сужения «эволюционного коридора» наступает лишь на социальной ступени эволюции и происходит в процессе освоения все большего как планетарного, так и внеземного пространства (глобализационные процессы и освоение космоса).

Открытые системы и открытое общество

Прогрессивное развитие, как следует из синергетических представлений, происходит только в открытых системах и средах. Вместе с тем, в открытых системах их безопасность в существенно большей степени зависит от все больших систем и пространств, в которые входит данная система. Так, наша Вселенная является не замкнутой, а открытой и ускоренно увеличивающей свои размеры космологической суперсистемой. Существуют различные аспекты открытости Вселенной в пространстве и во времени, например, есть точка зрения, что наша Вселенная не предельно общая эволюционирующая система всех материальных систем, а лишь часть Супервселенной [22] (Мультиверса), в которой есть и необитаемые локальные вселенные (минивселенные), может быть, представляющие собой для нашей Вселенной эволюционный ресурс. Нужно также иметь в виду, что наши знания (в том числе и об универсально-глобальной эволюции) основаны на изучении всего нескольких процентов мироздания, именуемой вещественной Вселенной. Утверждению об открытости Вселенной следует придать фундаментальный общенаучный характер, так это приводит к очень важным следствиям. Открытость нашей Вселенной и процессы эволюционного усложнения, прогрессивная направленность развития в природе имманентно связаны, и это уже аргументировано синергетическими положениями.

В эволюции, как развитии в широком смысле слова, происходят конфликты, кризисы, разрушения систем и т.д. Однако на пути магистральной линии этой эволюции (супермагистрали) происходит своего рода отбор, когда «способность к будущему» обретают лишь те увеличивающие информационное содержание материальные структуры, которые после всех взаимодействий (в том числе и кризисно-конфликтных) вступают на путь коэволюции с другими из окружающих их структур. Некоэволюционные структуры после фазы бифуркации разрушаются, а оставшиеся в весьма узком (и далее все более сужающемся) диапазоне, или «коридоре безопасности» продолжают эволюционную «эстафету» на супермагистрали глобальной эволюции. Накопление информации в системе и стремление к устойчивому неравновесию со средой в эволюционирующих по этому типу материальных системах происходит за счет того, что эти системы являются открытыми, и, обмениваясь веществом, энергией и информацией с окружающей средой, они заимствуют из нее ресурсы и накапливают в своей внутренней структуре информацию (и негэнтропию). Накопление информационного содержания в прогрессивно развивающейся системе происходит только за счет получаемых из окружающей среды ресурсов. Вещество, энергия и информация этой среды тем самым деградирует, т.е. эволюционирует по регрессивной траектории. Прогрессивное развитие эволюционирующей системы сопряжено с регрессивным развитием окружающей среды и это – фундаментальная эколого-синергетическая закономерность развития и движения, если оно «встраивается» в эволюционные процессы. Глобальная эволюция представляет собой системно-целостный процесс перманентного прогрессивного развития как в пространстве, так и во времени нашей видимой, т.е. «информационной» Вселенной, одной из «экзистенциальных потребностей» которой является самосохранение появившихся на определенном этапе высших ступеней и уровней развития. Именно поэтому супермагистраль глобальной эволюции можно считать оптимальной траекторией, на которой происходит процесс непрерывного самосохранения материи через самоорганизацию [23, 24].

Если от универсально-космических проблем перейти к социальным, то с синергетической точки зрения становится понятным, что прогрессивное развитие открытого общества как процесс самоорганизации оказывается возможным в результате использования энергии, информации и других ресурсов из окружающей социальной и природной среды. Если взять среду социальную, то очевидно, что результаты развития ведущих индустриальных стран мира сопряжены с бедностью и нищетой развивающихся стран. «Золотой миллиард» развитого открытого общества соседствует с голодающими миллиардами стран третьего, а теперь и «второго» мира, причем этот разрыв в уровнях экономики и жизнеобеспечения между Севером (Западом) и Югом (Востоком) пока только увеличивается. Это характерно для так называемой модели неустойчивого развития, в котором естественное стихийное развитие приводит к умножению угроз и кризисных явлений, деградации окружающей социальной и природной среды. Само понятие открытого общества в своем чисто социальном аспекте означает, что подобные деградационные процессы в социальной эволюции в рамках нашей планеты неизбежны. Богатство и процветание одних стран (и иных субъектов) в открытом обществе достигалось за счет неравноправных и несправедливых отношений с иными странами – и это закон синергетики в ее «социальном» измерении.

Но, оказывается, не только ограбление «золотым миллиардом» остального мира в социально-экономическом плане не позволяет считать современное мировое сообщество подлинно открытым (а тем более – справедливым). Оно открыто лишь для той группы стран и социумов, которые создают свое богатство за счет его притока из окружающей их социальной (и, конечно, природной) среды. Впрочем, все страны не могут стать одинаково богатыми не только по социально-экономическим, но теперь уже и по эколого-ресурсным соображениям. Достижение уровня потребления ресурсов, какой имеет сейчас США, потребовало бы еще нескольких планет, таких как Земля.

Если придать понятию «открытое общество» не только социальное значение, которое вложили в него основатели, но и синергетический смысл (открытая система), то обнаружится, что само стремление в ходе глобализации сделать мировое сообщество открытым в глобальном масштабе, делает его в определенном (природном) отношении обществом закрытого типа (или полузакрытого). В самом деле: представим, что вся цивилизация уже достигла высокой степени глобализации и состоит из «открытых обществ», активно взаимодействующих между собой. Это «открытое» максимально глобализированное мировое сообщество может далее прогрессивно развиваться лишь за счет притока ресурсов (негэнтропии) извне, из окружающей природной среды, планеты и космоса. Причем в мировом сообществе, состоящем из локальных «открытых обществ», на определенном этапе фактически исчезает возможность развития за счет потребления и более рациональной организации социальных источников и ресурсов (в силу достижения наиболее эффективной организации и ограниченности планеты) и, в конечном счете, в качестве главного источника дальнейшей самоорганизации выступает лишь окружающая природная среда. В этом социоприродная противоречивость движения от закрытых обществ к открытому обществу в его глобальном измерении. И поскольку в ходе глобализации как процессе формирования целостного мира уже завершается процесс перехода к открытому обществу в планетарном масштабе, то это, видимо, один из источников, если не появления, то все большего обострения глобальных проблем и переноса их акцента в ресурсно-экологическую плоскость (социоприродное измерение).

Глобализация в информационном аспекте выступает в качестве пространственного процесса расширения и накопления разнообразия, захватывая все новые территории и страны земного шара, ориентируя человечество на обретение своей целостности. Если на этот процесс посмотреть с синергетической точки зрения, то обнаруживается, что глобализация выгодна тем субъектам (транснациональным акторам), которые за счет расширения своей социальной и природной окружающей среды получают дополнительное количество низкоэнтропийных продуктов, что усиливает процессы самоорганизации упомянутых объектов, обеспечивая конкурентные преимущества.

Процесс глобализации может развертываться лишь в открытых обществах и природных экосистемах. Поэтому идея открытого общества является в какой-то степени теоретической предпосылкой осознания процессов глобализации, ее необходимым концептуальным началом, хотя создатели того или иного варианта (модели) открытого общества (А.Бергсон, К.Поппер) вовсе не акцентировали своего внимания на глобализационных процессах (это делал лишь В.И.Вернадский [25]), а пытались сформировать модель социума, в котором его открытость ведет к гораздо большим возможностям развития демократии, плюрализма, прав и свобод личности, чем в обществах закрытого типа. Прогрессивное развитие в личностном и социально-экономическом планах наиболее эффективно достигается лишь в открытых, а не закрытых обществах, и то далеко не для всех социумов и индивидов. В этом эволюционном процессе особую роль играют механизмы и возможности роста разнообразия в социальной системе за счет генерации информации в открытом социуме и ее притока из окружающей социальной и природной среды (как и сопряженные с ними противоположные процессы диссипации и регрессивного развития).

С синергетической точки зрения становится понятным, что прогрессивное развитие любого открытого общества как процесс самоорганизации оказывается возможным в результате использования энергии, информации и других ресурсов из окружающей социальной и природной среды. Если придать понятию «открытое общество» не только социальное значение, которое вложили в него основатели, но и синергетический смысл (открытая система), то обнаружится, что само стремление в ходе глобализации сделать мировое сообщество открытым в глобальном масштабе, делает его в определенном (природном) отношении обществом закрытого типа (или полузакрытого) в силу ограниченности нашей планеты в пространственном и ресурсном аспектах. В самом деле: представим, что вся цивилизация уже достигла высокой степени глобализации и состоит из «открытых обществ», активно взаимодействующих между собой. Это открытое максимально глобализированное мировое сообщество может далее прогрессивно развиваться в основном за счет притока ресурсов (негэнтропии) извне, из окружающей природной среды, планеты и космоса.

Социоприродная система (социоэкосистема) с точки зрения синергетики относится к открытым нелинейным системам, в которых происходит взаимодействие общества и природы, которые развиваются в противоположных направлениях. Общество существует и пытается прогрессивно развиваться за счет природы. Если под прогрессом имеется в виду усложнение в процессах самоорганизации и повышение уровня упорядоченности и организации систем, то ясно, что в обществе и природе идут совершенно разные процессы.

Если общество развивается прогрессивно, то природа реагирует на это деградационно-регрессивными процессами, так как из нее изымаются ресурсы и происходит процесс упрощения и дезорганизации естественных экосистем (экологическая проблема). Поэтому та форма их совместного развития, которая именуется коэволюцией общества и природы как их «сохраняющее» соразвитие, предполагает, что прогресс общества достигается за счет деградации (регресса) природы, но в рамках несущей емкости экосистем. Совместного же прогресса природы и общества быть не может, и это вытекает из синергетических (термодинамических) соображений (если этот совместный прогресс не происходит за счет деградации более широкой окружающей среды). Поэтому в определенной степени прав В.И. Данилов-Данильян, когда выступает против использования терминов «коэволюция общества и природы», «коэволюция человека и биосферы» [26, с. 478-480].

В настоящее время в условиях обострения глобального экологического кризиса стоит задача существенно уменьшить деградацию окружающей среды за счет более эффективного использования ресурсов и действенных мероприятий по охране окружающей среды. Существенный шаг в этом направлении может быть сделан, если цивилизация не только будет экономить природные ресурсы, более эффективно использовать «ископаемую» энергию, но и перейдет к замене этой энергии на возобновляемую энергию и практически неисчерпаемую солнечную энергию (и негэнтропию). В этом случае существенно уменьшатся деградационные процессы в биосфере, хаотизация окружающей среды и «ископаемая экономика» может превратиться в «устойчивую экономику» [27].

Обеспечение безопасности через самоорганизацию

Обеспечение безопасности через самоорганизацию (прогрессивное развитие) с синергетической точки зрения соответствует реализации движения системы к «странному аттрактору». Это обеспечивает безопасность эволюционирующей системы на более высоком уровне развития благодаря более интенсивному использованию ресурсов окружающей среды (и тем самым – повышения информационного содержания системы). В этом случае сохранение системы (обеспечение безопасности для высших ступеней эволюции) реализуется через усложнение как накопление информации (разнообразия) в системе. Самоорганизация – это имманентное свойство материи в вещественной Вселенной, в которой имеют место взаимодействия – гравитационное, электромагнитное, слабое и сильное, уже выявленные современной наукой (хотя могут быть обнаружены и другие типы взаимодействий, особенно в тех областях, которые пока не изучены, например, в физическом вакууме или в черных дырах). Благодаря наличию взаимодействий, происходит процесс самоорганизации, объединение (агрегация) и усложнение ранее автономных элементов (компонентов).

Система в процессе самоорганизации отбраковывает те варианты (элементы), которые препятствуют ее собственному нерегрессивному развитию или сохранению, обеспечению стабильности ее бытия. Будущее, согласно синергетике, формируется теми структурами-аттракторами, в конус которых попадает эволюционирующая система [28, с. 139-144]. Структуры-аттракторы заложены в нелинейные открытые среды, выражая их имманентные свойства, формы и характеристики. Будущее связано с отбором тех форм и возможностей, которые уже существуют в данной среде, а это число существенно ограничено как аттракторами, так и теми формами эволюционирующей системы, которые существуют в настоящем. Из настоящего в будущее попадают лишь те объекты (системы), которые адаптируются к грядущему и притягиваются странными аттракторами окружающей нелинейной среды. Уже наличие некоторого конечного числа аттракторов свидетельствует о возможности отбора (выбора) одного из них, что усиливается в фазе неустойчивости случайными флуктуациями, подталкивающими систему в поле притяжения того или иного аттрактора. Кроме того, в процессе отбора на супермагистрали глобальной эволюции (либо близкой к ней области) происходит сохранение, «выживание» тех систем, которые удовлетворяют синергетическому принципу минимума производства энтропии.

Нужно также иметь в виду, что сами нелинейные среды, в которых эволюционирует система, также изменяются, в том числе и под влиянием этих систем, создавая дополнительные возможности отбора более активных низкоэнтропийных систем как адаптации к будущему как своего рода темпоральному странному аттрактору. Поэтому достаточно распространенное мнение о том, что будущее в принципе неопределенно, далеко не точно, будущее эволюционирующей системы в некоторой степени предопределено как необходимостью самосохранения системы, так и странными аттракторами среды. Поэтому не случайно, что в процессе эволюции появляется ограниченное число видов каждого из структурных уровней материи и имеется ограниченное число направлений самоорганизации.

Такое понятие синергетики как аттрактор, имеет прямое отношение к обеспечению стабильности и безопасности систем, поскольку обозначает возможное устойчивое состояние системы, к которому она стремится. Причем с точки зрения обеспечения безопасности при достижении состояния устойчивости как равновесия с окружающей средой также достигается устойчивость, но для неживых систем это зачастую сопровождается увеличением энтропии. Это состояние простого (термодинамического) уравновешивания со средой выражается в синергетике понятием «простой аттрактор». Если следовать простому аттрактору, то для обеспечения безопасности кибернетической системы достаточно ее уравновесить с окружающей средой (изолировать, закрыть от среды), т.е. между системой и ее окружением поставить защиту (скажем, очистное сооружение для охраны окружающей природы, либо служб безопасности для бизнес-структур и т.д.). При этом ясно, что увеличение интенсивности и разнообразия внешних негативных воздействий может разрушить эту «слабую устойчивость» закрытого типа, реализуемую в духе простого аттрактора.

Когда речь идет о структурах неживой природы, то, несмотря на наличие в ней процессов самоорганизации, действие закона увеличения энтропии показывает, что стремление к устойчивому состоянию (минимизация энергии системы) оказывается состоянием с наибольшей энтропией. В общем случае устойчивость снижается при переходе от кварков к нуклонам, от них к ядрам и атомам, причем минимальной устойчивостью характеризуется молекулярный уровень [29].

Пока такое снижение устойчивости эволюционирующих материальных систем трудно объяснить. Возможно, это связано с тем, что где-то в этот период супермагистраль (главная траектория прогрессивного развития) универсальной эволюции начинает разделяться на два периода (направления, рукава), связанные с влиянием тяготеющей темной массы, плотность которой упала до современного значения и начали преобладать силы антигравитации темной энергии в нашей Вселенной). Темная материя имеет две формы – темную массу, или скрытое гравитирующее вещество, составляющее 22% плотности энергии Вселенной, и темную энергию. Вклад этой последней, часто именуемой космическим вакуумом, в плотность энергии мироздания составляет примерно 74%, а на обычное вещество приходится немногим более4%, в том числе на звезды – 1% [30, с. 29, 426].

Первый рукав (направление), начиная от Большого Взрыва (примерно 14 млрд лет тому назад) до образования звезд, характеризуется замедлением эволюции и он не требовал внешних источников энергии в пространственном смысле, поскольку утилизировалась энергия этого взрыва. Второй рукав (когда начинает доминировать антигравитация – около 7 млрд лет тому назад) характеризуется сложными нелинейными процессами, где важную роль играет открытость систем и где процесс саморазвития за счет этого ускоряется. Временная граница между этими рукавами (периодами, направлениями) связана с эволюцией звезд, когда в них возникают тяжелые химические элементы и которые в дальнейшем для своего существования не требуют звездных условий и могут существовать уже вне «колыбели», сами по себе, например, на планетах, где происходит химическая эволюция. Два рукава универсальной эволюции оказались случайно связанными и именно в это время переходной процесс от первого рукава ко второму, именуемый «слабым консервативным переходом» [31, с. 78-80; 32], характеризуется снижением стабильности эволюционирующих систем.

Но если в неживой природе «вещественной» Вселенной рост информационного содержания в первом рукаве универсальной эволюции приводит к снижению устойчивости, то в живой природе структурные единицы и тем более ступени эволюции материи увеличивают не только скорость усложнения, но и временной интервал устойчивости конкретных материальных систем. Здесь на первый план в эволюционных процессах выступает информация (разнообразие), которая вела себя весьма индифферентно в первом рукаве. В ходе самоорганизации появляются особые информационные системы и механизмы управления, которые замещают короткоживущие элементы (молекулы, клетки) и трансформируют другие в сторону увеличения срока их функционирования. Это принципиально новый способ самосохранения материальных систем, не требующий «неизменности» космического вакуума (антигравитирующей темно-энергетической формы материи) либо «слабой» неизменности тяготеющей «темной массы» Вселенной, с ее предполагаемыми долгоживущими тяжелыми элементарными компонентами, природа которых пока неизвестна. Управление, ограничивая разнообразие и свободу выбора путей эволюции, негативно влияющих на сохранение живой системы, способствует росту информационного содержания конкурентоспособных систем в «разрешенном», но все более сужающемся эволюционном коридоре и тем самым выполняет свою антиэнтропийную роль, причем одна из целей управления состоит в обеспечении самосохранения (безопасности) системы.

Согласно синергетике, эволюция носит нелинейно-бифуркационный характер, и элементарный самоорганизационный (либо самодезорганизационный) цикл развития происходит от одной бифуркации к другой. В зоне бифуркации как некоторой критической области усиливаются положительные обратные связи между системой и средой, происходит снижение устойчивости систем и появляется за счет случайной флуктуации возможность скачкообразного изменения траектории эволюции, ее ветвление на два или большее число возможных (виртуальных) траекторий.

Однако в связи с проблемой безопасности нас интересует, прежде всего, альтернатива, когда система, вступившая в фазу бифуркации, либо сохраняется либо разрушается. В процессе развития система не находится в стабильном состоянии, в ней происходят изменения и она накапливает (либо теряет) элементы и связи. Это приводит ее в неравновесное состояние, когда любое малое и случайное воздействие (флуктуация) на систему может вызвать ее самодезорганизацию (деградацию), либо наоборот – выход на более высокий уровень устойчивости за счет увеличения информационного содержания и эффективного его использования. Вполне понятно, что то или иное состояние системы при выходе из зоны бифуркации зависит от того, под притяжение какого аттрактора попадает система. Однако не только фазы бифуркации важны с точки зрения проблемы безопасности, но и межбифуркационный период эволюции, когда в этот относительно спокойный отрезок времени также происходит процесс развития, имеющий то или иное эволюционное направление (вектор).

В принципе эволюционный процесс может идти по трем мыслимым возможным сценариям. Один сценарий относится к самоорганизации как прогрессивному развитию, когда идет рост сложности, увеличение информационного содержания системы, и она вступает в бифуркационный период не в силу обострения внутренних противоречий, а благодаря воздействию тех или иных внешних факторов в открытой нелинейной среде.

«Основное условие самоорганизации, – отмечает Р.Е. Ровинский, – поступающая извне энергия должна уверенно перекрывать протекающую в системе диссипацию энергии» [33, с.166]. К этому добавляется появление в результате такого получения энергии более высокого уровня организации, чем до вступления в период бифуркации, увеличение информационного содержания системы за счет когерентного соединения системы с ранее не входящими в нее фрагментами среды.

Этот инновационно-синергетический процесс как выражение принципа трансферабельности (согласно Э. Галимову, трансферабельность – это способ материальных систем в ходе самоорганизации комбинаторным образом создавать новые сочетания низкоэнтропийных продуктов в соединении с принципом преемственности (эволюционный консерватизм) и создает основной самоорганизационный «напор» как продолжение супермагистрали универсальной эволюции сквозь хаос окружающей ее среды. Причем именно эта осевая магистраль самоусложнения материи в эволюции «вещественной» Вселенной предстает в качестве доминирующего и детерминирующего фактора, нежели флуктуации, случайность и неопределенность, которые, конечно же, также имеют определенное эволюционное значение, но, по-видимому, отнюдь не основное, как это иногда представляется.

Однако если величина поступившей в систему энергии не превысит потерь энергии внутри системы, то система перейдет на путь деструктивного развития частичного или полного разрушения добифуркационного упорядоченного состояния систем. Этот второй сценарий соответствует той траектории эволюции, когда кризисное состояние системы, ведущее к точке бифуркации, достигается благодаря как внешним, так и внутренним факторам и потеря устойчивости совпадает с притяжением простого аттрактора. В этом эволюционном варианте происходит самодезорганизация как форма регрессивного развития системы, когда безопасность уже не обеспечивается, и происходит в той или иной степени разрушение объекта и последующее движение к хаосу более низкого структурного уровня.

Третий сценарий эволюции системы является в основном чисто теоретическим: система, попадая в бифуркационную фазу, не повышает и не снижает свое информационное содержание (а просто незначительно перестраивает свою структуру), но и не происходит деградационного процесса под влиянием флуктуаций и иных воздействий. Так, в темной массе, состоящей, по-видимому, из каких-то еще неизвестных элементарных частиц, происходят изменения, которые не фиксируются как прогрессивные или регрессивные. Вполне возможно, что это так называемое одноплоскостное или нейтральное развитие, когда изменение идет как бы в одной плоскости, происходят перемещения составляющих «темных» макро- и микрообъектов, но не регистрируются отчетливо наблюдаемые, или теоретически мыслимые эволюционные эффекты как в вещественном фрагменте Вселенной. Разумеется, это пока лишь предположения, но то, что эволюционные изменения могут выступать как простое, но не механическое движение вполне правдоподобно. Однако такое течение процесса означает, что система не вступает в кризисный период, чреватый кардинальными трансформациями, и поэтому если признать атрибутивный характер бифуркации в процессе эволюции «вещественной» Вселенной, то фактически реализуются только первые два сценария, хотя они могут, в свою очередь, иметь различные эволюционные ветви.

Хотя в любом процессе эволюции могут реализовываться различные сценарии, особый интерес, конечно, представляет уже не раз упомянутая супермагистраль как траектория непрерывной самоорганизации (накопления информационного содержания во все более высоких по уровню развития системах), на которой происходит одновременное обеспечение безопасности системы как в межбифуркационный период, так и в точке бифуркации. Очевидно, что существует определенная мера (соотношение) между сохранением (обеспечением безопасности) системы и ее прогрессивным развитием, что связано с действием отрицательных и положительных обратных связей. Положительная обратная связь приводит к неустойчивости, выходу на режим с обострением, усиливая внешние воздействия на систему, способствуя усложнению, росту ее информационного содержания. Отрицательные обратные связи ослабляют внешние воздействия, стабилизируют систему, способствуя сохранению ее квазиравновесия с окружающей средой. В зависимости от соотношения положительных и отрицательных обратных связей система либо движется по прогрессивной либо регрессивной эволюционной траектории.

Но на супермагистраль глобально-универсальной эволюции (как главную траекторию прогрессивного развития) попадают лишь те системы, в которых устанавливается оптимальное соотношение между сохранением и изменением, между действием положительных и отрицательных обратных связей, в которых идет процесс наибольшего увеличения информационного содержания и минимальный рост энтропии.

Для того чтобы цивилизация не деградировала, она должна быть не только открытой системой в отношении своих источников и ресурсов развития, но и реализовывать стратегию самосохранения, которой в начале третьего тысячелетия выступает стратегия перехода к устойчивому безопасному будущему. Поэтому стратегия дальнейшего социоприродного устойчивого развития должна строиться таким образом, чтобы общество могло бы неопределенно долго существовать, используя ресурсы биосферы и космоса. В этом смысле цивилизация выступает как нечто целостное по отношению к окружающей ее природе, реализуя совокупную деятельность таким образом, чтобы обеспечить свое соразвитие (коэволюцию) с биосферой и космосом. Вписываясь в биосферные процессы и циклы и переходя на потребление биопродукции в экологически приемлемом коридоре (несущей емкости экосистем), глобализирующееся через устойчивое развитие общество в своем планетарном измерении также окажется открытым, но уже в ином – социоприродном смысле. Оно будет потреблять в основном ту энергию и негэнтропию, которую предоставляет биосфере и будущей ноосфере наше Солнце и остальной окружающий космос.

Переход на путь устойчивого развития и, тем самым, выход на супермагистраль универсальной эволюции возможен в двух вариантах – космическом и глобально-планетарном. Космический вариант, предложенный К.Э. Циолковским, как путь непрекращающегося развития (достижения бессмертия) человечества во Вселенной оказывается лишь весьма отдаленной перспективой. И в будущем эта перспектива может быть реализована, при условии, что человечество в течение XXI в. преодолеет глобальный антропоэкологический кризис, обеспечит свою глобальную безопасность и выйдет на путь планетарного устойчивого развития. Космические же средства окажутся на этом этапе важным, но лишь дополнительным механизмом движения человечества к своему бессмертию как самосохранению социальной ступени эволюции, прежде всего в «лице» человечества.

Основное внимание важно сосредоточить на проблеме объединения человечества перед стремительно надвигающейся планетарной экокатастрофой, отреагировав на «футурошок» деструктивной глобализации и обострения глобальных проблем переходом мирового сообщества к устойчивому развитию.

Вместо заключения

Безопасность характеризует устойчивый способ бытия того или иного объекта, сохранение его природы в условиях внутренних и внешних негативных воздействий и изменений. В современных условиях все более актуальным становится недавно выявленный принцип обеспечения национальной и глобальной безопасности через переход к социоприродному устойчивому развитию, которое мыслится как самый безопасный тип развития [34]. Однако безопасность необходимо обеспечивать и в современной и в будущей моделях устойчивого развития, что обуславливает определенную «двойственность» видения этого обеспечения.

«Двойственность» современному этапу перехода к устойчивому будущему создает противоречие между старой (моделью неустойчивого развития) и новой (моделью устойчивого развития) стратегиями развития в государственном и международном аспектах. Поэтому и Россия, и любая другая страна, двигаясь к устойчивому будущему, должна защищать свои национальные интересы, обеспечивать национальную безопасность. Однако национальные интересы и цели должны оцениваться уже не только в рамках старой «системы координат» и ценностей стратегии неустойчивого развития, что, как правило, имеет место. Для того чтобы принять новую стратегию в национальных масштабах и следовать ей в грядущих устойчиво-ноосферных преобразованиях, необходимо, чтобы ее приняли и другие страны, которые также не предпринимали бы действий в духе старой модели развития. Делая шаг вперед к устойчивому развитию, Россия вправе ставить вопрос, чтобы такой же шаг был сделан и со стороны других стран, особенно претендующих на главенство в мире по переходу на путь устойчивого развития.

Упомянутая «двойственность» диктует и двойственность оценок любого действия любой страны, любого субъекта мировой политики, глобальной экономики и вообще любой сферы деятельности. Эта двойственность заключается в том, что теперь необходимо оценивать каждое мероприятие в двух «системах координат», или в двух упомянутых моделях развития и сравнивать эти оценки, поскольку именно только так можно определить продвижение по пути к новой цивилизационной парадигме. Это потребует формирования для эффективного управления переходом к устойчивому развитию страны специальной межведомственной экспертизы (назову её ноосферной, или УР-экспертизой), в компетенцию которой входило бы сопоставление принимаемых государственной властью решений с желаемой нормативной моделью устойчивого развития. Без такой экспертизы нет достаточных оснований считать принимаемое решение, способствующим переходу к устойчивому развитию. Любые конкретные действия в масштабе организации, компании, ведомства, территории, государства и т.п. должны ориентироваться на модель устойчивого развития, причем, в конечном счете, – на глобальный масштаб ее реализации.

Существенное значение в этом процессе переосмысления природы безопасности (по крайней мере, в России) сыграло принятие такого основополагающего государственного документа как Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, которая положила в свою концептуальную основу взаимосвязь безопасности и развития, а также обеспечение национальной безопасности через приоритеты устойчивого развития, понимаемые не только в экологическом аспекте.

Библиография
1.
Безопасность России. Биологическая безопасность. М.: МГФ «Знание», 2009.
2.
Гуревич И.М., Урсул А.Д. Информация – всеобщее свойство материи: Характеристики. Оценки. Ограничения. Следствия. М.: Либроком, 2012.
3.
Урсул А.Д. «Темная» сторона» универсальной эволюции // Эволюция: Дискуссионные аспекты глобальных эволюционных процессов. М., 2010
4.
Урсул А.Д. Природа информации. М., 1968; Челябинск, 2-ое изд. 2010.
5.
Урсул А.Д. Обеспечение безопасности через устойчивое развитие // Безопасность Евразии. 2001. № 1.
6.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. и др. Устойчивое развитие, безопасность, ноосферогенез. М., 2008.
7.
Урсул А.Д. Природа безопасности // Безопасность Евразии. 2008. № 1.
8.
Ильин И.В., Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобальный эволюционизм: Идеи, проблемы, гипотезы. М.: МГУ, 2012.
9.
Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Синергетика: Нелинейность времени и ландшафты коэволюции. М., 2007.
10.
Галимов Э.М. Феномен жизни: между равновесием и нелинейностью. Происхождение и принципы эволюции. М., 2001.
11.
Ребане К.К. Энергия, энтропия, окружающая среда. Таллин, 1982.
12.
Информационный подход в междисциплинарной перспективе (круглый стол) // Вопросы философии. 2010. №2.
13.
Информация и научное мировоззрение. Новая миссия школьной библиотеки в XXI веке. М, 2012.
14.
Урсул А.Д. О природе информации // Вопросы философии. 1965. №3.
15.
Урсул А.Д. Информационный критерий развития в природе // Философские науки. 1966. №2.
16.
Колин К.К., Урсул А.Д. Информационная культурология. Предмет и задачи нового научного направления. Саарбрюккен (Германия): Lambert academic publishing, 2011.
17.
Урсул А.Д. Отражение и информация. М., 1973.
18.
Урсул А.Д. Информация и культура // Философия и культура. 2011. №1.
19.
Урсул А.Д. Космоглобалистика в ракурсе информационной гипотезы освоения мира // Глобалистика как область научных исследований и сфера преподавания / Под ред. И.И. Абылгазиева, И.В. Ильина. Вып. 5. М.: МАКСПресс, 2011
20.
Романович А.Л., Урсул А.Д. Устойчивое будущее (глобализация, безопасность, ноосферогенез). М., 2006
21.
Урсул А.Д. Освоение космоса (Философско-методологические и социологические проблемы). М.: Мысль, 1967.
22.
Грин Б. Скрытая реальность: Параллельные миры и глубинные законы космоса. М.: УРСС-ЛИБРОКОМ, 2013.
23.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобальный (универсальный) эволюционизм: предметное поле и проблемная ориентация // Философия и культура. 2012. № 2.
24.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Универсальный (глобальный) эволюционизм и глобальные исследования // NB: Философские исследования. 2012. №1.
25.
Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. М., 1991
26.
Данилов-Данильян В.И. Коэволюция // Глобалистика. Энциклопедия. М., 2003.
27.
Шеер Г. Восход Солнца в мировой экономике: Стратегия экологической модернизации. М., 2002.
28.
Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Синергетика: Нелинейность времени и ландшафты коэволюции. М., 2007
29.
Попов В.П., Крайнюченко И.В. Глобальный эволюционизм и синергетика ноосферы. Ростов на Дону, 2003.
30.
Астрономия: век XXI. / Ред.-сост. В.Г.Сурдин. Фрязино, 2007.
31.
Панов А.Д. Инварианты универсальной эволюции и эволюция в Мультиверсе // Универсальный эволюционизм и глобальные проблемы. М., 2007.
32.
Панов А.Д. Универсальная эволюция и проблема поиска внеземного разума (SETI). М., 2008.
33.
Ровинский Р.Е. Синергетика и процессы развития сложных систем // Вопросы философии. 2006. № 2.
34.
Урсул А.Д. Принцип «безопасность через устойчивое развитие»: концептуально-методологический анализ // Безопасность Евразии. 2009. №
35.
Урсул Т.А. Феномен образования в глобально-эволюционном ракурсе//Политика и Общество, №4-2010
36.
Урсул А.Д. Национальная идея в эпоху глобализации: проблемы безопасности и устойчивого развития//Национальная безопасность / nota bene, №1-2010
37.
А.Д. Урсул, И.В. Ильин Глобализация в контексте устойчивого развития: политический аспект//Право и политика, №7-2010
38.
Урсул А.Д. Стратегия национальной безопасности в ракурсе устойчивого развития//Национальная безопасность / nota bene, №3-2010
39.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобальные исследования: от глобализации знаний к становлению глобального знания//Философия и культура, №8-2010
40.
Урсул А.Д. Становление космоглобалистики//Философия и культура, №11-2010
41.
Урсул А.Д. Информация и культура//Философия и культура, №2-2011
42.
Урсул А. Д. Проблема безопасности и синергетика//Национальная безопасность / nota bene, №2-2011
43.
Урсул А. Д. Экологический ракурс безопасности и развития: методологические проблемы//Национальная безопасность / nota bene, №3-201
44.
А. Д. Урсул На пути к информационной глобалистике: междисциплинарный подход // Политика и Общество.-2012.-2.-C. 101-109.
45.
А.Д. Урсул, Т.А. Урсул Перспективы образования: информационно-экологическая ориентация в интересах устойчивого развития // Педагогика и просвещение.-2011.-4.-C. 14-25.
46.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобальное мировоззрение и глобальные исследования // NB: Проблемы общества и политики.-2012.-1.-C. 137-173. DOI: 10.7256/2306-0158.2012.1.46. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_46.html
47.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Универсальный (глобальный) эволюционизм и глобальные исследования // NB: Философские исследования.-2012.-1.-C. 46-101. DOI: 10.7256/2306-0174.2012.1.116. URL: http://www.e-notabene.ru/fr/article_116.html
48.
А. Д. Урсул, Т. А. Урсул Будущее глобального мира: обеспечение безопасности через устойчивое развитие // Национальная безопасность / nota bene.-2012.-3.-C. 23-3
References (transliterated)
1.
Bezopasnost' Rossii. Biologicheskaya bezopasnost'. M.: MGF «Znanie», 2009.
2.
Gurevich I.M., Ursul A.D. Informatsiya – vseobshchee svoistvo materii: Kharakteristiki. Otsenki. Ogranicheniya. Sledstviya. M.: Librokom, 2012.
3.
Ursul A.D. «Temnaya» storona» universal'noi evolyutsii // Evolyutsiya: Diskussionnye aspekty global'nykh evolyutsionnykh protsessov. M., 2010
4.
Ursul A.D. Priroda informatsii. M., 1968; Chelyabinsk, 2-oe izd. 2010.
5.
Ursul A.D. Obespechenie bezopasnosti cherez ustoichivoe razvitie // Bezopasnost' Evrazii. 2001. № 1.
6.
Ursul A.D., Ursul T.A. i dr. Ustoichivoe razvitie, bezopasnost', noosferogenez. M., 2008.
7.
Ursul A.D. Priroda bezopasnosti // Bezopasnost' Evrazii. 2008. № 1.
8.
Il'in I.V., Ursul A.D., Ursul T.A. Global'nyi evolyutsionizm: Idei, problemy, gipotezy. M.: MGU, 2012.
9.
Knyazeva E.N., Kurdyumov S.P. Sinergetika: Nelineinost' vremeni i landshafty koevolyutsii. M., 2007.
10.
Galimov E.M. Fenomen zhizni: mezhdu ravnovesiem i nelineinost'yu. Proiskhozhdenie i printsipy evolyutsii. M., 2001.
11.
Rebane K.K. Energiya, entropiya, okruzhayushchaya sreda. Tallin, 1982.
12.
Informatsionnyi podkhod v mezhdistsiplinarnoi perspektive (kruglyi stol) // Voprosy filosofii. 2010. №2.
13.
Informatsiya i nauchnoe mirovozzrenie. Novaya missiya shkol'noi biblioteki v XXI veke. M, 2012.
14.
Ursul A.D. O prirode informatsii // Voprosy filosofii. 1965. №3.
15.
Ursul A.D. Informatsionnyi kriterii razvitiya v prirode // Filosofskie nauki. 1966. №2.
16.
Kolin K.K., Ursul A.D. Informatsionnaya kul'turologiya. Predmet i zadachi novogo nauchnogo napravleniya. Saarbryukken (Germaniya): Lambert academic publishing, 2011.
17.
Ursul A.D. Otrazhenie i informatsiya. M., 1973.
18.
Ursul A.D. Informatsiya i kul'tura // Filosofiya i kul'tura. 2011. №1.
19.
Ursul A.D. Kosmoglobalistika v rakurse informatsionnoi gipotezy osvoeniya mira // Globalistika kak oblast' nauchnykh issledovanii i sfera prepodavaniya / Pod red. I.I. Abylgazieva, I.V. Il'ina. Vyp. 5. M.: MAKSPress, 2011
20.
Romanovich A.L., Ursul A.D. Ustoichivoe budushchee (globalizatsiya, bezopasnost', noosferogenez). M., 2006
21.
Ursul A.D. Osvoenie kosmosa (Filosofsko-metodologicheskie i sotsiologicheskie problemy). M.: Mysl', 1967.
22.
Grin B. Skrytaya real'nost': Parallel'nye miry i glubinnye zakony kosmosa. M.: URSS-LIBROKOM, 2013.
23.
Ursul A.D., Ursul T.A. Global'nyi (universal'nyi) evolyutsionizm: predmetnoe pole i problemnaya orientatsiya // Filosofiya i kul'tura. 2012. № 2.
24.
Ursul A.D., Ursul T.A. Universal'nyi (global'nyi) evolyutsionizm i global'nye issledovaniya // NB: Filosofskie issledovaniya. 2012. №1.
25.
Vernadskii V.I. Nauchnaya mysl' kak planetnoe yavlenie. M., 1991
26.
Danilov-Danil'yan V.I. Koevolyutsiya // Globalistika. Entsiklopediya. M., 2003.
27.
Sheer G. Voskhod Solntsa v mirovoi ekonomike: Strategiya ekologicheskoi modernizatsii. M., 2002.
28.
Knyazeva E.N., Kurdyumov S.P. Sinergetika: Nelineinost' vremeni i landshafty koevolyutsii. M., 2007
29.
Popov V.P., Krainyuchenko I.V. Global'nyi evolyutsionizm i sinergetika noosfery. Rostov na Donu, 2003.
30.
Astronomiya: vek XXI. / Red.-sost. V.G.Surdin. Fryazino, 2007.
31.
Panov A.D. Invarianty universal'noi evolyutsii i evolyutsiya v Mul'tiverse // Universal'nyi evolyutsionizm i global'nye problemy. M., 2007.
32.
Panov A.D. Universal'naya evolyutsiya i problema poiska vnezemnogo razuma (SETI). M., 2008.
33.
Rovinskii R.E. Sinergetika i protsessy razvitiya slozhnykh sistem // Voprosy filosofii. 2006. № 2.
34.
Ursul A.D. Printsip «bezopasnost' cherez ustoichivoe razvitie»: kontseptual'no-metodologicheskii analiz // Bezopasnost' Evrazii. 2009. №
35.
Ursul T.A. Fenomen obrazovaniya v global'no-evolyutsionnom rakurse//Politika i Obshchestvo, №4-2010
36.
Ursul A.D. Natsional'naya ideya v epokhu globalizatsii: problemy bezopasnosti i ustoichivogo razvitiya//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №1-2010
37.
A.D. Ursul, I.V. Il'in Globalizatsiya v kontekste ustoichivogo razvitiya: politicheskii aspekt//Pravo i politika, №7-2010
38.
Ursul A.D. Strategiya natsional'noi bezopasnosti v rakurse ustoichivogo razvitiya//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №3-2010
39.
Ursul A.D., Ursul T.A. Global'nye issledovaniya: ot globalizatsii znanii k stanovleniyu global'nogo znaniya//Filosofiya i kul'tura, №8-2010
40.
Ursul A.D. Stanovlenie kosmoglobalistiki//Filosofiya i kul'tura, №11-2010
41.
Ursul A.D. Informatsiya i kul'tura//Filosofiya i kul'tura, №2-2011
42.
Ursul A. D. Problema bezopasnosti i sinergetika//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №2-2011
43.
Ursul A. D. Ekologicheskii rakurs bezopasnosti i razvitiya: metodologicheskie problemy//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №3-201
44.
A. D. Ursul Na puti k informatsionnoi globalistike: mezhdistsiplinarnyi podkhod // Politika i Obshchestvo.-2012.-2.-C. 101-109.
45.
A.D. Ursul, T.A. Ursul Perspektivy obrazovaniya: informatsionno-ekologicheskaya orientatsiya v interesakh ustoichivogo razvitiya // Pedagogika i prosveshchenie.-2011.-4.-C. 14-25.
46.
Ursul A.D., Ursul T.A. Global'noe mirovozzrenie i global'nye issledovaniya // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2012.-1.-C. 137-173. DOI: 10.7256/2306-0158.2012.1.46. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_46.html
47.
Ursul A.D., Ursul T.A. Universal'nyi (global'nyi) evolyutsionizm i global'nye issledovaniya // NB: Filosofskie issledovaniya.-2012.-1.-C. 46-101. DOI: 10.7256/2306-0174.2012.1.116. URL: http://www.e-notabene.ru/fr/article_116.html
48.
A. D. Ursul, T. A. Ursul Budushchee global'nogo mira: obespechenie bezopasnosti cherez ustoichivoe razvitie // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene.-2012.-3.-C. 23-3
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"