Статья 'О необходимости внесения изменений в Стратегию государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года в контексте обеспечения национальной безопасности' - журнал 'Национальная безопасность / nota bene' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Национальная безопасность / nota bene
Правильная ссылка на статью:

О необходимости внесения изменений в Стратегию государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года в контексте обеспечения национальной безопасности

Чирков Дмитрий Константинович

кандидат юридических наук

профессор Высшей школы бизнеса менеджмента и права, ФГБОУ ВО "Российский государственный университет туризма и сервиса" (РГУТИС)

141221, Россия, Московская область, пос. Черкизово, ул. Главная, 99

Chirkov Dmitry Konstantinovich

PhD in Law

professor of the Higher school of business of management and right, "Russian State University of Tourism and Service" (RSUTS)

141221, Russia, Moskovskaya oblast', pos. Cherkizovo, ul. Glavnaya, 99

dk-8888@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Корчагин Олег Николаевич

кандидат юридических наук

заместитель начальника, Научно-исследовательский центр ФСКН России

101990, Россия, г. Москва, ул. Маросейка, 12

Korchagin Oleg Nikolaevich

PhD in Law

Deputy Director at the Research Center of the Federal Drug Control Service of the Russian Federation

101990, Russia, Moscow, ul. Maroseyka, 12

aml.ri.fdcs@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0668.2017.1.18629

Дата направления статьи в редакцию:

04-04-2016


Дата публикации:

07-03-2017


Аннотация: В работе представлена авторская позиция о приоритетные направлениях антинаркотической деятельности, которые необходимо отразить в новой редакции Стратегии государственной антинаркотической политики:- повышение эффективности национальной антинакротической системы должно заключаться в консолидации усилий всех органов государственной власти и управления на борьбу с транснациональной организованной преступностью в сфере незаконного оборота;- организация системы реабилитации и ресоциализации наркопотребителей, как основа сокращения спроса на наркотики (федеральный уровень и региональные сегменты, проецирование системы на всех наркопотребителей, разграничение медицинских и социальных аспектов, дальнейшее развитие института побуждения посредством внесения изменений и дополнений в уголовное законодательство и т.д.).Объектом исследования выступают общественные отношения, возникающие в сфере реализации уголовно-правовых норм, регламентирующих особенности антинаркотической политики в Российской Федерации. Цель – формирование на основе соответствующего теоретического анализа проблемы предложений по совершенствованию государственной антинаркотической политики.Предмет исследования составляют ранее действовавшее и современное уголовное, а также смежное с ним отечественное законодательство в соответствующей его части; корреспондирующие нормы зарубежного уголовного права; результаты доктринальных исследований отечественных и зарубежных ученых-юристов; правоприменительная практика российских судебных органов; данные официальной статистики и результаты многолетних исследований, полученных авторами. Методы исследования. Наряду с основными общенаучными методами широко применялись также такие частные методы познания, как логический, исторический, сравнительно-правовой, системно-структурный, статистический и др.Методологическая основа исследования. Методологической основой настоящего исследования стали основополагающие категории диалектического материализма - такие, как отрицание отрицания, переход количественных изменений в качественные, а также философские категории общего, особенного и единичного, причины и следствия и некоторые другие. Основными выводами проведенного исследования является авторская позиция о приоритетные направлениях антинаркотической деятельности, которые необходимо отразить в новой редакции Стратегии государственной антинаркотической политики. Особым вкладом являются предложенные коррективы в Стратегию государственной антинаркотической политикиНаучная новизна диссертации заключается в том, что авторами предлагаются актуальные изменения в Стратегию государственной антинаркотической политики Российской Федерации.


Ключевые слова: Антинаркотическая политика, Государственная Стратегия, Антинаркотическая безопасность, Оборот наркотиков, Незаконная деятельность, Наркопотребители, Психотропные вещества, Наркотические вещества, Синтетические наркотики, География распространения

Abstract: This work presents the author’s position regarding the priority directions of anti-drug activity, which must be reflected in the updated version of the Strategy of the Russian Federation National Anti-Drug Policy:


Increase the efficiency of the national anti-drug system should consists in consolidation of efforts of all agencies of state authority and administration towards the fight against the transnational organized crime in the area of illegal trafficking;


Organization of the rehabilitation system and resocialization of drug consumers, as the basis for reducing the demand for drugs (federal level and regional segments, projection of the system for all drug consumers, demarcation of the medical and social aspects, further development of the institute of inducement, etc.).


The object of this research is the social relations emerging in the sphere of realization of the criminal-legal norms that regulate the peculiarities of anti-drug policy in the Russian Federation. The goal of the work lies in formation of propositions on improvement of the state anti-drug policy based on the corresponding theoretical analysis. The main conclusion of the conducted research consists in the author’s position on the prioritized directions of antii-drug activity, which must find their reflection on the Strategy of the Russian Federation National Anti-Drug policy. Relevant changes to this Strategy are proposed. The article applies the previously existed and current criminal legislation of the Russian Federation, corresponding norms of the foreign criminal law, results of the doctrinal research of the Russian and foreign juridical scholars, law enforcement practice of the Russian judicial agencies, official statistical data.



Keywords:

Narcotic Drugs, Psychotropic substances, Drug users, Illegal activities, Drug trafficking, Anti-drug security, National Strategy, Anti-drug policy, Synthetic drugs, Geography of distribution

В Российской Федерации деятельность преступных организаций и группировок, в том числе транснациональных, связанная с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, признана одной из основных угроз государственной и общественной безопасности, а совершенствование правового регулирования предупреждения преступности в сфере распространения наркотиков является одним из главных направлений обеспечения государственной и общественной безопасности Российской Федерации [1].

Указом Президента Российской Федерации от 9 июня 2010 года № 690 утверждена Стратегия государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года [2] (далее – Стратегия), в подготовке проекта которой приняли участие как заинтересованные государственные органы, так и представители науки, творчества и бизнеса. Стратегия явилась первым программным документом такого уровня в антинаркотической сфере и сконцентрировала в себе все накопленные на тот момент теоретические знания и практический опыт.

Генеральная цель Стратегии – существенное сокращение незаконного распространения и немедицинского потребления наркотиков, масштабов последствий их незаконного оборота для безопасности и здоровья личности, общества и государства в целом.

Реализация Стратегии осуществляется на основе сбалансированного и обоснованного сочетания мер, которые можно распределить по следующим ключевым направлениям:

- сокращение предложения наркотиков путем целенаправленного пресечения их нелегального ввоза, производства и оборота внутри страны, повышения эффективности правоохранительной деятельности;

- сокращение спроса на наркотики путем совершенствования системы профилактической, лечебной и реабилитационной работы, включая создание системы медицинской и социальной реабилитации потребителей наркотиков;

- дальнейшее развитие и укрепление международного сотрудничества в сфере контроля наркотиков.

В своем выступлении на научно-практической конференции «Актуальные вопросы реализации Стратегии государственной антинаркотической политики». 3 марта 2016 года директор ФСКН России В.П. Иванов, констатируя факт того, что «…за прошедшие шесть лет интенсивная и целенаправленная антинаркотическая политика позволила фундаментально продвинуть и углубить понимание наркопроблемы», предлагает полученные выводы отразить соответствующим образом в новой редакции Стратегии. «…Этого, к слову говоря, требует и общий подход к стратегическому планированию в нашей стране, в частности, согласно Федеральному закону от 28 июня 2014 года 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации», корректировка документов стратегического планирования должна проводиться каждые 6 лет после их принятия» – комментирует В.П. Иванов [3].

С целью обоснования необходимости внесения корректив в Стратегию авторами статьи будет предпринята попытка определить и оценить промежуточные результаты реализации Стратегии, проанализировать отдельные аспекты деятельности в данном направлении. В этой связи предметом исследования будут являться законодательная, институциональная и функциональная основы национальной системы контроля наркотиков и противодействия их незаконному обороту.

Главными стратегическими угрозами в сфере антинаркотической безопасности по-прежнему остается масштабное производство опиатов в Афганистане и их трафик в Российскую Федерацию через страны Центральной Азии. Создание в 2011 г. Таможенного союза, а также вступление в силу с 1 января 2015 г. договора о создании на его базе Евразийского экономического союза (далее – ЕАЭС) сформировало дополнительные предпосылки для усиления этого трафика. Эта ситуация, на наш взгляд, обязывает весь блок ЕАЭС, а не каждое из союзных государств по отдельности, к необходимости создания единой и адекватной современным угрозам правоохранительной системы, в том числе основанной на реализации процессов гармонизации и унификации внутренних законодательных баз.

В последние несколько лет наблюдается возрастание роли в поставках опиатов на территорию России так называемого северного ответвления «Балканского маршрута», берущего свое начало в Иране и проходящего в обход территории Турции через Кавказский регион, а также с использованием акваторий Каспийского и Черного морей в Россию и через Украину в Западную Европу.

Не менее опасным является увеличение поставок синтетических наркотиков из Китая, ряда государств Юго-Восточной Азии, стран Балтии (Литва и Эстония), а также Польши, Голландии и Бельгии. Некоторые из таких веществ не входят в действующие перечни подлежащих контролю наркотических средств и психотропных веществ и могут представлять чрезвычайную опасность для здоровья лиц, допускающих их потребление, в первую очередь, в связи с абсолютной непредсказуемостью их воздействия на организм человека. Удельный вес синтетических наркотиков в общей массе изъятых наркотиков увеличивается. Так, в 2012 г. он составил 3,6 %, в 2014 г. достиг 12,8 %, а в 2015 г.  – 17,8%. При этом расширяется география их распространения: в 2014-2015 гг. они изымались даже там, где традиционно преобладают наркотики растительного происхождения (Хабаровский край, Приморский край, республики Северного Кавказа).  

Сохраняется серьезная динамика поставок кокаина из государств Латинской Америки и поступление в незаконный оборот химических веществ (прекурсоров), используемых при производстве наркотиков.

Серьезным фактором, способствующим поступлению на территорию Российской Федерации наркотиков афганского происхождения через страны Центральной Азии, продолжает оставаться незаконная миграция и этническая преступность. Так, например, если из общего числа граждан Российской Федерации, причастных к поставкам героина в оптовых партиях, только лишь 15 % являются сбытчиками крупных оптовых партий героина (массой свыше 500 г), то среди граждан Центрально-Азиатского региона таковых – почти 50 %.

О результатах борьбы с предложением наркотиков за период 2010-2015 годов могут свидетельствовать следующие показатели: из незаконного оборота изъято 30,17 тонн опиатов (в том числе 15,5 тонны афганского героина), 167,6 тонны наркотиков каннабисной группы (в том числе 151,4 тонны марихуаны и 12,4 тонны гашиша), а также 24,62 тонны наркотиков синтетического ряда [4].

Всего за пять лет к уголовной и административной ответственности привлечено 1,32 миллиона человек, пресечена деятельность 26 тысяч организованных преступных групп и преступных сообществ. Ликвидировано порядка 26,8 тысячи наркопритонов, выявлено почти 24 тысячи мест незаконного производства, изготовления и переработки наркотиков, в том числе 311 специально оборудованных подпольных химических лабораторий.

Установлено более 4,07 миллиарда рублей легализованных денежных средств, полученных от незаконного оборота наркотиков.

В рамках реализации Стратегии дифференцирована уголовная ответственность за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков; за сбыт и контрабанду наркотиков в особо крупных размерах предусмотрена уголовная ответственность вплоть до пожизненного лишения свободы. Проводится совместная работа различных ведомств по очистке российского сегмента сети «Интернет» от запрещенной информации.

В целях противодействия распространению дезоморфиновой наркомании, принявшей в 2008-2012 годах характер эпидемии, с 1 июня 2012 г. введен рецептурный отпуск лекарственных препаратов, содержащих кодеин или его соли, используемых наркопотребителями для изготовления дезоморфина. Благодаря данной мере распространение дезоморфина практически ликвидировано, а дезоморфиновые наркопритоны фактически прекратили свое существование.

В результате проведенной работы по совершенствованию контроля за оборотом пищевого мака с 2009 по 2014 годы количество преступлений в России, связанных с распространением опия, маковой соломы и других наркотиков, маскируемых под популярный кондитерский продукт, снизилось почти в 7,5 раз (с 2 936 до 399). Снижение рассматриваемого вида преступности показательно отражает и статистика о ликвидированных наркопритонах для потребления наркотических средств, кустарно изготовленных из наркосодержащих примесей семян мака. Их количество за период с 2010 года сократилось в 7 раз (с 665 до 97). При этом в течение 2010 – 2012 гг. количество таких притонов, выявляемых органами наркоконтроля, оставалось примерно на одном уровне. В дальнейшем их количество сократилось почти в два раза в 2013 году (с 625 до 316), а в 2014 году снизилось ещё втрое (97). Только с 2012 по 2014 год ФСКН России изъято из незаконного оборота более 1,8 т маковой соломы и других наркотиков, замаскированных в 340 т маковых семян. Вместе с тем, не вызывает сомнений, что на сокращение «маковых» наркопритонов, равно как и на общее изменение в лучшую сторону наркоситуации, связанной с потреблением «маковых» наркотиков, решительно повлияла ликвидация сразу нескольких каналов распространения оптовых партий «сырья» для их кустарного изготовления в 2012-2013 гг. Благодаря действиям ФСКН России объёмы ввозимого в страну опия за последние пять лет снизились в полтора раза. Ликвидация только одного организованного преступного сообщества под руководством Шилова (дело уже получившее серьезный общественный резонанс), занимавшего крупный сегмент криминального рынка, по мнению экспертов, снизила количество совершаемых наркопреступлений на 20 % [5, с.77-85].

В 2012 году вступили в силу законодательные инициативы ФСКН России, предусматривающие возможность предоставления отсрочки наказания для наркозависимых лиц, впервые совершивших некоторые преступления небольшой тяжести и добровольно изъявивших желание пройти лечение, а также комплексную реабилитацию (ст. 82.1 УК РФ и п.4 ч.1 ст. 398 УПК РФ).

Федеральным законом от 25 ноября 2013 года № 313-ФЗ закреплена возможность возложения судом обязанности пройти диагностику, профилактические мероприятия, лечение от наркомании, медицинскую, социальную реабилитацию на лицо, совершившее административное правонарушение, при этом признанное больным наркоманией либо потребляющим наркотики без назначения врача. Введена административная ответственность за уклонение от исполнения данной обязанности (статья 6.9.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях). В соответствии с новой статьей 72.1 Уголовного кодекса Российской Федерации («Назначение наказания лицу, признанному больным наркоманией»), суд имеет возможность обязать осужденного пройти лечение от наркомании и медицинскую и (или) социальную реабилитацию в дополнение к основному наказанию.

Государственная программа Российской Федерации «Противодействие незаконному обороту наркотиков», утвержденная Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2014 года № 299, предусматривает, в частности, создание Национальной системы комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотики в немедицинских целях.  Результатом ее реализации должны стать существенное сокращение спроса на наркотики и декриминализация общества, в особенности молодежной среды. Указом Президента Российской Федерации от 10 июля 2014 года № 507 ФСКН России наделена полномочиями по координации деятельности федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в этой сфере.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 19 ноября 2012 года № 1178 в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, внесено понятие «производные наркотических средств и психотропных веществ», призванное обеспечить однозначность толкования задач судебной экспертизы, а также установить критерии отнесения веществ к подконтрольным [6, с.2-3]. Это позволило в короткие сроки поставить под контроль более 800 новых видов психоактивных веществ. Тем не менее, алгоритм отнесения вновь выявленных веществ к аналогам и производным наркотических средств и психотропных веществ остается достаточно сложным и продолжительным по времени. Так, в 2014 году в ряде регионов Российской Федерации получили распространение новые неподконтрольные психоактивные вещества, входящие в состав «курительных смесей», не охватывающихся понятиями аналогов и производных наркотических средств, и психотропных веществ [7, с. 16-21].

Федеральный закон от 3 февраля 2015 года № 7-ФЗ дополнил Уголовный кодекс РФ статьей 234.1, устанавливающей ответственность за незаконный оборот новых психоактивных веществ. ФСКН России поручено вести реестр таких веществ. Однако, на наш взгляд, критерии для внесения таких веществ, указанные в законе, не позволяют решать поставленную задачу в возможно короткие сроки. В этой связи, на наш взгляд, потребуется внести дополнительные изменения в законодательные и иные нормативные правовые акты в целях совершенствования формирования Реестра новых потенциально опасных психоактивных веществ.

Отмечаем, что за прошедший период времени с момента принятия Стратегии введена конфискация денежных средств, ценностей и иного имущества, полученного в результате совершения преступления. Вместе с тем,  правовой механизм реализации введенного института не соответствует существующим криминальным угрозам. Очевидно, что необходимо на законодательном уровне устанавливать обязанность лиц, совершивших преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков, отчитываться перед государством о законности принадлежащего ему имущества и т.д.

Смещение всех видов государственного контроля (за исключением пограничного) на внешнюю границу Казахстана с Киргизией, Узбекистаном и Туркменистаном создало предпосылки для наращивания представителями наркобизнеса объемов транзитных, через государства Центрально-Азиатского региона, поставок афганских наркотиков в Россию. При этом возможности пограничных органов по обнаружению наркотиков, перемещаемых через российско-казахстанский участок государственной границы автомобильным и железнодорожным транспортом после отмены таможенного контроля в пунктах пропуска в настоящее время весьма ограничены.

 Важно перестраиваться и не ограничиваться совершенствованием административно-правовых режимов функционирования государственных границ с целью их превращения в институциональный инструмент в борьбе с контрабандой наркотиков, но и трансформировать пограничные контрольно-пропускные пункты в сложные и инновационные системы досмотров.

Так, например, обустройство и техническое оснащение российско-казахстанского участка государственной границы в качестве приоритета включено в Федеральную целевую программу «Государственная граница Российской Федерации (2012-2020 гг.)». Во исполнение поручений Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, а также решений Государственной пограничной комиссии Росграницей совместно с ФСБ России и ФСКН России проводилась работа по оснащению пунктов пропуска на российско-казахстанском участке государственной границы Российской Федерации техническими средствами обнаружения наркотических средств. Но по результатам проведенных эксплуатационных испытаний не удалось определить технические средства дистанционного обнаружения наркотиков, удовлетворяющие все заинтересованные ведомства. В этой связи средства, выделенные Росгранице на техническое оснащение пунктов пропуска в 2014 году, не были освоены, пункты пропуска на российско-казахстанском участке государственной границы средствами обнаружения наркотиков по имеющейся у авторов информации в 2014 и 2015 годах не оснащались.

Принятое решением Высшего Евразийского экономического Совета и вступившее в силу 24 октября 2013 г. «Соглашение о порядке перемещения наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров по таможенной территории Таможенного союза» наполнило диспозицию статьи 229.1 УК РФ правилами, нарушение которых при осуществлении взаимной торговли наркотическими средствами, психотропными веществами и их прекурсорами между странами Таможенного союза будет квалифицироваться как контрабанда.

В то же самое время в 2015 году Конституционный Суд Российской Федерации своим Постановлением от 16 июля 2015 года № 22-П по делу о проверке конституционности положения статьи 226.1 УК РФ в связи с жалобами граждан Республики Казахстан О.Е. Недашковского и С.П. Яковлева, признал положение статьи 226.1 УК РФ, устанавливающее уголовную ответственность за контрабанду сильнодействующих веществ, не соответствующим Конституции Российской Федерации. Конституционный Суд РФ постановил, что вынесенные в отношении граждан Республики Казахстан Недашковского О. Е. и Яковлева С. П. судебные решения подлежат пересмотру в установленном порядке с учётом принятого Постановления.

Одновременно Конституционный Суд РФ указал, что федеральному законодателю надлежит – исходя из требований Конституции Российской Федерации и с учётом правовых позиций Конституционного Суда РФ, выраженных в принятом Постановлении, - внести в действующее правовое регулирование необходимые изменения. Кроме того, Решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 21.04.2015 №30 Раздел 2.12 Единого Перечня товаров, к которым применяются запреты или ограничения на ввоз или вывоз государствами – членами Таможенного союза в рамках Евразийского экономического сообщества в торговле с третьими странами, был отменён.

С учетом того, что большая часть наркотиков поступает в нашу страну из-за рубежа, указанные обстоятельства приобретают еще более актуальный характер.

В целом с момента утверждения Стратегии удалось добиться приостановления роста наркотизации российского общества и во многом благодаря повышению качества взаимодействия правоохранительных органов. Однако вынуждены констатировать, что кардинального снижения уровня наркомании не произошло. Это связано, в первую очередь, с наличием устойчивого спроса на наркотики, низкого индивидуального самоконтроля значительной части граждан. Кроме того, высокой остается терпимость общества к наркотикам. Большинство граждан, привлекаемых к уголовной или административной ответственности за правонарушения, связанные с незаконным оборотом наркотиков, сами являются потребителями наркотиков и добывают средства на их приобретение противоправным путем. Эти лица нуждаются не только в медицинской, но и в реабилитационной помощи [8, с.41-44].

На современном этапе реализации антинаркотической политики важно создать идеальный баланс карательно-правоохранительных и реабилитационно-социализирующих мер антинаркотической деятельности. На наш взгляд, государству в узком его смысле целесообразно продолжить развитие системы побуждения наркопотребителей к излечению, реабилитации и ресоциализации. Полученный вывод в определенной мере корреспондирует с позицией некоторых экспертов [9, с.8-11], рассматривающих становление «института побуждения» в качестве фактора гуманизации уголовного законодательства в отношении наркозависимых лиц.

В первую очередь, необходимо в полном объеме реализовать один из базовых принципов уголовной политики государства – провести тщательную дифференциацию ответственности на основании разграничения типовой степени общественной опасности деяния и типовой степени опасности лиц, совершивших различные преступления: без цели сбыта наркотиков, розничного сбыта, оптового сбыта и сбыта, осуществляемого в организованных преступных формах [8, с.41-44].

Такая необходимость подтверждается и результатами социологических исследований в рамках мониторинга наркоситуации. Общее число лиц, употребляющих наркотики как регулярно, так и эпизодически, оценивается в 7,3 миллиона человек, а число лиц, употребляющих наркотики регулярно, – в 3 миллиона человек.

В наиболее здоровой и активной возрастной категории (15-34 лет), на долю которой приходится до 70 % потребления наркотиков, общая смертность в 2013 г. составила порядка 95 тысяч случаев, из которых значительная часть связана с потреблением наркотиков. Хотя за 10 последних лет смертность в данной возрастной группе снизилась почти на тридцать процентов, данный показатель остается неприемлемо высоким.

За последние 5 лет удельный вес граждан, осужденных за наркопреступления, в общем числе осужденных увеличился с 12,7% до 15,9%. Если в 2010 г. в местах лишения свободы за совершение наркопреступлений отбывало наказание 17% от всех осужденных, то в настоящее время данный показатель равен примерно 23-25 %. При этом только к уголовной ответственности привлекается значительно больше потребителей наркотиков, чем проходит реабилитацию.

Абсолютное большинство граждан, привлекаемых к уголовной или административной ответственности за правонарушения, связанные с незаконным оборотом наркотиков, сами являются потребителями наркотиков и нуждаются в лечебной и реабилитационной помощи, но не обращаются за ней, а средства на приобретение наркотиков добывают, как правило, противоправным путем.

Созданная в 2013-2014 годах система правового побуждения наркопотребителей к избавлению от наркозависимости частично решает данную задачу. Данный механизм реализуется посредством возложения на наркопотребителя обязанности пройти курс лечения от наркомании и реабилитацию. При этом ключевым субъектом в применении правового побуждения становится судья. Безусловно, положительной тенденцией является увеличение количества принимаемых судьей решений в части возложения на наркопотребителей такой обязанности в рамках административного судопроизводства. Так, в 2015 году из 71018 дел об административных правонарушений, предусмотренных статьей 6.9 и ч. 2.2. ст. 20.20 КоАП России, в 45838 случаях судом приняты решения о возложении, или 65,6 % от общего числа. Однако как бы ни были высоки количественные показатели эффективности реализации введенной системы, качество реализации введенного механизма далеко от первоначальной цели. В настоящее время в полной мере реализуется только направление лиц в медицинские организации на диагностику, лечение и медицинскую реабилитацию, опуская предписанную законом возможность определения лиц на социальную реабилитацию.

Вместе с тем практика деятельности в сфере реализации комплексных мер освобождения от зависимости, как в России, так и за рубежом показывает, что без организации долгосрочной социальной реабилитации невозможно достичь устойчивого прекращения употребления наркотиков. Тем самым без назначения социальной реабилитации фактически сводится на нет цель внедрения системы правового побуждения.

Рассматривая экономический ущерб от незаконного оборота и немедицинского потребления наркотиков, необходимо принимать во внимание не только вред, наносимый обществу организованной преступностью.

Человек – одна из составляющих производительных сил. Пристрастие к наркотикам неизбежно сопряжено с асоциальным и антисоциальным поведением, что является следствием деградации личности и постоянной необходимости добывать деньги на наркотики.

 В своей работе Беницкий А.С., Розовский Б.Г., Якимов О.Ю. отмечают, что социально ориентированное государство несет затраты на образование, медицинское обслуживание, получение деловой квалификации и др. Преждевременная смерть человека от злоупотребления наркотиками или вследствие насильственных действий в преступной среде означает, что те усилия и затраты, которые были приложены и понесены государством, явно не окупились полностью. Некоторые эксперты предпринимают попытки, чтобы посчитать экономический ущерб государству с учетом дополнительных затрат на правоохранительную деятельность, пенитенциарную систему, развитие и реализацию программ реабилитации и ресоциализации наркозависимых лиц. Если к тому же учитывать снижение общей производительности труда, то очевидно, что такие затраты достаточно высоки [10, с.85]. Мы придерживаемся указанной позиции авторов и полностью соглашаемся.

В последние годы для незаконного оборота наркотиков на территории Российской Федерации была характерна такая криминологическая тенденция, при которой преступность все время наступает, правовой контроль совершенствуется в основном за счет реализации императивных методов, а социальный контроль над преступностью ослабевает [11, с.13].

Сегодня мы, оценивая риски, должны остановить трансформацию данной тенденции в закономерность. Дальнейшее наращивание усилий правоохранительных органов по противодействию незаконному обороту наркотиков на внутренней арене без кардинального повышения эффективности деятельности по сокращению спроса на наркотики может привести к необоснованному увеличению нагрузки на правоохранительную, судебную и пенитенциарную системы и неэффективным бюджетным расходам.

Далее авторами статьи будет представлен краткий анализ антинаркотической деятельности России на внешней арене.

Российская Федерация глубоко интегрирована в международную систему контроля наркотиков и противодействия их незаконному обороту. Внешняя антинаркотическая политика нашего государства базируется на неукоснительном выполнении положений трех базовых антинаркотических конвенций ООН и включает в себя:

-   обмен оперативной информацией с зарубежными партнерами о каналах поставки наркотиков, о членах крупной организованной преступности, о выявленных наркобаронах и финансовых потоках от незаконного оборота наркотиков;

- проведение совместных межгосударственных и международных операций и расследований;

- разработка актуальных предложений политического характера по совершенствованию мер регионального и международного контроля наркотиков.

Так, например, успешные совместные операции по пресечению поставок кокаина в Российскую Федерацию реализуются ФСКН России совместно правоохранительными органами Никарагуа, Перу и т.д. Проведены ряд успешных операций с правоохранительными органами Китая и Испании по пресечению деятельности организованных преступных групп, специализирующихся на незаконном обороте синтетических наркотиков. Возобновлена практика проведения совместных мероприятий по перекрытию морских наркотрафиков с Антинаркотической полицией Исламской Республики Иран в рамках международной операции «Чистый Каспий». Принято решение о создании Центра антинаркотических операций в формате рабочей группы Координационного совета руководителей компетентных органов по противодействию незаконному обороту наркотиков государств-членов ОДКБ (КСОПН).

Одним из главных приоритетов международной антинаркотической деятельности Российской Федерации является координация усилий различных государств мира по ликвидации планетарных центров производства наркотиков (кокаинового – в Южной Америке, героинового – в Афганистане), направленная на закрепление антинаркотической проблематики в международной повестке и альтернативное развитие государств-заложников производства наркотиков.

В 2014 году Россия в ходе председательства в Совете Безопасности ООН впервые добилась существенного прогресса в части признания производства афганских наркотиков в качестве угрозы международному миру и стабильности. Соответствующую квалификацию феномен афганского наркопроизводства получил в заявлении Председателя Совета Безопасности ООН в июне 2014 года. В этом же году Россия выступила с инициативой создания Международной антинаркотической академии.

Внешнеполитический курс Российской Федерации направлен на отстаивание своей позиции по поддержанию конвенционной системы международного контроля и консолидации различных сил в целях формирования единой международной антинаркотической коалиции в преддверии Специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по мировой проблеме наркотиков, которая будет проходить в 2016 году.

Такой вектор в июне 2013 года обозначил в своем выступлении перед участниками Международной конференции правоохранительных органов по борьбе с незаконным оборотом наркотиков Президент Российской Федерации Владимир Путин. Он отметил важность сохранения и укрепления действующих международно-правовых норм в антинаркотической сфере: «Россия поддерживает центральную координирующую роль ООН в борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Поэтому считаем необходимой борьбу со всеми видами наркотиков. С озабоченностью воспринимаем «законодательные послабления» в отдельных странах, которые ведут дело к легализации так называемых «лёгких» наркотиков. Это очень опасный путь!» [12].

Новый качественный виток отношений Российской Федерации и ООН прослеживается в послании ее Генерального секретаря к участникам 2-й Московской министерской антинаркотической конференции (23 апреля 2015 года). Пан Ги Мун поблагодарил Российскую Федерацию за организацию и проведение конференции, отметив особую роль ФСКН России. В своем послании он акцентировал внимание на том, что «…вопрос о влиянии наркотиков на глобальную безопасность и устойчивое развитие занимает важное место в международной повестке дня в 2015 году, когда мир пытается сформировать новый комплекс целей в области устойчивого развития» [13].

В Уфимской декларации, принятой на седьмом саммите БРИКС в июле 2015 года, также выражалась глубокая озабоченность мировой проблемой наркотиков, несущей угрозу безопасности общества [14].

Резюмируя краткий анализ антинаркотической деятельности Российской Федерации на международной арене, полагаем возможным охарактеризовать ее будущий курс, как направленный на необходимость:

- постановки проблемы наркотиков в один ряд по масштабам и последствиям с глобальными проблемами терроризма, пиратства и нераспространения ядерного оружия;

- закрепления в международных правовых актах угрозы международному миру и безопасности, которую представляют два планетарных центра производства наркотиков;

- осознания мировым сообществом степени влияния транснациональной организованной преступности и теневого банковского сектора на развитие незаконного оборота наркотиков и наркомании, разрушающими социально-политическое устройство различных государств;

- формирования глобального альянса альтернативного развития и разработки комплексного международного плана альтернативного развития, направленного на существенное сокращение к 2025 году незаконного культивирования наркосодержащих растений;

- принятия системы мер, направленных на активизацию усилий по борьбе с новыми и вновь появляющимися психоактивными веществами;

- снижения спроса на наркотики путем маргинализации наркотического образа жизни, воспитания культуры ненаркотического общества,  и побуждения уже ставших зависимыми лиц к излечению, реабилитации и ресоциализации;

- придания более жесткого и охраняемого характера международным правовым положениям о сохранении и укреплении действующей международной системы контроля наркотиков и недопущению легализации немедицинского потребления отдельных видов наркотических средств и психотропных веществ;

- создания качественного и эффективного инструментария реализации глобальной антинаркотической политики.

Реализация перечисленных мер позволит консолидировать усилия мирового сообщества по борьбе с незаконным распространением наркотиков, создаст предпосылки для дальнейшего расширения ареала влияния в антинаркотической сфере и, как следствие, позволит достичь эффекта укрепления авторитета Российской Федерации на международной политической арене [8, с.41-44].

В заключительной части экспертному сообществу будет представлена авторская позиция о приоритетные направлениях антинаркотической деятельности, которые необходимо отразить в новой редакции Стратегии государственной антинаркотической политики:

- повышение эффективности национальной антинакротической системы должно заключаться в консолидации усилий всех органов государственной власти и управления на борьбу с транснациональной организованной преступностью в сфере незаконного оборота наркотиков (более четкая имплементация положений международных конвенций против транснациональной преступности, введение более жесткой уголовной ответственности за организацию, руководство или участие в преступном сообществе, имеющем транснациональный характер, повышение качества и эффективности процессов подрыва экономических основ преступности, продолжить развитие национальной системы раннего выявления и предупреждения новых видов наркотиков и наркомании, совершенствование системы государственной статистики в антинаркотической (правоохранительной) сфере путем разработки и применения новых показателей  эффективности в контексте обеспечения общественной и государственной безопасности в целом (т.е. привязать показатели к эффективности противодействия организованной преступности, изъятию оптовых партий наркотиков и т.д.);

- организация системы реабилитации и ресоциализации наркопотребителей, как основа сокращения спроса на наркотики (федеральный уровень и региональные сегменты, проецирование системы на всех наркопотребителей, разграничение медицинских и социальных аспектов, дальнейшее развитие института побуждения посредством внесения изменений и дополнений в уголовное законодательство и т.д.).

Ряд направлений совершенствования государственной антинаркотической политики уже сформулирован в Перечне поручений  Президента Российской Федерации по итогам заседания президиума Государственного совета Российской Федерации 17 июня 2015 г. [15]. Антинаркотическая тематика должна учитываться и при разработке иных документов стратегического планирования Российской Федерации, например Стратегии экономической безопасности.

Для внесения корректив в Стратегию государственной антинаркотической политики необходимо соблюсти ряд условий и реализовать некоторые действия:

- проведение стратегического анализа состояния, тенденций и перспектив антинаркотического развития Российской Федерации;

- выявление максимально широкого круга реальных вызовов и потенциальных угроз антинаркотической безопасности и определение системных взаимосвязей между выявленными угрозами и рисками;

- осуществление стратегического прогноза как первичной стадии формирования обновленной концепции стратегии антинаркотического развития;

- применение новейших подходов к формированию дальнейшей стратегии государственной антинаркотической политики в целях создания научно-обоснованной модели перспективного облика Российской Федерации в антинаркотической сфере;

- нормативно-правовая база должна рассматриваться как основа борьбы с наркоманией и противодействия незаконному обороту наркотиков;

- обеспечение баланса социально-экономического, антинаркотического развития и национальной безопасности;

- Российская Федерация в глобальном антинаркотическом мире: определение факторов дальнейшего стратегического антинаркотического развития, оценка конкретных преимуществ, оценка глобальных вызовов и угроз;

- равноправное стратегическое партнерство в антинаркотической сфере на международной арене – как основной фактор повышения качества и эффективности процессов обеспечения международной безопасности.

Библиография
1.
Указ Президента РФ от 31.12.2015 № 683 "О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации"
2.
Указ Президента РФ от 9 июня 2010 г. № 690 "Об утверждении Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года"
3.
Выступление директора ФСКН России на научно-практической конференции по теме: «Актуальные вопросы реализации Стратегии государственной антинаркотической политики» http://www.fskn.gov.ru/includes/periodics/speeches_fskn/2016/0303/111542908/detail.shtml
4.
Здесь и далее в статье приведенные статистические данные правоохранительной деятельности взяты из межведомственных форм статистической отчетности 1-МВ-НОН, 2-МВ-НОН, 3-МВ-НОН, 4-МВ-НОН, 5-МВ-НОН, 6-МВ-НОН, 7-МВ-НОН.
5.
Корчагин О.Н., Чирков Д.К. К вопросу о современном состоянии контроля оборота пищевого мака в контексте противодействия незаконному обороту наркотиков // Антинаркотическая безопасность. – 2015. № 2.С. 77-85.
6.
Федоров А.В. Комментарий к постановлению Правительства Российской Федерации от 19 ноября 2012 г. № 1178 «О внесении изменений в перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации // Наркоконтроль. 2013. № 1. С.2-3
7.
Батыршин И.И. Корчагин О.Н., Чирков Д.К. Правовые механизмы борьбы с незаконным оборотом новых потенциально опасных психоактивных веществ как элемент национальной системы раннего выявления и предупреждения новых видов наркотиков и наркомании // Наркоконтроль. 2015. № 2. С. 16-21.
8.
Корчагин О.Н., Батыршин И.И. Отдельные аспекты реализации Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года // Государственная служба. – 2015. № 3. С. 41-44.
9.
Милюков С.Ф., Кожухова И.В. Гуманизация уголовного законодательства в отношении наркозависимых лиц за счет побуждения их к лечению и реабилитации: опыт критического анализа // Наркоконтроль. 2014. № 4. С. 8-11.
10.
Беницкий А.С., Розовский Б.Г., Якимов О.Ю. Ответственность за легализацию преступно приобретенных доходов в уголовном законодательстве Украины и Российской Федерации: Монография / МВД Украины, Ин-т экон.-пр. исл. НАН Украины, Луган. гос. ун-т внутр. дел им. Э.А. Дидоренко, Восточноукр. нац. ун-т им. В. Даля. – Луганск: РИО ЛГУВД им. Э.А. Дидоренко, 2008. С.85.
11.
Корчагин О.Н. Типологии легализации (отмывания) доходов, полученных от незаконного оборота наркотиков / под ред. И.И. Батыршина: практическое пособие. ФКУ НИЦ ФСКН России. М. 2014. С.11.
12.
Выступление президента Российской Федерации Владимира Путина перед участниками XXX Международной конференции правоохранительных органов по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (International Drug Enforcement Conference – IDEC). 5-7 июня 2013 г., Москва [Электронный ресурс]. – Режим доступа http://kremlin.ru/events/president/news/18261 (дата последнего посещения 03.04.2016).
13.
Послание Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна к участникам второй Московской антинаркотической министерской конференции [Электронный ресурс]. – Режим доступа http://www.fskn.gov.ru/pages/main/prevent/3943/36503/36771/index.shtml. (дата последнего посещения 10.05.2015).
14.
http://www.fskn.gov.ru/includes/periodics/international/2015/0710/141438640/detail.shtml (участие в седьмом саммите БРИКС и саммите ШОС 8-10 июля 2015 года в г. Уфе (Республика Башкортостан) председателя Государственного антинаркотического комитета, директора ФСКН России В.Иванова). Дата последнего посещения 03.04.2016.
15.
http://www.kremlin.ru/events/state-council/50041 (Перечень поручений по итогам заседания президиума Государственного совета). Дата последнего посещения 03.04.2016.
16.
Каймак Е.В. Правовые основы борьбы с организованной наркопреступностью во взаимосвязи с системой общественных отношений // Политика и Общество. - 2014. - 4. - C. 394 - 405. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.4.11840.
References (transliterated)
1.
Ukaz Prezidenta RF ot 31.12.2015 № 683 "O Strategii natsional'noi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii"
2.
Ukaz Prezidenta RF ot 9 iyunya 2010 g. № 690 "Ob utverzhdenii Strategii gosudarstvennoi antinarkoticheskoi politiki Rossiiskoi Federatsii do 2020 goda"
3.
Vystuplenie direktora FSKN Rossii na nauchno-prakticheskoi konferentsii po teme: «Aktual'nye voprosy realizatsii Strategii gosudarstvennoi antinarkoticheskoi politiki» http://www.fskn.gov.ru/includes/periodics/speeches_fskn/2016/0303/111542908/detail.shtml
4.
Zdes' i dalee v stat'e privedennye statisticheskie dannye pravookhranitel'noi deyatel'nosti vzyaty iz mezhvedomstvennykh form statisticheskoi otchetnosti 1-MV-NON, 2-MV-NON, 3-MV-NON, 4-MV-NON, 5-MV-NON, 6-MV-NON, 7-MV-NON.
5.
Korchagin O.N., Chirkov D.K. K voprosu o sovremennom sostoyanii kontrolya oborota pishchevogo maka v kontekste protivodeistviya nezakonnomu oborotu narkotikov // Antinarkoticheskaya bezopasnost'. – 2015. № 2.S. 77-85.
6.
Fedorov A.V. Kommentarii k postanovleniyu Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 19 noyabrya 2012 g. № 1178 «O vnesenii izmenenii v perechen' narkoticheskikh sredstv, psikhotropnykh veshchestv i ikh prekursorov, podlezhashchikh kontrolyu v Rossiiskoi Federatsii // Narkokontrol'. 2013. № 1. S.2-3
7.
Batyrshin I.I. Korchagin O.N., Chirkov D.K. Pravovye mekhanizmy bor'by s nezakonnym oborotom novykh potentsial'no opasnykh psikhoaktivnykh veshchestv kak element natsional'noi sistemy rannego vyyavleniya i preduprezhdeniya novykh vidov narkotikov i narkomanii // Narkokontrol'. 2015. № 2. S. 16-21.
8.
Korchagin O.N., Batyrshin I.I. Otdel'nye aspekty realizatsii Strategii gosudarstvennoi antinarkoticheskoi politiki Rossiiskoi Federatsii do 2020 goda // Gosudarstvennaya sluzhba. – 2015. № 3. S. 41-44.
9.
Milyukov S.F., Kozhukhova I.V. Gumanizatsiya ugolovnogo zakonodatel'stva v otnoshenii narkozavisimykh lits za schet pobuzhdeniya ikh k lecheniyu i reabilitatsii: opyt kriticheskogo analiza // Narkokontrol'. 2014. № 4. S. 8-11.
10.
Benitskii A.S., Rozovskii B.G., Yakimov O.Yu. Otvetstvennost' za legalizatsiyu prestupno priobretennykh dokhodov v ugolovnom zakonodatel'stve Ukrainy i Rossiiskoi Federatsii: Monografiya / MVD Ukrainy, In-t ekon.-pr. isl. NAN Ukrainy, Lugan. gos. un-t vnutr. del im. E.A. Didorenko, Vostochnoukr. nats. un-t im. V. Dalya. – Lugansk: RIO LGUVD im. E.A. Didorenko, 2008. S.85.
11.
Korchagin O.N. Tipologii legalizatsii (otmyvaniya) dokhodov, poluchennykh ot nezakonnogo oborota narkotikov / pod red. I.I. Batyrshina: prakticheskoe posobie. FKU NITs FSKN Rossii. M. 2014. S.11.
12.
Vystuplenie prezidenta Rossiiskoi Federatsii Vladimira Putina pered uchastnikami XXX Mezhdunarodnoi konferentsii pravookhranitel'nykh organov po bor'be s nezakonnym oborotom narkotikov (International Drug Enforcement Conference – IDEC). 5-7 iyunya 2013 g., Moskva [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa http://kremlin.ru/events/president/news/18261 (data poslednego poseshcheniya 03.04.2016).
13.
Poslanie General'nogo sekretarya OON Pan Gi Muna k uchastnikam vtoroi Moskovskoi antinarkoticheskoi ministerskoi konferentsii [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa http://www.fskn.gov.ru/pages/main/prevent/3943/36503/36771/index.shtml. (data poslednego poseshcheniya 10.05.2015).
14.
http://www.fskn.gov.ru/includes/periodics/international/2015/0710/141438640/detail.shtml (uchastie v sed'mom sammite BRIKS i sammite ShOS 8-10 iyulya 2015 goda v g. Ufe (Respublika Bashkortostan) predsedatelya Gosudarstvennogo antinarkoticheskogo komiteta, direktora FSKN Rossii V.Ivanova). Data poslednego poseshcheniya 03.04.2016.
15.
http://www.kremlin.ru/events/state-council/50041 (Perechen' poruchenii po itogam zasedaniya prezidiuma Gosudarstvennogo soveta). Data poslednego poseshcheniya 03.04.2016.
16.
Kaimak E.V. Pravovye osnovy bor'by s organizovannoi narkoprestupnost'yu vo vzaimosvyazi s sistemoi obshchestvennykh otnoshenii // Politika i Obshchestvo. - 2014. - 4. - C. 394 - 405. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.4.11840.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"