по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Вопросы безопасности
Правильная ссылка на статью:

Анализ инновационного потенциала российской науки в аспекте обеспечения национальной безопасности
Логинова Елена Викторовна

доктор экономических наук

профессор кафедры экономики и управления, Волжский филиал, Волгоградский государственный университет

404133, Россия, Волгоградская область, г. Волжский, ул. 40 Лет Победы, 11, каб. 3-05

Loginova Elena Viktorovna

Doctor of Economics

Professor, the department of Economics and Management, Volzhsky Branch of Volgograd State University

404133, Russia, Volgogradskaya oblast', g. Volzhskii, ul. 40 Let Pobedy, 11, kab. 3-05

loginov1466@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Дубовикова Елена Юрьевна

кандидат экономических наук

доцент, кафедра экономической теории и управления, Волжский гуманитарный институт (филиал), Волгоградский государственный университет

404133, Россия, Волгоградская область, г. Волжский, ул. 40 Лет Победы, 11, каб. 3-14

Dubovikova Elena Yur'evna

PhD in Economics

Associate Professor at Volgograd State University (Volzhsk Branch), Department of Economics and Management

404133, Russia, Volzhskii, ul. 40 Let Pobedy, 11, kab. 3-14

dubovikovae@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Объектом исследования выступают факторы, определяющие формирование и реализацию инновационного потенциала российской науки. Предмет исследования составляют экономические связи и отношения, возникающие в процессе реализации инновационного потенциала российской науки в целях обеспечения национальной безопасности. Автор дает количественную характеристику факторов, определяющих ресурсную составляющую инновационного потенциала российской науки. Особое внимание в статье уделено анализу показателей, характеризующих результативность научных исследований: наукоемкость ВВП России, поступление патентных заявок и выдача охранных документов, число созданных и используемых в стране передовых технологий, баланс торговли технологиями с зарубежными странами, что позволяет выявить степень реализации инновационного потенциала российской науки. В рамках фундаментального системно-функционального подхода к исследуемому объекту были применены следующие аналитические методы: структурный, историко-логический, комплексный, сравнительный и монографический. Выводы работы основываются на результатах использования таких частных методов анализа, как типологизация, структурирование, сопоставление, верификация, ранжирование, индексирование и графическая экстраполяция. Использование эвристического потенциала названных методов способствовало повышению степени достоверности авторских оценок и аргументированности выводов и рекомендаций исследования. Основным выводом проведенного исследования является то, что научные исследования (и базирующиеся на их основе технологии) задают инновационный вектор развитию современной экономики, что способствует созданию условий для обеспечения национальной безопасности в современной России. Такой подход позволяет трактовать научные исследования (при условии их интегрированности в систему рыночных отношений) как активный источник национальной безопасности России в сложной геополитической ситуации.

Ключевые слова: наукоемкость ВВП, научная миграция, кадровое обеспечение, результативность научных исследований, ресурсные факторы, российская наука, инновационный потенциал, национальная безопасность, патентная активность, финансирование научных исследований

DOI:

10.7256/2409-7543.2015.6.17971

Дата направления в редакцию:

14-02-2016


Дата рецензирования:

15-02-2016


Дата публикации:

1-12-2015


Abstract.

The research object comprises the factors determining the formation and realization of innovative capacity of the Russian science. The research subject is the set of economic connections and relations emerging in the process of implementation of innovative capacity of Russian science with the purpose of national security ensuring. The authors characterize the factors determining the resource component of the innovative capacity of Russian science. Special attention is paid to the analysis of rates characterizing the efficiency of scientific studies: the knowledge content of the GDP, the number of patent claims and grants, the number of created and applied advanced technologies, and the balance of technological trade with other countries, which help to define the level of realization of innovative capacity of Russian science. The authors work within the framework of the fundamental system-functional approach and apply the structural, historical-logical, complex, comparative, and monographical methods. The conclusions are based on the results of application of such specific analytical methods as classification, structuring, comparison, verification, ranging, indexing, and geographic extrapolation. The use of heuristic potential of these methods increases the validity of the authors’ assessments and the effectiveness of conclusions and recommendations. The authors conclude that scientific studies (and technologies based on these studies) define the innovative vector of the modern economy development, thus promotes the formation of conditions for national security ensuring in contemporary Russia. Such an approach allows interpreting scientific studies (in terms of their integration into the market relations system) as an active source of national security of Russia in a complicated geopolitical situation. 

Keywords:

knowledge content of the GDP, scientific migration, staffing, scientific studies' effectiveness, resource factors, Russian science, innovative capacity, national security, patent activity, scientific studies financing

Формирование базисных основ шестого технологического уклада, контуры которого уже складываются в современном обществе, существенным образом преобразует всю систему производительных сил общества, подчиняя динамику их развития степени сопряжения между наукой и производством. В этой связи, «научные исследования сегодня должны рассматриваться не как нечто внешнее по отношению к процессу материального производства – напротив: сегодня они составляют органически необходимый «нулевой цикл» производства, предшествующий непосредственному созданию практически каждого продукта» [10, c. 15]. Более того, в современном обществе научные исследования становятся непосредственной производительной силой вследствие того, что процесс «производства знаний» становится, во-первых, общественно осознанным и управляемым, поскольку на смену стихийному изучению окружающего мира приходит целенаправленное извлечение информации для объяснения социальных, экономических и технических закономерностей развития общества; во-вторых, в определенной степени прогнозируемым и предвидимым вследствие систематизации и прагматизации научных исследований; в-третьих, «локомотивом» общественного прогресса, так как осуществляемые на базе научных исследований инновации в одной из отраслей или сфер общественного производства вызывают цепную реакцию определенных преобразований в социально-экономической системе в целом. Особую актуальность развитие научной сферы приобретает в сложных геополитических и экономических условиях, определяющих негативные тенденции развития российского общества в 2014-2015 гг., поскольку реализация имеющегося у науки инновационного потенциала будет способствовать росту темпов экономического роста и, следовательно, повысит уровень национальной безопасности России.

Однако в современном российском обществе существует ряд ограничений, препятствующих эффективному выполнению наукой функции непосредственной производительной силы общества, что актуализирует анализ необходимых институциональных преобразований в научной сфере, направленных на создание адекватного механизма реализации ее инновационного потенциала.

Несмотря на то, что Россия сохраняет весьма высокий научный потенциал, в значительной степени доставшийся ей «в наследство» от СССР [7], тем не менее, в последние годы наблюдается целый ряд негативных тенденций, снижающих эффективность научных исследований.

Существенной проблемой российского научного сектора является проблема его кадрового обеспечения, в рамках которой следует выделить:

- сокращение численности исследователей (таб. 1, 2);

- «старение» научных кадров (таб. 3);

- качество подготовки научных кадров.

Таблица 1

Численность персонала, занятого исследованиями и разработками

(на конец года; тыс. человек)

1995

2000

2005

2008

2010

2011

2012

2013

2014

Численность персонала, всего

1061,0

887,7

813,2

761,3

736,5

735,2

726,3

727,1

732,3

в том числе:

исследователи

518,7

425,9

391,1

375,8

368,9

374,7

372,6

369,0

373,9

техники

101,4

75,2

66,0

60,2

59,3

61,6

58,9

61,4

63,2

вспомогательный

персонал

274,9

240,5

215,6

194,8

183,7

178,5

175,8

175,4

173,4

прочий
персонал

166,1

146,1

140,5

130,5

124,6

120,5

119,0

121,3

121,6

Численность исследователей с научными степенями, всего

116,5

105,9

99,4

101,0

105,1

109,5

109,3

108,3

109,6

в том числе:

доктора наук

19,3

21,9

23,4

25,1

26,8

27,7

27,8

27,5

27,9

кандидаты наук

97,1

83,9

76,0

75,9

78,3

81,8

81,5

80,7

81,6

Составлено по [14, c. 509-510].

За период с 1995 г. по 2014 г. общая численность персонала, занятого в научном секторе сократилась в России на 31 %, причем наиболее значительное сокращение произошло в численности персонала, непосредственно занимающегося исследованиями – 28 %, и персонала, осуществляющего техническое обеспечение исследовательской деятельности – 38 %. В последние годы Россия на 10 пунктов ухудшила свои показатели по доли исследователей в общей численности экономически активного населения среди стран ОЭСР (по данным на 2009 г. она занимала 16 место в рейтинге [2, c. 231], а в 2014 г. – 26 [8, c. 182]).

Наиболее значительное сокращение численности исследователей произошло в области технических, сельскохозяйственных и естественных наук, что ограничивает возможности инновационного развития для России, так как приводит к росту технологической зависимости от импорта технологий, а также обостряет проблему продовольственной безопасности.

Таблица 2

Изменения численности исследователей по областям науки за 1995-2014 гг. (процентов)

Области научных исследований

естественные

технические

медицинские

сельскохозяйственные

общественные

гуманитарные

Исследователи

- 21,2

- 32

- 5,5

- 31,8

+ 2,3

+ 15,1

доктора наук

+ 23

+ 29,0

+ 41,5

+ 62,7

+ 84,8

+ 37,9

кандидаты наук

- 17,2

- 36,4

- 2,9

- 23,9

+39,7

+ 28,1

Составлено по [14, c. 510].

Основными факторами снижения численности занятых научными исследованиями являются внутренняя и внешняя миграция научных кадров, вызванные низкой оплатой труда, отсутствием перспектив и возможностей заниматься научной деятельностью. Если пик внешней миграции научных кадров пришелся на 90-е годы ХХ века [5, 16], то внутренняя миграция, проявляющаяся в оттоке научных кадров из исследовательской сферы в сферу обслуживания и коммерческие организации, продолжается до сих пор [11]. Еще одним аспектом внутренней миграции научных кадров является отток студентов и научных работников из провинции в сторону «центра», что приводит к потере российской «провинциальной» науки [3].

Также следует отметить, что в современной России, наряду с явными формами научной миграции, достаточно распространенными стали скрытые формы – «утечка идей», которая не сопровождается физическим перемещением ученых, но работают они по программам, финансируемым зарубежными заказчиками, и наем зарубежными фирмами, представительства которых расположены на территории России, отечественных специалистов. И в том, и в другом случае результаты научных исследований становятся собственностью иностранных работодателей.

Объемы и темпы научной миграции, особенно внешней, приводят к тому, что Россия, обладающая высоким научным потенциалом, из страны, которая могла бы занимать ведущее место в мире по экспорту высокотехнологичной продукции, все больше становится – по образному выражению Ю. Магаршака (физик-теоретик, эмигрировавший из СССР в 1988 г. и ныне являющийся президентом нью-йоркской фирмы «Math Tech, Inc», специализирующейся в области высоких технологий) – «сверхдержавой интеллектуального экспорта» [3].

Научная миграция обострила проблему возрастной структуры научных кадров, которая проявляется в «разрыве поколений» в научной среде.

Несмотря на то, что в последние годы в возрастной структуре научных кадров России наметились положительные сдвиги в пользу увеличения численности исследователей до 39 лет (их доля в общей численности исследователей возросла с 26,2 % в 2000 г. до 40,3 % в 2013 г.), тем не менее, сокращается численность исследователей в самом продуктивном для ученых возрасте (за период с 2000 г. по 2013 г. численность исследователей в возрасте от 40 до 59 лет сократилась на 19 %), четверть исследователей в России относятся к возрастной категории от 60 и более лет (таб. 3).

Таблица 3

Возрастная структура исследователей в России,

в процентах от общей численности исследователей

До 29 лет

30-39 лет

40-49 лет

50-59 лет

60 и более лет

2000

10,6

15,6

26,1

26,9

20,8

2002

13,5

13,8

23,9

27,0

21,8

2004

15,3

13,0

21,9

27,8

22,0

2006

17,0

13,1

19,0

27,8

32,1

2008

17,6

14,2

16,7

26,3

25,2

2010

19,2

16,2

14,6

23,9

25,8

2011

20,1

17,3

13,9

22,7

25,8

2012

20,2

18,2

13,5

21,9

26

2013

20

20,3

13,5

20,5

25,5

Составлено по [8, c. 59].

Если рассмотренные выше факторы характеризовали в основном количественное состояние кадрового состава научной сферы, то его качественную характеристику позволяет выявить уровень подготовки исследовательских кадров.

Наиболее перспективной категорией исследователей с точки зрения накопления кадрового потенциала российской науки являются молодые ученые в возрасте до 35 лет, подготовку которых к научной деятельности осуществляется в России через институт аспирантуры.

Таблица 4

Подготовка научных кадров в аспирантуре

Годы

Число организаций, ведущих подготовку аспирантов

Численность аспирантов, человек

Прием в аспирантуру, человек

Выпуск из аспирантуры, человек

В том числе с защитой диссертации

Всего

1995

1334

62317

24025

11369

2609

2000

1362

117714

43100

24828

7503

2005

1473

142899

46896

33561

10650

2010

1568

157437

54558

33763

9611

2011

1570

156279

50582

33082

9635

2012

1575

146754

45556

35162

9195

2013

1557

132002

38971

34733

8979

Составлено по [13, c. 512].

В настоящее время подготовка аспирантов осуществляется в научно-исследовательских институтах и высших учебных заведениях. За период с 1995 г. по 2013 г. возрастало как число организаций, осуществляющих подготовку аспирантов, так и численность аспирантов. Также следует отметить и рост доли выпускников аспирантуры с защитой диссертации: в 1995 г. она составляла 22,9 %, а в 2013 г. – 25,8 %. Качество подготовки же докторантов за анализируемый период снизилось: в 1995 г. доля докторантов, выпущенных из докторантуры с защитой диссертации, составляла 29,5 %, а в 2013 г. – 23,8 % (таб. 5).

Таблица 5

Подготовка научных кадров в докторантуре

Годы

Число организаций, ведущих подготовку докторантов

Численность докторантов, человек

Прием в докторантуру, человек

Выпуск из докторантуры, человек

В том числе с защитой диссертации

1995

384

2190

904

464

137

2000

492

4213

1637

1251

486

2005

535

4282

1457

1417

516

2008

593

4242

1517

1216

297

2010

602

4418

1650

1259

336

2011

608

4562

1696

1321

382

2012

597

4554

1632

1371

394

2013

585

4572

1582

1356

323

Составлено по [13, c. 515].

Еще одной качественной характеристикой состояния кадрового потенциала в научной сфере является результативность научных исследований, о которой можно судить по таким показателям, как:

- наукоемкость ВВП;

- поступление патентных заявок и выдача охранных документов;

- число созданных и используемых в стране передовых производственных технологий;

- торговля технологиями с зарубежными странами;

- число статей, опубликованных в рецензируемых научных журналах, и их цитируемость.

Одним из основных количественных показателей, отражающих не только состояние научных исследований, но степень приоритетности научной сферы в социально-экономическом развитии страны, является показатель наукоемкости, характеризующий отношение внутренних затрат на исследования и разработки к величине ВВП.

Таблица 6

Наукоемкость ВВП в России

Год

ВВП, млрд.руб

Внутренние затраты на исследования и разработки, млрд.руб

Коэффициент наукоемкости ВВП

2000

7305,6

76,70

0,0105

2003

13208,2

169,86

0,0129

2005

21609,8

230,78

0,0107

2006

26917,2

288,81

0,0107

2007

33247,5

371,08

0,0112

2008

41428,6

431,07

0,0104

2010

13019,30

523,38

0,0402

2011

15461,70

610,43

0,0395

2012

17434,30

699,87

0,0401

2013

18592,30

749,79

0,0403

Составлено по [8, c. 63]

Несмотря на положительную динамику внутренних затрат на исследования и разработки, тем не менее, международные сравнения наукоемкости отечественного ВВП не в пользу России. Например, в Южной Корее в 2012 г. внутренние затраты на науку составили 4,36 % от ВВП, в Израиле – 3,93%, в Финляндии – 3,55 %, в Швеции – 3,41 %, в Японии – 3,35 %, в Германии и в Дании – 2,98 %, в Австрии – 2,84 %, в США – 2,79%, а в России – 1,12 % [8, c. 178].

Результативность научных исследований также определяется патентной активностью исследователей, поскольку именно от нее зависит процесс создания инноваций и рост технологической независимости страны. Это связано с тем, что помимо того, что патенты выполняют функцию правовой защиты изобретений, они также являются индикаторами состояния и перспектив развития науки и техники в стране, используются для оценки рынка технологий в стране и его привлекательности в рамках экономического мирового сообщества.

Таблица 7

Поступление патентных заявок и выдача охранных документов

2000

2005

2008

2013

изобретения

полезные модели

изобретения

полезные модели

изобретения

полезные модели

изобретения

полезные модели

Подано заявок на выдачу патентов РФ

28688

4631

32254

9473

41849

10995

44914

14358

В том числе заявителями:

отечественными

иностранными

23377

5311

4549

82

23644

8610

9082

391

27712

14137

10483

512

28765

16149

13589

769

Выдано патентов РФ

17592

4098

23390

7242

28808

9673

31638

12653

из них заявителям:

отечественным иностранным

14444

3148

19447

3943

6958

284

22260

6548

9250

423

21378

10260

12154

499

Действует

патентов РФ

144325

15498

123089

28364

147067

41092

194248

54420

Составлено по [8, c. 96,102].

За период с 2000 г. по 2013 г. в России наблюдается рост патентной активности (количество заявок на выдачу патентов Российской Федерации увеличилось на 56,6 %, а количество выданных патентов Российской Федерации – на 79,8 %,), но снижается коэффициент патентной самообеспеченности (соотношение числа отечественных и всех поданных в России патентных заявок) и увеличивается коэффициент патентной зависимости (соотношение числа иностранных и отечественных патентных заявок), что оказывает негативное воздействие на уровень национальной безопасности.

Для России характерно снижение изобретательской активности на конечных стадиях научно-технологического цикла, о чем можно судить по незначительной доли заявок и выданных патентов на полезные модели и промышленные образцы в общем количестве выданных патентов (например, в 2013 г. доля заявок на полезные модели и промышленные образцы в общем количестве заявок составила 51 %, а доля выданных патентов – 33 % [8, c. 102, 106]), то есть промышленности в основном предлагаются изобретения, находящиеся на стадии разработки, что значительно увеличивает расходы на их внедрение, а, следовательно, снижает спрос на технические новшества [12] и удлиняет сроки инновационного процесса. В качестве фактора, обостряющего проблему спроса на изобретения, также следует отметить низкий уровень инновационности запатентованных изобретений в России, более 70 % которых направлено не на создание новых технологий, а на поддержание и незначительное усовершенствование уже существующих.

Ситуация, складывающаяся в российской практике патентования под влиянием выше обозначенных тенденций, не только ограничивает возможности инновационного развития, но в значительной степени снижает конкурентоспособность российской науки на мировом рынке.

Не способствует росту конкурентоспособности российской науки и уровень патентования за рубежом, которое в международной практике используется не только как инструмент защиты интеллектуальной собственности, но и как средство ограничения возможностей конкурентов достичь аналогичных результатов. Если в развитых странах на одну заявку, поданную внутри страны, регистрируется до 10 заявок за рубежом, то российские резиденты патентуют в других странах лишь порядка 7 % полученных результатов исследований [4, c. 116].

Причинами столь негативных тенденций в патентной деятельности современной России, на наш взгляд, являются, прежде всего, отсутствие адекватного институционально-правового механизма и эффективной системы государственного стимулирования регистрации использования объектов интеллектуальной собственности.

Уровень развития науки в обществе определяется степенью использования результатов исследований в качестве источника технологических инноваций. Анализ структуры созданных в России передовых производственных технологий показал, что доля принципиально новых технологий в общем количестве созданных технологий составила в 2012 г. 10,2 %, а в 2013 г . – 10,7 % (см. таб. 8).

Таблица 8

Создание передовых производственных технологий по видам экономической деятельности

Технологии

всего

новые в стране

принципиально новые

2012

2013

2012

2013

2012

2013

Всего

1323

1429

1188

1276

135

153

Промышленное

производство

382

451

364

424

18

27

Добыча полезных

ископаемых

14

15

12

12

2

3

Обрабатывающие

производства

336

398

320

374

16

24

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

32

38

32

38

-

-

Научные исследования

и разработки

562

619

493

536

69

83

Высшее профессиональное образование

313

288

270

254

43

34

Другие виды экономической деятельности

66

71

61

62

5

9

Составлено по [8, c. 115].

Анализ использования передовых производственных технологий по видам производственной деятельности позволил выявить наиболее высокотехнологичные сферы в отечественной экономике, к которым, прежде всего, относятся промышленное производство, обрабатывающие производства, научные исследования и разработки, производство и распределение электроэнергии, газа и воды. Интересен тот факт, что в основной экспортной сфере отечественной экономики (добыча полезных ископаемых) создано 1,05 % от общего количества передовых технологий, а используется – 4,7 % (таб 9).

Таблица 9

Использование передовых производственных технологий по видам экономической деятельности в 2013 г.

Технологии,

всего

В том числе использовавшиеся в течение, лет

Число изо-

бретений в

используемых

технологиях

до года

от 1до 3

от 4 до 5

6 и более лет

Всего

193830

17689

46428

35134

94579

9099

Промышленное

производство

146112

11059

33996

26246

74811

5691

Добыча полезных

ископаемых

9050

531

2041

3042

3436

396

Обрабатывающие

производства

121103

8800

27592

20321

64390

4887

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

15959

1728

4363

2883

6985

408

Научные исследования

и разработки

28765

4784

7239

5337

11405

1674

Высшее профессиональное образование

4746

473

1194

762

2317

630

Другие виды экономической деятельности

14207

1373

3999

2789

6046

1104

Составлено по [8, c. 120].

Фактором, оказывающим негативное воздействие на уровень национальной безопасности России, является использование значительной частью отечественных производителей адаптационной стратегии роста, основанной на импорте технологий, машин и оборудования, что связано с низкой конкурентоспособностью отечественной инновационной сферы, вызванной, прежде всего, высокой стоимостью НИОКР и длительностью инновационного процесса в России.

Мировой опыт показывает, что рациональное использование импортируемых технологий позволяет существенно ускорить технологическую модернизацию национальной экономики, однако ориентация на приоритетное применение зарубежных достижений без формирования и развития собственной научно-технологической базы обуславливает устойчивое отставание страны от стран-лидеров научно-технического прогресса [4, c. 108].

Снижение количественных и качественных характеристик кадрового потенциала российской науки обусловлено проблемами финансирования научных исследований в России, среди которых особенно актуальными являются:

- низкий уровень финансирования научных исследований и разработок;

- неэффективная структура затрат по источникам финансирования.

Экономическая трансформация начала 90-х гг. ХХ в. негативно отразилась на финансировании научных исследований и разработок в России. Если в 1990 г. уровень затрат на научные исследования в расчете на душу населения в России был сопоставим с ведущими странами ОЭСР, то в настоящее время, несмотря на положительную динамику внутренних затрат, начавшуюся с 2000 г., по значению данного показателя Россия не уступает только таким странам ОЭСР, как Турция, Словакия, Польша и Греция, которые никогда не отличались высоким научным потенциалом. В 2012 г. по величине затрат на научные исследования и разработки на душу населения Россия в 5,5 раза уступала Швеции, США – в 5 раз, Южной Корее – в 4,9 раза, Дании – в 4,8 раза, Австрии и Германии – в 4,7 раза (таб. 10).

Таблица 10

Внутренние затраты на исследования и разработки в России и странах ОЭСР

Всего, млрд.долл.

США

На душу

населения, долл.США

Всего, млрд.долл.

США

На душу

населения, долл.США

2011

2012

2011

2012

2011

2012

2011

2012

Россия

35183,1

37851,3

245,9

264,1

Корея

58379,7

65394,5

1172,8

1307,8

Австралия

20469,5

912,7

Нидерланды

14597,9

15661,2

874,5

934,9

Австрия

9971,2

10549,9

1188,7

1252,0

Новая

Зеландия

1766,6

400,2

..

Бельгия

9739,4

10094,8

887,2

913,2

Норвегия

5064,4

5482,2

1022,5

1092,3

Великобритания

39217,4

39109,8

625,1

613,9

Польша

6409,2

7899,1

166,3

205,0

Венгрия

2721,7

2911,6

272,9

293,5

Португалия

4152,7

4081,5

391,0

385,8

Германия

96971,5

102238,4

1185,8

1248,1

Словакия

921,3

1150,3

170,7

212,8

Греция

2006,9

1994,3

180,4

179,8

США

429143,0

453544,0

1375,3

1443,1

Дания

6934,7

7137,5

1245,2

1276,8

Турция

11301,8

12655,9

152,8

169,0

Ирландия

3169,7

3340,1

692,5

727,7

Финляндия

7897,7

7530,2

1465,7

1390,9

Исландия

20107,0

19555,7

435,9

423,6

Франция

53310,7

55351,9

818,7

845,9

Испания

20107,0

19555,7

435,9

423,6

Чехия

4659,4

5442,9

443,9

517,9

Италия

25780,8

26320,5

424,6

432,2

Швеция

13366,3

13899,3

1414,5

1460,1

Канада

24756,8

24801,1

717,9

711,0

Япония

148389,2

151727,9

1160,8

1189,5

Составлено по [8, c. 178].

Основным источником финансирования осуществляемых в России научных исследований и разработок по-прежнему остается бюджетное финансирование, доля которого за 2000-2013 гг. не только не сократилась, а, напротив, увеличилась с 53,7 % в 2000 г. до 65,8 % в 2013 г., хотя, начиная с 2005 г., наблюдается устойчивая тенденция сокращения доли ассигнований на науку из средств федерального бюджета в расходах федерального бюджета.

Таблица 11

Структура внутренних затрат на исследования и разработки по источникам финансирования, процентов

2000

2005

2010

2013

Средства бюджетов*

53,7

60,9

68,8

65,8

Средства внебюджетных фондов

6,5

1,7

1,9

1,6

Средства организаций предпринимательского сектора

18,7

20,7

16,4

17,2

Средства организаций ВПО

0,1

0,1

0,1

0,2

Средства некоммерческих организаций

0,04

0,03

0,1

0,1

Средства иностранных источников

12,0

7,6

3,5

3,0

Собственные средства научных организаций

9,1

9,0

9,1

12,1

*Включая бюджетные ассигнования на содержание вузов и средства организаций государственного сектора.

Составлено по [8, c. 64].

Бюджетные средства в основном используются для финансирования деятельности научно-исследовательских центров и институтов, НИОКР, выполняемых в рамках долгосрочных целевых программ и формирования таких бюджетных фондов, как Российский фонд фундаментальных исследований, Российский гуманитарный научный фонд, Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере.

Немаловажным фактором, ограничивающим возможность в полной мере использовать осуществляемые в России государственные научные исследования в целях обеспечения инновационного развития, учитывая долю бюджетных расходов в структуре внутренних затрат на научные исследования и разработки, является низкий уровень ассигнований на гражданскую науку из средств федерального бюджета (таб. 12).

Таблица 12

Ассигнования на гражданскую науку из средств федерального бюджета

2009

2010

2011

2012

2013

Ассигнования на науку из средств федерального бюджета, всего, млрд.руб.

219,05

237,64

313,89

355,92

425,3

в том числе:

фундаментальные исследования

83,2

82,17

91,68

86,62

112,23

прикладные исследования

135,86

155,47

222,21

269,3

313,07

Ассигнования на гражданскую науку из средств федерального бюджета, всего, процентов от ВВП,

0,56

0,51

0,56

0,57

0,64

в том числе:

фундаментальные исследования

0,21

0,18

0,16

0,14

0,17

прикладные исследования

0,35

0,34

0,4

0,43

0,47

Составлено по [8, c. 62].

В качестве положительного момента следует отметить достаточно стабильный уровень затрат на науку предпринимательского сектора, что позволяет сделать вывод о формировании в отечественной предпринимательской среде инновационной модели ведения бизнеса, основанной на стремлении получать прибыль за счет разработки новых товаров и услуг. Однако следует отметить, что по сравнению с развитыми странами доля частного финансирования научных исследований в России весьма невысока, поскольку значительная часть частных компаний не испытывает потребности в технологических инновациях, о чем можно судить по практически отсутствующей зависимости между ростом объема продаж частных компаний и увеличением осуществляемых ими затрат на исследования и разработки.

Важным источником финансирования научных исследований являются внебюджетные фонды, однако, начиная с 2003 г., их доля в общей структуре внутренних затрат падает. Использование внебюджетных фондов в качестве инструмента целевого финансирования отраслевых научных исследований сформировалось еще в советский период, когда со всех производственных единиц взимались налоговые сборы, пропорциональные их обороту. Распределялись поступления от этих сборов между Российским фондом технологического развития (РФТР) – 25% от общей суммы полученных сборов, осуществляющим финансирование межотраслевых исследований и разработку новых технологий, и отраслевыми исследовательскими организациями.

В 2002 году были зарегистрированы почти 90 подобных «внебюджетных научно-исследовательских фондов», из которых 28 – под эгидой правительственных агентств, а остальные – при отраслевых ассоциациях, союзах и бизнес-компаниях [9, c. 167]. Однако в результате налоговой реформы 2002 г. система обязательных целевых сборов была заменена системой [6], позволяющей компаниям добровольно осуществлять взносы в РФТР и в иные отраслевые и межотраслевые фонды финансирования НИОКР, размер которых вычитается из налогооблагаемой прибыли компании. Отмена обязательности отчислений на развитие научных исследований существенно сократила объем ресурсов, поступающих в целевые внебюджетные фонды, что негативно повлияло на осуществление отраслевых прикладных исследований.

При проведении научных исследований практически не задействован потенциал вузовской науки, о чем позволяет сделать вывод чрезвычайно низкий уровень затрат ВУЗов на осуществление НИР. Однако ради справедливости следует отметить, что в 2013 г. доля затрат высших учебных заведений в общих внутренних затратах на исследования и разработки по сравнению с 2012 г. увеличилась в 2 раза.

Показателем падения конкурентоспособности российской науки в мире является устойчивое сокращение иностранных источников финансирования, доля которых за 2000-2013 гг. уменьшилась в 4 раза.

Однако, несмотря на проявление кризисных явлений в отечественной научной сфере, тем не менее, наука по-прежнему сохраняет весьма серьезный исследовательский потенциал, и, следовательно, может рассматриваться как существенный ресурс разработки инноваций и, следовательно, как активный субъект, обеспечивающий рост уровня национальной безопасности России.

Библиография
1.
Камилов М.А. Определение общественной безопасности в соответствии с новой Концепцией общественной безопасности в Российской Федерации. // Административное и муниципальное право.-2014.-8.-C. 775-778. DOI: 10.7256/1999-2807.2014.8.12403.
2.
Логинова Е.В. Сетевая экономика как векторный императив модернизации современного российского общества – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2011. – 366 с.
3.
Магаршак Ю. Русскоязычный интеллектуальный интернационал [Электронный ресурс]. URL: http://www.interintelcom.org/main.php?area=diaspora&page=International
4.
Место России на мировых рынках интеллектуальных (нематериальных) услуг в условиях перехода к инновационному развитию / Л.В.Краснов и др. // Проблемы прогнозирования. - 2009. - № 2. - С. 106-119.
5.
Миронин С. Потери России от утечки мозгов [Электронный ресурс]. URL: http://rustimes.com/blog/post_1179921032.html
6.
Налоговый кодекс РФ. Раздел 8. Глава 25. Статья 251.
7.
Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный статистический ежегодник. - М.: Финансы и статистика, 1987. – 766 с.
8.
Наука России в цифрах: 2014. Стат. сб. - М.: ЦИСН, 2014. - 190 с.
9.
Национальные инновационные системы в России и в ЕС / Под ред. Иванова В. И др. – М.: ЦИПРАН РАН, 2006. – 280 с.
10.
Нижегородцев Р. М., Никитенко С. М. Эффективные механизмы модернизации и инновационного развития экономики – Кемерово: «Сибирская издательская группа», 2010. – 311 с.
11.
Поддержание развития научной карьеры и академической мобильности между Российской Федерацией и Европейским Союзом» [Электронный ресурс]. URL: http://vol-maugli.narod.ru/data/obrazovanie/skm6.htm
12.
Прогноз научно-технологического развития Российской Федерации на долгосрочную перспективу [Электронный ресурс]. URL: http://www.sci-innov.ru/files/materials/6817/08.12.18-prog.ntr.pdf
13.
Российский статистический ежегодник. 2014: Стат. сб./Росстат. - М., 2014. – 693 с.
14.
Российский статистический ежегодник. 2015: Стат. сб./Росстат. - М., 2015. – 728 с.
15.
Урсул А.Д. Обеспечение национальной безопасности через приоритеты устойчивого развития // Вопросы безопасности.-2013.-1.-C. 1-61. DOI: 10.7256/2409-7543.2013.1.325. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_325.html
16.
«Утечка мозгов» как глобальное явление. Причины и последствия [Электронный ресурс]. URL: http://gtmarket.ru/laboratory/expertize/2008/1653
17.
Щупленков О.В. Методологические аспекты национальной безопасности России // Вопросы безопасности.-2014.-2.-C. 60-110. DOI: 10.7256/2409-7543.2014.2.11662. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_11662.html
References (transliterated)
1.
Kamilov M.A. Opredelenie obshchestvennoi bezopasnosti v sootvetstvii s novoi Kontseptsiei obshchestvennoi bezopasnosti v Rossiiskoi Federatsii. // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo.-2014.-8.-C. 775-778. DOI: 10.7256/1999-2807.2014.8.12403.
2.
Loginova E.V. Setevaya ekonomika kak vektornyi imperativ modernizatsii sovremennogo rossiiskogo obshchestva – Volgograd: Izd-vo VolGU, 2011. – 366 s.
3.
Magarshak Yu. Russkoyazychnyi intellektual'nyi internatsional [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.interintelcom.org/main.php?area=diaspora&page=International
4.
Mesto Rossii na mirovykh rynkakh intellektual'nykh (nematerial'nykh) uslug v usloviyakh perekhoda k innovatsionnomu razvitiyu / L.V.Krasnov i dr. // Problemy prognozirovaniya. - 2009. - № 2. - S. 106-119.
5.
Mironin S. Poteri Rossii ot utechki mozgov [Elektronnyi resurs]. URL: http://rustimes.com/blog/post_1179921032.html
6.
Nalogovyi kodeks RF. Razdel 8. Glava 25. Stat'ya 251.
7.
Narodnoe khozyaistvo SSSR za 70 let. Yubileinyi statisticheskii ezhegodnik. - M.: Finansy i statistika, 1987. – 766 s.
8.
Nauka Rossii v tsifrakh: 2014. Stat. sb. - M.: TsISN, 2014. - 190 s.
9.
Natsional'nye innovatsionnye sistemy v Rossii i v ES / Pod red. Ivanova V. I dr. – M.: TsIPRAN RAN, 2006. – 280 s.
10.
Nizhegorodtsev R. M., Nikitenko S. M. Effektivnye mekhanizmy modernizatsii i innovatsionnogo razvitiya ekonomiki – Kemerovo: «Sibirskaya izdatel'skaya gruppa», 2010. – 311 s.
11.
Podderzhanie razvitiya nauchnoi kar'ery i akademicheskoi mobil'nosti mezhdu Rossiiskoi Federatsiei i Evropeiskim Soyuzom» [Elektronnyi resurs]. URL: http://vol-maugli.narod.ru/data/obrazovanie/skm6.htm
12.
Prognoz nauchno-tekhnologicheskogo razvitiya Rossiiskoi Federatsii na dolgosrochnuyu perspektivu [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.sci-innov.ru/files/materials/6817/08.12.18-prog.ntr.pdf
13.
Rossiiskii statisticheskii ezhegodnik. 2014: Stat. sb./Rosstat. - M., 2014. – 693 s.
14.
Rossiiskii statisticheskii ezhegodnik. 2015: Stat. sb./Rosstat. - M., 2015. – 728 s.
15.
Ursul A.D. Obespechenie natsional'noi bezopasnosti cherez prioritety ustoichivogo razvitiya // Voprosy bezopasnosti.-2013.-1.-C. 1-61. DOI: 10.7256/2409-7543.2013.1.325. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_325.html
16.
«Utechka mozgov» kak global'noe yavlenie. Prichiny i posledstviya [Elektronnyi resurs]. URL: http://gtmarket.ru/laboratory/expertize/2008/1653
17.
Shchuplenkov O.V. Metodologicheskie aspekty natsional'noi bezopasnosti Rossii // Voprosy bezopasnosti.-2014.-2.-C. 60-110. DOI: 10.7256/2409-7543.2014.2.11662. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_11662.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"