Статья 'Общественная опасность правонарушения в научных и законодательных определениях России и зарубежных стран ' - журнал 'Вопросы безопасности' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Вопросы безопасности
Правильная ссылка на статью:

Общественная опасность правонарушения в научных и законодательных определениях России и зарубежных стран

Липинский Дмитрий Анатольевич

доктор юридических наук

профессор, Тольяттинский государственный университет

445667, Россия, г. Тольятти, ул. Белорусская, 14

Lipinsky Dmitriy Anatol'evich

Doctor of Law

Professor, Togliatti State University

445667, Russia, Samarskaya oblast', g. Tol'yatti, ul. Belorusskaya, 14

Dmitri8@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Мусаткина Александра Анатольевна

кандидат юридических наук

доцент, заведующий кафедрой, Тольяттинский государственный университет

445000, Россия, Самарская область, г. Тольятти, ул. Белорусская, 3, оф. 52

Musatkina Aleksandra Anatol'evna

PhD in Law

Associate Professor at Togliatti State University, Department of State and Law

445000, Russia, Togliatti, ul. Belorusskaya, 3, of. 52

Musatkinaaa@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7543.2015.3.15941

Дата направления статьи в редакцию:

20-07-2015


Дата публикации:

27-08-2015


Аннотация: Предметом исследования выступают законодательные определения различных разновидностей правонарушений как в отечественном, так и в зарубежном законодательстве. Объектом исследования выступают конфликтные общественные отношения. Цель статьи дать сравнительно-правовую характеристику законодательных определений понятия «правонарушение» на основе нормативных правовых актов различных стран и обосновать наличие признака общественной опасности у различных видов правонарушений, а не только у одной разновидности – преступления, с использованием как российского, так и зарубежного законодательства. В процессе исследования применялся диалектический метод, на основе которого явления и понятия определялись комплексно, во взаимосвязи с общественными отношениями. Использовались историко-правовой, формально-юридический, сравнительно-правовой методы. Автором отстаивается позиция о том, что все правонарушения, а не только преступления обладают признаком общественной опасности. Делается вывод, что за правонарушение, которое не обладает общественной опасностью, не может быть назначено наказание, по своим размерам превышающее уголовное наказание. В определенной степени о характере и степени общественной опасности мы можем судить по виду санкции, в которой устанавливается объем неблагоприятных правоограничений, которые обязан претерпеть субъект, нарушивший правовую норму.


Ключевые слова: правонарушение, общественная опасность, преступление, вред, последствия, виды правонарушений, признаки правонарушения, общественная вредность, зарубежное законодательство, административные правонарушения

Abstract: The article examines social danger and its characteristics based on legislative definitions of an offence in different countries. It offers a comparative and legislative analysis of the concept of "offence" based on regulatory legal acts of different countries. The authors assert that all offences but not only crimes can be characterized as socially dangerous. A conclusion is made that a punishment which exceeds a criminal punishment can not be imposed if an offence does not involve social danger. To a certain extent we can judge about the nature and degree of social danger by the type of sanctions and the amount of adverse abridgment of rights that shall be imposed on the entity that has violated the legal norm.The purpose of this article is to corroborate the presence of the social danger characteristic not only in one type of offences – a crime, but also in different types of offences by using legislation of Russia and other countries. Methods of research. A dialectical approach was applied in the process of the research, based on which the phenomena and notions were defined in their integration and interconnection with social relations. The historical legal, formal legal, comparative legal methods were used.



Keywords:

elements of an offense, types of offenses, consequences, damage, crime, social danger, offense, social harm, foreign legislation, administrative offenses

В юридической литературе правонарушение с небольшими терминологическими различиями определяют как «общественно вредное (или общественно опасное) противоправное и виновное деяние деликтоспособного субъекта, влекущее юридическую ответственность. Из анализа действующего законодательства и различных научных позиций можно выделить следующие признаки правонарушения: во-первых, правонарушение – это деяние; во-вторых, деяние общественно опасное; в-третьих, деяние противоправное; в-четвертых, деяние виновное; в-пятых, деяние, за которое предусмотрена юридическая ответственность.

Наиболее оживленные дискуссии вызывает наличие признака общественной опасности у правонарушений. Мы полагаем, что все правонарушения обладают общественной опасностью. Если деяние не представляет опасности для общества, т.е. не причиняет вреда общественным отношениям и не ставит их под угрозу причинения вреда, его нельзя признать правонарушением. Ошибочно считать, что только преступления обладают общественной опасностью. Преступление отличается от иных правонарушений характером и степенью общественной опасности. Например, УК РФ предусмотрена ответственность за тайное хищение чужого имущества (кражу). Уголовная ответственность за кражу наступает только в том случае, если сумма похищенного превышает установленный в законе размер. Если сумма похищенного меньше, деяние квалифицируется как административное правонарушение. признаки, характеризующие общественную опасность, целесообразно разделить на две группы. К первой группе следует отнести объект правонарушения, а ко второй - общественно опасное деяние, общественно опасные последствия и личность виновного. Вторая группа - это не что иное, как элементы структуры общественной опасности правонарушения

В юридической литературе не одно десятилетие ведутся споры о наличии общественной опасности у всех без исключений правонарушений. Так, одни ученые не указывают на признак общественной опасности или ставят общественную опасность в один ряд с понятием общественной вредности. Например, В.И. Смирнов пишет: «Общественная опасность является существенным качеством лишь преступных деяний и не может признаваться свойством иных правонарушений» [1, с. 5]. По мнению В.В. Мальцева, «общественная опасность – свойство любого правонарушения (посягательства)» [2, с. 5]. Известный теоретик права С.С. Алексеев отмечает, что «правонарушения по характеру общественной опасности (вредности) подразделяются на преступления и проступки (административные, дисциплинарные и гражданские)» [3, с. 4].

Следует отметить, что спор об общественной опасности как признаке правонарушения дискуссионен не только в отечественной, но и в зарубежной литературе. А.Г. Карвелл и Е. Свифен Грин дают формальное определение преступления, считая, что «хорошим рабочим определением преступления является такое, которое обозначает как преступление действие или упущение, запрещенное законом под страхом наказания» [4, с. 31]. Л. Инграхэм сторонник формально-материального определения понятия преступления. Он отмечает, что «преступление – это поступок или упущение, или линия поведения, считающиеся противоправными и вредными для общества в целом …запрещенное законом и заслуживающее наказания» [5, с. 13]. По мнению Ч. Беккариа, «единственным и истинным мерилом преступлений является вред, который они приносят нации» [6, с. 223].

Из законодательных дефиниций правонарушений только в УК РФ указывается на признак общественной опасности. В ст. 14 УК РФ закреплено: «… преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания». В НК РФ налоговое правонарушение определяется так: «… налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое настоящим Кодексом установлена ответственность» (ст. 106). В КоАП РФ «административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность» (ст. 2.1 КоАП РФ). Отсутствие указания в законодательных дефинициях правонарушения на признак общественной опасности еще не означает, что правонарушения не обладают общественной опасностью.

Следует отметить, что в законодательстве различных стран мира не однозначно решается вопрос определения признака общественной опасности в дефинициях понятия «преступление». В странах бывшего СССР признак «общественная опасность» определен в законодательных формулировках «преступление». Например, в УК Республики Беларусь отмечается, что «преступлением признается совершенное виновно общественно опасное деяние (действие или бездействие), характеризующееся признаками, предусмотренными настоящим Кодексом, и запрещенное им под угрозой наказания» (ст. 11) [7, с. 89]. Практически аналогичная формулировка дается в УК Республики Таджикистан [8, с. 223]. В УК Республики Литвы сформулировано не понятие общественной опасности, а понятие «опасность» (ст. 12) [9, с.127]. Одновременно в УК Литвы все правонарушения классифицируются на проступки и преступления, но признак общественной опасности указан как в определении преступления, так и в определении уголовного проступка. В УК Республики Молдова употребляется смежное понятие – «вредоносное деяние» (ст. 23) [10, с.37].

Аналогично разрешается этот вопрос в законодательстве стран бывшего социалистического лагеря. Например, в УК Республики Польша отмечается, что «не является преступлением запрещенное деяние, общественная вредность которого незначительна» [11, с. 47]. По УК Болгарии «преступлением является такое общественно опасное деяние (действие или бездействие), которое совершено виновно и объявлено законом наказуемым» (ст. 9). Кроме того, в УК Болгарии дается определение понятия «общественная опасность». В ст. 10 закреплено: «… общественно опасным является деяние, которое создает угрозу причинения вреда или причиняет вред личности, правам граждан, собственности, установленному Конституцией правопорядку в Республике Болгария или другим интересам, защищаемым правом» [12, с. 131].

В ряде стран Европы согласно сложившимся традициям признак общественной опасности в законодательных формулировках понятия «преступление» не указывается. Так, в параграфе 12 УК Германии подчеркнуто, что «преступлениями являются противоправные деяния, за совершение которых в качестве минимального наказания предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от одного года и более» [13, с. 125]. Согласно ст. 9 УК Швейцарии «преступлением является преступное деяние, подлежащее наказанию каторжной тюрьмой. Проступком является деяние, подлежащее наказанию тюрьмой в качестве наиболее тяжкого» [14, с. 75]. В уголовном законодательстве этих стран дается формальное определение понятия «преступление».

В уголовном законодательстве Франции вообще отсутствует легальное определение понятия «преступление». Так, УК Франции при классификации деяний вводит новый критерий их дифференциации – тяжесть правонарушения [15, с. 49]. Согласно ст. 111-1 «Преступные деяния классифицируются в соответствии с их тяжестью на преступления, проступки и нарушения» [16, с. 67]. В соответствии со ст. 111-3 «никто не может быть подвергнут наказанию за преступление или проступок, элементы которого не определены законом, или за нарушение, элементы которого не определены регламентом. Никто не может быть подвергнут наказанию, которое не предусмотрено законом, если преступное деяние является преступлением или проступком, или не предусмотрено регламентом, если преступное деяние является нарушением» [16, с. 68]. Фактически понятие преступления по УК Франции вытекает из содержания ст. 111-3.

В отраслевой юридической литературе также не однозначно рассматривают признак общественной опасности правонарушения. Специалисты в области административного и финансового права отвечают на этот вопрос по-разному. А.В. Куракин, А.В. Дроздов и А.В. Зубач считают, что «сущностным признаком, присущим административному правонарушению, является его общественная опасность» [17, с. 3]. Ю.Н. Белошапко не выделяет в понятии финансового правонарушения признака общественной опасности [18, с. 134].

Н.А. Громов и С.А. Полунина в понятие уголовно-процессуального правонарушения включают общественную вредность [19, с. 40], а по мнению С.Г. Олькова, уголовно-процессуальные правонарушения обладают общественной опасностью [20, с. 15].

Специалисты в области гражданского права отрицают в гражданско-правовых правонарушениях признак общественной опасности [21, с. 7]. Л.А. Сыроватская полагает, что дисциплинарное правонарушение не является общественно опасным [22, с. 40]. С.А. Шушпанов к признакам должностного проступка относит общественную опасность, противоправность, виновность и дисциплинарную наказуемость [23, с. 16]. В.А. Виноградов, определяя понятие конституционного деликта не включает в него признак общественной опасности [24, с. 27].

Наиболее отрицательное отношение к признаку общественной опасности у ученых-цивилистов. Их позиция сводится к тому, что правонарушения гражданско-правового характера посягают исключительно на частные интересы. Сущность последствий носит социальный характер вопреки распространенному среди ученых-цивилистов мнению, что «при применении гражданско-правовой ответственности не имеют никакого правового значения «вредоносные последствия», с точки зрения негативного влияния допущенного нарушения гражданских прав на общественные интересы (впрочем, как и сами общественные интересы), «объективная» и «субъективная» стороны гражданского правонарушения. Вероятно, можно согласиться с тем, что для самого применения мер гражданско-правовой ответственности это не имеет значения, но от этого последствия гражданско-правового правонарушения не теряют своей социальной сущности и не замыкаются на отдельной личности. Общество и государство не заинтересованы в распространении и совершении любых правонарушений и наступлении вредоносных последствий. Многие гражданско-правовые правонарушения (в особенности посягающие на интересы потребителей) находятся на грани с административными, и их совершение явно не исчерпывается интересами отдельных частных лиц. Условно нормы гражданского права можно разделить на два слоя: 1) частноправовой (нормы, создаваемые участниками гражданско-правовых отношений и гражданского оборота; 2) публично-правовой, представленный императивными нормами, выражающими волю государственной власти. Социальная сущность последствий ярко выражается и в тех случаях, когда потерпевшим выступает государство, его органы, учреждения, предприятия с государственной формой собственности и т.д.

Социальную сущность последствий гражданско-правовых правонарушений подчеркивает охрана однородных общественных отношений при помощи норм с различной отраслевой принадлежностью. Нарушения отношений собственности носят разносторонний характер. Гражданско-правовое правонарушение может нарушать отношения владения, а может быть и не связано с лишением владения. Абсолютные отношения собственности охраняются системно, а не только нормами гражданского права. В УК РФ предусмотрена ответственность за различные формы и виды хищения чужого имущества (ст. 158-162, 164), вымогательство (ст. 163), причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165), неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166), уничтожение и повреждение чужого имущества (ст. 167-168). В главе 7 КоАП РФ установлена ответственность за различные посягательства на государственную, муниципальную, частную и иные формы собственности. Их анализ показывает, что они могут посягать как в целом на отношения по владению, пользованию и распоряжению имуществом, так и на отдельные элементы права собственности. Например, может быть затруднено только пользование имуществом.

Гражданско-правовые правонарушения могут причинять вред личным неимущественным отношениям, обеспечивающим жизнь и здоровье; честь, достоинство, деловую репутацию и доброе имя; неприкосновенность различных тайн (личной, семейной, коммерческой и т.д.); авторские отношения и т.д. Причем нарушение таких отношений является одновременно и преступлением. Так, УК РФ закрепляет составы преступлений, посягающих на жизнь и здоровье (глава 16), свободу, честь и достоинство личности (глава 17). В нем установлена ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137), неприкосновенности жилища (ст. 139), авторских и смежных прав (ст. 146), изобретательских и патентных прав (ст. 147), незаконное использование товарного знака (ст. 186). Коммерческая тайна и тайна усыновления входят в предмет уголовно-правовой охраны (ст. 155, 183). В КоАП РФ закреплена ответственность за нарушение правил защиты информации (ст. 13.12), установленного законом порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах (персональных данных) (ст. 13.11).

Одно и то же деяние может одновременно являться гражданско-правовым правонарушением, преступлением или административным правонарушением. Поэтому по меньшей мере нелогично считать, что его последствия носят исключительно частный характер. Если бы они действительно носили только частный характер, законодатель бы одновременно не устанавливал иные виды ответственности за совершение данных деяний и не закреплял бы их в нормативно-правовых актах с различной отраслевой принадлежностью.

Во многих гражданско-правовых правонарушениях потерпевшим выступает государство, его органы, предприятия с государственной формой собственности и т.д. Некоторые гражданско-правовые правонарушения затрагивают одновременно интересы сотен, а иногда даже и десятков тысяч людей. В результате незаконной приватизации или незаконной смены собственника не выплачивается заработная плата, дивиденды по акциям, нарушаются права акционеров и т.д., а если такие нарушения совершены на градообразующем предприятии, то в итоге страдает экономика целого региона.

Кроме того, объективная сторона состава гражданско-правового правонарушения может выражаться в нарушении организационных отношений, входящих в предмет гражданского права. Анализ организационных отношений показывает, что они охраняются не только нормами гражданского права, но и нормами уголовного и административного права. Так, УК РФ включает главу о преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях (глава 23), которая предусматривает ответственность за злоупотребление полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации (ст. 201), коммерческий подкуп (ст. 204). В КоАП РФ закреплена ответственность за фиктивное или преднамеренное банкротство (ст. 14.12), неправомерные действия при банкротстве (ст. 14.13), ненадлежащее управление юридическим лицом (ст. 14.21), совершение сделок и иных действий, выходящих за пределы установленных полномочий (ст. 14.22). На наш взгляд, это является еще одним доводом в пользу того, что ущерб от гражданско-правового правонарушения затрагивает не только интересы отдельной личности, но и носит общественно опасный характер. Ведь суть перечисленных выше деяний состоит в том, что в случае их совершения субъект одновременно совершает и гражданско-правовое правонарушение.

Таким образом, споры об общественной опасности как признаке правонарушения ведутся как в общетеоретической, так и в отраслевой литературе.

Мы полагаем, что все правонарушения обладают общественной опасностью. Если деяние не представляет опасности для общества, т.е. не причиняет вред общественным отношениям и не ставит их под угрозу причинения вреда, его нельзя признать правонарушением. Ошибочно считать, что только преступления обладают общественной опасностью. Преступление отличается от иных правонарушений характером и степенью общественной опасности. Например, УК РФ предусмотрена ответственность за уклонение от уплаты таможенных платежей. Уголовная ответственность за данное преступление наступает только в том случае, если уклонение от уплаты совершено в крупном размере. Если уклонение было совершено не в крупном размере, то это означает, что в действиях лица нет состава преступления, а есть состав административного правонарушения. Однако общественная опасность имеется и у административного правонарушения, т.к. предусмотрена возможность освобождения от административной ответственности при малозначительности административного правонарушения. В ст. 2.9 КоАП РФ закреплено, что «при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием». Возможность освобождения от административной ответственности подчеркивает наличие у административного правонарушения общественной опасности, т.к. в случае ее отсутствия (малозначительности правонарушения) лицо освобождается от административной ответственности. Именно по степени общественной опасности преступления отличаются от иных правонарушений, но общественная опасность присутствует во всех правонарушениях. Так, В.М. Ведяхин и А.Ф. Галузин верно указывают, что уголовная контрабанда отличается от аналогичного таможенного правонарушения и по степени общественной опасности [25, с. 4].

О наличии общественной опасности подчеркивает и схожий перечень объектов правонарушения, которые закреплены в УК и КоАП. Объекты и виды административных правонарушений вполне сопоставимы с объектами уголовных преступлений. Объектом правонарушений, предусмотренных главой 5 КоАП РФ (административные правонарушения, посягающие на права граждан), выступают отношения, обеспечивающие конституционные права и свободы граждан. Аналогичный видовой объект у преступлений, предусмотренных главой 19 УК (преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина). Пересекаются объекты правонарушений, предусмотренные главой 6 КоАП РФ (административные правонарушения, посягающие на санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность), с объектами преступлений, предусмотренных главой 25 УК (преступления против здоровья населения и общественной нравственности). Главой 7 КоАП предусмотрены правонарушения в области охраны собственности. Аналогичный видовой объект у преступлений, предусмотренных главой 21 УК (преступления против собственности). Правонарушения, сформулированные в главе 8 КоАП (административные правонарушения в области охраны окружающей природной среды и природопользования), на уровне объектов соотносятся с преступлениями, закрепленными в главе 26 УК (экологические преступления). Объекты правонарушений, сформулированных в главах 9 и 10 КоАП, схожи с объектами некоторых преступлений, предусмотренных главой 24 УК (преступления против общественной безопасности). Объектами правонарушений, сформулированных в главах 11-12 КоАП и главе 27 УК, являются отношения безопасности движения и эксплуатации транспорта. Общественные отношения в сфере предпринимательской деятельности выступают объектами правонарушений, закрепленных в главе 14 КоАП, а целый ряд преступлений, предусмотренных главой 22 УК (преступления в сфере экономической деятельности), посягают на предпринимательские отношения. Аналогичное можно сказать и об административных правонарушениях, предусмотренных главами 15 (административные правонарушения в области финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг) и 16 (административные правонарушения в области таможенного дела), объекты которых совпадают с объектами некоторых правонарушений, предусмотренных главой 23 УК (преступления в сфере экономической деятельности). Схожие параллели можно провести и между другими главами УК и КоАП.

Из ст. 2 КоАП РФ вытекает, что объектами правонарушений выступают: права и свободы человека и гражданина; санитарно-эпидемиологическое благополучие населения; отношения нравственности; окружающая природная среда; порядок осуществления государственной власти; общественный порядок и общественная безопасность; отношения собственности; экономические отношения (ст. 1.2). Аналогичный вывод следует и из анализа глав КоАП, которые были приведены выше. И опять мы приходим к выводу, что объекты административных правонарушений вполне сопоставимы с родовыми и видовыми объектами большинства преступлений. Административные правонарушения, которые на уровне объекта совпадают с уголовными преступлениями, различаются по характеру и степени общественной опасности, о которой могут свидетельствовать признаки объективной и субъективной сторон правонарушения.

Уголовные кодексы многих зарубежных стран не содержат специальной статьи, определяющей обобщенный перечень объектов преступлений, но о их разновидностях можно судить исходя из названия разделов, глав или параграфов. Из УК Норвегии вытекают следующие объекты правонарушений: отношения, охраняющие независимость и безопасность государства (глава 8); конституционный строй (глава 9); гражданские права (глава 10); должностные отношения (глава 11); отношения официальной власти (глава 12); общественный порядок (глава 13); общественная безопасность (глава 14); судебные отношения (главы 15, 16); порядок управления (главы 17, 18, 19); сексуальные отношения (глава 20) и т.д.[26] Уголовный кодекс Республики Сан-Марино открывается главами о преступлениях против личности (главы 1 и 2). Далее из его содержания следует, что законодатель в качестве объектов преступления предусмотрел: отношения собственности; семейные отношения; общественную безопасность; общественный порядок; отношения нравственности; государственные отношения; отношения власти; должностные отношения.[27]. По УК Австралии объектами преступлений выступают: отношения безопасности международного сообщества и иностранных государств; государственные отношения; отношения собственности; безопасность человечества; отношения национальной инфраструктуры [28]. В Уголовном кодексе Дании закреплены следующие объекты преступлений: отношения независимости и безопасности государства; конституционные отношения; отношения государственной власти; общественный порядок; должностные отношения; процессуальные отношения; половые отношения; отношения собственности и т.д. [29]. По Уголовному кодексу Швейцарии объектами преступления признаются: отношения жизни и здоровья; отношения собственности; половые отношения; отношения, обеспечивающие свободу; семейные отношения; общественная безопасность; интересы мирового сообщества [30]. Анализ Уголовных кодексов Германии [31], Польши [32], Франции [33], Аргентины [34] показывает, что в качестве объектов преступлений выступают примерно аналогичные общественные отношения. Безусловно, существуют определенные терминологические различия, последовательность изложения и нахождения тех или иных преступлений в определенных главах и разделах.

Другой довод в пользу того, что все правонарушения, а не только преступления характеризуются общественной опасностью. За многие разновидности правонарушений предусмотрены меры ответственности более суровые по своим последствиям, чем за некоторые преступления. Так, предел имущественного штрафа в УК РФ вполне ясно ограничен. Верхний предел уголовного штрафа равен одному миллиону рублей. Возмещение убытков в случае совершения гражданско-правового правонарушения ограничено только размером самих убытков. За нарушение налогоплательщиком срока подачи заявления о постановке на учет в налоговом органе на срок более 90 дней предусмотрен штраф в размере десяти тысяч рублей, тогда как минимальный размер уголовного штрафа равен двум тысячам пятистам рублям. За правонарушение, которое не обладает общественной опасностью, не может быть назначено наказание, по своим размерам превышающее уголовное наказание. В определенной степени о характере и степени общественной опасности мы можем судить по виду санкции, в которой устанавливается объем неблагоприятных правоограничений, которые обязан претерпеть субъект, нарушивший правовую норму.

Следует отметить, что из законодательных определений правонарушений, (а они содержатся в УК РФ, КоАП РФ, НК РФ) только в Уголовном кодексе есть указание на общественную опасность как признак преступления. В ст. 14 УК РФ определяется, что «преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания». В ст. 106 НК РФ определено, что «налоговым правонарушением признается противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое настоящим Кодексом установлена ответственность». В ст. 2.1 КоАП РФ указывается: «Административным правонарушением признается противоправное виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов РФ об административных правонарушениях установлена административная ответственность». Однако в науке не должен преобладать формальный подход, а сущность социально-правовых явлений ученые выявляют не только из законодательных формулировок тех или иных понятий.

В юридической литературе часто ссылаются, что понятие общественной опасности закреплено только в УК и не отражено в иных нормативно-правовых актах, а также при анализе состава преступления или правонарушения не выделяют специально признак общественной опасности, но понятие состава правонарушения лежит несколько в иной плоскости. В русском языке под составом понимается совокупность частей или предметов, образующих какое-либо сложное целое. Сам термин «состав преступления» (corpus delicti) известен еще римскому праву, откуда он впоследствии перешел в континентальные правовые системы. Причем первоначально выражение «corpus delicti» имело процессуальное значение. Так, в XVI и XVII в. под ним понимали все те следы, которые оставляет преступное деяние во внешнем мире, как, например, труп убитого, орудие убийства, следы крови и т.п., т.е. совокупность тех признаков, по которым можно было удостовериться в действительном совершении преступления. Только в конце XVIII столетия в немецкой литературе понятие corpus delicti переносится в уголовное право, причем в определении этого понятия долго проявляется его процессуальное происхождение. Поэтому из учения о составе преступления обыкновенно исключали учение о субъективных условиях виновности. Понятие состава было привнесено в науку русского уголовного права из германской уголовно-правовой доктрины, отмечавшей, что в сущности, «состав преступления – чистое понятие без самостоятельного значения, а состав принадлежит только закону, а не реальной жизни.

Вывод: преступления и правонарушения отличаются по степени и характеру общественной опасности, но всем правонарушениям присущ признак общественной опасности, если нет общественной опасности, нет и правонарушения.

Библиография
1.
Смирнов В.И. К вопросу о сущности преступного деяния (критический очерк). – Харьков, 1998. – С. 5.
2.
Мальцев В.В. Оценка следователем общественной опасности посяга-тельства. – Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1986. – С. 4.
3.
Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. – М.: Юрид. лит., 1982. – С. 4.
4.
Carvell I., Green E., Swinfen. Criminal Law and Procedure. – London, 1970. – P. 31.
5.
Ingraham Baton L. Political in Europe. A comparative study of France, Germany and England University of California, press. 1979. P 13.
6.
Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. – М.: Юриздат, 1939.
7.
Уголовный кодекс Республики Беларусь. – СПб.: Юрид. центр Пресс, 2003. – С. 89.
8.
Уголовный кодекс Республики Таджикистан. – СПб.: Юрид. центр Пресс, 2001. – С. 35.
9.
Уголовный кодекс Литовской Республики. – СПб.: Юрид. Центр Пресс, 2003. – С. 127.
10.
Уголовный кодекс Республики Молдова.-СПб.: Юрид. центр Пресс, 2003. – С. 37.
11.
Уголовный кодекс Республики Польша. – СПб.: Юрид. центр Пресс, 2001. – С. 47.
12.
Уголовный Кодекс республики Болгария. – СПб.: Юрид. центр Пресс, 2002. – С. 31.
13.
Уголовный Кодекс Федеративной Республики Германии. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. – С. 125.
14.
Уголовный Кодекс Швейцарии. – СПб.: Юрид. центр Пресс, 2002. – С. 75.
15.
Уголовный кодекс Франции. – СПб.: Юрид. центр Пресс, 2002. – С. 49.
16.
Уголовный кодекс Франции. – СПб.: Юрид. центр Пресс, 2002. – С. 67.
17.
Куракин А.В., Дроздов А.В., Зубач А.В. и др. Квалификация админи-стративных правонарушений. – М.: Акад. МВД России, 2001. – С. 3.
18.
Белошапко Ю.Н. Правонарушение и ответственность в финансовом праве // Правоведение. – 2001. – № 5. – С.134.
19.
Громов Н.А, Полунин С.А. Санкции в уголовно-процессуальном праве России. – М.: Городец, 1998. – С. 40.
20.
Ольков С.Г. Уголовно-процессуальные правонарушения в россий-ском судопроизводстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 1994. – С. 15.
21.
Слесарев В.А. Объект и результат гражданского правонарушения. – Томск: Изд-во Том. ун-та, 1980. – С. 7.
22.
Сыроватская Л.А. Ответственность за нарушение трудового законо-дательства. – М.: Юрид. лит., 1990. – С. 40.
23.
Шушпанов С.А. Должностной проступок как основание дисципли-нарной ответственности государственного служащего: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Саратов, 2002. – С. 16.
24.
Виноградов В.А. Конституционная ответственность: вопросы теории и правового регулирования. – М., 2002. – С. 27.
25.
Ведяхин В.М., Галузин А.Ф. Рыночная экономика и правонарушения // Атриум: Межвуз. сб. науч. ст. Сер. «Юриспруденция». – Вып. 4. – Тольят-ти: Изд-во МАБиБД, 1996.
26.
Уголовное законодательство Норвегии.-СПб.: Юридический центр Пресс, 2001.
27.
Уголовный кодекс Республики Сан-Марино.-СПб.: Юридический центр Пресс, 2002.
28.
Уголовный кодекс Австралии.-СПб.: Юридический центр Пресс, 2001.
29.
Уголовный кодекс Дании.-СПб.: Юридический центр Пресс, 2001.
30.
Уголовный кодекс Швейцарии.-СПб.: Юридический центр Пресс, 2002.
31.
Уголовный кодекс Германии.-СПб.: Юридический центр Пресс, 2002.
32.
Уголовный кодекс Польши.-СПб.: Юридический центр Пресс, 2001
33.
Уголовный кодекс Франции.-СПб.: Юридический центр Пресс, 2002
34.
Уголовный кодекс Аргентины.-СПб. Юридический центр Пресс, 2003
References (transliterated)
1.
Smirnov V.I. K voprosu o sushchnosti prestupnogo deyaniya (kriticheskii ocherk). – Khar'kov, 1998. – S. 5.
2.
Mal'tsev V.V. Otsenka sledovatelem obshchestvennoi opasnosti posyaga-tel'stva. – Volgograd: VSSh MVD SSSR, 1986. – S. 4.
3.
Alekseev S.S. Obshchaya teoriya prava. T. 2. – M.: Yurid. lit., 1982. – S. 4.
4.
Carvell I., Green E., Swinfen. Criminal Law and Procedure. – London, 1970. – P. 31.
5.
Ingraham Baton L. Political in Europe. A comparative study of France, Germany and England University of California, press. 1979. P 13.
6.
Bekkaria Ch. O prestupleniyakh i nakazaniyakh. – M.: Yurizdat, 1939.
7.
Ugolovnyi kodeks Respubliki Belarus'. – SPb.: Yurid. tsentr Press, 2003. – S. 89.
8.
Ugolovnyi kodeks Respubliki Tadzhikistan. – SPb.: Yurid. tsentr Press, 2001. – S. 35.
9.
Ugolovnyi kodeks Litovskoi Respubliki. – SPb.: Yurid. Tsentr Press, 2003. – S. 127.
10.
Ugolovnyi kodeks Respubliki Moldova.-SPb.: Yurid. tsentr Press, 2003. – S. 37.
11.
Ugolovnyi kodeks Respubliki Pol'sha. – SPb.: Yurid. tsentr Press, 2001. – S. 47.
12.
Ugolovnyi Kodeks respubliki Bolgariya. – SPb.: Yurid. tsentr Press, 2002. – S. 31.
13.
Ugolovnyi Kodeks Federativnoi Respubliki Germanii. – SPb.: Yuridicheskii tsentr Press, 2002. – S. 125.
14.
Ugolovnyi Kodeks Shveitsarii. – SPb.: Yurid. tsentr Press, 2002. – S. 75.
15.
Ugolovnyi kodeks Frantsii. – SPb.: Yurid. tsentr Press, 2002. – S. 49.
16.
Ugolovnyi kodeks Frantsii. – SPb.: Yurid. tsentr Press, 2002. – S. 67.
17.
Kurakin A.V., Drozdov A.V., Zubach A.V. i dr. Kvalifikatsiya admini-strativnykh pravonarushenii. – M.: Akad. MVD Rossii, 2001. – S. 3.
18.
Beloshapko Yu.N. Pravonarushenie i otvetstvennost' v finansovom prave // Pravovedenie. – 2001. – № 5. – S.134.
19.
Gromov N.A, Polunin S.A. Sanktsii v ugolovno-protsessual'nom prave Rossii. – M.: Gorodets, 1998. – S. 40.
20.
Ol'kov S.G. Ugolovno-protsessual'nye pravonarusheniya v rossii-skom sudoproizvodstve: Avtoref. dis. … kand. yurid. nauk. – M., 1994. – S. 15.
21.
Slesarev V.A. Ob''ekt i rezul'tat grazhdanskogo pravonarusheniya. – Tomsk: Izd-vo Tom. un-ta, 1980. – S. 7.
22.
Syrovatskaya L.A. Otvetstvennost' za narushenie trudovogo zakono-datel'stva. – M.: Yurid. lit., 1990. – S. 40.
23.
Shushpanov S.A. Dolzhnostnoi prostupok kak osnovanie distsipli-narnoi otvetstvennosti gosudarstvennogo sluzhashchego: Avtoref. dis. … kand. yurid. nauk. – Saratov, 2002. – S. 16.
24.
Vinogradov V.A. Konstitutsionnaya otvetstvennost': voprosy teorii i pravovogo regulirovaniya. – M., 2002. – S. 27.
25.
Vedyakhin V.M., Galuzin A.F. Rynochnaya ekonomika i pravonarusheniya // Atrium: Mezhvuz. sb. nauch. st. Ser. «Yurisprudentsiya». – Vyp. 4. – Tol'yat-ti: Izd-vo MABiBD, 1996.
26.
Ugolovnoe zakonodatel'stvo Norvegii.-SPb.: Yuridicheskii tsentr Press, 2001.
27.
Ugolovnyi kodeks Respubliki San-Marino.-SPb.: Yuridicheskii tsentr Press, 2002.
28.
Ugolovnyi kodeks Avstralii.-SPb.: Yuridicheskii tsentr Press, 2001.
29.
Ugolovnyi kodeks Danii.-SPb.: Yuridicheskii tsentr Press, 2001.
30.
Ugolovnyi kodeks Shveitsarii.-SPb.: Yuridicheskii tsentr Press, 2002.
31.
Ugolovnyi kodeks Germanii.-SPb.: Yuridicheskii tsentr Press, 2002.
32.
Ugolovnyi kodeks Pol'shi.-SPb.: Yuridicheskii tsentr Press, 2001
33.
Ugolovnyi kodeks Frantsii.-SPb.: Yuridicheskii tsentr Press, 2002
34.
Ugolovnyi kodeks Argentiny.-SPb. Yuridicheskii tsentr Press, 2003
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"