Статья 'К вопросу о применении статьи 16 Закона "О ветеранах" в отношении работников прокуратуры, действовавших на территории Чеченской Республики на постоянной или временной основе в 1994 - 1996 годах.' - журнал 'Вопросы безопасности' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Вопросы безопасности
Правильная ссылка на статью:

К вопросу о применении статьи 16 Закона "О ветеранах" в отношении работников прокуратуры, действовавших на территории Чеченской Республики на постоянной или временной основе в 1994 - 1996 годах

Паненков Александр Александрович

старший советник юстиции в отставке, Почетный работник прокуратуры РФ

364000, Россия, Нижегородская область, пгт. Ждановский, ул. Жемчужная, 4 копус 2

Panenkov Aleksandr Aleksandrovich

Prosecutor's Office of the Chechen Republic, Deputy Director of the department of State and Departamental Statistics

364000, Russia, Nizhegorodskaya oblast', pgt. Zhdanovskii, ul. Zhemchuzhnaya, 4 kopus 2

sashapan-55@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-0417.2014.4.13169

Дата направления статьи в редакцию:

22-10-2014


Дата публикации:

05-11-2014


Аннотация: Раскрываются некоторые особенности деятельности прокуроров в период активной фазы контртеррористической операции в Чеченской республтке, приводит количество невосполнимых потерь и раненых работников прокуратуры (на май 2005 г.), рассказывает о взаимодействии и координации действий с военной прокуратурой, командованием Объединенной группировки войск и сил в Северо-Кавказском регионе (ОГВс в СКР), подробно останавливается на характере выполнения задач прокурорами и следователями, делает вывод о необходимости признания работников органов территориальной прокуратуры (не менее 1000) ветеранами боевых действий. Используется сравнительно-исторический и статистический методы исследования, которые позволяют более точно определить роль и значение деятельности территориальной прокуратуры Чеченской Республики в период активной фазы контртеррористической операции Роль и значения деятельности территориальных органов прокуратуры Чеченской Республики в период двух вооруженных конфликтов немеждународного характера является мало исследованной и изученной. Между тем деятельность прокуроров и следователей органов прокуратуры Чеченской Республики имела большое значение в восстановлении конституционного порядка в республике, проведения референдума по Конституции республики и выбров первого Президента ЧР, защите конституционных прав человека и гражданина.


Ключевые слова: законность, ветеран,, борьба,, взаимодействие,, координация, терроризм, прокуратура,, следователь, боевые действия, потери, каналы финансирования, латентность, отмывание денег, подозрительные операции, терроризм, целевая группа ООН, борьба с финансированием, источники финансирования, Юриспруденция, незаконный оборот, каналы финансирования, латентность, отмывание денег, подозрительные операции, терроризм, целевая группа ООН, борьба с финансированием, источники финансирования, Юриспруденция, незаконный оборот

Abstract: The author describes certain specifics of the prosecutors’ work during the active phase of the counterterrorist operation in the Chechen Republic, cites the number of the dead and injured prosecutors (as of May 2005), talks about the interaction an coordination of actions with the military prosecution office, the command of the United Group Alignment in the Northern Caucasus region, gives a detailed description of the nature of the tasks performed by prosecutors and investigators makes conclusions about the necessity to declare the local prosecutors (at least 1,000) combat veterans. The author uses the comparative historical and statistical research methods which help to better identify the role and importance of the activities carried out by the regional prosecutor’s office of the Chechen Republic during the active phase of the counterterrorist operation. The role and importance of the activities carried out by the regional prosecutor’s office of the Chechen Republic during two armed conflicts of non-international nature is not sufficiently researched. However, the work of the prosecutors and investigators of the prosecutor’s office of the Chechen Republic  was of great importance to the restoration of the constitutional order in the republic, holding the referendum on the Constitution of the republic and elections of the first President of the Chechen Republic, protection of the constitutional rights of the person and the citizen.



Keywords:

legal order, veteran, fight, interaction, coordination, terrorism, prosecutor's office, investigator, military actions, losses

Введение

Деятельность территориальной прокуратуры Чеченской Республики (далее - ЧР) в период двух кризисов мало изучена и освещена в исторической и специальной литературе. Попробуем восполнить этот пробел и рассказать широкой общественности о мало известных фактах этой поистине героической борьбе за торжество законности и справедливости следователей и прокуроров, в том численаправленных для выполнения задач по обеспечению законности и правопорядка на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации.

Конституционный суд дал оценку криминальной ситуации в Чеченской Республике таким образом: «В 1991–1994 годах на территории Чеченской Республики, являющейся субъектом Российской Федерации, сложилась экстраординарная ситуация – отрицалось действие Конституции Российской Федерации и федеральных законов, была разрушена система законных органов власти, созданы регулярные незаконные вооруженные формирования, оснащенные новейшей военной техникой, имели место массовые нарушения прав и свобод граждан», говорилось в Постановлении Конституционного суда РФ от 31 июля 1995 г. № 10‑П «По делу о проверке конституционности Указа Президента Российской Федерации от 30 ноября 1994 года № 2137 «О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики», Указа Президента Российской Федерации от 9 декабря 1994 года № 2166 «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино‑ингушского конфликта», Постановления Правительства Российской Федерации от 9 декабря 1994 года № 1360 «Об обеспечении государственной безопасности и территориальной целостности Российской Федерации, законности, прав и свобод граждан, разоружения незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и прилегающих к ней регионов Северного Кавказа», Указа Президента Российской Федерации от 2 ноября 1993 года № 1833 «Об Основных положениях военной доктрины Российской Федерации».

Прокуратуру Чеченской Республики возглавляли: с февраля 1995 по февраль 1996 года Басханов Бек Мовсарович, а затем с февраля 1996 по март 1997 года Абубакаров Вахид Алиевич (ныне судья Верховного суда Чеченской Республики). В марте 1997 г. приказом Генерального прокурора Российской Федерации прокуратура Чеченской Республики была упразднена.

Списочный состав прокуратуры Чеченской Республики (1995-1996 гг.) в то время составлял 32 должности. Невосполнимые потери: старший помощник прокурора республики по организационной работе и контролю Андрющенко А.А., ветеран Великой Отечественной войны - в дни, последовавшие за Хасавюртовским соглашением, убит участниками бандформирований во дворе собственного дома), прокурор отдела по надзору за исполнением законов и законностью правовых актов прокуратуры ЧР Докаев С.А. - убит в собственной квартире в мае 1996 года в г. Грозном. Также убит боевиками был прокурор отдела по надзору за следствием и дознанием МВД республиканской прокуратуры Хамзатханов С.

После Хасавюртовского соглашения шариатским судом Чеченской Республики - Ичкерия В.А. Абубакаров был приговорен к смертной казни за коллаборационизм и в международно-правое управление Генеральной Прокуратуры Российской Федерации поступали требования о его выдаче для исполнения приговора.

Следует отметить, что в ЧР в 1994-1996 гг. все преступления, совершенные военнослужащими, расследовала военная прокуратура Грозненского гарнизона (войсковая часть 44662). Преступления, совершенные сотрудниками милиции (ОМОН, СОБР и т.п.), командированными в Чечню из разных регионов России, расследовались Кавказской Межрегиональной прокуратурой (далее - КМП). Уголовные дела, возбужденные органами прокуратуры ЧР по фактам преступлений, совершенных военнослужащими или милиционерами, командированными в республику из регионов России, передавались в военную прокуратуру, либо в КМП.

По свидетельству в прошлом прокурора ЧР Абубакарова В.А. прокуроры территориальной прокуратуры Чеченской Республики в сложных условиях ведения боевых действий на территории республики, рискуя жизнью и здоровьем, выезжали на места происшествия, выполняли неотложные следственные действия «по горячим следам» и предпринимали меры передать по подследственности следователям КМР, военной прокуратуры (далее - ВП) и ФСБ материалы и дела по преступлениям, на которые те не выезжали.

В октябре 1999 года начальником Управления по надзору за исполнением законов на территории Чеченской Республики Главного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации на Северном Кавказе, исполняющим обязанности прокурора Чеченской Республики был назначен государственный советник юстиции 3 класса И. И. Киселев, его заместителями (начальниками отделов) были назначены Кистаев И.В. и Чернов А.С. (Все трое ранее проходили службу во Втором управлении Генеральной прокуратуры Российской Федерации и прокуратурах войсковых частей, осуществлявших надзор за исполнением законов в оборонно-промышленном комплексе России и закрытых административно-территориальных образованиях – ЗАТО). На момент образования управления его штат составлял девятнадцать человек вместе с техническим персоналом и водителями. В задачу управления входил надзор за исполнением законов формирующимися органами власти, всеми правоохранительными органами на территории Чеченской Республики и создание республиканских органов прокуратуры. Военной прокуратуры ОГВс (далее - ВП ОГВс) еще не было, была прокуратура 58 армии, дислоцированная в г. Моздоке (Республика Северная Осетия Алания). В начале декабря 1999 г. в управление прибыли работники Второго управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации (3), а также из Главного управления ГП РФ на Северном Кавказе (2).

С начала контртеррористической операции и в период ее проведения на территории Чеченской Республики в руководство Управления по надзору за исполнением законов на территории Чеченской Республики Главного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации на Северном Кавказе, прокурорами отделов Управления, прокурорами районов в Чеченской Республике, были назначены прокурорские работники, ранее проходившие службу во Втором управлении Генеральной прокуратуры Российской Федерации. В прокуратуре Чеченской Республики также проходили службу прокуроры и следователи из прокуратур войсковых частей, входивших в структуру Второго управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации (обеспечение надзора за исполнением законов в оборонно-промышленном комплексе Российской Федерации, военно-строительных частях и подразделениях внутренних войск по охране особо важных объектов).

В декабре 1999 года в целях осуществления прокурорского надзора за исполнением законов на территории Чеченской Республики были образованы четыре прокуратуры: Наурского, Надтеречного, Шелковского и Гудермесского районов. Только приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 8 февраля 2000 года № 15-ш образована система органов прокуратуры Чеченской Республики, в состав которой вошел аппарат прокуратуры ЧР, прокуратура города Грозного, а также прокуратуры Грозненского, Шалинского, Урус-Мартановского, Веденского, Ачхой-Мартановского, Ножай-Юртовского районов и ранее созданные четыре прокуратуры. Позднее были образованы прокуратуры Шатойского района, Аргунская межрайонная прокуратура, четыре районные прокуратуры г. Грозного.

Распоряжением от 01.03.2000 г. № 9 начальника Главного управления на Северном Кавказе Ю.С. Бирюкова в оперативное подчинение была передана и.о. прокурору Чеченской Республики государственному советнику юстиции 3 класса Кравченко В.П. штатная численность Главного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности и межнациональных отношениях на Северном Кавказе Генеральной прокуратуры Российской Федерации, управления по надзору за исполнением законов на территории Чеченской Республики в следующем составе: заместителя начальника управления-начальника отдела по надзору за исполнением законов Кистаева И.В., прокуроров отдела Магомедова И.А., Матяша А.П., Ложиса З.З., следователей по особо важным делам Мурдалова Т.А., Рыбалкина В.П., Докучаева В.Ю., ведущего специалиста управления Алиеву Л.Х. и специалиста 1 категории Гончаренко О.А.

Приведем некоторые примеры расследования преступлений органами прокуратуры из книги Устинова В.В.: «…Возбужденное по факту нападения участников незаконных вооруженных формирований на воинскую часть в р‑не ст. Червленной 04.10.1999 года уголовное дело под кодовым названием «Война» фактически стало делом в отношении деятельности участников незаконных вооруженных формирований, действовавших на территории Чеченской Республики с 1996 по 1999 год. 72 члена незаконных воинских формирований предстали перед судом и осуждены по различным статьям Уголовного кодекса к длительным срокам лишения свободы. В отношении остальных применен акт амнистии. В ходе расследования уголовного дела «Война» заочно вынесено обвинение в совершении ряда преступлений А. Масхадову и Р. Гелаеву…30 марта 2000 года в связи с вооруженным нападением в районе с. Джаней‑Ведено Веденского района Чеченской Республики на совместную группу УВД Пермской области по поводу убийства свыше 40 сотрудников прокуратура Чеченской Республики возбудила уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п.п. «а», «ж», 205 ч. 3, 208 ч. 2 УК РФ. Лица, совершившие преступление, сразу установлены не были. Но скоро, уже 20 апреля 2000 года в Республике Дагестан были задержаны Китов Шамиль (житель КЧР) и Валиахметов Эдуард (житель Татарстана). В ходе проведения следственных и оперативно‑розыскных мероприятий установлено, что Китов и Валиахметов были участниками незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики, проходили обучение в диверсионно‑террористических лагерях, являлись непосредственными очевидцами и участниками нападения на сотрудников УВД Пермской области. Главное управление на Северном Кавказе возбудило в отношении Китова и Валиахметова уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 208 УК РФ. Впоследствии оно было соединено с ранее возбужденным делом о нападении на группу сотрудников УВД Пермской области. Но что же еще установлено следствием? В ходе допросов Китов и Валиахметов показали, что прошли обучение в диверсионно‑террористических лагерях в городе Урус‑Мартан и селе Сержен‑юрт под руководством наемников – уроженцев арабских стран. Контактировали они не только с ними. В с. Ведено находились также боевики из числа жителей Республики Дагестан – Атаев Иманшамиль, Кузаалиев Хайрула, Мирзаев Ата, Батиров Гаджи, Умарбеков Наби (другое имя – Зубаир), Магомедов Махди и другие жители этой республики. Командовал боевиками араб по имени Куттейба. 16 июня 2000 года по показаниям тех же Китова и Валиахметова задержаны и арестованы по обвинению по ст. 208 ч. 2 УК РФ жители села Карамахи Республики Дагестан Кузаалиев Х. Ш., Атаев И. М., Мирзаев A. M., a 9 сентября 2000 года из Баку экстрадирован объявленный в розыск Батиров Г. Б. Приговором Верховного суда Республики Дагестан от 25.06.2001 года Батиров, Кузаалиев, Магомедов, Мирзаев, Китов и Валиахметов осуждены к длительным срокам лишения свободы…»

1. Характер выполнения задач работниками органов прокуратуры Чеченской Республики в период контртеррористической операции (КТО)

В настоящее время органы прокуратуры Чеченской Республики представляют собой систему, состоящую из аппарата прокуратуры республики, а также: одной городской - города Аргуна; двух межрайонных - Ачхой-Мартановской и Шатойской; четырнадцати районных - Ленинского, Заводского, Старопромысловского, Октябрьского районов г. Грозного, Урус-Мартановского, Шалинского, Надтеречного, Наурского, Гудермесского, Ножай-Юртовского, Шелковского, Веденского, Курчалоевского и Грозненского районов.

С начала образования прокуратуры республики с февраля 2000 года ее возглавляли поочередно: Кравченко Владимир Павлович (дважды: февраль - июль 2000, декабрь 2002 - сентябрь 2005), Шепель Николай Иванович (июль-сентябрь 2000 г.), Чернов Всеволод Георгиевич (дважды: сентябрь 2000 - апрель 2001 г, июль 2001 - май 2002 г.), Дахнов Виктор Васильевич (апрель-июнь 2001 г.), Костюченко Николай Петрович (май - ноябрь 2002 г.), Пономарев Юрий Александрович (ноябрь - декабрь 2002 г.), Кузнецов Валерий Алексеевич (сентябрь 2005 г. - ноябрь 2008 г.), Савчин Михаил Михайлович (ноябрь 2008 - октябрь 2012 г.). В настоящее время - Абдул-Кадыров Шарпудди Муайдович.

В период контртеррористической операции (КТО), наряду с другими правоохранительными органами, прокуратура Чеченской Республики, стремились добиться неукоснительного соблюдения установленного порядка проверки регистрации граждан по месту жительства и по месту пребывания, обнаружения и изъятия оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и наркотиков. Это происходило в период ведения против террористов и сепаратистов активных боевых действий, а с их стороны - обстрелов, подрывов фугасов, стрельбы из-за засад, ведения активной минно-взрывной войны.

В целях обеспечения надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина в период проведения контртеррористической операции в Чеченской Республике прокуратура республики, координируя и взаимодействуя с военной прокуратурой Северо-Кавказского военного округа, территориальным и военными прокурорами разработала систему мер, обеспечивающих надзор за законностью действий сотрудников и военнослужащих подразделений милиции и внутренних войск, МВД, Министерства обороны, Минюста и ФСБ России при проведении проверок регистрации граждан по месту жительства и по месту пребывания в населенных пунктах ЧР, своевременное пресечение и предупреждение нарушений прав и свобод человека и гражданина.

В этой связи можно привести характерный пример из книги Устинова В.В., в прошлом Генерального прокурора Российской Федерации: «…Помню, как одна из таких «зачисток» была проведена сотрудниками и военнослужащими Объединенной группировки войск в с. Ассиновской и Серноводске. В связи с допущенными в ходе ее злоупотреблениями прокуратура была вынуждена возбудить ряд уголовных дел. Имелись вообще вопиющие факты. В селе Курчалой Курчалоевского района группа военнослужащих в/ч 983111 под руководством капитана Остроумова, угрожая оружием, задержали двух помощников прокурора Аргунского района. У них отобрали служебные удостоверения, оружие и почти час подвергали унизительной процедуре разбирательства. Естественно, что зарвавшемуся капитану предъявлено обвинение в превышении служебных полномочий…».

Выполняя профессиональные обязанности, работники органов территориальной прокуратуры (прокуроры и следователи) Чеченской Республики в то время передвигались без «боевых приказов и распоряжений» на выезд, без охраны и сопровождения, в любое время суток, на автомашинах марки «Жигули» и «Нива», без бронежилетов и оружия, почти всегда опережая инженерную разведку, которая в утренние часы производила разминирование грунтовых и шоссейных дорог. Бронежилеты и табельное оружие появилось только в 2002 году.

Следователи прокуратуры выезжали на осмотры места происшествия, связанные с подрывами «фугасов» и самодельных взрывных устройств (СВУ), имея табельное оружие (если прибыли из другого субъекта России и это оружие было им выдано в установленном законом порядке, например, в прокуратурах войсковых частей Второго управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации), а иногда с оружием, изъятым в качестве вещественных доказательств по уголовным делам.

Часто имели место случаи, когда работники прокуратуры и следователи подвергались нападениям, обстрелам, находясь в состоянии необходимой обороны, вынуждены были применять служебное (табельное) оружие, некоторые из них погибали или получали ранения в ходе осмотров места происшествия по террористическим актам при подрыве самодельных взрывных устройств участниками организованных преступных формирований террористического характера.

Практически в ходе контртеррористической операции в Чеченской Республике (КТО) деятельность прокуроров и следователей прокуратуры ЧР ничем не отличалась от деятельности следователей и дознавателей других правоохранительных органов, но уголовно-процессуальная значимость этой деятельности была намного выше. По постановлению прокурора республики следователи прокуратуры возглавляли следственно-оперативные группы, в которые входили следователи и оперативные сотрудники МВД и ФСБ, составляли планы следственно-оперативных мероприятий, осуществляли ношение оружия, выезды на места происшествия, сбор доказательств по конкретным уголовным делам, связанным с совершением тяжких и особо тяжких преступлений, работали в круглосуточном режиме, обеспечивали координацию и взаимодействие между всеми правоохранительными органами, действующими на территории Чеченской Республики. На коллегиях прокуратуры ЧР в период активной фазы КТО присутствовали не только руководители поднадзорных правоохранительных органов, но и военный прокурор ОГВС, командующий ОГВС и другие руководители силового блока.

Работники органов прокуратуры Чеченской Республики фактически выполняли служебные обязанности наравне с военнослужащими ОГВс (группировки ВВ МВД РФ в СКР, военной прокуратуры ОГВс, группировки Минюста) и приравненными к ним сотрудниками из других правоохранительных органов (Временной объединенной группировки отделов и подразделений МВД РФ в Северо-Кавказском регионе (далее- ВОГО и П МВД РФ в СКР), ОМОН, СОБР), выезжая на осмотры места происшествия в любое время суток, участвуя в других следственных действиях с участием обвиняемых, подозреваемых, потерпевших, пресекая нарушения прав человека и гражданина в ходе проведения специальных операций и проверки паспортного режима в населенных пунктах.

В кабинете прокурора республики в г. Грозном для соединения с командованием ОГВс, ВОГО и П МВД РФ в СКР, ВВ МВД РФ в СКР и другими руководителями силового блока был установлен сотрудниками УФСБ России по ЧР аппарат ВЧ-связи (правительственной и военной связи), который был важным статусным символом во все времена.

2. Взаимодействие и координация действий территориальных и военных прокуратур в период 2000-2004 гг.

25 июля 2001 года Генеральным прокурором Российской Федерации В.В. Устиновым был издан приказ № 46 «Об усилении надзора за соблюдением прав граждан при проведении проверок их регистрации по месту жительства и по месту пребывания в Чеченской Республике», в преамбуле которого указано следующее: «3 - 4 июля 2001 года сотрудниками и военнослужащими подразделений Объединенной группировки войск (сил) в ходе осуществления контртеррористической операции на территории Чеченской Республики в населенных пунктах Ассиновская и Серноводск была проведена проверка соблюдения гражданами правил регистрации по месту жительства и пребывания. По окончании проверки в органы прокуратуры республики поступили многочисленные обращения от населения о незаконном задержании жителей, применении к ним насильственных действий, других нарушениях прав и свобод человека и гражданина, что послужило основанием для возбуждения ряда уголовных дел. Такое положение свидетельствует о том, что прокуратура Чеченской Республики, территориальные и военные прокуроры пока не добились неукоснительного соблюдения установленного порядка проверки регистрации граждан по месту жительства и по месту пребывания, обнаружения и изъятия оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и наркотиков…».

Можно привести выдержки из доклада (период 2000-2004 гг.), который представлялся в соответствии с пунктом 1 статьи 19 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания и был составлен в соответствии с Общими руководящими принципами, касающимися формы и содержания периодических докладов для Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ). В этом докладе достаточно полно и точно отражен характер взаимодействия и координации действий территориальной и военной прокуратур, а также сотрудничество с правозащитными организациями.

«…В целях своевременного раскрытия и расследования преступлений, недопущения правонарушений со стороны военнослужащих в отношении местного населения в ходе проведения контртеррористической операции, прокуратурой Чеченской Республики в июне 2002 года подготовлено и направлено городским и районным прокурорам на места указание «О вопросах, подлежащих первоначальному установлению после возбуждения уголовного дела по заявлениям о преступлениях сотрудников и военнослужащих Объединенной группировки войск (сил) при проведении проверок регистрации граждан по месту жительства и по месту их пребывания в Чеченской Республике».

В июне-сентябре 2002 года прокурорами республиканской прокуратуры создана и на регулярной основе пополнялась сводная компьютеризированная база данных по уголовным делам о похищениях и убийствах по ставшим известным фактам похищений за весь период проведения контртеррористической операции. Указанная работа осуществлялась в тесном информационном взаимодействии с аппаратом Главы администрации и правительства Чеченской Республики, правозащитными и общественными организациями.

Кроме того, Генеральный прокурор Российской Федерации приказом от 9 сентября 2002 года № 802к создал военную прокуратуру Объединенной группировки войск (сил) (ОГВ (с)) по проведению контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации, на которую возложил надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов должностными лицами органов военного управления. В свою очередь, главный военный прокурор, в целях обеспечения надлежащей организации этой работы, издал приказ № 301 «О совершенствовании прокурорского надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина при проведении контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации» от 20 ноября 2002 года. Данным приказом на военного прокурора Объединенной группировки возложена обязанность обеспечить взаимодействие с управлением Генеральной прокуратуры в Южном федеральном округе, прокурором Чеченской Республики, прокурорами городов и районов, руководством Регионального штаба по проведению контртеррористических операций, штабами Объединенной группировки войск (сил), группировок внутренних войск МВД Российской Федерации при осуществлении надзора за исполнением законов, направленных на защиту прав и свобод человека и гражданина.

30 ноября 2002 года в населенном пункте Ханкала республиканской прокуратурой проведено межведомственное координационное совещание, на котором приняты конкретные решения, направленные на преодоление межведомственной разобщенности правоохранительных органов при организации расследования преступлений указанной категории. В частности, издано совместное распоряжение прокуратуры Чеченской Республики и военной прокуратуры Объединенной группировки войск (сил) №15 от 30 ноября 2002 года «О создании совместных следственных групп», предусматривающее порядок и методы взаимодействия на первоначальном этапе расследования уголовных дел, возбужденных по фактам незаконного задержания и похищения граждан. В ходе его реализации, в каждом из районов Республики созданы постоянно действующие следственные группы, состоящие из следователей и прокуроров-криминалистов военной и территориальной прокуратур.

Прокурором Чеченской Республики, военным прокурором ОГВ (с), Министром внутренних дел Чеченской Республики, командующим ОГВ (с) и руководителями других заинтересованных ведомств издан совместный приказ от 3 февраля 2003 года № 8, в соответствии с которым утверждена Инструкция по взаимодействию правоохранительных органов на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации при расследовании особо тяжких насильственных преступлений, связанных с посягательством на жизнь и здоровье граждан, постоянно или временно проживающих на территории Чеченской Республики.

3. Невосполнимые потери органов прокуратуры в борьбе с преступностью на территории Чеченской Республики

Ведя непримиримую борьбу с преступностью на территории региона, в том числе с организованными преступными формированиями террористического характера, за весь период контртеррористической операции прокуратура Чеченской Республики понесла невосполнимые потери: погибли 11 работников органов прокуратуры Чеченской Республики.

Это Погорелов Василий Константинович, Симанов Николай Валерьевич, Лаврухин Олег Викторович, Анваров Игорь Радисович, Мурдалов Тагир Увайсович, Тимиров Асланбек Хамзатович, Мороз Владимир Савельевич, Ибрагимов Умар Нажмуддинович, Леушин Александр Николаевич, Хамзатов Ахмед Магомедович, Тахаев Джамбулат Яхъяевич. Некоторые из них были награждены орденами Мужества (посмертно): В.С. Мороз, А.Х. Тимиров, А.Н. Леушин, А.М. Хамзатов, И.Р. Анваров.

Получили ранения 27 сотрудников прокуратуры Чеченской Республики и прокуратур субъектов Российской Федерации, направленных в прокуратуру ЧР для выполнения задач по обеспечению законности и правопорядка. За мужество, профессионализм орденами и медалями награждены еще 33 сотрудника. Двое из них - Тагаев А. и Жимайлов О. А. награждены медалями в канун празднования 284-ой годовщины Российской прокуратуры.

По нашему мнению, технические работники (водители, специалисты) прокуратуры Чеченской Республики должны быть включены в указанные списки на признание и распространение статуса ветеранов (участников) боевых действий (1994-1996 гг., с августа 1999 - 16.09.2009 гг.), ибо они работали в условиях реального риска для жизни, участники организованных преступных формирований террористического характера считали их «федералами», похищали, подвергали обстрелам, подрывали на самодельных взрывных устройствах и убивали.

Например: Мурдалов Тагир Увайсович - водитель отдела планирования, финансирования, бухучета, отчетности и материального обеспечения (погиб 12.10.2000 г. при подрыве а/м), Лаврухин Олег Викторович - водитель Аргунской межрайонной прокуратуры (погиб 02.07.2000 г.), Тимиров Асланбек Хамзатович - водитель Аргунской межрайонной прокуратуры (погиб 14.02.2001 г., награжден орденом Мужества (посмертно) Указ №1189 от 04.10.2001г.), Ибрагимов Умар Нажмудиевич - водитель прокуратуры Шалинского района (погиб 05.09.2001 г.), Тахаев Джамбулат Яхъяевич - водитель прокуратуры Веденского района (похищен 15.12.2002 г. н/у лицами, судом после его похищения признан умершим 27.02.2004 г.), Недашковский Алексей Константинович - специалист 1 категории Аргунской межрайонной прокуратуры (ранен 02.07.2000 при совершении теракта), Межидов Руслан Лечиевич - водитель Шатойской межрайонной прокуратуры (ранен 14.12.2001 г. в г. Грозном в результате обстрела служебной автомашины, ранение живота), Свистельников Геннадий Петрович - водитель прокуратуры Надтеречного района (ранен 13.11.2001 г.), Погорелов Василий Константинович - водитель прокуратуры Шелковского района (убит 23.01.96г. при исполнении служебных обязанностей).

Для объективной оценки деятельности территориальной прокуратуры в период активной фазы КТО в Чеченской Республике необходимо, как минимум, ознакомиться с публикациями, видео и фотоматериалами того периода

4. Резюме о необходимости дальнейшего совершенствования мер правовой защиты и социальной поддержки прокурорских работников и изменения и дополнения статьи 45 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» пунктом 7.

В соответствии с частью 1 статьи 129 Конституции Российской Федерации полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры Российской Федерации определяются федеральным законом, а согласно ч.1 статьи 45 («Меры правовой защиты и социальной поддержки прокуроров») Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-I "О прокуратуре Российской Федерации" прокуроры, являясь представителями государственной власти, находятся под особой защитой государства.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 15 ноября 2011 г. N 24-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 3 Федерального закона "О ветеранах" в связи с запросом Казбековского районного суда Республики Дагестан" положения статьи 3 Федерального закона "О ветеранах", относящие к категории ветеранов боевых действий военнослужащих и других лиц, в силу воинских или иных служебных обязанностей участвовавших по решению органов государственной власти Российской Федерации в боевых действиях на территории Российской Федерации, признаны не противоречащими Конституции Российской Федерации и не препятствуют введению специального правового регулирования, направленного на признание их заслуг перед Отечеством, включая установление дополнительных мер социальной поддержки.

Учитывая важность и сложность задач в соответствии с решениями органов государственной власти Российской Федерации, поставленных перед Генеральной прокуратурой Российской Федерации, а также условия, в которых они выполнялись работниками органов территориальной прокуратуры в Чеченской Республике, наработка и использование новых специфических методов организации прокурорского надзора и досудебного следствия в период боевых действий, сопряженных с реальной опасностью для жизни и здоровья, на прокурорских работников,выполнявших задачи в условиях вооруженного конфликта в Чеченской Республике и на прилегающих к ней территориях Российской Федерации, отнесенных к зоне вооруженного конфликта (с декабря 1994 года по декабрь 1996 года) и в ходе контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона (с августа 1999 года по 16 сентября 2009 года) могут быть распространены дополнительные меры правовой защиты.

Имея в виду, что гражданские лица могут быть признаны ветеранами боевых действий как в Афганистане, даже не участвуя фактически и непосредственно в боевых операциях и боевых действиях,

отмечая, что работники органов территориальной прокуратуры, выполнявшие задачи по обеспечению законности и правопорядка в Чеченской Республике, не являлись в полном смысле слова гражданскими лицами, ибо носили погоны, имели классные чины, которые приравнивались к соответствующим воинским и другим специальным званиям сотрудником правоохранительных органов и силовых структур,

учитывая, что на работников органов территориальной прокуратуры, проходивших службу в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах на территории Северо-Кавказского региона, фактически распространяются практически все льготы, гарантии и компенсации, в том числе в части пенсионного обеспечения, выслуги лет, ежемесячной надбавки, которые распространяются на лиц проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ,

ни в какой мере не умаляя, значения деятельности по борьбе с преступностью следователей и дознавателей МВД России по ЧР, следователей и прокуроров военной прокуратуры (включая военную прокуратуру Объединенной группировки войск и сил – ВП ОГВс), следователей УФСБ России по ЧР, следователей и дознавателей УФСКН в период контртеррористической операции в ЧР, которые признаны ветеранами боевых действий, хотя фактически и непосредственно в боевых операциях и боевых действиях, как и работники органов территориальной прокуратуры, участия не принимали,

акцентируя внимание на том, что следователи и прокуроры территориальных органов прокуратуры в Чеченской Республике, выполняя служебные задания особой важности и сложности в соответствие с ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» и «О борьбе с терроризмом» (с 2006 г. «О противодействии терроризму»), и другими законами, подзаконными нормативными актами, чаще выезжали на осмотры мест происшествия в боевой обстановке, чем следователи других правоохранительных органов в соответствие с действующим законодательством (статьи 105, 205, 317 УК РФ и т.д.), причем реально рискуя подвергнуться обстрелу или подрыву СВУ не только от участников организованных преступных формирований террористической направленности, ибо криминальная ситуация была очень сложной,

принимая во внимание, что при проведении в населенных пунктах проверок регистрации граждан по месту жительства и по месту пребывания территориальные прокуроры должны были находиться в местной администрации населенного пункта, осуществлять надзор за законностью действий подразделений Объединенной группировки войск (сил) непосредственно на месте либо проверять обоснованность задержания граждан, изъятия у них документов и имущества не позднее следующего дня…» (пункт 2 приказа Генерального прокурора Российской Федерации № 46 «Об усилении надзора за соблюдением прав граждан при проведении проверок их регистрации по месту жительства и по месту пребывания в Чеченской Республике»), а в соответствии с пунктом 3 этого же приказа № 46 территориальным прокурорам приказано при осуществлении надзора следить за тем, чтобы перед началом проверки о ней были проинформированы и приглашены на место ее проведения представители военной комендатуры города или района, на территории которого находится населенный пункт, временного и постоянного отдела внутренних дел, руководители местной администрации, а при необходимости религиозный лидер или старейшины,

учитывая, что все силовые структуры Объединенной группировки войск и сил (ОГВС), Регионального оперативного штаба (РОШ) по управлению контртеррористической операцией и поднадзорные прокуратуре ЧР правоохранительные органы (МВД по ЧР, УФСБ РФ по ЧР, ФСКН, ФСИН, МЧС), взаимодействуя с территориальными органами прокуратуры, безусловно, признавали координирующую и существенную роль и значение деятельности прокуратуры республики по выполнению задач обеспечения законности и правопорядка на территории Чеченской Республики, равный риск для жизни и здоровья при исполнении служебных обязанностей следователями и прокурорами территориальных прокуратур по сравнению с военнослужащими Министерства обороны и Внутренних войск МВД Российской Федерации и сотрудниками всех поднадзорных правоохранительных органов,

отдавая себе отчет в том, что перечень боевых задач, выполнение которых признается фактическим участием в контртеррористической операции (КТО) установлен директивой Руководителя Оперативного штаба по управлению контртеррористическими операциями на территории Северо-Кавказского региона от 03.09.2000 № 321/2/455Ш (далее - Директива), и что прохождение военной службы на территории Чеченской Республики (также как прохождение службы в территориальных органах прокуратуры) не является фактическим участием в КТО, если оно не подтверждено соответствующими приказами командира войсковой части, утвержденными руководителем Регионального оперативного штаба,

учитывая, что секретных боевых приказов и распоряжений в отношении прокурорских работников территориальной прокуратуры на выезд для осмотра мест преступлений (ОМП) по убийствам (ст.105 УК РФ), посягательствам на жизнь сотрудников правоохранительных органов (ст.317 УПК РФ), военнослужащих, террористическим актам и другим тяжким и особо тяжким преступлениям, а также для участия в проверке паспортного режима в районах проведения специальных операций прокурор Чеченской Республики не издавал, ибо это входило в круг ежедневных служебных обязанностей прокуроров и следователей территориальных органов прокуратур согласно их должностным инструкциям, приказам и распоряжениям Генерального прокурора Российской Федерации и республиканского прокурора, изданных на основе Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации»,

понимая, что работники территориальной прокуратуры по определению, как координирующий орган, осуществляющий надзор за исполнением законов на территории субъекта России, не могли быть включены в секретные боевые приказы и распоряжения, определенные Директивой,

несмотря на отрицательное заключение в 2005 г. на проект Генеральной прокуратуры Российской Федерации, предусматривавший установление статуса ветерана боевых действий лицам, принимавшим участие в выполнении задач в условиях вооруженного конфликта в Чеченской Республике и на прилегающих к ней территориях Российской Федерации, а также в ходе контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона, от рассматривавших его министерств, поскольку он противоречил, по их мнению, концепции отнесения граждан к категории ветеранов боевых действий»,

учитывая, малочисленность сегмента лиц, в отношении которых необходимо принять решение о предоставлении этих льгот: в отношение не менее 250 (с декабря 1994 года по декабрь 1996 года) и не менее 750 прокурорских работников(с августа 1999 года по 16 сентября 2009 года), всего не менее 1000 работников территориальных органов прокуратуры (ежемесячные выплаты не более 2 млн. 200 тыс. рублей из федерального бюджета),

в связи с ростом значимости надзорной деятельности прокуратуры в области социальной, экономической, политической жизни российского общества,в том числе в сфере ЖКХ, оборонно - промышленного комплекса Российской Федерации, пореализации полномочий, предусмотренных ст. 51 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в частиведения государственного единого статистического учета заявлений и сообщений о преступлениях, состояния преступности, раскрываемости преступлений, состояния и результатов следственной работы и прокурорского надзора,

обращая внимание на то, что прокурорские работники не стремятся добиться необоснованных льгот, а заслуженного с риском для жизни и здоровья признания их профессиональных заслуг перед Отечеством в борьбе с организованной преступностью и с международным терроризмом на территории Чеченской Республики, за единство России,

отмечая, что Федеральным законом "О прокуратуре Российской Федерации" не установлены дополнительные льготы для прокурорских работников, выполняющих свои служебные обязанности в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах, а также порядок их реализации,

в целях дальнейшего совершенствования мер правовой защиты и социальной поддержки прокурорских работников, представляется необходимым дополнить статью 45. Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» пунктом 7 следующего содержания:

«Работники органов прокуратуры Российской Федерации, прокуратуры Чеченской Республики, действовавшие на территории Чеченской Республики на постоянной или временной основе (с декабря 1994 года по декабрь 1996 года), а также работники органов прокуратуры Российской Федерации, направленные для выполнения задач по обеспечению законности и правопорядка на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации (с августа 1999 - 16.09.2009 гг.) пользуются дополнительными мерами социальной поддержки, предусмотренными статьей 16 Федерального закона «О ветеранах», а также правом бесплатного предоставления в собственность земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственность площадью не менее 10 соток в районе или регионе постоянной регистрации по месту жительства (статья 28 Земельного кодекса Российской Федерации)».

При необходимости можно дополнить Федеральный закон «О ветеранах» ч.1 статьи 3 пунктом 7 аналогичного содержания.

Сведения об авторе: заместитель начальника отдела государственной и ведомственной статистики, прокуратура Чеченской Республики, 364900, г. Грозный, улица Идрисова 42, электронный адрес: sashapan-55@mail.ru

Библиография
1.
Устинов В.В. Терроризм обвиняется. Олма-Пресс.2002. С.238.
2.
Семенов А.С. Основы взаимодействия прокуратуры с органами государственной власти и муниципальными органами // Административное и муниципальное право.-2014.-9.-C. 945-949. DOI: 10.7256/1999-2807.2014.9.12579.
3.
Семенов А.С. Содержание организации работы прокуратуры по осуществлению взаимодействия с органами государственной власти и муниципальными органами в сфере обеспечения законности. // Право и политика.-2014.-8.-C. 1080-1086. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.8.12580.
4.
Жидких А.А. Участие прокуратуры в обеспечении конституционной законности в формировании законодательства Российской Федерации // NB: Вопросы права и политики.-2013.-11.-C. 51-63. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.11.9685. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_9685.html
5.
Опалев А.В. Правовое обеспечение национальной безопасности: объект, предмет и задачи // Национальная безопасность / nota bene.-2014.-2.-C. 244-250. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.2.11295.
6.
Н.В. Субанова Прокурорский надзор за исполнением законов о разрешительной системе как направление обеспечения национальной безопасности // Национальная безопасность / nota bene.-2012.-6.-C. 77-88.
References (transliterated)
1.
Ustinov V.V. Terrorizm obvinyaetsya. Olma-Press.2002. S.238.
2.
Semenov A.S. Osnovy vzaimodeistviya prokuratury s organami gosudarstvennoi vlasti i munitsipal'nymi organami // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo.-2014.-9.-C. 945-949. DOI: 10.7256/1999-2807.2014.9.12579.
3.
Semenov A.S. Soderzhanie organizatsii raboty prokuratury po osushchestvleniyu vzaimodeistviya s organami gosudarstvennoi vlasti i munitsipal'nymi organami v sfere obespecheniya zakonnosti. // Pravo i politika.-2014.-8.-C. 1080-1086. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.8.12580.
4.
Zhidkikh A.A. Uchastie prokuratury v obespechenii konstitutsionnoi zakonnosti v formirovanii zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-11.-C. 51-63. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.11.9685. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_9685.html
5.
Opalev A.V. Pravovoe obespechenie natsional'noi bezopasnosti: ob''ekt, predmet i zadachi // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene.-2014.-2.-C. 244-250. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.2.11295.
6.
N.V. Subanova Prokurorskii nadzor za ispolneniem zakonov o razreshitel'noi sisteme kak napravlenie obespecheniya natsional'noi bezopasnosti // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene.-2012.-6.-C. 77-88.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"