по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Сельская преступность в России: современные тенденции и меры противодействия
Чирков Дмитрий Константинович

кандидат юридических наук

профессор Высшей школы бизнеса менеджмента и права, ФГБОУ ВО "Российский государственный университет туризма и сервиса" (РГУТИС)

141221, Россия, Московская область, пос. Черкизово, ул. Главная, 99

Chirkov Dmitry Konstantinovich

PhD in Law

professor of the Higher school of business of management and right, "Russian State University of Tourism and Service" (RSUTS)

141221, Russia, Moskovskaya oblast', pos. Cherkizovo, ul. Glavnaya, 99

dk-8888@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Литвинов Антон Анатольевич

, Научно-исследовательский институт Академия Генеральной прокуратуры РФ

Москва, 2-я Звенигородская,15

Litvinov Anton Anatol'evich

Scientific Research Institute of the Academy of Prosecution General of the Russian Federation

Russia, Moskva, ul. 2 Zvenigorodskaya, d.15.

dk-8888@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Антонов-Романовский Григорий Всеволодович

кандидат юридических наук

ПОМОЩНИК ДЕПУТАТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ, ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

103265, Россия, г. Москва, ул. Охотный Ряд, 1

Antonov-Romanovskii Grigorii Vsevolodovich

PhD in Law

Assisistant to the State Duma Deputy, State Duma of the Russian Federation

Russia, Moskva, ul. 2 Zvenigorodskaya, d. 15.

DK-8888@ya.com
Другие публикации этого автора
 

 
Коимшиди Георгий Феофилактович

кандидат технических наук

Ведущий научный сотрудник, Научно-исследовательский институт Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации

123022, г.Москва, ул.2-я Звенигородская, д.15

Koimshidi Georgii Feofilaktovich

PhD in Technical Science

leading scientific researcher, Scientific Research Institute of the Academy of the Prosecution General of the Russian Federation

123022, Russia, Moskva, 2 Zvenigorodskaya, 15.

KOIM@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

в работе обосновывается актуальность проблемы изучения преступности в сельской местности, которая определяется: с одной стороны, сложностью криминальной ситуации на селе, остротой проблем организации противодействия преступности, в том числе ее предупреждения; с другой стороны, неизученностью криминологической проблематики сельской преступности.Особую тревогу при анализе преступности в сельской местности вызывают состояние и масштабы (в сравнении с городами) гибели сельчан и причинения им тяжкого вреда здоровью в результате преступных посягательств.Уровень погибших на селе граждан в России за последние три года стабилен и более чем в два раза превышает аналогичный уровень, характеризующий городскую преступность, и почти в полтора раза превышает уровень числа лиц, которым причинен в городах тяжкий вред здоровью.Авторы статьи свидетельствуют о сложности криминальной ситуации на селе. Тенденция сокращения в 2009–2012 гг. количества регистрируемых в сельской местности преступлений не отражает ее реального состояния, так как указанная тенденция обусловлена искусственным регулированием на протяжении последних лет количества отражаемых в статистической отчетности преступлений в сторону занижения.В своей статье авторский коллектив в широком объеме рассматривает ситуацию и тенденции преступности в сельской местности. Методы: восхождение от абстрактного к конкретному; системно-структурный и сравнительный анализ; исторический метод; динамический и статистический методы, а также применялась конкретно-социологическая методика оценки сельской преступности. Научная новизна: уровень преступности в сельской местности выше, чем в городской. Кроме того, преступность в сельской местности вызывает особую тревогу состояние и масштабы (в сравнении с городами) гибели сельчан и причинения им тяжкого вреда здоровью в результате преступных посягательств; уровень погибших на селе граждан в России за последние три года стабилен и более чем в два раза превышает аналогичный уровень, характеризующий городскую преступность, и почти в полтора раза превышает уровень числа лиц, которым причинен в городах тяжкий вред здоровью.

Ключевые слова: общественная опасность села, преступность городская, преступность сельская, динамика сельской преступности, структура преступности, особенности преступности села, региональный анализ преступности, уровень сельской преступности, криминальная ситуация, тяжесть преступлений

DOI:

10.7256/2306-0417.2013.6.10530

Дата направления в редакцию:

18-12-2013


Дата рецензирования:

19-12-2013


Дата публикации:

1-12-2013


Abstract.

The article substantiates the topicality of the problem of studying crime in rural areas, which is defined, on one hand, by complicated character of criminal situation in villages, and topicality of problems of organizing countermeasures against crime and its prevention, and on the other hand, by the lack of studies of the criminological issues in the sphere of rural crime. The number of cases involving death or grievous harm to health of village people by criminal attacks is especially alarming to one studying rural crime.  The number of deaths of people due to crime in rural areas in Russia remains the same in last three years, and it is over two times larger than the same criterion for the city crime, and one and a half times larger for causing grievous harm to health of people. The authors of the article point out the complicated character of criminal situation in the villages. The tendency for the lesser registered crimes in the rural areas in 2009 to 2012 does not reflect the real situation, since it is artificially formed in last several years by lowering statistical data. In this article the authors analyze the situation and tendencies in rural crime. The methods employed include following from abstract to specific, systemic structural and comparative analysis, historic method, dynamic and statistical methods, as well as specific sociological methods for the evaluation of rural crime. The scientific novelty is due to establishing the fact that the level of rural crime is higher than city crime.  Additionally, the crimes in rural area become especially troublesome due to the scale and amount of deaths of village people and causing grievous harm to their health.  The number of deaths of people due to crime in rural areas in Russia remains the same in last three years, and it is over two times larger than the same criterion for the city crime, and one and a half times larger for causing grievous harm to health of people.

Keywords:

public danger in rural areas, city crime, rural crime, dynamics of rural crime, crime structure, specific features of rural crime, regional crime analysis, rural crime level, criminal situation, grave crime

В последние годы возникла серьезная проблема интерпретации статистических данных о преступности. Это связано с отсутствием социального обоснования повсеместного сокращения после 2006 г. числа регистрируемых в стране преступлений. Например, динамика заявлений, сообщений и иной информации о преступлениях демонстрирует иную тенденцию, а именно роста их количества. Анализируя соотношение численности регистрируемых преступлений и информации о них, авторы «Прогноза криминологической ситуации в России» констатируют разнонаправленность их тенденций в 2005 – 2010 гг.

Так, если в 2005 г. в стране было зарегистрировано 3,6 млн преступлений и 15,9 млн заявлений о них, то в 2010 г. зарегистрировано 2,6 млн преступлений и 23,9 млн. заявлений. Разность между этими показателями за указанное время возросла с 4,5 раза до 9,2 раза [5,с.25-26]. В то же время отказываться от анализа статистических данных о преступности нельзя.

Не дожидаясь момента наведения порядка в статистической отчетности о преступлениях, необходимо разработать методику внесения корректив в оценку состояния преступности по данным статистического учета преступлений.

Если тенденции действительно «замазываются» регулированием количества регистрируемых преступлений, то на соотношении различных частей преступности это сказывается значительно слабее. По всей видимости, перед «регулятором» статистических данных о преступности такой задачи не стоит. Поэтому погрешности, вносимые регулировкой, в относительно равной степени затрагивают части преступности. В следствие этого соотношения между ними меняются незначительно. Если появляется дополнительные стимулы регулирования, то их наличие выявляется по изменению соотношений между частями преступности.

Вышесказанное имеет прямое отношение к анализу сельской преступности. Поверхностный анализ статистических данных о преступности в сельской местности подталкивает к ошибочному выводу об относительно небольшой роли сельской преступности в формировании криминальной ситуации.

На самом деле эта ее роль не многим уступает роли преступности в городской местности (городах и населенных пунктах городского типа), а по ряду показателей превосходит ее.

В силу того, что у значительной части читателей нет под рукой статистических данных о преступности, анализ преступности в сельской местности начинается с рассмотрения общих данных о ней в сравнении с преступностью в городах, а затем исследуются ее региональные особенности. Особое внимание уделяется анализу уровней (коэффициентов) сельской преступности, рассчитываемых на 100 тыс. населения. Они принципиально в большей степени свидетельствуют об общественной опасности сельской преступности, чем абсолютные данные о ней и ее структуре.

Анализ данных об уровнях сельской преступности в разрезе отдельных составов преступлений и по регионам страны демонстрирует отсутствие принципиальных различий в степени общественной опасности между сельской и городской преступностью.

По данным уголовной статистики в сельской местности Российской Федерации, как и в целом по стране, в последние годы отмечается устойчивое сокращение числа зарегистрированных преступлений.

В 2012 г. в сельской местности было зарегистрировано 489 790 преступлений, что на 16 279 преступлений меньше (или -3,2%), чем в 2011 г. (506 069). В 2013 г. в сельской местности тенденция снижения числа зарегистрированных преступлений сохранилась, в результате чего за январь-сентябрь 2013 г. на селе было зарегистрировано на 5,1% преступлений меньше, чем в АППГ (355 048 преступлений против 374 288). Если в 2008 г. из 100 зарегистрированных в стране преступлений 20 совершались в сельской местности, то в настоящее время их насчитывается 22. Таким образом, в Российской Федерации сельская преступность по абсолютному количеству регистрируемых преступлений в 2012 г. составила пятую часть (21,8%) от общего числа всех учтенных в России преступлений. Это соотношение между городской и сельской преступностью достаточно устойчиво в последние годы ( табл. 1).

Таблица 1

Динамика количества зарегистрированных преступлений
в городах и сельской местности Российской Федерации
(2008–2012 гг.)
[1,с.100]

2008

2009

2010

2011

2012

Абсолютное значение

в Российской Федерации

3 209 862

2 994 820

2 628 799

2 404 807

2 302 168

в городах

2 533 114

2 288 831

2 019 091

1 833 290

1 754 484

в сельской местности

676 748

591 840

536 919

506 069

489 790

Ежегодныйприрост, %

в Российской Федерации

-6,7

-12,2

-8,5

-4,3

в городах

-7,4

-11,8

-9,2

-4,3

в сельской местности

-3,9

-9,3

-5,7

-3,2

Как видно из приведенной таблицы, в течение последних лет темпы снижения количественных показателей преступности в сельской местности ниже, чем в городах. Регулирование данных о динамике преступности не скрыло полностью факт определенного осложнения криминальной ситуации в сельской местности. Более низкие темпы снижения числа регистрируемых на селе преступлений в сравнении с городом свидетельствуют о том, что различия в степени выраженности, криминальных угроз, создаваемых городской и сельской преступностью, стали сглаживаться.

Регулирование количества показываемых в статистической отчетности преступлений, не затушевывает два важных для анализа сельской преступности факта.

Во-первых, в 31 субъекте Российской Федерации в 2012 г. наблюдается рост сельской преступности, а это более трети (38,3%) регионов, имеющих сельскую местность.

Во-вторых, сельская преступность концентрируется в ограниченном числе регионов.

Так, за 9 месяцев 2013 г. наибольшее количество преступлений в сельской местности было зарегистрировано в Республике Башкортостан, Краснодарском, Красноярском, Алтайском краях, Московской области и ряде иных субъектов Российской Федерации. На территории 10 регионов страны за указанный период была зарегистрирована треть преступлений (32,3%) от общего числа учтенных в стране по сельской местности (табл. 2). Этот факт уже сам по себе должен привлечь первостепенное внимание со стороны МВД России и Генеральной прокуратуры Российской Федерации к складывающейся там криминальной ситуации в сельской местности.

Таблица 2

Субъекты Российской Федерации, на территории которых по итогам 9 месяцев 2013 г. отмечается наибольшее число зарегистрированных преступлений, совершенных в сельской местности

9 мес. 2013 г.

9 мес. 2012 г.

Россия

355048

374288

в том числе

Краснодарский край

15833

16266

Московская обл.

15039

16788

Республика Башкортостан

13994

16518

Алтайский край

13785

13304

Красноярский край

10716

10763

Пермский край

9307

11235

Ростовская обл.

9288

9766

Иркутская обл.

9164

9387

Приморский край

8871

8267

Ставропольский край

8619

8681

Итого

114616

120975

Анализ статистических сведений о структуре сельской преступности показывает, что на нее определенное влияние оказал «внешний» фактор – изменение в конце 2011 г. уголовно-правовой оценки тяжести совершаемых преступлений. Реально ее общественная опасность не снизилась, а произошла лишь перегруппировка массива сельской преступности по степени тяжести регистрируемых преступлений в сторону увеличения доли относительно менее опасных из-за указанных изменений в уголовном законодательстве.

В 2012 г. в Российской Федерации в сельской местности было зарегистрировано 16 888 особо тяжких преступлений (в 2011 г. – 17 164 фактов), что составило 3,3% от числа всех преступлений, зафиксированных в сельской местности (в 2011 г. – 3,2%). В том же году в стране на селе было также зарегистрировано 92 561 тяжкое преступление, что составило 18,2% от числа всех учтенных «сельских» преступлений (в 2011 г. – 100 379 факта, или 18,9%). Кроме того, в 2012 г. в сельской местности было зафиксировано 169 905 преступлений средней тяжести, что составляет 33,5% (в 2011 г. – 203 605 эпизодов, или 38,3%) и 228 494 преступления небольшой тяжести, что составило почти половину от числа всех преступлений, зафиксированных в сельской местности (45,0%), против 210 270 (39,6%) в 2011 г. Таким образом, в истекшем году на фоне сокращения на 1,6% числа особо тяжких преступлений (в 2011 г. – на 11,5%), тяжких на 7,8% (в 2011 г. – на 10,5%) и средней тяжести на 16,6% (в 2011 г. – на -5,7%), отмечается рост количества преступлений небольшой тяжести на 8,7% (в 2011 г. – на 5,6%).

Значительное снижение числа зарегистрированных преступлений средней тяжести при одновременном росте числа зарегистрированных преступлений небольшой тяжести может быть объяснено изменениями, внесенными Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ (ред. от 30.12.2012) «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», которым для преступлений небольшой тяжести максимальный срок лишения свободы изменен с двух лет на три года, в связи с чем значительная доля преступлений из категории средней тяжести переместилась в категорию преступлений небольшой тяжести.

Таким образом, эти изменения в законодательстве оказали определенное влияние на структуру преступности, выразившееся в том, что доля преступлений средней тяжести снизилась на 4,8% (с 38,3% до 33,5%), а доля преступлений небольшой тяжести увеличилась на 5,4% (с 39,6% до 45,0%).

Данный анализ свидетельствует о том, что реального снижения общественной опасности преступности в сельской местности не произошло.

До введения в действие указанного выше Федерального закона структура преступности была практически стабильна, в связи с чем, например, отличия в структуре преступности 2011 и 2010 гг. были незначительными. Так, в 2010 г. доля особо тяжких преступлений составляла 3,4% против 3,2% в 2011 г.; доля тяжких преступлений – 19,7% против 18,9%; доля преступлений средней тяжести – 37,9% против 38,3% и доля преступлений небольшой тяжести – 39,0% против 39,6%.

Если сравнивать структуру преступлений по степени тяжести в сельской и городской местностях, то следует отметить, что в сельской местности только удельный вес преступлений небольшой тяжести (45,0%) больше значения этого показателя в городах и поселках городского типа (40,1%).

В сельской местности Российской Федерации, как и в целом по стране, сохраняется тенденция сокращения регистрации числа отдельных видов преступлений (табл. 3). Но высокие темпы снижения численности, прежде всего тяжких и особо тяжких преступлений лишь добавляют еще одно доказательство регулирования количества отражаемых в статистической отчетности преступлений в сельской местности. Нет в стране социальных причин снижения в двое разбоев и грабежей за столь короткий срок (с 2008 по 2012 гг.)

На селе резко снижаются показатели грабежей: в 2010 г. число зарегистрированных грабежей уменьшилось на 22,4%, в 2011 г. – на 13,7%, в 2012 г. – на 14,1%. Также резко снижаются показатели разбоев: в 2010 г. число зарегистрированных разбоев уменьшилось на 16,8%, в 2011 г. – на 18,8%, в 2012 г. – на 9,2%.

Таблица 3

Динамика отдельных видов зарегистрированных преступлений
(сельская местность, Российская Федерация, 2008 – 2012 гг.)

Преступления

2008

2009

2010

2011

2012

абс.

абс.

прирост, %

абс.

прирост, %

абс.

прирост, %

абс.

прирост, %

Все преступления

676 748

650 275

-3,9

570 206

-12,3

531 418

-6,8

507 848

-4,4

в том числе

тяжкие и особо тяжкие

150 120

150 336

+0,1

131 562

-12,5

117 543

-10,7

109 449

-6,9

убийства (с покушениями)

6 529

5 968

-8,6

5 209

-12,7

4 925

-5,5

4 589

-6,8

причинение тяжкого вреда здоровью

13 113

12 875

-1,8

11 811

-8,3

11 122

-5,8

10 724

-3,6

изнасилования (с покушениями)

2 021

1 837

-9,1

1 606

-12,6

1 469

-8,5

1 460

-0,6

кражи

292 825

260 602

-11,0

237 244

-9,0

229 382

-3,3

213 507

-6,9

грабежи

18 710

17 458

-6,7

3 549

-22,4

11 693

-13,7

10 046

-14,1

разбои

4 269

4 121

-3,5

3 429

-16,8

2 786

-18,8

2 529

-9,2

хулиганство

1 966

1 471

-25,2

1 025

-30,3

808

-21,2

702

-13,1

Если сопоставить приведенные показатели количества преступлений отдельных видов, зарегистрированных в сельской местности в 2008 и 2012 гг., то при общем сокращении всех учетных преступлений на 25,0% количество зарегистрированных тяжких и особо тяжких преступлений сократилось на 27,1%, убийств (с покушениями) – на 29,7%, причинения тяжкого вреда здоровью – на 18,2%, изнасилований (с покушениями) – на 27,8%, краж – на 27,1%, грабежей – на 40,8%, разбоев – на 40,8% и хулиганств – на 64,3%.

Как видно из таблицы 3, отмечаемое сокращение преступности в сельской местности произошло за счет краж, грабежей и разбоев, на долю которых от общего числа пришлась почти половина (46,9%) от общего числа сокращения.

В то же время в значительном числе субъектов Российской Федерации наблюдался рост отдельных видов преступлений в сельской местности. В частности, тяжкие и особо тяжкие преступления в сельской местности возросли в 39 субъектах Российской Федерации, убийства – в 31, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью – в 29, кражи – в 15, грабежи – в 16, разбои – в 25.

При всех особенностях динамики и структуры отдельных видов преступлений в сельской местности главным отличием сельской преступности от городской является то, что в сельской местности выше уровень (коэффициент) убийств и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (табл.4).

Таблица 4

Динамика уровня погибших и получивших тяжкий вред здоровью в результате преступлений (на 100 тыс.чел. населения)

погибших

2009

2010

2011

2012

всего

32,48

29,59

28,07

26,92

в сельской местности

49,08

44,77

43,91

44,38

в городах

25,50

23,54

21,62

20,52

соотношение уровней в сельской и городской местности

в 1,9 раза

в 1,9 раза

в 2,0 раза

в 2,2 раза

получивших

тяжкий вред

здоровью

всего

39,04

35,80

34,57

35,16

в сельской местности

48,96

45,05

43,94

45,96

в городах

34,44

31,87

30,67

30,97

соотношение уровней в сельской и городской местности

в 1,4 раза

в 1,4 раза

в 1,4 раза

в 1,5 раза

В 2012 г. уровень погибших от насильственной смерти на 100 тыс. жителей в сельской местности был в 2,2 раза выше, чем в городах, а лиц, которым был причинен тяжкий вред здоровью, – в 1,5 раза.

Наиболее объективно состояние преступности в сельской местности в сравнении с городской отражает сопоставление не абсолютного числа зарегистрированных преступлений, а ее уровней. Так, если в сельской местности совершается каждое пятое преступление, то при сопоставлении уровней преступности на 100 тыс. жителей в сельской и в городской местности выясняется, что они мало отличаются и имеют устойчивую тенденцию к сближению. Это свидетельствует о процессе выравнивания криминальной ситуации в городе и на селе. Так, если в 2009 г. в городах на 100 тыс. населения было зарегистрировано 2207,4 преступлений, а на селе – 1548,8 (разница 658,6), то в 2012 г. соответственно – 1659,2 и 1312,6 (разница 364,6), что почти в два раза меньше, чем в 2009 г.

В 2009 г. уровень сельской преступности был ниже городской почти на треть, а в 2012 г. – на пятую часть (-20,7%). Это уже не четырехкратное различие, наблюдаемое по абсолютному числу зарегистрированных преступлений.

Обращает на себя внимание то, что по итогам 2012 г. в 22 регионах страны уровень сельской преступности на 100 тыс. жителей превосходил аналогичный показатель городской преступности (Республика Карелия, Чеченская Республика, Красноярский и Хабаровский край, Архангельская, Астраханская, Брянская, Иркутская, Курская, Ленинградская, Магаданская, Омская, Псковская, Сахалинская, Смоленская, Тверская, Ульяновская, Челябинская, Ярославская области, Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский АО, Еврейская АО). Конкретные показатели по 10 регионам страны, где уровень сельской преступности на 100 тыс. жителей в наибольшей мере превосходил аналогичный показатель городской преступности, приведен в таблице 5.

Таблица 5

10 регионов страны, в которых показатель уровня

сельской преступности в наибольшей мере превосходил

показатель городской преступности по итогам 2012 г.

в расчете на 100 тыс. жителей

Местности

Соотношение

сельская

городская

Россия

1 361,0

1 696,9

0,8

1

Ярославская обл.

1 905,1

1 238,8

1,5

2

Еврейская авт. обл.

2 677,2

1 937,3

1,4

3

Ханты-Мансийский авт. округ

2 238,0

1 711,5

1,3

4

Астраханская обл.

2 321,5

1 904,7

1,2

5

Ямало-Ненецкий авт. округ

1 954,9

1 654,8

1,2

6

Ленинградская обл.

1 328,4

1 125,9

1,2

7

Ульяновская обл.

1 432,7

1 221,1

1,2

8

Смоленская обл.

1 874,3

1 679,1

1,1

9

Магаданская обл.

2 298,3

2 084,2

1,1

10

Республика Карелия

1 913,1

1 762,4

1,1

Диапазон региональных значений уровня сельской преступности в субъектах Российской Федерации в расчете на 100 тыс. жителей имеет существенный разброс от 2677,2 в Еврейской АО до 304,5 в Чеченской Республике. Самые высокие уровневые показатели сельской преступности, превышающие 2000 преступлений на 100 тыс. жителей, в 2012 г. наблюдались в 14 субъектах Российской Федерации, в пределах от 1000 до 2000 – в 45. В остальных 24 субъектах Российской Федерации он был меньше тысячи.

Показатели уровней сельской преступности в федеральных округах Российской Федерации по итогам 2012 г. в расчете на 100 тыс. жителей приведены в таблице 6.

Таблица 6

Показатели уровней сельской преступности в федеральных округах
Российской Федерации по итогам 2012 г. в расчете
на 100 тыс. жителей

2012

2011

Разница

(абсол.знач.)

Динамика

(%)

Россия

1 361,0

1 696,9

-335,9

-19,8

1

Сибирский ФО

1 934,6

1 967,5

-32,9

-1,7

2

Дальневосточный ФО

1 821,2

1 869,3

-48,1

-2,6

3

Уральский ФО

1 648,2

1 693,6

-45,4

-2,7

4

Северо-Западный ФО

1 611,5

1 709,6

-98,1

-5,7

5

Центральный ФО

1 302,0

1 404,4

-102,4

-10,2

6

Приволжский ФО

1 263,2

1 249,1

14,1

1,1

7

Южный ФО

1 050,8

1 118,8

-68

-6,1

8

Северо-Кавказский ФО

541,8

508,4

33,4

6,7

Анализ приведенных значений показателей свидетельствует о том, что в четырех федеральных округах (Сибирском, Дальневосточном, Уральском и Северо-Западном) они превышают аналогичное среднее значение по Российской Федерации, в двух (Центральном и Приволжском) – соответствуют ему, а в одном (Северо-Кавказском) – существенно уступают. В шести федеральных округах Российской Федерации (Центральном, Северо-Западном, Южном, Дальневосточном, Уральском, Сибирском) в 2012 г. в сравнении с 2011 г. отмечается сокращение значения уровня сельской преступности в расчете на 100 тыс. жителей, в то время как в Приволжском и Северо-Кавказском федеральных округах зафиксировано увеличение рассматриваемого показателя.

Как видно из таблицы 6, в 2012 г. наиболее высокий средний показатель сельской преступности в расчете на 100 тыс. жителей отмечался в Сибирском федеральном округе – 1934,6.

В пяти из 12 входящих в него субъектов Российской Федерации уровень сельской преступности превысил значение в 2 000 преступлений на 100 тыс. жителей (Иркутская область – 2 514,8; Республика Бурятия – 2399,9; Забайкальский край – 2398,8; Республика Алтай – 2190,2 и Красноярский край – 2106,5). В остальных 7 субъектах Российской Федерации этого округа он был в интервале от 1933,2 (Кемеровская область) до 1588,6 (Алтайский край) преступления на 100 тыс. жителей сельской местности, т.е. тоже на достаточно высоком уровне.

Таблица 7

Показатели уровней сельской преступности в субъектах

Российской Федерации Сибирского федерального округа
по итогам 2012 г. в расчете на 100 тыс. жителей

2012

2011

Сибирский ФО

1 934,6

1 967,5

1

Иркутская обл.

2 514,8

2 461,8

2

Республика Бурятия

2 399,9

2 484,9

3

Забайкальский край

2 391,8

2 231,3

4

Республика Алтай

2 190,2

2 205,4

5

Красноярский край

2 106,5

2 291,4

6

Кемеровская обл.

1 933,2

1 916,5

7

Республика Хакасия

1 853,4

1 826,1

8

Республика Тыва

1 835,8

1 763,9

9

Томская обл.

1 723,5

1 724,4

10

Новосибирская обл.

1 679,4

1 864,2

11

Омская обл.

1 624,4

1 667,3

12

Алтайский край

1 588,6

1 580,9

Вызывает также беспокойство то, что в половине субъектов Российской Федерации, входящих в Сибирский ФО (республики Тыва и Хакасия, Алтайский и Забайкальский края, Иркутская, Кемеровская области) в 2012 г. в сравнении с 2011 г. отмечается возрастание рассматриваемого показателя. Изложенное свидетельствует о том, что криминальная ситуация в сельской местности Сибирского федерального округа, заслуживает первостепенного внимания и требует разработки мер по противодействию преступности на селе.

Как видно из таблицы 8, стабильно высокие уровневые показатели преступности в сельской местности в расчете на 100 тыс. жителей по итогам 2012 г. отмечаются также в Дальневосточном федеральном округе (1821,2). Вызывает тревогу то обстоятельство, что почти в половине (в четырех из девяти) субъектов Российской Федерации, входящих в указанный федеральный округ, уровень сельской преступности превышал показатель 2000 преступлений расчете на 100 тыс. жителей, это Еврейская АО (2677,2 преступления на 100 тыс. жителей), Приморский край (2376,7), Магаданская (2298,3) и Сахалинская (2157,3) области.

Таблица 8

Показатели уровней сельской преступности в субъектах

Российской Федерации Дальневосточного федерального округа

по итогам 2012 г. в расчете на 100 тыс. жителей

2012

2011

Дальневосточный ФО

1 821,2

1 869,3

1

Еврейская авт. обл.

2 677,2

2 636,8

2

Приморский край

2 376,7

2 476,6

3

Магаданская обл.

2 298,3

2 117,4

4

Сахалинская обл.

2 157,3

1 987,3

5

Хабаровский край

1 999,1

2 044,4

6

Амурская обл.

1 983,8

2 078,8

7

Камчатский край

1 102,9

1 036,2

8

Чукотский авт. округ

929,9

836,8

9

Республика Саха (Якутия)

754,8

816,2

Значения уровня сельской преступности на 100 тыс. населения, отмечаемые в Хабаровском крае (1999,1) и Амурской области (1983,8), хотя и уступают приведенным выше показателям, тем не менее находятся на уровне, ближе к высокому.

В то же время следует отметить заметную поляризацию показателей уровня сельской преступности на 100 тыс. населения в Дальневосточном ФО. Так, в трех субъектах Российской Федерации, входящих в округ (Республика Саха (Якутия), Камчатский край и Чукотский АО) этот показатель оказался в два и более раза ниже показателя Еврейской АО и некоторых иных регионов. Уровни преступности сельской местности Чукотского АО и Республики Саха (Якутия) оказались даже в группе низких значений уровня сельской преступности (не превышающих 1000).

Вызывает беспокойство то, что в половине субъектов Российской Федерации, входящих в Дальневосточный ФО (Еврейская АО, Чукотский АО, Камчатский край, Магаданская и Сахалинская области), в 2012 г. в сравнении с 2011 г. отмечается возрастание рассматриваемого показателя.

Криминальная ситуация в сельской местности Дальневосточного федерального округа должна привлекать к себе постоянное внимание со стороны руководителей МВД, ГУВД, УВД соответствующих субъектов Российской Федерации, входящих в федеральный округ.

В Уральском федеральном округе в 2012 г. уровень сельской преступности составил 1648,2 преступления на 100 тыс. жителей.

Как видно из таблицы 9, в четырех из шести субъектов Российской Федерации, уровень сельской преступности превышает высокий показатель в 2000 (в Ханты-Мансийском АО и Челябинской области) или находится близко от него (в Курганской области и Ямало-Ненецком АО). Это свидетельствует о сложности криминальной ситуации на селе в указанных регионах округа.

Таблица 9

Показатели уровней сельской преступности в субъектах

Российской Федерации Уральского федерального округа

по итогам 2012 г. в расчете на 100 тыс. жителей

2012

2011

Уральский ФО

1 648,2

1 693,6

1

Ханты-Мансийский авт. округ

2 238,0

2 716,5

2

Челябинская обл.

2 028,7

1 963,6

3

Курганская обл.

1 978,6

1 953,8

4

Ямало-Ненецкий авт. округ

1 954,9

1 945,9

5

Тюменская обл.

1 477,2

1 537,6

6

Свердловская обл.

1 117,9

1 211,5

Значения уровня сельской преступности на 100 тыс. населения, отмечаемые в Тюменской и Свердловской областях, существенно уступают приведенным выше показателям. В результате этого уровень сельской преступности по округу оказался в пределах средних значений. С учетом сказанного следует признать, что на значительной части территории Уральского федерального округа сложилась тревожная криминальная ситуация в сельской местности.

Вызывает беспокойство то, что в половине субъектов Российской Федерации, входящих в Уральский ФО (Ямало-Ненецкий АО, Челябинская, Курганская области) в 2012 г. в сравнении с 2011 г. отмечается возрастание рассматриваемого показателя.

В Северо-Западном федеральном округе в 2012 г. средний уровень преступности в сельской местности на 100 тыс. жителей составил 1611,5 преступления.

Таблица 10

Показатели уровней сельской преступности в субъектах

Российской Федерации Северо-Западного федерального округа

по итогам 2012 г. в расчете на 100 тыс. жителей

(Санкт-Петербург не рассматривается в связи с отсутствием сельской местности)

2012

2011

Северо-Западный ФО

1 611,5

1 709,6

1

Новгородская обл.

2 007,4

1 780,6

2

Архангельская обл.

1 913,3

1 949,9

3

Республика Карелия

1 913,1

2 180,9

4

Республика Коми

1 870,6

1 734,7

5

Вологодская обл.

1 651,1

1 698,9

6

Псковская обл.

1 634,9

1 857,5

7

Калининградская обл.

1 452,6

1 454,0

8

Ленинградская обл.

1 328,4

1 628,4

9

Ненецкий авт. округ

1 150,4

962,6

10

Мурманская обл.

576,4

536,4

Средний уровень преступности в сельской местности Северо-Западного федерального округа незначительно уступает ее уровню в Уральском ФО. Но это вызвано меньшей поляризацией региональных уровней сельской преступности в Северо-Западном федеральном округе. Кроме высокого уровня в Новгородской области и низкого – в Мурманской области, во всех остальных субъектах Российской Федерации, входящих в округ, уровни сельской преступности находятся в пределах его средних значений. Это свидетельствует, что криминальная ситуация в сельской местности Северо-Западного федерального округа хотя и менее сложная, чем в Уральском федеральном округе, но оценивается все же как сложная. Только уровень сельской преступности в Мурманской области был низким.

Следует отметить, что в четырех субъектах Российской Федерации, входящих в Северо-Западный ФО, в 2012 г. в сравнении с 2011 г. отмечается возрастание рассматриваемого показателя: в Республике Коми (1870,6 против 1734,7), Ненецком АО (1150,4 против 962,6), Новгородской (2078,4 против 1780,6) и Мурманской (576,4 против 536,4) областях.

В Центральном федеральном округе в 2012 г. средний уровень преступности в сельской местности на 100 тыс. жителей составил 1 302,0 преступления (табл. 11).

В округе нет регионов с высоким уровнем преступности в сельской местности, но в трех из них он близок к высокому (Ярославская область – 1905,1; Тверская область – 1904,0 и Смоленская область – 1874,3).

В 10 регионах он находится в пределах средних его значений и в 4 регионах – ниже среднего.

Обращает на себя внимание, что низкие уровни преступности в сельской местности округа характерны для большинства субъектов Российской Федерации, входящих в Центрально-Черноземный экономический район (Белгородская область – 803,4; Воронежская область – 1101,4; Липецкая область – 1019,0 и Тамбовская область – 971,5). Исключение составляет Курская область с показателем в 1355,2. Это ее отличие требует анализа.

Это регионы с относительно развитым сельским хозяйством и где население имеет возможность получать высокие урожаи с приусадебных участков. Уровень жизни населения здесь выше. Очевидно, более высокая его материальная обеспеченность играет роль общепредупредительного антикриминогенного фактора.

Таблица 11

Показатели уровней сельской преступности в субъектах

Российской Федерации Центрального федерального округа

по итогам 2012 г. в расчете на 100 тыс. жителей

2012

2011

Центральный ФО

1 302,0

1 404,4

1

Ярославская обл.

1 905,1

1 934,6

2

Тверская обл.

1 904,0

2 107,5

3

Смоленская обл.

1 874,3

1 777,1

4

Брянская обл.

1 521,6

1 662,6

5

Московская обл.

1 511,6

1 705,4

6

Орловская обл.

1 479,4

1 438,0

7

Ивановская обл.

1 452,9

1 781,6

8

Владимирская обл.

1 393,8

1 562,1

9

Курская обл.

1 355,2

1 465,5

10

Калужская обл.

1 268,6

1 254,0

11

Костромская обл.

1 145,0

1 264,9

12

Воронежская обл.

1 101,4

1 104,8

13

Липецкая обл.

1 019,0

1 062,8

14

Тамбовская обл.

971,5

1 170,8

15

Тульская обл.

862,8

1 029,1

16

Рязанская обл.

823,1

862,4

17

Белгородская обл.

803,4

846,6

В большей части Центрального федерального округа наблюдается средний уровень сельской преступности.

Как видно из приведенной таблицы, в 2012 г. в четырнадцати из семнадцати субъектов Российской Федерации, входящих в Центральный федеральный округ, отмечается сокращение уровня сельской преступности на 100 тыс. жителей, причем в девяти регионах показатели сокращения (от -328,7 в Ивановской области до – в 110,3 Курской области) превосходят аналогичный среднеокружной показатель сокращения (-102,4).

Но не следует рассматривать это как реальное сокращение сельской преступности в Центральном федеральном округе.

В Приволжском федеральном округе в 2012 г. средний уровень преступности в сельской местности на 100 тыс. жителей составил 1263,2 преступления (таблица 12). Это один из двух федеральных округов, на территории которых отмечается увеличение рассматриваемого уровня сельской преступности.

Таблица 12

Показатели уровней сельской преступности в субъектах

Российской Федерации Приволжского федерального округа
по итогам 2012 г. в расчете на 100 тыс. жителей

2012

2011

Приволжский ФО

1 263,2

1 249,1

1

Пермский край

2 230,4

1 939,6

2

Самарская обл.

1 742,6

1 620,2

3

Удмуртская Республика

1 537,8

1 417,8

4

Ульяновская обл.

1 432,7

1 428,8

5

Республика Башкортостан

1 345,3

1 315,5

6

Кировская обл.

1 270,1

1 335,0

7

Республика Марий Эл

1 225,7

1 260,0

8

Нижегородская обл.

1 191,2

1 324,0

9

Саратовская обл.

1 044,9

1 154,0

10

Оренбургская обл.

994,9

1 046,4

11

Пензенская обл.

987,9

988,3

12

Чувашская Республика

943,5

964,8

13

Республика Татарстан

831,8

872,7

14

Республика Мордовия

759,2

697,5

По итогам 2012 г. рост рассматриваемого показателя отмечался в шести субъектах Приволжского федерального округа (республиках Башкортостан, Мордовия, Удмуртия, Пермский крае, Самарской и Ульяновской областях), и данное обстоятельство указывает на необходимость изучения этого явления. Оно может быть вызвано как объективной причиной – ухудшением криминальной ситуации в сельской местности, так и положительной субъективной причиной – повышением регистрационной и учетной дисциплины.

Наиболее низкие уровни сельской преступности характерны для трех республик округа (Чувашской Республики – 943,5; Республики Татарстан – 831,8 и Республики Мордовия – 759,2).

Особенности жизни сельского населения этих национальных республик, очевидно, сдерживают проявление преступности.

За исключением Пермского края, на остальной территории Приволжского федерального округа сельская преступность находится на среднем уровне. Даже формально низкие уровни сельской преступности в Оренбургской, Пензенской областях, Чувашской Республике и Республике Татарстан можно рассматривать как тяготеющие к среднему уровню.

В Южном федеральном округе в 2012 г. средний уровень преступности в сельской местности на 100 тыс. жителей составил 1050,8 преступления (табл. 13).

Таблица 13

Показатели уровней сельской преступности в субъектах

Российской Федерации Южного федерального округа

по итогам 2012 г. в расчете на 100 тыс. жителей

2012

2011

Южный ФО

1 050,8

1 118,8

1

Астраханская обл.

2 321,5

2 621,7

2

Волгоградская обл.

1 489,7

1 581,3

3

Республика Калмыкия

1 215,6

1 218,6

4

Ростовская обл.

911,1

968,1

5

Краснодарский край

854,8

890,7

6

Республика Адыгея

837,6

939,3

В Южном федеральном округе наблюдается средний уровень сельской преступности, так как в большинстве регионов он находится на среднем уровне или тяготеет к нему.

Обращает на себя внимание высокий уровень сельской преступности в Астраханской области. В рамках округа он является относительно высоким и в Волгоградской области (1489,7).

Существенные различия между уровнями преступности, с одной стороны, Астраханской и Волгоградской областей и, с другой стороны, Ростовской области и Краснодарского края требуют изучения.

В Северо-Кавказском федеральном округе в 2012 г. средний уровень преступности в сельской местности на 100 тыс. жителей составил 541,8 преступления (табл. 14). Это один из двух федеральных округов, на территории которых отмечается увеличение рассматриваемого показателя.

Таблица 14

Показатели уровней сельской преступности в субъектах Российской Федерации Северо-Кавказского федерального округа

по итогам 2012 г. в расчете на 100 тыс. жителей

2012

2011

Северо-Кавказский ФО

541,8

508,4

1

Ставропольский край

969,1

901,1

2

Республика Северная Осетия-Алания

710,2

654,8

3

Карачаево-Черкесская Республика

617,5

641,9

4

Кабардино-Балкарская Республика

591,3

597,1

5

Республика Ингушетия

358,8

381,9

6

Республика Дагестан

329,8

308,5

7

Чеченская Республика

304,5

236,7

Уровень сельской преступности в Северо-Кавказском федеральном округе является низким. Только в Ставропольском крае он близок к среднему значению этого показателя в 1000.

Как и по Приволжскому федеральному округу, в значительном количестве регионов Северо-Кавказского федерального округа произошел рост уровня сельской преступности.

Рост показателей уровня сельской преступности на 100 тыс. жителей зафиксирован в четырех регионах (в Ставропольском крае прирост значения рассматриваемого показателя составил 68,0; в Республике Северная Осетия – Алания – 55,4; Республике Дагестан – 21,3; Чеченской Республике – 67,8). Это явление заслуживает отдельного анализа в самих этих регионах.

Обращает на себя внимание факт близких по уровню показателей преступности в сельской местности в Ростовской области (911,1), Краснодарском крае (854,8) и Ставропольском крае (969,1), территориально примыкающих друг к другу. Близость социально-экономической характеристики этих регионов создает менее опасную криминальную ситуацию в сельской местности. Следует также отметить, что уровень сельской преступности в них близок к значениям этого показателя в примыкающем к ним регионе Центрального федерального округа, входившем ранее в Центрально-Черноземный экономический район (Белгородская область – 803,2).

Следует обратить внимание на одно обстоятельство, осложняющее противодействие преступности на селе. Оно скрыто регулированием количества отражаемых в статистической отчетности преступлений. Сокращение в ходе реформы органов внутренних дел штатной численности сотрудников полиции и укрепление муниципальных подразделений этих органов в наибольшей мере негативно отразилось на противодействии преступности в сельской местности. Проведенный в ноябре 2013 года опрос прокурорских работников прокуратур с небольшой штатной численностью (опрошены работники 61 прокуратуры (по одному из каждой) 32 субъектов Российской Федерации и 7 Федеральных округах ), в основном расположенных в сельской местности, показал, что две трети из них отметили осложнение противодействия преступности в связи с укрупнением подразделений ОВД и сокращением числа сотрудников полиции, непосредственно находящихся в сельских населенных пунктах. Только треть из них полагает, что существенных изменений не произошло. Опрошенные отметили, что снизилась оперативность реагирования на информацию о совершенных в сельской местности преступлениях, осложнилась работа по их раскрытию. В ряде сельских районов, по ответам прокурорских работников, количество преступлений после сокращения присутствия полиции в сельских населенных пунктах возросло на 10-15%.

Данные опроса работников органов прокуратуры подтверждают обоснованность вывода, сделанного в «Дорожной карте» МВД России, о негативных последствиях сокращения штатной численности полиции и укрепления подразделений органов внутренних дел в муниципальных образованиях.

Подводя итог анализу состояния преступности в сельской местности, следует отметить, что:

1. Официальные данные о состоянии преступности в сельской местности вызывают столь же обоснованные сомнения, как и уголовная статистика в целом по Российской Федерации. Обвальное сокращение таких опасных преступлений, как грабежи и разбои, что не вытекает из происходящих социальных изменений на селе, дает основание полагать, что причиной такого сокращения, как и иных преступлений в сельской местности, является нарушение учетно-регистрационной дисциплины со стороны работников органов внутренних дел.

2. Исследование свидетельствует о процессе относительного выравнивания криминальной ситуации в городе и на селе. По итогам 2012 г. в 22 регионах страны уровень сельской преступности на 100 тыс. жителей превзошел аналогичный показатель городской преступности. Это свидетельствует о том, что сельская преступность быстрее наращивает социальную опасность.

3. Особенности сельской преступности выражаются в повышенном уровне совершения тяжких и особо тяжких преступлений против личности, связанных с маргинализацией села и отсутствием действенных средств предупреждения бытовых конфликтов. После потери привычного статуса в общественном производстве некоторая часть сельских жителей стала проявлять негативные формы поведения, появились группы «люмпенов»[8,с.107-113], требующих профилактического воздействия. Кризис традиционных сельских ценностей способствовал возникновению в сельской среде ситуации, облегчающей адаптацию на селе лиц с антиобщественным поведением.

4. Наблюдаются существенные различия в сельской преступности между регионами, входящими в один и тот же федеральный округ. Намечается возможность разграничения регионов по уровню сельской преступности, обусловленному объективными признаками их социально-экономического состояния и социально-культурными особенностями населения их сельской местности.

5. Наибольшее количество преступлений в сельской местности по итогам 9 месяцев 2013 г. было зарегистрировано в Республике Башкортостан, Краснодарском, Красноярском, Алтайском краях, Московской области и ряде иных субъектов Российской Федерации. Треть преступлений в сельской местности (32,3%) от общего числа учтенных в Российской Федерации была зарегистрирована на территории 10 регионов страны, что требует первостепенного внимания МВД России и иных правоохранительных органов к укреплению правопорядка на территории их сельской местности. Требует также изучения феномен превышения в 22 регионах уровнем сельской преступности уровня городской преступности и рост в 2012 г. в ряде регионов страны уровня сельской преступности.

6. Мероприятия по реформированию МВД России, в результате которых численный состав сотрудников был сокращен на 20%, затронул в первую очередь, подразделения в сельской местности. В п. 3.2 «Дорожной карте дальнейшего реформирования органов внутренних дел Российской Федерации» отмечено: « В ходе первого этапа реформы была сокращена численность низовых подразделений полиции, осуществлено укрупнение органов внутренних дел муниципальных образований. Это негативно отразилось на обеспечении доступа граждан к правоохранительной помощи (затруднена процедура подачи заявлений в сельской местности, в поселках и малых городах, снижена быстрота реагирования на сообщение о преступлениях)» . Это обстоятельство негативно сказалось на реализации принципа неотвратимости наказания за совершенное преступление, в частности, на раскрываемости преступлений в сельской местности.

7. Предупреждение преступности в сельской местности определяется, прежде всего, развитием общих мер предупреждения преступности, ориентированных на повышение уровня и качества жизни, устранением причин повышенной маргинализации села. Эффективность противодействия сельской преступности в значительной мере зависит от развития правовой базы создания субъектов профилактики бытовой преступности в сельской местности, организационного и финансового обеспечения формирования системы таких органов. Низкий уровень профилактической работы на селе трансформировался в причину роста бытовых насильственных преступлений и преступности деклассированных лиц.

Ежегодно из мест лишения свободы освобождается около 350 тыс. осужденных, значительная часть которых выбирает в качестве постоянного места жительства сельскую местность [7, с. 3-11]. В условиях социально-экономического кризиса агропромышленного комплекса, демографических и культурологических проблем села, отсутствия системы постпенитенциарного сопровождения лиц, освобожденных из мест лишения свободы, сельская местность испытывает значительные социальные перегрузки, в конечном счете ведущие к эскалации преступности.

Библиография
1.
Антонов-Романовский Г.В., Коимшиди Г.Ф., Чирков Д.К. Особенности динамики преступности в сельской местности //Современные проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминалистики/Сборник материалов Международной научно-практической конференции 29 марта 2013 года. – Краснодар:КубГАУ, 2013.
2.
Антонян Ю.М. Преступность в сельской местности и ее профилактика М., 1980.
3.
Габиани А.А., Гачесиладзе Р.Г., Дидебуладзе М.И. Преступность в городах и сельской местности. Тбилиси. 1985.
4.
Герцензон С.Ф. Борьба с уголовной преступностью в деревне. М.: 1928
5.
Гирько С.И. Прогноз криминальной ситуации в России. М., 2011. С.25-26.
6.
Карпец И.И. Изучение преступности в городах и сельской местности / Под редакцией И.И. Карпеца. М, 1977. Кондратюк Л.В. Преступность в сельской местности и некоторые проблемы ее предупреждения//Проблемы преступности в городах и сельской местности и пути совершенствования предупредительной деятельности ОВД. М., 1986.
7.
Красковский Я.Э. Предупреждение рецидивной преступности в сельской местности: Автореф. ... канд. юрид. наук. Рязань, 2010.
8.
Лылова О.В. Экономическая адаптация селян к рыночным условиям // Социологич. исследования. 2003. №
9.
Мусеитов AT. Сельская преступность и ее предупреждение (по материалам Воронежской области). Дисс.. .канд. юрид. наук Воронеж. 1996.
10.
Рахматуллин P.P. Методика расследования краж имущества граждан в сельской местности: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 1995.
11.
Современные проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминалистики/Сборник материалов Международной научно-практической конференции 29 марта 2013 года. – Краснодар:КубГАУ, 2013.
12.
Сорокин А.Б. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений в сельской местности Дис... канд. юр. наук : 12.00.08.-Ростов-на-Дону, 2005.
13.
Тишков С. В. Криминологическая характеристика преступлений, совершаемых в сельской местности, и их предупреждение органами внутренних дел : По материалам Южного федерального округа России : Дис... канд. юр. наук : 12.00.08.-Москва, 2004.
References (transliterated)
1.
Antonov-Romanovskii G.V., Koimshidi G.F., Chirkov D.K. Osobennosti dinamiki prestupnosti v sel'skoi mestnosti //Sovremennye problemy ugolovnogo prava, ugolovnogo protsessa i kriminalistiki/Sbornik materialov Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii 29 marta 2013 goda. – Krasnodar:KubGAU, 2013.
2.
Antonyan Yu.M. Prestupnost' v sel'skoi mestnosti i ee profilaktika M., 1980.
3.
Gabiani A.A., Gachesiladze R.G., Didebuladze M.I. Prestupnost' v gorodakh i sel'skoi mestnosti. Tbilisi. 1985.
4.
Gertsenzon S.F. Bor'ba s ugolovnoi prestupnost'yu v derevne. M.: 1928
5.
Gir'ko S.I. Prognoz kriminal'noi situatsii v Rossii. M., 2011. S.25-26.
6.
Karpets I.I. Izuchenie prestupnosti v gorodakh i sel'skoi mestnosti / Pod redaktsiei I.I. Karpetsa. M, 1977. Kondratyuk L.V. Prestupnost' v sel'skoi mestnosti i nekotorye problemy ee preduprezhdeniya//Problemy prestupnosti v gorodakh i sel'skoi mestnosti i puti sovershenstvovaniya predupreditel'noi deyatel'nosti OVD. M., 1986.
7.
Kraskovskii Ya.E. Preduprezhdenie retsidivnoi prestupnosti v sel'skoi mestnosti: Avtoref. ... kand. yurid. nauk. Ryazan', 2010.
8.
Lylova O.V. Ekonomicheskaya adaptatsiya selyan k rynochnym usloviyam // Sotsiologich. issledovaniya. 2003. №
9.
Museitov AT. Sel'skaya prestupnost' i ee preduprezhdenie (po materialam Voronezhskoi oblasti). Diss.. .kand. yurid. nauk Voronezh. 1996.
10.
Rakhmatullin P.P. Metodika rassledovaniya krazh imushchestva grazhdan v sel'skoi mestnosti: Avtoref. dis. kand. yurid. nauk. M., 1995.
11.
Sovremennye problemy ugolovnogo prava, ugolovnogo protsessa i kriminalistiki/Sbornik materialov Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii 29 marta 2013 goda. – Krasnodar:KubGAU, 2013.
12.
Sorokin A.B. Kriminologicheskaya kharakteristika i preduprezhdenie prestuplenii v sel'skoi mestnosti Dis... kand. yur. nauk : 12.00.08.-Rostov-na-Donu, 2005.
13.
Tishkov S. V. Kriminologicheskaya kharakteristika prestuplenii, sovershaemykh v sel'skoi mestnosti, i ikh preduprezhdenie organami vnutrennikh del : Po materialam Yuzhnogo federal'nogo okruga Rossii : Dis... kand. yur. nauk : 12.00.08.-Moskva, 2004.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"