Статья 'Вхождение российской молодежи в общественно-правовую жизнь: роль правовой социализации' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Вхождение российской молодежи в общественно-правовую жизнь: роль правовой социализации

Гуляихин Вячеслав Николаевич

доктор философских наук

профессор, кафедра теории права и прав человека, Волгоградская академия Министерства внутренних дел Российской Федерации

400089, Россия, Волгоградская область, г. Волгоград, ул. Историческая, 130

Gulyaikhin Vyacheslav Nikolaevich

Doctor of Philosophy

Department of the Theory of Law and the Human Rights, Volgograd Academy of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation

400089, Russia, Volgogradskaya oblast', g. Volgograd, ul. Istoricheskaya, 130

gulyaich@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2305-9699.2013.11.9698

Дата направления статьи в редакцию:

18-10-2013


Дата публикации:

1-11-2013


Аннотация: Статья посвящена проблемам правовой социализации российской молодежи. Авторы выделяют ряд общественных противоречий, влияющих на психосоциальную эволюцию молодых людей как субъектов права. Правовая социализация характеризуется ими как сложный диалектический процесс обретения гражданами общественно-значимых личностных свойств, которые необходимы для выполнения правовых ролей. В статье сделан вывод о том, что имеющиеся общественные противоречия не позволяют создать эффективные механизмы управляемой социализации молодых российских граждан, которые вынуждены адаптироваться к социально-правовой системе, имеющей ряд существенных недостатков и фундаментальных противоречий. Их наличие затрудняет управление процессом правовой социализации и приводит к серьезной деформации правосознания у значительной части российской молодежи. Хотя молодежь является сложным социальным образованием, постоянно воспроизводящим и изменяющим правовую систему общества, институтами государственной власти ей уделяется слишком мало внимания. Управляемая правовая социализация могла бы способствовать выполнению трех специфических общественно-значимых функций молодежи – воспроизводящей, трансляционной и эвристической. Имеющиеся общественные антагонизмы не позволяют создать эффективные механизмы управляемой социализации и задать молодым гражданам четкие общественно-полезные ориентиры правовой деятельности.


Ключевые слова:

социализация, правосознание, правовая культура, российское общество, молодежь, образование, воспитание, общественные противоречия, социальная группа, правовая жизнь

Abstract: The article is devoted to the problems of legal socialization of the Russian youth.  The authors single out a number of social contradictions, which influence psychosocial evolution of young people as subjects of law. Legal socialization is characterized by them as a complicated dialectic process through which hte citizens gain socially valuable personal qualities, necessary for performance of legal roles. The article contains a conclusion that the existing social contraditions preclude the formation of efficient mechanisms for the manageable socialization of the young Russian citizens, who have to adapt to social and legal system, having a number of significant flaws and fundamental contradictions.  Their presence complicated management of the legal socialization process, and it lead to considerable deformation of legal conscience among a majority of the Russian young people. While the youth is a complicated social formation, and it constantly reproduces and changes the legal system in a society, the state government institutions pay too little attention to the youth.  The manageable legal socialization could have facilitated three specific socially important functions of the youth: reproduction, translation, and heuristic function.  The existing social antagonisms preclude formation of the efficient mechanisms for manageable socialization and provision of the clear socially useful guidelines for legal activities to the young people.



Keywords:

upbringing, education, youth, Russian society, legal culture, legal conscience, socialization, social contradictions, social group, legal life

Одним из важнейших аспектов межпоколенческих взаимоотношений является правовая социализация молодежи. Для молодого человека процесс правовой социализации означает приобретение необходимых для социальной адаптации правовых знаний, формирование иерархической системы аксиолантов нормального правосознания, овладение правовым мышлением и нормативными навыками социальной деятельности, соответствующим общественным ожиданиям и требованиям. В современном социуме данный процесс проходит прежде всего как овладение ценностями, нормами и культурными образцами, присущими правовому государству. На его пути стоит множество препятствий различного характера. Их круг весьма широк: от возрастных психосоциальных кризисов молодого человека до действий внешних социальных сил, направленных на его отчуждение от своих естественных прав и свобод. Пожалуй, следует согласиться с оценкой, данной этому процессу российским правоведом З.Н. Каландаришвили: «по своей сущностной характеристике правовая социализация представляет собой важный общественный двусторонний процесс, включающий, с одной стороны, усвоение личностью социально-правового опыта путем вхождения в социально-правовую среду и в систему социальных связей внутри общества, с другой стороны, процесс воспроизводства человеком социальных связей за счет его активной социоправовой деятельности, жизненной позиции и активного включения в правовую среду и правовую жизнь» [13, с. 116].

Можно выделить ряд социальных противоречий, оказывающих воздействие на процессы правовой социализации российской молодежи. Это противоречия между:

- необходимостью модернизации общественно-экономической системы с переводом ее на инновационные технологии и стагнацией хозяйственной жизни страны, не позволяющей в полной мере использовать креативный потенциал молодежи и отчуждающей ее от производительного труда;

- требованиями общественно-исторического прогресса модернизации политической системы российского общества и процессами ее реальной консервации, существенно ограничивающей доступ к власти представителей молодежи, обладающих государственным сознанием и лидерскими качествами;

- декларируемым политической элитой строительством правового социального государства и реальной социально-правовой незащищенностью российской молодежи;

- высшими и низшими слоями населения, когда характерной чертой российского общества выступает высокая степень социальной поляризации;

- либеральными ценностями (уважение частной собственности, прав и свобод другого человека, демократических ценностей) в общественном сознании и этатисткими идеями, абсолютизирующими роль государства в обществе, проводником которых выступает бюрократический аппарат государства;

- объективной необходимостью реформы профессионального образования и имеющимися возможностями (интеллектуальными и материальными) для ее проведения органами государственного управления;

- различными этническими социально-экономическими группами, конфликты между которыми стали основой межнациональных противоречий.

Кроме того, причиной качественных и количественных изменений, происходящих с российской молодежью как социально-демографической группы, выступают объективные общественно-исторические противоречия, которые также необходимо учитывать в процессе управления правовой социализацией с позиции национально-государственных интересов [6, с. 50]. Так, на социокультурную межпоколенческую правопреемственность оказывают воздействие две фундаментальные общественные силы: во-первых, историческая инерция, закрепленная в культурных кодах (архетипах) социального поведения; во-вторых, глобализация, представляющая собой внешнюю силу, основным требований которой является унификация и стандартизация юридических норм, необходимых для свободного движения капитала. Противоречия и взаимодействие этих сил определяет специфику правовой социализации в российском обществе, которая проходит в контексте выбора молодыми людьми своей социально-правовой роли. Этот выбор «генетически» связан с психосоциальным процессом их личностной самоидентификации, т.е. с оценкой собственного социального статуса и своей роли в сложившейся общественно-правовой системе.

Как и любая другая социальная группа, молодежь имеет свои особые черты. Это в первую очередь связано с наличием точек бифуркации в психосоциальном развитии молодого человека, его становлении во взрослой жизни и выборе той общественно-полезной роли, которую он сможет успешно выполнять. Как былинному витязю на распутье, ему приходиться выбирать свой жизненный путь. Над ним довлеет как прошлое (прежде всего, социальный статус семьи), так и жизненные планы и проекты на будущее (обычно связанные с выбором профессиональной деятельности), отражающие его экзистенциальные интересы и духовные потребности. При выборе им общественно-правовой роли может возникнуть «традиционная» для нашего общества проблема отцов и детей. Обычно это происходит в случаях, когда разные поколения обладают взаимоисключающими паттернами социального мышления, ценностно-смысловыми ориентирами и моделями правового поведения. В современной России это противоречие стало особенно острым, поскольку мировоззрение старшего поколения формировалось в контексте советской общественно-правовой реальности, которой были присущи коллективизм, нестяжательство, политический и правовой инфантилизм. Сознание нашего молодого поколения стало результатом бурного развития потребительского общества, детерминирующего соответствующую иерархическую систему аксиолантов (индивидуализм, прагматизм, стяжательство) и правовые паттерны (решение социальных проблем с помощью институтов права, отстаивание личных прав и свобод, уважение права частной собственности).

Кроме неопределенности своего общественного статуса, другой отличительной чертой российской молодежи является ее слабая социальная интеграция и, соответственно, слишком высокий уровень дифференциации, в основе которой лежат разнообразные экономические, географические, этнические, религиозные и культурные причины и факторы. Находясь в различных социальных стратах, авторитетные представители молодежи (агенты социализации) образуют порой взаимоисключающие модели поведения (политические, неформальные, когортные, криминальные, субкультурные и т.д.). Хотя молодые люди любого современного общества не отличается высокой степенью интеграции в силу своих возрастных психосоциальных особенностей, и не является саморазвивающейся системой как целостная социально-демографическая группа, тем не менее, по сравнению с другими социумами разобщенность молодого поколения российских граждан слишком велика. Здесь таится реальная угроза существованию российскому суперэтносу. Ведь еще основатель органической школы в социологии Г. Спенсер выявил одну из закономерностей процесса социальной дифференциации: низкий уровень организации общества в целом определяется слабой интеграцией его частей. Действительно, при слабой интеграции социальных групп и слоев их организация и, в целом, управление социумом происходит на низком качественном уровне, при котором возникает реальная угроза его распада.

Как общественная группа, российская молодежь не является чем-то единым в культурном и духовном смысле. Она остается еще своего рода «классом в себе», т.е. некой неорганизованной совокупностью молодых людей, которые не осознали своей общественной значимости и особых, объективно обусловленных, экзистенциальных интересов. В целом, молодые российские граждане не проявляют общественной активности, пассивны и не стремятся к созданию полноценных институтов гражданского общества, способных защитить их интересы. Тем не менее, российская молодежь включена во все основные процессы, протекающие в обществе. Можно выделить три ее специфические функции: воспроизводящую, трансляционную и эвристическую [19, с. 150]. Соответственно, при проведении правовой социализации необходимо учитывать ее основное общественное предназначение, выражающееся в выполнении этих функций.

Молодежь является сложным социальным образованием, постоянно воспроизводящим и изменяющим структуру общества. В современной России негативным фактором правовой социализации выступает дисбаланс отношений в социально-экономической сфере ее жизнедеятельности [1, с. 5]. Особенно это заметно в несоответствии между трудом и его вознаграждением, которое объективно связано с уровнем потребления и досуга молодых людей. Тяжелый физический или сложный интеллектуальный труд далеко не всегда получает соответствующее вознаграждение. И, наоборот, труд, не требующий значительных усилий и высокой квалификации, но «завязанный» на большие финансовые потоки может оцениваться весьма высоко. Несправедливо низкий уровень заработной платы у большинства молодых российских граждан отрицательно сказывается на выполнении ими воспроизводящей функции, которая должна выводить их на приоритетные роли в решении общественных задач по накоплению человеческого капитала, созданию инновационных технологий и рациональному использованию природных ресурсов. Но перед ней стоит важнейшая задача: «возобновлять бытие в изменившихся условиях жизни» [18, с. 143].

Низкий уровень социально-экономического статуса молодых людей приводит к тому, что у них либо не остается времени для досуга, либо он проводится стихийно. Досуг оказывает существенное влияние на процессы правовой социализации. Если он ориентирован на духовно-нравственные ценности, то требует определенных волевых усилий и интеллектуальных способностей людей [11, с. 116]. Такой досуг дает возможность каждому молодому человеку активно проявлять свои способности и таланты, т.е. тот духовно-нравственный и интеллектуальный потенциал, который составляет основу нормального правосознания.

С воспроизводящей деятельностью молодежи тесно связана ее трансляционная функция, которая является одним из основных источников исторической инерции. Перенимая и транслируя далее (следующей возрастной формации) социальный опыт старшего поколения, молодежь воспроизводит сложившуюся систему общественно-правовых отношений. Ведь память народа сохраняет именно те алгоритмы общественных действий, которые помогли ему найти адекватный ответ на исторические вызовы и выстоять перед лицом внешних и внутренних угроз. Эти алгоритмы «консервируются» в ментальных архетипах и передаются из поколения в поколения. Процесс трансляции общественно-правового опыта является составной частью общей социализации, в контексте которого молодые люди, получив необходимые правовые знания и ценностно-смысловые ориентиры, становятся их источниками (трансляторами) для следующего поколения. Об уровне правовой культуры молодежи можно судить по тому, насколько хорошо она вобрала в себя из национального и мирового культурного наследия те прогрессивные знания и ценности, которые необходимы ей для успешного выполнения избранных социальных ролей. Как молодой человек понимает моральные и правовые нормы, в какой степени он их учитывает в своей деятельности и активно защищает от посягательств – по всему этому можно судить об уровне его правовой социализации и, соответственно, «нормальности» правосознания [8, с. 61]. Здесь следует отметить, что в силу целого ряда причин и факторов значительная часть российской молодежи обладает низким уровнем правовой культуры.

Время требует вносить в процесс трансляции правового опыта соответствующие коррективы, необходимые для социального прогресса. Эти изменения могут составлять «ответ» социума на постоянно возникающие перед ним исторические вызовы и угрозы. Чтобы этот ответ был адекватным, необходимо использовать креативные и эвристические подходы к решению возникающих проблем. Молодежь несет в себе мощный инновационный потенциал. Как новое поколение, она является в значительной мере носителем новаторских идей и сторонником социального прогресса. Российской политической элите следует ее воспринимать как важный модернизационный фактор общественных изменений.

В силу имеющихся психосоциальных особенностей (ассоциативность и образность мышления, повышенные чувственность и восприятие, стремление к фантазии и раскованность ума, желание иметь достойный социальный статус и т.д.) большая часть молодежи является носителем значительного потенциала, необходимого для общественно-правовых реформ. Молодые люди могут легко аккумулировать социальную энергию, которая преобразуется в активную деятельность, направленную на изменение окружающей общественной жизни. Если такой энергии в избытке, то они становятся пассионариями, способными идти на большие жертвы (правда, часто ради иллюзорных целей). Когда в социуме уровень пассионарности ниже нормы, то появляется все больше людей, склонных к таким негативным социальным качествам как лень, паразитизм и предательство. По мнению И.М. Ильинского, молодежь – это «своего рода социальный аккумулятор и конденсатор тех трансформаций, которые всегда постепенно (день за днем, год за годом) и потому незаметно для общего взора происходят в глубинах общественной жизни, ускользая от внимания большинства. Это критические взгляды и настроения в отношении существующей действительности, новые идеи и та энергия, которые особенно нужны в момент коренных реформ. При этом молодежь одновременно и сила, способная активно созидать Новое, и «взрывоопасный», разрушительный материал. Все зависит от намерений самой молодежи и от того, как использует эту силу общество» [12]. Эвристическая функция молодежи делает ее активным носителем новых и новейших правовых знаний. Здесь следует отметить еще один фактор развития нашего общества: все больше молодых российских граждан получают образование за рубежом. Восприняв передовые идеи, они привносят их в экономику и общественно-правовую практику российской жизни, и благодаря этому постепенно ее изменяют [2, с. 5].

В современном российском обществе становятся все более доминирующими паттерны культуры успеха, направленные на достижения богатства и власти. Но при этом плохо работают социальные лифты, позволяющие энергичным, трудолюбивым и талантливым молодым людям, не обладающими «нужными» связями, подниматься вверх по общественной и карьерной лестнице. Из-за невозможности реализовать себя легитимными способами многие из них становятся на путь незаконного приспособления, когда для приобретения столь желанного богатства и власти начинают использовать запрещенные, но часто весьма эффективные средства их достижения. Ценности потребительского общества, культивируемые вне общечеловеческой морали, и классовые барьеры, мешающие законному получению престижных благ, способствуют развитию асоциального поведения молодежи. Скудные экономические ресурсы и отсутствие хорошего образования не дают им возможности достижения социального успеха с присущей ему атрибутикой [3, С. 16]. Поэтому в социально-правовой жизни происходит вытеснение одобряемых обществом методов достижения культивируемых целей более эффективными нелегитимными и аморальными средствами.

Последствия триумфа интеллекта над общечеловеческими моральными принципами приводят к масштабным проблемам в общественно-правовом развитии. Без нравственных ограничений и узости возможностей вертикальной мобильности разум может стать источником больших социальных проблем и бед. Следует согласиться с негативной оценкой Р. Мертоном противоречивости целей и средств общественного становления человека: «антисоциальное поведение приобретает значительные масштабы только тогда, когда система культурных ценностей превозносит, фактически превыше всего, определенные символы успеха, общие для населения в целом, в то время как социальная структура общества жестко ограничивает или полностью устраняет доступ к апробированным средствам овладения этими символами для большей части того же самого населения» [16, с. 307].

Важным этапом правовой социализации молодежи является фаза ее профессиональной подготовки и вступления в трудовую деятельность. Именно в этот период закладываются ценностно-смысловые ориентиры социально значимой деятельности, задающие вектор дальнейшего ее становления во взрослой жизни. Поэтому продолжает сохраняться большая роль воспитательного воздействия агентов социализации на эволюцию молодого человека как субъекта права.

В современной России фактически произошел отказ от целенаправленного и систематического правового воспитания через общественные и государственные институты. Из-за стихийного характера социализации возникли различные деформации правосознания у значительной части молодых российских граждан, которые не смогли получить систему ценностно-смысловых ориентиров, необходимую для общественно-полезной деятельности. В условиях неблагоприятной конкурентной среды, в которой практически отсутствует принцип равенства стартовых общественных возможностей, многие молодые люди пытаются компенсировать свои начальные аутсайдеровские позиции «инновационными» решениями, заключающимися в отказе от подчинения официально декларируемым моральным и правовым нормам. Но всем гражданам необходимо следовать этическим правилам в социальной деятельности, иначе общество все более будет деградировать, пока окончательно не придет в упадок [9]. Расцвету нигилизма в молодежной среде способствуют особенности негативных санкций за нарушение закона, которые имеют полуфеодальный характер. Их реальный принцип «законности» гласит: чем выше общественный статус нарушителя, чем мягче будет для него наказание.

Необходимо отметить, что в наше время особую социализирующую роль играет высшее учебное заведение, которое в процессе профессиональной подготовкой молодых людей задает им ценностно-смысловые ориентиры, имеющие большое значение для процесса их воспитания [7, с. 52]. Стремление получить диплом вуза стало общей характеристикой для социальных приоритетов большинства представителей российской молодежи [5, с. 50]. Это связано с тем, что по сравнению с другими социальными стратами люди, имеющие высшее образование, во-первых, получают в целом более высокие доходы; во-вторых, среди них наименьшее количество безработных. Часть российской молодежи, получившая полноценное высшее образование и сформировавшая соответствующую систему общественно-правовых ценностей, выбрала в качестве приоритетов аксиоланты прежде всего частной жизни и стремление к социальному успеху [17, с. 170]. На этой ценностной базе у нее формируются такие черты сознания как высокая активность и предприимчивость, нестандартное мышление и инновационное сознание, уважение прав и свобод Другого, стремление максимально использовать свои способности и таланты. Социологические исследования свидетельствуют о том, что появилась положительная тенденция в системе трудовой мотивации молодежи, особенно у высококвалифицированных работников. В связи с этим А.И. Кочеткова отмечает, что «для современных собственников и топ-менеджеров характерным становится переход от конвергенции к конкуренции на развивающемся рынке, стремление к созданию этических кодексов и реализации норм высокой корпоративной культуры организации, возрастание чувства ответственности, в т.ч. и за судьбы людей в организации» [15, с. 39].

Каждый вуз должен иметь программу воспитания и обучения, направленную на формирование у студентов системы профессиональных качеств, важным компонентом которой является этическая составляющая. Социолог Д.Л. Константиновский выделяет два типа российских вузов, исходя из дифференциации спроса населения на услуги высшего образования и соответствующей реакции учебного заведения на его потребности. В зависимости от того, на какую категорию граждан ориентирован вуз, формируется его программа воспитания и обучения. Характеризуя спрос населения на образовательные услуги, Д.Л. Константиновский пишет, что «одним нужно образование – то есть знания, профессия, которые позволяют получить работу, требующую высокой квалификации и дающую соответствующие блага. Другим нужен только диплом. Соответственно дифференцировано и предложение. Одни вузы дают образование, другие – дипломы» [14, с. 413]. Следует отметить, что учебные заведения, ориентирующие лишь на выдачу дипломов, занимаются квази-образованием молодежи и становятся, по сути, проводниками социальной дезадаптации. Получив лишь символ высшего образования – диплом, выпускники квази-вузов не способны осуществлять профессиональную деятельность. Чтобы получить работу и удержаться на ней (для которой у них не имеется соответствующих профессиональных компетенций), им нередко приходится нарушать как этические, так и юридические нормы. Поэтому такое «образование» является негативным фактором правовой социализации молодых российских граждан. Развитые страны уже давно решили подобные «детские болезни» образования [10, с. 63].

Проведя сравнительный анализ представлений российской молодежи о правах и свободах, социолог Ю.В. Березутский пришел выводу, что «декларируемые в прежней системе жизни и поддерживаемые ею коллективистские права и свободы в современном российском обществе практически не осознаются населением как приоритетные, перестали занимать ведущую роль в жизнедеятельности личности. Личные права и свободы граждан стали доминировать над социальными, политическими, экономическими, духовными и другими. Абсолютизация первых и игнорирование последних отражают длительное состояние аномии российского общества» [4, с. 127]. Такое соотношение правовых аксиолантов в общественном сознании молодежи связано с тем, что она не имеет должной социальной и правовой защиты своих первичных прав и свобод. Поэтому они являются для нее приоритетными. Право на участие в политической жизни, свобода собраний и объединений, возможность участия в отправлении правосудия становятся для значительной части российской молодежи второстепенными по степени важности. У большинства молодых людей отсутствует понимание того, что без развитой политической системы не создать правового государства, а без института частной собственности не будет гражданского общества.

Таким образом, несмотря на всю его значимость, сложный процесс правовой социализации молодых российских граждан имеет неуправляемый характер. Хотя молодежь является сложным социальным образованием, постоянно воспроизводящим и изменяющим правовую систему общества, тем не менее, институтами государственной власти уделяется ей слишком мало внимания. Управляемая правовая социализация могла бы способствовать более эффективному выполнению трех специфических общественно-значимых функций молодежи – воспроизводящей, трансляционной и эвристической. Имеющиеся общественные антагонизмы не позволяют создать результативные механизмы управляемой социализации и задать молодым гражданам четкие общественно-полезные ориентиры правовой деятельности. Российской молодежи приходиться адаптироваться к правовой системе, имеющей ряд существенных недостатков и фундаментальных противоречий. Их наличие приводит к серьезной деформации правосознания у значительной ее части.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.