по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Опасные воздействия на психические функции человека и проблемы их уголовно-правового регулирования
Кухарук Владимир Васильевич

кандидат юридических наук

Адвокат, Адвокатская палата Саратовской области

410031, Россия, Саратовская область, г. Саратов, ул. Московская, 59

Kukharuk Vladimir Vasil'evich

PhD in Law

'Saratov' branch of Tempbank

410031, Russia, Saratovskaya oblast', g. Saratov, ul. Moskovskaya, 59

kukharuk@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В статье предложена авторская классификация видов опасных для здоровья населения веществ гл. 25 УК по такому основанию как субъективное отношение лица к возможности отравления ими. На примере аналогов наркотиков показано, что совершенствования устоявшихся конструкций уголовно-правовых норм путем примитивного заимствования законодательных положений других государства иногда делает практическую реализацию изменяемых норм невозможной. Обоснована идея разработки более надежного уголовно-правового механизма обеспечения безопасности здоровья населения в сфере незаконного изготовления (конструирования) психоактивных веществ, которые по своему химическому составу формально не могут быть отнесены к закрытым перечням наркотиков («дизайнерские» наркотики); использования технологий придания веществам психоактивных свойств путем изменения структурного расположения атомов в молекуле; культивирования наркосодержащих растений на основе революционных достижений в области селекции; опасного воздействия на мозг (например, акустического) в целях достижения наркотического эффекта («цифровые наркотики»).

Ключевые слова: токсиканты, наркотические средства, психотропные вещества, наркотики, аналоги наркотиков, психоактивные вещества, наркогенный потенциал, «дизайнерские» наркотики, «цифровые» наркотики, айдозеры

DOI:

10.7256/2305-9699.2013.5.783

Дата направления в редакцию:

23-11-2019


Дата рецензирования:

23-11-2019


Дата публикации:

1-5-2013


Abstract.

The author provides his classification of the substances, which are dangerous for the health of the population under Ch. 25 of the Criminal Procedural Code of the Russian Federation, based upon the criterion of subjective attitude of a person to the possibility of poisoning with them.  Taking narcotic analogues, the author shows that the primitive adoption of foreign legislative norms for the improvement of the existing criminal legal construction at times makes their practical implementation impossible.  The author supports an idea of developing a more reliable criminal law mechanism in order to guarantee health security of the population in the sphere of unlawful production (construction) of psychoactive substances, which formally do not fall within the closed lists of narcotic substances, such as ("designer" drugs), use of technologies of changing the structural position of atoms within a molecule in order to provide substances with psychoactive qualities, cultivation of narcotic-containing plants based upon the revolutionary achievements in the sphere of agricultural selection; dangerous influence on a brain (such as acoustic influence) in order to achieve a narcotic effect ("digital drugs").

Keywords:

toxicants, narcotic substances, psychodelic substances, narcotics, analogue narcotics, psychoactive substances, narcogenic potential, designer drugs, digital drugs, I-Dosers

Введение

Охрана здоровья населения является одной из основных конституционных функций государства, реализуемых, в том числе, и путем установления уголовной ответственности за незаконные действия с веществами, обладающими опасными свойствами. И здесь важным является правильное определение свойств веществ, могущих представлять реальную опасность для здоровья населения, а также самих действий, в наибольшей степени способствующих их проявлению. В данной связи не подлежит сомнению, что выражением опасности веществ являются существенные нарушения жизненно важных функций, которые могут наступать при попадании их вовнутрь организма человека в результате умышленных или неосторожных действий. Подобного рода неблагоприятные изменения, обусловленные воздействием веществ, в медицине рассматриваются как отравления с самыми разнообразными формами своего проявления – сердечная недостаточность, нарушения работы органов дыхания или пищеварительной системы, изменения мозговой деятельности и т.д.

Виды веществ, незаконный оборот которых представляет опасность для здоровья населения, в качестве предметов преступлений включены в нормы статей гл.25 УК, сконструированных с учетом видовых особенностей веществ и подлежащих запрету совершаемых в отношении них действий. Например, незаконные действия с веществами неорганического происхождения по своему характеру существенно отличаются от действий с веществами, незаконность которых определяется фактом произрастания растений, в которых они содержатся.

Классификация опасных для здоровья населения веществ

В литературе, в зависимости от содержания излагаемого вопроса, опасные для здоровья населения вещества классифицируются по самым разным основаниям в частности, в зависимости от их физической природы, фармакологического влияния на организм и другим. В уголовном законе видовая дифференциация рассматриваемых веществ проведена, как представляется, по особенностям их воздействия (отравления) на психофизиологические функции человека. Причем, самым опасным его последствием является приобретение лицом болезненной зависимости от постоянного употребления исследуемых токсикантов, и как следствие утрата способности руководить своими действиями.

В своей универсальной терминологии подобное болезненное состояние в медицине диагностируется как «токсикомания», сущность патологии которой заключается в отравлении и влечении к отравлению, порождаемому «привычным злоупотреблением веществами, вызывающими кратковременное, субъективное положительное психическое состояние» [1].

Другими словами, несмотря на очевидную и осознаваемую возможность приобретения неизлечимой болезненной зависимости от отравления веществами, субъект желает их поступления в организм, поскольку связывает с этим, и это главное, получение комплекса положительных психических переживаний. Здесь последствия отравления как бы разделяются на первичные, которые проявляются после приема веществ, и не воспринимаемые как вредные, ввиду того, что лицо испытывает субъективное удовлетворение от употребления. И вторичные последствия, относящиеся к категории тяжких, которые отдалены во времени начала приема вещества, и поэтому при прекращении их приема могущие не наступить. Однако вследствие влияния первичных последствий отравления, вторичные последствия не осознаются как некая реальная опасность, требующая волевых усилий для ее недопущения, что, в конечном счете, и приводит к их наступлению.

С учетом изложенного, предлагаем опасные для здоровья населения виды веществ гл. 25 УК классифицировать по такому основанию, как субъективное отношение лица к возможности своего отравления ими. В этом случае указанные вещества можно разделить на 2 группы:

1) вещества, отравление которыми лицо желает не допустить;

2) вещества, которые лицо желает использовать для собственного периодического отравления.

Здесь следует оговориться, что независимо от вида опасных для здоровья населения веществ, меры уголовно-правового воздействия обращены, с одной стороны, на то, чтобы под страхом наказания обеспечить соблюдение установленных правил их оборота, не допустить их незаконного оборота и, как следствие, попадания в организм человека. С другой – побудить лицо отказаться от намерения совершать незаконные действия с веществами, прежде всего, непосредственно направленные на их потребление или обеспечивающие такую возможность.

Таким образом, к веществам 1 группы строго относятся только ядовитые вещества (ст. 234 УК).

Вещества 2 группы включают в себя:

– наркотические средства (ст. 228, 228.1, 228.2, 229, 229.1, 230, 232 УК);

– растения, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, либо их части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества (ст. 228, 228.1, 229, УК);

– растения, содержащие наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, и их части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры (ст. 228.2, 229.1, 231 УК);

– психотропные вещества (ст. 228, 228.1, 228.2, 229, 229.1, 230, 232 УК);

– аналоги наркотических средств или психотропных веществ (ст. 228, 228.1, 229.1, 230, 232 УК);

– сильнодействующие вещества (ст. 234 УК).

Касаясь прекурсоров, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых устанавливаются меры контроля в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (ст. 228.3, 228.4, 229.1 УК), следует заметить, что часть из них может относиться как к веществам 1 группы (например, «бензилцианид»), так и ко 2 группе (например, «эфедрин»).

Проблемы формально-правового подхода в криминализации незаконных действий с психоактивными веществами

Анализ норм статей гл.25 УК свидетельствует, что незаконный оборот веществ, способных при употреблении нарушать работу мозга, «вызывая галлюцинации или нарушения моторной функции, либо мышления, либо поведения», «вызывать состояние зависимости» [2], по степени общественной опасности оценивается на порядок выше незаконного оборота веществ, способных вызвать массовые, летальные отравления людей. Например, незаконные приобретение, хранение, перевозка без цели сбыта относящегося к оружию массового поражения ядовитого вещества (например, «синильная кислота») вообще не влекут никакой ответственности, несмотря на угрозу мгновенной гибели людей при неосторожном с ним обращении. С другой стороны, незаконное хранение в целях личного употребления наркотического средства «марихуана» может влечь до 10 лет лишения свободы. Причем, в ряде случаев уголовная ответственность за незаконные действия с подобными веществами установлена примерно в том же размере, что и за посягательство на жизнь человека.

Вообще проблема адекватности уголовно-правового регулирования в сфере незаконного оборота веществ с опасными свойствами, собственно, как и ряд иных проблем в исследуемой сфере, как представляется, продолжает оставаться недостаточно разработанной. Например, нет никаких нормативных или общепринятых научных положений о критериях формирования списков сильнодействующих веществ, а также их особенностях в сравнении с наркотическими средствами и психотропными веществами (далее – наркотики). И что принципиально нетерпимо, совершенно не ясен алгоритм расчета величины крупного размера всех указанных веществ, которая, как один из основных криминообразующих признаков, по меньшей мере, трижды подвергалась изменениям за период действия нового уголовного кодекса, соответственно, одни и те же деяния такое же число раз признавались как преступными, так и не являющимися таковыми.

Поэтому логично предположить, что недостаточная развитость исследовательской базы в сфере безопасности здоровья населения не только влияет на качество принимаемых законодательных решений, но и не позволяет обеспечить его охрану от будущих угроз, обусловленных достижениями в сфере естественных наук и, в частности, химической.

Проведенный анализ структуры незаконного оборота опасных для здоровья населения веществ свидетельствует о преобладании в ней веществ растительного происхождения, изготовленных путем кустарной или высокотехнологичной переработки природного сырья с использованием различных химических компонентов. Незначительную часть в объеме потребляемых веществ составляют вещества, которые произведены искусственным путем на основе различных технологий химического синтеза[3].

И хотя незаконный оборот веществ искусственного происхождения не определяет в целом проблему безопасности здоровья населения, криминологический прогноз его развития представляется весьма неблагоприятным. Прежде всего, это обусловлено высоким уровнем латентности подобного рода деяний, поскольку изготовление так называемых синтетических наркотиков (синтетиков) происходит с использованием веществ, в отличие от полусинтетиков, находящихся в легальном обороте. Во-вторых, современные достижения в области химического синтеза позволяют незаконно изготавливать, или как иногда говорят, конструировать, вещества, которые обладают психоактивными свойствами наркотиков (фактически), однако по химическому составу ими не являющиеся (формально). Это означает, что изготовление предназначенных к злоупотреблению веществ, которые не входят в закрытые списки наркотических средств или психотропных веществ («дизайнерские» наркотики), и последующее совершение с ними незаконных действий, исключает всякую уголовную ответственность.

Между тем, вещества, свойства которых аналогичны свойствам наркотиков, «психоактивное действие которых они воспроизводят», определены законом как их аналоги [4], и в отношении них установлена уголовная ответственность, соразмерная ответственности в отношении самих наркотиков. Однако, ни теорией уголовного права, ни решениями высших судебных инстанций, ни практикой правоохранительной деятельности до настоящего времени не разработаны рекомендации, по которым изъятое из незаконного оборота вещество надлежит идентифицировать в качестве аналога наркотиков.

В данной связи необходимо отметить, что установление уголовно-правового контроля над оборотом любых формально неопределенных веществ, обладающих свойствами, аналогичными свойствам наркотикам, является одной из важнейших, обусловленных естественным ходом развития науки, мер обеспечения здоровья населения. Но поскольку подобная новелла уголовного законодательства возникла не в результате разработки уголовно-правовой теории безопасности здоровья населения, а путем примитивного заимствования термина из одноименного закона США [5], практической реализации она получить не смогла. И потому, единственной возможностью уголовного преследования за незаконные действия с новыми видами синтезированных психоактивных веществ, в настоящее время остается их включение в список наркотиков.

Неразрешимость проблемы аналогов наркотиков является не единственной в плане идентификации иных опасных для здоровья населения веществ, формально относимых к самим наркотикам. Речь идет о том, что примечанием к Спискам наркотических средств и психотропных веществ, утвержденным постановлением Правительства РФ [6], закреплено, что к последним следует относить следующие вещества:

- изомеры, в том числе стереоизомеры (если таковые определенно не исключены), наркотических средств и психотропных веществ в тех случаях, когда существование таких изомеров, в том числе стереоизомеров, возможно в рамках данного химического обозначения;

- эфиры сложные и простые наркотических средств и психотропных веществ, перечисленных в списке;

- соли всех наркотических средств и психотропных веществ, перечисленных в списке, если существование таких солей возможно.

В данном случае проблема определения находящихся в незаконном обороте веществ в качестве изомеров (стереоизомеров), эфиров и солей наркотических средств и психотропных веществ, соответственно, и проблема придания им правового значения последних, принципиально не отличается от того, что излагалось в отношении аналогов наркотиков. То есть, предметом преступления ст.228 УК может являться вещество, которое по результатам химического исследования будет признано изомером (стереоизомером), эфиром, солью или аналогом конкретного наркотического средства или психотропного вещества.

Однако, отнесение к предмету преступления вещества, собственно не являющегося наркотиком, но в силу законодательно допустимой аналогии могущего быть им признанным, означает фактический отказ от формально-правового принципа привлечения к уголовной ответственности, что нуждается в убедительной теоретико-правовой аргументации. Например, если наркотик в силу произведенных с ним изменений утрачивает присущие последним психоактивные свойства и тем самым возможность его использования в целях злоупотребления, возникает вопрос о правовых основаниях уголовного преследования за незаконные действия с веществом, приравненным к наркотикам, но лишенного опасных свойств последних.

В частности, один из способов придания веществам требуемых свойств заключается в использовании технологии по изменению структурного расположения атомов в молекуле при сохранении химического состава. Причем иногда самая незначительная модификация в структуре способна привести к радикальному изменению свойств вещества. Так, путем изменения пространственной структуры атомов углерода (С) в угле получается алмаз, свойства которого совершенно иные, чем свойства его изомера.

Также вызывает сомнение, что после преобразования наркотика в соль образованный продукт будет обладать психоактивными свойствами, собственно, как и возможность восстановления исходных компонентов в результате обратных химических реакций. Последнее важно тем, что является одним из критериев отнесения препарата к наркотику [7].

К примеру, при взаимодействии металла натрия (Na), который по причине чрезвычайной окислительной способности в природе в естественном виде не представлен, и весьма токсичной соляной кислоты (HCl), образуется поваренная соль (NaCl), свойства которой существенно отличаются от свойств, использованных в ее образовании компонентов. К тому же, в настоящее время нет и технологий, позволяющих обратное преобразование конечного продукта в исходные вещества. В этой связи сложно понять, почему представленные выше объективные данные о закономерностях протекания химических реакций или физических преобразований к наркотикам никакого отношения иметь не могут.

Между тем, разработка проблем безопасности здоровья населения в отрыве от развития естественных наук и технологий, может привести к тому, что будут совершаться ранее не имевшие место общественно опасные деяния в отношении психоактивных веществ, которые останутся без соответствующей уголовно-правой оценки, несмотря, на, казалось бы, существующие для этого законодательные ресурсы. И практика правоохранительных органов свидетельствует о наличии подобных пробелов в уголовно-правовом обеспечении охраняемых общественных отношений, что требует более подробного их рассмотрения.

Современные технологии как негативный фактор в обеспечении безопасности здоровья населения

1. Переработка находящихся в свободном обороте лекарственных препаратов в целях извлечения входящего в их состав активного компонента, как правило, наркотика, или изготовление на его основе другого наркотика или иного незапрещенного вещества, обладающего психоактивным свойством [8].

Например, получила распространение технология кустарного изготовления в домашних условиях наркотического средства «дезоморфин», которое по своему наркогенному потенциалу сопоставимо с героином. Основу изготовления данного наркотика составляют реализуемые без рецепта таблетки «пиралгин» («пенталгин-Н»), которые в несколько этапов подвергаются различным физико-химическим изменениям с добавлением воды, пищевой соды, бензина, соляной кислоты, йода, чистящего средства «Белизна», соляной кислоты, серы со спичечного коробка, пепла от сигарет и таблеток «димедрол». В результате получают чрезвычайно опасный для здоровья населения наркотик, причем не столько по причине заключенных в нем психоактивных свойств, сколько в связи с его загрязненностью посторонними примесями, крайне разрушающе воздействующих на организм потребителя. Причем, в ряде случаев уже сам факт злоупотребления подобными веществами, как правило, наркозависимыми лицами, может привести к наступлению тяжких последствий.

Так, в Алтайском крае расследовалось несколько уголовных дел по факту сбыта неустановленными лицами ядовитого вещества, от внутривенного употребления которого скончалось 5 человек. В ходе предварительного следствия установить вид вещества не удалось [9].

В данной связи следует отметить, что имеющиеся у правоохранительных органов уголовно-правые возможности противодействия подобного рода общественно-опасным деяниям представляются явно недостаточными. Прежде всего, по причине отсутствия разработанных правил квалификации незаконных действий с легальными веществами, совершаемыми в целях изготовления наркотика. И здесь проблема видится в экспертных возможностях представления допустимых доказательств об однозначном получении наркотика, процесс изготовления которого носит вероятностный характер, и любое отклонение от требуемой технологии, виновное или невиновное, способно привести к изготовлению юридически нейтрального вещества. Также принципиальной является сама невозможность получения экспертного заключения о точном (до долей грамма) весе наркотика в целях последующей его уголовно-правовой оценки с точки зрения отнесения к крупному размеру. Поэтому, при отсутствии специальных методик, позволяющих успешно решать поставленные уголовные и уголовно-процессуальные вопросы, в правоохранительной практике пресечение противоправной деятельности осуществляется на стадии гарантированного изъятия наркотика, например, при его сбыте, означающее получение достоверного и бесспорного доказательства наличия предмета преступления.

2. Незаконное культивирование «марихуаны» на основе передовых технологий в области селекции, направленных на повышение содержания тетрагидроканнабинола (ТГК) в ее листьях.

Так, марихуана, выращенная методом гидропоники, по своему наркогенному потенциалу сопоставима с героином. Однако, в практике правоохранительной деятельности нередко исчисление крупного размера наркотического средства производится исходя из веса самого растения, а не из уровня содержания ТГК в его листьях. Поэтому, незаконное хранение марихуаны весом менее 6 грамм рассматривается как административное правонарушение, в то время как нелегальный розничный ее оборот осуществляется в пределах 1 грамма, то есть исходя из реальной способности воздействия на мозг при употреблении.

Несовершенство действующего уголовного закона в плане противодействия фактическим посягательствам на здоровье населения дает основания полагать, что обусловленные развитием науки принципиально новые угрозы охраняемым благам вообще останутся вне сферы законодательного влияния. В данной связи необходимо рассмотреть некоторые аспекты научных достижений, которые в перспективе могут оказать негативное влияние на безопасность здоровья населения, с точки зрения выработки соответствующего правого механизма по их нейтрализации.

1. Проблема изменения свойств вещества при повышении степени его чистоты.

Исследованиями давно подтверждено, что химико-физические свойства вещества напрямую зависят от содержания в нем примесей. В частности, железо со степенью чистоты 99,97% называется сверхчистым, и оно обладает качественно иными свойствами, например, коррозийной стойкостью, в сравнении с его аналогом, не относящимся к данной категории металлов.

В полной мере подобные изменения свойств характерны и для веществ органического происхождения. Например, по мнению ряда специалистов в области питания, белый сахар по степени своей опасности сопоставим с наркотиками, особенно в количествах, в которых его употребляют в наше время. В среднем, здоровая пищеварительная система может усвоить от 2 до 4 чайных ложек сахара в день без заметных проблем (в случае, если нет отклонений).

Белый рафинированный сахар не является пищевым продуктом. Это чистый химический элемент под названием сахароза, извлечённая из растительного сырья, и в действительности, она чище кокаина, с которым у нее много общего. Химическая формула сахара (сахарозы) – C12H22O11, кокаина – C17H21NO4. По сути, единственное отличие состоит в том, что в сахаре отсутствует «N», атом нитрогена.

Исследования показывают, что сахар в такой же степени формирует привыкание, как и любой наркотик. Подтверждением опасности сахара (сахарозы) является то, что при исключении его из рациона на несколько недель образуется зависимость и возникает абстинентный синдром [10].

Как следует из приведенного примера, вещество способно приобретать качественно иные, в том числе наркогенные, свойства даже при исключении в процессе его изготовления примесей, наличие которых характерно для традиционных технологий. Другими словами, приобретение веществом опасных свойств есть результат его изготовления по иным, прогрессивным технологиям. Следовательно, общественно опасным может признаваться не только незаконное изготовление веществ с опасными свойствами, но и использование технологий, способных привести к появлению подобных свойств у веществ, не являющихся контролируемыми.

Таким образом, собственно незаконный оборот не исчерпывает всю общественную опасность контролируемых веществ, и поэтому должна быть предусмотрена возможность распространения уголовно-правового запрета и на незаконное использование технологий, позволяющих придавать свободно обращаемым веществам при их изготовлении опасные свойства.

В развитие исследований безопасности здоровья населения в сфере незаконного оборота веществ с опасными свойствами, необходимо обратить внимание на такую сторону научных достижений, как использование различной природы явлений и процессов, способных создавать реальную угрозу охраняемому благу.

2. Проблема уголовной ответственности за опасные способы воздействия на мозг (например, акустического) в целях достижения наркотического эффекта («цифровые наркотики»).

Замечено, что звуки определенной частоты или так называемые бинауральные ритмы способны вызывать эффекты, схожие с наркотическим. Для обозначения подобных звуков применяют термин «айдозеры», от английского «idozers» или «idosers». Бинауральные ритмы представляют собой эмбиентные звуки, произведенные таким образом, что оказывают влияние на работу мозга [11].

Эмбиент (англ. ambient, букв. — окружающий), — означает стиль современной электронной музыки, основанный на использовании сэмплов живой природы, естественных шумов и «космических» звуков. Характерной чертой направления является почти полное отсутствие бита [12]. Для восприятия бинауральных ритмов необходимо пользоваться наушниками, чтобы в каждом ухе раздавались разные звуки. В результате их сложения в мозгу образовывается частота, соответствующая частотам мозговых волн. Причем, разные частоты мозговых волн соответствуют разным состояниям человека - таким как умиротворение, или, наоборот, встревоженность [13].

Предположительно, «цифровые наркотики» синхронизируют волны мозга человека со звуком и вследствие этого оказывают влияние на психическое состояние. Предполагается, что бинауральные ритмы оказывают на пользователей безвредный эффект, например, помогая ему развить экстрасенсорные возможности, или посредством этой возможности осуществляется своего рода терапевтическое воздействие, например - помощь в медитации, а также в релаксации. Также существует мнение, что такие ритмы содействуют избавлению от вредных привычек и даже помогают сбросить вес, или остановить поседение.

Однако основное предназначение бинауральных ритмов состоит в создании эффектов, аналогичных алкогольному или наркотическому, например, вызывать состояние, близкое эффекту от курения «марихуаны», или от употребления ЛСД, «крэка» и даже героина [14].

Как считают немногочисленные исследователи бинауральных ритмов, «айдозеры» способны оказывать сильное воздействие на моторные функции и настроение человека. Поэтому, учитывая возможности бинауральных ритмов производить эффект, сравнимый с действием обычных наркотиков, вызывать нарушения координации и даже галлюцинации, очевиден вывод, что они могут представлять опасность для здоровья.

Выводы

Подводя итог вышесказанному, считаем необходимым высказать следующее:

- действующие уголовно-правовые нормы не позволяют в полной мере обеспечить возможность адекватного противодействия угрозам безопасности здоровья населения, обусловленным развитием науки в сфере создания новых веществ с опасными свойствами;

- нормы уголовного закона нуждаются в дальнейшем совершенствовании в плане создания надежных правовых основ привлечения к ответственности за незаконное использование технологий и совершение любых действий, причиняющих вред здоровью населения в результате опасного воздействия на организм человека. То есть, общественно опасные деяния, посягающие на здоровье населения, должны включать в себя незаконный оборот веществ с опасными свойствами, незаконное использование технологий, и любое иное воздействие на организм человека, причиняющее вред его здоровью.

Библиография
1.
Большая Медицинская энциклопедия. В 30 томах. Т. 25 / Гл. ред. А.М. Прохоров. – М.: Советская энциклопедия, 1985. – С. 113–114. Автор главы-И.Н. Пятницкая.
2.
Конвенция ООН «О психотропных веществах» 1971 г. Пункт 4 статьи 2.
3.
По данным ГИАЦ МВД России, в 2005 г. на долю маковой соломы, героина, марихуаны и гашиша пришлось 88,7 % от всего объема изъятых наркотиков, в то время как доля ЛСД и других галлюциногенов составила 0,005%.
4.
Ст.1 Федерального закона от 08.01.1998 № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах»//Собрание законодательства РФ. 12.01.1998. № 2. Ст. 219.
5.
Акт Конгресса США от 1986 г. «О контроле над Аналогами веществ» // Проф. Джон А. Соломзес, проф. Вэлд Чебурсон, док. Георгий Соколовский. Наркотики и общество. М.: ООО «Иллойн», 1998. С. 188.
6.
Постановление Правительства РФ от 30.06.1998 № 681 «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации» // Российская газета. № 134. 17.07.1998.
7.
Конвенция ООН «О психотропных веществах» 1971 г. Пункт 2 статьи 3.
8.
Уголовное дело №109436. Архив Следственного управления при УВД по Кировскому району г. Саратова.
9.
Обзор практики расследования преступлений, предусмотренных ст.234 УК РФ // Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД России. №1 (139). М., 2009. – С.107.
10.
Рафинированный сахар – наркотик? URL: http://www.Macrobiotica.ru.
11.
Новая опасность: цифровые наркотики. URL: http:// webplanet.ru/.
12.
Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия. 2007. URL: http:// www.KM.ru.
13.
Детектор лжи для невиновных//Российская газета. № 49. 24.03.2009.
14.
Наркотики. URL: http:// www.Википедия.ru.
15.
В.В. Кухарук. Отсрочка отбывания наказания больным наркоманией и вопросы ее применения // Право и политика. – 2013. – № 5. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.05.7.
16.
В.В. Кухарук. Незаконный оборот психоактивных веществ и нетрадиционные способы воздействия на психические функции человека: проблемы уголовно-правового регулирования // Право и политика. – 2009. – № 10
17.
Л.И. Фусу. Эпидемиологические детерминанты развития депрессивного синдрома у лиц, злоупотребляющих наркотическими веществами // Психология и Психотехника. – 2013. – № 6. – С. 104-107. DOI: 10.7256/2070-8955.2013.6.6985.
18.
Рукасов А.В.. Об объекте исследования проблем борьбы с незаконным оборотом наркотиков в региональном аспекте // Административное и муниципальное право. – 2013. – № 7. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1999-2807.2013.7.9149.
19.
Чирков Д.К., Евланова О.А., Коимшиди Г.Ф.. Региональные особенности и различия преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков // Национальная безопасность / nota bene. – 2013. – № 6. – С. 104-107. DOI: 10.7256/2073-8560.2013.6.9679.
20.
Е. А. Попов. Криминологические и социальные особенности механизма противодействия наркотизации // Право и политика. – 2012. – № 6. – С. 104-107.
21.
Г. М. Горничар. Пробелы в статье 230 УК РФ: склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ // Право и политика. – 2011. – № 9. – С. 104-107.
22.
Я.С. Карпов. Компетенция Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков в сфере обеспечения соблюдения лицензионных требований и проверок юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. // Административное и муниципальное право. – 2011. – № 2. – С. 104-107.
23.
В. В. Савченко. Наркотизации молодежи российской провинции как угроза национальной безопасности страны. // Национальная безопасность / nota bene. – 2010. – № 11.
24.
А.А. Паненков. Проблемы борьбы с незаконным оборотом наркотиков в Чеченской Республике // Национальная безопасность / nota bene. – 2010. – № 3.
25.
Кривоносов А.Н.. Административно-правовое регулирование деятельности органов внутренних дел в сфере противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ // Административное и муниципальное право. – 2009. – № 12.
26.
Д.В. Бахарев, А.В. Жигалова. Проблемы и перспективы организации противодействия незаконному обороту наркотиков в заведениях досуга и отдыха молодежи (опыт межрегионального исследования) // Национальная безопасность / nota bene. – 2009. – № 5.
27.
Попов Е.А. Человек, общество и наркотические средства: социальный, общеправовой и криминологический аспекты отношения // NB: Вопросы права и политики. - 2012. - 1. - C. 35 - 68. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_48.html
28.
Кухарук В.В. Отсрочка отбывания наказания больным наркоманией: вопросы теории и реализации // NB: Вопросы права и политики. - 2013. - 1. - C. 148 - 165. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.1.366. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_366.html
29.
Кухарук В.В. Проблемы уголовно-правовой охраны здоровья населения: анализ, состояние, пути преодоления // Право и политика. - 2013. - 10. - C. 1279 - 1286. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.10.2482.
30.
Я.С. Карпов Аналоги и производные наркотических средств и психотропных веществ: актуальные проблемы определения, квалификации и контроля // Национальная безопасность / nota bene. - 2012. - 5. - C. 23 - 37.
References (transliterated)
1.
Bol'shaya Meditsinskaya entsiklopediya. V 30 tomakh. T. 25 / Gl. red. A.M. Prokhorov. – M.: Sovetskaya entsiklopediya, 1985. – S. 113–114. Avtor glavy-I.N. Pyatnitskaya.
2.
Konventsiya OON «O psikhotropnykh veshchestvakh» 1971 g. Punkt 4 stat'i 2.
3.
Po dannym GIATs MVD Rossii, v 2005 g. na dolyu makovoi solomy, geroina, marikhuany i gashisha prishlos' 88,7 % ot vsego ob''ema iz''yatykh narkotikov, v to vremya kak dolya LSD i drugikh gallyutsinogenov sostavila 0,005%.
4.
St.1 Federal'nogo zakona ot 08.01.1998 № 3-FZ «O narkoticheskikh sredstvakh i psikhotropnykh veshchestvakh»//Sobranie zakonodatel'stva RF. 12.01.1998. № 2. St. 219.
5.
Akt Kongressa SShA ot 1986 g. «O kontrole nad Analogami veshchestv» // Prof. Dzhon A. Solomzes, prof. Veld Cheburson, dok. Georgii Sokolovskii. Narkotiki i obshchestvo. M.: OOO «Illoin», 1998. S. 188.
6.
Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 30.06.1998 № 681 «Ob utverzhdenii perechnya narkoticheskikh sredstv, psikhotropnykh veshchestv i ikh prekursorov, podlezhashchikh kontrolyu v Rossiiskoi Federatsii» // Rossiiskaya gazeta. № 134. 17.07.1998.
7.
Konventsiya OON «O psikhotropnykh veshchestvakh» 1971 g. Punkt 2 stat'i 3.
8.
Ugolovnoe delo №109436. Arkhiv Sledstvennogo upravleniya pri UVD po Kirovskomu raionu g. Saratova.
9.
Obzor praktiki rassledovaniya prestuplenii, predusmotrennykh st.234 UK RF // Informatsionnyi byulleten' Sledstvennogo komiteta pri MVD Rossii. №1 (139). M., 2009. – S.107.
10.
Rafinirovannyi sakhar – narkotik? URL: http://www.Macrobiotica.ru.
11.
Novaya opasnost': tsifrovye narkotiki. URL: http:// webplanet.ru/.
12.
Bol'shaya entsiklopediya Kirilla i Mefodiya. 2007. URL: http:// www.KM.ru.
13.
Detektor lzhi dlya nevinovnykh//Rossiiskaya gazeta. № 49. 24.03.2009.
14.
Narkotiki. URL: http:// www.Vikipediya.ru.
15.
V.V. Kukharuk. Otsrochka otbyvaniya nakazaniya bol'nym narkomaniei i voprosy ee primeneniya // Pravo i politika. – 2013. – № 5. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.05.7.
16.
V.V. Kukharuk. Nezakonnyi oborot psikhoaktivnykh veshchestv i netraditsionnye sposoby vozdeistviya na psikhicheskie funktsii cheloveka: problemy ugolovno-pravovogo regulirovaniya // Pravo i politika. – 2009. – № 10
17.
L.I. Fusu. Epidemiologicheskie determinanty razvitiya depressivnogo sindroma u lits, zloupotreblyayushchikh narkoticheskimi veshchestvami // Psikhologiya i Psikhotekhnika. – 2013. – № 6. – S. 104-107. DOI: 10.7256/2070-8955.2013.6.6985.
18.
Rukasov A.V.. Ob ob''ekte issledovaniya problem bor'by s nezakonnym oborotom narkotikov v regional'nom aspekte // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. – 2013. – № 7. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1999-2807.2013.7.9149.
19.
Chirkov D.K., Evlanova O.A., Koimshidi G.F.. Regional'nye osobennosti i razlichiya prestuplenii v sfere nezakonnogo oborota narkotikov // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2013. – № 6. – S. 104-107. DOI: 10.7256/2073-8560.2013.6.9679.
20.
E. A. Popov. Kriminologicheskie i sotsial'nye osobennosti mekhanizma protivodeistviya narkotizatsii // Pravo i politika. – 2012. – № 6. – S. 104-107.
21.
G. M. Gornichar. Probely v stat'e 230 UK RF: sklonenie k potrebleniyu narkoticheskikh sredstv ili psikhotropnykh veshchestv // Pravo i politika. – 2011. – № 9. – S. 104-107.
22.
Ya.S. Karpov. Kompetentsiya Federal'noi sluzhby po kontrolyu za oborotom narkotikov v sfere obespecheniya soblyudeniya litsenzionnykh trebovanii i proverok yuridicheskikh lits i individual'nykh predprinimatelei. // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. – 2011. – № 2. – S. 104-107.
23.
V. V. Savchenko. Narkotizatsii molodezhi rossiiskoi provintsii kak ugroza natsional'noi bezopasnosti strany. // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2010. – № 11.
24.
A.A. Panenkov. Problemy bor'by s nezakonnym oborotom narkotikov v Chechenskoi Respublike // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2010. – № 3.
25.
Krivonosov A.N.. Administrativno-pravovoe regulirovanie deyatel'nosti organov vnutrennikh del v sfere protivodeistviya nezakonnomu oborotu narkoticheskikh sredstv i psikhotropnykh veshchestv // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. – 2009. – № 12.
26.
D.V. Bakharev, A.V. Zhigalova. Problemy i perspektivy organizatsii protivodeistviya nezakonnomu oborotu narkotikov v zavedeniyakh dosuga i otdykha molodezhi (opyt mezhregional'nogo issledovaniya) // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2009. – № 5.
27.
Popov E.A. Chelovek, obshchestvo i narkoticheskie sredstva: sotsial'nyi, obshchepravovoi i kriminologicheskii aspekty otnosheniya // NB: Voprosy prava i politiki. - 2012. - 1. - C. 35 - 68. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_48.html
28.
Kukharuk V.V. Otsrochka otbyvaniya nakazaniya bol'nym narkomaniei: voprosy teorii i realizatsii // NB: Voprosy prava i politiki. - 2013. - 1. - C. 148 - 165. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.1.366. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_366.html
29.
Kukharuk V.V. Problemy ugolovno-pravovoi okhrany zdorov'ya naseleniya: analiz, sostoyanie, puti preodoleniya // Pravo i politika. - 2013. - 10. - C. 1279 - 1286. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.10.2482.
30.
Ya.S. Karpov Analogi i proizvodnye narkoticheskikh sredstv i psikhotropnykh veshchestv: aktual'nye problemy opredeleniya, kvalifikatsii i kontrolya // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. - 2012. - 5. - C. 23 - 37.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"